Статьи cтатьи Бейтсона Симптомы, синдромы и системы

Есть поговорка, что те, кто живет в стеклянном доме, должны поостеречься швыряться камнями. Особенно это касается тех, кто делят стеклянный дом. Потому будет уместно напомнить западным читателям, что они живут в одном стеклянном доме с профессиональной медициной, христианской религией, Промышленной революцией и системой образования, продуктами которой является все остальное.

Другими словами, мы все разделяем клубок определенных предпосылок, часто имеющих древние истоки. Я считаю, что наши беды уходят корнями в эти предпосылки, многие из которых абсурдны. Вместо того, чтобы направлять обвиняющий палец на те или иные части нашей системы — на зловредных врачей, зловредных промышленников, зловредных профессоров ит.д., мы должны взглянуть на основания и природу самой системы.

Бессмысленно обвинять врачей, что они не смотрят на своих пациентов через холистические очки, если фактом этих обвинений мы сами уклоняемся от холистического видения.

Под холистическим увеличительным стеклом наша критика врачей видится как явное игнорирование совокупной системы, внутри которой существуем и мы, и врачи. И эта система включает всю нашу современную цивилизацию. Было бы не “холистично” сконцентрировать все наше внимание на симптомах чего-то плохого, и в то же время обвинять врачей, что они видят только симптомы.

Теперь я спрашиваю, что это за умственная привычка, которая приводит к тому, что симптомам уделяется слишком много внимания, а системе слишком мало? Когда я задаю этот вопрос, я точно знаю, что есть два места, где можно поискать ответ. Одно из них — история медицинских учреждений и отношений врач-пациент как предмет естествознания, а другое — вся остальная цивилизация. Нельзя ли отыскать “симптомофобию” в наших университетах, церквях, экономических организациях, семейных отношениях?

Давайте сперва рассмотрим социальный симптом, где происходящее доступно для наблюдения. Затем можно обратиться к физиологическому симптому, где происходящее скрыто внутри тела. Возьмем автомобильное движение. На дорогах слишком много машин и слишком много непоседливых людей. И атмосфера слишком сильно загрязнена выхлопом. Всё вместе образует то, что врачи называют “синдром”: гнездо симптомов.

Разумеется, этот синдром на самом деле уходит корнями в перенаселение и неблагоразумное применение инженерных знаний, а также в победы медицины над эпидемиями. Здравоохранение, как и частная медицина, реагирует на симптом. Мы все принимаем участие в той патологии, за которую взваливаем вину на врачей.

На социальном уровне все просто: кому-то платят за то, что он делает патологическую тенденцию не такой острой. Мы лечим симптомы: строим всё больше дорог для всё большего числа машин, делаем всё больше всё более быстрых машин для непоседливых людей. И когда люди (совершенно закономерно) умирают от переедания или загрязнения окружающей среды, мы пытаемся усилить их желудки или легкие. (Страховые компании ненавидят смерть.) Мы строим больше домов для всё растущего населения. И так далее.

Таков наш принцип: лечить симптом, чтобы в нашем мире патология чувствовала себя в безопасности. И даже еще хуже: мы смотрим в будущее и пытаемся предвидеть грядущие симптомы и неудобства. Мы предвидим дорожные пробки и устраиваем тендер на правительственный контракт на расширение дорог для машин, которых еще не существует. Таким образом, миллионы долларов вкладываются в гипотезу о нарастании патологии в будущем.

Получается так, что врач, концентрирующийся на симптомах, рискует тем, что начнет защищать или взращивать ту патологию, частью которой являются симптомы.

А что можно сказать о боли? Есть несколько ответов на проблему боли, несколько стратегий подхода к ней.
1) Примите местное обезболивающее и избавьтесь от нее, либо поступите радикальнее и перережьте центростремительный нерв, относящийся к больному месту. Однако если такие методы симптоматического лечения вообще имеют смысл, то только тогда, когда сообщение, передаваемое болью, услышано и ему уделено внимание.
2) Улыбайтесь и терпите. Этот способ также имеет смысл только тогда, когда сообщение усвоено.
3) Уделите внимание тому системному контексту, в котором генерируется боль и, возможно, начните его лечение. То есть действуйте согласно сообщению, передаваемому болью.

Я часто думал, почему боль столь настойчива, почему она продолжается после того, как ее существование замечено? Я полагаю, ответ в том, что сообщение, передаваемое болью, изменяется по мере ее продолжения. Свежая боль просто требует внимания к больному месту, и если бы это было единственным сообщением боли, хозяин боли был бы движим ей только в направлении простого лечения симптома. Однако боль длится и длится, и тогда сообщение изменяется. Хозяин принуждается (или должен принуждаться) обследовать и, возможно, лечить более широкие релевантные области. От должен перестать думать в терминах симптомов и обратить свое внимание на большую систему.

Однако скачок от мышления о частях к мышлению о целом проблематичен сам по себе.

В биологии ни одна величина, даже если она “хороша” для организма, не характеризуется формулой “больше всегда лучше, чем меньше”. Экономисты думают, что подобное верно в отношении денег, однако если они правы, тем самым показано, что деньги определенно небиологичны, а, возможно, и антибиологичны. Что до всего остального, то “хорошее” приходит в оптимальных количествах, а не в максимальных. Для любых желательных веществ или переживаний существует некоторый оптимум, превышение которого вредно. Это очевидно верно для таких хороших вещей как кислород, кальций, пища, развлечения, одежда, психотерапия, ярость и, возможно, даже любовь. Все становится вредным, если потребляется в чрезмерных количествах.

Любая часть любого биологического целого должна оставаться в границах пропорциональности. Если часть становится больше, она становится угрозой или опасностью для целого. Дело выглядит так, словно в какой-то неуловимый момент происходит изменение знака.

Легко понять, что если автомобилей слишком много, то наращивание дорог только ухудшит положение. Не столь легко понять, что наращивание числа автомобилей может помочь людям яснее увидеть больший гештальт.

Во время Второй мировой войны мне удалось сделать одну интересную вещь. Мне удалось организовать в Читтагонге небольшую радиостанцию, работающую на оккупированные врагом области Бирмы, Тайланда и Малайи. Станция предназначалась для нейтрализации вражеской пропаганды. Наша пропагандистская политика была простой: мы слушали вражескую белиберду и потом выдавали себя за официальную японскую станцию. Каждый день мы просто преувеличивали то, что говорил враг. Мы рассудили, что ложь врага будет велика настолько, насколько ему хватит наглости, а потому в нашем положении будет выгодно создать видимость, что он говорит еще большую ложь. Преувеличить симптом.

Я всегда подозревал, что на психотерапии пациенты преувеличивают свои травматические истории и симптомы примерно в три раза, и это правильно.

Есть очень интересная теория, лежащая в основе гомеопатической медицины. Если вы страдаете от синдрома, т.е. совокупности симптомов X, Y и Z, вам нужно найти яд, который в нормальной дозировке даст тот же набор симптомов. Затем для обратного эффекта вам нужно принять это зелье в микроскопической дозе.

Я полагаю, что и мы, и врачи попались не только на крючок привычки уделять чрезмерное внимание симптомам, но еще и на крючок привычки мыслить в материалистических терминах. Мы все думаем, что и фармакология, и наука управления транспортом — это количественные науки. Мы думаем, что если нам плохо из-за того, что чего-то много, то если его станет еще больше, нам станет еще хуже. Однако на самом деле это часто не так. Мы живем в мире паттернов и коммуникации, в мире идей, и в этом мире теории дозирования часто стоят вверх ногами. В чисто материальном мире не было бы ни иронии, ни малейшего намека на юмор. Однако мир паттернов и идей полон иронии, и через иронию мы (возможно) можем достичь того небольшого просветления, которое приносит видение большего гештальта.

Bateson G., “Symptoms, Syndromes and Systems” // Esalen Catalog, 16 (4), 1978.

© Перевод Д.Я. Федотова, Москва, 2008
текст перевода нотариально заверен

Нет комментариев