Read Трансформация “Я” Глава 5 – ИЗМЕНЕНИЕ ВРЕМЕНИ

0 753

 

И до сих пор мы рассматривали переменные, которые влияли прежде /и всего на процесс — на то, как вы репрезентируете примеры в вашей базе данных. Мы уделяли не слишком много внимания со­держанию — тому, что представлено в примерах, за исключением уточне­ния. что это различные примеры качества, которые вы выбрали для исследования. В действительности такое разграничение между процессом и содержанием несколько искусственно, поскольку процессуальные осо­бенности, которые мы исследовали, часто также влияют и на содержание примеров.

Само количество примеров создает возможность для репрезентации самого разного содержания и контекстов. Изменение модальности меня­ет также и тип и объем представленного содержания. Скажем, визуальный образ обеспечивает исчерпывающее представление некоторого содержания, но не способен отразить должным образом содержание, которое может быть хорошо представлено только в аудиальной или кинестетической модальностях, и наоборот. Субмодальности привлекают внимание к со­держанию, которое в противном случае могло быть не замечено, и также влияют на представленное содержание. Например, увеличение размера образа привлекает ваше внимание к содержанию, а также позволяет вам лучше рассмотреть его, поскольку мелкие детали становятся более за­метными.

Время — еще одна важная процессуальная переменная, которая силь­но влияет на репрезентируемое содержание. Выбор различных временных рамок выполняет ту же задачу, что и количество примеров, которое обес­печивает возможность для репрезентации самого разного содержания и контекстов. Способ, каким вы репрезентируете примеры во времени, ока­зывает большое влияние на то, насколько хорошо ваша я-концепция со­храняется во времени, — непрерывность является одним из наиболее важ-
ных аспектов идентичности. Способу, каким мы репрезентируем время, присущ ряд элементов, поэтому я могу предложить вам еще один конт­рольный перечень, который сориентирует вас в исследовании этого важ­ного аспекта вашей я-концепции. Я хочу, чтобы вы использовали то же качество, которое рассматривали ранее.

Контрольный перечень 5 Аспекты времени

Прошлое, настоящее, будущее. В каких временных рамках находятся ваши примеры? Относятся ли они к прошлому, настоящему или будуще­му’? Ваши примеры могли относиться к различным периодам в прошлом. Они могли также относиться к настоящему времени, которое люди опре­деляют по-разному. Для некоторых людей настоящее — всего лишь быст­ротечный «миг между прошлым и будущим», тогда как другие понимают его несколько шире. Ваши примеры могут также относиться к различ­ным периодам времени в будущем.

Распределение во времени. Ваши примеры могли быть распределе­ны но вашей жизни достаточно равномерно, или же большинство их от­носилось к достаточно недавнему времени, либо к отдаленному прошло­му, либо к середине вашей жизни и т. д. Возможно даже, что все ваши примеры относились к будущему. Если вы обнаружите какой-то период времени, для которого у вас нет примеров, то можете решить, приемлемо ли это или же будет полезно найти и добавить примеры, относящиеся к этому временному периоду.

Размер чанков времени. «Действие» примера может длиться секунды, минуты, часы, дни или годы. Может оказаться очень полезным исследо­вать свои примеры и определить, какой отрезок времени они охватыва­ют и является ли этот отрезок точной и адекватной репрезентацией ва­шего качества.

Распространение. Насколько далеко ваше качество распространя­ется во времени? Люди часто говорят о «плохом дне» или «удачном годе», как будто каждый момент в этот период времени был плохим или удачным. Однако такое определение почти всегда является широким обоб­щением, поскольку даже по-настоящему плохой день содержит по мень­шей мере несколько приятных мгновений, а удачный год — как минимум несколько плохих дней. Выясните, как подобное распространение каче­ства на более длительный или короткий период времени может повлиять на ваши представления об этом качестве.

Упражнение 5.1 Исследование времени

(втроем, 15 минут)

Я хочу, чтобы вы, используя ранее выбранное качество, сначала посвяти­ли примерно 5 минут безмолвному исследованию этих переменных в своей базе данных, а затем в течение 10 минут поделились своими открытиями партнерами и обсудили их. Помогайте друг другу в определении того, •:то вы делаете, задавая вопросы и наблюдая за невербальными жестами. Лосле того как вы поделитесь друг с другом, поэкспериментируйте с изменением переменных, которые я перечислил, обращая внимание на то, как эти действия изменяют ваше восприятие качества.

Попробуйте добавить примеры в разные временные рамки или ис­ключить их из них и сравните свое восприятие базы данных с ними и без них, обращая особое внимание на влияние будущих примеров и эффект наличия периода времени, не содержащего примеров.

Посвятите некоторое время изучению промежутка времени в ваших примерах, а затем попробуйте его изменить. Каков эффект в том случае, когда у вас имеются примеры, охватывающие только очень короткий от­резок времени, по сравнению со случаем, когда они охватывают длитель­ный период?

Исследуйте промежуток времени, в который вы проявляли рассмат­риваемое вами качество, и определите, какие его части действительно отражают это качество, а затем поэкспериментируйте с распространени­ем качества на какой-то более короткий или длительный отрезок време­ни и обратите внимание на эффект.

Как и прежде, я хочу, чтобы вы отметили, как каждое изменение влияет на ваше чувство уверенности или целостности в отношении этого качества вашей я-концепции. Я также хочу, чтобы вы посмотрели, как элементы, с которыми вы экспериментируете, скажутся на чувствитель­ности вашей я-концепции к обратной связи.

***

Временные рамки и примеры из будущего

У многих ли из вас отсутствовали примеры, относящиеся к будуще­му? Примерно у трех четвертей. А что произошло, когда вы добавили несколько таких примеров?

Энн: Это было великолепно! Когда я добавила примеры из буду­щего, это изменило мое настоящее. Это изменило букваль­но все!

Не могли бы вы пояснить ваши слова? Энн: Все, что я видела, стало более ясным, и я слышала более отчетливо; образ стал более детальным и ассоциирован­ным.

Не показался ли этот аспект вашей личности более реальным, когда у вас появились примеры из будущего? Энн: О да!

Соответствовало ли это остальной части вашей личности? Это на­полнило ее большей энергией, верно?

Энн: Да, я почувствовала большую уверенность. Большую цело­стность.

Когда вы представляете себя обладающими определенным качеством в будущем, этот процесс, в сущности, тождествен тому, который часто называют «подстройкой к будущему», — включению желательной реак­ции в будущий контекст.

Фред: Я не обнаружил, что примеры из будущего как-то сказыва­ются на моем качестве. Я уже был в нем настолько уверен, что примеры из будущего показались мне несколько не­уместными. А затем я подумал: «Что, если я выполню под­стройку к будущему в каком-то другом контексте, в кото­ром мне трудно представить себя проявляющим это каче­ство?» Когда я это проделал, у меня появилась большая уверенность в этом контексте.

Отлично. Некоторые из вас уже выполнили подстройку этих при­меров к будущему. А что происходило, когда вы их удаляли? Лори: Просто ужас. Мое будущее становилось опустошенным. Мне казалось, что я никогда не смогу проявить это качество в будущем.

Билл: Когда я удалил свои будущие репрезентации, мое аудиаль- ное мышление перешло от «я такой» к «я делал это когда- то».

Верно. «Я делал это раньше». Если у вас имеются только примеры из прошлого, проявление вашего качества, скорее всего, останется в про­шлом и не повторится в будущем. Примеры, подстроенные к будущему, переносили качество в будущее, в то же время делая ваши примеры бо­лее многообразными и предоставляя вам больше данных. Рич: После проверки своих будущих примеров я отбросил их и вернулся в прошлое. Я перешел к одному из своих самых ранних воспоминаний, а Эл продолжал говорить: «А что было еще раньше?» И я погружался все глубже и глубже в прошлое, пока оно не стало доречевым. Сначала я был взрослым, добивавшимся позитивных состояний, поэтому я игнорировал более ранние примеры из детства. Но за­тем я понял, что они еще важнее, чем взрослые примеры, поскольку показывают, что я был любопытным с самого на­чала, до социализации и всего прочего. Я до самозабве­ния любопытный человек. Теперь если вы предоставите мне обратную связь, указывающую на противоположное, это будет хорошо для регулирования моего поведения, но я знаю, что я такой, был и буду таким, поскольку мне очевид­но, что это мое качество остается неизменным. Я любо­пытный человек. Если у меня будет обратная связь, она бу­дет относиться к чему-то, что я сделал, но не будет иметь ничего общего с тем, кто я.

Верно. Устойчивость этого качества вашей я-концепции повышает­ся благодаря дополнительным примерам, которые широко распределены и в прошлом, и в будущем. Многие люди полагают, что определенное качество относится только к людям, находящимся на определенной сту­пени жизни, поэтому они умаляют (не принимают в расчет) примеры, которые относятся к иным временным рамкам. Поэтому может оказать­ся очень полезным обратить внимание на примеры, которые люди отбра­сывают по какой-то причине, а затем исследовать, какими критериями они руководствуются, отвергая их, и посмотреть, оправданны эти крите­рии или нет. Когда люди отвергают какой-то опыт, они часто делают жесты руками, как бы отбрасывая что-то в сторону или отталкивая от себя, поэтому в выявлении подобных случаев наблюдение за невербаль­ными сигналами может быть хорошим подспорьем.

Один из очень важных аспектов я-концепции состоит в том, что она обеспечивает чувство непрерывности идентичности во времени. Иссле­дуя эти аспекты времени, мы определим, как именно создается эта не­прерывность и как можно ее расширить. При наличии чувства уверенно­сти в том, кто вы такой, любая информация о поведении, которое не соответствует данному качеству, будет касаться только чего-то сделан­ного вами, а не того, кем вы являетесь. Вам нет необходимости защи­щаться, поэтому вы открыты для обратной связи и, возможно, даже при­ветствуете ее, поскольку она позволяет развить это качество в еще боль­шей степени.

Это разграничение между я и поведением в течение многих лет со­ставляло важную часть НЛП. Когда человек борется с какой-то пробле­мой, ему могут очень помочь такие слова: «Смотрите, она относится не к вам и не к тому, кто вы такой, а только к определенному поведению, которое вы демонстрировали и хотите изменить». Однако существует огромная разница между тем, чтобы сказать эти слова человеку, и тем, чтобы помочь ему несколько преобразовать свою внутреннюю базу дан­ных, чтобы он видел это разграничение со всей отчетливостью и на со­вершенно неосознаваемом уровне, заранее допуская его. То, что вы опи­сываете, Рич, — это внутреннее знание об этом разграничении, благода­ря которому вы не нуждаетесь в том, чтобы кто-то напоминал вам о нем.

В каком-то смысле это разграничение между «я» и поведением ис­кусственно, так как, насколько мне известно, ваше «я» является, в сущ­ности, общим итогом всех ваших моделей поведения, действий и реак­ций, а то или иное качество — это способ описания определенного набо­ра этих моделей поведения. Если бы человек не совершал никаких действий, у нас не было бы возможности определить, каковы его установки или качества. Возможно, правильнее говорить, что поведение человека как минимум на 99,99% находится в полном порядке, так что ему необходи­мо поработать только над 0,01% своих действий, которые в данный мо­мент составляют для него проблему. Но большинству людей проще и понятнее, когда проводится разграничение между «я» и поведением. Рич: Теперь ничего не меняется. Это выходит далеко за рамки поведения.

Да, это и есть идентичность; это нечто тождественное вам. Это со­стояние бытия, которое может у вас проявляться при различном поведении и в различных контекстах, но это и качество, которое вы сохраняете во времени независимо от поведения или контекста. Чем больше у вас примеров, широко распределенных во множестве различных временных рамок и множестве различных контекстов, тем сильнее вы чувствуете, что это качество является вашей неотъемлемой частью, которая пе зави­сит от внешних обстоятельств.

Примеры из будущего очень способствуют тому, что ваша я-концеп­ция становится намного более целостной и устойчивой. Эта стабильность является прекрасным базисом для чувства открытости и желания вос­принять обратную связь. Однако вы можете быть полностью открыты и стремиться к получению обратной связи, но по-прежнему ее не заме­чать. Я хочу задать несколько иной вопрос. Каким образом примеры из будущего делают людей фактически более чувствительными к обратной связи — не просто желающими ее замечать, а более способными это де­лать?

Сью: Ну, мне всегда хочется быть лучше. Я хочу улучшить свои способности и поступки, чтобы больше соответствовать тому, кем я являюсь, поэтому я всегда стараюсь понять, как можно этого добиться.

Отлично. То есть одна из ваших ценностей — постоянное совершен­ствование, которое подталкивает вас к выявлению того, как можно сде­лать что-то лучше. Я предполагаю, что для этого вы оцениваете нечто вами сделанное, а затем, возможно, представляете себе, как можно в сле­дующий раз поступить лучше, после чего встраиваете эти улучшенные примеры в образ будущего.

Но это не совсем то, о чем я спрашивал. Даже если у вас нет жела­ния стать лучше, как один лишь факт создания будущих образов спосо­бен повлиять на вашу чувствительность к информационной обратной связи? Когда вы создаете будущий пример какой-то удовлетворяющей вас установки или качества и помещаете его в свое будущее, это дей­ствие, подобно любой иной подстройке к будущему, становится програм­мой, обусловливающей ваши реакции в будущем. Оно повышает вероят­ность того, что вы действительно будете таким, когда это будущее время наступит. Оно также вносит добавления в вашу базу данных и делает ее более целостной, вызывая у вас чувство, что данное качество является частью вашей личности, во всех временных рамках, как мы это уже отме­чали.

Однако будущий пример — это также прогноз относительно того, каким вы будете: «Вот то, что должно произойти». Прогноз делает вас более чувствительным и повышает вероятность того, что вы заметите, ju произойдет ли это на самом деле или нет, когда наступит время. §       В качестве простого примера допустим, что вы говорите другу, что зайдете к нему сегодня в пять минут шестого. Намного вероятнее, что вы о заметите, в какое время вы действительно пришли, в этом случае, чем  тогда, когда вы не делаете никаких прогнозов. Если бы вы дали более расплывчатый прогноз — например, что вы зайдете не позже такого-то дня на следующей неделе, — вы могли бы заметить, зашли ли вы к назначенному Дню на следующей неделе, но, скорее всего, не обратили бы внимания на время дня. Сам факт создания будущего примера делает более вероятным, что вы заметите, соответствует или нет ваше поведе­ние тому, которое вы планировали. Чем более конкретен и детален ваш прогноз, тем больше вы заметите мелких различий между планом и ре­альными событиями и тем лучше будет ваша обратная связь. Сид: Я представляю себе самые разные возможности в буду­щем, в том числе допускаю, что это мое качество может в какой-то момент в будущем перестать быть для меня важ­ным. Если я полностью подстрою этот пример к будущему, то чувствую себя ограниченно и стесненно, поскольку ока­зываюсь привязанным к чему-то, что у меня не хватает гиб­кости изменить.

Это очень любопытно. Вы начали говорить о «будущих возможно­стях» и о том, что значимость качества может меняться. Затем в какой- то момент вы решаете, что привязаны к этим «будущим возможностям» и больше не можете их изменить! Я уверен, что вы можете изменить свои будущие примеры в любое время, когда пожелаете.

Когда я создаю какой-то пример, подстроенный к будущему это только план, который я составляю сейчас, в этот момент, в отношении того, что, как я надеюсь, произойдет. В любое время в будущем, в том числе через секунду, я могу его пересмотреть. Принятие на себя твердых обязательств в любой момент времени означает, что вы считаете, что сейчас вы силь­нее, чем будете в грядущем, — независимо от того, ожидаете ли вы, что ничему в будущем не научитесь или что поглупеете! Надеюсь, что это не так и что с течением времени ваши знания будут умножаться, и если все так и будет, вы сможете изменять свои прогнозы в любое время. Это ничем вас не ограничивает, а лишь направляет ваше внимание на что-то, что, как вы надеетесь, произойдет.

Мое будущее — это всего лишь мои идеальные представления о том, что может произойти, каким я хочу быть, как мне поступать и реагиро­вать на события. Они всегда поддаются корректировке. Неужели вам ни разу не приходилось корректировать план по мере того, как поступала новая информация, менялись ваши желания или происходило нечто не­ожиданное? Примеры из будущего просто обеспечивают мне определен­ную степень контроля над тем, что произойдет в будущем, направляя мое внимание и поведение. Если я хочу стать в будущем определенным человеком, в этом мне помогают будущие примеры. «Лучший способ пред­сказать будущее — изобрести его» — эти слова, кажется, принадлежат Алану Кею.

Эл: Я что-то подобное и делал. Переносясь в будущее, я выяв­лял в нем фрагменты, которые мог корректировать, чтобы делать его лучше.

То есть в процессе создания новых, подстроенных к будущему ре­презентаций вы пересматривали образы, которые там уже имелись, и иден­тифицировали какие-то, которые вы хотели улучшить, чтобы убедиться, что они будут содержать данное качество.
Фред: Сначала, когда я стала добавлять примеры из будущего, они казались нереальными, пока я не оживила субмодаль­ности, чтобы сделать примеры более убедительными. Я перешел к будущему, а затем оглянулся, чтобы увидеть, что я уже сделал. Я обращал внимание на разные вещи, которые ранее изменял с целью корректировки ситуации, чтобы попасть туда, где я был.

То есть вы перешли к будущему, сделав то, что Милтон Эриксон назвал «переориентацией во времени», а затем посмотрели назад, чтобы увидеть, что вы уже сделали, чтобы добиться желаемого. Многие изме­нения кажутся трудновыполнимыми, когда вы обдумываете то, как про­изведете их в будущем, ввиду всей той работы, которую вам придется сделать, чтобы добиться желаемого. Однако с высоты того, что в буду­щем уже будет иным, и благодаря рассмотрению необходимых измене­ний как уже происшедших достижение цели кажется намного более лег­ким. «Вот я в будущем, где я хотел быть. А что мне пришлось сделать, чтобы попасть сюда?» Это прекрасный прием, который используют мно­гие люди.

Фрэн: Я подстроил к будущему свое желание воодушевлять лю­дей. А когда я это сделал, я заметил, что мне не обязатель­но сводить все к воодушевлению кого-то, но что я прояв­ляю намного большее внимание к тому, на что я воодушев­ляю человека и как я осуществляю это воодушевление. Кроме того, у меня возникла большая потребность в полу­чении обратной связи и корректировании.

Проявлять большую внимательность при воодушевлении кого-то — это звучит просто здорово. То есть если вы, к примеру, говорите: «Да, вы можете это сделать», — то уделяете больше внимания реакциям людей, а также качеству собственного поведения — тону своего голоса или тому, насколько решительным он был. и так далее? Это ли вы имеете в виду? Фрэн: Да. Большую внимательность к ситуации в целом.

Именно этой цели и служит будущее — вы представляете себе то, каким вы хотите быть, и замечаете то. как вам, возможно, захочется из­менить какие-то его части, которые вас не удовлетворяют. Все это обеспечивает прекрасную возможность удостовериться в том, что процесс ц предвидения и пересмотра будущего происходит у вас непрерывно.    Может оказаться полезным вспомнить, что «будущее» — это лишь прогноз, который мы делаем в настоящем. Большинство животных, ве- 5! роятно, лишены будущего в том смысле, в каком оно имеется у нас. Их з: поведение влияет на их будущее, но, насколько нам известно, маловеро- ? ятно, что они хоть сколько-нибудь сознают то, как эти действия ориен- X: тированы в отношении будущего или как систематически изменять эти действия с учетом будущего.

Есть еще один прекрасный вариант, который можно использовать в £ качестве добавления. Если вы проецируете на будущее только то, что уже сделали в прошлом, это может ограничить вас тем, что вы сделали ранее. Создав примеры в будущем, вы всегда можете изменить их спосо­бами, о которых мы уже говорили. Но можно также создать и генератор творчества. Добавьте несколько расплывчатых примеров, в которых вы, к своему приятному удивлению, демонстрируете свое качество в какой- то новой форме или в неожиданном контексте или по отношению к чело­веку, при общении с которым, как вы ранее полагали, оно было неумест­но, и т. д. Это закладывает основание для того, что один мой приятель называет опытом «вюжа де» — для внезапного осознания, что вы делаете что-то в первый раз. Это дает вам возможность раздвинуть любые созна­тельные или подсознательные границы, которые вы уже воздвигли во­круг своих проявлений этого качества.

Экология и конгруэнтность

Лу:Мне кажется, что при создании примеров из будущего мо­гут возникнуть проблемы с экологией. Я способен пред­ставить себе, как создаю примеры, которые с виду просто великолепны, но на деле у меня не хватает на подобные действия способностей либо они могут иметь неприятные или непредвиденные последствия. Как же проверить эко­логию?

Разумеется, всякий раз, когда вы рисуете свое будущее, могут воз­никать проблемы с экологией, особенно если оно сильно отличается от вашего прошлого. Но интересно, что сама подстройка к будущему явля­ется наилучшим способом проверки экологии. Представляя себе какой-то будущий сценарий в деталях и во всех модальностях, вы составляете конкретный план, позволяющий вам рассмотреть все части вашего «я» и, возможно, воспротивиться им. Когда Эл и Фрэн исследовали свое буду­щее, они автоматически отметили аспекты, которые им хотелось откор­ректировать.

Моя основная цель состояла в том, чтобы показать вам те многочис­ленные способы, какими примеры из будущего помогают упрочить вашу я-концепцию и сделать ее более восприимчивой к информационной об­ратной связи. Полагаю, все вы знаете, что любые изменения необходимо проверять, чтобы удостовериться, что они действительно принесут вам пользу, а не станут причиной более серьезных проблем, чем те, которые они призваны разрешить. Также, полагаю, все вы понимаете, что любые возражения, с которыми вы сталкиваетесь, должны быть полностью ува­жены и удовлетворены, прежде чем вы продолжите вносить изменения.

Мне нравится обращаться внутрь себя и произносить следующие слова: «Внимание, ребята! Я собираюсь сделать то-то и то-то. Есть ли у кого-нибудь возражения?», после чего я делаю паузу, чтобы отметить любые возможные реакции. Чаще всего я просто представляю себе толпу людей, которые улыбаются и аплодируют, одобряя то, что я хочу сде­лать. Но я понял, что необходимо внимательно осмотреться и проверить, не приуныл ли кто-нибудь с краю. Если кто-то скучает или отвлекается, все в порядке, поскольку это просто означает, что ему все равно, сделаю я намеченное или нет. Но если кто-то сердится или грустит, мне необхо­димо найти время, чтобы пообщаться с ним, и не продолжать дальше, пока мы не найдем решение, которое устроит нас обоих. Поэтому обяза­тельно проводите экологическую проверку любых примеров из будуще­го, которые вы создаете.

Пожалуй, сейчас самое время упомянуть об одной очень важной вещи, на которую указал Джон Макхуэртер. То, что мы в области НЛП в течение более 20 лет называем «экологической проверкой», является в действительности всего лишь проверкой конгруэнтности. Мы проверя­ем внутреннюю экологию человека, конгруэнтность его внутренних ча­стей или процессов, но фактически мы не проверяем более широкую эко­логию семьи, друзей, коллег, жизненной ситуации, социальной группы и т. д. Даже когда мы спрашиваем человека о людях, которые окружают его в жизни, он отвечает исходя из собственных идей в отношении того, как его супруга или начальник и т. д. прореагируют на предполагаемое изменение. Если бы мы спросили саму супругу или начальника, то могли бы получить совершенно иной ответ. Поэтому хотя «проверки экологии» крайне ценны, было бы намного правильнее назвать их проверками кон­груэнтности, поскольку это напоминало бы нам о том, что у нас еще нет сведений о более широкой экологии.

Когда вы добавляете в свою базу данных примеры какого-то каче­ства из будущего, существует ряд факторов, которые делают возражения или проблемы намного менее вероятными, чем при внесении большин­ства других изменений.

Во-первых, я начал с того, что попросил вас выбрать для нашей работы какое-то качество, которое вам нравится и в котором вы уверены. Если это так, это означает, что данное качество уже согласовано с ваши­ми ценностями, поэтому оно, вероятно, уже прошло достаточно тщатель­ную экологическую проверку в самых разных контекстах и в течение определенного периода времени. Поэтому если вы просто берете приме­ры из своей существующей базы данных и проецируете их на свое буду­щее, единственное, что вы меняете, — временные рамки. Если только в вашей жизненной ситуации не произошло значительных изменений, это должно лишь увеличить количество тех же самых примеров, то есть ка- кие-либо изменения, которые нужно проверять, отсутствуют.

Когда вы производите значительные изменения в своих примерах из будущего, скажем, меняете поведение, контексты или людей, по отно­шению к которым вы проявляете данное качество, возрастает вероят­ность того, что вы столкнетесь с проблемами.

Однако когда мы подстраиваем к будущему качества, или способно­сти, а не конкретные действия, вероятность того, что они негативно ска­жутся на других частях вашей деятельности, намного меньше. Если се­годня вы принимаете решение, что завтра в 10 утра вылетите на «Боин- ге-737» на Багамы в сопровождении знаменитых манекенщиц, лучше провести ряд серьезных проверок конгруэнтности прямо сегодня! По если вы решаете, что завтра вам захочется проявить такое качество, как лю- бонытство или доброта, в каком бы то ни было виде своей деятельности, будет намного легче произвести небольшие корректировки именно завт­ра, подстраиваясь иод реальные события. Та или иная подстроенная к будущему способность имеет относительно не много общего с тем. что вы будете делать, и очень много общего с тем, как вы хотите это сделать.

Поскольку будущее по своей сути не определено, это делает ситуа­цию еще более безопасной. Даже если вы тщательно спланировали завт­рашний день, на деле у вас имеется только общий контур того, каким может быть этот день, и, как я предполагаю, вы сознаете, что он может сильно отличаться от того, каким вы его себе представляете. Всякий раз, когда вы создаете образы будущего, разумно принимать это во внима­ние, сделав их расплывчатыми и неопределенными.

Наконец, мы подстраиваем к будущему способности или возможно­сти — то. что вы способны сделать, то, что вы можете сделать. Вам не нужно делать это; это всего лишь ваш выверенный прогноз того, каким вы хотите быть. Ранее Сид упустил из виду это различие и решил, что столкнулся с проблемой. Когда будущее превратится в настоящее, могут произойти какие-то изменения, и вы можете принять решение поступить как-то иначе, чтобы удовлетворить другие потребности.

Таким образом, когда вы подстраиваете к будущему примеры каче­ства, проверка конгруэнтности обычно может подождать, пока это буду­щее не наступит; вам не нужно делать это раньше времени, как прихо­дится в том случае, если вы подстраиваете к будущему какой-то конк­ретный ряд действий, совершаемых в конкретное время.

Помещение примеров в будущее является особенно важным и эффек­тивным процессом в формировании хорошо функционирующей я-кон­цепции, и пока это удалось сделать только примерно четверти присут­ствующих. Я также сумел сделать это только тогда, когда начал исследо­вать я-концепцию и узнал об этом приеме от одного более опытного коллеги. Поэтому убедитесь, что использование примеров из будущего становится автоматической частью структуры вашей я-концепции.

Распределение времени

В случае с Ричем у нас уже имеется прекрасный пример влияния пробе­лов в распределении времени, поскольку сначала у него были только  примеры проявления любопытства во взрослом состоянии. Toгда он мысленно вернулся  к своему детству и начал находить все более ранние при­меры любопытства, после чего добавил их в свою базу данных, вызывая у себя намного более глубокое ощущение того, что любопытство являет­ся его неотъемлемым качеством.

Когда мы отбираем случаи, отражающие какое-то качество, всегда

имеет место определенная тенденциозность. Например, большинство людей  время от времени делают снимки своей семьи и каких-то событий. Если бы вы стали изучать семейные фотографии какого-то человека, получили бы вы точную выборку событий его жизни? Можно ли это сравнить с тем, что имелось бы в вашем распоряжении, если бы вы попросили кого- то делать снимки постоянно или в случайные моменты времени в тече­ние дня или недели?

У вас была бы очень тенденциозная выборка, поскольку люди обыч­но делают снимки лишь в дни рождения, во время отпуска или семейных праздников и в иных особых случаях. Очень редко человека фотографи­руют, когда он спит (треть жизни!), с кем-то спорит, моет посуду или выполняет другие повседневные действия; то же самое относится и к вашей памяти. Вследствие этого может оказаться весьма полезным про­верить ваши примеры на такую тенденциозность. Мне хочется опять ис­пользовать в качестве примера рекламу путешествий. На рекламных пла­катах с видами Ирландии ярко светит солнце и небо всегда голубое, ну разве что виднеются два-три пушистых облачка. Когда же вы туда при­езжаете, то замечаете, что две трети времени небо затянуто облаками или идет дождь и что сложившийся у вас образ ирландского неба не­сколько неточен. В этом заключается смысл изучения своих примеров и фиксации того, когда эти примеры имеют место. Делая это, вы можете определить, насколько тенденциозна ваша репрезентация качества, по­скольку в жизни бывают периоды, когда примеры отсутствуют или отме­чаются очень редко.

Сью: Когда я рассматривала распределение своих примеров, то среди них было несколько из раннего детства, целый ряд из взрослой жизни и ни одного из большей части моих школьных лет. Поэтому я стала вспоминать школьные годы и обнаружила множество прекрасных примеров, которые я маркировала иначе из-за отношения к ним моей матери. Теперь данное качество кажется мне намного более пол­ным.

Может оказаться полезным расценить подобный пробел как неис­пользованный ряд ресурсов. Возможно, иногда вы не проявляете какое- то качество в течение определенного периода времени, но намного вероят­нее, что вы просто не замечали его из-за других событий, которые броса­лись в глаза. Наличие примеров, относящихся ко всем периодам времени, — один из способов удостовериться, что я-концепция является точным, сквоз­ным процессом, таким, который продолжается постоянно. У многих ли из вас уже имеются примеры, достаточно хорошо распределенные по всей вашей жизни? Примерно у половины. Я хотел бы, чтобы вы попытались на время удалить все примеры, относящиеся к какому-то десятилетнему периоду, и сравнили эту ситуацию с той. когда они у вас были… На что это похоже?

Эл: Мне это не нравится. Это напоминает пустое пространство.

В нем нет ничего, что поддерживало бы мое качество, и я испытываю некоторую неуверенность в его отношении.

Да. Снова и снова мы обнаруживаем, что более многочисленные и разнообразные примеры делают вашу я-концепцию более прочной. А как повлияет широкое распределение примеров во времени на чувствитель­ность к корректирующей обратной связи?

Фред: Мой тесть считает себя атлетом, поскольку во время учебы в школе и колледже он добивался успехов в спорте. Эти события происходили как минимум тридцать лет назад, по­этому его я-концепция изрядно устарела. Мне кажется, что у него нет примеров, относящихся к последним годам, по­скольку за все то время, что я его знаю, я ни разу не видел, чтобы он поднимал нечто тяжелее стакана со спиртным.

Хорошо. Что, на ваш взгляд, произошло бы, если бы он занялся поиском примеров, относящихся к последним тридцати годам, и смог обнаружить лишь случаи, когда он сгибает руку, поднимая стакан? Фред: Мне кажется, ему пришлось бы изменить свою я-концеп­цию, чтобы сделать ее более точной: что он некогда был атлетом. После этого он, возможно, не стал бы так часто напоминать мне о своих спортивных достижениях. Или, может быть, он изменил бы свой образ жизни так, чтобы он подтверждал его атлетические способности.

Да, в любом случае он обратил бы большее внимание на то, как он в действительности проявляет данное качество и соответствует ли оно его концепции собственной личности. Более широкое распределение примеров во времени повышает чувствительность к обратной связи, делая я-кон- цепцию более точной.

Энн: Я думаю о подруге, участвующей в программе общества Анонимных Алкоголиков (АА), в которой утверждается, что люди продолжают считать себя алкоголиками, даже несмот­ря на то, что они не пьют уже лет десять-пятнадцать. Счи­тать себя алкоголиком в этой ситуации, как кажется, очень полезно, хотя такое представление выглядит неточным.

Это интересный пример использования я-концепции. Пожалуй, та­кое определение себя как алкоголика верно в отношении уязвимости че­ловека перед алкоголем. Программа АА очень ценна и помогла многим людям, но она не позволяет человеку употреблять спиртное в умеренных количествах или стать бывшим алкоголиком. По сути, программа АА утверждает, что это невозможно. Один из аспектов системы взглядов АА состоит в том, что если человек примет хотя бы каплю алкоголя, он в итоге напьется, поэтому единственным решением, которое предлагает про­грамма АА, является полное воздержание. Согласно этому определению, человек продолжает оставаться алкоголиком, то есть он не способен контролировать употребление спиртного иначе как посредством воздер­жания. В идеальном случае алкоголик мог бы научиться делать выбор в отношении выпивки и действительно преодолеть свой алкоголизм. Тогда, если он случайно съест кусок ромового торта в канун Рождества, то не продолжит это занятие и не напьется. Люди, умеющие пить в меру и культурно, существуют, и некоторые алкоголики сумели стать таковы­ми, поэтому культурная или социальная выпивка должна стать возмож- ной, даже если у нас пока нет надежного способа ее достижения. Это был бы очень полезный пример, которому люди могли бы подражать.

Этот случай является важным исключением из нашего обобщения, согласно которому обычно хорошо иметь широкое распределение приме­ров. Если человек внес в свою жизнь значимое изменение, вполне разум­но не иметь примеров, относящихся ко времени до и после меняющего жизнь события, независимо от того, имело ли оно место в прошлом или является планом на будущее.

Недавно мне пришлось отказаться от двух любимых видов спорта — волейбола и катания на лыжах, — поскольку они слишком тяжелы для моих артритических коленей. Я более не являюсь лыжником и волейбо­листом и поставил бы себя в глупое положение, а также причинил бы непоправимый вред своим коленям, если бы продолжал считать себя и тем и другим. Однако богатые воспоминания о занятиях этими видами спорта на протяжении более полувека остаются со мной и по-прежнему помогают мне определять, кто я такой и какие виды деятельности до­ставляют мне удовольствие. Они также служат в качестве ресурсов, по­могая мне выбирать замещающие виды деятельности, которые не столь тяжелы для моих коленей.

Если вы обдумываете какое-то важное жизненное изменение, может оказаться очень полезным определить прежнее поведение, которое вы демонстрировали раньше, и убедиться, что у вас нет примеров этого по­ведения в будущем. Конечно, вам понадобятся примеры нового поведе­ния в будущем. И если вы можете обнаружить примеры нового поведе­ния в прошлом, они послужат убедительным доказательством того, что вы уже обладаете способностью его продемонстрировать, и это сделает изменение легче осуществимым и более целостным.

До сих пор мы говорили о периодах времени, охватывающих не­сколько лет или более. Некоторые люди не выделяют определенные пе­риоды в своей жизни, когда думают о конкретном качестве, но если бы они это сделали, у них была бы более содержательная и точная репрезен­тация собственной личности. Теперь давайте рассмотрим охват времени.

Размер чанков времени

Каждому примеру в вашей базе данных присущи определенные времен­ные рамки, и он также имеет определенную продолжительность, даже если это всего лишь снимок, выдержка которого составляет долю секун­ды. У вас могут быть примеры, продолжительность которых равна мину­там или часам или, возможно, дням, месяцам и даже многим годам. Что­бы адекватно воспроизвести такие качества, как спонтанность или воз­буждение, может понадобиться лишь короткий отрезок времени. С другой стороны, такие качества, как настойчивость или преданность, значимы, лишь когда они охватывают намного более длительные периоды време­ни, поэтому для того, чтобы точно воспроизвести подобное качество, требуется намного более продолжительный временной чанк. Это может быть либо длинный кинофильм, либо фильм или диафильм, который состоит из множества более мелких фрагментов, выбранных из какого- то более длительного промежутка времени.

Самый легкий способ выполнения этой задачи — вспомнить какой- то пример вашего качества, а затем припомнить значительно более дли­тельные или короткие примеры проявления этого качества. Возможно, вы были добры к продавцу в магазине в течение нескольких минут, доб­ры к другу в течение нескольких часов и добры к заболевшему родствен­нику на протяжении месяца. Когда вы сравниваете эти события, какое из них подкрепляет данное качество в большей степени и какое, скорее все­го, станет базисом для большей чувствительности к обратной связи? Билл: Когда я это делаю, более длительное событие кажется на­много более целостным. Довольно легко демонстрировать какое-то качество в течение короткого времени; более дли­тельный отрезок времени показывает, что я могу сохранять его во времени и при изменении обстоятельств. Энн: Но в случае более длительного отрезка времени повыша­ется вероятность того, что произойдет множество вещей — вмешаются разные события, действия, люди, контексты и так далее, — поэтому я не считаю это сравнение обосно­ванным. Я сравнила один длительный промежуток с рядом коротких, которые при сложении дают примерно такой же отрезок времени. Когда я это сделала, длительный проме­жуток по-прежнему казался более важным, чем короткие, но разница не была столь значительной.

Очень хорошо. Сделав общее время одинаковым в обоих примерах, вы проконтролировали общую продолжительность времени. Такое срав­нение оказывается несколько более сложным и является намного более совершенной проверкой. В случае примерно одинаковой общей продол­жительности опыта легче сравнить влияние непрерывности и дискрет­ности.

Тесс: Мне нравится, когда у меня есть и короткие, и длинные чан- ки времени. Когда я попыталась удалить короткие, каче­ство стало напоминать долгосрочное обязательство, поэто­му мне пришлось сделать паузу и подумать о том, действи­тельно ли я хочу сохранить его в той или иной ситуации. В случае одних коротких примеров я чувствовала себя на­много более свободной и была более уверена в том, что смогу проявить это качество при первой необходимости, но оно не казалось столь целостным или реальным. При наличии и длительных, и кратковременных примеров я чув­ствовала себя более свободной в отношении проявления своего качества, зная, что я могла бы остановиться в лю­бое время, тогда как длительные примеры придавали мне большую уверенность в том, что я могу делать это в тече- ние продолжительного времени, если пожелаю или если этого потребует ситуация.

Прекрасно. Хорошо иметь широкий диапазон временных чанков, по­скольку и тот и другой случай имеет свои преимущества.

Распространенность во времени

Как я упоминал ранее, имеется еще один способ, которым люди могут делить время и события так. что это будет влиять на я-концепцию. и при­мером этого процесса является часто встречающийся случай, когда люди говорят, что у них была «ужасная неделя» или «веселый вечер». Если внимательно проанализировать «ужасную неделю», то можно обнару­жить, что множество событий были действительно удачными, но несколько важных вещей окончились очень плохо. Вместо того чтобы описывать все это как хорошую неделю, в которой была пара плохих часов — а не­редко и того меньше, — мы нередко распространяем плохие чувства во времени и описываем происшедшее как «плохую неделю», как если бы неприятные переживания оказались наложенными на хорошие части не­дели, стремясь перечеркнуть их. Аналогичным образом, даже по-настоя­щему веселый вечер, вероятно, содержал как минимум несколько скуч­ных или неприятных моментов, но значительную часть времени все было прекрасно, поэтому мы проигнорировали эти моменты и описали все про­исшедшее как «веселый вечер».

Важно понять, что этот процесс может иметь как поступательное, так и возвратное движение во времени. Если нечто нежелательное слу- чилось в начале недели, вероятно, эта неделя будет «ужасной», невзирая на другие удачные события, которые произошли позже. Можно прекрас­но проводить отпуск, но я часто слышал, как в порыве чувств, когда нечто неприятное случается ближе к его концу, люди говорят: «Это ис­портило мне весь отпуск!»

Период времени, к которому вы можете приложить этот процесс, не имеет границ. Человек может наслаждаться супружеской жизнью в тече­ние многих лет, но затем, если она заканчивается скандальным разводом, весь этот период времени часто описывается как «неудачный брак», а те чудесные годы, которые супруги провели вместе, отбрасываются. Этот процесс также является типичным элементом депрессии, когда человек может распространять какую-то неприятность на всю свою жизнь: «Жизнь отвратительна». Некоторые люди решают на своем смертном одре, что прожили жизнь напрасно. Даже если кто-то на самом деле попусту рас­тратил значительную часть своей жизни, вероятно, в ней было по край­ней мере несколько искупающих мгновений.

По-видимому, люди чаще распространяют во времени неприятнос­ти, чем приятные события. Люди часто говорят о «моментах славы» и о «периодах депрессии». Я всегда расценивал эти слова как передергива­ние. Почему в жизни не может быть моментов депрессии и периодов славы? Подобно большинству событий, происходящих в нашей психике, эти процессы, как правило, находятся вне нашего контроля, пока мы их не осознаем и не принимаем твердое решение использовать их для улуч­шения своей жизни.

Я хочу, чтобы вы выбрали пример из своей базы данных, который относится к временным чайкам среднего размера, а затем попробовали распространить его на более узкие или широкие временные рамки. Так, если у вас имеется пример доброты, которую вы проявляли в течение однош-двух часов, сначала исследуйте более детально этот период вре­мени, чтобы в точности идентифицировать, какие более мелкие части этого периода времени действительно являются примером доброты и ка­кие иные качества, помимо доброты, были также проявлены в этот пери­од. Даже если никакая часть его не связана с недоброжелательством, ве­роятно, имелись части, которые служат примерами других качеств…

Проделав это, возьмите те же один-два часа проявления доброты и распространите их на прошлое и будущее, пока их продолжительность не станет значительно большей. Исследуйте, что происходило до и пос­ле, чтобы определить, в какой степени эти периоды также служили при- ■ мерами доброты. Поэкспериментируйте с этим в течение нескольких ми­нут, а затем мы обсуДим результаты…

Сью: Когда я рассмотрела свой пример более детально, я обна­ружила множество других качеств, перемешанных с каче­ством, которое я выбрала для изучения, и это сделало его намного более содержательным. Он перестал быть просто примером данного качества; он был смешан с другими ка­чествами, которые мне присущи, и это позволило мне ощу­тить себя более целостной. Мои качества —- это не какие- то обособленные свойства, которые я проявляю одно за другим; они присутствуют сообща во всем, что я делаю.

Да. Это очень важное наблюдение. Мы постоянно делаем одновре­менно много вещей, даже если думаем только об одной или двух, кото­рые выглядят в данный момент более заметными или важными. Когда человек проявляет доброту, он делает не только это, но также восприни­мает и реагирует на что-то, проявляет решительность и активность и совершает множество других действий. Иногда мы осознаем впослед­ствии, что вещи, казавшиеся нам очень важными, были на самом деле намного менее значимыми, чем какой-то другой аспект того, что мы де­лали.

Более 25 лет назад я проводил двухдневный семинар и, разумеет­ся, более всего был озабочен тем, чтобы обучение прошло удачно. Теперь, когда я мысленно возвращаюсь к тому времени, мне очевидно, что по- настоящему важным событием, имевшим отдаленные последствия и свя­занным с тем семинаром, было общение с молодой женщиной, которая впоследствии стала моей женой.

Бен: Когда я попытался увеличить размер чанка времени, сна­чала он показался мне несколько искусственным. Первым делом я заметил более широкий контекст, окружавший мое качество, — то, что предшествовало его проявлению и что за ним следовало, и это соединяло его с другими частями моей жизни, вызывая у меня более глубокое чувство цело­стности и направленности. А затем, когда я более внима­тельно посмотрел на события, которые предшествовали примеру и следовали за ним, то осознал нечто подобное тому, что описала Сью. Ранее я не описывал эти события как проявление данного качества, поскольку другие каче­ства были более заметными. Но когда я посмотрел более внимательно, это качество действительно присутствовало, несмотря на то, что ранее я не обращал на него внимания. То есть это помогло мне понять, что данное качество дей­ствительно сохраняется во времени.

То есть вы ощутили более глубокое чувство целостности и един­ства, и это сделало ваш опыт более устойчивым, подобно тому, как Сью помогло это сделать осознание одновременного проявления множества качеств. Если вы способны распространить данное качество на всю свою жизнь, то можете еще больше усилить это чувство.

Обычно к этому времени кто-то задает вопрос, каким образом все наши разнородные качества интегрируются в единое чувство «я». Этот вопрос озадачивал меня в течение многих лет, и, несмотря на длитель­ные размышления над ним, я так и не находил ответа, который бы меня удовлетворил. Относительно недавно я понял, что данный вопрос начи­нается с допущения, что все эти качества обособлены, а это допущение является ложным. Чистота, блеск и твердость алмаза — все это качества одного и того же объекта. Их не надо объединять; они уже объединены. Когда я наконец это понял, то почувствовал себя полным идиотом и од­новременно был несказанно доволен!

Конечно, между нашими качествами и качествами алмаза существу­ет большая разница: мы в состоянии изменить свои качества, если ста­нем оценивать их иначе, а алмазу это не дано. И хотя можно выделить какое-то специфическое качество, чтобы направить на него свое внима­ние, как мы это с вами делаем, причина здесь в том, что нам трудно охватить сразу все целиком, но мы можем эффективно работать с более мелкими частями целого.

Способность разукрупнить какой-то опыт на более мелкие части — очень полезный навык, который можно проиллюстрировать старой дет­ской загадкой: «Как проглотить слона?» Правильный ответ: «По кусоч­ку». Однажды я читал заметку о человеке, который примерно за три года умудрился съесть небольшой самолет! Он измельчил его на очень ма­ленькие кусочки и каждый день примешивал их к картофельному пюре. В статье не было подробностей, но я полагаю, что сначала он должен был слить из самолета топливо и масло. Несколькими годами раньше он съел велосипед, а затем перешел на более крупные объекты! Я вовсе не счи­таю, что человеку пристало растрачивать свою жизнь на подобные вещи, но это определенно запоминающийся пример того, как можно выпол­нить, казалось бы, невозможную задачу, разбив ее на более мелкие части!

Важно понять, что хотя мы разбиваем время на прошлое, настоящее и будущее и можем разукрупнять его на гораздо более мелкие части, все эти репрезентации времени в действительности существуют в настоя­щем. Сначала наш мозг разделяет время на части, а затем мы можем делать множество разных операций, восстанавливая первоначальную не­прерывность. Тот факт, что мы способны размышлять обо всех этих вре­менных рамках в один и тот же момент, означает, что прошлое проника­ет в настоящее и будущее и определяет наши текущие и будущие реак­ции. А наши будущие образы также проникают в настоящее и прошлое аналогичным путем. Мы будем реагировать на прошлое и настоящее ина­че, в зависимости от будущего, которое мы себе представили, и то же самое верно в отношении наших поступков в прошлом. Мое прошлое определяет мое будущее, которое дает рикошет и определяет мое настоя­щее. И все это происходит в настоящий момент.

Резюме

Мы рассмотрели эти более мелкие элементы времени потому, что все они влияют на непрерывность во времени, которая столь важна для я-концепции. Распределение примеров во времени, в особенности под­стройка их к будущему, размер чанков времени и распространение —

все это определяет то, насколько хорошо ваша я-концепция обеспечи­вает непрерывность. Помните, что любая репрезентация какого-то качества я-концепции будет тенденциозной, поэтому вопрос заклю­чается не в поиске «истины», а в определении репрезентации, кото­рая помогает вам быть и стать тем, кем вы хотите быть.

До сих пор мы рассматривали ряд процессуальных переменных, выяс­няя, как можно их использовать, чтобы сделать какой-то аспект ва­шей я-концепции более устойчивым и чувствительным к обратной свя­зи. Далее мы рассмотрим, как можно непосредственно изучить содер­жание вашихпримеров и работать с ним, снабдив вас еще одним приемом трансформации собственного «я».


Нет комментариев