Read Трансформация “Я” Глава 6 – ИЗМЕНЕНИЕ СОДЕРЖАНИЯ

0 690

Мы рассмотрели ряд различных процессуальных переменных и переменных времени, которые влияют на то, насколько хорошо функционирует ваша я-конценцня. Внесение в них изменений также приводит к изменениям в содержании — в том, что мысленно вос­производится. Но мы можем также непосредственно изменить содержа­ние того, что воспроизводится. Это еще один способ расширения базы данных путем увеличения разнообразия и адекватности того, что вы от­бираете для включения в репрезентацию, и путем устранения содержа­ния, которое оказывается бесполезным. Я снова предлагаю вам конт­рольный перечень.

Контрольный перечень 6 Аспекты содержания

Позиции восприятия. И с пользовали ли вы все три позиции восприятия — «я», «наблюдатель» и «другой»? Можно рассмотреть пример проявления доброты по отношению к какому-то человеку с позиции своего «я», как бы глядя на происходящее собственными глазами. Вы можете наблюдать то же самое событие с позиции внешнего наблюдателя, смотрящего на вас и другого человека, или вы можете увидеть это же событие глазами того другого человека, как если бы вы были им. Проверьте, какие позиции вы уже включили в свою базу данных, а затем поэкспериментируйте с добав­лением или исключением примеров с этих различных позиций.

Конкретные детали против метафор. Являются ли примеры в ва­шей базе данных конкретными примерами из реальной жизни, подобны­ми детальному фотоснимку или видеозаписи, либо чем-то метафориче­ским, символическим или иконическим? Детали — это все те мелкие со
ставляющие опыта, которые делают его содержательным и реальным, все те вещи, которые вы могли бы заметить, если бы действительно под­вергли себя этому опыту: визуальная и кинестетическая характеристика ткани, шорох одежды, когда человек меняет положение тела, звук вклю­чающегося холодильника, ощущение в руке, когда вы опираетесь на стол, капли дождя на оконном стекле, то, как волоски на руке отражают сол­нечный свет, или тени между пальцами.

Часто возникают вопросы в отношении того, что я понимаю под метафорическими или символическими примерами. Между метафорами, символами, иллюстрациями, диаграммами и т. д. существуют важные раз­личия. Однако все они игнорируют конкретные детали, давая более упро­щенную и абстрактную репрезентацию, поэтому мы можем принять их здесь за эквиваленты. В сущности, вопрос можно поставить так: «Есть ли у вас какие-либо иные примеры, кроме примеров, подобных видеоза­писи реальной жизни, и если да, что они напоминают?» Вы могли бы представить себе силу посредством образа лошади, громкого звука ло­шадиного храпа или ржания, либо мысленно представляя, как вы ощу­пываете мускулы лошади, и все это были бы конкретные и детальные репрезентации. С другой стороны, вы могли бы представить ту же самую информацию визуально в виде схематического изображения лошади, ее контура или с помощью какого-то еще сильно упрощенного метафори­ческого или иконического образа. Вы могли бы произвести аналогичное упрощение в аудиальной и кинестетической системах.

Если все ваши примеры относятся к реальной жизни, попробуйте превратить один из них в более абстрактный и метафорический, а затем сравните свое восприятие обоих. Если у вас имеются метафорические примеры, возьмите один и трансформируйте его в детальный пример из реальной жизни, а затем сравните его с метафорой.

Другие люди. Наблюдая за другими людьми, демонстрирующими качества или способности, которые мы ценим, мы часто используем ре­презентации их в нашей базе данных, чтобы уподобить себя им и поза­имствовать их качества. Этот очень ценный и фундаментальный про­цесс, используемый при научении, отчетливо просматривается у малень­ких детей, когда они играют в «дочки-матери», идентифицируя себя со взрослыми, чтобы научиться делать все те полезные вещи, которые им необходимо освоить в ходе развития.

Однако этот процесс требует и внимательного изучения, поскольку в ходе его мы можем научиться и бесполезным вещам. Если мы идентиицируем себя со всеми действиями какого-то человека, то можем обна­ружить, что переняли у него поведение, которое мы не ценим. Многие-взрослые оонаруживают, что ведут сеоя в манере, свойственной их родителям. даже когда подобное поведение им не нравится. Поэтому может о быть очень полезно исследовать, кто еще, кроме вас, присутствует в ва- л^ ших примерах, и удостовериться, что в вашу базу данных включены только репрезентации поведения, которое вы цените.

Основные жизненные контексты. Контексты, которые появляются  в ваших примерах, определяют, где и когда вы продемонстрируете свое качество. Большинство из нас разбивают свои многочисленные виды жиз­недеятельности на несколько основных категорий — семья, работа, от­дых, учеба и т. д. Если все ваши примеры проявления доброты относятся к семье, вероятно, что вы будете добры дома, но, возможно, не на работе или в других жизненных контекстах. Поэтому может оказаться очень полезным исследовать примеры в своей базе данных и обратить внима­ние на основные жизненные контексты, которые в них представлены, и подумать о том, не следует ли добавить примеры проявления вами дан­ного качества в других контекстах, которые отсутствуют или представ­лены в недостаточной степени.

Другие искажения и неточности содержания. Если вы сравниваете внутренний образ собственной личности с фотографией, на которой вы запечатлены в соответствующем возрасте, достаточно ли точен этот об­раз или же он имеет какие-то искажения? У некоторых людей собствен­ный образ сильно отличается от того, как они действительно выглядят и ведут себя. Например, когда люди испытывают чувство стыда, они часто кажутся себе более маленькими, неказистыми или уродливыми, чем они есть в действительности, акцентируя внимание на всех своих «недостат­ках» (2, гл. 14). Испытывая противоположное чувство — гордость, люди часто идеализируют себя, представляя себя намного красивее, чем на самом деле, и забывая о своих недостатках. Некоторые люди видят себя значительно моложе или старше, чем в реальности, выше ростом или ниже, более или менее способными и т. д. Если вы обнаружите какие-то искажения, попробуйте их исправить, чтобы посмотреть, чему вы може­те научиться, и определите, что служит вам лучше всего.

Упражнение 6.1 Исследование содержания

(втроем, 15 минут)

Теперь я хочу, чтобы вы исследовали примеры в своей базе данных с помощью тех приемов, которые я только что описал, и поэксперименти- з ровали с их изменением. Какие позиции восприятия вы используете? По­пробуйте добавить или исключить примеры, которые относятся к одной или более из трех позиций, и сравните эту ситуацию с той, когда у вас все три позиции уравновешены. Попробуйте добавить или исключить детали, делая какие-то из своих примеров более метафорическими или реалистическими либо наоборот. Обратите внимание на других людей, | которые включены в вашу базу данных, и на то, содержит ли какой-либо 5 из ваших примеров поведение, с которым вы не хотите себя идентифици­ровать. Отметьте, какие основные жизненные контексты включены в пол­ной мере, а какие отсутствуют или представлены недостаточно, и попро­буйте добавить или исключить примеры с такими контекстами. Иссле­дуйте образы собственной личности на любые иные искажения и неточности содержания и определите, служит ли вам на пользу какое-либо искажение или же более реалистичный образ мог бы принести вам большую пользу.

Опять же. я хочу, чтобы вы начали с пятиминутного безмолвного исследования. Затем посвятите еще 10 минут обмену опытом и попытай­тесь изменить те аспекты своего качества, которые вы исследуете. От­метьте, как то или иное изменение влияет на ваше чувство устойчивости и прочности в отношении вашей я-концепции, а также подумайте, как те элементы, с которыми вы экспериментируете, скорее всего, повлияют на

чувствительность вашего качества к непрерывной обратной связи.

***

Позиции восприятия

Давайте обсудим, что вы обнаружили, когда проверяли свои примеры на позиции восприятия. Я предполагаю, что у большинства из вас имелось по меньшей мере несколько примеров, в которых вы рассматриваете про­исходящее с позиции «я», поскольку она является основной. Многие ли из вас также включили в свою базу данных примеры с позиции наблюда­теля? Примерно половина. Каков был эффект добавления примеров с позиции наблюдателя у тех из вас, кто еще не включил эту позицию? Фрэн: Когда я добавил позицию наблюдателя, то увидел еще один совершенно иной аспект своего качества.

И когда вы увидели этот иной аспект, какой эффект он вызвал? Фрэн: Два эффекта. Один состоял в том, что качество показалось более целостным, поскольку я мог также видеть себя с этой дополнительной точки зрения. Другой заключался в том, что я смог лучше понять некоторые вещи, которые каса­лись реакций других людей и которые меня озадачивали, и увидел, что мне необходимо сделать, чтобы улучшить си­туацию.

То есть добавление позиции наблюдателя тотчас же помогло вам понять нечто, что было ранее неясным, и также помогло вам заметить, как можно улучшить ситуацию.

Фрэн: Но людям не нравится, если вы занимаете позицию наблю­дателя во время общения с ними, поскольку тогда вы отда­ляетесь от них, подобно беспристрастному ученому.

В целом ваши слова верны, но всегда бывают исключения. Если бы вы разговаривали с беспристрастным ученым, вероятно, это было бы пре­восходное сравнение, которое его бы полностью удовлетворило. Помни­те, что наша цель при добавлении позиции наблюдателя — упрочить ваше качество. Даже если вы не хотите занять эту позицию в данный момент, вы всегда можете сделать это позже, чтобы посмотреть, чему вы можете научиться, как вы это только что сделали. Причем вы можете сделать это даже во время общения, если открыто сообщите о своем намерении. «Мне нужна минута-другая, чтобы поразмышлять над тем, что мы обсуждаем.

Давайте сделаем короткую паузу, а затем возобновим беседу». Когда вы станете более искусным в том, как занимать позицию наблюдателя, то сможете делать это очень быстро даже во время самого общения, а люди сумеют заметить не более чем короткую паузу.

Энди: Когда я занял позицию наблюдателя, то увидел в своих дей­ствиях намного больше моментов, которые влияли на си­туацию. Некоторое из того, что я делал, было менее полез­но, чем мне хотелось бы, тем самым это снабдило меня ценной информацией о том, что я могу сделать иначе в следующий раз.

Дот: У меня был один очень сомнительный пример. Когда я за­няла позицию наблюдателя, пример раскрылся в новом ка­честве, которое сделало его намного более убедительным.

Часто простое изучение опыта с иной точки зрения трансформиру­ет его вам на пользу.

У многих ли из вас уже имеются примеры с позиции другого чело­века? Примерно у четверти. А что произошло, когда вы добавили эту точку зрения?

Тесс: Меня поражает, что вы можете задавать мне все эти во­просы и на многие из них я могу ответить: «Да-да. Да, я могу это сделать; я в состоянии это увидеть», а затем, когда я перешла на позицию другого, мне показалось, что меня схватили за пояс и швырнули куда-то, и я прозрела! Это было для меня откровением. Теперь я знаю, что ощущает этот другой человек — нечто, о чем я ранее даже не дога­дывалась!

Умение прочувствовать то, как воспринимает ситуацию другой че­ловек, может иногда обеспечить весьма удивительную и полезную ин­формацию, причем большинство из нас делает это гораздо реже, чем могли бы. Способность встать на чью-то позицию является одной из наиболее важных способностей, которые отличают нас от других животных и пре­вращают в людей. Это необходимый базис для проявления эмнатии и сострадания, а также для нашей способности научаться у других людей физическим навыкам, лишь наблюдая за их действиями и «ставя себя на их место».

Очень маленькие дети еще не способны встать на позицию другого человека, как не могут этого сделать люди, страдающие аутизмом, хотя некоторые из них исключительно хорошо чувствуют себя на позиции наблюдателя. Многие взрослые так и не научаются как следует вставать на позицию другого и могут использовать ее только ограниченным обра­зом в определенных отношениях. Психопаты, по-видимому, вообще ни­когда не ставят себя на место другого человека. Я не знаю, обусловлено ли это неспособностью или нежеланием, но предполагаю, что по мень­шей мере некоторых из них можно было бы обучить этому приему.

Если ваше качество таково, что приятно быть как его реципиентом, так и его источником, то занятие позиции другого человека удваивает ваше удовольствие. И оно также обеспечивает хорошую обратную связь в отношении того, испытывает ли другой человек те чувства, которые вы намеревались у него вызвать. Я не хочу, чтобы вы решили, будто эта операция доставит вам особое наслаждение. Мне случилось наблюдать за одной группой, пока она экспериментировала с этим, и когда некто по имени Джо добавил позицию другого, он побагровел, как рак!

Напротив, любая военная подготовка призвана уменьшить вероят­ность того, что человек поставит себя на место противника, поскольку намного сложнее убить кого-то, если вы сознаете его человеческие чув­ства. Во время войны врагов всегда изображают менее человечными: как правило, глупыми, злобными, напоминающими животных, которые не заслуживают человеческого обращения. Благодаря этому убить их поря­дочному человеку становится намного легче.

Джим: Добавив позицию другого, я понял, что другим людям не нравится мое качество. Неприятие ими этого качества ста­ло дополнительным подтверждением того, что оно у меня есть, и полезная информация заключалась в том, что мне лучше найти кого-то, кому это качество все-таки нравится. Стэн: Когда я добавил позицию другого, я обнаружил, что она ослабляет мое качество. Мне стало понятно, что некото­рые из моих примеров не учитывают точку зрения окружа­ющих. Это снабдило меня полезной обратной связью, но ослабило качество. Мне кажется, что этот прием в конце концов принесет мне пользу, но в данный момент он не вызывает у меня приятных чувств.

Подобное получение обратной связи никогда не вызывает особой радости, но это, несомненно, куда лучше, чем неизбежное фиаско впо­следствии. Теперь, когда вы заметили это несоответствие, как вы исполь­зуете полученную информацию?

Стэн: Ну, во-первых, я могу определить, какие действия, на взгляд этого человека, выражают данное качество, и могу решить, хочу ли я их совершать. Или, возможно, я мог бы обогатить его представления, так чтобы он увидел проявление дан­ного качества в том, что я уже делаю.

Отлично. Все это полезные способы реализации подобной обратной связи, причем они намного более полезны, чем если бы вы просто испы­тывали неприятные чувства из-за допущенной ошибки. Энн: Я заметила, что во всех своих образах вижу, как кто-то ре­агирует на мое качество.

То есть ваши образы содержали результаты проявления вами каче­ства, а не само его проявление, не так ли? Результаты очень важны для мотивации, а также для обратной связи в отношении того, как другие реагируют на ваши действия. Видите ли вы также себя в этих образах? Джин: Нет, меня в них нет — только реакции других людей.

Мне также хотелось бы, чтобы вы увидели, как вы сами проявляете данное качество. Включение реакций окружающих очень полезно, но крайне важно, чтобы вы включили себя, чтобы у вас была репрезентация самой себя, обладающей этим качеством.

Бен: Когда я занял позиции наблюдателя и другого человека, то не захотел просто внести их в свою базу данных наугад. Мне захотелось, чтобы они находились вместе с моим соб­ственным видением ситуации. Поэтому я объединил их в единую голограмму, которую могу быстро поворачивать в зависимости от того, чью позицию я хочу занять.

Это прекрасный способ связать их вместе и убедиться, что вы имее­те быстрый и легкий доступ ко всем позициям.

Тесс: Когда я экспериментировала с удалением позиции «я», это было похоже на то, когда выдергиваешь из телевизора ан­тенну. Все было неопределенным и лишенным смыла.

Конечно. Позиция «я» — это единственная позиция, находясь на которой вы действительно можете жить собственной жизнью. Наблюда­тель очень полезен для получения дополнительной информации, особен­но в отношении того, как вы с кем-то взаимодействуете и какие реакции ваше поведение вызывает у других людей. Он также очень полезен в течение короткого времени для того, чтобы избежать смятения в очень трудных ситуациях, при разрешении проблем или в случае физической боли. Но если бы вы остались на этой позиции, то были бы лишь незаин­тересованным зрителем и не ощущали по-настоящему собственную жизнь. Несколько лет назад в комиксе про Зигги было написано: «Хочешь жить без разочарований и волнений — воздержись от личного участия в соб­ственной жизни». Это помогает, но цена оказывается слишком высокой. Яркие примеры такой позиции можно найти в произведениях экзистен­циалистов, скажем, в «Постороннем» Камю.

Позиция другого исключительно полезна для понимания чьего-то опыта и сопереживания ему, и она абсолютно необходима для сострадания и про­чувствованного понимания, которое основано на сострадании. Но если бы она была у вас единственной, вы бы жили жизнью другого человека, а не своей собственной. Это базис того, что часто называют «совместной зави­симостью» или «созависпмостью». Созависимые люди живут ради чьих-то нужд и ценностей в такой степени, что принимают на себя ответствен- ность прежде всего за жизнь других людей, забывая о собственных потребностях и игнорируя их. У меня есть три любимые шутки о созависимости, ^ которые иллюстрируют это качество.

1.   Как можно определить, являетесь ли вы созависимым человеком?    2.         Какой вид страховки получает созависимый?

3.    Сколько требуется созависимых, чтобы заменить электрическую лампочку?

_____________________

Верные ответы:

1. Когда вы находитесь при смерти, у вас перед глазами проносится жизнь дру- гого человека.

2. Страховку за случаи, в которых «это я виноват».

  1. Нет-нет, дайте я!

Одна позиция «я» является столь же ограничивающей, как ясно видно у очень маленьких детей и психопатов. Хорошие отношения – такие, в которых уважается как ваша позиция, так и позиция другого человека; «Устроит ли это и вас, и меня?» Чтобы добиться этого, вам необходимо прочувствовать и собственную позицию, и позицию другого человека.

Даже когда уважаются нужды обеих сторон, для их удовлетворения эти люди могут руководствоваться совершенно различными критерия­ми. У одного человека критерий порядочности может включать вежли­вость и тактичность, а у другого — прямолинейность и непосредствен­ность. Поскольку большинство из нас обычно предполагают, что другие ценят то же, что и мы. это часто ведет к проблемам.

Нам с Коннирой нравится прикасаться друг к другу, но каждому из нас приятны совершенно разные прикосновения. Мне нравятся очень легкое поглаживание кончиками пальцев, которое я называю «щекотанием», а она его терпеть не может. Ей нравится намного более интенсивное поглажи­вание всей ладонью, которое меня просто бесит. Нам потребовалось не­мало времени, чтобы научиться пользоваться тем поглаживанием, кото­рое нравится другому, взамен того, которое приятно нам самим. Если мы периодически встаем на позицию другого, это может сделать нас чув­ствительными к подобным различиям, и мы начнем их уважатъ.

В идеальном случае вы используете информацию с позиции наблю­дателя и другого, чтобы насытить и обогатить свою позицию «я», кото­рая остается первичной. Для полноценного использования каждой пози­ции важно их упорядочить, чтобы каждая была вполне определенной и не смешивалась с другими позициями. Коннпра разработала очень по­лезный процесс — упорядочение позиций восприятия, и я хотел бы при­вести пару примеров упорядочения для тех из вас, кто с ним не знаком.

Позиция наблюдателя должна находиться на равном удалении от позиций «я» и другого, чтобы обеспечить несмещенную, объективную точку зрения. Если наблюдатель находится ближе к позиции «я», веро­ятно. он будет предрасположен к «я», а если он ближе к позиции друго­го, то будет настроен в пользу другого. Все позиции должны находиться на одной и той же высоте. Если какая-то из позиций выше, она, вероят­но, станет «доминирующей» и оценивающей или критикующей, вместо того чтобы просто представлять иную точку зрения, имеющую такой же вес. А если какая-то позиция ниже, она, как правило, оказывается сла­бой, подчиненной, менее важной. Подобному упорядочению присущи и множество других элементов, а цель исчерпывающего упорядочения в том, чтобы в значительной степени прояснить спутанные чувства, а иногда И достичь полного разрешения трудной ситуации.

Теперь вернемся к моему извечному вопросу: «Как добавление при­меров с какой-либо недостающей позиции влияет на прочность я-кон-

цепции п как оно сказывается на чувствительности к информационной обратной связи?

Цжим: Они снабжают вас дополнительными точками зрения, большей информацией, и поэтому делают я-концепцию более прочной, а эта дополнительная информация также повы­шает вероятность того, что вы заметите несоответствия между своей я-концепцией и своим поведением. Чем бога­че ваш внутренний мир, тем более вы способны подметить тонкие различия вовне. Да, если ваша я-концепция точна, добавление любых недостающих позиций явится ее подтверждением и упрочит ее. Если же ваша я-концеп­ция неточна, добавление отсутствующих позиций снабдит вас ценной до­полнительной информацией в отношении того, какие аспекты ваших пред­ставлений о самом себе нуждаются в определенной модификации.

Более 200 лет назад об этом очень хорошо сказал шотландский поэт Роберт Бернс:

Ах, если б у себя могли мы Увидеть все, что ближним зримо, Что видит взор идущих мимо Со стороны —

О, как мы стали бы терпимы И как скромны!

Перевод С. Я. Маршака

Сенсорные детали против метафор

У многих ли из вас уже имеются метафорические примеры? Примерно у 20%. Ранее мы обсуждали, каким образом конкретные детали снабжают вас подробнейшей информацией о том или ином качестве вашей я-кон­цепции. Что вы обнаружили, когда сравнили пример, напоминающий фо­тоснимок или видеозапись реальной жизни, с тем, который был более иконическим или метафорическим?

Элис: Мне было трудно понять, является ли мой пример симво­лическим или иконическим.

Да. это разные слова, и между их значениями существует опреде­ленные различия, но в данный момент эти различия меня не интересуют. Для я-концепции важно то, что они являются и чем-то меньшим, и чем- то большим, чем конкретный отрывок видеозаписи какого-то события из реальной жизни. Один из простейших примеров перехода к метафоре — сделать образ бесцветным. По мере того как вы лишаете образ все новых и новых элементов, он становится все более метафорическим или симво­лическим.

Фрэн: У меня было несколько образов, которые я собрал вместе в один. Эта одиночная картина стала символом моего ка­чества, После этого оно перестало быть всего лишь пове­дением, заметно приблизившись к моей идентичности; оно стало для меня гораздо более целостным и реальным.

Прекрасно. То есть вы взяли ряд примеров, «собрали их вместе», как бы спрессовав их в архетип, или символ, вашего качества. Это отлич­ный способ создания символа как итога вашей базы данных. Символ объ­единяет множество схожих событий в одну-единственную репрезента­цию. которая игнорирует все различия между этими событиями. Однако обычно бывает полезнее сохранить в своей базе данных как можно боль­ше конкретных деталей, чтобы у вас была действительно содержатель­ная картина детального опыта.

Фрэн: Это для меня не проблема, поскольку я знаю, что могу вос­становить примеры, когда потребуется.

Отлично. Если вы знаете, что у вас имеется возможность вернуться при желании к конкретным примерам, это прекрасно. Однако некоторые люди довольствуются прекрасным символом или общей картинкой, ли­шенной конкретных примеров, которые показывают им, как реально про­явить данное качество, и это может стать проблемой.

Например, у меня имеется ряд общих идей относительно физиче­ского мира, которые я усвоил на занятиях по физике в колледже много лет назад. Однако когда я попытался объяснить их нашим сыновьям, то обнаружил, что забыл большинство деталей и математику, которая под­крепляет эти идеи, то есть в моих знаниях имеются серьезные пробелы.

И физик, и последователь движения «Нью Эйдж» могли бы ска­зать: «Все это энергия», но внутренний опыт данного утверждения у каж­дого из них совершенно иной. У второго это очень общая и расплывча­тая метафора, напоминающая некоторые из моих представлений о физи­ке. А у физика это утверждение основано на очень детальной базе данных, которая определяет в математической форме точные количества различ­ных видов энергии, а также процессы и условия, которые превращают материю в энергию, и т. д.

Эл: Я включил в базу данных знак, отображавший такое каче­ство, как настойчивость, символом которого для меня был лев. Передо мной был большой экран с множеством де­тальных ситуаций, которые объединялись в этот символ. Я мог войти внутрь льва, и это по-настоящему усиливало общее восприятие данного качества, так что ничто не мог­ло его поколебать, превратив в то. что я называю сомнени­ем или негативным опытом.

И в этом помог символ. Знаете ли вы, как именно он помог? Эл:    Он позволил мне отрешиться от всех обособленных индивидуальных событий и снабдил меня содержательной ре­презентацией всех их сообща. То есть это было похоже на проникновение в сущность всех этих событий одновре­менно.

Да. Символ обеспечивает своего рода суммирование чувств, которые вы испытываете в связи с каждым из событий, отображаемых данным сим­волом. Он помогает вам произвести обобщение, подчеркивая существен­ные элементы чего-то. Физическая диаграмма, которая показывает, как работает рычаг, является очень простым эскизом, который можно прило­жить к тому, как работают предплечья, автомобильный домкрат, лопата, или к любой другой ситуации, которую мы могли бы описать как действие рычага. Символы особенно полезны для вашей суммарной репрезентации, которая обобщает все примеры в базе данных, объединяя их в одну яркую репрезентацию. Иметь в базе данных несколько символов может быть так­же полезно, если при этом у вас имеются конкретные, основанные на ре­альности примеры.

В Греции вы можете увидеть множество грузовиков с иадписыо «Ме­тафора» на боку, поскольку первоначальное значение этого слова — транс­портирование, перенесение чего-то из одного места в другое. Метафора переносит смысл из одного контекста в другой. Когда вы сливаетесь с символом, это действие обычно сильно стимулирует, поскольку благода­ря ему вы чувствуете себя способным перенести данное качество в лю­бую ситуацию, даже в незнакомую.

А что было бы, если бы все репрезентации в вашей базе данных были иконическими?

Эл:  Это не принесло бы пользы. Тогда у меня не было бы в до­полнение никакой реальности, поскольку я был бы лишен конкретных данных.

Что скорее повысит вашу чувствительность к обратной связи в от­ношении того, насколько хорошо вы проявляете свое качество, — мета­фора или конкретные детали?

Адам: Если бы у меня была только метафора, я имел бы лишь общую идею, с который мог бы сравнивать свои действия. А если в моих образах будет множество конкретных дета­лей, я смогу замечать в своих действиях намного более тонкие особенности и более мелкие несоответствия.

Да, символ — прекрасный способ свести все воедино, но он не столь хорош в качестве ориентира, указывающего на то, что в действительнос­ти нужно делать. Какой тон голоса или какая поза будут адекватными? Какие прикосновения использовать? Как далеко от человека вы будете находиться в конкретной ситуации? Этот вид специфической информа­ции обеспечивают детали в базе данных. С другой стороны, детальная | репрезентация обеспечивает только один способ проявления данного ка- а чества в конкретной ситуации.

Очень полезны и детальные образы, и иконичсские. Осознав ценные аспекты каждого метода, вы сможете использовать их наилучшим  образом и избегать их недостатков. Я хотел бы предложить вам несколько способов сочетания символа с конкретными детальными примерами, •с которые позволяют использовать преимущества обоих. У вас может быть 5 большой символ черепахи, отображающий общее качество целеустрем- 5 ленности или настойчивости, а вся поверхность ее панциря может быть vo покрыта более мелкими образами конкретных детальных примеров, каж- § дый из которых темно-зеленого цвета — цвета панциря. Или можно сде- § лать образ черепахи прозрачным, а конкретные примеры могут быть внутри ее контура или позади этого символа. Либо символ может быть наверху пирамиды конкретных примеров. Подобный символ объединяет и сум­мирует примеры, одновременно обеспечивая быстрый доступ ко всем конкретным примерам, представленным в одном и том же пространстве. Экспериментирование с подобной интеграцией может доставить вам удо­вольствие.

Другие люди

Что вы обнаружили, когда исследовали свою базу данных, определяя, кто еще в ней представлен, кроме вас?

Пол: Я был удивлен, обнаружив, как много у меня репрезента­ций моих родителей, хотя они в действительности не явля­ются наилучшими примерами проявления этого качества. Я также заметил, что довольно много образов относятся к моему детству, поэтому, на мой взгляд, мне необходимо посвятить какое-то время их обновлению. Иногда я обна­руживал, что поступаю так же, как мои родители, хотя мне не нравится то, что они делали, и я полагаю, что приведе­ние в порядок этих образов может здесь очень помочь.

Да, многие люди обнаруживают, что ведут себя подобно своим ро­дителям, даже когда им это не нравится, просто потому, что родители представлены в их базе данных. Многие психологические теории посту­лируют, что имеется некоторая скрытая причина того, почему люди это делают, но я думаю, что обычно это происходит просто потому, что их образы неадекватны. Если бы вас в детстве окружали исключительно люди, ведущие себя в определенной манере, ваши образы отразили бы их поведение, и вы бы не догадывались, что возможно что-либо иное. По крайней мере часть времени поведение в манере, которая вам не нравит­ся. обусловлено всего лишь тем, что образы в вашей базе данных не по­могают определить, каким вы хотите быть. Огромную пользу здесь мо­жет принести изменение образов в своей базе данных. Это одно из самых непосредственных приложений данного аспекта идентификации. Лори: Меня просто сразило то, что многие из людей в моих при- ^ мерах носили очки и страдали ожирением. Я совершенно § не хочу идентифицировать себя с этими вещами, но поче- оч му-то ассоциирую с данным качеством именно очки и пол- 5. ноту. Поэтому я собираюсь отыскать носителей данного качества, которые не пользуются очками и не имеют проблем с весом.

Много лет назад я изучал гештальт-терапию у Фрица Перлза, кото­рый был заядлым курильщиком. В один из дней, мысленно представляя себе, как я буду проводить в тот вечер занятия с группой, я с испугом заметил, что держу в руке сигарету! Хотя я всегда был противником 1 курения, но неожиданно для себя произвел идентификацию с этим ас с пектом поведения Перлза наряду с его терапевтическими навыками.

Образы других людей могут служить в качестве содержательных и детальных репрезентаций качеств, которые мы хотим у себя видеть. Но обычно мы демонстрируем любые из качеств, репрезентации которых у нас имеются, независимо от того, ценим мы их или нет. Поэтому очень полезно просмотреть образы других людей, которые хранятся в нашей базе данных, чтобы убедиться, что они отражают только то, чем мы хо­тим стать. Небольшого редактирования наших внутренних образов или кинофильмов может быть достаточно для удаления любых предосуди­тельных аспектов человека, которого мы используем в качестве образца. Но иногда лучше выбрать совершенно иной образец, который обладает только теми качествами, которые мы хотим иметь.

Основные жизненные контексты

Что вы обнаружили, когда исследовали контексты, представленные в ва­ших примерах?

Сью: Все мои примеры относились к семье или другим личным отношениям. Добавив примеры из менее личных контек­стов, таких как работа или посещение магазинов, я испы­тала смешанное чувство непривычности и облегчения, ко­торые определенно сделали мое качество намного более целостным. В обстановке, не связанной с личной жизнью, я всегда веду себя совершенно иначе; люди часто замеча­ли это различие и иногда задавали вопросы по этому пово­ду, но я не могла объяснить им причину. Мне кажется, что теперь я буду намного более последовательной. Кэти: Примеры моего качества были разделены на две разные группы, в зависимости от контекста. Мне приходится да­вать много консультаций в сфере бизнеса, и мои примеры в этом контексте напоминают широкоформатные, яркие, детальные, диссоциированные звуковые фильмы, действу­ющим лицом которых я могу стать в любой момент по сво- з      ему желанию, со всеми модальностями и всеми тремя позициями восприятия. Но для моих отношений с мужчинами, в которых я испытываю больше трудностей, у меня были более мелкие картины и только позиция наблюдателя, так что мои эмоции были оторваны от примеров. Я веду себя точно так же, но оказываюсь посторонней. Когда я попыта- I         лась изменить образы, относящиеся к моему общению с мужчинами, чтобы сделать их такими же, как в контексте s бизнеса, они стали совершенно иными. Я вполне уверена, что в будущем у меня не будет таких трудностей с мужчинами, которые я испытывала ранее. Вот прекрасный пример того, как ваши внутренние репрезентации контекста могут направлять ваше поведение. И это также прекрасный пример того, какое большое значение может иметь добавление репрезен­тативных систем и позиций восприятия.

Эд: Я — добровольный «трудоголик», и изучение контекста ука­зывает по меньшей мере на одну из причин этого. Почти все мои примеры относились к профессиональным кон­текстам. Очень не многие оказались связаны с личными и семейными контекстами, которых я обычно избегаю. Мои родители были людьми не слишком примечательными, по­этому большинство своих навыков я приобрел в рабочей обстановке. Получается, что я по-настоящему сознаю, кто я такой, в профессиональном контексте, а в семейных де­лах чувствую себя ни к чему не способным и не в своей тарелке. Когда я добавил больше семейных примеров, то почувствовал, что в этой области у меня намного больше ресурсов, и мне становится ясно, что многие мои деловые навыки, в том числе планирование и ведение переговоров, в равной мере приложимы к семейной жизни. Я думаю, пройдет определенное время, прежде чем мне удастся до­бавить достаточное количество примеров, чтобы добиться хорошего баланса.

Ну, это может потребовать не так много времени, как вам кажется. Большую помощь вам окажет осознание того, что многие из ваших навы­ков можно направить непосредственно на семейные ситуации. Можно ускорить этот процесс, представляя себе какой-то рабочий контекст, в ко­тором вы уже обладаете хорошими навыками, например ведение перего­воров. Полностью включая себя в этот контекст в своем воображении, вы сумеете получить доступ ко всем этим навыкам. Затем вы можете поменять участвующих людей и изменить контекст на семейный диспут. После этого вы можете проделать все то. что вы делаете в рабочей ситу­ации, определяя, как вам нужно скорректировать свое поведение, чтобы сделать его более приемлемым для семейной дискуссии.

Некоторые люди ведут довольно ограниченную или узконаправлен­ную жизнь, которая сосредоточена только на одном контексте (или, воз­можно, на двух), поэтому все их качества сводятся к этим контекстам. Когда они отваживаются выйти за рамки этих контекстов, то чувствуют себя совершенно потерянными, поскольку утрачивают важную часть своего самоощущения. Я был знаком с одним стареющим волейболистом, сре­доточием жизни которого был волейбол, и большая часть других его за­нятий также вращалась вокруг этой игры. Однажды я слышал, как он сказал: «Вся моя жизнь была посвящена волейболу». Когда же ему при­шлось оставить волейбол, сделать это ему было очень сложно, посколь­ку. помимо него, в его жизни было очень мало того, с чем он мог бы себя идентифицировать. Этот фактор часто играет основную роль в том, что люди называют «кризисом среднего возраста» или «кризисом идентич­ности».

Многие люди по всему миру живут в очень ограниченном контек­сте, как физическом, так и культурном. Когда они оказываются в каком- то другом контексте — по причине засухи, войны или экономического катаклизма, — вся их идентичность испытывает сильное напряжение. Боль­шинство из нас сталкиваются с этим в определенной мере, когда мы ока­зываемся в другой стране, языка которой не знаем, поскольку наш род­ной язык также образует контекст нашей идентичности. Если чья-то идентичность вращается в основном вокруг употребления алкоголя или наркотиков, то понятно, что этот человек не захочет отказаться от нарко­тика, пока не выстроит устойчивую и позитивную идентичность, кото­рая может быть комфортной в контексте без наркотиков.

Наличие широкого круга контекстов в базе данных нашего опыта заметно облегчает адаптацию к изменениям. Люди часто демонстрируют на удивление ресурсное поведение в каком-то одном контексте, но не понимают, что это поведение будет столь же эффективно-и в другом контексте. Конечно, некоторые модели поведения лучше подходят для деловой или личной жизни, но обычно желательно, чтобы большинство ваших личных качеств соответствовали разным контекстам.

Другие искажения и неточности содержания

Многие ли из вас нашли искажения в образе собственной личности? При­мерно треть. А что вы обнаружили в отношении их влияния, когда попы­тались скорректировать их, чтобы они были более реалистичными? Карл: Мне потребовалось определенное время, чтобы заметить, что я обычно вижу себя более маленьким и глуповатым, чем действительно выгляжу на фотографиях. Мне кажется, это приводит к тому, что во многих ситуациях я начинаю чув­ствовать себя менее уверенно. Обычно я держусь слегка в тени, вместо того чтобы выступить вперед, даже в ситуаци­ях, где на моей стороне знание и опыт. Сделав себя в своих образах более высоким и чуть более сильным, я почувство­вал, как тело выпрямилось и немного подалось вперед — стало более «готовым к действию», и мне это нравится. Энди: На всех своих образах я выгляжу стройным, темноволосым и двадцатишестилетним — а не шестидесятилетним, тол­стым и лысым.

Это вам помогает? Энди: Еще как. Я попробовал стать более похожим на себя, и это было ужасно

Ну, иногда ужасный образ может также быть полезным. Я могу пред­положить, что вы испытываете небольшой шок каждое утро, когда види­те себя в зеркале в ванной. Мне кажется, что заметное несоответствие может привести к поведению, которое некоторые люди могут счесть не­обычным. Я бы посоветовал вам посмотреть более внимательно на свой образ в разных контекстах и определить, действительно ли он помогает вам или в некоторых контекстах было бы разумнее прибавить ему не­сколько лет.

Билл: Я обнаружил, что вижу себя несколько моложе своих лет, в основном это касается лица и головы; образ же остального тела как будто достаточно точен. Люди часто говорят, что я выгляжу как минимум на десять лет моложе своего возра­ста, — любопытно, нет ли тут связи. Я попытался найти слу­чаи, когда это может стать проблемой, — например при попытке сделать что-то, что мне более не удается из-за моего возраста. Когда я не находил каких-либо проблем с образом, то решал оставить его таким, как есть. Поэтому я думаю, что Энди, возможно, следует продолжать видеть себя моложе, чем он есть, если это не навлекает на него никаких неприятностей.

Помните, что некоторые искажения неизбежны. В одной из недав­них работ, посвященных узнаванию, исследователи установили, что люди узнают карикатуры на известных людей быстрее, чем подлинные фото­графии последних. Это является убедительным подтверждением того, что наша память претерпевает во многом аналогичные искажения. Если вдуматься, оказывается, что намного проще узнать лицо друга, подмечая только уникальные черты, которые выделяют его среди других людей, и преувеличивая их, чтобы сделать их легче запоминающимися. Главное здесь — осознавать свои действия и их последствия, чтобы можно было проверить, служат или нет эти действия вам на пользу. Энн: Я обнаружила, что в одних контекстах я была очень малень­кой, а в других очень большой, независимо от возраста, — возраст не имел с этим ничего общего.

А попробовали ли вы внести коррективы? Энн: Нет, мне было очень интересно обнаруживать разные раз­меры.

Возьмите тот образ, где вы маленькая, и измените его до натураль­ной величины.

Энн: Я испытываю намного более приятные чувства.

Теперь возьмите тот, где вы большая, и тоже измените его до нату­ральной величины.

Энн: Я чувствую себя вполне хорошо, когда я большая.

Вам нравится быть большой. Ладно, представьте себя большой в этом контексте. Есть ли в этом примере что-либо, что не выглядит столь приятным? Один аспект опыта может быть приятным, а какой-то дру­гой — не столь приятным.

Энн: Возможно, если я займу позицию другого. Может быть то­гда этот опыт не будет столь привлекательным.

Я хотел бы, чтобы все вы вспомнили ситуацию, в которой казались себе «больше натуральной величины». Я уверен, что она содержала при­ятный аспект — ощущение собственной силы, — но не было ли в ней также чего-то не столь приятного?

Дэн: Однажды я был в баре и подумал, что я тут круче всех! Элис: В ситуации тренинга хорошо, когда вы чувствуете себя уве­ренно, но если вы слишком уверены в себе, это может сму­тить других и не позволить вам увидеть ошибки или воз­можности улучшения своих действий.

Если вы «больше натуральной величины», это означает, что в ситу­ации имеется нечто не совсем реальное, поэтому обычно она кажется несколько шаткой или неустойчивой. На одном уровне вы можете пола­гать, что способны быть «круче всех в баре», но на каком-то уровне часть вас, вероятно, осознает: «Нет, я не думаю, что мне это удастся». То есть наиболее вероятно, что это ситуация, в которой вы действительно испы­тываете неопределенные чувства или в которой конфликтуют ощущение силы и ощущение слабости, — вопрос, который мы исследуем более де­тально позже.

Барб: У меня всегда возникали проблемы с чувством стыда, и я обнаружила, что мои внутренние образы совсем мне не льстят, преувеличивая все мои недостатки. Поэтому я ре­шила поступить наоборот и преувеличить все свои силь­ные стороны. Насколько же лучше я себя почувствовала! Я почувствовала, как тело выпрямилось, весь мир раскрыл­ся, и я ощутила себя готовой ко всему. Я понимаю, что это тоже искажение, но мне хочется поэкспериментировать с ним немного в качестве противоядия от того, что я делала раньше, прежде чем решиться увидеть себя такой, какая я есть.

Я полагаю, это отличный выбор, если только он временный. Гор­дость может вызвать у вас намного более приятные чувства, особенно после того, как вы пережили стыд. Но оба этих варианта не сбалансиро­ваны. В случае и гордости и стыда вы сравниваете себя с другими людь­ми, а это одна из тех вещей, о которых я предупреждал вас ранее. Подоб­ное сравнение всегда подвергает вас риску броситься из одной крайнос­ти в другую, поскольку, каким бы ни было ваше качество, вы всегда можете найти человека, который лучше или хуже, чем вы. Сравнения всегда от­дают вас во власть тех, кто вас окружает, и того, что вы выбираете для сравнения.

Гордость является одним из факторов в формировании ложного «я», которое более позитивно, чем ваше реальное «я», и теневого «я», которое включает менее ценные качества. Стыд ведет к ложному «я», которое более негативно, чем ваше реальное «я», и теневому «я», которому при­сущи более ценные качества. Если вы знаете себя, это защитит вас и от гордости, и от стыда.

Один из способов избежать ловушки сравнения — переключить свое внимание на непосредственное удовлетворение, которое вы получаете от опыта, и остановиться на этом, а не сравнивать себя с другими людьми или с каким-то социальным идеалом, которому вы привержены. Ваш опыт удовлетворения тем или иным объектом или событием — это личная ре- акция, которая не зависит от сравнения с другими людьми, поэтому она намного более устойчива.

Энди: Ранее вы провели разграничение между бытием и делани­ем — между тем, кто говорит: «Я — водитель грузовика», и тем, кто говорит: «Я вожу грузовик». Мне кажется, что некоторые люди идентифицируют себя с тем, что они де­лают, в такой же степени, как и с тем, кем они являются.

Да, некоторые люди так и поступают. Однако даже в этом случае сохраняется разница. Большинству людей намного легче представить себя делающими что-то иное, усваивающими какое-то новое поведение, чем подумать о том, что они являются чем-то иным. Существует еще один способ формулировки различия «я»/поведение, о котором я говорил ра­нее. Быть другим означает изменить одновременно значительную долю своего поведения, тогда как делать нечто другое означает изменить толь­ко одну или несколько моделей поведения, не трогая остальную часть своей идентичности.

Пока мы исследовали то, как мы делаем обобщения в отношении самих себя. Рассматривая группу переживаний, мы замечаем нечто об­щее, что они имеют между собой. — посредством процесса, который ло­гики называют индукцией. Это универсальный человеческий процесс, ко­торый можно прекрасно проиллюстрировать одним шуточным вопросом: «Что общего между днем рождения, годовщиной свадьбы и унитазом?»
Одна из причин того, почему очень немногие люди дают на него ответ, в том, что данный способ обобщения необычен, поскольку в его основе лежит двойное значение слова miss. Другая причина заключается в том, что все мы обычно сразу же делаем обобщение в отношении явно­го сходства между первыми двумя пунктами, которые оба относятся к ежегодным праздникам. Когда мы сделали это индуктивное обобщение, становится намного сложнее оторваться от него и придумать другое обоб­щение, которое также включает третий пункт.

То, что мы называем суммарной репрезентацией, — это обобщение в отношении какого-то качества, а база данных содержит примеры обоб­щений. Сумма содержит все имеющиеся у человека критерии для вклю­чения какого-то примера в базу данных. Тем самым сумма как бы гласит: «Доброта — это то-то. и то-то, и то-то…»

Всем примерам в базе данных присущи критерии, содержащиеся в сумме, но выраженные разными способами, разными контекстами и т. д. Зная критерии, содержащиеся в сумме, вы можете быть уверены, что каждый пример удовлетворяет всем этим критериям, — процесс, называ­емый дедукцией. Каждый пример также обычно содержит нечто большее, чем эти базовые критерии — элементы, которые поддерживают крите­рии, пусть даже они не требуются. В результате база данных гласит: «Доб- рота — это то-то, или то-то, или то-то…» Большое количество примеров обеспечивает содержательный базис для выработки нового поведения, которые выражает качество посредством рекомбинации элементов в раз­личных примерах.

ДРезюме

Аспекты содержания, которые мы исследовали — позиции восприя­тия, сенсорные детали в противоположность символам, другие люди, контекст, другие искажения и неточности, — это некоторые из основных областей, позволяющих изучить погрешности в наших представлениях о самих себе. Если мы никогда не менялись, то не могли по-настоящему себя узнать, поэтому наши концепции собственной лич­ности всегда будут искаженными и в чем-то ограниченными.

Несмотря на эти ограничения, мы можем узнать, как нам рассматри­вать качества нашей я-концепции, выявлять многие из нашихтенден- циозностей, а затем добавлять, исключать или изменять примеры в своей базе данных, с тем чтобы уменьшить количество тенденциоз- ностей, которые мы обнаруживаем, и быть уверенными в том, что все остальные тенденциозности хорошо нам служат. Все эти изменения приведут к минимизации нашего нереального «ложного я» и уменьше- ниюили включению аспектов нашего непризнанного «теневого я». Хотя многие полагают, что теневое «я» содержит качества, которые при­чиняют беспокойство или создают проблемы, оно часто включает в себя также много ценных и прекрасных качеств.

Выполняя предыдущие упражнения, вы узнали о множестве различных способов, которыми можно упрочить свою я-концепцию, сделать ее бо­лее точной и чувствительной к обратной связи. Хотя мы только нача­ли исследовать структуру я-концепции, то, что вы уже узнали, явля­ется очень эффективным рядом вмешательств, которые можно исполь­зовать для «настройки» чьего-то позитивного качества, так чтобы оно было более прочным и открытым для обратной связи. Я пока еще не встречал человека, который бы осуществлял все эти процессы наи­лучшим из доступных ему способов, а многие из людей, которые не по­сещают семинары и не читают книги, нуждаются в них еще больше.

Упражнение 6.2 Практическое использование

Теперь я хочу, чтобы вы попрактиковались в том, что уже изучили, с од­ним или двумя людьми. Начните разговор с членом своей семьи, с офи­цианткой, позвоните другу. Затем в определенный момент спросите их о :< аком-либо качестве, которое им важно, задав вопрос, подобный тем, ко- : »рые использовали м-ы, чтобы выяснить, откуда они знают, что это ка­чество действительно им присуще. Здесь я просил вас сделать это, не прибегая к содержанию, чтобы не отвлекать вас, когда вы знакомились с :> структурой, но теперь вам будет необходимо воспользоваться именно удержанием.

Вы можете сказать: «Я изучаю то, как люди составляют о себе мне- пе и что для них при этом важно, поэтому не могли бы вы помочь мне в течение нескольких минут?» Вместо того чтобы долго объяснять, что такое качество, обычно проще привести несколько примеров. «Многие 13 моих друзей считают себя честными (добрыми, умными, общительны­ми и т. д.). Не могли бы вы сказать о себе нечто, что соответствует дей­ствительности и что вам нравится?»

Когда они будут вам отвечать, вы можете спросить об их суммарной репрезентации. «Мне интересно, как вы об этом узнали. Что позволяет зам узнать о том, что вы       : мысленный образ, ощущение или внутрен­ний голос?»

Затем вы можете спросить об их базе данных. «Прекрасно, что вы можете быстро определить, что вы действительно такой. Держу пари, что у вас также имеется множество других примеров этого качества. Пе- ред мысленным взором одного из моих друзей возникает множество об­разов доброты, напоминающих большой коллаж, а в моем случае это не­что вроде каталожного ящика, в котором карточки появляются одна за другой. А как это происходит в вашем случае и сколько примеров у вас имеется?»

Когда вы будете постепенно выяснять, как они это делают, задайте им вопросы, подобные тем, что задавали мы, и предложите альтернати­вы, которые, на ваш взгляд, могут быть полезны. «А что было бы, если бы у вас имелось больше примеров? Можете ли вы погрузиться в один из этих образов и почувствовать, на что похоже повторное получение

этого опыта? Имеются ли у вас примеры___ в будущем? Можете ли представить себе чувства человека, по отношению к которому вы прояв­ляете ? Имеются ли у вас примеры на работе и дома?» и т. д.

С тем чтобы напомнить вам обо всех исследованных нами элемен­тах, я предлагаю вам их общий перечень, — в том порядке, в котором мы их рассматривали.

До сих пор мы изучали примеры в вашей базе данных, которые под­крепляют некоторое качество вашей я-концепции. Далее мы рассмотрим один из наиболее важных элементов я-концепции, противоположные при­меры, — примеры, которые противоречат обобщению. Если вы считаете себя добрым, как вы относитесь к тем случаям, когда вы проявили рез­кость, грубость или невнимательность? То, как вы воспроизводите про­тивоположные примеры в своей базе данных, оказывает очень сильное воздействие на функционирование вашей я-концепции: на то, насколько iHa устойчива и чутко ли вы реагируете на события, которые обеспечи­вают полезную информационную обратную связь.

Схема контрольных перечней

Процессуальные элементы я-концепции
Количество примеров
Локализация
Одновременность и/или последовательность Модальности (визуальная, аудиальная, кинестетическая) Ассоциация Субмодальности

Контрольный перечень 5

Аспекты времени
Прошлое, настоящее, будущее
Сбалансированное распределение во времени
Размер чанков времени
Распространение

Контрольный перечень 6

Аспекты содержания
Позиции восприятия
Конкретные детали против метафор
Другие люди
Основные жизненные контексты

Другие искажения и неточности содержания


[1] Мужчины обычно забывают о днях рождения и годовщинах и мочатся мимо унитаза. (Ответ основан на игре слов: использованное слово miss может озна­чать и упускать что-то из виду, и промахиваться. — Прим. перев.)

Нет комментариев