Статьи cтатьи Бейтсона Системный подход

Рост семейной терапии за последние двадцать лет указывает на нечто большее, нежели внедрение нового метода или простое изменение размера социальной единицы, с которой терапевт, как ему кажется, должен работать. Действительно, само изменение размера этой единицы приносит с собой новую концепцию места человека в мире, а также новую эпистемологию и онтологию, т.е. новый способ размышлять о том, что такое разум.

На заре семейной терапии те из нас, кто работал с госпитализированными шизофрениками, чувствовали потребность в терапии семьи, поскольку было бессмысленно посылать пациента в ремиссии домой, в окружение, активизирующее симптомы, от которых пациент недавно избавился. Поэтому в те ранние дни семейная терапия приняла форму защиты пациента от воздействия семья. В ранней формулировке “теории даблбайнда” (double-bind theory) пациент обозначался как “жертва” родительского связывания (binding), а целью атаки психиатра была “шизофреногенная” мать. Мы мыслили в терминах “пациент против семьи”, и ключевым словом было “против”.

Однако довольно скоро выяснилось, что все члены семьи, содержащей шизофрению, в равной степени являлись жертвами, и что изменений требовала сама семья как целое — включая пациента. Слово “против” более не годилось для описания отношений внутри семью, и ключевым стало слово “часть”. Возникла необходимость видеть каждого индивидуума как часть системы, которая плохо функционирует как целое.

Теория систем

Этот акцент на целостной системе обозначил переход от традиционных концепций индивидуальной психологии к некоторой форме теории систем или кибернетики.

Но что такое система?

Системой, в конечном счете, является любая единица, содержащая структуры обратной связи, и потому способная обрабатывать информацию. Существуют экологические системы, социальные системы, и в этом техническом смысле систему образует индивидуальный организм плюс окружающая среда, с которой он взаимодействует. То обстоятельство, что о семейной единице начали думать как о системе, должно было неизбежно обернуться тем, что как систему начали рассматривать индивидуума.

Следовательно, способы мышления, выработанные психиатрами для понимания семьи как системы, могут применяться для понимания индивидуума как системы. Это может привести к фундаментальным переменам в собственном доме психологии, т.е. в деле изучения индивидуума, а также к соответствующим переменам в философии и практике индивидуальной психотерапии. Взгляды тогда будут поляризоваться не просто между практикующими индивидуальную терапию и практикующими семейную терапию, а между теми, кто думает в терминах систем и теми, кто думает в терминах линеарных причинно-следственных цепей.

Индивидуальная психология и теория систем

Здесь не место и не время для детальных предсказаний, что случится с индивидуальной психологией и методами лечения индивидуума, когда этими областями будет усвоена теория систем. Однако стоит отметить, что многие разделы традиционной индивидуальной психологии уже давно готовы для включения в структуру теории систем, особенно фрейдовская концепция психологического конфликта, где традиционно предполагается, что контрастирующие полюса мышления или мотивации взаимодействуют и взаимно активизируют друг друга.

В других областях усвоение системных принципов не будет столь простым. Многие из общепринятых концепций индивидуальной психологии, с которыми язык психологов обращается как с существительными и даже до некоторой степени овеществляет, будут, несомненно, переведены на язык процессов. Такие концепции, как эго, тревожность, враждебность, психическая энергия, потребность и т.д., получат в совокупной объяснительной системе новый облик и непривычный статус. Эти изменения будет нелегко усвоить.

Возможно, еще более трудным для усвоения станет сдвиг границ индивидуального разума. Фундаментальное правило теории систем гласит, что если вы хотите понять некоторый феномен или явление, вы должны рассмотреть этот феномен в контексте всех завершенных циркуляционных контуров, релевантных для него. Акцент ставится на концепции завершенного коммуникативного контура. Теория также подразумевает, что все единицы, содержащие завершенные контура, будут выказывать ментальные характеристики. Другими словами, разум внутренне присущ (имманентен) системе контуров. Мы привыкли думать, что разум каким-то образом содержится в границах кожи организма, но система контуров не содержится в границах кожи.

Рассмотрим человека, рубящего дерево топором. Каждый удар топора должен корректироваться согласно состоянию заруба на дереве после предыдущего удара. Другими словами, системой, выказывающей ментальные характеристики, является полный контур, проходящий от дерева к органам восприятия человека, через его мозг к его мышцам и топору, и снова к дереву. Это не та единица, которую привыкли рассматривать психологи, а та, которую их заставит рассматривать теория систем.

Нетрудно понять, что этот переход от образа мысли “человек против дерева” к более правомерному представлению о человеке как части контура, включающего дерево, изменит наши идеи о природе “Я”, природе власти, ответственности и т.д.

Это может даже привести род людской к чему-то вроде мудрости, которая создаст препятствия необузданному разрушению нашего биологического окружения и помешает некоторым характерным тенденциям, которые мы выказываем в отношении пациентов, иностранцев, меньшинств, своих семей и друг друга.

Bateson G., “A Systems Approach”. Написано в 1971 г. как отзыв на книгу Джея Хейли Семейная терапия (Haley J., Family Therapy, 1968).

© Перевод Д.Я. Федотова, Москва, 2008
текст перевода нотариально заверен

Нет комментариев