статьи Андреаса НЛП Андреас: Что делает нлпера хорошим нлпером?

Введение

Несколько месяцев назад один человек задал мне очень интересный вопрос, над которым я с тех пор неоднократно задумывался: “В чем различие между теми, кто использует НЛП, проявляя при этом средний уровень умений, и теми, кто применяет его гораздо более умело?” Я думаю, что на этот вопрос можно дать много различных ответов, и у меня есть несколько идей на этот счет. Я думаю, что человек, который применяет методы НЛП исключительно хорошо, умеет нанизывать все разнообразные навыки и технологии на некий единый каркас, состоящий из его идей и представлений. Такой универсальный каркас обеспечивает твердую основу для накопления информации и проявления творческого начала даже в тех ситуациях, когда тот или иной метод или технология не дает необходимых результатов и кто-нибудь другой мог бы запутаться или застрять.

Разделение и объединение

Для меня сослужила хорошую службу идея о том, что на все, чем я занимаюсь, можно было бы посмотреть с точки зрения “разделения” и “объединения”. Разделение — это процесс, в результате которого два объединенных между собой элемента субъективного опыта человека начинают существовать отдельно друг от друга. Например, в процессе избавления от фобии неприятные ощущения отделяются от визуальных воспоминаний о травмирующей ситуации. В процессе достижения прощения определенные идеи или смыслы, которые человек связывает с прощением (например, идея о том, что прощение — это дело других людей, или что простить — значит смириться с причиненной болью), должны быть отделены от переживания прощения, прежде чем человек проявит желание простить.
Объединение — это процесс, в результате которого два разделенных между собой элемента субъективного опыта человека мы складываем вместе. В любом процессе интеграции якорей, таком как “изменение личностной истории”, два отдельных переживания объединяются между собой, когда воспроизводятся одновременно.
Конечно, во многих методах психотерапевтического воздействия разделение и объединение происходят одновременно. Во время рефрейминга содержания старый смысл отделяется от переживания и в то же самое время к этому переживанию прикрепляется новый смысл: “Вы всегда думали, что ваша дочь “упряма”, не отдавая себе отчета в том, что вы развили в ней замечательную способность твердо отстаивать свои идеи и не позволять другим расшатывать ее убеждения и брать верх над ней”.
Разделение и объединение являются на самом деле фундаментальными свойствами всех нервных клеток, и в психологии этим процессам соответствуют такие технические термины, как “дискриминация” (“discrimination”) и “обобщение” (“generalization”). Когда два нейрона в сетчатке глаза реагируют по-разному на зрительное воздействие, они разделяются в ответ на различия в яркости, цвете и в других характеристиках оптических лучей. Когда ребенок два разных животных называет одним именем “собака”, он реагирует на те черты, которые делают их похожими друг на друга (четыре ноги, шерсть и т.п.), а не на их различия (в размере, цвете и т.п.).
Любое наше представление является сложной конструкцией, состоящей из накладывающихся друг на друга представлений о сходстве (объединение) и различии (разделение). Когда мы хотим изменить то или иное представление, нам всегда приходится иметь дело с изменением восприятия или понимания сходства или различия, и в результате это приводит к изменению реакции.
Если вам покажется полезным научиться думать о своих действиях в этих универсальных терминах, то вы могли бы взять в качестве примера какой-нибудь известный вам метод НЛП и попробовать внимательно разобраться, что происходит на каждом шаге этого метода — какие вещи подвергаются разделению, а какие объединяются. Чем чаще вы будете выполнять такого сорта упражнения, тем привычнее для вас станет такой способ мышления, и он начнет управлять вашими действиями.

Превращение в процесс

Еще одна идея, формирующая единый каркас, состоит в том, что все наши переживания представляют собой нескончаемую цепочку небольших событий, в которой одно событие довольно быстро сменяется другим. В действительности у нас нет никаких “переживаний” или “проблем”, или “решений”, на самом деле с нами происходят последовательности событий, некие процессы, одни из которых мы называем “переживанием”, другие “проблемой”, а третьи “решениями”. Когда человек говорит, что у него возникла “проблема” в “отношениях”, он выделяет в последовательности событий одно маленькое событие и начинает думать о нем так, как будто это некоторая фиксированная “вещь”. Когда я отвечаю такому человеку, что я понимаю, что в процессе его взаимодействия с другим человеком есть некоторые аспекты, которые ему не нравятся, мои слова звучат как приглашение к тому, чтобы начать думать об этих отношениях, как об изменяющемся процессе, а не как о чем-то фиксированном и неизменном.
Когда люди размышляют о “проблеме”, они обычно представляют себе ее в виде какой-нибудь неподвижной картинки. Простое предложение позволить этому застывшему образу превратиться в фильм об этом событии может оказать довольно глубокое воздействие, потому что оно поможет восстановить всю цепочку событий, в которой “проблема” является лишь незначительной частью. В этом фильме будет содержаться гораздо больше информации, чем в застывшей картинке, и зачастую эта дополнительная информация оказывается весьма полезной при поиске решения. И поскольку фильм уже и сам представляет собой нечто подвижное и изменяющееся, то в такое представление гораздо легче внести дополнительные полезные изменения, чем если бы это был застывший образ.
Дополнив идею объединения идеей превращения в процесс, мы начинаем понимать, что два события можно объединить в одном моменте времени либо последовательно, расположив их одно за другим. Таким образом, когда мы хотим изменить проблемные переживания человека и поставить на их место нечто более полезное и ресурсное, у нас есть три основных варианта объединения “проблемного состояния” с “ресурсным состоянием”. (Нам бы следовало сказать “процесс проблемы” (“probleming”) и “процесс ресурса” (“resourcing”), но такая фраза звучит слишком неуклюже, по крайней мере, на английском.) Мы можем объединить их в одном моменте времени либо добавить ресурсы последовательно — или непосредственно до проблемного события или сразу после него.
Каждый вариант имеет свои последствия, которые трудно передать словами, но легко почувствовать. В основном методе, известном под названием “изменение личностной истории”, мы закрепляем одним якорем проблемное состояние и другим — ресурсное состояние. В зависимости от того, в какое время мы будем включать каждый из якорей, мы можем вызвать эти два состояния одновременно, добившись их интеграцию, или мы можем создать последовательность, в которой ресурсное состояние либо предшествует, либо следует за проблемным состоянием.
Если ресурсное состояние следует за проблемным состоянием, человеку придется сначала пережить неприятные ощущения, связанные с проблемным состоянием, а затем почувствовать разрешение, вызванное появлением ресурсного состояния. И хотя такая последовательность даст необходимые результаты, этот метод трудно назвать элегантным, поскольку он заставляет человека повторно, пусть даже на короткое время, переживать неприятные ощущения.
Если же ресурсное состояние будет предшествовать появлению затруднительной ситуации, человек даже не успеет воспринять эту ситуацию как проблемную. На самом деле, это те самые чувства, которые каждый из нас переживает тысячу раз в день, даже не замечая этого. Каждый день мы сталкиваемся с мириадами задач — от того, чтобы достать ключи из кармана или завести машину, до разговора по телефону с другим человеком или чтения статьи, подобной той, которую вы читаете сейчас. Если только мы обладаем достаточным запасом необходимых поведенческих ресурсов для того, чтобы справиться с подобной ситуацией, мы не рассматриваем ее как проблему. Но если бы мы были маленькими детьми, большинство из этих задач превратилось бы для нас в неразрешимые проблемы. Формирование подходящих ресурсов до возникновения потенциальной проблемы оказывается гораздо более полезным и приятным подходом, чем обращение к ресурсам уже после того, как проблема возникла, и именно поэтому мы планируем вперед и учимся заранее, чтобы подготовить себя к тем вызовам, которые готовит нам жизнь.

Определитель состояния

К счастью, Джон Мак-Виртер (John McWhirter) описал один удивительный и тонкий лингвистический прием, который показывает, как наш мозг может быть заранее настроен на то, чтобы реагировать тем или иным способом, и печально, что этот прием не был замечен раньше. “Определитель состояния” — это “комментарий”, наречие (в английском языке), которое вставляется в самом начале предложения или фразы и которое указывает на некоторое эмоциональное или когнитивное состояние, как, например, слова “к счастью” или “печально” в предыдущем предложении. Определитель состояния подготавливает мозг к тому или иному способу реагирования на последующие слова.
Чтобы испытать на себе этот эффект, подумайте о каком-нибудь обычном повествовательном предложении, например: “Зеленая трава блестит в солнечных лучах”, — или, — “Я сижу за столом”, — и представьте себе, что вы говорите это предложение самому себе…
А теперь представьте себе, что вы произносите то же самое предложение, но в самом его начале вставляете слово “печально”, и заметьте, как изменится ваша реакция…
После этого произнесите это же предложение, но предварите его словами “к счастью”, и снова обратите внимание на свою реакцию…
Определители состояния направляют ваше мышление, привлекая его к тем аспектам повествования, которые обозначаются этими определителями.
Представьте себе, во что могла бы превратиться ваша жизнь, если бы каждое свое предложение или мысль вы начинали словами “печально” или “к сожалению”. Это очень эффективный способ, позволяющий загнать себя в депрессивное состояние, и некоторые люди активно им пользуются! В противоположность этому, представьте себе, как изменилась бы ваша жизнь, если бы каждому предложению и мысли предшествовали слова “к счастью” или “к нашему удовольствию”. Это гораздо более подходящий выбор, и опять же некоторые люди этим активно пользуются.
Понятно, что вы могли бы почувствовать себя неконгруэнтно, вставляя слова “к счастью” в предложения, описывающие неприятные события, но приятно то, что существуют альтернативные возможности. Слова “печально” и “ к счастью” указывают на эмоциональные состояния, а многие эмоции являются оценочными, позитивными или негативными. Эти оценочные определители могут порой не соответствовать содержанию той или иной мысли или предложения.
Интересно отметить, что существуют эмоциональные состояния, отличающиеся от указанных и не имеющие негативных или неприятных особенностей. Любопытно, что соответствующие им определители указывают на такие состояния, как интерес, любопытство, внимание или понимание: “интересно”, “любопытно”, “удивительно”, “понятно” и т.п. Неприятное может оказаться столь же интересным, как и приятное, ведь состояние заинтересованности или удивления само по себе всегда вызывает позитивные, приятные эмоции. Наверно, вам никогда не приходилось слышать, чтобы кто-нибудь жаловался на свое любопытство. “О, вчера вечером меня разбирало такое любопытство, это было ужасно!”
Поскольку эти определители состояния удивительным образом оказываются никак не связанными с негативными состояниями, они являются действительно универсальными ресурсами, которые можно использовать практически в любых обстоятельствах. И поскольку состояние любопытства или интереса является прекрасным ресурсным состоянием для обучения и изменения, такого сорта определители состояния могут служить хорошим началом для понимания затруднений и дальнейшей работы с ними.
Например, подумайте о каком-нибудь событии или своем представлении, которые вы могли бы описать как проблему или затруднение, и сформулируйте не слишком сложное предложение, которое будет описывать это событие или представление, например: “Я терпеть не могу, когда люди не выполняют своих обещаний”. Произнесите его про себя и заметьте, как оно воспринимается изнутри…
А теперь произнесите то же самое предложение, но предварите его словом “интересно” или “любопытно”, или “понятно”, и обратите внимание на то, как это слово изменит ваше впечатление…
Большинство людей при этом испытывает тонкие, но очень глубокие изменения, поскольку внимание оказывается сосредоточенным не на неприятностях, связанных с проблемным событием, а на состоянии интереса и любопытства по поводу того, как это событие происходит, или на том, как его можно было бы понять, иначе говоря, возникает состояние внутренней готовности и стремления к обучению. Только представьте себе, как изменилась бы ваша жизнь, если бы каждое свое предложение или мысль вы начинали бы со слов “интересно” или “понятно”.
Это может оказаться очень полезным, когда вы используете “повторное проговаривание” (“backtrack”) в работе с клиентом. Когда клиент описывает проблему, вы можете возвращать ему его предложения, начиная их словами “понятно” или какими-нибудь другими определителями, связанными с любопытством и интересом, и следить за невербальными изменениями, которые будут указывать на то, что клиент начинает относиться к проблеме с меньшим напряжением и думать о ней более подходящим способом.
Одна очень важная особенность этих определителей состояния заключается в том, что они создают некий универсальный мир, который объединяет нас обоих. Совсем по-другому воспринимались бы слова: “Мне кажется это интересным”, — или, — “Вы не находите это интересным?” — в которых явно прослеживается разделение и различие между нами. Когда я говорю “интересно”, это устанавливает рамку, которая просто существует и воспринимается как само собой разумеющееся и которую мы воспринимаем оба без разделения на “твоё-моё”, как многие люди часто делают. Это устанавливает раппорт, потому что раппорт подразумевает наличие различий, между которыми этот раппорт перебрасывает мостики.
Удивительно, что на фоне состояний заинтересованности и любопытства многие “проблемы” просто исчезают, поскольку мое внимание переключается от неприятных представлений на исследование того, как эти “проблемы” формируются и функционируют и что я мог бы предпринять, чтобы их изменить. Даже в том случае, если они не исчезают полностью, в этом состоянии гораздо легче начинать движение к формированию новых представлений и поиску решений.
Интересно, что идея о том, что вся наша жизнь представляет собой школу, в которой каждый из нас учится и приобретает свой жизненный опыт, является очень старой идеей, которая является центральной во многих духовных практиках. Я не знаю, насколько она верна, но она задает какие-то новые мощные ориентиры в жизни в целом, и это делает жизнь гораздо более легкой и приятной, как для нас самих, так и для окружающих нас людей.
Литература
Андреас С.: “Что делает нлпера хорошим нлпером?”, Anchor Point, Vol. 13, No. 10, October, p. 3.

Нет комментариев