Статьи Спасение из “черной дыры” осуждения

Введение

“There is nothing either good or bad, but thinking makes it so.”

— В. Шекспир (“Гамлет”)

В английском языке у слова “judgement” (суждение) есть два основных значения. Одно значение — рассудительность, способность воспринимать ситуацию, собирать информацию, оценивать ее и делать заключение или принимать решение, как в выражении “She has good judgement” (Она рассуждает здраво.). Но это не то значение, которое я хотел бы обсуждать в этой статье. Значение, которое я хочу исследовать, это суждения того сорта, которые выносит судья, решая, прав подсудимый или не прав, виновен он или невиновен, добро он сделал или зло.

Осуждение является ключевым понятием большей части религий, а также различных кодексов чести и моральных норм, выступая в качестве средства разъяснения групповых ценностей, а также их поддержания и усиления. С другой стороны, Христос и многие другие учителя и праведники защищали acceptance и любовь как альтернативу осуждению.

“Перестаньте судить, чтобы не быть судимыми, ибо каким судом судите, таким будут судить и вас, и какой мерой мерите, такой отмерят и вам”.

(От Матфея, 7:1)

“Кроме того, перестаньте судить — и никогда не будете судимы; перестаньте осуждать — и никогда не будете осуждены. Отпускайте — и будете отпущены”.

(От Луки, 6:37)

Люди стремятся к любви и состраданию, к тому, чтобы их не осуждали — Бог, другие люди либо сами себя, а принимали такими, какие они есть, потому что такое отношение лечит печаль конфликтов и непонимания.

Мой отец научился осуждению у своего проповедника, а я научился у отца. Когда же осуждение стало угрозой для моих отношений с женой, лишь тогда я начал внимательно к нему присматриваться, чтобы понять, как оно влияет на мою жизнь. Я не знаю ни одного человека, который никогда не осуждал бы, исключением, вероятно, может служить только Далай Лама. Большинство же из нас выносит сотни приговоров в день. Мы осуждаем самих себя, наших близких, друзей наших детей, политиков, протестующих, преступников и людей с другими ценностями, ведущими другой образ жизни, и т.п. Одни из этих довольно осторожных суждений могут быть вполне безобидными, например: “Этот фильм ужасен!” — в то время как другие способны наделать массу неприятностей. Знание механизма воздействия осуждения на человека поможет научиться преобразовывать его в тех случаях, когда осуждение вызывает проблемы.

Что это значит — быть предметом осуждения? Многие говорят о том, что при этом они чувствуют себя “проигравшими”, плохими, физически ограниченными и униженными, как будто на них нападают. Осуждение часто приводит к возникновению “туннельного видения”, при котором как восприятие, так и диапазон проявляемых реакций оказывается чрезвычайно суженным. Обычно люди проявляют защитную реакцию или сами начинают нападать на своего обидчика. Желал бы я найти человека, которому нравится, когда его осуждают. Это всегда неприятно, и зачастую даже слишком.

А что значит осуждать? Большинство людей рассказывают, что они в некотором смысле ощущают силу и власть, отстаивая свои ценности, испытывают удовольствие от того, что они правы, что они лучше, от чувства собственного превосходства. При этом обычно в теле возникает ощущение скованности и напряжения, а все внимание оказывается суженным и сосредоточенным только на объекте осуждения.

Пример осуждения

Чтобы начать наши исследования, подумайте о каком-нибудь человеке, действии или событии, которое вы считаете плохим, неправильным или злым. “Это неправильно!” — и подумайте, как вам представляется этот объект вашего осуждения…

Вы можете также посчитать что-нибудь хорошим, а не плохим — оборотная сторона осуждения. Но гораздо легче понять, как работает механизм осуждения, когда оно применяется к чему-то плохому.

Если бы в качестве примера вы взяли случай, когда вам приходилось осуждать самого себя, вам гораздо труднее было бы разобраться в собственных переживаниях, потому что вы в этом случае выступали бы как в роли судьи, так и в роли подсудимого, смешав эти две роли и тем самым усложнив себе задачу, заключающуюся в том, чтобы разделить лежащие в основе этих ролей внутренние процессы и попытаться понять их.

Выбор контрпримера

Чтобы выявить ключевые элементы какого-нибудь внутреннего процесса, весьма полезно подобрать в качестве контрпримера такое переживание, которое, отличаясь от того, что вы выбрали в качестве образца для моделирования, сохраняло бы все его позитивные и ценные качества, а затем сравнить их между собой. Осуждение является очень эмоциональным выражением ценностей, так что контрпример также должен выражать ваши ценности.

Когда вы сталкиваетесь с проблемой выбора, вы в конечном счете выбираете один из вариантов, опираясь на свои предпочтения и антипатии, на то, что вы цените что-то одно больше другого. Поэтому давайте воспользуемся предпочтением как контрпримером осуждению.

Сравнивая осуждение с предпочтением, мы сразу же замечаем серьезное различие в интенсивности. “Предпочтение” обычно описывает ситуацию, в которой вы едва ли столкнетесь с риском или опасностью. “Я это блюдо предпочитаю тому”, — но ничего страшного не произойдет, если я не отведаю своего любимого блюда. С другой стороны, осуждение обычно имеет для нас большое значение, и часто оказывается жизненно важным. В английском языке не существует слова для обозначения такого предпочтения, которое является столь же сильным и важным, как и осуждение, и поэтому мы вынуждены использовать словосочетания для того, чтобы получить доступ к подходящему переживанию, и мой опыт показывает, что такие слова, как “сильное предпочтение” или “очень сильное предпочтение”, несмотря на свою неуклюжесть, вполне подходят для этой цели.

Пример предпочтения

Снова подумайте о том же самом человеке, действии или событии, которое вы только что использовали в качестве примера осуждения: “Х — это плохо!” Теперь я хочу, чтобы вы выразили ту же ценность как очень сильное предпочтение: “Я действительно предпочитаю Y, а не Х!”

Сравните свое осуждение с предпочтением. Думая об одном и том же содержании сначала с позиции осуждения, а затем с позиции предпочтения гораздо легче заметить тонкие различия между этими двумя переживаниями. Сделав эти переживания как можно более близкими по интенсивности, постарайтесь сравнить их между собой, чтобы определить, чем они отличаются, когда содержание остается неизменным. Переключайтесь с осуждения на предпочтение и обратно, чтобы заметить различия в том, что вы видите, слышите и ощущаете, и запишите их на листе бумаги. Прервитесь на минутку прямо сейчас и сделайте это упражнение, чтобы узнать, чем отличаются ваши собственные переживания. А затем продолжите чтение, чтобы сравнить свои наблюдения с тем, что заметят другие люди…

Одно из наиболее очевидных различий заключается в том, что в предпочтении всегда присутствуют два (или более) представлений: и то, что нам нравится больше, и то, что нам нравится меньше, в то время как в осуждении мы обычно осознаем лишь то, что осуждаем. В результате в первом случае возникает возможность аналогового сравнения, позволяющего рассуждать в терминах “больше или меньше, чем” и варьировать степень сравнения в широких пределах, в то время как во втором случае остаются только две крайности: либо — либо (хорошо или плохо). Ниже приведен пример сравнения, записанный по отчетам различных людей. Ваши собственные наблюдения могут чем-то отличаться, но скорее всего во многом они будут аналогичны.

Осуждение Предпочтение
один образ два образа
диссоциация ассоциация
“ты-выражения” “я-выражения”
неподвижный образ подвижный образ
черно-белый разнообразие цветов
превосходство равенство
узкий сфокусированный
широкий панорамный
твердый/закрытый мягкий/открытый
громкий голос тихий голос
темный светлый
напряженный расслабленный
либо/либо диапазон выборов
командующий просящий
“должен” “хочу”
сильный контраст оттенки серого
объективный/абсолютный субъективный/относительный
обезличенный личный

Если вы посмотрите на приведенную выше таблицу, то заметите, что у предпочтения значительно больше особенностей и параметров, делающих его гораздо более богатым и ресурсным переживанием. Оно может стать более надежной основой для разрешения проблем в тех случаях, когда у вас возникает расхождение во мнениях с другими людьми. Давайте исследуем этот момент более детально, начав с рассмотрения более широкой области — с того, как мы воспринимаем и обрабатываем полученную информацию.

Потенциал сознания

Это все, что способен осознавать человек в определенный момент времени с помощью всех своих пяти сенсорных систем как о внешних событиях, так и о своих внутренних впечатлениях. Благодаря естественным ограничениям наших систем восприятия в любой момент времени мы способны осознавать лишь весьма незначительную долю той информации, которая потенциально может быть нам доступна, в то время как большая ее часть остается нами незамеченной или неосознанной. Например, когда вы читаете этот текст, вероятно, вы вряд ли осознаете ощущения в своих коленках или окружающие вас звуки, во всяком случае, вы едва ли осознавали все это до тех пор, пока вы не прочитали это предложение, которое привлекло ваше внимание к этим ощущениям и звукам. В этом заключается основная идея классической статьи Джорджа Миллера [8], утверждающей, что нашему вниманию каждый момент времени доступно не более 7+/-2 единиц информации.

Предпочтение

Из бесконечного разнообразия доступных нам впечатлений мы активно отбираем то, на что мы обращаем свое внимание в соответствии со своими потребностями, желаниями и интересами, и это сужает область нашего осознания. Привычный отбор еще больше ограничивает ее, поскольку при этом мы систематически игнорируем значительные объемы потенциально доступной нам информации. Лучшее, что мы можем сделать, это заставить сознание гибко сканировать всю поступающую извне информацию, так чтобы никакая ее часть не оставалась за пределами нашего внимания на слишком длительный срок. Чем больше информации будет в нашем распоряжении, тем легче мы сможем отобрать ту, которая поможет нам разрешить свои проблемы и удовлетворить свои желания и потребности.

Предпочтение представляет собой достаточно конкретное личное переживание, заключающееся в том, что человеку нравится один аспект его субъективного опыта больше или меньше, чем другой, это сравнение, которое будучи выраженным словами может звучать следующим образом:

“Мне нравится ощущение/звук/внешний вид/вкус/запах А в настоящий момент или последствия A в будущем (гораздо, немного) больше чем B в определенном контексте C с учетом цели D, когда я чувствую себя (очень, немного) E”. Это сложное переживание включает в себя — по крайней мере, неявно — все следующие элементы, основанные на ощущениях:

  1. Человек, испытывающий предпочтение.
  2. Само предпочтение (нравится/не нравится).
  3. Сенсорные критерии, имеющие отношение к этому переживанию.
  4. Временные рамки, в которые происходит оценка.
  5. Два (или более) предмета или события, которые подвергаются сравнению (A, B).
  6. Аналоговое сравнение (больше/меньше, чем).
  7. Степень сравнения (гораздо, немного, в некоторой степени).
  8. Контекст (C).
  9. Сенсорно-определенный результат (D).
  10. Состояние человека (E).
  11. Интенсивность (очень, немного) этого состояния E (усталость, занятость, готовность и т.п.).

Предпочтение — это индивидуальная реакция, когда человеку нравится или не нравится какой-нибудь один человек, предмет или событие в большей степени, чем другой. И хотя кто-нибудь другой может думать иначе, мои представления не вызывают у меня никаких сомнений. Я ассоциирован с этими переживаниями и я выражаю себя, заявляя об этих личных представлениях. Мои предпочтения могут представлять какой-то интерес и для других людей, но я не нуждаюсь ни в том, чтобы со мной соглашались, ни в том, чтобы у кого-то было такое же предпочтение, как у меня.

Осуждение

Когда человек от предпочтения скатывается к осуждению, большая часть (или все) наполненных сенсорной информацией элементов, описанных выше, исчезает, и в результате такого удаления и искажения возникает сильно упрощенное, убогое обобщение. “Мне нравится/не нравится то, что ты сделал”, — такое заявление выражает отношения между нами. Но если я скажу: “Ты плохой/хороший”, — предполагается, что это качество (плохой/хороший) существует только в тебе, и мое отношение к тебе и моя оценка наших с тобой отношений в этом предложении оказываются совершенно стертыми. А когда какой-нибудь объект оказывается либо плохим, либо хорошим, у него не остается никаких степеней свободы, чтобы приобрести какие-то хорошие или плохие качества, чтобы стать более или менее хорошим, хорошим для одного человека и плохим для другого и т.п. Все, что остается, это дискретные состояния типа “либо/либо” (хороший/плохой, правильный/неправильный) в противовес более подробным аналоговым изменениям, которые свойственны предпочтению. Много лет назад в своем исследовании предубеждений (prejudice) и “авторитарной личности” (“authoritarian personality”) [1] Гордон Оллпорт (Gordon Allport) описал этот процесс как “нетерпимость к неопределенности” (“intolerance of ambiguity”) и заметил, что такое стремление к фиксированным категориям типа “либо/либо” распространяется даже на простейшие впечатления. В предпочтении мы осознаем как позитивное, так и негативное, тогда как в осуждении мы осознаем лишь одно из двух.

Попадая в сложную ситуацию, мы задумываемся о деталях, возможностях, последствиях, взвешиваем все за и против, учитываем мнения и точки зрения других людей, рассматриваем конфликтующие ценности и т.п. В конечном итоге мы, возможно, придем к дискретному решению типа да/нет, но, хотелось бы думать, только после тщательного рассмотрения и оценки всех этих факторов. Человек, выносящий суждение, вовсе не обязан прикладывать все эти усилия, он просто выносит суждение, которое по существу является предрешением, предубеждением, которое можно применить практически к любой ситуации, не задумываясь о деталях и подробностях. Это такое слишком обобщенное, “безразмерное” решение, которое в значительной степени все упрощает, но делает это ценой игнорирования большей части нашего жизненного опыта.

Поскольку суждение стирает все конкретные детали наших переживаний и контекста, которые мы упоминали выше при описании предпочтения, осуждение оказывается абсолютным и универсальным. Утверждение: “Этот человек/вещь/событие является плохим”, — означает, что предмет осуждения является плохим для всех, всегда, везде, во всех отношениях и для любых целей. А поскольку плохо и в Африке плохо, то нет никакого смысла обсуждать или спорить по этому поводу, и единственным разумным решением будет изолировать его, уничтожить или разрушить.

Универсальность осуждения предполагает, что все должны реагировать одинаково и все должны руководствоваться теми же самыми ценностями, что и осуждающий. Тогда любое несогласие может стать угрозой универсальности осуждения, а также поставить под сомнение сами основы представлений его автора. Если я считаю что-то плохим, и кто-нибудь со мной не соглашается, у меня останется единственный выход — посчитать это хорошим, что поставит все мои представления о мире с ног на голову. А поскольку такое несогласие таит в себе угрозу разрушения моего мировоззрения, я, скорее всего, постараюсь удвоить свои усилия, чтобы заставить диссидента согласиться, прибегая в той или иной форме к вербальному или физическому насилию.

Поскольку осуждение является универсальным, оно существует независимо от того человека, который его высказал, и в этом заключается одна из самых привлекательных черт осуждения. Осуждающий не обязан нести никакой ответственности за свое суждение или защищать его, оно просто существует. “Это плохо”. “На все воля Божья”. По этой причине ему трудно даже подумать о том, чтобы попытаться пересмотреть осуждаемую ситуацию или рассмотреть альтернативные мнения.

Абсолютная и универсальная природа осуждения отделяет его от нашего личного субъективного опыта. Многие суждения усваиваются из общения с родителями, проповедниками и другими людьми, которых мы считаем авторитетами, и не возникают из нашего личного опыта, и поэтому суждения зачастую утрачивают связь с личным опытом. Но даже в том случае, когда мы высказываем суждение о ситуации, которую пережили сами, сам акт осуждения отделяет нас от представленных в ощущениях деталей этой ситуации и мы фокусируем свое внимание на результирующем суждении.

Когда осуждение полезно

“Любое поведение оказывается полезным в определенной ситуации”, — это фундаментальная предпосылка НЛП, и существует определенный вид ситуаций, в которых осуждение полезно — в тех ситуациях, в которых возникает реальная опасность и необходимо быстро принимать решение, от которого может зависеть жизнь людей. Когда ставки слишком высоки, едва ли полезно тратить время на тщательную оценку ситуации и оттягивать момент принятия решения, к этому времени может быть уже слишком поздно. В подобной ситуации некогда обдумывать все нюансы случившегося, необходимо действовать быстро и решительно и принимать простое решение.

Руководствуясь этими соображениями, под воздействием угрозы люди будут чаще всего прибегать к осуждению. Опять же благодаря этой связи, всякий раз, когда человек высказывает осуждение, разумно предположить, что он в некотором смысле испытывает угрозу.

Последствия осуждения

Осуждение приводит в действие рекурсивный циклический процесс, который обычно черпает энергию в себе самом и растет как снежный ком, постепенно набирая сил и разрастаясь все больше и больше. Чем чаще я осуждаю, тем чаще я закрываю глаза на детали своего субъективного опыта. А чем меньше я осознаю свой субъективный опыт, тем чаще я буду ощущать угрозу и стремиться защититься и тем чаще я буду прибегать к осуждению.

В случае предпочтения гораздо легче начать двигаться от негативного к позитивному, уделяя внимание и тому и другому. Но, высказывая осуждение, мы обычно сосредоточены исключительно на том, чего мы не хотим, а поскольку сформулированной с отрицанием цели достичь в принципе невозможно, мы оказываемся в безвыходном положении.

Когда один человек осуждает другого, он возводит себя в ранг авторитета: “Я знаю, что такое правильно, а ты нет”, — отделяя осужденного от судьи и не принимая во внимание мнения других людей. Осуждение превращает спор равных в спор неравных, и возникает вопрос: “Кто прав, а кто нет?” “В чьих руках право и власть?” вместо “Как нам разрешить наши различия?” или “Как нам продолжить наше взаимодействие, признав существующие между нами различия?” Сосредоточившись на поиске правых и неправых, мы обычно совершенно забываем о содержательной стороне наших разногласий, тем самым чрезвычайно усложняя процесс поиска решения возникшей проблемы.

Осуждать человека, опираясь на абстрактный универсальный стандарт, во всяком случае неуважительно, поскольку при этом совершенно не принимаются в расчет ни уникальность его личности, ни особенности ситуации, и я не знаю таких людей, которые испытывали бы при этом удовольствие. В ответ чаще всего вы услышите осуждение в свой адрес. “Вы такой категоричный”. “Вы не должны говорить “должен”. В свою очередь выслушивать осуждения в собственный адрес неприятно, в них легко усмотреть угрозу, а это дает мне основания для того, чтобы в ответ осуждать тебя! И скорее всего я удвою свои усилия, чтобы заставить тебя согласиться со мной, если даже придется прибегнуть к словесному или физическому насилию: “Ты обязан сделать так, как я сказал”, “Ты должен сделать это как положено, либо пусть тебя жарят черти”.

Когда человек высказывает суждение, чаще всего ему бывает трудно остановиться и подумать о лежащих в его основе предпочтениях. Если вы спросите его о том жизненном опыте, который лег в основу суждения, он скорее всего ответит: “Что тут непонятного? Это просто неправильно и все”. Если бы он изменил свое мнение, это означало бы, что он был не прав, а поскольку ему так важно быть правым, то такой шаг оказывается неприемлемым.

Если человек убежден в неправильности чего бы то ни было, нет смысла говорить с ним об этом, и у вас остается только два выхода. Первый — насилие, при котором судья заставляет осужденного поступать правильно, а второй — изоляция или устранение человека, который поступает неправильно. По сути своей процесс осуждения не подразумевает какое бы то ни было общение или попытку разрешить проблему и ведет прямо к конфликту.

Конечно, подобно любому другому сообщению осуждение может быть выражено и невербально. Определенный тон голоса, приподнятая голова, напряженные мышцы шеи, вздернутые брови или едва различимый “хм” могут передавать осуждение ничуть не хуже словесной брани. А поскольку они не высказываются словами, то скорее всего они и не осознаются, что может привести собеседника в замешательство: “Так почему мне так не по себе?”

Все эти цепочки обратной связи постепенно формируют систему, которая легко может породить то, что инженеры называют “лавинным ростом” (“runaway”), при котором процесс осуждения становится все более и более интенсивным и всепоглощающим, подобно “черной дыре”, втягивающей в себя все наши переживания.

В ситуации самоосуждения роль судьи и роль осужденного разыгрываются внутри одного человека, только исполняют эти роли разные части личности. “Я настолько туп в математике, я просто тупица!” Наиболее распространенным примером является боязнь публичных выступлений. Одна часть личности хочет (или даже должна) сделать выступление, в то время как другая живо представляет себе все то, что может пойти не так, и все критические и насмешливые замечания слушателей, после чего первая часть начинает чувствовать себя униженной и подавленной. Зачастую такие две части настолько переплетены друг с другом, что бывает трудно понять, что происходит, до тех пор, пока вы не разделите их на часть личности, которая выступает с осуждением, и на часть личности, которая подвергается осуждению.

Приведенная ниже диаграмма отражает описанный выше процесс, а также те последствия, к которым он приводит и которые описаны ниже.

Отделение/Объединение

Как только суждение возводит “хорошее” и “плохое” в ранг абсолюта, мы начинаем процесс отделения от плохого и идентификации с хорошим независимо от того, где мы наблюдаем это плохое и хорошее — вокруг себя или внутри. Мужчина, убежденный в том, что определенные проявления “женского” поведения (слезы, нежность, слабость и т.п.) для мужчины неприемлемы, будет избегать мужчин, демонстрирующих такое поведение. Он будет также отделять себя от проявлений подобного поведения в самом себе и будет идентифицировать себя с проявлениями противоположных черт (сдержанности, жесткости, силы и т.п.). В результате он начнет исполнять жестко ограниченную стереотипную роль вместо того, чтобы гибко, спонтанно и естественно реагировать на происходящие события. Такой процесс одновременной идентификации (объединения) и отдаления начинается довольно безобидно, но он может легко перерасти в нечто гораздо более сильное и проблемное.

Неприятие

От начала отделения до полного неприятия, так же как от первой попытки объединения до более полной идентификации, полного приятия — всего один шаг. В своей крайней форме неприятие включает активное противопоставление и демонизацию всего плохого в мире и отвержение всего плохого в самом себе. Все хорошее в других людях часто превозносится и приобретает форму святых, пророков или живых гуру, а хорошее в себе становится предметом тщеславия и самомнения.

Насилие

Крайней стадией процесса идентификации с хорошим и отдаления от плохого является насилие, направленное как вовне — на плохое в других людях и в окружающем мире, так и внутрь себя — на плохие качества собственной личности. Хорошее необходимо защитить и сохранить любой ценой, а плохое необходимо уничтожить, где бы оно ни находилось — внутри или вокруг. Это крайнее проявление того, как люди могут утонуть в слишком упрощенном мире альтернатив типа “либо/либо” и утратить связь с реальностью и своим жизненным опытом. Взгляните на любую современную ситуацию, в которой проявляется насилие либо по отношению к личности, либо к группе людей, и вы легко заметите суждения, ставшие основой этого насилия.

Реакции других людей на осуждение и предпочтение

Сейчас я предлагаю вам провести небольшой мысленный эксперимент. Закройте глаза и вспомните ситуацию, в которой вы не соглашались с другим человеком и вы осуждали этого человека либо открыто, либо про себя…

Вспомните, как вы воспринимали этого человека, а затем проиграйте мысленно два сценария развития событий, воспользовавшись тем, что вы уже знаете об осуждении и предпочтении. В первом сценарии представьте себе, что вы высказываете свои суждения этому человеку — как можно более откровенно и решительно, а затем обратите внимание на то, как он будет реагировать…

Затем представьте себе, что вы высказываете ему те же взгляды и мысли, но на этот раз представляя их как свои личные предпочтения, как то, что важно лично вам, и снова обратите внимание на его реакцию…

Какой из предложенных сценариев вызвал более позитивную и полезную реакцию вашего собеседника? Выражение собственных предпочтений вовсе не гарантирует, что вы получите желательную реакцию от своего собеседника, в особенности в том случае, если в ваших словах, интонациях или жестах все еще проскакивают следы осуждения или же ваш собеседник предполагает, что вы его осуждаете, или сам склонен осуждать вас. Но крайне маловероятно, чтобы осуждение могло вызвать позитивную реакцию, скорее всего оно приведет к конфликту и/или насилию.

Преобразование осуждения: выход из “черной дыры”

Знание механизма, лежащего в основе процесса осуждения, может подсказать нам, что необходимо сделать, чтобы преобразовать осуждение в нечто более полезное. Проблема в осуждении связана с тем, что оно опирается на слишком упрощенные и скудные представления, претендующие на абсолютизацию и универсальность и предлагающие жесткое разделение типа “либо/либо”, что весьма редко (если вообще когда-либо) подходит к реальным событиям и оказывается невосприимчивым к корректирующей обратной связи.

Обеспечение безопасности

Поскольку опасность оказывается главным стимулом для осуждения, любые наши действия, поддерживающие ощущение безопасности в нас самих и в окружающих людях, будут ослаблять напор наших суждений. Весьма полезно осознать тот факт, что в современном мире мы крайне редко оказываемся в ситуациях, в которых нам грозит реальная физическая опасность. Большая часть “опасностей”, которые мы переживаем, может угрожать лишь нашему статусу, имиджу, положению или комфорту, что обычно относят к понятию “эго”. Ярким примером может служить то, что в США у большинства людей на первом месте среди страхов (боятся больше чем смерти) стоит боязнь публичных выступлений. Большинство “чрезвычайных ситуаций”, в которых мы оказываемся, независимо от степени их важности в действительности нельзя отнести к разряду ситуаций типа “жизнь или смерть”, в которых могут быть уместны суждения. Сколько раз в жизни я куда-то торопился и боялся не успеть, а спустя некоторое время, вспоминая об этом, думал: “Зря я так торопился. В той ситуации не было ничего чрезвычайного. Даже важной ее не назовешь!”

Множество других событий, таких как косой взгляд, невыполненное обещание, даже оскорбления и обиды, едва ли можно отнести к ситуациям, угрожающим чьей-то жизни. Они представляют собой угрозу лишь тому, как мы думаем о самих себе, и являются неприятными, но временными неудобствами. Многие люди боятся попросить других людей о чем-нибудь, потому что рассматривают возможный отказ как оценку качеств собственной личности, а не как информацию о том, что нравится или не нравится другому человеку. Слабую я-концепцию можно усилить, чтобы сделать ее более устойчивой и открытой по отношению к обратной связи и критике и, следовательно, к такого сорта “опасностям” [3], а это ослабит склонность к осуждению.

Восстановление стертого содержания

Вы можете взять любого человека, предмет или событие, которые вы осуждаете, и восстановить в своей памяти все связанные с ними детали, отвечая на вопросы кто, что, как, когда, где и зачем. Это вернет вас к конкретным, основанным на собственных ощущениях представлениям о своих предпочтениях. Этот процесс хорошо знаком людям, занимающимся НЛП, поскольку все вопросы метамодели построены таким образом, чтобы собрать информацию и восстановить конкретные детали представлений, стершихся в сознании человека. Каждый элемент утраченной и затем восстановленной информации станет шагом на пути к более полному и глубокому пониманию предпочтений, которое может стать основой для поиска эффективных решений проблем, возникающих в различных жизненных ситуациях.

Перенос процессуальных субмодальностей

Одним из методов, позволяющих значительно ускорить процесс такого преобразования, является метод, который в НЛП называют “перенос субмодальностей” [6, 7], в котором процессуальные характеристики осуждения одна за другой преобразуются в соответствующие характеристики предпочтения, пока вы не преобразуете все представление в целом. Например, предположим, что в ваших внутренних представлениях осуждение отличается от предпочтения теми характеристиками, которые отмечены в приведенной ранее таблице. Тогда вы можете начать с того, чтобы добавить образ с изображением того, что вы предпочитаете, к тому образу, содержимое которого вы осуждаете, а затем войти внутрь этого “плохого” образа, чтобы не чувствовать себя отделенным от того, что вы осуждаете. Затем вы можете заменить осуждающие выражения с местоимением “ты” выражениями предпочтения с местоимением “я” и позволить застывшим черно-белым превратиться в цветные фильмы и т.д.

На практике вы обнаружите, что изменение одних процессуальных характеристик вызовет изменение других и что те характеристики, которые вызывают наиболее сильные изменения в переживаниях человека, могут слегка отличаться у разных людей. Добавление второго образа может вызвать переход от узко сфокусированного взгляда к панорамному зрению, а ощущения закрытости может заменить ощущениями открытости. Попытка войти внутрь застывшего образа может автоматически превратить его цветной звуковой фильм и т.д. Такие более мощные характеристики называются ведущими субмодальностями (driver submodalities), потому что управляют изменениями других субмодальностей.

Как только вы найдете свои ведущие субмодальности, вы легко сможете преобразовать осуждение в предпочтение, поскольку вам останется изменить лишь несколько ведущих характеристик, чтобы завершить изменение в целом. Само изменение процессуальных характеристик является достаточно мощным изменением, и в то же время оно обогащает наши переживания, наполняя их дополнительными деталями, относящимися к содержанию. Например, когда вы переходите от застывшего образа к фильму, из фильма вы получаете гораздо больше информации, и пока вы смотрите на него, вы получаете все новую и новую информацию. Когда вы заменяете сфокусированный взгляд панорамным зрением, вы в буквальном смысле начинаете больше видеть, и вы можете рассматривать то, что вам не нравится, в гораздо более широком и содержательном контексте.

Развитие эмпатии

Другой путь преобразования осуждения состоит в том, чтобы научиться понимать то, что переживает тот человек, которого вы осуждаете, научиться понимать, что значит быть в его шкуре. Перевоплощение в другого человека, попытка “побыть в его шкуре”, “походить в его мокасинах” — все это давно известные практики, которые применяются во многих духовных учениях и наиболее ярко проявились в жизни Ганди во времена освобождения Индии от колониальной зависимости. В процессе такой идентификации полезно помнить об одной предпосылке НЛП, которая гласит: “Каждый человек делает наилучший выбор из тех, которые доступны ему в данный момент”. “Как могло так случиться, что он нашел такое поведение наилучшим?” “Согласование позиций восприятия”, прием, разработанный Коннирой Андреас [2], может помочь человеку перейти от чисто внешнего осуждения другого человека со стороны к пониманию того, что этот человек переживает изнутри. Кроме того, он помогает человеку понять свои собственные переживания, возникающие при общении с другими людьми.

Достижение прощения

Противоположностью осуждения является прощение. Сохраняя ощущение безопасности, имея богатые деталями представления о предмете осуждения, включающие в себя как взгляд извне, так и взгляд изнутри, дополненный представлениями о внутренних переживаниях другого человека, можно совершить простой процесс переноса субмодальностей, чтобы достичь конгруэнтного, целостного переживания прощения [4].

Резюме

В равных взаимоотношениях я выражаю то, что я хочу, а ты выражаешь то, что ты хочешь. Обращаясь друг с другом как с равными, мы общаемся, чтобы понять, как мы можем совместно пользоваться имеющейся в нашем распоряжении информацией и как мы можем вместе двигаться к нашим целям. Именно в этом заключается подход Виржинии Сатир [5], одного из величайших психотерапевтов современности. С уважениям относясь как к моим, так и к твоим предпочтениям, мы можем обсуждать наши различия, не прибегая к осуждению или обвинению. Как говорила одна женщина во время споров со своей дочерью: “Ты всегда права, а я никогда не бываю не права” (“You’re always right; I’m never wrong”), — замечательный вариант суждения типа “либо/либо”, “прав/не прав”. В этих взаимоотношениях двух равных у каждого из нас есть власть на то, чтобы вызывать реакции у друг друга путем выражения своих переживаний, передачи информации, сопереживания, понимания и т.п., а не власть на осуждение или насилие над партнером. Оглянитесь вокруг и посмотрите на все эти конфликты, происходящие в мире, начиная от ваших личных и кончая войнами, угрожающими всей нашей планете, и вы увидите настоятельную необходимость в том, чтобы преобразовать осуждение в предпочтение и общение — НЛП тоже не помешала бы изрядная доза этого лекарства. Лично я предпочитаю именно его.

Упражнение

“Сразу за границей идей о правильном и неправильном лежит зеленыйлуг. Встретимся на нем.”— Руми

  1. Безопасность. Сформируйте безопасный контекст. “Я здесь не для того, чтобы осуждать ваше осуждение, ведь мы все этим занимаемся время от времени. Я хочу лишь помочь вам более глубоко и более подробно исследовать и понять ваш опыт осуждения и хочу предложить вам попробовать некоторые альтернативы. Кроме того, я с полным уважением отношусь к вашим ценностям и предлагаю вам лучше понять их. Я вовсе не прошу вас решительно менять что-то в своем поведении, просто предлагаю исследовать некоторые альтернативные пути и мысленно поэкспериментировать с ними”.
  2. Осуждение. Выберите ситуацию, в которой вы осуждали другого человека, лучше ту, которая представляет для вас некоторую проблему: либо она вызывает у вас неприятные ощущения, либо вызывает возражения у окружающих, либо в каком-то смысле создает для вас трудности. “Х — это плохо”.
  3. Ценности, подвергнутые опасности. “Какие ценности подразумеваются в этом осуждении, и какую опасность этим ценностям несет в себе осуждаемый человек?”
    1. Физическая или ментальная опасность? Исследуйте подвергнутые опасности ценности и определите:
      1. носит ли эта опасность характер реальной физической или экономической опасности и т.п., или же
      2. это угроза вашей я-концепции, вашему “эго” (например, неуважение к вашему положению), не предполагающая нанесения вам реального физического или экономического вреда.
    2. Сейчас или позже? В любом случае грозит ли вам что-то определенное прямо сейчас или же через некоторое время в будущем, так что у вас еще остается некоторое время для подготовки?
  4. Предпочтение. Выберите ситуацию весьма сильного предпочтения. “Я предпочитаю Y, а не Х”. По возможности выберите такую ситуацию, в которой с той же силой выражены те же или очень близкие ценности.
  5. Контрастный анализ. Заполните табличку субмодальных различий между Осуждением и Предпочтением, которые вы заметили во всех трех модальностях (ВАК — визуальная, аудиальная, кинестетическая).
  6. Восстановление стертого содержания. Выберите конкретное событие, подвергающееся осуждению, и восстановите в нем все утраченные детали, перечисленные в таблице в столбце “Предпочтение”.
  7. Завершите перенос всех оставшихся субмодальных характеристик, чтобы сделать осуждение как можно более похожим на предпочтение.
  8. Перейдите во “вторую” позицию, позицию своего собеседника, чтобы понять и почувствовать его переживания и заметить, что ограничивает его поведение и его способности. (Согласование позиций восприятия сделает этот шаг еще более эффективным.)
  9. Разрешение проблемы. Поддерживая это состояние предпочтения, подумайте о том, как вы могли бы разрешить проблему, касающуюся ваших различий с этим человеком, оставаясь в полном согласии с собственными ценностями. Заметьте, как изменилось воображаемое взаимодействие с этим человеком и способствует ли оно вам в достижении ваших целей в большей степени, чем осуждение.

Литература

  1. Allport, Gordon. W. The nature of prejudice. Reading, MA. Addison-Wesley. (1954)
  2. Андреас К.: “Настройка позиций восприятия. Новый прием в НЛП”, Anchor Point, Vol. 5, No. 2. (1991)
  3. Андреас С.: “Преобразуй свое я. Стань таким, каким хочешь быть”, Moab, UT. Real People Press. (2002)
  4. Андреас С.: “Прощение”, Anchor Point, Vol. 13, No. 5. (1999)
  5. Андреас С.: “Вирджиния Сатир. Приемы ее магии”, Moab, UT. Real People Press. (1991)
  6. Андреас С., Андреас К.: “Измените свое мышление и сохраните изменения”, Moab, UT. Real People Press. (1987)
  7. Бендлер Р.: “Используйте свой мозг для изменений”, Moab, UT. Real People Press. (1985)
  8. Miller, George A. “The Magical Number Seven, Plus or Minus Two: Some Limits on Our Capacity for Processing Information.” The Psychological Review, 1956, vol. 63, pp. 81-97.

Нет комментариев