Read Трансформация “Я” ПРИЛОЖЕНИЕ. ПАТТЕРНЫ ПЕРСПЕКТИВЫ

0 878

Введение

Один из способов описания большинства несчастий сводится к тому, что у нас формируется суженное поле зрения («туннельное зре­ние»): мы сосредоточиваемся на какой-то проблеме, игнорируя при этом все остальное, что ее окружает. Как правило, мы также выхва­тываем проблемные переживания из потока времени, изолируя их от того, что им предшествовало и что за ними последовало. Хотя подобная сосре­доточенность может быть полезной при изучении какой-то ситуации с целью понять возможные действия, при узком взгляде часто остается незамеченной та самая информация, которая нам так необходима для приближения к решению. Увидеть проблему «в перспективе» или «в ис­тинном свете» значит увидеть ее в связи с чем-то иным; подобное утвер­ждение справедливо и в отношении наших размышлений о самих себе.

Существует множество способов рассмотрения проблемы в перс­пективе. Простое расширение своего поля зрения с целью включить в него намного больше событий, происходящих синхронно в данный мо­мент, позволяет обрести перспективу, которая в буквальном смысле этого слова шире по охвату, давая «общую картину», которая содер­жит намного больше информации. Как правило, когда проблема рас­сматривается в более широком контексте, она кажется менее значи­тельной и легче разрешимой, а включение дополнительной информа­ции может обеспечить базис для решения. Подобное расширение рамок является наиболее распространенным паттерном в большинстве ко­миксов. Обычно серия маленьких картинок создает какую-то загадоч­ную или озадачивающую ситуацию, а затем более крупная картинка в конце содержит новую информацию, которая позволяет разрешить загадку и придает ей смысл, меняя суть ситуации. Иногда последняя картинка просто привлекает внимание к чему-то, что уже присутство­вало в ранних картинках, но что было легко не заметить или проигно­рировать.
Поскольку картинки комикса обычно задают временную последова­тельность, этот пример подсказывает еще один способ, каким мы можем расширить свое поле зрения: превратить неподвижную картину в после­довательный ряд кадров, который показывает, как ситуация меняется во времени. Расширение пространственных или временных рамок либо од­новременно и тех и других — простое, но очень продуктивное вмеша­тельство, являющееся важной частью многих эффективных паттернов изменения.

Простая диссоциация, выход за рамки проблемного контекста, по­зволяет вам увидеть себst в связи со своим окружением. Это дает вам возможность посмотреть на проблему с другой, внешней стороны, занять позицию восприятия любознательного и, возможно, сострадательного, но в остальном эмоционально безучастного наблюдателя. Если вы зани­маете позицию восприятия другого человека в том же самом контексте, это обеспечивает еще одну перспективу, уже с иной информацией.

Рассмотрение двух разделенных во времени событий в связи друг с другом позволяет получить еще одну перспективу. Всякий раз, когда мы миримся с чем-то неприятным, чтобы приблизить желаемое будущее, мы видим, как наши действия в данный момент связаны с результатом в будущем, обеспечивая последовательную перспективу. В этом виде перс­пективы используются два образа, которые синхронно связаны в наших представлениях, оставаясь при этом отделенными друг от друга в других временных рамках. Люди, которые злоупотребляют пищей, наркотиками и другими формами получения немедленного удовольствия, обычно не рассматривают свое текущее поведение в связи с его долговременными последствиями. Их можно научить «большей дальновидности», чтобы помочь избежать опыта, который может быть приятным, но ведет к не­приятным последствиям. Аналогичная перспектива может помочь им про­должить выполнение задач, которые неприятны по своему характеру, но полезны как средство достижения приятных целей.

Разумеется, во многих контекстах может быть очень полезен узкий взгляд, когда вы концентрируете свое внимание и намеренно игнорируе­те другие проблемы, события и информацию. Когда вы хотите сосредо­точиться на какой-то одной задаче или просто насладиться радостями жизни, более широкий взгляд только отвлечет вас от ваших мыслей и переживаний. В определенные моменты времени и в определенных кон­текстах полезны все навыки, но любой навык становится ограничением, если мы не можем по своему желанию использовать или не использовать его в конкретной ситуации.

Джон Макхуэртер дал общую характеристику синхронного взгляда, который является основой здоровой я-концепции, — паттерна, который имеет множество других полезных приложений.

Паттерн визуальной перспективы

Я хотел бы продемонстрировать этот паттерн в визуальной системе на человеке, которого продолжает преследовать какой-то неприятный об­раз. Мне нет необходимости знать содержание образа; пусть оно оста­нется вашей тайной. (Ко мне подходит Майк.) Итак, Майк, имеется об­раз, который по-прежнему вас беспокоит, когда вы о нем вспоминаете, верно? Попробуйте воссоздать его сейчас, только для того чтобы удосто­вериться, что он продолжает вас беспокоить… (Дыхание Майка стано­вится менее глубоким, а сам он замирает.) Майк: Да. Не слишком, но беспокоит.

Хорошо, возьмите эту картину и удалите ее куда-нибудь из своего сознания. Теперь я хочу, чтобы вы вспомнили четыре ресурсных собы­тия, одно за другим, возможно, такие, которые, по-вашему, могут быть особенно полезны в связи с этим образом, который по-прежнему вас бес­покоит. И я хотел бы, чтобы в этом процессе отбора приняло полное участие ваше подсознание. Я хочу, чтобы вы создали образ для каждого из этих четырех ресурсов, такой, который полностью отражает каждый из них. Дайте мне знать, когда у вас появятся эти четыре образа… (Майк кивает.)

Теперь я хочу, чтобы вы взяли эти четыре образа и сделали так, чтобы каждый из них был размером 50 сантиметров в высоту и 50 — в ширину; затем расположите их вместе таким образом, чтобы вы могли видеть сразу все четыре картины в виде большого коллажа, находящего­ся примерно в метре перед вами. Некоторым людям нравится представ­лять себе, что на тыльной стороне образов имеется нечто вроде застеж­ки-липучки, так что когда они располагают их перед собой, то слышат слабый звук, который липучка издает при застегивании, и знают, что образы останутся на месте. Когда вы сводите все четыре картинки вмес­те, бывает немного сложнее увидеть детали каждой, но тем не менее вы знаете, что на картинках. Используйте столько времени, сколько вам нужно, чтобы проделать все это, и дайте мне знать, когда будете готовы… (Майк кивает.)

Прекрасно. Теперь я хочу, чтобы вы, сохраняя этот коллаж, взяли тот образ, с которого мы начали и который вас по-прежнему беспокоил, g и поместили его в самую середину коллажа, так чтобы он закрывал внутренние углы четырех ресурсных картин там, где они соприкасаются в gi середине коллажа. Возможно, вам придется немного изменить размеры 3 беспокоящего образа, что(5ы он прилегал к коллажу, становясь его эле- i ментом и оставляя видимой большую часть четырех ресурсных картин.После этого обратите внимание на то, как вы реагируете на тревожащий образ в контексте этих четырех ресурсов…

Майк; Они лишают его энерргии».

То есть вы реагируете на него менее эмоционально, не так ли? (Да.) Уменьшается интенсивность, глубина чувства. Не меняют ли они также «5 качество, тип вашей реакции тем или иным образом?

Майк: Мне кажется, что теперь моя реакция больше похожа на чувство понимания, чем на автоматический рефлекс.

Когда к вам приходит понимание, это часто ведет к какому-то по­тенциальному решению, так что вы можете увидеть выход из положения. Майк: Да-да. Я уже работал над решениями. Меня беспокоила лишь интенсивность моей реакции на образ.

То есть теперь вы чувствуете, что ваша реакция на него стала более комфортной. Не облегчает ли это поиск решения? (Облегчает.)

Нет ли каких-то других вопросов, которые присутствующие хотели бы задать Майку? И разумеется, Майк, вы можете проигнорировать те вопросы, на которые предпочитаете не отвечать.

Энн: Вы сказали, что уже работали над разрешением этой ситу­ации?

Майк: Да, я работал над решением; я знал, что проблема имеет решение. Меня тревожило лишь то, что моя реакция на си­туацию напоминает сигнальный звонок. «Почему я так бур­но реагирую на это? Ясно, что я могут найти решение, но как быть со всем остальным?» Фред: Был ли у вас доступ к четырем различным переживаниям, или четырем различным душевным состояниям? Майк: У меня были образы четырех различных событий, которые я пережил раньше.

Фред, мне кажется, что ваш вопрос адресован скорее мне, и он дает мне возможность прояснить нечто очень важное для всей нашей работы. На мой взгляд, образы ведут к тому, что можно назвать душевным со­стоянием. Если бы я попросил вас вызвать у себя какое-то душевное состояние, например «волнение», что бы вы стали делать в этом случае? Большинство людей спонтанно вспоминают какое то конкретное собы­тие, которое вызывает у них волнение. Слово «волнение» — это доволь­но общий термин, который можно приложить к самым разным чувствам, возникающим в различных ситуациях. Множество психотерапевтических § приемов и других методов изменения личности продолжают эксплуати- S ровать подобные общие термины, что очень затрудняет инициирование специфических реакций, которые действительно ведут к изменению по- а ведения. Когда вы рассуждаете в общих терминах, результатом стано- с вятся общие понятия, которые обычно не ведут к подлинному изменению реакции. Одним из примеров этого является так называемое «ин-
теллектуальное понимание»

Давайте рассмотрим очень простой пример. Я хочу, чтобы вы вызвали у себя слюноотделение путем одного лишь сосредоточения внимания на своем рте… Большинству людей довольно трудно выполнить это задание, поскольку «слюноотделение» — это всего лишь слово, так что вам не удается добиться по-настоящему интенсивной реакции. Вызвать у себя слюноотделение становится намного легче, если вы образно представля­ем ете себе, как разрезаете острым ножом ярко-желтый лимон, разглядывая искрящуюся поверхность разрезанного лимона со стекающим каплями соком, а затем представляете, как подносите половину лимона ко рту, выдавливаете сок себе в рот и смакуете его. В этом случае используются очень конкретные образы, обычно инициирующие то, что является в зна­чительной мере подсознательной реакцией, которой нельзя добиться, лишь произнося слово «слюноотделение». Аналогичным образом, работа с пат­терном визуальной перспективы является по большей части сознатель­ным процессом, но реакция, которую вы у себя вызываете, неосознавае­мая и спонтанная.

Салли: Майк, изменялись ли субмодальности проблемного образа? Майк: Изменялись. Он становился более расплывчатым и менее красочным — менее интенсивным в целом.

Хороший вопрос. То, что мы здесь проделали, — это один из самых простых способов обучения использованию синхронной перспективы в визуальной системе посредством подбора различных событий и объеди- ‘ нения их каким-то конкретным способом. Спасибо, Майк. Вот общая схема этого очень простого процесса.

Упражнение с паттерном визуальной перспективы

(в парах, общая продолжительность 15 минут)

1. Вспомните какой-нибудь беспокоящий вас образ, убедитесь, что он по-прежнему вас тревожит, и обратите внимание на то, как вы реа­гируете на него.

2. Идентифицируйте четыре специфических релевантных позитивных ресурсных события и создайте образ для каждого из них.

3. Соберите из этих четырех образов большой коллаж, имеющий раз­меры примерно метр на метр и находящийся в метре перед вами.

4 Поместите беспокоящий вас образ в середину коллажа так, чтобы, он закрывал лишь внутренние -углы четырех ресурсных образов и прилегал к коллажу, становясь его частью.

5. Обратите внимание на то, как меняется ваша реакция — и по интен­сивности, и по качеству. Если ваша реакция не меняется, вернитесь к началу процесса и воспользуйтесь другими ресурсами или произ­ведите иные корректировки. Поменяйтесь ролями, а затем подели­тесь своими ощущениями и обсудите их.

Наиболее распространенная проблема, с которой иногда люди стал­киваются при выполнении этого упражнения, состоит в том, что трево­жащая картина становится настолько большой, что закрывает ресурсы. Наиболее простой способ избежать этого — произвести жестикуляцию обеими руками, когда вы будете давать указания своему партнеру: сна­чала разведите руки в стороны, показывая размер коллажа, а затем сде­лайте расстояние между ними намного меньшим, чтобы показать размер проблемного образа. Несмотря на это, проблемный образ иногда стано­вится слишком большим; в этом случае вы просто останавливаете парт­нера, возвращаетесь к началу процесса и объясняете, что проблемный образ должен быть меньше.

Еще одна трудность может возникнуть, если проблемный образ не прилегает к коллажу и не становится его частью. Если проблемный об­раз остается оторванным от ресурсных образов, очень вероятно, что он будет увиден как противостоящий им, а. не вместе с ними и не как их часть. Это противопоставление обычно еще сильнее подчеркивает про­блему и еще больше сужает поле зрения, вместо того чтобы его расширять.

Наконец, возможно, что выбранные вами ресурсы неадекватны, по­этому вы можете поискать другие.
Эл: А если картин будет больше четырех?

Четыре — оптимальное число, которое обычно оказывается эффек­тивным. Одна женщина, которая проделала эту операцию спонтанно, со­здала в своем воображении восемь картин, сравнимых с лепестками боль­шого цветка. После чего беспокоящий образ стал сердцевиной цветка. Большинство людей представляют себе картины прямоугольными, но фор­ма также не является чем-то неприкосновенным. Ваши картины могут быть круглыми, овальными или в виде прямоугольников с закругленны­ми углами. Вы можете также расположить их одну за другой вертикаль­но или в виде горизонтального ряда.

Как-то раз я смотрел телепередачу, в которой Брайан Вайсс работал с женщиной, страдавшей фобией, используя процесс, называемый «ре­грессией прошлых жизней». После того как процедура была завершена, вы могли определить по невербальной реакции женщины, что она не избавилась от своей фобии, но теперь это не имело для нее сТоль большо­го значения, поскольку она стала рассматривать свою нынешнюю жизнь всего лишь как крохотную часть длинной вереницы жизней — множе­ство жизней позади и множество других в будущем. Она размахивала руками, показывая эту длинную вереницу жизней. В контексте этой длин­ной цепочки жизней ее нынешняя жизнь казалась очень маленькой, а про­блемы, с которыми она столкнулась в этой жизни, были еще меньше. Что касается меня, то я очень сомневаюсь в реальности прошлых жизней и предпочел бы заняться лечением фобии. Однако это интересный пример ® использования паттерна перспективы для эффективного изменения чьей-то реакции. Существует много способов создания подобной перспективы, но все они используют одни и те же принципы. Главное здесь — связать о. все образы друг с другом в одном месте и одной плоскости.
Бен: Вы попросили Майка подобрать образы, но не уточнили, а должны ли они быть неподвижными картинками или фраг     ментами фильма.

В сущности, особой разницы нет, если только это не имеет значения для человека, — тогда он просто берет и использует то, что является для ^ него наиболее предпочтительным. Слово «образ» или «картина» позволяет людям получать визуальную репрезентацию наиболее простым для себя способом. Спрашивая о деталях, вы часто обнаруживаете, что люди а вызывают у себя то, что сначала напоминает неподвижный образ, но та­кой, который можно легко превратить в диафильм или кинофильм.

Неподвижная картина — это своего рода резюме или символ для той информации, которая содержится во всем кинофильме. Фред: Вы попросили Майка выбрать ресурсы, связанные с про­блемным образом. Всегда ли хороша эта идея?

На мой взгляд, эта идея обычно срабатывает, поскольку слово «ре­сурс» — это весьма общий термин, который может относиться к самому разнообразному опыту. У всех нас имеется огромный запас ресурсных переживаний, некоторые из них являются прекрасными ресурсами для одних проблем или навыков и бесполезны в других случаях. Маловеро­ятно, что ресурс, отлично помогающий в решении математических задач, принесет большую пользу в катании на лыжах, и наоборот, поэтому ра­зумно проявлять определенную избирательность.

С другой стороны, человек может рассматривать проблему в таком узком ракурсе, что он будет сознательно отбрасывать ресурсы, которые могли бы быть очень полезными. Когда вы находитесь внутри камеры, может оказаться очень трудно размышлять, оказавшись вне нее. Иногда какой-то отдаленный, совершенно «невероятный» ресурс оказывается именно тем, что необходимо для преодоления суженного поля зрения, которое автоматически исключает его. Одна из причин обращенной к Майку просьбы о полном участии в селективном процессе подсознания состоит в следующем: его сознание должно быть готовым к той возмож­ности, что подсознание найдет ресурсы, которые сознание в противном случае могло бы отвергнуть как неадекватные. Иногда может быть д^же полезно попросить человека вспомнить о ресурсах, которые очень дале­ки от проблемного образа. В случае людей с очень своенравным и актив­ным сознанием вы можете даже попросить их выбрать ресурсы, которые, на их взгляд, нельзя использовать.

Теперь я хотел бы, чтобы вы разбились на пары и помогли друг другу в выполнении этого упражнения. Каждый из партнеров должен затратить на него около 5 минут, и еще 5 посвятите обсуждению того, что вы ощутили, — в итоге упражнение займет 15-20 минут.

Паттерн аудиальной перспективы

Далее я хочу продемонстрировать паттерн перспективы в аудиальной системе, используя беспокоящий голос вместо образа. Опять же, мне не д. нужно знать содержание. Это может быть ваш собственный голос или 3 чей-то еще, а то и просто какой-то звук без слов. (Ко мне подходит Тим.) Тим, я хочу, чтобы вы прислушались к этому голосу и убедились, что он а продолжает вызывать у вас чувство дискомфорта.

Тим {посмотрев вверх, а затем налево вниз и нахмурившись):
Да, он продолжает меня беспокоить.

По-видимому, сначала у вас появляется какой-то образ, прежде чем вы услышите толос.. Не так?
Дик: ПрекраТился. Теперь мы можем использовать голос. Это ваш голос или кого-то другого?
(Мой.) Отлич­но, значит, вы разговариваете сам с собой. Где вы слышите голос?
Тим: Позади головы, чуть справа.

Хорошо. Теперь позвольте этому голосу отправиться туда, куда от­правляются голоса, когда вы к ним не прислушиваетесь, и вспомните четыре случая из своей жизни, когда ваш собственный голос служил вам в качестве эффективного ресурса. (Если бы Тима беспокоил голос друго­го человека, я попросил бы его припомнить четыре ресурсных голоса, которые принадлежат кому-то другому.) Мысленно воспроизведите их один за другим и послушайте, что сообщает каждый, а также его тональ­ность, пока в вашем распоряжении не окажутся все четыре… (Тим кива­ет.) Теперь расположите эти четыре голоса вокруг своей головы, по воз­можности на одинаковом расстоянии друг от друга, так, как вам удоб­но, — возможно, один впереди, один позади, а два остальных по бокам. Как и в случае визуального паттерна, когда эти четыре голоса обращают­ся к вам одновременно, сложнее разобрать детали того, что они говорят, но вы по-прежнему можете слышать тональности и знаете общий харак­тер того, что сообщают голоса. Дайте мне знать, когда расстановка будет завершена, так чтобы все четыре голоса говорили одновременно… (Тим кивает.) Хорошо. Теперь еще раз мысленно воспроизведите тот беспоко­ящий голос, добавьте его к четырем другим и послушайте сразу все пять… Меняется ли ваша реакция на этот голос?

Тим: Он стал более отдаленным и не таким громким. Я чувствую себя лучше; теперь его легче расслышать. Я воспринимаю кое-что из того, что он говорит, как полезную информа­цию, тогда как раньше я замечал только свои негативные чувства.

Прекрасно. Есть ли у кого-нибудь вопросы к Тиму?
Тесс: Могли ли вы понять, что сообщали пять голосов, когда они говорили все сразу? Тим: Нет. Я знал, что они здесь, мог разобрать отдельные дета­ли и понять общий смысл, но не слышал все пять голосов сразу.

Подобный случай типичен, и важно предупредить людей об этом, иначе они могут беспокоиться, что выполняют задание неправильно. Одна женщина, которая родилась слепой и стала видеть лишь в тридцатилет­нем возрасте, могла следить сразу за восемью различными разговорами, как если бы у нее был восьмйдорожечный магнитофон. Но такой способ­ностью обладают очень немногие люди, и она не обязательна для того, чтобы данный паттерн сработал.

Тим: Когда четыре ресурсных голоса обращались ко мне одно­временно, мне казалось, что я сижу в просторном, мягком кресле, как будто голоса буквально поддерживали меня.

Это хороший пример спонтанной синестезии. Вот общая схема этго процесса.

Упражнение с паттерном  аудиальной перспективы

(в парах, общая продолжительность 15 минут)

1. Припомните какой-нибудь беспокоящий вас голос и обратите вни­мание на свою реакцию. Определите местоположение голоса и то, ваш ли это голос или чей-то еще. Затем удалите этот голос из своего сознания.

2. Выберите четыре ресурсных голоса, один за другим, и послушайте каждый, обращая внимание на интонацию и на слова. (Если про­блемный голос принадлежит другому человеку, ресурсные голоса должны также принадлежать другому человеку; а если проблемный голос ваш, ресурсные голоса тоже должны быть вашими.)

3. Расположите эти голоса вокруг своей головы, так чтобы вы могли слышать все четыре одновременно. Когда они говорят все сразу, бу­дет сложнее услышать детали.

4. Добавьте беспокоящий голос и послушайте все пять голосов, гово­рящих одновременно. Отметьте, как меняется ваша реакция — по интенсивности и по качеству.

Сью: Зачем нужно располагать голоса вокруг головы?

Почти все слышат беспокоящий голос где-то рядом со своей голо­вой или внутри нее. Если голос звучит в каком-то другом месте, вероят­но, он не слишком сильно вас беспокоит; вы все можете проделать не­большой эксперимент, чтобы убедиться в этом. Вспомните какой-то не­приятный или осуждающий голос, либо ваш, либо чей-то еще… Есть ли среди вас такие, кто слышит голос не внутри себя или не рядом со своей головой? Нет. Теперь попробуйте послушать тот же самый голос, но иду­щий от вашего левого локтя… Теперь послушайте его, когда он исходит из вашей правой пятки… Местоположение очень важно для всех наших ощущений и особенно для случая с голосами.

Подобное изменение местоположения может быть очень полезно само по себе в качестве быстрой демонстрации значимости последнего с или как временное вмешательство в кризисную ситуацию, но обычно оно не дает долговременного эффекта, если не объединено с каким-то другим процессом, который сполна использует позитивную функцию или последствия беспокоящего голоса. Когда Тим слышал тревожащий голос вместе с ресурсными голосами, голос спонтанно отдалился и стал тише. В результате Тиму стало легче его услышать и понять, что голос 3 хочет ему сказать. Когда подобная трансформация происходит в ответ -S на какое-то другое изменение, намного вероятнее, что она будет длительной.

Теперь я хочу, чтобы вы разбились на пары и помогли друг другу
выполнить это упражнение. Каждому из вас понадобится на него около 5 минут, а затем вы можете посвятить еще 5 минут тому, чтобы поделиться своими ощущениями с партнером.

Паттерн кинестетической перспективы

Использовать паттерн перспективы Макхуэртера в кинестетической сис­теме несколько проблематичнее по двум совершенно разным причинам. Первая заключается в том, что большинству из нас намного лучше зна­кома работа с визуальной или аудиальной системами, когда вносятся изменения в наши образы, голоса и звуки.

Вторая причина состоит в том, что, говоря о кинестетических чув­ствах, мы подразумеваем чувства удовольствия или неудовольствия, сим­патии или антипатии и т. д. Это оценочные чувства; которые мы пережи­ваем в связи с каким-то иным опытом. Хотя они очень важны при опре­делении того, какие ощущения мы хотим испытывать чаще или реже, они не адекватны паттерну перспективы.

Чувства, которые адекватны паттерну перспективы, — это чувства, испытываемые при совершении каких-то действий. Когда вы делаете что- то, вы испытываете множество тактильных ощущений, передаваемых сен­сорными нервами на вашей коже, что позволяет вам получить обилие информации о вашем непосредственном окружении, когда вы с ним кон­тактируете. Например, если вы плывете, то можете ощутить температуру и движение воздуха и воды, соприкасающихся с вашим телом, а также любые объекты, с которыми вы можете контактировать.

Кроме того, вы можете испытать множество других «проприоцеп- тивных» ощущений — передаваемых нервами в ваших мышцах и суста­вах, — которые сообщают вам о том, в каком положении находится и как перемещается ваше тело, в том числе о напряжении или расслаблении мышц и т. д. Все эти чувства поставляют специфическую сенсорную ин­формацию о положении и движении вашего собственного тела и о вашем непосредственном окружении.

У вас также могут быть оценочные чувства, испытываемые в связи с вашими сенсорными чувствами, подобно тому как у вас могут быть оце­ночные чувства в связи с тем, что вы видите, слышите, пробуете на вкус или обоняете. Вас может удовлетворять температура воды или не удов­летворять движение вашего тела во время плавания и т. д. Это оценоч­ные чувства, возникающие в связи с информирующими чувствами. Эти два разных вида чувств легко спутать друг с другом, поскольку и те и другие мы ощущаем в своем теле. Оценочные чувства обычно ощущают­ся главным образом вдоль линии, проходящей посередине фронтальной части груди и живота, хотя очень сильные оценочные чувства могут ощу­щаться по всему телу.

Когда я демонстрировал паттерн перспективы в визуальной и ауди­альной системах, то просил человека вспомнить образ или голос, кото­рый его беспокоил. Беспокойные чувства всегда являются оценочными чувствами неприятия образа или голоса. Точно так же при использова­нии паттерна перспективы в кинестетической системе нам необходимо наличие ряда кинестетических тактильных и проприоцептивных чувств, в связи с которыми у человека возникает тревожное оценочное чувство.

К примеру кому-то не нравится чувства, которые он испытывает, когда плавает, играет в гольф, музицирует или совершает иные физические действия, Паттерн перспективы в кинестетической системе особенно по­лезен при Улучшении результатов в спорте, совершенствовании мотор­ных навыков или иных кинестетических показателей. Хочет ли кто-то из присутствующих проделать этот опыт? Билл: Я не удовлетворен своей игрой в баскетбол.

Прекрасно. Я хочу; чтобы сначала вы вспомнили, что представляет собой игра в баскетбол; при этом может оказаться очень полезным све­сти ее к какому-то одному элементу* скажем, к штрафным броскам или ведению мяча. После того как вы примените паттерн к.одному элементу, будет легче проделать то же с другими элементами игры. Вам не нужно на самом деле вести мяч или совершать броски по кольцу, но я советую вам встать, чтобы все ваше тело могло слегка двигаться, когда вы будете вспоминать, что вы чувствуете во время игры в баскетбол. Я также хочу, чтобы вы убедились, что по-прежнему испытываете определенное неудов­летворение своей игрой…    ‘

Билл: Вообще-то мне нравится играть в баскетбол, иначе я не стал бы этим заниматься. Но при этом бывают ситуации, когда теряется непринужденность, когда я чувствую себя неловко и все моментально идет насмарку. Я не люблю их и обычно совершаю ошибки именно в эти моменты или сра­зу. после них.

Хорошо. Теперь забудьте на мгновение об игре в баскетбол и вспом­ните, одно за другим, четыре физических действия, которые могли бы послужить в качестве ресурсов. Поскольку вы описали проблему как не­ловкость или отсутствие непринужденности, я предлагаю вам выбрать четыре действия, которые вы выполняете особенно непринужденно. И по­скольку во время игры в баскетбол активно все тело, убедитесь, что каж­дый ресурс представляет собой нечто, в чем участвует все ваше тело. Когда вы будете подбирать каждое ресурсное действие, потратьте немно­го времени на то, чтобы прочувствовать, что вы испытываете при его выполнении. Дайте мне знать, когда в вашем распоряжении будут все четыре… (Бил кивает.)
Хорошо, теперь я хочу, чтобы вы сделали нечто, что, вероятно, покажется вам несколько странным. Представьте, что вы разделили свое тело на четыре квадранта, так чтобы горизонтальная линия была примерно на уровне вашей талии, а вертикальная шла вниз от вашего живота. После этого мысленно воспроизведите четыре ресурса один за другим и ощутите каждый в одном из этих четырех квадрантов своего тела. Как и в случае визуального и аудиального паттернов, будет довольно трудно про- чувствовать детали каждого, когда вы будете ощущать все четыре одновременно. Дайте мне знать, когда в вашем распоряжении будут все четыре… (Бил кивает.)
Теперь, продолжая ощущать эти четыре ресурса, представьте, что вы играете в баскетбол, используя все свое тело. Через некоторое время позвольте этим ресурсам переместиться в другие части вашего тела и смешаться друг с другом. Потратьте немного времени на то, чтобы про­чувствовать, что при этом происходит…

Билл: Все это очень интересно и приятно, но мне будет довольно трудно описать свои чувства. Когда вы сначала попросили меня расположить все четыре ресурса в разных частях мо­его тела, я испытал очень странное ощущение, почувство­вав себя расчлененным на части. Но когда я представил себя играющим в баскетбол, ресурсные чувства как будто слились друг с другом и с игрой в баскетбол. Это вызвало у меня реальное мышечное ощущение того, что я играю намного увереннее и перестаю совершать неловкие дей­ствия.

Сью: Не хотели бы вы нам рассказать, что за четыре ресурсных

действия вы выбрали? Билл: С удовольствием. Катание на лыжах, выполнение массажа, вождение автомобиля на извилистой дороге и плавание в море.

Энн: Стив, в визуальном паттерне вы просили, чтобы проблем­ный опыт накладывался только на часть ресурсов. В этом кинестетическом паттерне все ресурсы находились в раз­ных частях тела, а проблемное действие охватывало все тело; это означает, что ресурсы были полностью закрыты проблемной деятельностью. Не могли бы вы дать поясне­ния?

Это серьезный вопрос, и простейший ответ на него таков: я не могу придумать лучшего способа выполнения упражнения, когда в проблем­ной деятельности участвует все тело. Если бы в ней участвовала лишь часть тела, вы могли бы выполнить упражнение в манере, более напоми­нающей нашу работу с визуальной системой. В визуальной системе очень важно иметь только частичное наложение, поскольку в случае полного наложения вы совершенно не видите ресурсов и поэтому не можете объ­единить их с проблемой. В аудиальной системе, когда все ваши голоса раздаются одновременно, они практически полностью накладываются друг на друга, но вы по-прежнему слышите их все; наложение не вызывает исчезновения ресурсных голосов, если только проблемный голос не ста­новится настолько громким, что полностью заглушает ресурсы.

Очень полезно потратить какое-то время на упражнение по превра­щению события или паттерна в одной модальности в аналогичный опыт в другой модальности. Как мы могли бы получить паттерн визуальной перспективы, аналогичный ситуации в аудиальной или кинестетической системе?..

Билл: Я размышляю о своем опыте с кинестетическим паттерном.

Мне казалось, что я могу ощутить один ряд чувств через другой ряд. Если бы я перенес свой опыт в визуальную cистему, это напоминало бы рассматривание одной картины через другую, как если бы они были немного прозрачными.

Совершенно верно. Если бы в визуальном паттерне мы работали с прозрачными картинами, то могли бы полностью закрыть ресурсы про­блемным образом, и они все равно бы просматривались. Однако у мно­гих людей прозрачность ассоциируется с нереальностью, и это приводит к ослаблению ресурсов. В визуальной системе прекрасно срабатывает частичное наложение, поэтому я посоветовал вам использовать именно его.

Прозрачность — очень полезная субмодальность, которой большин­ство людей не пользуются. Она особенно полезна, когда нужно получить трехмерное изображение внутренних частей объектов, как это делается в компьютерно-аксиальной Томографии. Геолог может использовать свой­ство прозрачности, рассматривая склон горы или холма и представляя себе, как должны выглядеть слои скальных пород и почвы, а хороший хирург способен визуализировать внутренние органы человеческого тела.

Прозрачность можно также использовать для интеграции визуаль­ных образов путем наложения их друг на друга и последующего посте­пенного превращения их в один образ. Например, вы создаете прозрач­ный образ какой-то проблемы, а затем удаляете его на время из своего сознания и создаете намного большую прозрачную картину, которая от­ражает всю вашу жизнь. Затем вы накладываете прозрачный образ мень­шей проблемы на прозрачную картину, которая отражает вашу жизнь целиком, и позволяете им смешаться друг с другом, превращаясь в один образ. В этом случае используется прозрачность вместе с намного более крупным образом всей вашей жизни, что позволяет получить иную, но­вую перспективу. Целесообразно воспользоваться подобным преобразо­ванием образов — непрозрачных или прозрачных — в какой-то одной субмодальности и поэкспериментировать с ним, выясняя, как вы могли бы использовать его с паттернами, которые вам уже известны.

Я представил этот паттерн в каждой из трех основных модально­стей. Как, по-вашему, можно было бы применить тот же самый паттерн, смешивая модальности? Например, смогли бы вы использовать визуаль­ные ресурсы для проблемного голоса? Или кинестетические для про­блемного образа?..

Том: Когда я подвожу баланс в своей чековой книжке, то слышу свист ветра среди деревьев или шум реки, которые под­стегивают меня, поскольку напоминают о том, как я в итоге смогу использовать в свое удовольствие некоторую часть денег.

Это отличный метод самомотивации, который использует перспек­тиву, — одним из способов, о которых я говорил ранее. Но если эти звуки вас подстегивают, я предполагаю, что их источник находится в каком-то другом месте и что на самом деле они не интегрируются в ваши действия с чековой книжкой. В случае мотивации два события должны быть свя­заны между собой, но при этом разделены во времени и пространстве, как бы говоря: «Сделай это, и ты сможешь сделать то».

В случае интеграции, которая имеет место в паттерне Макхуэртера, обе репрезентации должны быть в одной и той же модальности. Если вам нужно произвести сложение или вычитание десятичных и простых дробей, вам придется преобразовать одни в другие. Иногда человеку сшш- танно удается сделать необходимые корректировки, но полагаться на зпт неразумно, так как чаще у вас получается нечто иное, чем то, на что шш рассчитывали. Однако вы можете объединить один образ, содержащий звук, с другим образом, содержащим звук, поскольку тогда два обрявв могут объединиться друг с другом, так же как и .два звука.

Паттерн перспективы Макхуэртера сводит вместе группу разных со­бытий, превращая их в совокупность переживаний, которая ведет к како­му-то более широкому понятию или обобщению. Когда я просил вспом­нить четыре ресурсных переживания, слово «ресурс» уже являлось обоб­щением, относящимся к группе конкретных событий, которые были и чем-то схожи между собой. Когда они объединяются с проблемным пе­реживанием, происходит их взаимообогащение, ведущее к какому-то но­вому обобщению


Убеждения

Один особо интересный случай использования понятий, обеспечиваемы* этим паттерном перспективы, имеет место в случае обобщений, которое обычно называют «ограничивающими убеждениями», в особенности косда эти убеждения касаются вас самих. Когда у вас имеется какое-то ограни­чивающее убеждение, существует несколько возможностей.

1. Убеждение может быть основано всего лишь на одном нересурс­ном переживании, когда к нему не примешиваются никакие пози­тивные переживания, которые могли бы обеспечить полезную перс­пективу. Именно из этого допущения исходят многие люди, когда осуществляют «реимпринтинг», «изменяют личностную историк» или проделывают иную оздоровительную работу по изменению ка- кого-то одиночного проблемного переживания, имевшего место в прошлом.                             *        . .

2. Имеется группа нересурсных переживаний. Хотя человек может столкнуться с каким-то одиночным трудным случаем, большинство трудностей повторяются, и обычно наиболее серьезные из них ста­новятся своего рода «магнитом», который притягивает к себе схо­жие события, образуя группу являющуюся базисом для крайне беспо­лезной перспективы; именно ее часто называют «негативным», иля ограничивающим, убеждением. Работа по изменению одиночного пе­реживания оказывается эффективной, если она направлена на наи­более интенсивное из группы переживаний, поскольку тогда изме­нение обычно автоматически переносится на остальную часть группы.

3. Убеждение может быть основано на группе нересурсных пережи­ваний, объединенных только с одним или несколькими ресурсны­ми переживаииями. Позитивные переживания недостаточно интен­сивны или многочисленны, чтобы они могли обеспечить сбаланси­рованную перспективу. В этом случае может оказаться полезным трансформировать нересурсные переживания, а также вспомнить, мысленно воспроизвести или создать дополнительные позитивные примеры, чтобы общий смысл обобщения стал более позитивным и полезным.

4. Убеждение может включать комбинацию нересурсных и ресурс­ных переживаний, которые создают неопределенную перспективу.

Эта ситуация очень похожа на предыдущую, поэтому в этом случае также полезно трансформировать нересурсные примеры и вырабо­тать дополнительные позитивные, с тем чтобы обобщение стало од­нозначно позитивным.

Для простоты я представил паттерн перспективы Макхуэртера в кон­тексте одиночного проблемного переживания, дающего доступ к ряду ресурсов, которые обеспечивают более широкий охват и содержат боль­ше информации. Все это образует новый контекст проблемного пережи­вания, создавая полезную новую перспективу, которая придает происхо­дящему новый смысл. Однако обычно проблемное переживание — это часть группы переживаний, являющейся базисом для какого-то ограни­чивающего утверждения, и тогда, чтобы изменить его, вы должны рабо­тать со всей группой. Самый простой способ выполнения этой задачи — сгруппировать определенным образом схожие переживания, а затем транс­формировать наиболее интенсивное, поскольку такое изменение обычно переносится на менее интенсивные.

Подобный паттерн перспективы лежит в основе всех производимых вами обобщений, относящихся как к внешнему миру, так и к вам самим, поэтому данный паттерн отражает некоторые из фундаментальных свойств того, как мы формируем все свои убеждения. Теперь, когда ваша чув­ствительность к этому процессу повысилась, вы, вероятно, обнаружите его (или испытаете потребность в нем) почти всюду, куда вы направите свой взгляд.

Нет комментариев