Статьи Оглядываясь в прошлое

Начало

“Каждое утро я встаю полный решимости изменить мир и получить максимум удовольствия. Порой это весьма затрудняет планирование дня”.

— E.B. White

С самого раннего возраста я получил благословение (и проклятие) видеть то, что можно улучшить в этом мире. Часто не желая “испытывать все превратности дикой судьбы”, я чаще, чем хотелось бы, “вступал в битву с морем проблем”.

В старших классах я был “научным мозгом”, то, что сейчас называют “ботаником” на этой стороне океана, а далее я поступил в колледж в Калтехе и начал изучать химию, чтобы осчастливить человечество раскрытием загадки генетического кода, то, что в те времена казалось таким недосягаемым, а сейчас — пугающе доступным. Я часто с благодарностью вспоминал колледж за тот прочный фундамент из математики и трудных наук, который мне удалось построить там.

Одна из таких важных идей — философия “радикального эмпиризма”, описанная Карлом Поппером и Гансом Вайхингером (Karl Popper, Hans Vaihinger) и лежащая в основе всех научных знаний. Если излагать кратко, то это идея о том, что не существует “истины”, или “на самом деле”, а есть только “полезная ложь”, описания этого мира, которые оказываются по большей части более или менее полезными нам. Если мы окажемся достаточно сообразительными или достаточно удачливыми, мы откроем закономерности, которые не будут противоречить друг другу в течение некоторого времени, до тех пор, пока не будут открыты более совершенные или более понятные, или более детальные закономерности.

На средних курсах колледжа я начал изучать психологию и литературу, которые как мне казалось помогут мне лучше понять человечество. В 1958 году я поступил в аспирантуру в Брэндисе, где Маслоу (Abe Maslow) создал небольшой островок псевдоздравомыслия в болоте психологии. Сейчас уже трудно вспомнить, какой бардак творился в этой области сорок лет назад. По существу это был либо бихейвиоризм, либо Фрейд, и единственная вещь, в которой они соглашались, заключалась в том, что если вы любите кого-нибудь, то лишь потому, что этот человек похож на вашу мать (или отца). В те времена было еще несколько голосов, вопиющих в этой пустыне (Angyal, Barron, Frankl, Fromm, Kubie, Perls, Rogers, Satir, Schachtel). Все они к настоящему времени уже умерли и за редким исключением забыты, но их наследие продолжает жить в виде большого разнообразия методов и идей, легших в основу современных исследований и экспериментов.

После двух лет, проведенных в аспирантуре, единственным способом избежать исследований на крысах заключался в том, чтобы уйти из нее. Поработав в течение года химиком, на протяжении следующих семи лет я преподавал психологию в школе, сначала плохо, но с годами чему-то научился в преподавании. Пока я преподавал, моя мать Барри Стивенс (Barry Stevens) написала книгу “Person to Person”, добавив собственные комментарии, которые ей казалось будут особенно интересными, к профессиональным статьям по психологии, написанным Карлом Роджерсом и его учениками. После ряда отказов со стороны издателей я решил издать эту книгу самостоятельно, так в 1967 году возникло издательство “Real People Press”. У меня в гараже оказалось несколько тысяч книг и появилось хобби, которое в конечном счете стало основным источником доходов, когда последовали другие книги.

Гештальт

Через год я наткнулся на работу Фрица Перлза по гештальт-терапии. Меня поразили его готовность и способность демонстрировать терапевтическую работу. Вот, наконец, нашелся человек, который действительно умел что-то делать, пусть даже это попахивало суровым буддизмом! В следующие десять лет я потратил большую часть своего свободного времени на изучение и практическое применение его методов утилизации поведения и всех аспектов сознания: снов и других бессознательных реакций, включая жесты, позу, тон голоса, диалог между частями личности и т.п.

За это время я отредактировал и издал две книги Фрица Перлза: “Gestalt Therapy Verbatim” и его автобиографию “In and Out the Garbage Pail”. Под своей прежней фамилией я написал и издал книгу “Awareness: exploring, experimenting, experiencing”, руководство по гештальт-терапии для индивидуальной и групповой работы (многие упражнения из этой книги рождались и проверялись на занятиях в школе). Десять лет назад, когда меня попросили написать новое предисловие к английскому изданию этой книги, я обнаружил, что она совершенно не утратила своей актуальности за прошедшие двадцать лет. Я не выбросил бы из нее ничего, только добавил бы предпосылку о позитивных намерениях, очень важный момент, отсутствующий в модели гештальт-терапии. От этого диалоги в гештальт-терапии порой оказываются более продолжительными и громкими, чем необходимо. Добавив предпосылку о позитивных намерениях, можно сделать их сто крат короче, спокойнее и продуктивнее, а также спасти от бессмысленного разрушения множество подушек и предметов мебели.

НЛП

А в 1977 году один друг познакомил нас с НЛП. Здесь мы нашли идеи, которые звучали чрезвычайно неправдоподобно, но в них содержались многочисленные достаточно конкретные предсказания относительно наблюдаемого поведения, которые легко проверялись на практике, чем мы и занялись с моей женой Коннирой. Я отменил семинар по гештальт-терапии в Южной Америке и снова превратился в новичка, радующегося своим ошибкам в исследовании незнакомой, но такой интересной области.

Первой задачей было просто понять и стать более-менее компетентным в том, что уже разработали Бендлер, Гриндер и другие ранние исследователи НЛП. Лишь через несколько лет мы приступили к освоению новых территорий и разработке новых методов НЛП.

В начале 80-х нас с Коннирой ввели в мир субмодальностей и, подобно ребенку с игрушечным молотком, мы начали применять их ко всему, что приходило нам в голову. Субмодальности стали инструментом для более глубокого и детального понимания уже существующих методов и идей, а также основой для моделирования новых способностей, развития новых методов оказания помощи людям в совершении таких изменений, которые прежде казались невозможными. Кроме исследования субмодальной структуры существующих методов, мы исследовали структуру времени (открытие временных линий), предпосылок, внутренней/внешней референции, ценностей и критериев и применили эти знания к разработке методов изменения этих процессов.

Работа с горем

Около двенадцати лет назад мы обратились к исследованию переживания горя утраты и занялись моделированием людей, которые были счастливы (а не просто чувствовали себя “нормально”) по поводу того, что в их жизни были замечательные отношения, которые в свое время завершились смертью близкого человека, разводом или расставанием. Мы обнаружили, что у этих людей сохранились живые ассоциированные воспоминания о близких людях, которых они потеряли, и поэтому они продолжали испытывать радость от ощущения присутствия тех людей, которые на самом деле уже отсутствовали в “реальном мире”. Большинство из нас испытывает что-то подобное, когда мы временно расстаемся с любимым человеком. Несмотря на то, что этот человек физически отсутствует (а мог тем временем и умереть), мы продолжаем ощущать связь с ним, потому что мы продолжаем представлять его физически присутствующим.

Поняв это, мы научились достаточно легко обучать этому полезному умению других людей, которые не могли избавиться от ощущений внутренней опустошенности, печали и отчаяния. Лишь после того, как этот метод прошел тщательные испытания, мы поняли, что та же самая технология может быть использована в работе с утратами и в остальных категориях метапрограммы сортировки содержания: предметы, виды деятельности, местоположение и даже информация. А часто именно эти категории остаются незамеченными при работе с утратами. Когда отношения прекращаются, часто люди теряют и определенные предметы, виды деятельности, места и информацию.

Затем мы осознали, что утрата во внешнем мире часто влечет за собой утрату и в представлениях о самом себе. Потеря супруга часто приводит к утрате представлений о самом себе как о человеке, которого любят, а потеря работы может нанести серьезный ущерб представлениям о собственной ценности. И хотя в обоих случаях работает одна и та же технология, очень важно (и уважительно по отношению к клиенту) выделять ту составляющую утраты, которая связана с представлениями о самом себе.

Еще позже мы заметили, что ту же самую технологию можно применить и к утрате мечты — представлений о том, чего у человека никогда в действительности не было, разве что в его воображении. Такая утрата мечты зачастую оказывается основным элементом реальной утраты. Человек, потерявший ребенка, утрачивает и свои мечты о том, как этот ребенок вырастет, станет взрослым и т.п.

Такая утрата мечты лежит в основе так называемого “кризиса среднего возраста”, и к этой форме утраты можно применить тот же метод. То, что началось с поиска решения отдельной проблемы, превратилось в метод, у которого обнаружился широкий спектр приложений, и это может служить еще одной иллюстрацией тесной взаимосвязи самых различных явлений в этой области.

Около десяти лет назад мы занялись раздражением и прощением на семинаре по моделированию и вместе с участниками семинара разработали метод оказания помощи людям, которые не могут избавиться от раздражения, обиды и желания отомстить. Мы нашли путь, по которому человек может перейти к переживанию искреннего прощения, которое полностью согласуется с желанием предпринять позитивные действия, чтобы поддержать те ценности, которые были нарушены в то время, когда человек испытывал раздражение. Разработав этот метод, мы поняли, что несколько неудачных случаев применения метода работы с горем утраты стали результатом неразрешенного раздражения и обиды по отношению к утраченному человеку, и еще раз убедились тесной взаимосвязи этих методов.

Глубинное преобразование

Разработанный Коннирой метод под названием “Глубинное преобразование” (‘Core Transformation’) постепенно оформился в процессе ее работы с клиентами, с которыми существующие методы были не слишком эффективными. Один из ключевых моментов этого метода заключается в переходе от поведения части личности к ее цели, который лежит в основе шестишагового рефрейминга. Но вместо того, чтобы рассматривать эту цель как диссоциированую цель отдельной части личности, в этом методе человек ассоциируется с этой частью и полностью переживает ее цель, как будто он сам является этой частью и уже достиг поставленной цели, превратив ее в готовый результат. Кроме того “Глубинное преобразование” ведет клиента от одной цели к цели следующего уровня до тех пор, пока у клиента не возникнет состояние, поглощающее весь мир — состояние всепоглощающего “единения”, “любви”, “покоя” — “глубинное состояние”, которое оказывается связанным со всем мирозданием, являясь его частью и находясь в гармонии с ним.

Процесс взросления части личности, позволяющий этой части получить доступ ко всем полученным человеком знаниям и жизненному опыту, а также расширение части до размеров тела человека являются процессами интеграции, которые поддерживают это новое состояние целостности путем распространения глубинного состояния в пространстве и во времени. Реимпринтинг на временной линии родителей распространяет это глубинное состояние не только на все представления человека о его прошлом, но и на прошлое его родителей, еще больше укрепляя глубинное состояние путем еще более широкого распространения его во времени.

Непосредственный доступ к этим универсальным глубинным состояниям становится мощным средством изменения в самом широком смысле этого слова. Давно известно, что одно единственное “перевоплощение” способно изменить все поведение человека сразу. Теперь стало возможным сделать это достаточно быстро и эффективно, не посвящаясь в религию, и в полном согласии со всеми ценностями, частями личности и устремлениями человека.

В то же самое время Коннира пересмотрела три основные позиции восприятия: “я”, “другой человек” и “наблюдатель”, потому что она заметила, что люди хранят представления, которые не согласуются с этими тремя простыми категориями. Путем разбиения на более мелкие элементы она обнаружила, что люди склонны смешивать между собой элементы этих трех позиций. В результате возникает смешение, не позволяющее в полной мере использовать каждую из этих позиций, что приводит к принятию решений, имеющих неприятные последствия. Научившись разделять элементы различных позиций восприятия и правильно размещать их каждый в своем месте, человек приобретает способность в полной мере воспринимать каждую из трех позиций восприятия в отдельности, когда этому восприятию не мешают элементы двух других позиций, и получать всю полезную информацию, к которой он не имел доступа до применения этого метода согласования. Как только позиции восприятия будут разделены, они начнут обмениваться информацией и обогащать друг друга, в то же время не мешая и не ограничивая возможности двух других.

Оглядываясь на прошлое, можно сказать, что Коннира раскладывала позиции восприятия на элементы и с помощью единственной субмодальности (местоположение) сортировала эти элементы, располагая их каждый в своем месте. Но такое понимание пришло только после длительных исследований, проб и ошибок. Многие вещи всегда оказываются простыми и очевидными, когда вы смотрите на них с высоты своего опыта. “Ах, ну конечно же!”

Я-концепция

Снова и снова мы находим полезным процесс пересмотра старых методов и идей и попытки проникнуть в их более тонкую структуру, опираясь на новые идеи, исследовать их более тщательно и составить более полезное их описание.

В середине 80-х мы разработали простой метод создания части я-концепции, когда человек не имел возможности сделать обобщение относительно своего поведения. В то время мы четко осознали, что, если у человека уже сложилась негативная я-концепция об этом же классе поведения, то создание новой структуры либо натолкнется на серьезные трудности, либо ввергнет человека в конфликт. Тем не менее, то, что мы разработали, действовало весьма успешно, если только у человека не было к тому времени негативных убеждений о самом себе.

В последние годы я вернулся к исследованию механизмов функционирования я-концепции (и более простой, но чаще неправильно понимаемой “самооценки”) и моделировал весь процесс, с помощью которого люди создают представления о самих себе. Поскольку я-концепция представляет собой рекурсивный процесс, который описывает самого себя и действует на протяжении длительного времени, и кроме того является сильным обобщением, изменения я-концепции оказываются всеобъемлющими и мощными. Вместо пошагового добавления к я-концепции новых элементов, изменение я-концепции приводит к более глубоким и масштабным изменениям, из которых легко могут быть построены все необходимые приложения. В процессе этого моделирования было сделано несколько весьма интересных открытий.

Первое открытие заключается в том, что существует несколько процессов, которые делают две вещи одновременно:

  1. Они делают я-концепцию более долговечной и стойкой и
  2. Они делают ее более открытой и восприимчивой по отношению к обратной связи и коррекции, когда поведения не соответствует я-концепции.

Я ожидал обнаружить два процесса, компенсирующих друг друга и создающих равновесие: один, обеспечивающий равновесие, и второй, обеспечивающий восприимчивость к обратной связи. Не могу выразить вам свое удивление и радость, когда я обнаружил, что мои ожидания были ошибочными и что один и тот же процесс выполнял двойную функцию, выполняя и ту и другую задачу одновременно.

Один из этих процессов (что меня сильно удивило) состоит во включении контрпримеров в базу данных я-концепции. Вместо того, чтобы ослаблять я-концепцию, подходящим образом представленные контрпримеры только усиливали ее подобно тому как небольшие добавки делают сталь значительно более прочной, чем чистое железо. Те же самые контрпримеры служат также теми образцами, которые заостряют наше внимание на тех ошибках, которые мы совершили в прошлом, повышая вероятность того, что мы заметим, если будем повторять ту же ошибку в будущем. Это только один из примеров двойной природы этих механизмов, которые одновременно делают я-концепцию и более сильной и более восприимчивой к обратной связи.

За этим последовали еще два открытия, позволившие понять механизм лежащей в основе я-концепции “проекции” и ее более суровой формы — паранойи, механизма, признанного сто лет назад, но до сих пор не имевшего более или менее удовлетворительного описания механизма его действия и методов его изменения.

Еще одно ценное открытие, которое возникло в результате этих исследований, состоит в фундаментальной структуре того, что называют “эго” или “самомнение”. Чрезмерное внимание к собственной персоне отделяет нас как от окружающих, так и от элементов нашего собственного опыта и приводит к закрытости по отношению к обратной связи и к полезным изменениям. И это явление было известно на протяжении тысячелетий и особенно интересовало религиозных деятелей. Но поняв механизм, лежащий в его основе, мы можем работать с ним непосредственно и достигать быстрых изменений. К сожалению, люди, которые больше всего нуждаются в такого рода изменениях, скорее всего, не захотят этим заниматься. Зачастую муж или кто-то другой приходит к терапевту лишь потому, что его мучают последствия такого поведения.

Осуждение

Недавно я вернулся к методам избавления от горя утраты и достижения прощения, потому что эти методы имеют широкий спектр приложений к неизбежным проблемам каждодневной жизни. Каждый из нас изо дня в день переживает утраты (как внешние, так и внутренние) и фрустрации по поводу наших целей и ценностей. Умение справляться с утратами и прощать тех, кто обидел вас, всегда было в центре внимания различных религиозных течений и было неотъемлемой чертой многочисленных святых и мудрецов на протяжении тысячелетий. По этой причине я назвал эту область исследований “практической духовностью”. Умение справляться с этими обязательными элементами нашей жизни легко и изящно, превратив само это умение в постоянное качество своей личности, кажется вполне достойной целью даже для такого атеиста и агностика, как я.

Суждение (Judgement) о нашем опыте “хороший” он или “плохой” — еще один элемент, волнующий многие религиозные течения. (В английском языке слово judgement имеет еще и другой смысл — рассудительность, здравомыслие.) Вообще говоря, религиозные деятели были против осуждения, но следовавшие за этим писания обычно оказывались переполненными этим самым осуждением. Формирование суждения о своем опыте (или о самом себе) как о “хорошем” или “плохом” (вместо того, чтобы отметить свою реакцию — нравится или не нравится и т.п.) переводит нас на метауровень, добавляя еще один уровень сложности, который затрудняет, а не облегчает, процесс поиска решения.

Одно дело — заметить, что нам не нравится что-нибудь, но осуждение отвлекает наше внимание от самой проблемы, заставляя нас думать о том, хорошо это или плохо, отделяя нас от наших непосредственных переживаний и создавая малоинформативный контекст для поиска выхода из возникших проблем. Осуждение — первый шаг на пути, вымощенном нетерпимостью и отвержением, а их крайними проявлениями являются жестокость и убийство. Оглянитесь вокруг и везде, где вы увидите жестокость и убийство, там же вы найдете и осуждение.

Предпочтение является хорошим контрпримером к осуждению, потому что предпочтение тоже выражает наши ценности, но в гораздо более полезной форме. В отличие от абсолютного, универсального, дискретного обобщения, каким является осуждение, предпочтение представляет собой сенсорное отличие, сделанное конкретным человеком в определенном состоянии, контексте, ситуации и т.п., и наполнившее это состояние дополнительной информацией, которая может пригодиться при поиске решения. На недавнем семинаре по моделированию я предложил участникам выявить различия между осуждением и предпочтением и разработать метод преобразования осуждения в предпочтение. Я приглашаю заинтересованных читателей самостоятельно исследовать эту область и сделать интересные открытия.

Пути развития НЛП

Время от времени меня просят порассуждать о дальнейших путях развития НЛП, но это мне кажется таким же глупым занятием, как пытаться предсказать появление оптоволоконной связи или Интернета. Вместо этого я бы хотел указать на несколько областей, которые на мой взгляд имеют определенную ценность для моделирования (и где — если у меня будет время — вы обязательно застанете меня в тяжких трудах). Еще достаточно много вещей, с которыми НЛП либо не справляется, либо справляется недостаточно эффективно вопреки преувеличениям рекламных заявлений и брошюр (за некоторые из них я беру ответственность на себя). Посмотрите вокруг и вы увидите множество проблем, требующих решения. И чтобы меня не обвинили в “ориентации на проблемы”, замечу, что существует и огромное количество образцов совершенства, которые могут быть изучены, чтобы передать их замечательные умения другим людям.

Депрессия и маниакальная депрессия являются многообещающей областью. Несколько лет назад (в приступе оптимизма по поводу появившегося свободного времени) я работал с несколькими клиентами, у одной из которых больше нет маниакально-депрессивного синдрома (а она состояла на учете и годами сидела на литии). Мне удалось достаточно много узнать о структуре завышенных ожиданий по отношению к себе и универсальных обобщений, и о том, как легко из “все отлично” перескочить во “все ужасно” (и то и другое — суждения), но мне недостает данных для того, чтобы выписать технологию, которую можно было бы подвергнуть испытаниям. Кроме того, существует множество других “психических расстройств”, с которыми мы еще не научились справляться.

Недовольство — еще один вид деятельности, который подобно осуждению обедняет наш жизненный опыт и добавляет еще один уровень сложности к нашим проблемам, отвлекая наше внимание от поиска решения к обсуждению “всеобщей несправедливости”. Позиция благодарности за то, что нам дано, определенно, является гораздо более приятной! И с этой позиции нам будет легче сосредоточить свое внимание и энергию на том, чтобы что-то улучшить. Поэтому благодарность является еще одним элементом головоломки, элементом, который также занимает достойное место в самых разнообразных античных духовных течениях. Какова же структура этого переживания благодарности за то, что человек уже имеет?

Многие методы НЛП предполагают, что клиент сам приходит и просит о помощи. Конечно, немногие знают точно, чего они хотят, но по крайней мере они приходят с описанием проблемы и с просьбой о помощи. Но существует множество проблем, подобных депрессии, оскорблению и другим состояниям “бессилия”, которые обычно включают в себя предположение о то, что “Все равно ничего не изменится, так зачем пытаться?” Необходимо найти способы достучаться до людей с такими предпосылками безнадежности, потому что многим из них можно помочь уже существующими методами.

Существует множество других ситуаций, в которых человек не считает проблемой то, что он делает, хотя окружающие так не думают. У меня еще ни разу не было клиента, который сказал бы: “Я хотел бы избавиться от высокомерия, я действительно несносный и мне хотелось бы научиться строить хорошие отношения с людьми”, — но я встречал огромное количество людей, которые могли бы воспользоваться такой помощью, и некоторые из них являются известными тренерами НЛП! Вирджиния Сатир в свое время продемонстрировала некоторые методы работы с людьми, которые ведут себя высокомерно или демонстрируют собственное превосходство и обвиняют других за все проблемы, но это не то умение, которое создателям НЛП удалось успешно моделировать в работе с ней. Превосходство и обвинение — еще две многообещающие области для моделирования, потому что подобно осуждению они возникают как усложняющее и отвлекающее наслоение на проблемах различного рода.

Развитие приложений в области образования

Я встречал очень мало статей о приеме использования подтекста (implication), хотя он был одним из главных скрытых инструментов Милтона Эриксона. Подтексты слабее предпосылок, но они действуют гораздо более изящно и их значительно труднее заметить.

Мне кажется, мы лишь слегка поцарапали поверхность, ведя раскопки в такой области, как обучение и образование, и на мой взгляд успешное и глубокое применение НЛП в этой области, вероятно, потребует полной реконструкции всей современной западной системы образования.

Что я поставил бы на ее место? Вероятно, систему, состоящую из двух частей. Первая более фундаментальная часть состоит в том, чтобы научить детей понимать себя и общаться с другими людьми, показать им разрушительные последствия привычки сравнивать себя с другими и затем демонстрировать свое превосходство, осуждать или презирать других. Одно из направлений исследований должно быть направлено на то, чтобы выработать у детей “иммунитет” с помощью определенных предпосылок, умственных навыков, признания различий, умения поддерживать ресурсные состояния и т.п., чтобы они были навсегда защищены от большого разнообразия индивидуального и общественного сумасшествия, которое в настоящее время постоянно то здесь, то там проявляет свое разрушительное действие.

Кроме того, детям необходимо демонстрировать все виды достижений человечества, накопленные на протяжении веков различными культурами во всем мире: в искусстве, науке и во всех других проявлениях нашей человеческой сущности. Необходимо научиться развивать в них естественную чувствительность, любопытство и изобретательность.

Наконец, широкие возможности для обучения, обеспеченные соответствующими ресурсами, будут подогревать детское любопытство, обеспечивая детей руководством о том, как находить ресурсы, необходимые им для того, чтобы научиться интересным для них вещам.

Что дальше

Как и любая другая область знаний НЛП развивается рывками, иногда исследуя тупиковые пути, а порой натыкаясь на огромные залежи новых идей. Некоторые открытия подобны вспышке кометы, промелькнут перед глазами, пообещают много и не оставят ничего, а другие менее яркие, но более основательные исследования спрятались в тени, ожидая своей очереди.

Большая часть исследований в любой области сводится к подробному описанию мельчайших деталей подобно тому, как зоолог тратит годы на то, чтобы описать и классифицировать всех моллюсков, собранных на дне небольшой речки. Никому до сих пор не удалось описать все способы вызывания страха. Одни люди делают угрозу очень большой, другие делают себя очень маленькими, а третьи делают и то, и другое! Некоторые останавливают всякое движение, создавая тем самым очень неприятное “замороженное” состояние. Другие многократно и бесконечно прокручивают в голове одну и ту же сцену. Кто знает, какие новые идеи могут возникнуть из описания такой коллекции? Наверное, никаких. В этом суть исследования: если вы знаете заранее, что найдете, то зачем искать!

Как и в любом другом деле одни люди воспринимаются лидерами, другие — последователями (заслуживают они этого или нет). Одни получают вознаграждение за чужую работу, в то время как другие упорно трудятся без всякого вознаграждения. Одних мотивирует успех или деньги, или возможность управлять людьми, а другими движет просто любопытство или желание служить человечеству.

НЛП достигло к настоящему времени таких масштабов, что возникла серьезная опасность, что мы слепо, без вопросов примем предпосылки, метафоры и идеи тех людей, которые начинали разрабатывать эту область. Я и сам совершал ошибки, и видел, как их допускают умные люди. Чаще всего эти ошибки можно было бы устранить путем простой проверки на собственном опыте. Но гораздо проще находить ответы, чем научиться задавать полезные вопросы, а еще легче просто взять в качестве ответа чужие слова! Однажды кто-то сказал о том, что может видеть дальше, потому что стоит на плечах гигантов. Но можно видеть и меньше, если стоишь на следах гигантов!

Работу любого художника обогащают все другие стили и техники, разработанные до него, даже если некоторые из них (или даже большинство) ему не нравятся. Такое разнообразие не обязательно приводит к мастерству, но оно действительно расширяет наши возможности в выборе ресурсов и может предложить дополнительные возможности, к которым мы до сих пор не обращались. Работа других людей обогащает каждого из нас, даже если она демонстрирует только то, чего мы не хотим делать. Я так многому научился от самых разных людей, и мне приятно думать о том, что хотя бы в незначительной мере я смогу вернуть этот долг.

Как говорится в одной из моих самых любимых поговорок:

“Ни один из нас в отдельности не умнее, чем все мы вместе”.

Литература

  1. Андреас С.: “Оглядываясь в прошлое (на некоторые повороты и крутые спуски на жизненном пути)”, Rapport (UK) Summer.

Нет комментариев