Статьи Прощение

Введение

Огромное количество терапевтических усилий направляется на борьбу с гневом и обидой, потому что этот “нескончаемый бизнес” создает столько проблем — как для самого бизнесмена, так и для членов его семьи, друзей и товарищей. Каждый из нас может вспомнить таких людей, которые проводят большую часть своего времени в заботах о старых ранах и обидах, которые мешают их нынешним взаимоотношениям и не дают возможности наладить свою жизнь. Как часто вы сожалели о том, что у вас нет быстрого и простого метода, с помощью которого вы могли бы помочь этим людям оставить все эти заботы о мертвом прошлом и обратить свое внимание на живое настоящее и расцветающее будущее?

На восхитительном и таком элегантном сеансе, записанном на видео в 1986 году [5], семейный психотерапевт Вирджиния Сатир продемонстрировала. Как можно быстро разрешить застарелую обиду. Линда, женщина 39 лет, бывшая клиентом на этом сеансе, начала с сильного гнева и обиды по отношению к своей матери. Но в конце 80-минутного сеанса она чувствовала только любовь и сострадание, выразив свое состояние словами: “Я думаю, вы правы в том, что я уже никогда не смогу смотреть на свою мать так, как прежде. Мои чувства прояснились и во мне стало больше любви. Я люблю всех людей в этой комнате”. Во время последовавшего через три года интервью Линда подробно рассказала о том, как они жили с матерью после того сеанса. Она заметила: “На самом деле, я почувствовала себя ее лучшим другом, чего я не могла бы сказать никогда прежде”.

Кто-то может попытаться отклонить этот случай: сказать, что он был единственным, что все произошло исключительно благодаря непревзойденному мастерству Вирджинии, и на это не способен обыкновенный терапевт, или что Вирджинии просто повезло, а Линда оказалась легким клиентом. Но хотя Линда активно сотрудничала с терапевтом, все-таки она была весьма трудным клиентом, как показывает внимательный просмотр видеокассеты. Был момент, когда Вирджиния сказала Линде: “Одна из вещей, которые я замечаю в вас, заключается в том, что обладаете необыкновенной способностью твердо стоять на своем”. (Как вам в качестве рефрейминга к “упрямству”?)

Еще один взгляд на этот сеанс показывает, что Вирджиния продемонстрировала нам, что можно помочь клиенту за очень короткое время справиться с долго живущей обидой. И тогда возникает вопрос: “Какие элементы ее работы можно считать решающими, как их открыть, проверить и передать другим?” Около десяти лет назад моя жена Коннира и я вместе с участниками семинара по моделированию открыли существенные составляющие процесса достижения прощения и разработали метод, или практический рецепт, обучения людей этой технологии.

Рецепты

Прежде чем описывать данный рецепт, я хочу сказать несколько слов о рецептах вообще. Некоторые люди находят весьма спорным применение идеи рецептов в личностном изменении, и я хотел бы коснуться двух основных возражений, с которыми мне приходилось сталкиваться.

Во-первых, до недавних пор во многих течениях современной психотерапии поддерживалась идея о том, что с помощью одного рецепта можно решать все виды человеческих проблем. Все равно что сказать, что по одному и тому же рецепту можно приготовить и ростбиф, и шоколадное пирожное, и салат.

Другие допускают ошибку, путая сам рецепт с тем, что получается в результате его применения. Вы не найдете пищи в самом рецепте, во всяком случае ни чуть не больше, чем реальных жилых комнат в архитектурном плане комфортабельного дома.

Рецепт представляет собой лишь набор инструкций, которые указывают вам, что следует сделать, чтобы получить данный результат. Если аккуратно следовать рецепту (и у вас есть для этого все подходящие ингредиенты), то вы наверняка получите ожидаемый результат. Наш мир наполнен результатами, которые получаются в результате применения надежно работающих рецептов — от поваренных книг до руководств по работе с компьютерами. Наука тоже состоит из детально проработанных рецептов, описывающих технологию достижения тех или иных результатов в определенных ситуациях.

“Термин “наука” нельзя применять к чему угодно, а лишь к совокупности рецептов, которые всегда успешно приводят к результату. Все остальное — билетристика”.

— Поль Валери
(Paul Valery [6, c. 41])

Я благодарен Полю Вацлавику (Paul Watzlawick) за то, что он указал мне на существенное различие между описательным (descriptive) языком и инструктивным (injunctive) языком. Описательный язык представлен в ежегодном издании по диагностической психиатрии (DSM IV). Более 700 страниц описывают различного рода расстройства, но ни на одной странице вы не найдете указания на то, что следует делать, чтобы излечить их! В противоположность этому инструктивный язык говорит вам о том, что необходимо сделать, чтобы получить определенный результат.

Джордж Спенсер Браун (George Spencer Brown) хорошо сказал об этом:

“Вкус пирожного, который невозможно передать словами, может быть сообщен читателю в форме набора инструкций, который называют рецептом. В музыке то же самое, композитор даже не пытается описывать тот набор звуков, который звучит в его голове, а тем более тот букет чувств, который расцветает под воздействием этих звуков, но он описывает набор инструкций, выполнив которые, читатель может получить воспроизведение того, что первоначально слышал композитор”. [4, с. 77]

Фрида Фромм-Райхман (Frieda Fromm-Reichman) однажды сказала:

“Люди приходят на терапию не за объяснениями, они приходят за опытом”.

Рецепт представляет собой надежный способ создания определенного опыта.

Элементы прощения

На пути к прощению лежат два основных процесса:

  1. Первый процесс заключается в поиске определенного мысленного преобразования, которое должен совершить данный человек, чтобы достичь состояния прощения. Он состоит в тщательном исследовании внутренних образов, звуков и т.п. и в сравнении способа представления человека, которого клиент уже простил, со способом представления человека, на которого он все еще сердится. Такое сравнение дает информацию о тех изменениях внутренних представлений, которые необходимо совершить для данного человека. Как только такая информация получена, изменения можно совершить за несколько минут.
  2. Вторая часть метода обычно занимает несколько больше времени: работа с возражениями, которые встречаются клиенту на пути к прощению. Эти возражения зачастую связаны с желанием защититься от возможных последствий достижения прощения: “Если я прощу его, обязательно произойдет что-нибудь плохое”. Я помирюсь с ним, а он опять обидит меня, и т.п. Возражения о последствиях необходимо улаживать посредством обучения клиента соответствующим способам защиты. “Если вы простите его, как вы сможете поддерживать в себе намерение сохранять самостоятельность и оставаться защищенным от будущих обид?

Другие возражения имеют отношение к значению прощения для самого клиента. “Если я прощу ее, это будет означать, что я слабый, что я смирился с тем, что она сделала со мной, и т.п.” При работе с такими возражениями необходимо изменить значение, которое придает клиент прощению, использовав для этого какой-нибудь вид рефрейминга. “Знаете, это далеко не слабость, ведь ваше прощение будет означать, что вы осуществили изменение, для которого требуется изрядная храбрость, сострадание и понимание, а на это способны немногие”.

Эксперимент

Небольшой мысленный эксперимент поможет вам на собственном опыте понять суть этих двух элементов процесса достижения прощения:

  1. Сначала подумайте о двух своих знакомых:
    1. о том, кто вам очень нравится, и
    2. о том, кто вам очень не нравится.
  2. Когда вы выберите и того, и другого, подумайте о них обоих одновременно.
  3. Продолжая думать об обоих этих людях одновременно, обратите внимание на то, как по-разному они представлены в вашем сознании.
    1. Сначала посмотрите на свои внутренние образы. Возможно, один из них окажется больше другого, один расположен дальше, другой ближе, один ярче или в нем более насыщенные цвета, один расположен левее, другой правее, один выше, другой ниже, и т.п.
    2. Затем обратите внимание на аудиальное восприятие этих двух людей. В одном образе могут быть звуки и голоса, а в другом нет, или же вы заметите какие-нибудь различия в громкости, тональности или темпе звучащих голосов или звуков.
    3. Наконец, заметьте различия в ощущениях, возникающих в ответ на эти два образа. Кроме ощущений, связанных с тем, что один человек вам нравится, а другой нет, ощущаете ли вы, что один из образов вызывает у вас больше тепла, а другой более холодный, с одним вы чувствуете более тесную связь, с другим нет, и т.п.?
  4. А теперь начинается самое интересное. Попробуйте поменять местами эти образы в своем воображении и заметить, как изменятся ваши ощущения в ответ на такое перемещение. Например, я представлял себе человека, который мне не нравится, маленьким, далеким, темным, справа от меня, и этот образ был беззвучным. Образ приятного для меня человека был большим, близким, ярким, слева от меня с отчетливо звучащим голосом. Если я меняю их местами, неприятный человек оказывается теперь слева от меня, большим и ярким, и начинает звучать его голос.

Многие люди просто отказываются делать такой эксперимент. Те же, которые все-таки совершают попытку, чтобы хотя бы на мгновение увидеть, что произойдет, обычно испытывают неприятные ощущения и стремятся побыстрее вернуть образы на свои места. Есть четыре главных вывода, которые я хотел бы сделать в результате этого небольшого эксперимента:

  1. Местоположение и другие процессуальные характеристики внутренних образов оказываются жизненно важными элементами, определяющими вашу реакцию на эти образы.
  2. Поскольку эти процессуальные характеристики совершенно не зависят от содержания образа, их можно применить к любому содержанию и на их основе построить такие терапевтические вмешательства, которые будут полностью свободны от содержания.
  3. Когда вы экспериментировали с образами, меняя из местами, вы обнаружили, что перемещать эти образы и тем самым изменять свои представления этих образов довольно легко.
  4. Прежде чем вы захотите закрепить такие изменения, нам придется поискать пути разрешения ваших возражений против такого изменения, чтобы вы чувствовали себя вполне комфортно и уверенно при новом обустройстве.

Эти четыре положения справедливы и по отношению к любой терапевтической работе. Далее они иллюстрируются отредактированной записью демонстрации [2] применения метода достижения прощения в работе с женщиной, которая была рассержена на своего друга.

Транскрипт

Стив: Анна, у вас есть человек, на которого вы до сих пор сердитесь, и у вас также в памяти есть человек, которого вы простили. Подумайте об этих двух представлениях, чем они отличаются?

Анна: (отрывисто) Раздражение здесь, справа, оно ближе и больше, чем в жизни. (мягко и более медленно) Прощение довольно далеко прямо передо мной, на расстоянии трех или трех с половиной метров, высотой примерно восемь или десять сантиметров. (быстро) Раздражение изображено яркими, резкими цветами. (мягко) Прощение — пастелью и подсвечено сзади. Чувства такие теплые и мягкие и ощущения связи с этим человеком. Прощение очень тихое. (быстро) В сердитом же образе много разговоров, всякие “да, но” и рационализации, в нем много споров.

Стив: Окей. Какие возражения у вас возникают по поводу преобразования раздражения в прощение?

Анна: (задумчиво) Мне кажется, это средство, способ достижения тех изменений, которые мне необходимы.

Стив: То есть у вас есть некоторая цель и, оставаясь сердитой, вы сможете, достичь этой цели. Так что же это за цель, двигаться к которой вам помогает ваше раздражение?

Анна: Когда я сержусь, это создает в буквальном смысле дистанцию между нами, а ему эта дистанция не нравится, поэтому пока я сержусь, он вынужден что-то предпринимать.

Стив: Вы производите впечатление довольно изобретательной женщины. Как бы вы могли поддерживать дистанцию без раздражения и получать при этом еще больше удовольствия?

Анна: Возражающая часть говорит: “Если я перестану раздражаться, я позволю ему вернуться, и тогда он не совершит необходимые изменения. И тогда мы снова вернемся туда, откуда начали.

Стив: Такое впечатление, что эта часть не верит, что вы Анна, обладаете достаточно сильным умом или характером, чтобы стремиться к определенному результату и поддерживать его.

Анна: Нет, без борьбы не получится.

Стив: Окей. Что создает трудности?

Анна: Мне кажется, у нас совершенно разные системы ценностей.

Стив: Раз вы признаете такое различие в ваших системах ценностей, кажется, вы приняли достаточно конгруэнтное решение, что лучшим выходом была бы дистанция, по крайней мере, сейчас. вы также говорили что-то о средствах: что этот человек хочет вернуться к вам, и до тех пор, пока вы можете сказать ему “не сейчас”, у вас есть средство, позволяющее вам подвигнуть его на некоторые изменения.

Анна: Верно.

Стив: Тогда, если уж вы приняли такое решение, зачем же вам это раздражение? Мне кажется, было бы значительно проще сделать это все без всякого раздражения. Это придаст вам больше силы и поддержит ваши собственные ценности.

Анна: А оказывается проще с раздражением.

Стив: Что делает это более простым? Потому что это более знакомо и привычно?

Анна: (задумчиво) В этом есть элемент привычности.

Стив: Попробуем отправиться в будущее. Представьте себе, что через неделю у вас пропало раздражение, в мыслях появилась ясность и вы нацелились на эту цель, и вы можете даже еще спокойнее сказать “Нет” любому внешнему вторжению и т.д. Есть ли у вас какие-нибудь возражения против этого? (Анна: Нет.) Возникают ли возражения у какой-нибудь вашей части? (Анна: Нет.) Хорошо, есть ли какие-то еще возражения? (Анна: Нет.)

Мне кажется, у вас все еще сохранилась какая-то связь с этим человеком, и у него есть некоторые ценные черты, по отношению к которым вы испытываете уважение и теплые чувства. Очень многие думают, что, если вы хорошо относитесь к человеку, значит, вы не можете сердиться на него или отказывать ему в чем-то. По-моему, гораздо более уважительно по отношению к нему, как к личности, было бы сказать: “Послушай, эта твоя часть мне прекрасно подходит, а эта часть не подходит мне и мне она не нужна”. Просто ясно скажите об этом. Это вовсе не означает, что ты плохой или я хороший. Это просто значит: “Это подходит мне, а это нет”.

Возможно, вам даже легче будет сказать, что вам не подходит, если вы признаете те части, которые вам подходят, так что вы не отвергните его целиком как личность. Скорее всего такое отрицание будет ему неприятно, и тогда он начнет защищаться, а в ответ вы тоже начнете защищаться и т.д. Но вместо этого вы можете сказать: “Ты прекрасно делаешь это, а вот это мне совершенно не подходит, и я отказываюсь делать это”. Вы понимаете, о чем я говорю? (Анна: Да.)

Хорошо. Будем двигаться дальше и заменим ваше раздражение прощением. Пока мы будем делать это, я прошу вас быть максимально внимательной к любым другим возражениям, которые могут у вас возникнуть. Возьмите образ этого человека справа от вас и переместите его сюда, подальше, и посмотрите, как самопроизвольно будут происходить другие изменения. Как вы теперь воспринимаете его в этих пастельных тонах и с мягкой подсветкой со спины, как это было с тем человеком, которого вы простили.

Анна: (тихо, задумчиво) Я чувствую, что теряю силы и уже не способна сказать: “Нет”.

Стив: А что же мешает вам сказать “нет” обиде или оскорблению?

Анна: (счастливо) Я поняла, в чем дело. Я приблизила его, чтобы он принял естественные размеры, так что теперь мы равные. Когда он был меньше по размерам, мне было жаль его, и я не могла сказать “нет”.

Стив: А сейчас что вы чувствуете по отношению к нему? Чувствуете ли вы то тепло и связь с ним?

Анна: Да, и я могу разговаривать с ним как с равным, вместо того, чтобы играть кошки-мышки.

Стив: Отлично. А теперь на минуту закройте глаза и мысленно перенеситесь в следующую неделю или в тот момент, когда вы встретитесь с ним в следующий раз, и посмотрите, что произойдет… (Анна улыбается и расслаблена.) Отсюда выглядит очень даже хорошо!

Анна: Да. (спокойно) Я чувствую мягкость и нежность, и понимание, и настоящую связь, которой не было прежде. Когда вы произносили слово “подходит” прежде, для меня оно звучало совершенно категорично, потому что возражающая часть действовала осуждающе, обвиняя его и все, что он делал, в то время как можно просто посмотреть на все это как на то, что мне не подходит, и в этом совсем другой смысл.

В аудиозаписи, сделанной десять недель спустя, Анна говорит? “Во время нашего сеанса он был в Вермонте, и я была настроена на то, чтобы он там оставался. Сейчас он вернулся, и мы назначили день свадьбы! Каков результат! Есть еще две вещи, которые я хотела бы особенно отметить. Первая состоит в том, что у меня не осталось никакой горечи и никаких оговорок. Мне легко поддерживать тот же уровень интимности и доверия, кк был прежде… А также я использовала метод достижения прощения в своей собственной практике при работе с семейными парами, и он работает”.

Другие возражения

Эта запись представляет типичный пример применения метода достижения прощения, еще один пример вы можете найти на видеокассете [3]. Но это пример работы с человеком, который уже был убежден в том, что прощение может быть полезным. В общении же с человеком, который не заинтересован в прощении, потребуется некоторая подготовительная работа для того, чтобы разрешить возражения и уговорить клиента просто рассмотреть саму возможность достижения прощения. Некоторые распространенные возражения и краткие примеры их разрешения приведены ниже:

  1. Этот человек не заслуживает прощения”. Возможно, нет. Но прощение необходимо не ему, а вам, чтобы вы могли чувствовать себя более комфортно и конгруэнтно. Прощение нужно вам, чтобы избавиться от раздражения и постоянных и мучительных мыслей о мщении и т.п.
  2. Сначала я должен свести счеты”. Что вам даст это сведение счетов? Часто люди говорят, что они чувствуют себя оскорбленными тем, что им сделали, и что сведение счетов поможет им вернуть себе силы и снова начать хорошо к себе относиться. Я хочу, чтобы вы почувствовали себя сильным и начали хорошо относиться к себе, но хочу предложить вам сделать это по-другому. Например, я хочу научить вас эффективно справляться с возможными повторениями поведения подобного рода, чтобы вы могли быть уверены в том, что вы знаете, как предотвратить возвращение к прошлому.
  3. Раздражение придает мне силы, и я не хочу от него отказываться”. Да, в раздражении есть ощущение силы, храбрость и желание постоять за себя и за свои ценности. Но обычно возникает и ощущение, что у вас нет выбора и вы просто вынуждены раздражаться и неотступно думать только об этом человеке, который вас обидел. Когда говорят: “Он рассердил меня”, — на самом деле имеют в виду: “Он может управлять моими чувствами, у меня нет другого выбора, кроме как рассердиться”. Я же хочу предложить вам больше вариантов выбора, чтобы вы смогли стать тем человеком, который управляет своими чувствами и поведением, и смогли еще лучше постоять за себя.
  4. Я отказываюсь все прощать и забывать”. Я полностью с вами согласен. Я не хочу, чтобы вы все простили и забыли. Если вы забудете, вы окажетесь беззащитными перед повторением той же неприятной для вас ситуации. Я хочу, чтобы вы простили и помнили. Я хочу, чтобы вы помнили так, чтобы чувствовать себя защищенным от повторений, сильным, подготовленным и способным делать свободный выбор, а не быть загнанным в угол безвыходным раздражением.
  5. Если я прощу его, он подумает, что он не сделал ничего особенного, и спокойно повторит это еще раз”. То есть вы хотите дать ему понять, как это ужасно было для вас, чтобы он не повторил это еще раз. Мне кажется, важно сказать ему об этом. Не знаю, как вы, а я заметил, что когда я раздражен, мне трудно разговаривать. Часто собеседник переходит в оборону, не слушает вас и даже “отмахивается” от ваших слов, думая: “Он просто раздражен, и не стоит придавать этому значение”. Я хочу помочь вам найти путь, чтобы достучаться до него, и мне кажется, это будет гораздо легче сделать, если вы не будете так раздражены и расстроены.

Во всех этих примерах звучит общий мотив: с полным уважением отнестись к позитивному намерению, которое скрывается за возражением клиента, и найти способ убедить клиента в том, что достижение прощения полностью соответствует этому намерению.

Самопрощение

Тот же самый процесс может быть использован для достижения прощения по отношению к самому себе за тот вред, который вы причинили другим. Единственное различие состоит в том, что вы начнете с ситуации, в которой вы обидели самого себя (а не кто-то другой вас обидел), и прощать вам тоже придется самого себя (а не другого человека). Есть еще два момента, которые обычно оказываются чрезвычайно важными при прощении самого себя:

  1. каждый человек в каждой конкретной ситуации поступает наилучшим образом и
  2. исцеляющая ценность искупления.
  1. Предпосылка о том, что каждый человек всегда поступает наилучшим образом, является основой для всей нашей работы и лучше всего иллюстрируется небольшим экспериментом. Вспомните ситуацию, когда вы обидели кого-нибудь и теперь сожалеете об этом. Вспоминая эту ситуацию, подумайте о своих мотивах, знаниях, представлениях, способностях, опасениях, ограничениях в то время. Учитывая все это, могли ли вы поступить тогда по-другому?

Сейчас, глядя в прошлое с высоты настоящего, обладая теми знаниями, которые у вас есть сегодня, вы понимаете, что в следующий раз, возможно, вы поступите по-другому, но тогда это было лучшее, на что вы были способны. Такое понимание может также стать хорошей основой для прощения других людей, но оно абсолютно необходимо для прощения самого себя.

Одним из главных результатов применения метода “Перестройка семьи”, разработанного Вирджинией Сатир, (в котором клиент воссоздает в своем воображении яркое представление о детстве своих родителей) состоит в том, чтобы увидеть, что причинившее вред поведение родителей было их лучшим выбором в той ситуации со всеми ограничениями и трудностями их собственного воспитания.

  1. Английское слово “atonement” (искупление) можно прочитать и так: “at one ment”, стать “at one” (заодно) с, воссоединиться с тем, от чего отдалился. Что бы вы ни делали, чтобы компенсировать тот вред, который причинили другим, — все это служит исцелению, потому что все это преобразует сожаление в позитивные действия. Это может быть все что угодно, начиная от простого искреннего извинения и кончая возмещением нанесенного ущерба. Если же человек, которому вы причинили вред, уже умер или по какой-либо причине оказывается недоступным, можно делать добро людям в аналогичных ситуациях. Многие ветераны вьетнамской войны говорят, что возвращение во Вьетнам и оказание помощи местным жителям имеет очень сильное исцеляющее воздействие.
  2. Резюме
  3. Мы обучаем методу достижения прощения уже более десяти лет, и я счастлив сообщить, что он прошел высшее испытание: он был успешно применен даже человеком, который совершенно не понимал заложенные в нем принципы! Как в любом хорошем рецепте, если вы правильно следуете инструкции, вы получите ожидаемый результат независимо от того, понимает или нет исполнитель, для чего служат те или иные ингредиенты.
  4. Об исцеляющей силе прощения говорили еще древние, но все их поучения сводились лишь к тому, чтобы указать на цель и описать ее ценность, при этом ни слова не говорилось о том, что следовало сделать для достижения этой цели. Теперь, когда мы знаем, как это делается, эти идеи древних могут стать понятными всему миру.
  5. Один бывший военнопленный спрашивает другого: “Ты уже простил своих врагов?” Тот отвечает: “Нет, никогда!” Тогда первый говорит: “Похоже на то, что они до сих пор держат тебя в плену?”
  6. “Один из моих близких друзей провел 18 лет в китайской тюрьме и лагерях. В начале 80-х его освободили, и он вернулся в Индию. Однажды мы говорили с ним о его пребывании в китайских трудовых лагерях. И он сказал мне, что за это время он несколько раз подвергался настоящей опасности. Я спросил его, о какой опасности он говорит, и ответ его был таков: “Опасность утратить сострадание к Китаю”. На мой взгляд, такое отношение является ключевым фактором для поддержания мира в душе”.
  7. Далай Лама
  8. “Если бы мы смогли прочитать тайную историю тех, кого собираемся наказать, мы обнаружили бы в каждой жизни достаточно горя и страданий, чтобы отказаться от своих намерений.”
  9. Неизвестный источник
  10. Тогда подошел Петр и сказал ему: “Господи, сколько раз должен я прощать брату моему, если он грешит против меня? До семи ли раз?” Иисус сказал ему: “Говорю тебе: не до семи, но до семидесяти семи раз”.
  11. От Матфея, 18:21
  12. “Человеку свойственно ошибаться, а попу — прощать”.
  13. Александр Поуп
  14. “Прости их, Господи, ибо не ведают они, что творят”.
  15. От Иоана, 34
  16. “Перестаньте судить — и никогда не будете судимы”.
  17. От Луки, 6:37
  18. В Варшаве в 1939 году один человек стал свидетелем того, как нацисты уничтожили сотни евреев, в том числе его жену, двух дочерей и трех сыновей. “Я должен был решить для себя тогда, позволить ли себе ненавидеть тех солдат, которые сделали это. На самом деле, поступить так было достаточно просто. Я был адвокатом. И в своей практике я слишком часто наблюдал, что ненависть делает с душой и телом человека. Ненависть убила шестерых людей, которые значили для меня все в этом мире. И я решил тогда, что весь остаток своей жизни — будь то несколько дней или много лет — я буду любить каждого человека, с которым столкнет меня судьба”.
  19. George G. Ritchie,
    “Return from Tomorrow”, c. 115-116

Схема приема достижения прощения

Этот прием был разработан Коннирой и Стивом Андреас, а также участниками шестидневного интенсивного семинара, который проходил в марте 1990 года. Он будет полезен каждому, кто испытывает гнев, обиду или осуждает другого человека, в особенности в том случае, эти чувства он испытывает уже достаточно долго, а человек, ставший причиной этих переживаний, уже умер или не входит в его окружение. В этом описании приема подразумевается достаточно серьезная подготовка в области НЛП, и, прежде всего, хорошие знания методов работы с субмодальностями и с позициями восприятия.

Общие положения

Цель этого приема состоит в том, чтобы помочь человеку избавиться от чувства раздражения и обиды и привнести в его душу мир и спокойствие. Простить других (или самого себя) вовсе не значит смириться с поведением, которое оскорбляет вас (или других людей), или отказаться от ценностей, которые были попраны. Важной составляющей этого приема является укрепление ваших собственных ценностей и критериев и поиск с их помощью путей, которые позволят вам справиться с неприятными переживаниями. Их разрешение и внутренняя интеграция, которые возникнут в результате прощения, помогут вам предпринять эффективные действия для дальнейшего укрепления ваших ценностей и стандартов в будущем.

  1. Обида/гнев. Выберите человека или событие, по поводу которого вы до сих пор испытываете гнев или обиду, но хотели бы простить его и избавиться от неприятных ощущений. Уделите минуту тому, чтобы заметить, как вы думаете сейчас об этом человеке или событии. (Проведите калибровку невербальных реакций клиента.)
  2. Прощение. В своем прошлом найдите ситуацию, в которой вам удалось достичь прощения. Существует два основных варианта такой ситуации:
    1. Однажды вы обиделись на человека, но в настоящий момент, думая о нем, вы испытываете только прощение и сочувствие.
    2. Человек совершил по отношению к вам какой-то дурной поступок, но вы сразу же простили его, потому что вы поняли, что он сделал это случайно или он сделал все, что было в его силах, и т.п. Например, маленький ребенок поранил вас, но вы сразу же поняли, что он по-видимому не мог поступить по-другому или понять последствия своего поступка. (Проведите калибровку невербальных реакций клиента.)
  3. Контрастный анализ. Сравните ситуации, описанные выше на шаге 1 и на шаге 2, чтобы определить субмодальные различия между ними, и прежде всего различия в местоположении.
  4. Проверка субмодальных различий. Измените одну за другой субмодальные характеристики обиды/раздражения, чтобы сделать эту ситуацию похожей на ситуацию прощения. Отметьте, какие субмодальности являются «ведущими» в этом изменении обиды/раздражения на прощение. (Чаще всего ведущей субмодальностью является местоположение.)
  5. Экологическая проверка. «Есть ли у вас возражения против того, чтобы простить этого человека?» Наиболее распространенными являются возражения двух типов:
    1. Смысл. Простить значило бы смириться с оскорбительным поступком, который нарушает ценности и стандарты клиента, либо прощение означало бы что-то важное о самом клиенте, например, если бы он простил, это означало бы, что он слабый человек, и т.п. Проведите рефрейминг.
    2. Прощение могло бы нарушить некоторую полезную функцию, чаще всего защитную функцию по отношению к рецидивам этого оскорбительного поступка. Отделите эту позитивную функцию от раздражения или прощения и подготовьте конкретные поведенческие реакции, которые помогут осуществить эту позитивную функцию без всякого раздражения.

Разрешите все без исключения возражения, прежде чем переходить к шагу 7.

  1. Перейдите в позицию другого человека. Сначала перейдите в позицию наблюдателя, чтобы понаблюдать со стороны за самим собой и тем человеком, который «оскорбил» вас, в той самой ситуации, в которой это оскорбление произошло. Затем перейдите в позицию другого человека, подумав о том, что нового для себя вы сможете узнать о представлениях и переживаниях этого человека. Какую дополнительную информацию вы получите о том, как этот человек видит, слышит, ощущает и понимает происходящее? (Сделать это гораздо проще и эффективнее после процедуры настройки позиций восприятия.) «Осознаете ли вы, что этот человек (и вы сами) действовал наилучшим образом в данной ситуации, учитывая сложившиеся обстоятельства, его воспитание, недостаток знаний или мотивации и т.п.?» Уделите время тому, чтобы проверить справедливость этого предположения.
  2. Преобразование обиды/раздражения в прощение. Совершив «перенос субмодальностей» (“mapping across”), преобразуйте обиду в прощение. Начните с «ведущих» субмодальностей, определенных на шаге 4. (Зачастую достаточно бывает изменить местоположение образов.) В процессе этого изменения будьте внимательны к любым возникающим возражениям и разрешите каждое такое возражение, прежде чем продолжать этот процесс.
  3. Тест. «Подумайте о человеке, по отношению к которому вы испытывали обиду/раздражение. Что вы чувствуете по отношению к нему сейчас?» Обратите внимание на невербальные реакции, сравнив их с теми реакциями, которые вы наблюдали раньше на шаге 1 и 2. Обычно сама ситуация оскорбления при этом остается в прошлом, в то время как сам нанесший оскорбление человек остается в настоящем и/или в будущем, вызывая нейтральное к себе отношение или даже сочувствие.
  4. Обобщение на временной линии. (необязательный шаг) Если клиент сталкивался с переживаниями обиды/раздражения во многих ситуациях своей жизни, может оказаться весьма полезным взять это умение прощать, подняться над своей временной линией и, пролетев над ней в свое прошлое, опуститься на нее в том месте, которое располагается перед всеми этими ситуациями обид и раздражений. Затем необходимо начать двигаться вперед по своей временной линии по направлению к будущему, пролетая сквозь все события своей жизни и позволив своему подсознанию преобразовать все те ситуации, в которых возникали обиды и раздражение. Этот процесс может серьезным образом повлиять на многочисленные воспоминания из прошлого, а также превратить умение прощать в «длящуюся во времени» часть представлений клиента о самом себе в настоящем и в будущем (как в приеме «Разрушитель решений»).

Литература

  1. Андреас С.: “Вирджиния Сатир: приемы ее магии”, Palo Alto, CA: Science and Behavior Books, 1991.
  2. Андреас С.: “Прием достижения прощения” (аудио). NLP Comprehensive.12567 W. Cedar Dr. Suite 102, Lakewood CO 80228, 1992.
  3. Андреас С.: “Разрешение рефлексивного гнева, НЛП” (видео). Phoenix, nAZ: Zeig, Tucker & Co. (3618 N. 24th St., Phoenix, AZ 85016), 1999.
  4. Brown, G. S. Laws of Form. New York: Bantam Books, 1973.
  5. Сатир, В. “Простить родителей” (вмдео). NLP Comprehensive. 12567 W. Cedar Dr. Suite 102, Lakewood CO 80228, 1989.
  6. Valery, P. Moralites, 1932.
  7. Андреас С.: “Прощение”. Anchor Point, Vol. 13, No. 5, May, pp. 5-16.

Нет комментариев