Read Трансформация “Я” Заключение

0 796

Я посвятил моделированию я-концепции в общей сложности более 12 лет, и в итоге настал момент, когда, как мне кажется, была проделана достаточно полная работа по выявлению большинства аспектов того, как люди думают о себе. Вы познакомились в этой книге с исчерпывающим набором практических процессов и понятий, которые можно использовать для трансформации своего «я» посредством кор­ректировки и изменения любого качества своей я-концепции. Некото­рые из этих процессов являются относительно новыми, причем отдель­ные грани появились у этого материала только во время окончательного редактирования книги. Поэтому нет сомнений, что существуют какие-то дополнительные особенности, которые я упустил и которые ждут того, чтобы кто-то их заметил и описал. Тем не менее это полезная практиче­ская карта, которую можно использовать для упрочения и изменения своей я-концепции.

Возникает вопрос: «Как можно определить, когда следует использо­вать все эти методы? Когда полезнее всего произвести изменение в я-концепции?» В каждой главе были даны конкретные указания, касающиеся применения материала, содержащегося в ней, но я хотел бы сделать не­сколько общих замечаний, которые могут оказаться полезными.

Всякий раз, когда люди говорят о себе или своих проблемах, они делают утверждения, касающиеся их представлений о себе. Поэтому вы могли бы использовать вмешательство в я-концепцию в случае любой про­блемы, с которой человек, по его словам, столкнулся. Однако если человек сообщает: «Я пишу с ошибками», «Я не умею вести светскую беседу» или «Я страдаю фобией», очевидно, что он говорит о конкретной проблеме или навыке, которые проявляются в каком-то ограниченном контексте.

Всякий раз, когда у людей возникает проблема, которая Ограничена определенным контекстом или определенным заданием, обычно намного эффективнее воспользоваться более проверенными и простыми метода­ми и разрешить ее с помощью контекстного поведенческого изменения. Люди просят о конкретном изменении, и часто Это все, что им нужно. Конкретных изменений добиться гораздо легче, так как они намного реже мешают остальной жизни человека, поэтому обычно бывает очень не­много препятствий, которые нужно преодолеть.

Много лет назад я знал одного специалиста по тренингам, чье реше­ние в случае почти каждой проблемы состояло в том, чтобы придать человеку уверенность в себе и объединить ее с проблемным состоянием. Но если вы используете вмешательство в я-концепцию в случае какого- то специфического навыка, такого как правописание, маловероятно, что оно повлияет на способность человека правильно писать, так что он, ве­роятно, по окончании тренинга по-прежнему будет писать с ошибками. Никакая уверенность в собственных силах не превратит безграмотного человека в грамотного, если он прежде не научится писать. Разве что Он перестанет комплексовать по поводу своей безграмотности, что можно рассматривать как определенное достижение, поскольку теперь он, по крайней мере, не будет испытывать неприятных чувств.

Однако это не то, о чем человек просил, и не то, в чём он действи­тельно нуждался. Он по-прежнему не сможет правильно писать, и нега­тивные последствия, с которыми ему придется столкнуться, например, при поступлении на работу, останутся теми же. Уверенность в себе может мо­дифицировать то, как вы используете какой-то навык, но она не может его сформировать. И если теперь человека будет отличать большая уверен­ность в себе, он, скорее всего, будет изумлен (и, возможно, даже оскорб­лен), когда кто-то укажет ему на то, что он неправильно пишет слова. Воистину, некоторые «решения» — это замаскированные проблемы!

Если человек говорит о себе в очень общих выражениях, особенно если он говорит или подразумевает, что нечто происходит с ним «все­гда» и «везде» (или «никогда» и «нигде»), это хороший признак того, что он выиграет от изменения в я-концепции, поскольку это изменение будет с ним всегда и везде. Утверждения типа «я ужасный человек», «я неудачник»., «я не заслуживаю счастья» или «я не способен устано­вить хорошие отношения с людьми» — это достаточно очевидные свиде­тельства того, что изменение в я-концепции будет очень полезным. По­этому для начала вы можете задать себе вопрос: «Хочет ли этот человек сказать, что он столкнулся с проблемой или что он сам является пробле­мой?» Когда люди говорят, что проблемой являются они, тогда работа над я-концепцией определенно уместна.

Если человек испытывает серьезные трудности в большинстве об­ластей своей жизни, то вероятно, что вмешательства на уровне я-концепции будут очень полезными. Но даже если он в целом очень компе­тентен и удачлив, подобно Питеру во время демонстрации формирова­ния я-концепции, он может выиграть от вмешательства в я-концепцию, если конкретная проблема сохраняется во времени и пространстве. Питер обладал всеми конкретными навыками для того, чтобы располагать людей к себе, поэтому изменение в я-концепции свелось лишь к тому, что­бы это качество стало заметным в его поведении. С другой стороны, человек может быть твердо уверен в том, он располагает к себе окружа­ющих, однако он может не обладать конкретными навыками (раппорт, сенситивность, мягкость, сострадание и так далее), которые оказывают огромное влияние на то, как это качество проявляется на деле и воспри­нимается окружающими.

Паттерн взмаха, который формирует то или иное качество я-кон­цепции, можно использовать при достаточно простых привычках, вроде привычки грызть ногти, а также для изменения таких моделей поведе­ния, как курение или стремление похудеть, которые нередко имеют на­много более сложный характер. То есть вы можете использовать вмеша­тельство в я-концепцию почти во всех случаях, и только вы определяете, может ли человек извлечь пользу из ограниченного поведенческого из­менения, или из более экстенсивного изменения в я-концепции, или из того и другого одновременно.

Когда кто-то говорит, что он постоянно делает что-то мешающее ему или часто сталкивается с проблемой, и вы полагаете, что будет по­лезно, если он станет думать, что является человеком, обладающим про­тивоположными качествами, вы всегда можете перекинуть мостик от «де­лать» или «сталкиваться» к являться или быть, когда станете рассмат­ривать желаемый позитивный результат. «Вы говорили мне о том, что часто судите других, и о трудностях, которые возникают из-за этого. Со­здается впечатление, что вам хотелось бы быть терпимым человеком, та- . ким, который уважает любой иной способ существования, но при этом относится с полным уважением к собственным симпатиям и антипатиям. Не кажется ли вам, что превращение в подобного человека могло бы стать достойной целью?»

Я показал вам, как можно изменить я-концепцию сознательным, на­глядным и детальным образом, поскольку хотел, чтобы вы прочувство­вали и поняли различные аспекты того, как работает ваша я-коицепция. Однако теперь, когда вы пришли к этому доскональному пониманию, тем из вас, кто хочет поделиться им с другими людьми, не нужно ис­пользовать подобные детали или быть столь же исчерпывающим, если вы внимательно следите за чьими-то невербальными и вербальными ре­акциями. Помните, что мы рассматривали такие аспекты вашей жизни, которые большинство людей совершенно не осознают. Стоит вам попрак­тиковаться в этих навыках, и вы сможете добиться многого в непринуж­денном разговоре, а другой человек будет иметь при этом лишь самое и» смутное представление о происходящем.

«Приведите мне пример проявления вами доброты в прошлом». я «Многими ли способами вы проявляете свою доброту, с разными людь- ми и в разных ситуациях?» «Легче ли вам представить себе все эти разные способы собранными вместе, подобно коллажу, или один за другом, подобно быстрому показу слайдов?» «Можете ли вы представить себе какие-то ситуации в будущем, когда вы определенно проявите добро­ту?» «Если бы вам было нужно проявить доброту к человеку каким-то новым способом, который вы никогда раньше не практиковали, каким бы он был?» «Могли бы вы вспомнить случаи, когда вы проявляли доб­роту в течение очень короткого времени, а также случаи, когда ваше доброе отношение сохранялось в течение продолжительного периода вре­мени?» «Когда вы вспоминаете примеры проявления доброты, думаете ли вы о том, как добрые поступки совершают другие люди, или о прояв­лении доброты вами?» «Если вы вспомните случай, когда вы были доб­ры к кому-то, можете ли вы представить себя на месте этого человека и проникнуться теми чувствами, которые он испытывает в ответ на вашу доброту?» «Что вы ощущаете, когда вспоминаете.те.случаи, когда вы были недобры к людям?» «Выберите один из них и скажите мне, как бы вы предпочли вести себя в следующий раз в аналогичной ситуации». «Можете ли вы увидеть себя реагирующим подобным образом в следую­щий раз?» «Это стало бы еще одним примером вашей доброты, не так ли?» И, разумеется, вы можете задавать аналогичные вопросы о прису­щих людям границах и связях с окружающими.

Я надеюсь, что когда вы будете осуществлять все это, ваши дей­ствия будут вам совершенно ясны, тогда как для людей, не обладающих вашими знаниями, ваши вопросы и невербальные жесты будут лишь ча­стью интересного разговора, которую они могут даже не соотнести с по­зитивными изменениями, которые ощутят в результате.

Напутствие

Теперь я хочу, чтобы вы немного расслабились и посвятили некоторое время спокойному анализу впечатлений, которые вы получили, — всего, что вы увидели, услышали и ощутили, когда читали эту книгу и выпол­няли описанные в ней упражнения. Я хочу, чтобы вы — оценивая путе­шествие, которое вы совершили по бесконечному лабиринту внутри сво­ей психики, к основам своего существа и я-концепции, корням и истокам собственной личности, — подумали об изменениях, которые с вами у^се произошли. Я хочу, чтобы в этом анализе полностью участвовали и ваше сознание, и ваше подсознание, поскольку подсознание, вероятно, усвои­ло множество вещей, которые сознание пока даже не заметило.
Когда вы начинаете закладывать новую основу понимания, это очень похоже на строительство дома. В самом начале у вас имеется лишь ряд w чертежей, представляющих собой непонятные значки и пометки на бу- J маге. Чуть позже вы роете в земле яму, покупаете бетон, доски, гвозди.и g другие материалы. Если вы обучаете людей тому, как строить-дом, снача- § ла имеет смысл показать им, как будет выглядеть построенный дом, а за- тем обучить их всем элементам его строительства — как замерять и рас­пиливать доски, вбивать гвозди, оставлять отверстия под окна и двери и всем прочим навыкам, которые необходимы для постепенного превращения всех этих материалов в строение, в котором будет удобно жить.

Милтон Эриксон часто знакомил людей с техникой гипноза, прося их вспомнить то время, когда они приступали к изучению алфавита в школе, сидя за маленькими жесткими партами, расставленными рядами. Они еще не знали, что такое буквы, хотя и видели их изображения, выве­шенные над классной доской или на стенах класса. Они удивлялись тому, что буквы бывают заглавными и строчными и что некоторые из них так не похожи друг на друга, хотя это «та же самая» буква, тогда как некото­рые «разные» буквы выглядят намного более похожими. «Не может ли b быть перевернутой вверх тормашками р или обращенной назад d — или это перевернутая вверх тормашками и обращенная назад q? Почему не произносится так, как называется — “дабл”? Если “немая” не произ­носится, почему ее при этом видно?»

Когда вы изучали эти буквы, а позже усваивали правила группиро­вания их в слова, а затем в предложения, вы не имели ни малейшего представления о том, что закладываете основу навыка, который впослед­ствии станет совершенно неосознаваемым, — способности, которая бук­вально раскроет перед вами новый мир, позволяя вам узнавать мысли людей, живших тысячи лет назад, или находящихся за тысячи миль от вас, или являющихся представителями совершенно иной среды, культу­ры или профессии, а также давая вам возможность приобрести обшир­ный опыт, который в противном случае был бы для вас совершенно не­доступен.

Усваивая какие-то новые навыки, скажем, вождение автомобиля, вы часто чувствуете’ себя сначала очень неуверенно, и они поглощают почти все ваше сознательное внимание. Но по мере практики и приобретения опыта эта задача постепенно отходит на задний план, требуя от вас все меньше внимания и освободив ваше сознание для других дел, так что теперь вы можете водить автомобиль почти автоматически. Вы усажива­етесь за руль и умело ведете машину туда, куда вам нужно, неосознанно реагируя на сигналы и перекрестки, встречный транспорт и на все ос­тальные события, на которые вам необходимо направлять внимание для обеспечения безопасной езды, в то время как сознательно вы можете быть заняты разговором с пассажирами или составлением планов на день. Вы направляете свое сознательное внимание на вождение только при воз­никновении чрезвычайной ситуации, или в случае необычных дорожных условий, или если ведете новый для вас автомобиль, или если ищете адрес в незнакомом городе. Причем даже тогда большинство базовых навыков вождения по-прежнему остаются неосознаваемыми.

Я хочу, чтобы вы мысленно вернулись к тому моменту, когда приступали к чтению этой книги, подумали обо всем, что произошло впо- /Ъ следствии, и вспомнили свое душевное состояние, когда я впервые попросил вас обратить свой взгляд внутрь и определить, как вы подсознательно представляете себе какое-то присущее вам качество. Вероятно, ° многие из вас тогда плохо понимали, чего я от вас хочу, но если бы я попросил вас сделать то же самое сейчас, вы смогли бы справиться с этой весьма непростой задачей быстро и легко, и это лишь одно из мно­гочисленных свидетельств всего того, чему вы научились.

Из-за неизбежного проявления неловкости на ранних стадиях на- ученая некоторые люди избегают применения новых навыков, посколь­ку она вызывает у них чувство дискомфорта. При этом они забывают о старинной поговорке: «Первый блин комом». Если вы хотите проверить истинность этих слов, вспомните свой первый поцелуй или свой первый неумелый сексуальный опыт. Если неловкость, возникавшая на ранних стадиях научения и практики, продолжает вас беспокоить, вы можете напомнить себе, что вы — человек, способный идти к своим долговре­менным целям, и что вы обладаете упорством и настойчивостью и пре­одолеете-временный-дискомфорт, поскольку помните о тех благах, кото­рые ждут вас впереди; к если по какой-то случайности настойчивость еще не стала частью вашей я-концепции, вы теперь точно знаете, как вам развить в себе это качество таким способом, чтобы оно было долговеч­ным и высокоэффективным, вспоминая случаи, когда вы проявляли на­стойчивость, и обрабатывая их уникальным методом, который представ­ляется вам действенным и убедительным.

Я также хочу, чтобы вы посвятили какое-то время перебрасыванию мостика между опытом, приобретенным при чтении этой книги, и буду­щим, которое ожидает и манит вас. Вы уже ощутили то позитивное воз­действие’, которое изученные вами процессы могли оказать на вашу жизнь, — оно могло сделать вашу я-концепцию более стабильной, но при этом более открытой для обратной связи и изменений, сделать вашу жизнь намного более радостной, интересной и приятной. Но я также хочу, что­бы вы поняли, что только от вас зависит, продлится ли этот процесс полноценного использования всего того, чему вы научились, чтобы вы-и ваши друзья извлекли пользу из этих знаний и превратили свою жизнь во все то, чем вы можете стать.

Мне кажется, что частью этого путешествия, которое совершаем все мы, является определение того, что значит быть человеком. Несколько столетий назад в традиционных обществах люди знали, что такое чело­век, и мало кто подвергал сомнению старые общепризнанные истины. Перемены происходили очень медленно, и не многое бросало вызов тому во что верили, все. Лук и стрела были изобретены где-то между 30: и 11 тысячами лет назад, однако в течение всего этого времени конструк­ция лука изменилась очень мало. Если бы вы жили в те времена, то за всю свою жизнь могли бы увидеть очень незначительное количество из­менений. Вы бы знали, кто вы такой, и произошло бы очень мало собы­тий, ставящих под вопрос или изменяющих ваши взгляды.

Однако теперь изменения происходят столь быстро, что мы не спо­собны уследить за ними, не говоря уж о том, чтобы к ним хорошо адап­тироваться. За последние 50 лет в конструкцию лука были внесены сот­ни, а возможно и тысячи, изменений. Стремительный темп перемен про­должает убыстряться, и эта скорость сопряжена как со множеством возможностей, так и опасностей. Традиционная культура, которая оста- валась в сущности неизменной на протяжении сотен или тысяч лет, мо- -q- жет иметь ряд очень привлекательных и замечательных аспектов, но когда она сталкивается с быстрыми изменениями, то обычно становится дезор­ганизованной и распадается.

Несмотря на то что наша собственная культура демонстрирует мно­жество признаков внутреннего напряжения, нам пока удается приспосо­биться к изменениям, хотя часто мы делаем это вопреки своему желанию. Каких-то сто лет назад, когда мой отец был молодым человеком, женщи­ны в США являлись собственностью своих мужей и им не разрешалось голосовать на выборах, — и на земле еще много мест, где такие порядки по-прежнему существуют. Хотя нет сомнений, что нам еще предстоит пройти длинный путь, мы постепенно добиваемся прогресса в преодолении этни­ческих, расовых, тендерных и классовых стереотипов, признавая, что люди заслуживают равного уважения и равных прав и что каждый из нас может внести определенный вклад на пути к самопознанию, на который челове­чество встало лишь недавно.

Что же значит быть человеком, свободным от всех тех старых догм и деструктивных стереотипов, всех тех культурных допущений, которые раньше никто не подвергал сомнению? Я не думаю, что каждый из нас имеет реальное представление о том, что может стать с человечеством, но совершенно очевидно, что мы — вид, находящийся в процессе очень быстрого перехода в новое состояние.
Конечный пункт этого путешествия, или наша способность достичь его, может быть под вопросом, но то же самое можно сказать о любом путешествии, особенно о тех, которые только начались. То, что мы вме­сте изучили в этой книге, может, как я надеюсь, оказать нам некоторую по&гощь в определении того, кто мы такие и на что способны, и я рассчи­тываю, что вы присоединитесь ко мне в этих первых робких усилиях на пути к самопознанию — таким способом, который кажется вам приемлемым.

А когда вы принесете эти идеи во внешний мир и будете слушать, что люди говорят о себе, своих навыках и проблемах, вы сможете насла­диться размышлениями о том, как вы могли бы помочь им в восприятии самих себя и своих качеств более полезным образом. В мире существует большая потребность в том, чему вы здесь научились, а это предполагает безграничные возможности для того, чтобы вы улучшили жизнь других людей и чтобы некоторые из вас сумели заработать какие-то деньги во время этой деятельности. Я желаю вам приятного путешествия в гряду­щие недели, месяцы и годы. Имеется множество возможностей для того, чтобы воспользоваться этими идеями и помочь людям стать тем, кем они хотят быть.

Постскриптум         

Мартин Фишер однажды сказал: «Заключение — это момент, когда вы устали думать». Точно так же и книга завершается в тот момент, когда кто-то устает писать и редактировать. Я уверен, что некоторые части этой книги можно было написать более ясным языком, что в ней, несомненно, имеются отдельные упущения, а возможно, даже какие-то ошибки. Подоб­ное можно сказать обо всех книгах, которые я читал. Хотя описанные здесь методы всегда открыты для критики, они являются практическими при­емами, оперативно помогающими людям сделать свою жизнь лучше путем изменения представлений о самих себе. Эти процессы проверялись в ходе многократных экспериментов и наблюдений. Можно улучшить все, и эта книга с описанными в ней процессами — не исключение. Я предлагаю вам найти более совершенные методы использования, расширения и проверки понятий и процессов, с которыми вы познакомились.

Нет комментариев

Оставить комментарий