Read Шесть слепых слонов 1.1 Воспринимаемый объем: фрейминг 1

0 1258

Человеческий разум, растянутый однажды новой идеей, никогда не возвращается к начальным разме­рам.

Оливер Венделл Холмс

Я не схожу с ума по реальности, но все же это единственное место, где можно прилично поесть.

Гручо Маркс

Когда я использую понятие «сенсорно-очевидный опыт», я имею в виду опыт восприятия, который проходит через наши чув­ства, прежде чем мы отнесем его к категории «вещи» и «события» и т.д. Большинство людей не осознают, насколько редко доступен изначальный чувственный опыт, прежде чем его «приготовят» — отнесут в какую-либо категорию. То, что большинство людей ду­мают о сенсорно-очевидном опыте, лишь отражает восприятие, но это становится очевидным только когда наша автоматическая и бессознательная классификация опыта временно отключается.

Мы сталкиваемся с этим, например, в сумерках, или когда плохо видно, слышно или чувствуется. Иногда мы смотрим и видим так мало деталей, что сознание колеблется между двумя и более вариантами выбора, прежде чем осознает, что «это» такое, а это обычно происходит после того, как мы приближа­емся, чтобы лучше рассмотреть, прикасаемся, нюхаем или про­буем на вкус.

Мы слышим слабый звук, и на короткое мгновение это только лишь «шум», пока мы не определим, что он возникает от кон­кретной «вещи» или события. «Ах, так это холодильник». Одним из примеров является наш опыт, когда мы слышим незнакомый иностранный язык. Мы слышим звуки речи, но не можем даже сказать, где заканчивается одно слово и начинается другое, и го­раздо хуже определяем слова и их смысл.

В темноте, или шаря в кармане, мы можем чувствовать нечто, что мгновенно озадачивает, пока не превращается в узнаваемый предмет, или пока мы не посмотрим на свету, чтобы понять, что это такое.

Недавно я проснулся посреди ночи и увидел сильный яркий свет, исходящий из окна, и подумал: «Откуда исходит весь этот свет?» Моей следующей мыслью было: «А, наверняка, кто-то ра­ботает допоздна внизу». Потом я понял, что нахожусь в гостинице, а не дома, и вспомнил, что я был в поездке, и эта классификация позволила моему «миру» вернуться на место.

Гораздо реже можно столкнуться с этим опытом и днем, когда влияние неспособности категоризировать гораздо сильнее и по­разительнее. Пару лет назад я срубил несколько голубых елей на заднем дворе. После того как я порубил их на дрова и ветки, ветки я стал складывать в отдельную кучу.

Когда я стал их подбирать, я увидел что-то странное в траве — несколько маленьких пятен сильного голубого света. Я не смог сразу определить, что это такое, и мой разум стал отчаянно искать, находя все более дикие объяснения. Было ли это обычным подар­ком инопланетян — радиоактивными камнями, попавшими сюда случайно или с какой-то целью? Сильный источник света под моей лужайкой, который смог пробиться только в нескольких ме­стах? Хотя это и длилось всего несколько секунд, мне показалось, что прошло гораздо больше времени, и это было жутко похоже на научную фантастику. В конце концов, мой мир воссоединился с «нормальным», когда я понял, что голубые пятна света на моей лужайке были ничем иным как яйцами дрозда, выпавшими из гнезда с одного из деревьев.

Уилльям Джеймс так прокомментировал разницу между нашим сенсорным опытом («восприятием») и его категоризацией («представлением») примерно сто лет назад:

Если моему читателю удастся абстрагироваться ото всех концептуальных объяснений и окунуться в ежесекундную чувственную жизнь в каждый момент времени, он обнару­жит, что она похожа на то, что описал некто как большую цветастую шумящую неразбериху, настолько же свободную от противоречий в своем «сиюминутном многообразии», на­сколько живую и находящуюся явно прямо здесь…

Из этого изначального чувственного хаоса внимание вы­деляет объекты, которые восприятие затем называет и опре­деляет навсегда…

Мы говорим о том, что каждая часть чувственного кон­тинуума, и все эти абстрагированные «что» являются пред­ставлениями…

Умственная жизнь человека в основном заключается в том, что он заменяет порядок представления на порядок вос­приятия, в который первоначально отправляется его опыт (35, стр. 50-51)*

Даже в моем «неклассифицированном» опыте с голубым све­том, мои чувства восприятия уже отнесли его к категориям «го­лубой» и «свет», а я говорю о своем опыте, который достаточно далек от слов «голубой» и «свет», которыми его называет мой род­ной английский язык и сообщает вам. Наш опыт, в котором есть цвет, является результатом того, что наши глаза реагируют на длину световой волны. Но цвета сами собой (красный, зеленый, желтый и т.д.) не существуют во внешнем мире, есть только наша реакция на свет, разделяющая континуум световых волн на спектр различных цветов и комбинирующая их в различные оттенки ко­ричневого, которого нет в спектре. Это классификация свой­ственна структуре и физиологии наших чувств.

Весь сенсорно-очевидный опыт, который мы принимаем как само собой разумеющийся (зрение, слух, ощущения, обоняние, вкус), уже обработан и тщательно классифицирован нашими ор­ганами чувств и напрямую связан с нервной системой, которую нельзя контролировать. Неважно, сколько мне известно об элек­тромагнитном спектре видимого света, или структуре сетчатки с ее четырьмя типами светочувствительных рецепторов, я должен был видеть те яйца дрозда, как «голубые пятна света», а не «тя­желый вес» или «громкий шум». Несмотря на то, что я знаю, что мой опыт исходит из специального кодирования, которое доба­вила моя нервная система к моему восприятию, голубой все же выглядит как голубой, сладкий имеет вкус сладкого, а температура ощущается, как теплая или холодная.

Поэтому, мы можем сказать, что часто классификация пред­шествует той рамке, которую она классифицирует, и в значитель­ной степени это также относится ко многим категориям, которым мы научились, воспитываясь в определенной культуре.

Даже несмотря на то, что способность учить язык является частью нашей врожденной психологии и неврологии, такого нельзя сказать о способности читать письменный язык. Это навык, и для того чтобы запомнить, что эти закорючки на бумаге обозна­чают слова, и каждое из них имеет определенный смысл, требу­ется определенное время и усилия. Когда мы уже выучили язык, почти невозможно смотреть на слова и не узнавать их или не ду­мать об их смысле, даже если это полностью основано на приоб­ретенной классификации. Это только один небольшой пример той власти, которую имеет приобретенная классификация над нашим опытом.

Однажды я показал своему другу желтые грушевидные по­мидоры, в то время они встречались гораздо реже, чем сейчас, и предложил ему попробовать. Даже несмотря на то, что он дове­рял мне, и я сказал ему что это такое, и заверил его, что они вкус­ные, сначала ему было очень сложно принять это. Некоторое время он не мог заставить себя попробовать их, поскольку они ка­зались ему очень странными. Он смотрел на них несколько минут, безрассудно хихикая, пойманный между своим разумным пони­манием и бессознательным скептицизмом, прежде чем, наконец, откусил кусочек.

Другие приобретенные классификации значительно более гибки и могут меняться за долю секунды. Когда вы воспринимаете сказанное кем-то как «комплимент», а не «критику», значение слов изменяется, ваши чувства меняются, и ваше «отношение» и действия в ответ на это меняются. Именно об этом написана дан­ная книга: как научиться менять наш опыт, чтобы он приносил большую пользу и радость.

Рамка восприятия

Первый шаг в понимании того, как мы создаем наш мир опыта, заключается в том, чтобы заметить, сколько внимания мы уделяем в один момент времени пяти сенсорно-очевидным мо­дальностям — то, что я называю диапазоном внимания. Наше соз­нательная осведомленность ограничена знаменитыми «чанками» внимания 7+/-2, описанными Миллером (45) Некоторые недавние эксперименты (52) предполагают, что мы часто замечаем даже меньше. Мы можем реагировать на значительно большее бессоз­нательно, но это еще не было описано количественно.

Чтобы понять диапазон опыта, на который вы не обращали внимания, например, пока читали, на минутку перестаньте читать эту книгу и отследите то, что вас окружает, и что чувствует ваше тело. …

Даже в тихие спокойные моменты есть огромное количество вещей и событий, на которые мы могли бы обратить внимание как вне, так и внутри нашего тела. Из этого гигантского богатства воз­можностей мы выбираем и замечаем всего несколько вещей — ма­ленькую частичку того, о чем мы будем осведомлены. Наша осознанность похожа на очень маленький подвижный источник света, последовательно освещающий крохотные участки не­объятной темноты. На границах этого маленького луча находятся сумеречные бесцветные тени, о которых мы можем узнать больше, если передвинем луч, но на расстоянии они кажутся призрачными очертаниями, звуками и движениями, о которых мы можем только догадываться.

Когда вы смотрите фильм (или читаете книгу), вы обычно не обращаете внимания на звуки и запахи вокруг вас, и вы можете даже не замечать экран (или слова, которые видите на странице). Вы можете даже не обращать внимания на неприятные сообще­ния тела о том, что оно находилось в одном положении слишком долго, и что настало время изменить позу.

Снова остановитесь и отметьте, что вы видите, что слышите и что чувствуете сейчас, и все это будет диапазоном опыта. …

Даже если мы возьмем только зрение, слух и ощущения, на них невозможно обратить внимание одновременно; самое лучшее, что вы можете сделать, это выбрать, на что обратить внимание. Поскольку мы можем отдавать себе отчет далеко не во всем, что происходит вокруг нас, самое лучшее, что мы можем сделать, это гибко исследовать происходящее, чтобы быть достаточно уверен­ными в том, что мы обращаем внимание хотя бы на часть того, что может быть нам полезно.

Недавно был проведен эксперимент, доказывающий насколько верно то предположение, что мы упускаем из внимания одно, когда сосредотачиваемся на другом. Студентов колледжа попросили по­смотреть минутную любительскую съемку игры между двумя ко­мандами студентов — трое в белых футболках, и трое в черных кружили по маленькой комнате, передавая два баскетбольных мяча друг другу. Задание заключалось в том, чтобы посчитать количе­ство бросков, сделанное командой в белых футболках. Спустя 35 секунд, человек в костюме черной гориллы вошел в группу мель­тешащих тел, ударил себя кулаком в челюсть, и вышел из поля зре­ния камеры, спустя 9 секунд. Немедленно после просмотра видео студентов спросили о том, что они видели. Даже когда студентам задали вопрос, не видели ли они чего-то необычного, только поло­вина из них ответили, что видели гориллу! Когда тем, кто не видел гориллу, показали видео снова, многие из них обвинили исследо­вателя в том, что он обманул их, втайне поставив другое видео, и сказали, что они даже неосознанно не заметили гориллу (52)

Слово «неосознанно» я употребляю не в том смысле, кото­рый используется в психоанализе, когда бессознательное рассма­тривается как сущность, некое изменяющееся эго, управляющее нашим поведением, которое сознание не всегда одобряет. Я же всего лишь имею в виду, что мы не знаем всех аспектов нашей деятельности.

Например, обычно мы не знаем, как мы говорим. Мы хотим что-то передать, и речь льется бегло и легко, нам нет необходи­мости задумываться о словах, грамматике, синтаксисе и т.п. Когда наше сознание вовлечено в этот процесс, обычно это мешает го­ворить. Например, когда мы чувствуем «страх потерпеть неудачу», выступая публично, или обеспокоены тем, что хотим произвести хорошее впечатление, или «говорить правильные слова», обычно это делает нашу речь менее беглой, и мы можем даже запинаться, заикаться, говорить косноязычно.

В основном наше поведение столь же бессознательно, как и речь, и обычно это очень естественно и эффективно. Мне нужно достать что-то из комода, и мои руки легко тянутся к комоду, чтобы открыть его и взять какую-то вещь. Я осознаю лишь свое намерение, а остальное происходит автоматически и бессозна­тельно. Скорее всего, я начну отдавать себе отчет в этом, только когда оно не сработает так, как должно — если я скажу что-то, чего не имел в виду, или если моя рука ударится о комод.

Бывает также, что наши спонтанные бессознательные про­цессы вызывают проблемы. Когда люди делают ошибки, злятся или внезапно плачут, это также происходит бессознательно, с частичным пониманием того, как это произошло. Когда реакции нашего подсознания приводят к проблемам или сложностям, по­лезно понять процесс, чтобы изменить реакцию. Когда подходя­щее изменение произошло, его можно снова сделать бессознательным, чтобы оно происходило естественно и автома­тически.

К примеру, люди, оплакивающие близких, практически ни­когда не осознают, что чувство болезненной пустоты вызвано внутренними образами, которые они сами создают. Когда им ука­зывают на эти образы, и то, как их можно изменить, у них может спонтанно возникнуть совсем другая реакция при мыслях об ушедшем человеке, например чувство теплоты и благодарности за то, что они знали его (2, 6).

Кроме того, что мы не осознаем значительную часть нашего внутреннего опыта, многое из того, что мы все же осознаем в нашем мире «настоящего опыта», это память, а не восприятие. Не двигая головой, закройте глаза и подумайте о том, что нахо­дится позади вас. … *

Когда вы закрываете глаза, вы исключаете визуальную часть опыта, и можете легко обратиться к внутренним образам. Скорее всего, у вас есть какое-то представление о том, что находится по­зади вас — и это не пустое ничто. Теперь оглянитесь и посмо­трите, что находится вокруг вас сейчас и сравните с вашим образом. …

Когда вы вернетесь к этой книге и снова начнете читать, образ

* … обозначает паузу

того, что находится позади вас, станет частью вашего настоя­щего опыта, несмотря на то, что в действительности это лишь воспоминание того, что вы только что видели. Хотя этот образ полезен вам, он отличается от того, что вы в действительности восприняли, то же относится и к вашему восприятию звуков и ощущений.

Ваша память может быть не более чем записью того, что вы осознавали в то время, которое допускало ограничение фокуса внимания. Не двигая головой, снова подумайте о том, что нахо­дится позади вас, и запишите, что вы видите в своем образе. …

Воспоминание, скорее всего, содержало в себе лишь неболь­шую часть предметов, деталей, цветов, глубины и т.д., то есть того, что можно в действительности видеть позади вас. Некоторые ас­пекты вашего образа могут быть выделены контрастностью, или отличаются как-то по-другому, как некое искажение того, что вы видели.

Поскольку эти воспоминания также являются частью основ­ного опыта, используемого нами для создания мира понимания, я также буду называть их «сенсорно-очевидным опытом», пусть даже это искаженные тени действительного сенсорно-очевидного опыта, получаемого в настоящий момент.

Я использую термин «диапазон», чтобы указать на то, к ка­кому количеству сенсорно-очевидного опыта мы обращаемся, не­важно, действительный ли это опыт восприятия в настоящий момент, или внутренний образ прошлого, или воображаемое бу­дущее — и я сознательно не беру во внимание многие очень важ­ные различия между восприятием, воспоминанием и будущими прогнозами. Вместо этого, я сосредоточусь на том, что между ними общего, на том, что все они являются опытом того, что мы видим, слышим, чувствуем, пробуем на вкус или нюхаем, или ком­бинаций из этого, основным материалом, который мы используем для построения понимания. Так же как и материал для строи­тельства дома, мы можем соединять их различными способами, чтобы создать много вариантов домов — включая неприятные темные старые темницы или теплые, открытые, комфортабельные места. Если мы знаем, как можно скомбинировать эти строймате­риалы, мы можем построить собственный дом, который подходит лично нам, и изменить его, когда захотим.

Диапазон может указывать пределы опыта либо во времени, либо в пространстве, либо в обоих. Эйнштейн шутил: «Время существует только потому, что все не может произойти одновре­менно». Однако, в каждый момент времени очень многое проис­ходит одновременно в разных участках пространства, поэтому он мог бы добавить: «Пространство существует только потому, что все не может произойти в одном месте».

Диапазон нашего опыта можно менять по-разному — от мо­мента к моменту, от внутреннего к внешнему, с настоящего вре­мени на какое-то другое, с места, на котором мы находимся сейчас, на какое-то другое место и т.д. То, как он меняется, сильно сказывается на нашем опыте и на нашей подсознательной реак­ции. Чтобы проследить, как можно менять диапазон, необходимо провести несколько простых экспериментов и сравнить их. Для начала, я рассмотрю временной диапазон, причем пространство остается неизменным.

Диапазон восприятия (время)

Наш опыт может меняться во времени от долей секунды в на­стоящий момент до необъятного диапазона, доступного физику или астроному, которые способны представить фильм постепен­ного развития 13 миллиардов лет вселенной в прошлом и визуа­лизировать следующие 5 или 10 миллиардов лет в будущем. Когда кто-то задает вопрос «когда» или «как долго», в конечном итоге он просит уточнить диапазон времени. Поскольку наши органы чувств могут реагировать лишь на события, происходящие в на­стоящий момент, наш временной опыт построен в основном на внутренних образах. Сюда входят как мгновенная неподвижная картинка, так и фильм или показ слайдов, возможно со звуками, часто с комментариями, включая ощущения и эмоции, которые возникают у нас, когда мы смотрим на них. Если мы войдем в этот фильм, то сможем также испытать кинестетический опыт внутри диапазона времени.

Вложенные диапазоны (время). Для того чтобы испытать простейшее изменение диапазона времени, возьмите настоящий момент и постепенно увеличивайте диапазон до фильма, который ключал бы то, что происходило несколько минут назад, и то, что вы через несколько минут ожидаете. Затем постепенно расши­ряйте фильм все больше и больше как «до», так и «после», вклю­чите периоды длительностью несколько недель, месяцев или лет, … и затем постепенно сужайте его обратно до того короткого мо­мента, с которого вы и начали, и который сейчас уже в прошлом.

В данном примере есть потенциально бесконечная последо­вательность диапазонов разной длинны, так что любой меньший диапазон может быть всегда включен в больший, по иерархии включения диапазонов, такие отношения часто описывают как от­ношение «часть-целое». День можно включить в неделю, но не на­оборот. Одна из характеристик иерархии диапазонов в том, что во вложении нет двойственности. Более короткий диапазон можно вложить в более длинный, но невозможно включить длинный в ко­роткий. Это описание может казаться не относящимся к делу, но оно сыграет свою роль позже, когда оно будет сравниваться с дру­гим видом вложения, образующимся в результате классификации.

Многие люди обычно живут достаточно узким отрезком вре­мени в настоящем, что иногда описывается как «жить здесь и сей­час», погруженность в настоящий момент. Эта «жизнь здесь и сейчас» замечательна для того, чтобы естественно и полностью получать удовольствие в каждый момент времени, когда все идет хорошо. Но когда не все так гладко, это погружение может быть мучительно неприятным, как и при фобических реакциях. Оно также не годится для долгосрочного планирования или назначе­ния встреч, поскольку для «импульсивного» поведения свой­ственно игнорировать прошлые уроки и будущие последствия.

Есть и другие люди, они обычно рассматривают события в настоящем в более широком диапазоне прошлого и будущего, что иногда называют «сквозь время», или «смотреть далеко вперед», или «стратегическое планирование». Это открывает более широ­кую и сбалансированную перспективу, поскольку и приятные, и неприятные события рассматриваются вместе с другими собы­тиями в гораздо большем диапазоне. Однако, цена за это — спо­собность уделять нужное внимание событиям здесь и сейчас. Долгосрочное планирование — не самое подходящее занятие, когда слушаешь любимую музыку или занимаешься любовью, по­скольку это уменьшает удовольствие в настоящий момент.

Для многих из нас диапазон опыта предполагает солидное будущее впереди, поэтому бывает так легко вовлечься в планиро­вание будущих событий, что мы забываем о настоящем. Несчаст­ный случай или болезнь могут сократить этот диапазон будущего до почти нулевого, и после этого мы уже больше ценим то, что происходит с нами в настоящем. В некоторых упражнениях по «осознанности» нужно подумать о конце своей жизни, оглянуться и переоценить свою жизнь или пересмотреть какую-то проблему с гораздо большей перспективы. Известная поговорка отражает изменение в реакции, которое вызывается изменением диапазона: «Еще никто на пороге смерти не говорил: «Как бы я хотел больше времени проводить на работе».

Поскольку длинные или короткие временные диапазоны имеют свои преимущества и недостатки, зависящие от контекста наших целей и последствий, полезно уметь гибко перемещать диа­пазон, что позволяет наилучшим образом использовать то, что предлагает нам жизнь. Когда все хорошо, погрузитесь в настоя­щий момент и насладитесь им в полной мере, периодически рас­ширяя временной диапазон, чтобы удостовериться, что события ведут вас к тому будущему, которое вы хотите.

Когда все идет хорошо, широкий временной диапазон сокра­тит неприятность момента и даст вам возможность понять, как из­менить ситуацию. Однако, если вы предвидите, что эта неприятность продлится долгое время, широкий временной диа­пазон сделает эту неприятность еще хуже!

Например, у боли есть три различных компонента: боль в на­стоящем, боль, о которой мы помним, и ожидаемая боль. Сосре­доточившись на боли в настоящем, вы исключаете прошлую и будущую боль, а сконцентрировавшись на части тела, которая не болит, вы сокращаете боль в другой части тела. Самое главное — помнить, что у нас есть выбор и достаточно гибкости, чтобы ме­нять диапазоны времени, и использовать их с умом.

Разные диапазоны (время). Если вы подумаете о двух со­вершенно отличных периодах времени, которые не совпадают сов­сем, это будут примеры разных диапазонов. Если вы вспомните события вашего детства, то скорее всего приятные не пересе­каются с неприятными, даже если они произошли в том же про­межутке времени. Другие разные диапазоны, такие как детский сад и третий класс, разделены годами. Одни события могут быть короче или длиннее других, но поскольку они не совпадают ни в одном месте, их нельзя включить друг в друга.

Пересекающиеся диапазоны (время). Третий вариант за­ключается в том, что два разных диапазона частично совпадают по времени. Если вы подумаете о событии, которое длилось какое-то время, а затем подумаете о периоде, который начинается в се­редине первого события, и распространяется после окончания первого, эти два события пересекаются в середине. Первый диа­пазон включает больше того, что произошло раньше, а второй — того, что произошло позже. Хотя один из них может быть длиннее или короче другого, их нельзя полностью включить друг в друга, поскольку только часть диапазонов включена друг в друга.

Подумайте обо всех периодах времени, которые произошли с вами в прошлом — хороших, плохих, скучных, о детстве, под­ростковом периоде, о работе, отдыхе и т.д. Если вы возьмете два любых опыта во времени, вы легко определите, включенные ли они, разные или пересекающиеся.

Часто люди сталкиваются со сложностями, потому что ре­шают, что другой человек имеет в виду тот же диапазон времени, что и вы. Например, когда вы рассказываете кому-то о том, что произошло «вчера», вы можете говорить о событии, которое дли­лось несколько минут с утра, в то время как другой человек ду­мает о гораздо более длительном отрезке времени дня или вечера.

Другой типичный пример — когда кто-то обещает сделать что-то «скоро». «Скоро» может означать «через несколько минут» для родителей или начальства и «на следующей неделе» для под­ростка или коллеги.

«Часто» может означать «каждый час» для одного человека и «каждый месяц» для другого. Когда кто-то говорит: «Ты всегда делаешь X», то какой диапазон времени они имеют в виду, говоря «всегда»? Один человек подумает, что вы делали это «всегда» го­дами, в то время как для другого это будет обозначать прошлую неделю. Если вы прекратите делать то, что не нравится другому человеку, то тот, для которого «всегда» значит неделю, заметит это через неделю, но если для кого-то «всегда» это годы, то понадо­бится гораздо дольше времени, прежде чем он заметит изменения, поскольку он использует для проверки более длинный диапазон времени. Иногда, когда люди используют слово «всегда», они имеют в виду что событие происходило много раз в течение опре­деленного промежутка времени, подразумевая некую частоту со­бытий, а не буквальное значение слова «все время».

Есть еще много слов, обозначающих временной диапазон, ко­торые могут иметь весьма разные значения для разных людей .— особенно, если это люди разных культур — и часто это может вы­зывать недопонимания и даже обвинения в отговорках и обмане.

Аналоговый и дискретный. Временной диапазон может ме­няться необъятным числом способов, с далекого прошлого до да­лекого будущего, поэтому время в корне аналогово — продолжительное переменное качество, нечто, что способно плавно изменяться широким диапазоном, так же как и регулятор яркости света.

Слово дискретный (англ. — digital) происходит от латинского слова “digit”, палец, и означает отдельное событие, или внезапное изменение, как переключатель света вкл./выкл. Мы всегда можем разделить время на дискретные сегменты, чтобы измерить наши действия «секундами», «минутами» и «часами» или «прошлым», «настоящим» и «будущим», чтобы организовать воспоминания и планировать. Мы также можем разделить время, которое тратим на свою деятельность, на периоды «сна», «пробуждения», «ра­боты», «отдыха», или на маленькие дискретные мгновения, когда вы говорите «я буду», или «я делаю». Неважно насколько удобны или полезны эти дискретные разделения для нас, они всегда ос­нованы на событиях, происходящих во времени, а не на самом времени. Если бы не было событий, не было бы и дискретных раз­делений последовательного потока времени.

Помните, что я говорю о нашем временном опыте. Физики в последнее время предполагают, что и пространство, и время со­стоят из очень маленьких квантовых элементов в чрезвычайно ма­леньком диапазоне, т.е. нечто, с чем мы не можем испытать на себе напрямую. Правы ли физики, или они ошибаются, неважно, наш временной опыт является аналоговым, и даже скорость времени изменяется согласно тому, что мы делаем и сколько внимания уде­ляем. Время летит очень быстро, когда мы наслаждаемся тем, что делаем здесь и сейчас, но если мы ждем в очереди, время тянется очень медленно, потому что мы сосредоточены на будущей цели, которая кажется далекой. Но если мы передвинем свое внимание с будущего на настоящее, время ускорится, поскольку мы обра­тим внимание на то, что окружает нас.

Резюме. Временной диапазон является аналоговой базой сен­сорно-очевидного опыта — который может быть восприятием в настоящий момент или воспоминанием о прошлых событиях, или прогнозами будущего, из которого мы можем выбрать дискретные сегменты, основанные на происходящих во времени событиях. Иногда диапазон времени может быть включенным в больший диапазон, согласно иерархии включения диапазонов, что часто описывается как отношение «часть-целое». Другие периоды будут совершенно отдельными и не пересекающимися, и не совпадать совсем, в то время как третьи будут пересекаться каким-то обра­зом, совпадая определенным периодом времени.

Диапазон восприятия (пространство)

Теперь давайте рассмотрим пространство. Если время мы сейчас оставим неизменным, мы сможем так же выделить три от­дельных варианта.

Включенные диапазоны (пространство). Если вы посмо­трите в любом направлении и сфокусируетесь на очень неболь­шом участке, а затем постепенно расширите внимание до панорамного и трехмерного, … и затем также постепенно сузите фокус, вы получите опыт простейшего изменения диапазона про­странства. В этом примере диапазон любого размера полностью включен в больший диапазон, поэтому снова мы можем говорить об иерархии включения диапазонов, потенциально бесконечной набор включенных диапазонов, начиная с микроскопических диа­пазонов размером с булавку до широкой и глубокой панорамы.

Возьмем известный пример из биологии. Мембрана является частью большей структуры, клетки, которая является частью ор­гана, составляющего часть всего организма. Эта связь называется включение диапазонов, поскольку каждый диапазон включен в больший, т.е. отношение «часть-целое».

Увеличение диапазона в визуальной модальности часто описывают как «видеть большую картину», или «создать большую перспективу». Узкий диапазон часто описывается как суженное поле зрения (туннельное зрение), или «с надетыми шорами», когда полезнее иметь более широкий диапазон. Однако, узкий диапазон можно также назвать «концентрацией», когда полезно временно исключить то, что отвлекает внимание, чтобы полностью сосре­доточиться на каком-то деле.

Если вы делаете что-то, что имеет серьезные последствия для людей вокруг вас, их лучше будет включить в более широкий диа­пазон. Но если то, что вы делаете, не влияет на других людей, вам лучше будет исключить их из своего внимания. Широкий или узкий диапазон может быть как преимуществом, так и недостат­ком — или иногда и тем, и другим — в зависимости от контекста, ваших целей и последствий и т.д.

До сих пор мои примеры изменения диапазона были преи­мущественно визуальными, поскольку об этом проще писать. Те же изменения происходят и в других модальностях. В аудиальной системе вы можете сосредоточить внимание на одном звуке или нескольких звуках, или можно расширить внимание, пока не бу­дете воспринимать все звуки вокруг вас панорамно. В кинестети­ческой системе вы можете сконцентрироваться на ощущениях какой-то точки на подбородке, а затем постепенно распространить внимание, пока оно ни охватит ощущения по всему телу — как на коже на поверхности тела, так и общее настроение, и эмоцио­нальное состояние.

Разные диапазоны (пространство). Если вы посмотрите сначала в одном направлении, а затем совершенно в другом на­правлении, то что вы увидите в этих двух направлениях не пере­секается совсем, это и есть пример разных диапазонов. Один из них может быть больше или меньше другого, но поскольку ни одна часть не пересекается, один нельзя включить во второй.

Однажды я подъезжал к стройке, спокойно и плавно останавли­ваясь у того места, где сигнальщик держал знак «стоп». Затем я уви­дел ужас на лице сигнальщика. Когда я посмотрел в зеркало заднего вида, я увидел совершенно другой диапазон: огромный наполненный бензовоз, дым из-под колес, заносит прямо на меня! Водитель грузо­вика поздно заметил знак «стоп», но сумел остановиться до того, как врезался в меня, или вы могли бы не читать эту книгу.

С возрастом я сталкивался с меньшими беспокойствами и огорчениями, и мои движения, и осанка теперь уже не столь хо­роши, как были раньше; часто я двигаюсь, шатаясь, неловко или неуклюже. В результате, естественно, я уделяю своему телу больше внимания, чем раньше. Однако, когда мое внимание скон­центрировано на цели, а не на теле, я обнаруживаю, что тело естественным образом двигается с большей грацией, плавностью и умением. Думая об этом, я понял, что когда я болен, происходит то же самое; когда я обращаю внимание на ослабшее тело, я дви­гаюсь неловко, а когда мое внимание направлено на цель, я дви­гаюсь более плавно и грациозно. Это полезный сдвиг диапазона, которому можно легко научить пожилых или больных людей, и это также может быть полезно тем, у кого есть сложности с коор­динацией.

Пересекающиеся диапазоны (пространство). Третий вари­ант — частичное пересечение разных диапазонов, при котором в каждом заключен сенсорный опыт, которого нет в другом. Если вы посмотрите в одном направлении, а затем переместите взгляд на двадцать градусов направо, то обнаружите, что эти два опыта пересекаются в середине. Первый включает в себя больше того, что было направо, а второй — того, что было налево. Один не может быть включен в другой, потому что только часть каждого из них находится в диапазоне другого.

Каждый диапазон предоставляет нам определенное количе­ство сенсорно-очевидного опыта, из которого мы составляем свой мир понятий и реакций. Если вы возьмете два пространственных диапазона, будет просто определить, включен ли один из них в другой, или они оба совершенно не пересекаются, или пересе­каются частично.

Так же как и со временем, когда два человека говорят об одном событии, диапазон опыта может стать одинаковым. Но часто их опыт включен, пересекается или может совершенно не пересекаться, что может привести к путанице, если только их диа­пазоны не четко описаны.

Аналоговость и дискретность. Как и время, диапазон про­странства является аналоговой функцией, изменяющейся по значительной амплитуде в трех измерениях. Мы всегда можем разделить этот бесконечный диапазон на удобные и полезные

дискретные отрезки, такие как «здесь» и «там», «в» или «за», «вверху» и «внизу» и т.д., но неважно насколько естественно или удобно это для нас, основополагающий аналоговый диапа­зон всегда будет как-то произвольно делиться на дискретные отрезки.

Дискретные окончания в пространстве имеют конкретные со­бытия, как обрыв или лезвие ножа, а не само пространство. Если вы очень медленно увеличите давление на кнопку клавиатуры, в какой-то момент на экране возникнет буква или цифра, дискрет­ное событие, возникшее в результате давления порогового коли­чества веса на механизм клавиатуры. Дискретные различия — это всегда отличительная особенность предметов и событий, находя­щихся в определенном пространственном диапазоне, а не осо­бенность пространства как такового. Если бы в пространстве ничего не было, то не было бы и дискретных различий.

Резюме. Так же как и со временем, пространственный диа­пазон является аналоговой базой сенсорно-очевидного опыта — представленным в восприятиях настоящего, прошлых событий или прогнозов будущего — из которых мы можем выделить от­дельные сегменты, основанные на событиях, происходящих в про­странстве. Иногда пространственный диапазон опыта может полностью входить в больший диапазон, согласно иерархии диа­пазонов. Другие пространственные диапазоны опыта полностью отделены друг от друга и не пересекаются, в то время как прочие пересекаются каким-то образом, имея некую общую часть.

Диапазон восприятия (время и пространство)

Я разделил пространство и время для того чтобы проще объяснить свои идеи, но конечно же время и пространство нераз­делимы; каждое событие происходит в каком-то диапазоне вре­мени и пространства, внутреннего или внешнего.

С каким бы диапазоном опыта человек ни столкнулся, он всегда включает в себя какую-то часть сенсорно-очевидного опыта — сиюминутное событие в пространстве/времени, или более длинную последовательность, изменяющуюся во времени и/или пространстве. В визуальной модальности это может быть неподвижная картинка или фильм определенной продолжитель­ности. В аудиальной модальности это может быть короткий звук, или большая последовательность звуков и/или слов. В кинестети­ческой модальности, это может быть короткое восприятие ощу­щения, чувство, которое длится некоторое время, или более продолжительная последовательность ощущений. Когда мы видим событие или вспоминаем фильм о событии, многое из пе­речисленного немедленно меняется.

Поскольку мы определили три способа, которыми могут раз­личаться два сенсорно-очевидных опыта или во времени, или в пространстве — они могут быть включенными, разными и пере­секающимися— когда мы соединяем пространство и время, об­разуется девять способов отличать два диапазона опыта. Например, два события в разных пространственных диапазонах опыта могут появиться в промежутках времени разной длины, причем более короткий включается в более длинный. Или два со­бытия в пересекающемся пространстве могут быть совершенно отдельными временными диапазонами опыта и т.д.

Приведенная ниже таблица показывает все возможные вари­анты сочетания разных диапазонов пространства и времени, здесь В обозначает включенные, Р — разные, П — пересекающиеся.

Чтобы более свободно думать о диапазонах опыта, может быть очень полезным остановиться и подумать о примерах, кото­рые подходили бы к каждой ячейке таблицы. Например, верхняя левая ячейка (1) — это «включенное пространство, включенное время». Я могу подумать о двух событиях, произошедших в один день. Одно из них был разговор по сотовому телефону с 10:10 до 10:15 в углу гостиной, а другой — уборка всего дома с 10:00 до 11:00. В этом примере первый опыт включен во второй и во вре­мени, и в пространстве.

Однако, если разговор происходил с 10:00 до 10:15 во всем доме, а уборка с 10:00 до 11:00 только в гостиной, то тогда первое событие включено во второе по времени, а второе включено в пер­вое в пространстве. Поэтому у нас есть два разных варианта для первой ячейки таблицы.

Ячейка ниже первой (2) — это «разное пространство, вклю­ченное время». Один из примеров — звонок будильника в спальне в 6:15 утра, пока был сильный ветер на улице между 6:00 и 6:30.

После того как вы придумаете примеры для каждой ячейки таблицы, подумайте о ситуации, когда вы и ваш собеседник не по­нимали друг друга, и определите пространственные и временные диапазоны опыта, на которые каждый из вас обращал внимание. Они могут быть одинаковыми, но чаще всего они отличаются. Затем решите, к какой ячейке таблицы они могут подходить. На­пример, вы оба могли использовать слово «позже», имея в виду очень разные временные диапазоны (которые могли бы пересе­каться или не пересекаться, или включать один в другой), но вы думали об одном пространственном диапазоне событий. Или вы могли обсуждать событие в тот же самый период времени, но ду­мать о совершенно разных пространственных диапазонах опыта и т.д.

Если два человека общаются, у каждого есть 9 способов, что дает 81 возможную комбинацию, и вероятность того, что оба об­ращаются к «одинаковому» опыту тем же самым способом, со­ставляет 1 к 9, то есть около 11%. Поэтому, становится вполне объяснимым, что мы часто не понимаем друг друга. И это только начало наших открытий!

Ограничения диапазона

Диапазон сильно влияет на нашу способность решать про­блемы. Если диапазон слишком велик, то будет сложно сфокуси­роваться на том, что необходимо и значимо для решения, что часто называют «перегрузкой», «путаницей» или «ошеломлением».

Если диапазон не подходящий, он не включит в себя инфор­мацию, необходимую для решения проблемы, как например в ста­рой истории о человеке, который искал ключи от машины посреди ночи под лучом света, поскольку под ним было лучше видно, хотя он потерял их где-то в темноте на расстоянии квартала.

Наконец, мы часто имеем дело с диапазоном, который слиш­ком мал, чтобы включить необходимую для решения информа­цию. Если бы мы могли увеличить диапазон до «большой картины», или получить «более широкую перспективу», решение могло стать очевидным. Ниже приведено несколько задач, пока­зывающих важность подходящего диапазона.

Задача «Девять точек». В качестве примера, который будет знаком многим, я взял простую задачу, рисунок к которой приве­ден ниже. В задании необходимо соединить все точки не более че­тырьмя прямыми линиями, не отрывая карандаш или ручку от бумаги. Самое известное решение приведено в Приложении вме­сте с еще двумя менее известными, которые также показывают, насколько важно уметь менять диапазон. Эту задачу также можно решить, используя три линии, а не четыре.

Задача «Соединить ячейки». Ниже приведена несколько другая задача. Задание заключается в том, что нужно соединить непрерывной линией две ячейки А, и то же самое сделать с двумя другими парами ячеек, В и С. Эти три линии не могут соприка­саться, пересекаться или накладываться друг на друга, не могут проходить вдоль какой-либо части маленьких ячеек, и не могут касаться или пересекать границы большого квадрата, содержа­щего маленькие ячейки. Чтоб инструкции были максимально чет­кими, на рисунке приведен пример того, как можно нарисовать линию. Хотя задача может показаться неразрешаемой, на самом деле есть решения, которые приведены в Приложении, там же приведено и некоторое обсуждение вопроса.

«Только» и «лишь». Узкий диапазон может возникнуть нео­жиданно, когда мы сталкиваемся с проблемной ситуацией, как в приведенных выше задачах, но иногда мы получаем значитель­ную помощь от слов, которые используем мы или другие люди. Один из способов сузить диапазон, часто называемый «туннель­ное видение», это слово «только». «Лишь» — еще одно слово, ко­торое точно также ограничивает наше внимание. «Только» и «лишь» подразумевают: «Не обращай больше ни на что внима­ния; этот маленький диапазон это все что имеет значение». Едва диапазон сужен словами «только» и «лишь», то, что находится в нем — это все, на что можно обращать внимание.

Например, одна из самых частых жалоб, которые жены предъявляют своим мужьям: «Тебя интересует лишь секс». Как должен он ответить? Наверное, его все же интересует секс, поэ­тому он не может ответить: «Нет, не интересует». А если бы он так ответил, то скорее всего не получил бы многого. Если же он согласится, то он признает, что его действительно интересует лишь секс, что делает его «плохим парнем» и ставит в прои­грышное положение.

Соответствующая жалоба мужчин — «тебя интересует лишь то, сколько денег я зарабатываю», которая ставит ее в подобное затруднительное положение. Скорее всего, ее все же интересует то, сколько он зарабатывает денег, поскольку деньги обеспечивают надежность семьи, но если она не признает ловушку слова «лишь», то застрянет между необходимостью лгать о том, что ее волнует, и признанием такого описания, которое превращает ее в нехорошего человека, которого волнует лишь это.

Когда вы понимаете значение слов «только» и «лишь», вы можете обратить внимание, что они создают туннельное видение, которое вытесняет многие аспекты взаимоотношений. В таком случае вы можете сказать, что хотя секс и деньги вам действи­тельно важны, это лишь одна из многих вещей, которые имеют значение, и затем упомянуть все другие аспекты отношений, ко­торые вы цените. Это дает гораздо более широкий, разнообраз­ный, пространственный и временной диапазон для обсуждения разногласий и нахождения решений проблем.

Любопытно, что в слове «только» заложено еще больше зна­чений. Его можно использовать, чтобы дополнить глагол (в нашем случае «интересовать»), или чтобы дополнить существительное (в нашем случае «секс» и «деньги»). Я не знаю, как по мнению лингвистов использовано слово «только» в таком предложении. Я бы сказал, что двояко, и что наши бессознательные языковые про­цессы, скорее всего, обработают информацию и так, и так.

Когда «только» используется как наречие, оно может озна­чать короткий пространственный или временной диапазон. Оно может означать «только что», как во фразе «я только опоздал на поезд», или «недавно», как в «он только ушел». Другие значения «лишь», «совершенно», «именно» еще больше сужают фокус вни­мания.

Когда слово «только» используется как частица или союз, оно имеет еще больше значений. В моем словаре они следующие: 1) не больше, чем столько-то, ничего другого, кроме; 2) един­ственно, исключительно; 3) в тот момент, как…, сейчас же, как…; 4) однако, но; 5 при условии что, если; 6) экспрессивное подчер­кивание. Синонимы: лишь, исключительно, единственно, точно. «Только» — это слово, которое можно описать как «семантически наполненное», поскольку в одно единственное слово заложено так много смыслов. Вкратце, «только» означает то, что расцени­вается как «единственно и исключительно». Во многих случаях употребления слова «только» все эти значения будут затронуты, поэтому для многих людей сложно взять на себя ответственность, чтобы его использовать, поскольку это значило бы взять ответ­ственность за все эти многие значения.

Ограниченный диапазон в образовании. Большинство людей знакомо с так называемым «коленным рефлексом», который ис­пользуют врачи для проверки функционирования спинного мозга; врач стукает по сухожилию под коленной чашечкой небольшим резиновым моточком, и нога дергается. Те, кто изучал основы фи­зиологии, увидят диаграмму, показывающую как рецепторы ра­стягивания в надколенном сухожилии посылают сигналы в спинной мозг, и в ответ спинной мозг посылает сигналы обратно в мышцы ноги, сокращая мускулы и выпрямляя ногу.

Я задавал сотням людей вопрос: «Зачем нужен этот реф­лекс?» и до сих пор не нашел ни одного, кто мог бы дать мне удо­влетворительный ответ. У всех наших рефлексов есть свои полезные предназначения. Например, веки закрываются от бы­строго движения какого либо объекта в направлении глаза, или из-за потока воздуха, как способ защиты глаза от повреждения. А каково назначение коленного рефлекса?

Информация о коленном рефлексе преподается в контексте того, как он работает, в полезном, но очень узком диапазоне, хотя более широкий диапазон его природного назначения в теле, упу­скается. К сожалению, это часто встречается в образовании. Людей учат отдельным фактам и принципам, но их место и на­значение в более широком диапазоне реального мира не берется во внимание.

Ограничение диапазона важно на время, чтобы упростить обучение определенному процессу. Однако, когда ему уже обучи­лись, важно расширить диапазон, чтобы показать как он фун­кционирует в большем диапазоне. Без этого увеличенного диапазона процесс становится всего лишь изолированным фак­том, с ограниченной значимостью и полезностью.

Возможно, даже лучше задать самые важные вопросы, так чтобы студент смог бы научиться, как расширять диапазон и об­наруживать неизвестное до этого назначение в более широком контексте. Например, «При каких условиях в обычной жизни связка надколенника неожиданно сокращается?» «Как могло бы быть полезно вашему телу автоматически выпрямлять ногу в ответ на растяжение связки надколенника?»

Этот рефлекс служит нам многие тысячи раз каждый день. Каждый раз, когда мы делаем шаг вперед, связка надколенника на­ходится в не вытянутом состоянии, когда нога подвешена в воз­духе. Когда мы начинаем переносить вес на ногу, связка растягивается, и мы натягиваем мышцы ноги, чтобы перенести вес. Коленный рефлекс позволяет нам делать это полностью ав­томатически и бессознательно; если бы у нас не было этого реф­лекса, нам было бы очень сложно ходить.

Стоит вам один раз расширить диапазон таким образом, что становится обычно очень сложно вернуться к меньшему диапа­зону. Следующий раз, когда вы будете думать о коленном реф­лексе, подумайте, сможете ли вы не думать о его большем назначении при ходьбе?

Изменение диапазона» Расширение диапазона опыта — очень полезный способ изменить значение. Ниже женщина опи­сывает, какие изменения произошли в ее жизни благодаря расши­рению диапазона опыта решения проблем в отношении здоровья — правильно питаться и получать достаточно физической на­грузки.

Долгое время я могла бы быть здоровой, могла бы хо­рошо питаться и регулярно заниматься спортом. Но чаще я не питалась правильно и не высыпалась в достаточной сте­пени. Я скорее сидела за компьютером и работала, пока не умирала от голода, а затем вынуждена была хватать из холо­дильника все, что можно было приготовить за пять минут. И, конечно, я не делала никаких физических упражнений, поскольку была занята работой и мало спала.

Вместо того чтобы делать только то, что я хотела, ре­шила последовать вашему совету и принять во внимание весь диапазон дня. Вместо момента, когда я думала: «Я уми­раю от голода! Что мне с этим делать?», я перепланировала весь свой день. «Здоровый человек питается регулярно, он находит время и для упражнений, и для приготовления еды». Затем я также посмотрела на распорядок всей недели и по­думала: «Что ж, какая разница, сделаю я всю работу за один раз или буду делать ее всю неделю. Работа делается, доход тот же, так почему бы мне не уделять внимание всем этим вещам?» Я также добавила творческий подход и чувствен­ность, и приготовление пищи стало праздником для меня.

С тех пор все стало просто удивительным! Сейчас, когда я веду более здоровый образ жизни, я как будто живу в ре­жиме автопилота. Сейчас, когда настает 9 часов утра, я понимаю, что мне нужно позавтракать. А затем, когда я сижу за компьютером, или делаю что-то еще, я говорю себе: «Что ж, я делала это пару часов», поэтому я останавливаюсь и го­ворю: «Хорошо, нужно что-нибудь приготовить». Или я го­ворю: «Хорошо, давай-ка прогуляемся» или иду играть в сад. Все это происходит автоматически, оно просто происходит. Я не должна об этом задумываться. Во мне как будто идут часы и говорят: «Хорошо, время переключиться». Этого ни­когда не было раньше, и это так здорово. Мне действительно нравится идея переключения с одного занятия на другое, с использованием большего диапазона времени, а не один единственный опыт. Это мне очень сильно помогло (8, стр. 172-173).

Возможно, вы можете подумать о каком-то случае в вашей жизни, в котором расширение диапазона, видение «большой кар­тины» было полезным и помогло изменить понимание или реак­цию. Например, несколько лет назад, я встречался со старшим сыном в южной части Чили, где он жил, чтобы вместе насладиться небольшой поездкой в Анды. Мы встретились на старой автобус­ной остановке в холодный, дождливый день. Когда я попросил его дать мне паспорт, чтобы я купил билеты, чтобы пересечь Анды и попасть в Аргентину, он беспомощно посмотрел на меня, и сказал, что его паспорт остался там, где он остановился — на расстоянии двух автобусных поездок, поездки на поезде и двухмильного пути пешком под дождем. Я, начал было сердиться из-за этого непри­ятного осложнения, но я вспомнил, что моя главная цель была по­лучить удовольствие от путешествия с моим сыном, и решил, что самое время повременить — «Я всегда могу рассердиться позже». С учетом этого большего диапазона поездка за паспортом стала еще одним совместным приключением — и поводом для веселых воспоминаний в будущем. Это небольшой пример «расширения внимания», о котором говорят многие духовные учителя.

Однако, иногда расширение внимания помогает. Я часто об­наруживаю, что думаю обо всех ужасных вещах, которые люди делают друг другу во всем мире, и чувствую беспомощность и от­чаяние. Осознание этой беспомощности, конечно же, не поможет улучшить этот мир, и я осознанно сокращаю свое внимание до своего непосредственного окружения и думаю о том, что я могу сделать прямо здесь и сейчас, чтобы подтолкнуть события в по­лезном направлении.

В других ситуациях нужен другой диапазон, а не больший или меньший. Одна из пресуппозиций НЛП гласит: «Смысл ком­муникации в реакции, которую вы получаете», сдвигает ваше вни­мание с вашего намерения в коммуникации, или того, что вы хотите донести, на то, как человек отреагировал на ваше сооб­щение, совершенно другой диапазон. Если реакция (и вербальная, и невербальная) показывает, что человек получил ваше послание, это замечательно. Но когда его ответ выражает замешательство, или то, что он понял это совершенно по-другому, чем вы хотели, то вам решать, как изменить коммуникацию, если вы хотите быть понятым. Без этой переориентации гораздо проще обвинить дру­гого человека в непонимании того, что вы хотели донести.

Изменить свой диапазон действительно достаточно просто, если вы понимаете насколько полезно это может быть, и вспоми­наете об этом, когда вы хотите изменить ваш опыт. Вы просто про­веряете диапазон, на который обращаете внимание сейчас, а затем экспериментируете с изменением пространства и/или времени (больше, меньше, другой), пока не найдете тот, который наиболее полезен для вас.

Если вы подумаете о каком-то личностном изменении, кото­рое совершили, спонтанно или в результате того, что кто-то ска­зал или сделал, какое изменение диапазона было использовано? Сначала вспомните, каков был диапазон внимания до изменения, а затем, каков он был после изменения. Возможно, вы не пони­мали, как меняли диапазон в то время, но сейчас вы можете по­нять, что произошло. Если это было полезно для вас, это может стать тем, что вы используете специально, а не случайно, и не за­висимо от случайных обстоятельств или помощи кого-то другого.

Следующее упражнение — структурированная возможность проверить, как вы переходите от одного диапазона к другому, и соз­нательно поэкспериментировать с изменением диапазонов в про­блемной ситуации для достижения более радостного результата.

Упражнение описания сценария диапазона

1. Проблема. Подумайте о воспоминании, которое все еще беспокоит вас, когда вы о нем думаете. …

2. Пересмотрите фильм об этом воспоминании со звуками и ощущениями, с самого начала и до конца. …

3. Описание. Теперь представьте, что ваш друг собирается снять фильм о вашем опыте, и вам необходимо написать для него сценарий. Вам нужно бегло набросать предложение или два для каждого диапазона, чтобы фильм вашего друга был точным. На­сколько велик каждый диапазон в пространстве и времени? Когда вы передвигаетесь с одного диапазона к другому, обратите вни­мание, включенные ли они, не пересекающиеся или пересекаю­щиеся, что включено в каждый диапазон или исключено из него и т.д. …

4. Пересмотр сценария. Сейчас вернитесь назад по сцена­рию и проверьте диапазон каждой его части. Какие диапазоны ма­ленькие, а какие большие? Возвращаетесь ли вы к ранним диапазонам снова и снова или застреваете в одном из них на дол­гое время? Последовательны ли диапазоны во времени, или неко­торые из них возвращаются к прошлым событиям? Какова последовательность событий в этой проблемной ситуации? Какие из них уместны и полезны, а какие заставляют вас думать в не­подходящем направлении? .,.

5. Изменение сценария. Сейчас попробуйте сделать измене­ния в своем сценарии, чтобы улучшить его. Где вам будут более полезны меньшие, большие или вообще другие диапазоны? Не меняя внешнюю ситуацию, поэкспериментируйте с изменением диапазонов, на которые вы обращаете внимание. Продолжайте ме­нять последовательность до тех пор, пока не найдете ресурсную и удовлетворяющую вас, и ведущую к последствиям, которые вам больше нравятся. …

6. Повторение в будущем. Сейчас подумайте о подобной си­туации, с которой вы можете столкнуться в будущем, и прогоните ваш новый сценарий диапазонов, чтобы понять, насколько вы им удовлетворены. Если вы хотите изменить его еще, вернитесь к пя­тому пункту и пройдите снова. Если вы хорошо повторите его в разных контекстах несколько раз, это станет новой автоматиче­ской реакцией в обычной жизни, когда такая ситуация случится снова. …

«Проверка экологии». Последний шаг в этом упражнении называется «экологической проверкой», потому что вы проверяете, насколько подходит изменение всем другим важным ас­пектам вашей жизни в будущем, вашей экологии. Принимаете ли вы решение, или совершаете какой-то поступок, или делаете любое другое изменение, будет полезным заранее выяснить, что это будет для вас. Если вы расширяете свой диапазон и в про­странстве, и во времени, и живо представляете себе, как это из­менение повлияет на разные аспекты вашей жизни, ваши дела, людей, которые вас окружают, у вас есть возможность оценить, насколько вам нравятся эти последствия прежде чем продолжить. После того, как вы представите изменение во всех этих разных сферах вашей жизни, вы можете спросить: «Есть ли у меня со­противление этому изменению?»

Если вы помогаете кому-то сделать эту проверку, вы можете попросить человека закрыть глаза и сказать: «Я хочу, чтобы все ваше тело и, особенно, ваше подсознание, внимательно рассмо­трело влияние этого изменения на все сферы вашей жизни — дом, работу, хобби — и то, как оно может повлиять на важных для вас людей — семью, друзей, руководство, коллег и т.д. Я хочу чтобы вы увидели, услышали и почувствовали, каково будет жить с этой новой реакцией, доступной вам в любых делах, в ко­торых вы участвуете, и дали мне знать о любых проблемах или протестах, которые вы заметите, так что мы сможем урегулиро­вать это изменение, чтобы избежать или минимизировать эти проблемы».

Даже самое замечательное и удачное изменение будет иметь несколько нежелательных последствий, даже если они мини­мальны — и иногда эти последствия действительно только мини­мальны. Если вы обнаружите, что последствия минимальны или незначительны, вы можете продолжить конгруэнтно, зная, что из­менение стоит того. Но если последствия значительны, лучше вер­нуться и урегулировать изменение, чтобы свести их к минимуму или устранить их.

Иногда невозможно предугадать, чем обернется изменение, даже если вы делаете очень тщательную проверку. Но если вы вспомните изменение, которое не сработало так, как вы планиро­вали, и подумаете о том, что пошло не так, то часто этим будет ре­зультат невсесторонней «экологической проверки» по времени. Это систематический способ использовать увеличенный пространственный и временной диапазон, так же как и увеличенный диапазон всех результатов, стимулов и желаний человека, как соз­нательных, так и подсознательных. Мы исследуем изменение диа­пазона более детально в главах 6 и 7.

Резюме.

Когда два человека обсуждают какое-то событие, каждый из них имеет в виду временной и пространственный диапазоны опыта, которые могут или не могут совпадать, что часто ведет к неприятным разногласиям. Если каждый из них уточнит, какой диапазон он имеет в виду, это может разъяснить любое недопо­нимание относительно того, о чем они говорят, и они смогут об­судить, как по-разному они думают об этом.

Небольшой диапазон может быть очень полезен, когда вам нужно сконцентрировать свое внимание на определенном опыте, или решить проблему, собрав все ресурсы, которые вам нужны. Однако, небольшой диапазон может исключать необходимую для решения проблемы информацию. «Лишь» и «только» — это слова, которые фокусируют внимание на одном диапазоне, но исклю­чают другие. В зависимости от задачи, это может быть полезная концентрация внимания, или «туннельное видение», которое ме­шает нахождению решения, поскольку исключает нужную ин­формацию.

Исследуя последовательность диапазонов, через которые вы проходите в проблемной ситуации, вы можете выяснить, какие из них направляют ваши мысли в неполезном направлении, и поэкс­периментировать с тем, как вы можете поменять диапазоны для достижения лучших результатов.

Часто полезно расширять диапазон, чтобы включить больше информации, так что вы можете обнаружить, как данное событие может повлиять на другие события в вашей жизни, что называ­ется «экологической проверкой». Способность гибко менять диа­пазон согласно вашим потребностям и обстоятельствам может удержать вас от застревания в диапазоне, который слишком велик, мал или отличается от того, который нужен в данной ситуации.

Поскольку любой диапазон основан на сенсорном опыте (на том, что мы видим, слышим, чувствуем, пробуем на вкус, ощущаем запах как во внешнем мире, так и внутри себя), он находится на первичном уровне восприятия опыта, прежде чем он будет классифицирован. Хотя данный диапазон обычно классифициру­ется немедленно, эта классификация является отдельным про­цессом определения опыта к конкретной группе или ряду событий. Поэтому, следующее, что нам нужно будет сделать, это выяснить, как мы собираем опыт в категории, чтобы научиться менять их, чтобы они служили нам.

Человеческое существо как часть целого, называемого нами вселенной, часть, ограниченная временем и пространством. Че­ловек воспринимает себя, свои мысли и чувства, как что-то от­дельное от всего остального, своего рода оптический обман своего сознания. Этот обман как будто бы тюрьма для нас, ограничивающая нас в наших личных желаниях и любви к людям, которые находятся рядом с нами. Нашей задачей должно стать желание освободить самих себя из этой тюрьмы, расширяя круг сострадания, чтобы понять все живые существа и всю природу в ее красоте.

Альберт Эйнштейн

Нет комментариев