Read Трансформация “Я” Глава 10 – ТРАНСФОРМАЦИЯ НЕОПРЕДЕЛЕННОГО КАЧЕСТВА

0 814

До сих пор я просил вас исследовать качество, которое, как вы зна­ете, вам присуще и которое вам нравится. Это условие предполагает качество, отличающееся устойчивостью и согласующееся с вашими ценностями, так что у вас уже имеется достаточно обширная и эффективная база данных с примерами при относительно небольшом ко­личестве противоположных примеров. Это Простейшая ситуация для того, чтобы узнать о различных аспектах я-концепции, относящихся к процес­су и содержанию. Конечно, то, что одному человеку кажется «устойчи­вым», другому может показаться «очень шатким», поэтому мы здесь по- прежнему имеем дело с довольно широким диапазоном; у некоторых из вас имеется значительно больше противоположных примеров, чем у дру­гих. Некоторые из ваших «устойчивых» качеств были в действительно­сти чем-то двойственным из-за большого количества противоположных примеров или из-за того, как вы воспроизводили свои противоположные примеры.

Теперь я хочу, чтобы вы выбрали какой-то другой аспект своей лич­ности, такой, в отношении которого вы испытываете двойственные или неопределенные чувства. Опять же я хочу, чтобы вы выбрали такое каче­ство, в отношении которого ваши ценности ясны; вы знаете, каким вы хотите быть. Например, иногда вы считаете себя тактичным, а иног­да — нетактичным, или, возможно, большую часть времени вы не увере­ны в том, тактичный вы или нет, но вы знаете, что хотите быть так­тичным.

Когда какой-то аспект вашей личности отличается двойственностью, это обычно указывает на то, что имеется примерно равное количество позитивных и противоположных примеров, и поэтому вы не можете прийти  к окончательному выводу. И тех и других может быть как очень много, так и всего лишь несколько. В случае более проблемной двойственности обычно имеется много и позитивных, и противоположных примеров или они очень яркие. Также возможно, что противоположных примеров у вас имеется лишь несколько, но тот способ, какйм вы их репрезентируете, ведет к двойственности из-за итоговой интенсивности. Или ваша неуве­ренность вызвана очень незначительным количеством примеров.

Поскольку вы не уверены в наличии у себя этого качества, малове­роятно, что оно вызывает у вас положительные чувства, поэтому оно, скорее всего, не слишком способствует вашей позитивной самооценке. Однако если вы полагаете, что должны проявить это качество недвус­мысленным образом, ваша неспособность это сделать может привести к низкой самооценке.

Последними действиями, которые мы производили с противополож­ными примерами, были их группировка, выявление наихудшего проти­воположного примера и его обработка с целью превратить всю группу в позитивные примеры, а затем вернуть их в вашу позитивную базу дан­ных. Между этой ситуацией и работой с двойственным качеством имеет­ся только два важных различия. Одно состоит в том, что двойственному качеству, вероятно, соответствует большее количество примеров, поэто­му работа с ним может занять чуть больше времени. Однако если вы знаете, как выкосить одну лужайку, вы знаете и то, как выкосить три лужайки, просто у вас уйдет на это больше времени. Другое различие заключается в том, что позитивная сторона вашей двойственности мо­жет еще не проявляться у вас в форме позитивного качества. Элементар­ное превращение базы данных для этого двойственного качества в фор­му позитивного шаблона сделает ее более убедительной.

Я хочу, чтобы сначала вы посвятили несколько минут изучению того, как вы мысленно воспроизводите это свое неопределенное качество. Оп­ределите, как организована ваша база данных для этого неопределенного качества.

***

Как и в предшествующем исследовании противоположных примеров, су­ществует три возможных варианта организации вашей двойственной базы данных:

  1. Позитивные и противоположные примеры включены в одну и ту же базу данных,и относятся к одной и той же модальности.
  2. Позитивные и противоположные примеры представлены в одной и той же модальности, но порознь в разных локальностях.
  3. Позитивные и противоположные примеры представлены в разных модальностях и в разных местах.

Прежде всего я хотел бы узнать по количеству поднятых рук, сколько человек среди вас обнаружили, что их база данных соответствует перво­му варианту? Примерно треть.

А у кого она соответствовала второму варианту? Примерно у по­ловины.           .

А третьему варианту? Лишь у нескольких.

Были ли у кого-то противоположные примеры в другой репрезента­тивной системе, но в том же месте? Нет. Хотя это теоретически возмож­но, ни один из тех, кто посещает семинары, по-видимому, этого не дела­ет, но, возможно, такие люди все-таки существуют, поэтому не стоит за­бывать о подобной возможности.

А сколько человек среди вас имели двойственную базу данных, ко­торая была уже в той же форме, что и ваш позитивный шаблон? Только один. Обычно позитивные примеры представлены не в форме позитив­ного шаблона, и первым шагом является придание им этой формы, по­скольку когда они находятся в ней, они кажутся вам наиболее убеди­тельными.

Одна из первых вещей, которые вы можете сделать, — изучить со­держание своих противоположных примеров, как мы делали это раньше, и рассмотреть возможность того, что некоторые из противоположных примеров — или все — могут на деле оказаться примерами какого-то иного качества. В этом случае вы можете разбить эту двойственность на два независимых обобщения. Позитивные примеры станут базой для не­двусмысленного позитивного качества, а противоположные примеры или группа их — базой для какого-то другого, независимого качества.

Например, допустим, что вашим двойственным качеством был ум, и вы обнаруживаете, что все противоположные примеры — это ситуации, в которых у вас просто не было возможности узнать что-либо по данной теме. Тогда вы можете представить все эти «противоположные приме­ры».умственных способностей как примеры ситуаций, в которых у вас не было возможности изучить тему, или как примеры обычного неведения. Неведение не имеет ничего общего с умом, хотя многие путают эти два качества. Это устранило бы двойственность первичного качества и пока­зало бы, что бывают определенные ситуации, в которых вы не можете проявить свои умственные способности должным образом из-за отсут­ствия информации.

Конечно, этот процесс по-прежнему оставляет вас лицом к лицу с ситуациями, в которых вы не хможете должным образом проявить свой ум, но это всего лишь одна из тех трудных ситуаций, с которыми мы сталкиваемся в жизни. Если она для вас важна, то вы можете найти и изучить ту информацию, которая позволит вам проявить свой ум и в этих ситуациях.

Это еще один способ понимания и реализации процесса, называемого рефреймингом содержания (content reframing), — нахождения иных фрей­мов понимания для определенного ряда переживаний. Пересматривая ка­кое-то обобщение, вы можете найти другой способ осмысления той же самой информации, так чтобы она была оценена иначе. Хотя большинство примеров здесь относится к превращению негативной оценки в позитивную, вы можете также превратить позитивную оценку в негативную, если кто-то не признает, что данное качество ведет к нежелательным послед- ствиям. Такое качество человека, как «раскованность» или «спонтанное реагирование», можно также описать как проявление безответственности и бездумности в отношении потребностей других людей. Реструктуриро­вание может быть очень быстрым и эффективным способом трансформа­ции смысла группы переживаний. Поскольку этот процесс подробно опи­сан в другом месте (12, гл. 1). я посвящу ему немного времени.

Допустим, что вы уже исследовали свои противоположные приме­ры и отделили некоторые из них как относящиеся к_какому-то другому ценному качеству. Следующим шагом необходимо обработать все остав­шиеся противоположные примеры, превратив их в примеры позитивного качества.

Поскольку противоположных примеров может еще быть довольно много, лучше перед обработкой собрать их в группы. Превращение двой­ственного качества в позитивное — изменение серьезное, поэтому оно требует особого внимания к конгруэнтности. Хотя все методы обработки включают шаги, на которых проверяется конгруэнтность, полезно на­чать с того, который касается самого общего процесса. «Не возражает ли какая-то часть меня против обладания этим позитивным недвусмыслен­ным качеством?»

Последний важный элемент — проверка, позволяющая вам убедить­ся в том, что конечная база данных, содержащая и позитивные примеры, и трансформированные противоположные примеры, представлена в той же форме и имеет ту же локализацию, что и позитивный шаблон. Теперь я хотел бы продемонстрировать, как нужно трансформировать двойствен­ное качество.

Демонстрация  1. От двойственного качества к позитивному

Итак, Дженис, имеется некоторое качество, о котором вы знаете, и вы не уверены, обладаете вы им или нет. Не так ли?

Дженис: Так.

Я предпочел бы, чтобы вы не упоминали о содержании, разве что мы на чем-то застрянем: тогда вы можете просто шепнуть мне о нем. Упоминание о содержании будет отвлекать остальных, мешая им сле­дить за процессом, а я хочу подумать и о них, и поэтому лучше о нем умолчать. Вы уже работали с качеством, в котором были уверены и кото­рое вам нравится. Не могли бы вы рассказать мне немного о структуре вашего позитивного шаблона?

Дженис: Это своего рода коллаж из картинок, находящихся передо мной.

Хорошо. Они находятся достаточно близко?

Дженис. Да, очень близко, примерно здесь. (Она проводит рукой примерно в тридцати сантиметрах от своего лица.)

Расскажите мне чуть подробнее. Сколько примерно образов перед вами?

Дженис: О, очень много.

Множество. Сотни?

Дженис: Вероятно. Их целое множество.

Тогда картины должны быть очень маленькими.

Дженис: Так и есть.

Ладно. Они более или менее прямоугольные?

Дженис: Нет, их форма ближе к овальной.

Овалы. А что можно сказать об общей форме коллажа — она тоже овальная?

Дженис: Скорее с волнистыми краями.

Хорошо. Если картины очень маленькие, как же вы извлекаете из них информацию?

Дженис: Я могу выбрать любую из них и погрузиться в нее. Это про­исходит спонтанно.

То есть вам легко установить связь с любой из них. Она появляется очень быстро, вы входите в нее, и она оказывается прямо перед вами, так?

Дженис: Да.

И когда вы видите весь коллаж, вероятно, никаких звуков нет, но, погружаясь в одну из картинок, вы слышите звуки и испытываете опре­деленные чувства.

Дженис: Да, она становится большой. (Она широко разводит руки.)

Обычно невербальные жесты снабжают вас отменной информаци­ей, которая подтверждает слова человека. Иногда кажется, что они опро­вергают сказанное, и тогда вам необходимо провести дополнительную проверку, чтобы выяснить, что происходит или не упущено ли нечто важное. Итак, это позитивный шаблон, структура, к которой мы хотим прийти в итоге. И вы, Дженис, знаете все те приемы, которыми ранее улучшили этот шаблон.

Если бы я работал с человеком, который ничего не знает о том, что вы изучили, то прошелся бы по всем тем операциям, которые мы выпол­няли, и удостоверился, что всем им соответствуют три позиции восприя­тия, малые и большие охваты времени, примеры из будущего, противо­положные примеры и все те прочие вещи, с которыми мы работали. По­скольку все вы уже делали это, мне достаточно продемонстрировать общий паттерн.4

Далее, Дженис, нам необходимо знать структуру вашего двойствен­ного качества. Я хотел бы присвоить позитивному аспекту вашего двой­ственного качества ярлык «К», чтобы я мог говорить о нем, не упоминая о содержании. И также имеется негативный аспект, «не К». Как вы вос­производите эту двойственность в данный момент? Дженис (глядя вверх): Гм, в виде решетки.

Похоже, что она находится вверху. Дженис: Да. У меня очень много позитивных примеров. Но такое же количество негативных.

И все они в одном месте? Расскажите мне чуть подробнее о своей решетке.

Дженис: Она скорее прямоугольная; индивидуальные картины тоже скорее прямоугольные… И их появление связано со вре­менем. Они, как правило, чередуются — негативные и по­зитивные примеры. Иногда и те и другие появляются груп­пой. Негативные ярче. Негативные примеры ярче. Вероятно, это делает их более заметны­ми.

Дженис: Да, я замечаю их чаще.

Когда вы говорите, что имеется связь со временем, означает ли это, что образы появляются один за другим, последовательно? Дженис: Да.

И они более или менее чередуются, так? То есть сначала у вас име­ется плюс, затем минус, затем снова плюс, после чего появляется сразу несколько минусов, а затем, возможно, несколько плюсов. Их организа­ция обусловлена временем, и негативные примеры ярче. Имеются ли ка­кие-то другие различия мелсду негативными и позитивными примерами? Что можно сказать об их форме — и те и другие прямоугольные?

Дженис: Возможно, негативные чуть более трехмерные, рельефные.

Имеются ли еще какие-то различия?..

Дженис: Мне кажется, что эти самые важные. В негативных приме­рах более выражена аудиальная модальность. В негативных более выражена аудиальная модальность.

Дженис: Да, слышны определенные звуки. Если позитивные примеры и сопровождаются, какими-то звуками, они намного  тише.

Поскольку негативные примеры ярче, более трехмерны и содержат

аудиальную модальность, я бы предположил, что вы чаще воспринимаете- себя как «не К». Согласны ли вы с этим? (Да.)

Прежде чем продолжить, я хочу, чтобы вы провели тщательную про-  верку на конгруэнтность. Направьте свое внимание внутрь и задайте вопрос,  не возражает ли какая-то часть вас против обладания «К» как недву-  смысленной частью вашей идентичности. Будьте внимательны к любому  сигналу в любой модальности — визуальной, аудиальной, кинестетической…

Дженис: Нет. Я испытываю лишь приятное ожидание, своего рода готовность двигаться вперед, и это относится ко всем мо- дальностям.

Отлично. Я заметил, что голова и тело у вас также наклонились немного вперед, — это конгруэнтно вашим чувствам. Далее я хочу, чтобы вы сгруппировали все негативные примеры, а затем исследовали их, чтобы проверить, действительно ли группа их — это примеры како?о-то иного качества, поскольку если это так, то мы можем просто отделить их от «К».

Дженис: Нет, мне так не кажется.

Хорошо. Существует ряд вариантов того, какую последовательность нам использовать для трансформации этих негативных примеров в пози­тивные. Я хочу попробовать одну из последовательностей, и если она вам не подойдет, дайте мне знать, и мы вернемся назад и проделаем это другим способом, поскольку я хочу убедиться, что вы чувствуете себя комфортно. Если в какой-то момент, мы станем делать нечто вызывающее у вас явный дискомфорт/ дайте мне знать, и мы попробуем что-то иное.

Я хотел бы, чтобы вы начали с простой операции: опустили этот относящийся к двойственному качеству коллаж туда, где находится по­зитивный шаблон. Похоже, что они оба находятся примерно на одном расстоянии, не так ли?

Дженис: Да,

Попробуйте просто опустить его вниз, в то место, которое занимает позитивный шаблон… и сообщите мне о том, что у вас получается и не вызывает ли Это каких-то иных изменений…

Дженис: Коллаж стал более пластичным.

Он стал более пластичным. Стали ли образы более округлыми? При­нял ли он форму шаблона — с волнистой, округлой наружной частью и овальными позитивными и противоположными примерами?

Дженис: Да. При этом они стали более хаотичными. Их расположе­ние больше не упорядочено во времени.

Прекрасно. Это мне нравится. Обратите внимание, насколько важ­на локализация. Когда Дженис опустила решетку туда, где находится позитивный шаблон, произошел ряд спонтанных событий. Исчезла вре­менная последовательность, расположение позитивных и негативных примеров стало, более произвольным, форма изменилась с прямоуголь­ной на овальную. Часто, когда вы производите изменение локализации, спонтанно меняется множество других вещей. Мне всегда нравится от­слеживать их, чтобы знать, что происходит. Чувствуете ли вы себя ком­фортно?

Дженис: Да, мне нравится эта пластичность.

Теперь я хочу, чтобы вы посмотрели, нет ли каких-то других приме­ров позитивного «К», которые вы могли бы добавить к имеющимся. Воз­можно, все они уже собраны, но не исключено, что вы можете найти ряд других позитивных примеров, другие случаи, когда вы проявляли дан­ное качество так, как вам хотелось…

Дженис: Мне кажется, что большая их часть уже на месте.

Отлично. Я делаю все, что могу, чтобы «К» больше напоминал пози­тивный шаблон. Иногда люди восклицают: «О! Вот один, а вот еще один» и так далее, после чего они могут добавить больше позитивных приме­ров к своему качеству, которое от этого становится еще более прочным.

Теперь я хотел бы, чтобы вы посмотрели на образы негативного «К», на противоположные гфимеры. Вы сказали, что теперь они овальные. Они по-прежнему более яркие? Трехмерные, с аудиальной модальнос­тью и так далее? Или же здесь что-то изменилось?

Дженис: Я слышу звуки, если погружаюсь в противоположные при­меры. И они

по-прежнему ярче.

Хорошо. А как насчет трехмерного рельефа?

Дженис: Его нет, сейчас они плоские.

Теперь я хочу, чтобы вы закрыли глаза и позволили этим противо­положным примерам, негативному «К», сгруппироваться. Возможно, они начинают двигаться или плыть по кругу и в конце концов группируются в определенные конгломераты, которые имеют нечто общее. Это может быть одна группа или их может быть несколько. Но они сгруппируются каким-то образом в зависимости от того общего, что в них имеется… Дженис: Они имеют ряд независимых общих элементов. Но при этом все они некоторым образом могут содержать эти общие элементы, так что может быть, скажем, три характеристи­ки, которые…

Итак, имеются три критерия, общие для них всех?

Дженис: Да.

Попробуем взять их все сразу и посмотрим, что произойдет. Я — человек ленивый, поэтому если можно сделать нечто, Что изменит сразу всю группу переживаний, я всегда предпочитаю поступать именно так. А если этот прием не срабатывает или останется несколько противопо­ложных примеров, всегда можно поработать с ним дополнительно. Итак, вы сознаете, что всем им присущи эти три критерия, не так ли?

Дженис: Вообще-то, мне кажется, что можно описать эти три крите­рия одним словом.

То есть три критерия можно даже сгруппировать в одно слово, так как оно является общим для всех них. Теперь выберите из этих противо­положных примеров наиболее значимый — наихудший случай, который некоторым образом символизирует все остальные и является репрезен­тацией их всех. Дженис: Можно взять два?

Конечно. Если хотите, возьмите два. А теперь проделайте с ними определенную трансформацию. Вероятно, я бы трансформировал их по­очередно, но делайте так, как вам проще. Начните с обычного монтажа видеозаписи. Если бы вы снова оказались в подобных ситуациях, что бы вы предпочли сделать иначе, так чтобы эти действия стали примером позитивного «К»? Не обязательно рассказывать мне об этом. Лишь дай­те мне знать, если вам понадобится какая-то помощь-при трансформа­ции этих двух примеров…

Дженис: Ну, в обеих ситуациях участвует другой человек… который привносит негативный аспект.

Хорошо. Какие же ресурсы вам понадобятся, чтобы вы могли чув­ствовать себя комфортно в ситуации, когда этот другой человек ведет себя нежелательным для вас образом? Если вы столкнетесь с трудностя­ми, дайте мне знать, и я дам вам более конкретные инструкции…

Если бы я работал с человеком, который ничего не знал о процессах изменения, мне бы, конечно, пришлось проделать намного больше рабо- ты, и, вероятно, я не стал бы проводить ее в отрыве от содержания. Мне пришлось бы узнать кое-что о содержании этого единственного слова, которое вбирает в себя три слова, описывающие то общее, что имеется во всех противоположных примерах. На этом этапе можно воспользоваться любым из имеющихся в вашем распоряжении приемов трансформации, чтобы помочь человеку превратить противоположные примеры в пози­тивные примеры.

Дженис:Я столкнулась с небольшой трудностью при поиске ресур­сов, которые помогли бы мне справиться с ситуацией.

Не могли бы вы вспомнить человека, обладающего этим ресурсом, который вам известен, о котором вы слышали или которого видели в кино? Кого-то, кто может справиться с подобной ситуацией таким обра­зом, который вы считаете ресурсным и уместным… Дженис: Хорошо.

Итак, разрешили ли вы эти ситуации желательным образом? Спра­вились ли вы с обеими из них?

Дженис: Да, справилась с обеими.

Теперь у вас имеются две репрезентации позитивного «К», которые были трансформированы из негативных примеров. Мы сказали, что они должны являться репрезентациями всех остальных случаев, поэтому я хочу, чтобы вы проверили ряд других негативных примеров и посмотре­ли, трансформированы ли они или нам необходимо провести дополни­тельную работу.

Дженис: М-м-м.

Все они также имеют характерные отличия? Дженис: Они не такие яркие.

Вероятно, это хороший признак. Я хочу, чтобы вы выбрали любой из них, погрузились в него и выяснили, трансформирован ли он или по- прежнему является негативным примером. Работа по изменению группы переживаний обычно переносится на все примеры, но я хочу в этом убе­диться.

Дженис: Должны ли все они восприниматься как позитивное «К»? Угу.

Дженис (колеблясь): Ну, они не негативные. Даже те, которые я со­знательно трансформировала, менее негативные, но они не…

Хорошо. Я вижу, что вам нужен дополнительный ресурс, поскольку мы хотим, чтобы примеры были занятными, а не просто менее негатив­ными. Может быть, «занятные» — не слишком удачное слово. Но мы хотим, чтобы они были по-настоящему позитивными, а не просто нор­мальными.

Дженис: Мне нравится слово «занятные».

Если оно вам подходит, очень хорошо. Но какие бы ресурсы вы ни добавляли, мы хотим, чтобы эти случаи стали в итоге столь позитивны­ми, что независимо от происходящего в реальном мире вы были бы «пуленепробиваемой» и могли по-настоящему ими насладиться. Поэто­му, возможно, вам стоит поискать другой ресурс. Может быть, занят­ность, может быть, юмор — это прекрасный ресурс — или какой-то вид удовольствия.

И раз вы сказали, что ваше качество имеет отношение к другому человеку, я хочу дать пару советов, ничего не зная о содержании. Иногда очень полезно проявить определенное сострадание к людям и осознать, что их негативное поведение обусловлена их собственным несчастьем, их собственными недостатками, семейной предысторией и т. д. Другими словами, их слова и поступки, в сущности, относятся не к вам, а к ним.

Дженис: М-м-м.

Стали ли они теперь позитивными примерами? (Да.) Прекрасно. Теперь проверьте некоторые из оставшихся, чтобы убедиться в том, что они тоже позитивные. (Позитивные.) Прекрасно. Остались ли еще ка­кие-то? (Нет.) Когда вы их рассматриваете, вы как-то определяете, ка­кие из них трансформированы, а какие действительно имели место?

Дженис: Да, трансформированные меньше размером.

Хорошо. И сейчас они не такие яркие, не так ли? (Да.) Теперь я хочу остановиться на их меньших размерах. Я немного обеспокоен тем, что, сделав их меньше, вы делаете их менее значимыми. Трансформиро­ванные примеры могут быть даже более ценными, чем первичные приме­ры, с точки зрения указания, какой вы хотите быть в жизни, поскольку теперь они показывают, как вы можете проявить свое качество в ситуа­циях, в которых раньше не могли его демонстрировать. Я советую вам использовать цветовое кодирование, показывающее, что они трансфор­мированы из противоположных примеров, чтобы они могли быть того же размера, что и другие примеры.

Дженис: В позитивном шаблоне противоположные примеры бирю­зового цвета, поэтому я могла бы использовать этот цвет.

Очень хорошо. Попробуйте так и сделать, а затем посмотрите, все ли в порядке, когда трансформированные примеры имеют те же разме­ры, что и первичные.

Дженис: Да, это помогает.

Теперь я хотел бы, чтобы вы сравнили то, что у вас получилось, с первичным позитивным шаблоном, и определили, нет ли каких-то раз­личий.

Дженис: Единственное различие, которое я вижу, в том, что пози­тивный шаблон содержит те бирюзовые противоположные примеры, которые не были трансформированы.

О, у вас там по-прежнему имеются противоположные примеры? Про­тивоположные примеры полезны, но они довольно грубы, поэтому я со­ветовал бы вам взять эти бирюзовые противоположные прймеры, кото­рые сейчас находятся в первичном позитивном шаблоне, и превратить их в примеры тем же способом, каким вы превращали другие.

Дженис: Хорошо. М-м-

Не торопитесь.

Дженис: Готово.

Уже готово. Прекрасно. Иногда люди спешат и забегают вперед. Итак, если теперь сравнить «К» с позитивным шаблоном, имеют ли они одина­ковую струкУуру? (М-м-м.) Теперь я хочу, чтобы вы провели проверку и убедились, что «К» является адекватным ярлыком для той базы данных, которую мы только что создали, или же ей лучше подходит какой-то другой ярлык.

Дженис: «К» — то, что нужно.

Отлично. Откройте глаза. Вы — «К»-человек?

Дженис: Гм! (немного удивленно) Я — «К>-человек (смеется). ( Не могли бы вы сказать несколько слов о том, какие чувства это у вас вызывает? Дженис: Весьма позитивные,

А если вы бросите взгляд назад и сравните свои нынешние чувства : с тем, что вы чувствовали десятью минутами ранее?..

Дженис: Трудно вспомнить (смеясь). Качество кажется более устой­чивым.

Я хотел бы, чтобы вы исследовали один из тех трансформирован­ных примеров, которые были во многом аудиальными. Если вы погружа­етесь в один из них, он по-прежнему имеет ярко выраженную аудиаль- ную модальность или стал другим?

Дженис: Он содержит аудиальную модальность, но стал намного тише и добрее.

То есть изменилась тональность голосов или звуков.

Дженис: Да. И они не «достают меня» эмоционально так, как рань­ше.

Прекрасно. Когда я задаю подобные вопросы, то также провожу про­верку, чтобы убедиться, что изменения завершены. Дженис, я хочу, что­бы вы проверили еще раз и выяснили, не возражает ли какая-то часть вас против произведенных нами изменений?..

Дженис: Меня обуревают самые приятные чувства, поэтому я впол­не уверена, что ответ: «Нет».

Есть ли у вас какие-то вопросы к Дженис, касающиеся того, что она проделала? Приберегите вопросы об этом процессе и для меня. Фрэн: Какие чувства вы испытывали, когда производили измене­ния?

Дженис: Все было намного проще, чем я ожидала. Преобладала ви­зуальная модальность. Поскольку у меня была только ауди- альная модальность, если я погружалась в картину, все про­исходящее было в сущности визуальным. Когда я сгруппи­ровала примеры вместе и взглянула на то, что могло быть их позитивным намерением, появилось чувство облегчения, когда я увидела, что в негативном присутствует и позитивное качество. Я даже присвистнула от удивления-. А затем, после их трансформации, меня просто охватили приятные чувства. Но главную роль играли визуальные ощущения.

Есть ли еще какие-то вопросы к Дженис?.. Большое спасибо. Есть ли у вас вопросы ко мне в отношении этого процесса?

Тесс: Интересно, почему вы сначала собрали всю информацию о позитивном шаблоне и двойственном качестве и только по­том спросили о конгруэнтности? Почему бы не спросить о конгруэнтности с самого начала?

Если вы проводите проверку на конгруэнтность в самом начале, су­ществует определенная опасность, что предполагаемое нами изменение может быть неясным, и это осложняет коммуникацию. Часть человека, которая в действительности возражает против изменения, может этого не осознать, а часть, которая против него не возражает, может забеспоко­иться и решит, что у нее имеется возражение. Собрав сначала всю ин­формацию, я заложил основу для проверки, чтобы каждая часть челове­ка знала, что именно мы собираемся сделать. «Мы планируем сделать это двойственное качество в точности таким же, как тот позитивный шаблон». Это очень ясная и конкретная коммуникация, которая позволяет убедиться, что у нас имеются какие-то реальные возражения, и мы избав­лены от проблем, которые обусловлены лишь нечеткой коммуникацией.

Фред: Меня по-прежнему озадачивают все эти трансформации.

Если у меня будут лишь трансформированные примеры, я могу забыть обо всех ошибках, которые допускал в про­шлом, и мое представление о себе будет лживым, поскольку § –      на самом деле я не совершал всех этих действий.

Имеется несколько родственных вопросов, которые я хотел бы осветить. Первый состоит в том, что если вы беспокоитесь, что забудете  прошлые ошибки, убедитесь, что вы включили противоположный при- g мер, связанный с его трансформацией, или выделите цветом трансфор мированные примеры так, как это сделала Дженис. Если вы включите  сам противоположный пример, то в в прошлом вы допускали ошибки, но у вас не будет детальной информа­ции о том, как это происходило.

Второй момент, на который я хочу указать, заключается в том, что трансформированное качество, возможно, и является ложью в отноше­нии прошлого, но оно истинно в отношении будущего. Вспомните, что ваша я-концепция — это система прямой связи, которая формирует то, вашем распоряжении будет вся.ин- го формация о том, как вы совершали ошибки в прошлом. Если вы помеча­ем ете трансформированные примеры каким-то образом, это показывает, что о

С каким вы хотите быть в будущем. В каком-то смысле лунная программа НАСА была ложью на протяжении многих лет, пока благодаря ей не о удалось высадить человека на Луну. Если вы эффективно трансформи­ровали прошлые ошибки, это приведет к тому, что вы действительно ста­нете другим в будущих ситуациях, и это правда, которая играет важней­шую роль.

Чтобы понять поведение, психологи и психиатры ищут причинно- следственные связи в жизни людей, и этот поиск приносит много полез­ной информации. Однако он может навести на мысль, что все мы явля­емся лишь продуктом своего прошлого или находимся в капкане своего прошлого опыта и полностью детерминированы им. У нас также имеют­ся системы прямой связи, в которых наши текущие цели обусловливают наше будущее — и, насколько мне известно, я-концепция является наи­более влиятельной из таких систем. Если вы не используете свою я-кон­цепцию в целях изменения своего будущего, то вы окажетесь в капкане своего прошлого.

Элис: Двойственное качество Дженис было в той же визуальной репрезентативной системе, что и ее позитивный шаблон, но в другой локальности. А что, если бы двойственное ка­чество было в аудиальной или кинестетической системе и при этом было разделено, находясь в различных местах?

Давайте предположим, что позитивный шаблон визуальный, а двой­ственное качество разбито на позитивные аудиальные примеры и нега­тивные кинестетические примеры. Сначала я бы в;зял позитивные ауди­альные примеры, превратил их в визуальные образы, а затем включил их в шаблон, поскольку это обеспечивает хорошее начало при формирова­нии позитивного качества.

Затем я взял бы негативные кинестетические примеры, превратил их в визуальные образы, исследовал, сгруппировал и трансформировал их в позитивные примеры, а затем включил в шаблон. Однако если бы эта последовательность оказалась некомфортной, я попробовал бы что- то другое. Когда вы имеете ясное представление о своей конечной цели, то можете варьировать пути ее достижения.

Например, сначала я мог бы просто переместить всю двойственную репрезентацию туда, где находится позитивный шаблон, как мы сделали это с Дженис, чтобы посмотреть, не превратятся ли примеры автомати­чески в визуальные образы. Я бы особо не рассчитывал на то, что этот прием сработает, но такая возможность не исключена. Вместо того чтобы об этом рассуждать, давайте проведем демонстрацию. У кого из вас име­ется двойственное качество, которое находится в другой модальности и в разных местах?

Демонстрация 2 От двойственного качества к позитивному

Брюс: Мой позитивный шаблон напоминает ряд телевизионных эк­ранов, а противоположные примеры подобны более малень­ким и плоским телевизорам внутри этой конструкции, в ее нижней части. Их три, и они связаны с ней.

То есть у вас имеется дисплей в виде больших телевизоров, и время от времени перёд вами появляется маленький телевизор с противопо­ложным примером, причем вы провели рукой примерно в полуметре от себя.

Итак, это то, к чему мы хотим прийти. Теперь скажите мне, как выглядит репрезентация вашего двойственного примера.

Брюс: Это последовательные образы, расположенные немного правее. Они очень маленькие, но находятся примерно на том же расстоянии, примерно в полуметре от меня. Вне­запно появляется картина того, каким я хочу быть, — слу­чаи, когда я веду себя подобным образом, позитивные примеры, — и я слышу голос: «Отлично». Затем у меня воз­никает чувство, противоположное этому образу, и его со­провождает голос, после чего у меня появляется вторич­ное кинестетическое чувство тяжести, оседания.

То есть первый образ и голос позитивны, а затем вы испытываете противоположное чувство, которое содержит аудиальную модальность. И что вы слышите?

Брюс: Я слышу: «Можешь не стараться. Это требует слишком боль­ших усилий».

И вы верите этим словам?

Брюс: Да. Мне кажется, я мог бы справиться с этим, но если я не добиваюсь по-настоящему весомого результата, борьба оказывается слишком тяжелой.

Я хочу сказать кое о чем, поскольку это может иметь отношение к происходящему. Я говорил, что хочу видеть двойственность там, где ваши ценности не вызывают сомнений, и не исключено, что ваши ценности в отношении данного качества не определены. Вы, вероятно, думали: «О, я хотел бы быть таким все время», но на деле это потребует слишком больших усилий: «Вообще-то игра не стоит свеч». Я хочу, чтобы вы раесмот- – рели такую возможность. Можете ли вы что-то сказать по at ому поводу?

Брюс: Я хотел бы, чтобы это конкретное качество проявлялось бы  стрее. В конце концов оно появляется, но должно проходить через определенный порог, когда ситуация вокруг меня накаляется, и тогда мне приходится вызывать это качество буквально пинками.

То есть оно раскрывается у вас недостаточно быстро; вы должны

достичь порога, и это требует усилий. Это отдельные критерии, которые нам, вероятно, понадобится использовать, когда мы будем трансформи- * ровать противоположные примеры. Они являются противоположными примерами именно потому, что медленно достигают порога и требуют усилий. Возможно, имеется что-то еще, но это, по крайней мере, часть релевантной информации, относящейся к содержанию. Мы выяснили базовую структуру двойственного качества. Теперь пора провезти проверку конгруэнтности. Закройте глаза и задайте вопрос: «Не возражает ли какая-то часть меня против обладания этим недвусмысленным позитивным качеством?» Вам не придется Прилагать  усилия и достигать порога, качество будет проявляться быстро и автоматически. У вас всегда будет выбор: продемонстрировать его или нет, но оно будет у вас под рукой, доступное по первому требованию, подобно о примере, включающем вашего отца, похоже, что они могут иметь отно­шение к мнению других людей. Брюс: Мне кажется, что их общая центральная тема — разочаро­вание. Я разочаровал себя тем, что разочаровал другого человека. Когда противоположные примеры были внизу, это в некотором роде меняло смысл картин. Теперь это скорее нечто вроде такого: «Зачем я лез из кожи вон ради того, чтобы это сделать?»

Хорошо. Теперь возьмите наихудший противоположный пример и подумайте над тем, как вы хотели бы поступить в той ситуации и какие ресурсы позволили бы вам добиться желаемого. Из ваших слов видно, что вам не помешала бы некоторая критическая оценка. Возможно, стоит от­страниться от ситуации на мгновение и определить: «Это то, чего хочу я, или хочет кто-то другой, или, возможно, мы оба?» Подумайте, какие ре­сурсы будут полезны, а затем трансформируйте наихудший противопо­ложный пример и проверьте, трансформированы ли так же остальные…

Брюс: Ладно.

Остались ли какие-то противоположные примеры?

Брюс: Теперь противоположные примеры — это скорее возмож­ности обратной связи, которыми я могу воспользоваться, чем прямое обращение к боли, «самобичевание». Если я могу представить это как образ, то могу взглянуть на него и сказать: «Вот это я могу выбросить из данного конкрет­ного мнения, которое высказывается обо мне, а вот это омогу взять как нечто ценное. Это мне нравится. Разве что вам захочется вернуться к неприятным чувствам?

Брюс: Нет, не думаю. Нет.

Иногда полезно позволить себе подобную небольшую шутку Когда

я говорю человеку: «Вы всегда можете предпочесть поступить по-старо- му» и он отвечает: «Не думаю, что мне этого захочется», это в некотором роде закрепляет изменение. «Ни за что! Я не хочу этого делать».

Брюс: Этот прием срабатывает намного лучше, а! Остались ли еще какие-то противоположные примеры?

Брюс: Нет. Все те, которые бросались в глаза, обработаны.

Отлично. По-прежнему ли адекватен ярлык, который вы присвоили этому качеству? Учитывая, что вы произвели определенные изменения и трансформации, возможно, что ярлык несколько устарел и нуждается в обновлении.

Брюс: Слово остается прежним, но смысл качества для меня изменился. Раньше это была очень ограниченная репрезентация, а теперь имеется целый спектр иных возможностей продемонстрировать нужное качество, о которых я прежде и не помышлял.

Интересно. Откуда же взялись все эти иные возможности проде­монстрировать данное качество? Брюс: Ну, теперь, когда это становится способом существования, я просто могу вести себя подобным образом, — мне не приходится делать это с таким напряжением.

Понимаю. Раньше вам приходилось напрягаться, чтобы проявить свое качество, ввиду его двойственности? (Да.) Хорошо. Теперь я хочу, чтобы вы представили себя в будущем. Представьте, что вы столкнулись с одной из тех ситуаций, в которых данное качество особенно полезно, погрузитесь в нее и посмотрите, что получается…

Похоже, что вы вполне удовлетворены; вы киваете головой. Есть ли. у вас какие-то возражения против нового состояния?.. Брюс: Нет, все прекрасно.

Если вы взглянете из своего нового состояния на то время, когда испытывали двойственные чувства в отношении данного качества, какие различия вы замечаете между этими двумя состояниями? Брюс: Первое, что приходит на ум, касается телесного ощуще­ния, с которым мне приходилось бороться так часто; боль­ше мне не нужно этого делать. Больше нет тяжести, кото­рую я ощущал в прошлом. Исчезло и напряжение в плечах, которое я обычно испытывал. Вместо этого я ощущаю при­ятный энергетический импульс, легкое вращение в сред­ней части спины…

Замечаете ли вы что-нибудь в аудиальной системе?

Брюс: Мне не нужно «натаскивать» себя тем или иным способом —

уговаривать себя продемонстрировать данное качество или отговаривать себя от этого.

Хорошо. Вы обладаете этим качеством?

Брюс (быстро): Да-да.

Мне это нравится — быстрая и конгруэнтная реакция.

Есть ли у вас какие-то вопросы к Брюсу? Вопросы ко мне оставьте на потом.

Салли: Вы уверены в своем качестве?

Брюс: Да, уверен. Я сужу об этом на основании отсутствия ауди­альной модальности. Я не испытываю необходимости уговаривать себя быть таким или этаким. Я просто становлюсь таким. Это не «фанфары» или нечто в этом роде, звучащее внутри меня, поскольку в подобной интенсивности больше нет необходимости. Все достаточно тихо и буднично.

Очень хороший ответ, и именно его вы и должны услышать в данный момент. Если же вам говорят о «фанфарах», это означает, что чело-

век по-прежнему испытывает неопределенные чувства в отношении своего качества. Например, представьте, что вы подошли к двери и, откры- § вая ее, объявили всем: «Я могу открыть дверь!» Такие слова может произнести маленький ребенок, который только что овладел этим навы­ком, в устах же взрослого они будут звучать нелепо. Когда люди не уве­рены в отношении чего-то, они обычно слишком много говорят об этом, излишне подчеркивают это качество, уделяют ему слишком много вни­мания. Когда вы заранее предполагаете какую-то способность, то даже не думаете о ней — вы просто это делаете.

Многие люди полагают, что уверенность подобна «фанфарам», о ко­торых упомянул Брюс; они часто слышны в речах различных политика­нов и агитаторов. Многим людям их слова кажутся очень убедительны­ми, поскольку они не понимают, что чрезмерная уверенность — признак неуверенности. Ответ Брюса превосходен. «Мне не нужно уговаривать себя сделать это. Мне не нужно отговаривать себя от этого. Я просто делаю это». Это показывает вам, что отныне данное качество стало при­вычной и неотъемлемой частью его идентичности.

Большое спасибо, Брюс. Есть ли у вас какие-то вопросы ко мне? Стэн: Мне очень понравилась идея проверки вашей работы по­средством ретроспективного взгляда и сравнения после внесения изменения. Не могли бы вы рассказать об этом чуть подробнее? Разумеется. Эта проверка преследует одновременно несколько це­лей, причем некоторые из них не очевидны. Очевидным моментом явля­ется сбор информации о различиях, чтобы удостовериться: изменения соответствуют тому, что мы пытаемся достичь. Однако при этом я делаю допущение, что будут иметься различия; если бы их не было, это было бы явным доказательством того, что нам необходимо продолжить работу. | Брюс очень красноречиво поведал о переменах в своей физиологии. Внут­ренний аудиальный поединок завершен, тяжесть и напряжение в плечах исчезли, и теперь он ощущает приятный энергетический импульс в своей спине.

Но адресованная ему просьба оглянуться назад — это также способ консолидировать изменение, поскольку она предполагает, что он полностью ассоциирован с настоящим и диссоциирован от того, чем он был. о. Я также ожидаю, что нынешнее состояние лучше, чем прежнее, и прислушиваюсь к любым возможным указаниям на обратное. Таким обра- * зом, в этой простой инструкции заключено очень многое, благодаря чему § весьма маловероятно, что человек” сумеет отследить все это и сознательно сфальсифицировать реакцию, которую он хотел бы продемонстриро- вать, но на самом деле не ощущает.

Луис: Когда вы превращаете двойственное качество в позитивное, как можно убедиться, что оно будет соответствовать всем остальным качествам человека?

Вспомните, я с самого начала подчеркнул, что ваши ценности долж­но ны быть ясными: вы знаете, что хотите обладать позитивной стороной двойственности. Это предполагает, что вы уже прошли через процесс осмысления своего качества и заключили, что хотите быть именно таким.

Однако хотя я и попросил вас выбрать качество, в отношении кототого ваши ценности ясны, это вовсе не означает, что они обязательно таковы. Исследуя позитивные и противоположные примеры, вы, возможно, обнаружите, что ваши ценности в действительности не отличаются ясно­стью. Если вы не уверены в том, чего хотите, совершенно естественно* что вы испытываете в отношении своего качества двойственные чувства. Вам придется сначала прояснить свои ценности и решить, каким вы хо­тите быть. Ранее я дал ряд советов в отношении того, как это сделать. Обычно в таком случае лучше всего выяснить, что вы цените, в конкрет­ных ситуациях, а не пытаться вывести это интеллектуальным путем. Энди: По-моему, то, что мы назвали двойственностью, аналогич­но тому, что часто называют «полярностью», поэтому я про­должаю размышлять о других приемах, которые изучил и которые служат для работы с полярностями, например внут­ренние переговоры между двумя сторонами или «визуаль­ное сдавливание», где человек перемещает две репрезен­тации, сводя их вместе с помощью рук. Я хотел бы, чтобы вы прокомментировали эти методы.

Да, насколько мне известно, полярность и двойственность — это два наименования одной и той же ситуации. Мы могли бы сказать, что «одна часть вас» убеждена в том, что вы обладаете данным качеством, тогда как «другая часть» убеждена в обратном. Существуют более давние ме­тоды НЛП, которые можно использовать для интеграции этих частей, И одним из них является визуальное сдавливание (2, гл. 13). Хотя эти методы весьма эффективны, они при этом очень приблизительны, по­скольку у нас мало возможностей собрать подробную информацию о каж- С1 дой их сторон, и это обстоятельство осложняет детальное прогнозирование результатов интеграции.

Другая проблема с простой интеграцией двух сторон полярности состоит в том, что все это происходит одновременно — все позитивные и противоположные примеры, относящиеся к обеим сторонам, сводятся  вместе моментально, как если бы обстановку двух квартир, заполненных мебелью, мгновенно перенесли в одно помещение. Вот почему большинству людей требуется много времени для последующей интеграции. Необходимо немало времени, чтобы устранить беспорядок и сделать помещение пригодным для жилья: решить, какую мебель где поставить, что хранить на чердаке, а что продать или отдать благотворительным орга низациям и т. д.

Когда вы трансформируете и интегрируете противоположные примеры поочередно или объединяя их в группы по подобию, у вас появляется  намного более точная информация о содержании ваших позитивных и  противоположных примеров. Это позволяет вам выбрать наилучший вид .  ресурса и трансформации, тщательно рассмотрев свою внутреннюю эко-  логию. Вместо того чтобы просто заякорить две полярности и свести их  вместе, вы берете один противоположный пример (или группу схожих § противоположных примеров), сначала трансформируете его, а затем ос- торожно интегрируете, после чего переходите к другому противополож­ному примеру.

Если имеется какое-то возражение, мы возвращаемся назад и выяс­няем, что нам необходимо выполнить сначала, чтобы облегчить себе за­дачу. Это позволяет сделать процесс намного более детальным, изящным и менее разрушительным, а также требует немного времени для последу­ющей интеграции и сортировки. Подобный процесс намного менее зре­лищен, чем визуальное сдавливание, но при этом отличается большей аккуратностью и учетом всех особенностей человека.

Последующий отчет

Теперь я хочу предложить вам последующий отчет, который я получил от одной из участниц через неделю после того, как она провела работу над таким, качеством, как стремление к здоровому образу жизни, которое отличалось у нее двойственностью.

У меня бывали периоды, когда я вела здоровый образ жизни, нормально питалась и регулярно делала гимнастику. Но чаще я питалась нерационально, мало спала и не заботилась о своем здоровье. Обычно я сидела за компьютером и работала до тех пор, пока не начинала просто умирать от голода, после чего хватала из холодильника любые продукты, которые можно было приготовить за пять минут. В такие дни я не делала никаких упражнений, поскольку была занята работой; при этом я также мало спала.

Поэтому я пересмотрела эти противоположные примеры, поменяв их на то, что я хотела иметь взамен, Я последовала вашему совету рассмотреть     всю продолжительность дня — а не какой-то момент, когда я испытывала чувство голода, и думала, как мне его утолить и постаралась по-новому спланировать свой день. «Здоровый человек питается регулярно и находит время для упражнений и приготовления  пищи». А затем я также произвела обзор всей недели и подумала: «Безразлично, делаю ли я всю работу за один присест или трачу на нее неделю. Работа оказывается выполненной, а результат — неизменным, так почему бы мне не разнообразить свою жизнь всеми прочими вещами?»

Кроме того, я добавила другие ресурсы — творчество и чувственность, — чтобы готовка превратилась в творческий и чувственный процесс, доставляя мне больше удовольствия.

Тем самым все эти противоположные примеры стали здоровыми примерами, и с тех пор все просто великолепно! Теперь я веду здоровый образ жизни, делая это автоматически. Когда на часах 9:00, я знаю, что пора завтракать. А затем, когда я сижу за компьютером или делаю чтото еще, я говорю себе: «Ну, хватит, я пару часов поработала, надо сделать перерыв и пойти что-то приготовить» либо иду погулять в сад. Все происходит автоматически, само собой. Мне не нужно размышлять над этим. Как будто внутри меня идут часы, которые сообщают: «Пора переключиться». Такого раньше никогда не было, и это ощущение прекрасно. Мне очень нравится идея проводить коррекционную работу, используя такой более продолжительный отрезок времени, а не какой-то отдельный случай. Это мне очень помогло.

Я хочу указать, что ранее эта женщина подчиняла свою жизнь стро- й иерархии, продолжая работать за компьютером и игнорируя при этом ою потребность в пище, пока не начинала испытывать острейшее чув- во голода и не была вынуждена обратить на это внимание. Ее решение итывает естественную иерархию ее разнообразных потребностей. Я хочу, чтобы вы разбились на пары и поочередно попрактикова­лись в этом процессе, используя приведенные ниже указания. Двойственное качество обычно содержит довольно большое количество противоположных римеров, поэтому вероятно, что имеются какие-то другие важные цели, которые следует учесть. Это повышает вероятность того, что появятся возражения против трансформации противоположных примеров и по­требуется дополнительная работа по изменению, чтобы достичь конгру­энтности.

Я хочу, чтобы вы работали главным образом самостоятельно, но при этом в парах, на тот случай, если одному из вас потребуется какая-то помощь, и также хочу, чтобы потом вы поделились опытом. Возможно, занимающиеся психотерапией предпочтут направлять друг друга в этом процессе: один может быть клиентом с доставляющим беспокойство двой­ственным качеством, а другой — проводником изменения, после чего можно поменяться ролями.

Упражнение

Превращение двойственного качества позитивное

в парах, 20 минут каждый)

Выберите какой-то двойственный аспект своей личности: иногда вам кажется, что вы — «X», а иногда, что вы — «не X», и вы знаете, каким вы  хотите быть, поскольку ваши ценности вам ясны. Шаги ниже — это реко­мендуемая последовательность. Кому-то может больше помочь другая последовательность. Держите в уме конечную цель, не забывая при этом о потребностях человека

1. Позитивный шаблон. Инициируйте структуру или процесс, исполь зуемые вами для репрезентации позитивного качества, которое вам нравится (того, что вы уже проделывали). Настройка. Используйте все приобретенные вами знания для улуч- § шения того, что вы уже делаете, чтобы еще больше оптимизировать * репрезентацию этого качества путем добавления модальностей, буду- Э щих примеров, других позиций восприятия, обработки противопо­ложных примеров и так далее (опять же, вы это уже проделывали).

  1. Извлечение структуры или процесса двойственного качества. Как вы воспроизводите примеры и противоположные примеры этого ка­чества?
  1. Проверка на конгруэнтность. «Не возражает ли какая-то часть вас против обладания этим качеством как недвусмысленной частью ва­шей я-концепции?» Прежде чем идти дальше, удовлетворите любые возражения посредством реструктурирования, переопределения своего качества, подключения ресурсов, приобретения поведенческой ком­петентности и т. д.
  2. Исследование противоположных примеров (или их группы). Вы­ясните, действительно ли они отражают какое-то иное качество, ко­торому можно присвоить соответствующий ярлык, й отделите их от первичного качества.
  3. Воспроизведение примеров в форме позитивного шаблона. Если ваши позитивные примеры еще не в форме позитивного шаблона, придайте им эту форму.
  4. Группировка и трансформация оставшихся противоположных при­меров в примеры вашего качества и включение их в базу данных, содержащую другие примеры.
  5. Завершающая проверка. Еще раз оцените свой ярлык для этого качества и убедитесь, что он подходит для модифицированной базы данных.
  6. Ретроспективный обзор. Вспомните свой прежний опыт. Какие раз­личия вы замечаете между тем, что вы ощущаете сейчас, и тем, что ощущали раньше?
  7. Контроль. «Вы___ ?» Проследите за невербальными реакциями. Проверка на конгруэнтность. Еще раз проверьте проделанную ра­боту на конгруэнтность. «Не возражает ли какая-то часть вас про­тив произведенных вами изменений?» Удовлетворите любые возра­жения. …

***

Есть ли у вас какие-то вопросы или комментарии?

Фрэнк: Я хотел бы рассказать о своем случае. Мой позитивный шаб­лон находится вот здесь передо мной на уровне глаз, не­много влево от меня, на расстоянии примерно тридцать сантиметров. Вот здесь, почти передо мной, большая кар­тина, а слева от нее пара маленьких, своего рода «дубле­ров», готовых занять место большой, когда мне это необ­ходимо. Остальная часть моей базы данных представляет,-; ся мне в виде вертикальной кривой линии, котораячпрохбдит между большой картиной и двумя малыми. Когда я фокуси­рую внимание на каком-то образе в базе данных, он под­нимается сюда, где находится большой образ, а затем, ког­да я завершаю работу с ним, он возвращается назад, пос- ле чего одна из малых картин начинает перемещаться, за- 20ц нимая его место. Мое двойственное качество имело ана­логичную структуру, а два образа-дублера были пустыми, и когда я пытался найти примеры в базе данных, там также было много пустых мест. Имелось несколько позитивных • примеров и несколько негативных, но в основном были пу­стые рамки, внутри которых должны находиться примеры. Поэтому я просто находил позитивные примеры и встав­лял их в эти рамки, пока они все не заполнились, а затем трансформировал противоположные примеры. Отлично. То есть этот процесс очень напоминал формирование ка­чества — объединение позитивных примеров в форме позитивного шаб­лона.

Деми: Мой позитивный шаблон представляет собой коллаж из слай­дов, находящийся примерно в тридцати сантиметрах от меня, примерно шесть рядов и шесть колонок, с яркой подсветкой позади, и все это позитивные примеры. Если я вставляю про­тивоположный пример, он всегда занимает место в середине, где его окружают позитивные примеры. Слайды отделяются от экрана, находящегося слева от меня, и, описывая круг, попадают в хранилище позади меня, а когда они бывают мне нужны, они появляются снова справа от меня. Но в моем двойственном качестве все слайды, расположенные в три ряда слева от меня, были негативными, а все те, что справа, были позитивными. Мне было так неприятно смотреть на все это, что я просто не знала, что мне делать. Мой партнер, ? узнав, что слайды в моем позитивном шаблоне вращаются, § оказываясь позади меня, посоветовал мне переместить весь g коллаж влево, чтобы в хранилище могли попасть все нега- ^ тивные примеры, а справа могло появиться больше пози- тивных. Просто невероятно, насколько несложно оказалось Щ это сделать и насколько мне стало легко. Когда я закончила § с этим, то даже заплакала, — было так приятно сознавать, что я обладаю этим качеством

Отлично. В этих двух примерах организация двойственного качества была очень похожа на позитивный шаблон, и это заметно облегчило его трансформацию в позитивное качество. Сделать это столь легко бы вает не всегда, но иногда это удается. Что вы можете сказать о восприятии двойственного качества с этой новой позиции?

Деми: Как будто смотришь на незнакомого человека. Не понимаю,

как я могла испытывать столь неприятные чувства.

Фрэнк: Главное, что я заметил, очень напоминает то, что сказал

Брюс. Сейчас, когда двойственность устранена, я чувствую себя намного комфортнее, поскольку меня перестали терзать сомнения. Мне больше не нужно говорить всем о по- § зитивной стороне своего качества, как я делал это раньше.

А поскольку я хотел скрыть собственную неуверенность, я производил впечатление чересчур решительного человека.

Я уже говорил об этом моменте, но он настолько важен, что я хочу кое-что добавить. Когда я ранее описывал критерии эффективной я-кон­цепции, один из них состоял в том, что она должна быть лишена само­мнения, эготизма и чувства превосходства, которые проистекают из со­знательного сравнения себя с другими.

Я хочу, чтобы вы все вспомнили какую-то’ситуацию, в которой были не уверены в своей способности выдержать какое-то важное испытание, например собеседование при приеме на работу или встречу с внушаю­щим страх человеком. Как правило, мы в таких случаях напрягаемся и стараемся выглядеть более уверенными и умелыми, чем мы есть на са­мом деле, и, скорее всего, наше поведение становится при этом утриро­ванным.

Для сохранения «ложного я» требуется много времени и усилий, особенно когда человек стремится во что бы то ни стало купить роскош­ный автомобиль, большой дом и т. д., которые нужны ему для поддержа­ния самомнения, даже когда это вещи не доставляют ему особого удо­вольствия. То же самое можно сказать о социальных «бунтарях». Я знал одного человека, мечтавшего стать гуру, который часами удостоверялся в том, что его волосы выглядят так же, как у Бабы Рам Дассы, а один панк как-то признался мне, что ежедневные окрашивание и укладка тор­чащих во все стороны волос отнимают у него целых два часа. Если по­добное времяпрепровождение действительно доставляет удовольствие, у меня нет возражений, но если его основная цель — продемонстрировать о миру свою идентичность, мне кажется, что можно тратить свое время на 5 более приятные вещи.

«Ложное я» обычно формируется в ответ на признание какого-то социального требования или идеала. Мысль о том, что вы «обязаны» соответствовать определенной модели, а не быть таким, каков вы есть, — блестящий способ превратить свою жизнь в «повинность». Некоторые люди формируют «ложное я» из социальной целесообразности, твердо  помня при этом о своей истинной сущности. Другие могут настолько увлечься сохранением своего «ложного я», что забудут о том, кто они о такие, а скатиться от целесообразности к отрицанию очень легко?

Удивительно, но многие духовные искания или программы самосо вершенствования часто становятся еще одним набором «обязанностей», выполнение которых имитируется в борьбе за статус внутри соответ- ствующих групп. В далекие 1960-е годы с их акцентом на то, чтобы быть «здесь и сейчас», возник синдром, который можно описать как «совре меннее, чем ты», в результате которого люди фактически оказывались в плену самомнения «там и тогда». Социальные и политические группы часто возглавляют эготисты, которые подкрепляют собственную неуверенность, становясь всезнающими лидерами или гуру, и многий из их последователей делают то же самое, идентифицируя себя с харизмой и успехом гуру

На определенном уровне человек с «ложным я», — а в какой-то степени мы все им обладаем, — понимает, что оно нереально, а это готовит ему еще одну ловушку. Когда кто-то реагирует на «ложное я», это озна­чает, что реакция, в сущности, направлена не на человека, а на ложный образ, поэтому человек не может ею насладиться. В этом источник глу­бокого одиночества, которое очень заметно у кинозвезд, политиков или других знаменитостей, — они работают над созданием собственного об­раза, и потом им трудно поверить, что можно полюбить скрывающегося за образом живого человека.

Многие полагают, что гордость — положительное качество, несмот­ря на недвусмысленные слова Библии и многих других духовных источ­ников. Подобно своей противоположности — стыду, — гордость всегда предполагает сравнение себя с другими людьми и признание того, что вы лучше или хуже, чем они. Гордость и самомнение — это признаки неус­тойчивой я-концепции, которые легко уступают место своим противопо­ложностям — стыду и незначительности. Когда дела идут хорошо, эго­тист видит в этом свою заслугу, но когда они идут плохо, он начинает винить в происходящем других. «Возрази хвастуну, и увидишь жалоб­щика». Удивительно, но источником гордости может быть даже смире­ние, — вспомним пресловутое «уничижение паче гордости».

Когда люди не уверены в каком-то качестве, они воспринимают лю­бую помеху ему очень серьезно и будут защищаться и делать все воз­можное, чтобы восстановить свое самомнение. Один из примеров это­го — «настоящий мужчина», который важничает и похваляется своей му­жественностью, обижается на малейший намек или действие, ставящие ее под сомнение, и должен прореагировать на это часто с помощью наси- лия, которое иногда может даже вылиться в убийство-обидчика. Коварнейшая ловушка!

В этой ситуации нередко оказываются те, кто не в ладах с законом,  хотя не многие согласны это признать, поскольку подобное признание поставило бы под сомнение их образ или статус. Многим заключенным ^ присуще настолько раздутое и нереалистичное представление о себе, что они убеждены: единственная причина, по которой они оказались в тюрь- ме, состоит в том, что кто-то допустил канцелярскую ошибку. «Все это трагическая ошибка».                             .

Неслучайно, что в христианстве гордыня и зависть входят в число семи смертных грехов. В древнегреческой версии эти грехи считались  наихудшими, предтечей и источником всех остальных грехов. Гнев, еще  один смертный грех, редко является реакцией на причинение настоящего физического вреда или на опасность. Чаще всего гнев и насилие про являются в ответ на критику, оскорбление, неуважение или какую-то иную угрозу самомнению человека или тому, что называют эго.

Многие убеждены, что гнев — реакция на причинение вреда, ив о каком-то смысле так оно и есть. Но само причинение вреда обычно служит реакцией на проявление неуважения, на умаление того, что люди думают о себе.

В кинофильме 1960-х годов «Русские идут» Алан Аркин вылезая из изрешеченного пулями «Фольксвагена», говорит: «Задета только моя честь».  Когда наши ожидания не оправдываются, мы всегда что-то теряем, а первая реакция на потерю — чувство разочарования и печали. Это чув­ство нередко настолько быстро и полно затмевается гневом или другими попытками отомстить или восстановить достоинство оскорбленного эго, что печаль просто не замечается.

Когда происходит нечто ужасное, печаль является более существен­ным чувством и обычно намного более подходящей отправной точкой для решения проблемы, чем гордость, гнев и месть.

Существует много других гораздо менее заметных признаков само­мнения и эготизма. Одна моя знакомая часто отпускала замечания по поводу еды, произнося примерно такие слова: «Какой же вкусный был бифштекс!» Я далеко нё сразу догадался, что на самом деле она говорила вовсе не о бифштексе. Бифштекс для нее был всего лишь удобной воз­можностью похвалиться собой.и своим тонким вкусом. Нередко людям удается сказать намного больше о себе, чем о предполагаемом предмете разговора, благодаря чему вы можете собрать уйму полезной информа­ции, даже не задавая им вопросов.

Всякий раз, замечая гордость или самомнение, вы Имеете возмож­ность устранить двойственность, используя данный процесс. Устойчивая я-концепция может опираться только на то, кем вы являетесь, и на удов­летворение, которое дает жизнь, воплощающая в себе ваши ценности, без сравнения себя с другими. Когда ваша я-концепция прочно покоится на вашем собственном опыте, тогда никто не сможет ее подорвать и вы § будете избавлены от неуважения, унижения, гнева и вреда, а также от Е всех сомнений и страданий, которые из этого проистекают. Когда буд- дизм и многие другие духовные традиции ратуют за уничтожение «я», § мне кажется, что в действительности они имеют в виду уничтожение эготизма, являющегося следствием двойственности. Превращая двойственное качество в позитивное, вы уничтожаете этот эготизм.

Сара: Когда вы говорите о «настоящем» мужчине и других людях, которые отвергают нежность, слезы и так далее, я думаю о §.        подходах, которые говорят о необходимости признания своей «темной стороны» или «теневого я» как способа, позволяющего стать более целостным и законченным человеком

Да, когда люди сознательно идентифицируют себя с одной из сторон двойственности, часто в силу жестких и абсолютных социальных ли религиозных убеждений, они нередко открещиваются от противоположной стороны, которая становится своего рода скрытым «теневым я», Вследствие полоролевых стереотипов нашего общества «теневое я» у мужчины, скорее всего, включает в себя упомянутые вами качества, а у женщины подобными чертами, вероятнее всего, будут напористость, гнев, § властность и т. д. Некоторые люди считают теневое «я» порочным- или опасным, и оно на самом деле часто включает скрытый гнев, агрессию и другие естественные, хотя и проблемные, реакции. Но нередко оно та  же включает прекрасные и ценные качества, которые не признают пото­му, что они не соответствуют социальным стереотипам. Вскоре я дам вам дополнительную информацию о «теневом я», но только после того, как вы познакомитесь с рядом других понятий.

Резюме

Вы узнали, как трансформировать двойственное качество я-концеп­ции в позитивное, используя два основных процесса. Один состоит в том, чтобы придать позитивным примерам форму позитивного шаб­лона, что может потребовать изменения модальности примеров. Другой заключается в том, чтобы трансформировать противополож­ные примеры, чтобы они стали примерами того, кем вы хотите быть, а затем добавить их в позитивный шаблон. Этот процесс трансфор­мации состоит из нескольких шагов. Вы группируете противополож­ные примеры, трансформируете наихудший в группе, проверяете остальные противоположные примеры в группе, убеждаясь, что они трансформированы, а затем помещаете их в позитивный шаблон.

Тот же процесс можно использовать для превращения негативно оце­ниваемого качества в позитивное. Хотя это вмешательство в я-кон­цепцию часто оказывается самым трудным, его последствия наиболее благотворны.

Нопрежде чем мы этим займемся, я хочу рассмотреть другой, намного более простой вид негативной я-концепции, в которой репрезента­ции итога и базы данных отрицаются. Когда имеет место то, что я на­зываю «не-я», люди определяют себя посредством того, чем они не являются, а не того, кто они есть. Этот случай сильно отличается оттого, когда люди отрицают, что им не нравятся их представления о себе. Изменить «не-я» может быть как легче всего, так и труднее всего, в зависимости от того, насколько глубоко человек увяз в этой ловушке.


Нет комментариев