Техники НЛП Реимпринтинг

0 3304

Теория импринтинга

Существует стандартная методика НЛП,  называемая  изменением личностной истории, в которой ресурс привносится в прошлое человека. Как правило, в ней используется  способность, которой человек в  детстве не обладал,  но развил уже будучи взрослым.

Однако в мы имеем обстоятельства, отличные  от тех, когда проблема   может  быть   решена   только   за  счет   изменения  собственных способностей, поскольку  вопрос заключается не столько в том,  какой  именно ресурс был  необходим  лично вам,  сколько  в  том, какой ресурс  требовался системе.  Нам  необходимо оздоровить  отношения,  а  не  только самих данных индивидов.

Импринт  —  это  не  просто  какое-то  травмирующее  событие  в  вашей  биографии. Это убеждение или формирующий личность опыт.

Он  не обязательно должен быть травматическим. Это то, что отражается в вашей личности. Процесс  реимпринтинга является результатом нашей совместной работы с Лири. Термин “imprint” восходит  к покойному Конраду  Лоренцу, который изучал утят с того момента, когда они вылуплялись из яйца. Он установил, что,  едва вылупившись  из  яйца,  утята  были  заняты  поиском  “образа  матери”.  Для определения  своей  матери  они  высматривали  всего  лишь  одну  конкретную субмодальность.  Единственное,  что должна  была  делать  их  мать,  —  это двигаться. Если появлялся двигающийся объект, они начинали повсюду следовать за ним.

Например,  когда  Лоренц прогуливался,  они за ним начинали  бегать. По прошествии одного  дня с небольшим импринт  матери у утят  завершался. После этого они уже полностью игнорировали даже  свою настоящую мать, если таковую им пытались вернуть,  и в  данном случае повсюду  следовали  за этим пожилым австрийцем.

Для  одного из утят таким импринтом был воздушный шарик, и когда  шарик  перемещали с  места на место, утенок  повсюду следовал за  ним.  Когда  этот утенок   вырос,   он  не  обращал  абсолютно  никакого  внимания   на  своих  соплеменниц,  и  все  его  ухаживания  и  стремление  образовать  пару  были направлены  на любой  круглый предмет.  Это  говорят о том, что когда утенок вырос, то импринт матери перешел также и на подругу.

Я считаю  —  и в этом мы  с  Лири единодушны, — что  это в  некоторой  степени  проявляется  и  у  людей. Если  в детстве  отец  наказывал девочку физически, то, повзрослев,  она  создаст  себе  один  любопытный  стереотип. Независимо  от ее  логического  понимания и от  того,  как  бы  ей  хотелось  поступать, у  нее часто будут складываться  отношения, в  которых  она будет подвергаться  грубому обращению,  поскольку  этот импринт  подобен архетипу, определяющему, какими должны быть отношения с мужчиной.

Если  в  детстве  девочка подвергалась  грубому  отношению  со  стороны матери,  то когда она вырастет,  вполне возможно, что  так или  иначе, будет грубо обращаться  со  своими собственными детьми, ненавидя  себя  за  это  и недоумевая,  почему  так  поступает.  Это означает, что  наш ранний  опыт не только  воздействует на наши чувства, но и создает  весьма глубинные ролевые модели отношений.

В  жизни  наступают  некоторые переходные периоды, когда вам необходимо будет прибегнуть к этой роли.  И нравится  она  вам  или нет,  но она  может оказаться единственной имеющейся у вас ролью.

Вы занимаете вторую позицию с этой ролевой моделью. Вы как бы начинаете исполнять чужую роль. Вся сила  этого процесса глубинного  ролевого  моделирования  впервые в полной мере  открылась  мне,  когда я работал  с  женщиной, страдавшей раком горла. Процесс  выздоровления у  нее  сопровождался тупиком,  и она  в конце концов заявила: “У меня такое чувство, как будто у меня отобрали горло.  Мое тело как будто совсем не мое”.

Поэтому  я предложил ей сконцентрировать внимание  на  этом  чувстве  и вернуться  в  своей  биографии назад.  Внезапно  ей  открылось очень  давнее воспоминание. Вот как она  описала его: “Я  еще совсем  маленькая девочка, а моя  мать  держит  меня и  трясет”.  Но  ее мимика  при  этом  была  мимикой агрессивной  мамаши, а  не беспомощного ребенка. Ее голос был полон ярости и  жестокости. И тогда я  подумал: “Она не возвращается  в состояние  маленькой девочки”. При таком  поведении она возвращалась в  состояние матери, которая трясет маленькую девочку.  Привнеся  ресурс только маленькой девочке, вы не сможете изменить  этот опыт.  Вся ее нервная система организована вокруг матери: она является самой матерью. Обычное  изменение личной истории  в данном  случае не поможет. Она вобрала в себя роль своей матери. Нравится вам или нет, но вы будете вбирать в себя  роли, которые  перенимаете у  тех, кто представляется вам  значимыми  личностями.

Психоаналитики называют это отождествлением с агрессором. Создавая модели мира, вы также строите  модели других  значимых  людей. Когда  вы  строите ролевую  модель,  то,  возможно,  ассоциируетесь  с  ней, особенно  если она оказывает влияние  на  вашу идентичность. После  чего это формирует вашу  собственную  жизнь. Будучи  еще ребенком,  вы отождествляете себя с  одной  ролью  в  системе  семьи.  Но  что  же  происходит, когда  вы  становитесь взрослым? Кто вы?  Как  сказала  мне  одна  женщина, с которой  мать жестоко обращалась  в детстве:  “Когда  я  была  маленькой  и  вспоминала  эти  случаи,  я  всегда отождествляла себя с ребенком: я боялась. Теперь же, когда я сама  взрослая, вспоминая  это, физически легче отождествляю себя со своей матерью. Я больше не могу быть ребенком.  Поэтому я  испытываю  ярость и негодование в  той же степени,  что  и  страх.  Сейчас я взрослая: я сейчас  мать, и я  же  сейчас ребенок.

Шаги  данного процесса

1. Нахождение тупика. Прежде всего мы находим выражение симптома в настоящем. Выясняем максимально точно:  где находится тупик (выражение симптома),  что  удерживаете  вас  от  осуществления  перемены  или  от продвижения вперед.

2. Создание ассоциированной линии времени

Мне нравится создавать физическую линию времени, поскольку это помогает организовывать элементы системы точно таким же образом, как помещение чувств  по их ключам доступа помогает их организовать и держать порознь. Часто в сознании все подобные происшествия, случившиеся в  различное время, складываются  в своего рода  голограмму.  И, разумеется, иногда это просто ошеломляет.   Гораздо легче обращаться  со всеми этими  вещами по  отдельности. Кроме того,  ограничивающее убеждение, выработавшееся прежде,  дает начало  другим убеждениям, а затем и еще другим… Таким образом, если мы можем вернуться к первому убеждению и сдвинуть его, все остальное  также приходит в движение и начинает перегруппировываться. Проделать  все  это  гораздо  легче,  чем  пытаться   работать  с  этим убеждением  в  настоящем.  Это  будет  напоминать  костяшки  домино,  каждая последующая выбивает предыдущую по мере того, как вы растете.

3. Трансдеривационный поиск

Итак, вы рассматривате тупик или выражение  симптома, ассоциируетесь  с  линией времени и разрешаете себе двигаться назад, оставляя случаи, связанные с тупиком,  там, где они произошли, пока вы не дойдете до самого первого  из них.  Все это не обязательно должно происходить  сознательно. Чтобы проделать это, вам  даже  не обязательно уметь визуализировать. Очень часто, следуя по линии времени, вы обнаруживаете, что в конкретном месте что-то произошло. Вы не уверены, что именно, но будете знать, что это нечто важное. Все прекрасно.  Просто отметьте это  место и  следуйте дальше.  Это  не всегда  должно  быть сознательным,  тем и хороша  физическая линия  времени. Часто вы будете знать физически, хотя и не осознанно.  Итак, вы возвращаетесь до тех  пор, пока не  приходите к самому раннему  событию. Возможно, это всего лишь  ощущение, что оно — самое первое. Как вы это узнаете, совсем не важно. Мы  не говорим об объективной  реальности.  Мы говорим о чем-то гораздо более  важном: о субъективной реальности, которая и определяет то, как вы поступаете.

4. Выяснение перспективы перед импринтом

Далее  нам нужно  оказаться  на  один  шаг  ранее того  момента,  когда произошел импринт. Иногда это бывает важно. Я  обнаружил, что  при  множестве фобий  у  людей  имеется “кинопленка” какого-то события, которая прокручивается снова и снова. У нее нет начала  и  конца. Поэтому вы говорите: “Отправляйтесь во  время, предшествующее  данному событию, когда вам  ничто не угрожало, а  затем найдите то время, когда  все уже было  позади и вам опять ничто не угрожало”. С обеих сторон —  и в прошлом, и в  относительном будущем  —  к  этому событию  примыкает  безопасное  пространство,  и  вам   известно,   что  оно заканчивается  и что у  него даже имеется начало, когда вы могли осуществить какие-то  изменения,  способные  его предотвратить. Я называю  это созданием сэндвича безопасности.

Например,  помните,  как мы отыскивали момент, предшествующий  импринту  Карлы? Она перешагнула  через  него,  и мы оказались  там, где еще ничего не произошло.  Таким  образом мы установили место, которое предшествовало  тому периоду времени, который ассоциировался с данным импринтом.

Данный  “сэндвич  безопасности”,  разумеется,  не всегда  позволит  нам разрешить проблему. Поскольку  нас  интересуют убеждения, сформированные событием,  я хочу, чтобы человек оставался  ассоциированным в импринте. Я  хочу, чтобы  человек  вербализовал убеждения или обобщения, которые были сформированы этим опытом.  На  этот  момент мы и не пытаемся  что-либо исправить. Мы просто стараемся обнаружить убеждения.

5. Диссоциирование человека с линией времени

Когда  мы  от  этого  диссоциируемся,  то  буквально сходим  с линии во внешнее  пространство  и оказываемся  вне  всего происходящего, наблюдая  со стороны: вот само событие; вот то, что было раньше; вот то, что было потом. Таким образом, я организую мета позицию.  Кроме того, я хочу  выяснить, какие   иные   убеждения  существуют  на  этой  позиции,  поскольку   данная  перспектива отличается от ассоциированной перспективы.  Изнутри данного  опыта убеждение могло быть:  “О,  я хорошая девочка, я  доставляю удовольствие”. Диссоциируясь, вы можете думать: “Это отвратительно и стыдно”. Убеждение   на   линии  времени   может  отличаться   от  убеждения   в диссоциированной позиции.  Я  не всегда  могу понять  все проблемное пространство  целиком, исходя лишь из убеждения, образовавшегося при одной перспективе: это целая  система убеждений. Вот  почему вам необходимо  иметь  определенное  число убеждений. Иногда убеждение здесь, в диссоциированной позиции,  может быть также весьма  ресурсосодержащим. Я могу  внезапно осознать, что  оперировал самыми лучшими ресурсами из имевшихся у меня на тот момент, при том ограниченном взгляде на мир.

6. Положительное намерение тупика

На данном этапе вам потребуется выявить положительное намерение данного тупика.

Помните, когда мы находились вне линии, я сказал: “Это “нечто” является частью вас и имеет положительное намерение”?  Из мета позиции я хочу найти положительную цель этого тупика: возможно, она заключалась в том, чтобы защитить меня,  или в том,  чтобы  не позволить мне забыть нечто важное.  То,  как  установить  пределы, являлось частью  вопроса об  убеждениях.

Каждому человеку во  взаимоотношениях  импринта требовались  его собственные ограничения.  Ребенок  должен  знать,  хорошо  ли  быть  изобретательным   и исследовать  внутренние ограничения.  Мать  должна  быть способна установить ограничения на поведение  людей, которые  ей дороги. Мужчина должен осознать свои собственные ограничения: каковы могут быть дозволенные границы игры?  Все  это  касается того, где располагаются  приемлемые ограничения; как человек устанавливает  критерии, по которым  определяет,  как  далеко  можно заходить в пределах конкретной системы, сохраняя при этом экологичностъ? Кроме того, заметьте, что, диссоциируясь и переходя на мета позицию, мы можем идентифицировать любую значимую  личность из присутствовавших в данном опыте и убедиться в том, что понимаем намерения любого из этих людей.

7. Необходимые ресурсы

Теперь  важно выяснить, каковы  ресурсы  и на  каком  уровне  различные  индивиды нуждались в них. Эти  уровни  важны, поскольку  иногда вы  спрашиваете:  “Что  вам  было нужно?”  — а в ответ  слышите: “Мне нужно было быть не  там, мне нужно было быть где-то еще”. Это ресурс внешнего окружения, и он, бесспорно, существенный. Но это не все,  что  вам  нужно.  Вам мог  потребоваться  поведенческий  ресурс, чтобы  завершить данное изменение в окружающей обстановке. “Какой поведенческий ресурс потребовался бы вам, чтобы быть в состоянии сделать что-то, что могло бы  позволить вам находиться где-либо еще? Что  бы вам потребовалось, чтобы очутиться в ином окружении?” Разумеется, для того чтобы  осуществить какой-либо  тип поведения,  вам необходимо  обладать внутренним знанием  и  более широкой  перспективой. Вам  требуются способности, которых, возможно, у вас нет или которых не было ни у ваших родителей,  ни у  кого  бы то ни  было из принимавших непосредственное  участие в событиях.

Иногда люди говорят, что им нужно было просто либо  спасаться бегством, либо  убить  того человека. Это, разумеется, всего  лишь какое-то поведение, которое  не всегда является наиболее приемлемым или  экологичным выбором для  всей системы в целом.

Когда  вы находитесь на уровне поведения,  очень  важно иметь несколько вариантов  выбора,  ряд возможностей,  поскольку  это позволит  вам  сделать  адекватный выбор.  Таким образом, способность увеличивать возможность выбора  является в значительной мере более определяющей, чем какие-либо особые линии поведения.   Я  могу  сказать:  “Моей  матери  нужно  было  что-либо  сказать  этому человеку”. “Сказать что-либо” являться определенным типом  поведения.  Но  что  же является  способностью, которая необходима  для  того, чтобы знать, что сказать?  Мне здесь потребуется некоторая способность к общению. Мне здесь могут понадобиться хорошие идеи из арсенала НЛП.     “Было бы здорово, если бы моя мать владела стратегиями НЛП”.  Для того чтобы  противостоять сложившейся ситуации  и  говорить то, что необходимо, мне  может потребоваться ресурс  на уровне убеждения или даже на уровне идентичности.  И опять же, на этом этапе мы обнаруживаем, какие ресурсы необходимы. Не  исключено, что вам могут потребоваться  ресурсы на  всех  уровнях. Не думаю, что при  любых  обстоятельствах  вам  придется  подниматься на  все  уровни. Полагаю, достаточно очевидно,  что  импринт Карлы относится к очень значимой ситуации, более значимой, чем можно обнаружить в жизни многих других  людей. Но независимо от содержания,  ей  пришлось столкнуться  с теми  вопросами, с которыми в жизни каждому однажды приходится иметь дело — не прячась от себя и от действительности.   Если кто-то говорит:  “Мне просто нужно  было знать то-то и то-то”  или  “Моей матери следовало  бы  знать то-то  и  то-то”  — то  это,  разумеется, способность. В ряде случаев нужна только такая новая способность.  Иногда  у некоторых людей  уже есть  ресурсы убеждений и  знание  самих  себя,  но нет информации. Иногда люди обладают  информацией,  но  стараются  ее  отрицать,  поскольку  у   них  нет уверенности в себе. Поэтому важно, отыскивая  необходимый ресурс, задать вопрос: “На  каком уровне или уровнях необходим данный ресурс?” И найти  требуемые ресурсы  для каждой позиции восприятия.

Способность занимать  множество  различных позиций восприятия важна  не  только в психотерапии, но и в совершенно иных областях. Если вы возглавляете какую-либо фирму и совсем не знаете, что чувствуют, думают или во  что верят ваши сотрудники,  то не сможете хорошо ими  руководить,  поскольку не имеете никакого представления о том, каково быть на их месте.  После того как мы выявили требуемый ресурс и узнали, на каком уровне он находится, нужно будет добраться до этого ресурса в данном человеке, в нашем подопечном. Не  важно, что  мать им никогда не обладала, не важно,  что ребенок  не обладал им в то время. Важно то, что данный ресурс существует, и в настоящем наш подопечный имеет к нему доступ  и  может его ощутить. Даже если он был в вашей  жизни всего одно мгновение, вы можете ухватить его, и если совместите с  импринтом, он начнет  оказывать  все большее  и большее  влияние;  будет расти, как горчичное зерно. Основной момент  здесь заключается  в том, чтобы не дурачить участников событий в отношении того, что же в действительности произошло. Они  всегда могут помнить о том, что было в действительности. Но вместо того,  чтобы  эти воспоминания оставались в виде шрама и  каждый  раз  вновь повергали  вас в состояние растерянности  и  утраты надежд, вы привносите  в память  решение.  Таким  образом, вы будете помнить  не  только  о том,  что произошло  в  действительности,  но и  о принятом решении.  И данное решение является подлинным. Что  касается  личностной  истории,  то важно  помнить,  что  вы  — не содержание опытов прошлого. Вы сами являетесь своими ресурса

8. Перенос ресурса

И  коль скоро мы  якорим данный необходимый ресурс  в  том  месте линии времени,  где человек может по-настоящему  и  во  всей  полноте  этот ресурс испытать,  желательно привнести его в импринт и наблюдать за  его изменением из  ресурсной точки  на  линии  времени.  Один из методов,  которым  я часто пользуюсь  для  того,  чтобы осуществлять  такого  рода  передачу  ресурсов, заключается в том, чтобы человек  вообразил себе данный ресурс в виде света, имеющего конкретный  цвет и качество,  а затем представил себе, что передает этот  свет  назад  сквозь  время,  когда это нужно тому  человеку  в  данной системе.

Одна из причин  того, что это  проделывается на  расстоянии,  состоит в том, что если возникает какая-либо проблема,  мы всегда  можем  добавить еще один  ресурс,  прежде  чем  субъект  успеет вновь  ассоциироваться  в данный импринт. Мы опробуем эти ресурсы,  пока  человек еще диссоциирован с импринтом и на своей линии времени. Мы  наблюдаем  за тем, как  будут  меняться  взаимоотношения  в  данной системе. Желательно прежде всего взглянуть  на них со стороны. Коль скоро мы это проделали, я буду знать,  что новые ресурсы одновременно и эффективны, и экологичны.

9. Ассоциирование в функциональное взаимоотношение

После  этого  человеку   требуется  во  всей  полноте  испытать  данное  изменение  из  ассоциированной  позиции.  Вот  почему  вы  берете  ресурс  и предлагаете человеку встать на место значимых других людей и определить, как это будет выглядеть с их позиции восприятия.

Передача ресурса Основной вопрос здесь  состоит в следующем:  “Что требуется для достижения критической  массы, которая изменит систему?” Мы  могли бы  возвращаться  назад неоднократно,  передавая  еще  больше ресурсов ребенку  и  другим взрослым, повторяя все это вновь и вновь до  тех

пор,  пока не  разобрались  бы  с  каждым.  После  чего каждый член  системы становится  частью решения.   Часто  бывает  полезно  передать  ресурс нападающему по  двум причинам:

во-первых, если этот ребенок знает, какой ресурс необходим этому человеку, то сможет  принять   меры   к  тому,  чтобы  в  будущем  подобная  ситуация  не повторилась,  поскольку  уже  сможет  отличить  того,   кто  обладает   всем необходимым, чтобы поступать правильно, от того, кто этим не обладает.  Если же ребенок пойдет по жизни, уверенный, что все люди скверные, она никогда не  поймет, каковы  различия  между человеком, у которого  есть  ресурсы,  и человеком, у которого их нет. Если я  могу привносить  данный  ресурс, видеть,  слышать и чувствовать его, то могу и ощущать, есть ли он в ком-то, когда я нахожусь поблизости.

Вторая причина  в том, что если в ком-то его нет,  то его можно вызвать или привнести такому человеку, чтобы  он мог измениться. Но до тех пор, пока некто не научится делать различия, он всегда будет жертвой случая.

10. Возвращение в настоящее

Потом  мы возвращаемся в  импринт  и хотим  увидеть, каким образом этот ресурс  изменяет или влияет на каждую связанную с  ним последующую ситуацию. Таким  образом,  наш подопечный  должен  пройти  по  своей  линии времени  в направлении настоящего, чтобы мы увидели, поддерживают ли этот более поздний опыт знание, полученное из  новых источников наподобие “эффекта домино”. После того,  как осуществились такие  большие изменения,можно  утомиться, и именно поэтому  следует  предоставить вещам  возможность измениться.  Поэтому  иногда   неплохо   остановиться  и  передохнуть  перед следующим этапом.  Важным в реимпринтинге  является то, что его цель — нахождение ролевой модели, импринта, личного “архетипа”. Затем следуют  подстройка  и ведение этой  ролевой  модели  вместо  попыток от нее избавиться, отрицать или бороться с ней. Признайте ее и ведите.

Нет комментариев