Read Шесть слепых слонов 2.3 Осуждение: ловушка хорошего и плохого

0 799

 

На свете нет хорошего или плохого. Наши мысли делают то таковым.

Шекспир

В английском языке есть два основных значения слова «суж­дение». Первое значение — это способность ясного мышления — уметь оценивать ситуацию, собирать информацию, обрабатывать ее и приходить к заключению или принятию решения, как, на­пример, «она способно здраво судить». Но, это не то значение слова, которое я собираюсь рассмотреть в книге. Значение, ко­торое я хочу разобрать, похоже на то, какое суждение принимают судьи, т. е. разница между тем, что «хорошо» и «плохо», вина или невиновность, правильно или неправильно.

Мы все используем противоположные категории для упро­щения восприятия мира, и отрицание является самым простым способом создания подобных категорий, например, «способный» и «неспособный», «возможный» и «невозможный». Разделение со­бытий на группу дискретных противоположностей, игнорирует все события, которые не входят ни в одну из категорий и события, которые могут быть отнесены сразу к обеим категориям. Мы го­ворили об этом в предыдущей главе. Это сверхупрощение может не дать нам осознать множество событий, которые не вписы­ваются в простую альтернативу «или-или».

Одни из самых удивительных и проблемных категорий — это пара противоположных категорий — «хорошо» и «плохо». Мно­гие остальные противоположные категории могут быть расце­нены, как подкатегории этих обобщенных категорий, потому что одна противоположность обычно оценивается как хорошая, а дру­гая как плохая. Таким образом, если мы рассмотрим категории «хорошо» и «плохо» и поймем, как работает этот набор противо­положных категорий, ты мы сможем применить наше понимание ко всем подкатегориям по принципу наследования.

Понятия «хорошо» и «плохо» — это выражение наших цен­ностей, того, что мы считаем важным. Это основывается на наших ощущениях в теле, которые связаны с удовольствием, раздраже­нием и пр. Поскольку понятия «хорошо» и «плохо» могут быть применены абсолютно ко всему — независимо от сенсорного опи­сания и обоснованности — они являются очень большими кате­гориями, практически с неограниченным диапазоном. У кого-то может быть хороший (или плохой) дом, идея, религия, отноше­ние, история, будущее, репутация, зубной протез, машина. Неко­торые даже думают о вселенной в категориях хорошо и плохо. Эти понятия отражают наши ценности, поэтому если мы оцениваем наш опыт (или позитивно, или негативно), мы неосознанно ду­маем, что он хороший или плохой.

Суждение является ключевой концепцией многих религий и может входить в различные моральные или социальные нормы для того чтобы установить ценности, разделяемые определенной группой лиц и для того, чтобы разработать механизм отслежива­ния и насаждения этих ценностей. С другой стороны, Иисус и многие другие духовные учителя выступали за терпимость и при­нятие других суждений.

«Не судите и не судимы будете, не обрекайте и вас не об­рекут, прощайте и вы будете прощены» (Евангелие от Мат­фея).

Многие люди хотят быть принятыми и любимыми такими, какие они есть, другими людьми, самим собой, Богом. Это проис­ходит, потому что они чувствуют дискомфорт, когда их оценивают другие и когда они оценивают сами себя.

Перед началом нашего исследования вспомните, когда кто-то осуждал вас, что вы плохой, глупый, некомпетентный и вспом­ните ваши внутренние переживания…

Нравится ли вам, когда вас осуждают, оценивают? Потратьте еще немного времени на оценку внутренних переживаний…

Когда вас оценивают или судят, то вас обычно помещают в узкий диапазон, ограниченный убеждениями того, кто высказы­вает суждение. Этот диапазон сфокусирован на высказывающем суждение и на том, что оценивается. Многие говорят, что ощу­щали себя физически скованными и ущемленными, когда их оце­нивали. Обычно люди начинают защищаться или контратаковать своими суждениями о человеке, который их оценивает. Я еще ни разу не встречал человека, которому нравилось бы, когда о нем кто-то судит. Обычно это неприятно.

А теперь подумайте о том, когда вы сами высказывали о ком-то суждение, о каком-то событии или действии, что это плохо. На­пример, когда вы заявляли: «Это неправильно» и оцените ваши внутренние переживания…

Каков ваш опыт суждений? К каким пределам вы стремились, и как это выражалось внутри вашего тела? Оцените этот ваш опыт, также как вы оценили, когда кто-то высказывал суждения о вас…

Многие ощущают в себе силу и могущество, когда оценивают кого-то, удовольствие от того, что они правы. В этом случае диа­пазон восприятия обычно сужается и упрощается, фокусируясь на том, что оценивается.

Это небольшое упражнение показывает, как суждения заго­няют в ловушку и того, кто судит и того, кого судят. Они погру­жаются в ограниченный мир «или-или», в котором судья прав, а другая сторона неправа. Точно то же самое происходит, если вы кого-то оцениваете положительно. Когда вы высказываете сужде­ние, что что-то хорошо, вы автоматически утверждаете, что все Другое плохо. В этом случае достаточно легко отследить детали процесса суждения.

Вы также можете отследить этот процесс, когда вы высказы­ваете суждения о себе самом. Однако в этом случае будет немного сложнее заметить все детали, потому что вы одновременно являе­тесь предметом суждения и тем, кто судит. Подобное смешение затрудняет разделение этих процессов и их понимание.

Мой отец научился высказывать суждения у своего отца мис­сионера, а я научился у своего отца. И только, когда подобные суж­дения поставили мой брак на грань разрыва, я заставил себя по-другому посмотреть на этот процесс и на то, какое влияние он оказывает на многие аспекты моей жизни. Я не знаю никого, кто никогда не оценивает и не осуждает. Разве, что Далай Лама ближе всего к этому.

Большинство из нас высказывает каждый день сотни сужде­ний, и они сильно варьируются по предмету суждения и по ин­тенсивности. Мы оцениваем журналы, машины, погоду, форму носа и пр. Но чаще всего мы оцениваем самих себя и других людей с другими ценностями или стилем жизни. Некоторые суж­дения вполне невинны — «это было плохой фильм», а некоторые более жестоки «за такие вещи его надо пристрелить».

Иногда мы оцениваем только конкретное поведение или набор поведений, но в более серьезной форме мы оцениваем че­ловека в целом в более широком диапазоне. Второй тип суждений особенно сложен для маленьких детей, которые учатся оценивать себя и начинают считать, что они в целом плохие.

Выбор противоположного примера

Чтобы больше узнать о суждениях, нам необходимо приду­мать соответствующий противоположный пример, который пока­зывает четкое различие. Когда мы ищем ключевые элементы эмпирического процесса, очень полезно выбрать сначала проти­воположный пример, который в то же время имеет в себе все цен­ностные составляющие для сравнения. Суждение — это очень сильное отражение ценностей, поэтому и противоположный при­мер должен быть выражением ценностей.

Когда вы сталкиваетесь с альтернативами в жизни, вы выби­раете одну из них исходя из того, что она нравится вам больше других, и вы ее цените больше других. Те. предпочтение -— это возможный контрпример для сравнения с суждениями. Мы пред­почитаем определенный тип пищи, дома, виды спорта, работы, друзей и т.д. И мы используем эти предпочтения как основу для принятия решений обо всех аспектах нашей жизни.

Если мы сравним суждения и предпочтения, то мы сразу за­метим, что есть большая разница в интенсивности переживаний.

«Предпочтения» обычно описывают ситуации, в которых ставки не высоки — «я предпочитаю это блюдо этому», но не всегда важно, что человек не получит то, что предпочитает. Суждения же, наоборот, крайне важны для нас. В английском языке нет слов, которые делают предпочтения столь же сильными, как и сужде­ния, поэтому надо составлять словосочетания, чтобы выразить соответствующее мнение, как например «твердое предпочтение» ИЛИ «очень твердое предпочтение».

Предпочтение

Теперь снова подумайте о человеке или событии, о котором вы думали в упражнении по переживанию суждений. Попробуйте заметить разницу между суждением «это не правильно» и сужде­нием «я действительно предпочитаю Y, на не X». Например, если вы высказывали свое суждение по определенной теме — «насилие над детьми — это не правильно», а теперь выразите то же самое, но с сильным предпочтением — «я действительно считаю, что ре­бенку лучше расти в атмосфере любви и поддержки, а не в наси­лии».

Затем сравните оба выражения — суждения и предпочтения. Думая о том же примере в контексте суждения и предпочтения, вы сможете заметить разницу в вашем внутреннем представлении этих фраз. Попробуйте изменять субмодальности обоих образов, чтобы понять насколько ваши внутренние переживания различны при суждении и при предпочтении. Переключайтесь с образа на образ, чтобы отметить ключевые различия в том, что вы видите, слышите и ощущаете. Теперь прервитесь и запишите эти различия И сравните их с заметками других. Определите коренные разли­чия в представлении и в переживании при суждении и при пред­почтении…

Одним из основных различий будет то, что при суждении обычно у нас возникает только один образ того, что мы оцениваем отрицательно, потому что заранее предполагается, что мы оценим положительно и не включаем это в диапазон нашего опыта. В предпочтении всегда два образа (или больше) — того, что мы больше хотим и меньше хотим. Это создает аналоговую шкалу раз­личий «больше-меньше». Эти значения могут меняться в отличие от дискретных противоположностей «или-или», плохого и хорошего при суждении. Ниже приведены дополнительные различия между внутренним представлением суждения и предпочтения. Возможно, ваши образы и различия (субмодальности) будут дру­гими, однако, скорее всего, многое из перечисленного встретится и вам в вашем опыте.

Суждение Предпочтение
Неподвижная картинка                                ! Подвижная картинка (фильм)
Черно-белая Цветная
Неконтрастная
Узкий фокус Широкая панорама
Или-или Диапазон выбора
Превосходство Равноправие
Твердый – Закрытый Мягкий – Открытый
Громкий голос Мягкий голос
Напряжение Расслабление
«Ты» язык ! «Я» язык
Команды Доклад
«Должен» «Желание»
Объективный – Абсолютный Субъективный – Относительный

Если вы обратите внимание на первые несколько параметров из списка, вы легко поймете, что в предпочтении намного больше различий и информации. Например, фильм намного более ин­формативен, чем неподвижное изображение одного и того же со­бытия. В предпочтении больше деталей, информации, больше цветов и более широкая панорама. Суждения же сужают фокус, упрощают внутреннее представление, которое буквально стано­вится «черно-белым». Предпочтение дает больше вариантов вы­бора, поскольку предоставляет больше информации.

Большинство людей находят, что переживания предпочтения им нравятся больше, чем переживания суждения. Причина того, что некоторые предпочитают суждения, состоит в том, что в про­тивном случае, они будут вынуждены отказаться от каких-то важ­ных для них ценностей, если прекратят высказывать суждения. Когда же они понимают, что им не придется пожертвовать своими ценностями, они снова начинают больше ценить предпочтения. Давайте рассмотрим процесс суждения более детально, начав о широкого диапазона того, как мы воспринимаем и обрабатываем информацию.

Потенциальное осознание (понимание)

Это сенсорно-обоснованное переживание с задействованием всех пяти систем восприятия информации, которое каждый может осознать в определенный момент времени — как внеш­ние события, так и внутренние переживания и ощущения. Из-за неизбежных ограничений нашего внимания, в любой момент вре­мени, мы можем осознавать лишь небольшую часть того, что для нас предназначается. Остальное же игнорируется и не осознается. Например, читая эту книгу, вы, возможно, не осознаете звуки во­круг вас или ощущение в ваших коленях. Только прочитав это предложение, вы обратили на это внимание.

Выбор и категоризация

Из неисчерпаемого источника возможных предпочтений мы, на самом деле, выбираем, то на что обратить наше внимание. Затем мы категоризируем в соответствии с нашими нуждами, же­ланиями, интересами. Этот выбор и категоризация сокращают возможности нашего осознания, точнее, сокращает тот мир, кото­рый мы можем осознать. Привычные выборы, еще больше нас ограничивают, потому что мы регулярно игнорируем большие об­ласти окружающего нас мира. Лучшее, что может быть — это иметь сознание, которое гибко просматривает события, чтобы ни­чегоне оставалось вне нашего поля зрения слишком долго. Чем больше информации о мире и событиях мы воспринимаем, тем нам легче определить, что важно для удовлетворения наших нужд И желаний и для решения проблем.

Предпочтения

Оценка того, что было категоризировано, создает более общий логический уровень опыта. Предпочтение — это деталь-Ное описание того, что нравится (или не нравится). Т.е. какой диа­пазон нашего опыта нам нравится больше или меньше. Сравните, например, «я люблю сильный и острый вкус и густоту тортильи Намного больше, чем обычный жидкий супчик, особенно, когда я себя не очень хорошо чувствую». «Я действительно предпочитаю Мобильность в обществе, в котором я живу и работаю без страха быть ограбленным или убитым в любой момент». Я ассоциирую себя со своим опытом, и этот опыт однозначно мой.

Внутри любого опыта и переживания, которое заявляется по­добно вышеприведенным примерам, находится немало элементов пределов, которые пресуппозируются и не упоминаются. Чтобы осветить все эти различные аспекты предпочтений, полезно ис­пользовать общее предложение, которое может подойти для лю­бого переживания, если вы восполните недостающее содержание.

«Ощущение — звук — вид — вкус —запах А в настоящем или их последствия в будущем мне нравятся больше (или меньше), чем В в контексте С, как результат D, когда я чувствую себя (сильно, слабо) Е».

Полное описание переживания включает в себя все ниже­приведенные сенсорные элементы, по крайней мере, неявно.

1. Человек, который испытывает это переживание (Я, ты, он, она).

2. Ценность предпочтения (нравится — не нравится).

3. Сенсорные аспекты (пять чувств) переживания.

4. Диапазон времени для оценки (прошлое, настоящее, буду­щее).

5. Два (или более) объекта сравнения (А, В).

6. Аналоговое сравнение между ними (больше-меньше).

7. Степень сравнения (много, мало, немного).

8. Контекст (С) во всех сенсорных деталях.

9. Детально описанный и сенсорно обоснованный результат (D).

10. Оценка чувств (счастлив, устал и т.д.) человека (Е).

11. Степень (очень, слегка) состояния Е.

Предпочтение — это индивидуальный и персональный ответ на оценку переживания и указание на аспект, который нравится (или не нравится) больше (или меньше), чем другой аспект. Диапазон этой оценки ограничен только опытом человека. Он не применим ни к собакам, ни к скалам, ни к другим людям. У кого-то может быть совершенно другой опыт. Мои предпочтения могут предста­влять для кого-то интерес, но никто не обязан с ними соглашаться или иметь подобный опыт. Я могу заявить о своем опыте, а вы о своем. Когда мы находим точки несогласия, мы можем использо­вать наши богатые диапазоны опыта, чтобы детально проработать поиск решения из сложившейся ситуации. «Вам не нравится этот сырный привкус тортильи. Я тогда не буду добавлять туда сыр, чтобы вы могли есть ее без сыра. Вам это подойдет?»

При решении различных сложных ситуация мы можем расс­мотреть все в деталях, вариантах, оценить последствия, взвесить всe «за» и «против», собрать информацию, прислушаться к мне­нию других и т.д. Мы также можем прийти к дискретному сужде­нию «да-нет», которое будет на более общем логическом уровне. Но, мы сделаем это только после внимательного рассмотрения и оценки всех разнообразных факторов, которые находятся в нашем сенсорном опыте.

Суждения

Тот, кто высказывает свое суждение, не обязан проделывать всe вышесказанное. Он просто категоризирует опыт и применяет свое суждение, которое является заранее принятым решением или оценкой, которые быстро применяются к любой ситуации без осо­бых размышлений. Это похоже на «одежду, подходящую любому человеку» или «твердое и неизменное» заранее принятое реше­ние, которое очень упрощает жизнь, но за счет вычеркивания из него большинства опыта.

Заранее принятые решения, основанные на предпочтениях, могут быть быстро и легко использованы и не могут направлять нашу жизнь, потому что мы можем отвечать на категории опыта без сбора информации. Но подобные категоризации уводят нас в сторону от нашего опыта, и мы начинаем слишком многое игно­рировать и не иметь исключений. Несмотря на то, что в целом я не люблю рыбу и морепродукты, я с удовольствием ем креветки в остром китайском соусе.

Когда кто-то постоянно использует подобные решения, осо­бенно если они настойчивы и используются вне зависимости от кон­текста или человека, то они становятся суждениями, которые отделяются от диапазона опыта, о котором принимается суждение. Когда кто-то соскальзывает от предпочтений к суждениям, он ме­няет диапазон от ограниченной личной категории (нравится или не нравится) на более общий и универсальный диапазон, который он применяет ко всем и ко всему. Это увеличение диапазона создает более общую категорию, в которой большинство (или все) сенсорно-обоснованные диапазоны исключены и остается только суждение. «Тортилья просто отвратительна». «Нет, тортилья очень вкусная»*

Как и все общие категории, все, что остается в суждении — это дискретное («или-или») различие (хороший-плохой, правильно-неправильно) в противоположность аналоговым различиям, кото­рые существуют в сенсорно обоснованном предпочтении. В мире «или-или» решение проблем становится намного более сложным, поскольку существует только две общих категории — «хорошо» и «плохо» и только один вариант выбора из них.

Еще один важным различием является то, что в предпочтем нии мы осознаем и то, что нам нравится и то, что нам не нравится одновременно, а при суждении мы осознаем только что-то одно — или то, что плохо, или то, что хорошо — последовательно, что приводит к потере информации.

Есть еще одна очень важная разница между предпочтением и суждением. «Мне не нравится тортилья» показывает отношение между мной и тортильей, то, как я отношусь к этому блюду—плохо или хорошо. Но, если я скажу: «Тортилья ужасна», то получается, что в самой тортильи скрыто что-то плохое. У меня нет больше от­ношения с ней, оно исчезло вместе со всем сенсорным опытом.

Поскольку суждение удаляет многие из конкретных контек­стуальных элементов, которые ранее упоминались в предпочте­нии, суждение становится универсальным и абсолютным. Утверждение «этот человек (событие, вещь) плохой» означает, что он плохой для всех, всегда, везде, не смотря ни на что, все время и при любых последствиях.

Т.к. что-то является или плохим, или хорошим, то нет возмож­ности для того, чтобы это было хорошо для кого-то одного и плохо для всех остальных, имело бы плохие и хорошие аспекты, было бы более или менее хорошим, было бы хорошим в одном контексте и плохим в другом и т.д. Гордон Олпорт назвал этот процесс «нетер­пимостью к неоднозначности». Он много лет изучал проблемы пре­дубеждений и «авторитарного поведения» и обнаружил, что когда кто-то настаивает на фиксированных суждениях, категория «или-или» может быть расширена до простых предпочтений (1).

Поскольку плохое — это просто плохое и является неотдели­мой составляющей вещи или события, которое подвергается сужде­нию, то нет никакого смысла в обсуждении этого или в переговорах на эту тему. Единственно возможное решение — это изоляция этого или уничтожение. «Ты не можешь вести переговоры с дьяволом».

Абсолютная и универсальная природа суждений отделяет их от нашего личного опыта. Многие суждения просто заучиваются от родителей, учителей и других авторитетных людей, а не являются следствием нашего собственного опыта, поэтому у них и нет связи с опытом. Но даже если мы лично пережили нечто, что подвергаем суждению, само суждение отделяет нас от сен­сорных деталей нашего опыта, потому что мы уделяем внимание только категоричному суждению.

Т.к. суждения универсальны, то они существуют независимо от того, кто их высказал, ив этом их привлекательность/Человек, который высказывает суждение, не берет на себя ответственность заt него и не защищает его верность. Он просто утверждает. Это суждение просто существует. «Это плохо». «Такова воля Бога». Это делает для человека, высказывающего суждение, практиче­ски невозможным любой пересмотр ситуации или рассмотрение возможности другого понимания.

Универсальность суждений предполагает, что все должны придерживаться такой точки зрения, примеряя ценности судящего человека на себя. Оспаривание такого суждения представляет угрозу не только для универсальности убеждения, но и для взгля­дов осуждающего. Если я кого-то считаю плохим, а мне говорят, что я не прав, то единственной альтернативой будет считать его хорошим, что перевернет мой мир вверх ногами, потому что это будет противоречить моим ценностям. Поэтому я удвою свои уси­лия, чтобы доказать свое мнение. Некоторые в этом случае могут перейти к угрозам и физическому насилию.

Когда суждение полезно

«Каждое поведение полезно в некотором контексте» — это Одна из фундаментальных пресуппозиций НЛП. Суждение осно­вывается на способности создавать очень общие абстрактные ка­тегории, и мы бы не стали использовать в суждении этот навык, если бы он не был для нас полезен. В контексте, когда существует прямая и явная угроза, суждения очень функциональны, по­скольку мы очень быстро должны принять решение, от которого зависит жизнь или смерть. Когда ставки так высоки, не совсем разумно тратить время на внимательную оценку ситуации и прихо­дить к заключению — когда вы примете решение, может быть уже поздно. В чрезвычайной ситуации нет времени обдумывать все нюансы происходящего, есть одна насущная потребность — дей­ствовать быстро и решительно. Из-за этой пользы суждений, во время реальной угрозы многие люди начинают отвечать на угрозу суждениями. И из-за этой ассоциации суждений и опасности, когда кто-то высказывает суждение, он испытывает в определен­ной степени опасность.

Когда суждениями делятся с определенной социальной группой, то возникает единство, которое определяет действия по нейтрализации угрозы для группы или для ее ценностей. Люди быстро начинают высказывать суждения, практически рефлекторно в ответ на ощущение опасности. Это, наверняка, не раз было полезно за время жестокой и кровавой истории че­ловечества, особенно когда племена постоянно сражались с со­седями за выживание. Однако полезно знать, что рефлексы определяются действием спинного мозга при минимальном уча­стии головного мозга. Теперь же у нас есть оружие массового поражения и технические возможности для массового произ­водства. И суждения, которые возникают по их причине являются, возможно, самой серьезной угрозой для человечества как вида. Хотя, они должны были быть инструментом для вы­живания, этого не произошло. Используя предпочтения можно обойти рефлексы спинного мозга и пригласить головной мозг к поиску решения проблем.

Последствия суждений

Суждения являются механизмом, который запускает рекур­сивный процесс, который построен сам на себе, и эффект «снеж­ного кома» становится более сильным и со временем расширяется. Когда я высказываю суждение, я должен удалить детали моего собственного опыта, заменяя их внешними и абсолютно катего­ричными общими суждениями. А т.к. мой личный опыт является основой того, кем я являюсь и моей безопасности, то чем больше я сужу, тем менее защищенным я себя ощущаю. Чем менее защи­щенным я себя ощущаю, тем больше я чувствую угрозу и тем больше я начинаю высказывать суждения.

Например, если я выскажу суждение, что «неаккуратность» моей жены — это плохо, это поместит в ее поведение понятие «плохо» и удалит мое ощущение «не нравится». И поскольку я буду думать, что она должна изменить то, что делает, а я не имею полного контроля над ее действиями, это поставит меня в слабую позицию, в которой я не буду защищен. Поэтому у меня появится тенденция к суждениям о ней все больше и больше в попытке кон­тролировать то, что она делает. Всегда, когда возникают «вопросы контроля», скорее всего, было высказано какое-то суждение. И ■место того, чтобы договориться, осуждающий пытается устано­вить контроль над тем, кого он судит.

Когда кто-то высказывает о ком-то суждение, то он ставит в себя позицию превосходства — «я знаю, что правильно (а ты не знаешь)». Это сразу разделяет судящего и другого человека и от­метает в сторону взгляды другого человека, создавая предпосылки для противостояния и конфликта. Суждение о других на основе аб­страктных универсальных стандартов всегда показывает неуваже­ние к индивидуальности других людей и текущей ситуации, и я не знаю никого, кому бы это доставляло удовольствие. В ответ обычно прозвучит другое суждение. «Ты слишком часто судишь других». «Тебе не следует говорить «следует». Услышать ответное суждение неприятно и поэтому это дает повод для нового сужде­ния. Я обычно удваивал свои усилия, чтобы заставить собеседника согласиться. «Тебе следует делать то, что я говорю». «Если ты не будешь поступать правильно, то вечно будешь гореть в аду».

В предпочтении намного легче уйти в сторону от неприят­ного диапазона и подойти к приятному, продолжая уделять вни­мание обоим. Я могу произвести в пространстве небольшие аналоговые изменения и легко могу вернуться назад, если пойму, что зашел слишком далеко. Но при суждении единственной воз­можностью будет перемещение от одной противоположности к другой, от «правильно» к «неправильно». А это очень большой дискретный сдвиг, в котором мои ценности могут полностью под­вергаться атаке. Например, если моя жена ответит, что она не не­аккуратная, а просто «обычная» и предпочитает тратить время на более важные занятия, чем постоянная уборка, то мне не останет­ся ничего другого, как считать, что «неаккуратность» — это хо­рошо, что будет противоречить моим ценностям.

При суждениях мы обычно полностью сфокусированы на том, что мы не хотим, на негативном результате, и поэтому нам становится очень трудно думать о позитивных решениях в случае несогласия или противоположности мнений. Поскольку невоз­можно достичь негативного результата, то мы легко можем ока­заться в тупике. Альтернативой является слепой уход прочь от того; что мы не хотим, что часто заканчивается ситуацией «из огня да в полымя». Во время предпочтений, предпочитаемая альтернатива всегда остается в нашем сознании, давая нам возможность стре­миться к позитивному результату, который мы можем достичь.

Суждение изменяет несогласие между равными в несогласие между неравными, что часть приводит к вопросам типа «кто же прав, а кто не прав?», «кто находится в позиции власти и пра­воты?» вместо того, чтобы задать вопрос «как мы можем разре­шить наши различия?» или «как мы можем продолжать общаться, зная наши различия?» Фокусировка на общих категориях того, что правильно или неправильно крайне усложняет решение про­блемы, потому что при этом полностью игнорируется сенсорная составляющая разногласий и различий.

Когда кто-то высказывает суждение, ему обычно трудно от­ступить и пересмотреть свои ценности и предпочтения, которые стали основой суждения. Поскольку суждение является дискрет­ным и универсальным, единственной альтернативой в голове у этого человека является «быть неправым», вместо того, чтобы «быть правым», поэтому любой вопрос по этому поводу пред­ставляет угрозу. Если вы спросите, на каком же опыте человека основаны его суждения, то обычно они скажут что-то типа: «Что вы имеет в виду? Это просто неправильно и все».

Когда кто-то уверен, что что-то неправильно, то нет смысла это обсуждать, и это оставляет только две альтернативы. Одной из них является принуждение, когда судящий заставляет кого-то делать то, что он считает правильным. Второй альтернативой является изоля­ция или игнорирование того, кто делает что-то неправильно. Про­цесс суждения по своему существу отрицает коммуникацию и решение проблем и напрямую приводит к конфликтам.

Конечно, как и любая другая коммуникация, суждения так же могут быть выражены невербально. Определенная интонация го­лоса, поднятая голова, напряженная шея, приподнятая бровь или просто еле слышное «хм» может показывать суждение, так же, как и вербальное утверждение. И поскольку эти сообщения невер­бальные, то они, скорее всего, будут неосознанны, что может при­вести к тому, что человек, в адрес которого высказали суждение, задаст себе вопрос: «Почему мне так неприятно?»

Все эти петли обратной связи создают систему, ведущую к созданию «порочного круга», который легко может запустить то, что специалисты называют «системой побега» — т.е. систему, ко­торая расширяется пока не достигнет своего предела. Например, «обратная связь» в виде хрипа в системе усиления звука созда­ется, когда микрофон улавливает какой-то звук. Этот звук усили­вается и выходит их динамика. Затем этот более громкий звук попадает в микрофон и, будучи снова усиленным и переданным в циклическом процессе, быстро достигает пределов возможностей системы по усилению звука. Когда это происходит, система уси­ления звука становится бесполезной.

Когда испытывали первые бензиновые двигатели, то не было ограничения на впрыск смеси бензина и воздуха. Когда двигатель начинал работать, он всасывал в себя больше смеси и начинал ра­ботать быстрее и т.д. до тех пор, пока он не достигал предела проч­ности метала и не взрывался. Поэтому придумали ограничивать подачу этой смеси в двигатель, чтобы контролировать скорость его работы. То, что мы сейчас называем «акселератором», ранее называлось «прерывателем», потому что он прерывал подачу смеси в двигатель. Суждение легко может привести к подобному |ффекту, когда процесс суждений становится все более интенсив­ным и экстремальным и создает эффект «черной дыры», которая поглощает наш опыт.

Когда высказываются суждения по поводу себя самого, то обе роли разыгрываются внутри одного человека, когда одна часть чело­века судит другую часть человека. «Я такой тупой в математике. Я просто глуп». Показательным примером является боязнь публичных выступлений. Одна часть личности хочет (или ей необходимо) про­вести публичную презентацию, в то время как другая часть в красках представляет себе, как все пойдет неправильно и плохо, придумы­вает критические комментарии и замечания слушателей, поэтому первая часть личности чувствует, что ее критикуют и недооценивают. Обычно эти два аспекта настолько тесно переплетены друг с другом, что очень трудно понять, что же происходит на самом деле, пока не будет четкого разделения частей личности — на ту часть, которая вы­сказывает суждение и часть, которую судят.

Разделение-соединение

Когда суждение устанавливает что «хорошо», а что «плохо» как абсолютные величины мы начинаем процесс отделения от пло­хого и соединения с хорошим, независимо от того воспринимается ли это внешне или внутренне. Например, если мужчина считает некоторые «женские» проявления (нежность, слабость, слезы) у мужчин «плохим», то он будет избегать общения с людьми, которые демонстрируют подобные проявления. Он также будет подавлять это проявления в себе, и придерживаться противоположностей (твердость, сила, стоицизм). Результатом станет негибкие стерео­типы поведения, вместо полезной обратной связи к различным со­бытиям. Этот процесс одновременного отстранения и идентификации начинается довольно неосознанно, как следствие попытки достижения своих целей. Но, он легко может сосколь­знуть к более интенсивному и проблематичному проявлению, ко­торое может даже привести к насилию. Я разделил пространство этого процесса избегания на два — отторжение и насилие.

Отторжение

Отторжение находится всего в одном шаге от разделения, от­талкивания и ведет к более активному отторжению и неприя­тию. Этот процесс также идет от соединения до большей идентификации, которую можно назвать слиянием. В более ак­тивном проявлении отторжение включает активное противобор­ство и даже демонизацию «плохого» во всем мире и полного отрицания чего-либо плохого в себе. Хорошее в других людях может восхваляться как преклонение перед мертвыми святыми и пророками или живыми туру. Хорошее в себе становится крайне важным и правильным не допускает ни тени сомнений, что может существовать другая точка зрения.

Насилие

Крайность процесса идентификации с хорошим и отстране­ния от плохого — это насилие. Причем это насилие направляется и против «плохого» в мире и в других людях, и против «плохого» внутри себя. Хорошее надо защищать и сохранять любой ценой. Плохое необходимо уничтожить, независимо от того, находится оно внутри человека или снаружи. Это экстремальная форма того, как можно потеряться в сверхупрощенном мире противополож­ностей «или-или» и полностью отстраниться от опыта. Посмо­трите на любые современные примеры насилия — личного, социального, политического или международного — и вы легко обнаружите суждение, которое стало его основой.

Для того чтобы оправдать насилие, враг всегда описывается как неразумный, бесчеловечный и т.п., чтобы предотвратить воз­можность проявления симпатии и сострадания к нему, чтобы было намного легче убить его или плохо с ним обращаться.

Все эти шаги представлены на диаграмме, приведенной ниже.

Преобразование суждений

Сравнение суждений и предпочтений

Теперь я хочу попросить вас проделать небольшой мысли­тельный эксперимент. Закройте глаза и вспомните ситуацию, когда вы были с кем-то не согласны и высказали суждение о человеке — или вслух или про себя…

Пересмотрите заново свой опыт в этом событии и затем пред­ставьте два коротких сценария, используя то, что вы уже знаете о суждениях и предпочтениях. Используйте первую и вторую пози­цию восприятия для усиления эффекта и третью позицию для на­блюдения. В первом случае представьте, как вы честно и прямо высказываете человеку свои суждения — «то, что ты сделал — это плохо, и ты должен остановиться» — и обратите внимание на то, как собеседник реагирует…

Затем представьте, как вы выражаете те же ваши взгляды и озабоченность, но в качестве ваших личных предпочтений. Ука­жите то, что важно для вас без суждения и отметьте реакцию со­беседника — «мне действительно не нравится, то, что ты сделал, я бы предпочел, чтобы ты…»…

Заметили разницу в реакции собеседника в этих двух сцена­риях? Какой из них окончился более позитивно и в результате какой ответ собеседника был более позитивным и полезным?…

Выражение ваших предпочтений не гарантирует получение адекватного и полезного ответа от собеседника, но предпочтение увеличивает вероятность такого ответа. Суждение же делает ве­роятность позитивного и полезного ответа очень низкой и часто ведет к конфликту и даже к насилию. Но и предпочтения могут не работать, если в ваших невербальных сообщениях ощущается суждение — в интонации голоса, в позе и пр. Если собеседник уже настроен на защиту или ожидает суждений о нем, или сам склонен к суждениям, то ваши предпочтения могут быть все равно восприняты как суждение.

Еще раз просмотрите оба сценария и задайте себе вопрос: «Что нужно моему собеседнику, чтобы он мог более позитивно и полезно реагировать? Исходя из моих знаний о суждениях, что я могу сделать, чтобы его реакция была бы более позитивной?»

Проблема суждений лежит в их сверхупрощенности, в не­зыблемости и абсолютности, в природе «или-или». Все это очень редко и плохо вписывается в реальные события и обычно ведет к негативной обратной связи или к отсутствию таковой вообще. Знания о том, как работает процесс суждений, могут дать нам не­которые идеи о том, как можно преобразовать суждения в нечто более полезное.

Одна из необходимых для этого вещей — это узнать и при­нять суждение собеседника и затем применить к нему несколько вариантов реагирования «модели мира», описанных в первой главе о подтекстах. Это поможет смягчить идею собеседника о том, что его понимание — это единственно возможное понима­ние ситуации. «То есть исходя из твоего восприятия ситуации, X кажется тебе действительно плохим».

В качестве альтернативы, вы можете ему предложить вре­менный опыт изменения его внутреннего переживания суждения, путем изменения субмодальностей этого внутреннего образа — сделать образ колеблющимся, прозрачным, нечетким, затухаю­щим, расфокусированным и т.п., чтобы уменьшить его влияние и важность.

Создание безопасности

Поскольку основной причиной суждений является страх, все, что мы можем сделать, чтобы заставить человека чувствовать себя в безопасности, поможет нам на время ослабить его суждения. Очень важно понимать, что в современном обществе мы крайне редко находимся в ситуации реальной физической опасности Большинство угроз, которые мы испытываем — это угрозы на­шему статусу, имиджу, важности и т.д., что мы называем «эго». Очень часто люди начинают серьезные споры о том, кто выиграл мяч в соревновании или откуда поступил счет на оплату. Но по­добные вещи не имеют никакого прямого влияния на радость жизни. Единственный способ понимания подобных споров — это понять, что они на самом деле совсем не о мяче или счете. Они о том, кто прав и кто не прав. У кого лучше память, а у кого хуже память. Кто умнее или более важен.

Показательным примером этого является то, что в США страх публичного выступления намного больше, чем страх смерти. Многие говорят, что им проще умереть, чем провести пре­зентацию пред группой людей и разговаривать с ними. Это — при­мер страха того, что их будут оценивать и высказывать о них свои суждения. Хотя, конечно, если бы им действительно предоставили реальный выбор между смертью и публичным выступлением, они приняли бы другое решение. Большинство «крайностей», на ко­торые мы реагируем, не являются на самом деле ситуациями, в которых встает «вопрос жизни и смерти» в настоящий момент времени, когда суждения могли бы быть полезными. Я не смогу вам назвать сколько раз я торопился, чтобы что-то успеть к опре­деленному сроку, а потом думал: «Это же простая потеря времени. Это не только не чрезвычайная ситуация. Это даже не очень важно».

Даже когда мы сталкиваемся с действительной ситуацией, когда есть серьезная угроза жизни, то обычно эта угроза может возникнуть в будущем, а не в настоящем, что дает нам опреде­ленное время, чтобы все обдумать и подготовиться к ней.

Многие другие события — брошенный взгляд, забытое обе­щание, оскорбления — не являются угрозой для жизни. Они являются угрозой тому, что мы о себе думаем, нашим представ­лением о нас самих. А это всего лишь временное неудобство. Многие люди бояться спросить о чем-то других, из-за того, что они опасаются, что вопрос будет рассмотрен как оценка того, кем они являются на самом деле, а не просто просьбой предоставить информацию о том, что другому человеку нравится или нет. Сла­бая самооценка может быть усилена, надо сделать ее более гибкой и открытой к обратной связи и критике и неуязвимой к подобной «опасности» (6), что в свою очередь снизит тенденцию к выска­зыванию суждений.

Исследование ценностей

Подумайте о ситуации, когда вы высказывали суждение и определите, какие из ваших ценностей (позитивно сформулиро­ванных) находились под угрозой, что потребовало вашего сужде­ния. Осознайте и обоснуйте эти ценности. Например, какие из моих ценностей подразумевались, когда я высказал суждение своей жене о ее «неаккуратности»? Что я ценю больше всего? Что я ценю больше того, чтобы все вещи в комнате были на своих ме­стах аккуратно разложены и дверцы всех шкафов закрыты? Это может быть ощущение о пространстве, которое мне нужно для моих дел, способность ходить по комнате, не натыкаясь на одежду, книги на полу, знание, что я могу легко найти то, что мне нужно и т.д. У вас могут быть абсолютно другие ценности, связанные с понятием «неаккуратности». Но, каковы бы ни были ваши ценно­сти, вы должны их отметить и обосновать.

Восстановление вычеркнутого опыта (переживания)

Вы можете выбрать любое переживание суждения и восста­новить все определенные составляющие этого опыта — ответы на вопросы — кто?, что?, какой?, когда?, где?, почему? Эти во­просы могут вернуть вас к конкретным и детальным сенсорным переживаниям ваших предпочтений. Этот процесс очень похож на известные в НЛП техники, направленные на восполнение про­пущенной информации (25, стр. 223-233), основанные на мета-моделировании. Каждый кусочек удаленной информации, который у вас получится восстановить, послужит шагом к более богатому и полному переживанию предпочтения, что может стать ресурсом для решения проблемы.

«Изменение субмодальностей» составляющих элементов

Одним из способов резко ускорить процесс преобразования — это использовать классическую технологию НЛП (14, гл. 7 и 7) под названием «изменение субмодальностей». В этой технике суб­модальные различия суждения, которое мы исследовали ранее в этой главе преобразуются в субмодальности предпочтения. При­чем это преобразование происходит по очереди, при последова­тельном изменении субмодальностей одной за другой. Это происходит до тех пор, пока ваше переживание этого опыта не из­менится. Например, предположим, что субмодальные различия вашего переживания суждения и предпочтения такие, как это было описано ранее в этой главе. Вы можете начать с того, что бу­дете добавлять второй образ того, что вы предпочитаете вместе с образом того, что вы осудили как «плохо», чтобы создать анало­говые границы. Затем вы можете постепенно менять подвижность образа, перекрасить его в цвета из черно-белого цвета, сделать полностью подвижным, уменьшить контрастность, расширить па­норамность и т.д.

В реальной практике, вы обнаружите, что некоторые из этих элементов меняются автоматически после замены других элемен­тов. Есть те, которые наиболее мощны и важны для преобразова­ния. Другие варьируются от степени их значимости для конкретного человека. Например, добавление второго образа того, что вы предпочитаете, может самопроизвольно видоизменить не­подвижную картинку первого образа в фильм, а более узкий фокус расширить до панорамы. Эти более мощные субмодальности на­зывают «ведущими», потому что ведут за собой остальные субмо­дальности, влияя на них. Подобные изменения субмодальностей ведут к изменению вашей реакции на те же самые составляющие.

Когда вы обнаружите более важные для вас ведущие субмо­дальности, то вам станет намного проще изменить суждение в предпочтение, поскольку вам потребуется всего лишь заменить несколько ведущих субмодальностей, чтобы провести полное из­менение. Изменение этих составляющих образа само по себе очень мощное изменение. Оно в то же время дает возможность существенно обогатить составляющие вашего опыта. Например, при замене статичного изображения на фильм вы начинаете по­лучать больше информации из подвижного изображения, в кото­ром она постоянно меняется во время вашего просмотра. Когда вы заменяете узкий фокус на широкую панораму, то вы буквально можете больше увидеть, и вы можете смотреть на то, что вам не нравится более внимательно и детально все рассмотреть, что су­щественно расширит ваше восприятие и возможности ваших дей­ствий.

Другой паттерн, использующий аналогичную технику может помочь преобразовать суждение или злость в прощение того, кто причинил вам боль (7,8). Одной из частей этого процесса является полное обоснование ценностей, как говорилось выше, с после­дующем отделением прощения от многих других значений, на­полняющих этот мир. Например, многие люди считают, что простить — это значит смириться с нанесенным вредом. Некото­рые полагают, что из-за этого они станут более уязвимы для даль­нейшего вреда им. Некоторые полагают, что прощение означает, что виновных нельзя ни научить, ни ограничить, ни наказать.

Когда прощение будет отделено от всех этих разных значений, то и простить станет намного легче.

Более подробно о прощении мы поговорим в главе 11.

Культивация участия

Еще одним путем к преобразованию суждений будет получе­ние опыта (переживания) при переходе во вторую позицию вос­приятия и переживание опыта того человека, которого вы подвергаете суждению. Слияние с другим человеком, «походка в §го мокасинах» — это очень древняя практика разрешения кон­фликтов и используется в различных культурах и традициях. На­пример, она также активно применялась Ганди во время его борьбы за независимость Индии от Британии. Он ходил и вел себя точно так же как наместник, чтобы лучше понять его взгляды и точку зрения.

Во время перехода во вторую позицию восприятия, полезно вспомнить одну пресуппозицию НЛП о том, что «каждый совер­шает для себя лучший выбор из тех, которые у него имеются». Но как человек решает какое поведение и какие действия для него лучше всего из всех доступных ему? Какие факторы в его жизни — убеждения, надежды, ограничения или ожидания — заста­вляют его думать, что он поступает соответствующим образом? Чему он должен научиться, чтобы иметь больше вариантов вы­бора?

Использование позиций восприятия и процесса, разработан­ного Коннирой Андреас (2) для более детального применения по­зиционного описания может помочь продвинуться от суждения кого-то извне к участливому пониманию того, что переживает ваш собеседник внутри. Этот процесс может помочь прояснить собст­венные замешательства и ограничения судящего, которые и при­водят к таким суждениям. Участие часто приводит к пониманию, а полное участие заканчивается прощением, что является проти­воположностью к суждению.

Если бы могли изучить тайную историю наших врагов, мы нашли бы в жизни каждого из них немало страданий и пережи­ваний в достаточном количестве, чтобы разоружить их враж­дебность.

Генри Уодсворт Логфеллоу

Стив Дэвис показал другой пусть к участию, который осно­вывается на общем состоянии, называемое «открытым сердцем». Это чувство открытости, легкости в теле, которое вы испытываете находясь с кем-то, кто вас любит и с кем вы чувствуете себя в пол­нейшей безопасности. В противоположность этому «закрытое сердце» — это ощущение, которое возникает когда вы рядом с кем-то критически настроенным и судящим вас и с кем вы чув­ствуете необходимость защищать себя.

Войдите сначала в состояние «открытого сердца», полностью представив себя с кем-то кого вы любите и кто вас любит… а затем в состояние «закрытого сердца», представив себя рядом с кем-то критично настроенным. Различия между этими состояниями по­казывает, в чем эти состояния кардинально различаются. Это по­может вам легче входить в состояние «открытого сердца».

Затем, поддерживая состояние «открытого сердца», пред­ставьте, что вы находитесь вместе с человеком, которому вы вы­сказали свои суждения, и заметьте как это состояние меняет вашу реакцию на этого человека. Скорее всего, вы почувствуете опре­деленную степень участия к нему и вы с меньшей вероятностью будет судить его дальше.

Решение проблем

Преобразование суждений в предпочтения все равно могут оставить вас с набором существенных различий в ваших ценно­стях и в ценностях другого человека. Иногда вы можете просто «уйти от конфликта», но, как правило мы вовлечены с этим дру­гим человеком в определенные отношения, поэтому очень важно найти способ примирить эти различия. При наличии полного сен­сорного описания и понимания этих различий, вы можете начать решать проблемы в общении, начав с коммуникации «на равных» с уважением к этим различиям и с поиска определенной ней­тральной территории, которая поможет вам сгладить эти разли­чия.

Все эти элементы, о которых я говорил, могут быть включены в процесс преобразования суждения в предпочтение и понимание. Упражнение, представленное ниже, написано в предположении, что вы проделаете его с кем-то, но вы и сами можете его сделать. Для этого надо внимательно читать инструкцию и использовать ее для изменения диапазонов и категоризации по-новому. Как ре­цепт для торта, это просто инструкция, вы же сами должны обес­печить составляющие и соединить их определенным образом.

Преобразование суждения в предпочтение

(Выполняется в парах, по 20 минут в одну сторону)

1. Суждение. Выберите опыт высказывания суждения о дру­гом человеке — «X плохой» — желательно выбрать человека, с которым у вас есть проблемы в общении или он заставляет вас чувствовать себя плохо, или отрицает что-то, или приводит вас к определенным сложностям.

2. Безопасность. Установите безопасный контекст. «Я здесь не для того, чтобы судить твои суждения, потому что все мы иногда так поступаем. Я хочу полностью уважать твои ценности, стоящие за твоими суждениями. Моя задача в том, чтобы помочь тебе исследовать и понять твой опыт суждения более глубоко и детально и предложить тебе альтернативы. Я не прошу тебя сог­лашаться делать что-то по-другому. Я только предлагаю рассмо­треть альтернативы и прокрутить их в голове. И независимо от того, захочешь ты воспользоваться этими альтернативами или нет, это полностью зависит от тебя. Но я бы хотел тебя попросить по­пробовать использовать их все, чтобы ты мог принять решения, основываясь на реальном опыте их применения».

3. Извлечение и понимание ценностей, подвергающихся угрозе, «Какие из твоих ценностей учувствуют в этом суждении? Какую угрозу для этих ценностей представляет человек, которого ты судишь?» Убедитесь, что ценности заявлены в позитивной форме, без отрицаний.

3.1. Физическая или мысленная угроза? Исследуйте ценно­сти, подвергающиеся угрозе и оцените тип угрозы:

3.1.1. Реальная материальная, физическая, экономическая угроза.

3.1.2. Угроза твоей самооценке или «эго», такая как неуваже­ние, потеря статуса без реального физического или экономиче­ского ущерба.

3.2. Сейчас или позже? В каждом из случаев является ли си-туация угрожающей в настоящем в данный момент или возможна! угроза в будущем? Если речь идет о будущем, то у вас есть время для того, чтобы обдумать все и подготовить свои действия.

  1. Предпочтение. Выберите опыт очень сильного предпочте­ния. «Я действительно предпочитаю У, а не X». Выберите опыт, когда подобное предпочтение было высказано по поводу очень схожих ценностей, но было высказано утвердительно.
  2. 5. Сопоставительный анализ. Составьте список всех вос­принимаемых различий между опытами суждения и предпочте­ния во всех главных модальностях — визуальная, аудиальная, кинестетическая (включая офлакторную и густаторную, если они важны для данного переживания).

6. Изменение субмодальностей. Оставляя содержание
твоего суждения без изменений, отметьте все субмодальные раз­
личия. Выделите ключевые субмодальности и измените их, чтобы
структура суждения была бы такой же по структуре, как пережи­
вание.

7. Восполнение утерянной информации. Восполните все утерянные фрагменты информации в предпочтении, задавая не­обходимые вопросы.

8. Участие. Представьте себя человеком, о котором вы су­дите. И (или) встретьте его с «открытым сердцем», чтобы понять и поучаствовать в его опыте и переживании. Это поможет понять, насколько человек становится ограничен в своих возможностях и вариантах выбора. Присоединив свою позицию восприятия к по­зиции восприятия другого человека поможет проделать это легче, аккуратней и эффективней.

9. Решение проблем. Поддерживая это состояние предпочте­ния, представьте, как вы можете разрешить проблему ваших раз­личий с другим человеком, в то же время полностью уважая и понимая важность и ваших ценностей, и ценностей этого чело- века. Отметьте, как проходит это вымышленное взаимодействие с человеком и помогает ли это вам легче и быстрее достигать своих целей и результатов в общении, чем при простом суждении. Если это работает хорошо, представьте, что вы действительно так по­ступаете в будущем. Если это не работает, попробуйте предста­вить разнообразные сценарии, пока не найдете тот, который работает.

Резюме

Предпочтения и выражения наших ценностей по разному по­воду, как правило, выражаются аналоговой функцией — «мне это нравится больше чем то». И «это», и «то» рассматриваются. Пред­почтение — это очень личное переживание, выражающее отно­шение к тому, что я предпочитаю. Я предполагаю, что у других могут быть другие предпочтения, по крайней мере иногда. Но мне не нужно пытаться навязать другим свои предпочтения.

Если в отношениях присутствует общение «на равных» и взаимное уважение, то обе стороны могут высказать то, что они хотят получить (иметь). Мы можем общаться, чтобы определить, как мы можем обмениваться информацией, которая у нас есть, и работать вместе над достижением наших целей. Это — признак подхода Вирджинии Сатир (10), одного из самых великих и вы­дающихся семейных терапевтов. При полном уважении к пред­почтениям обеих сторон, они могут спокойно обсуждать их различия без суждений и принуждений. Как часто говорил один из участников тренинга своей матери во время споров: «Ты всегда права, а я никогда не прав». Это прекрасный способ осознать глу­пость суждений «или-или» и «правильно-неправильно».

Когда мы переходим от аналогового диапазона «нравится-не нравится» в предпочтении к дискретным категориям «плохо» и «хорошо» в суждении, то теряем практически весь сенсорный опыт и это приводит к буквальному незнанию того, какие же су­ществуют различия между сторонами. Суждение представляет собой вид «бесповоротного» решения, которое может быть бы­стро и эффективно использовано в ситуациях, когда возникает ре­альная и настоящая физическая угроза. Но их использование в других контекстах только создает проблемы.

Суждения в человеческих взаимоотношениях всегда навязывают определенное превосходство одного человека над другим и игнорируют индивидуальность человека, которого судят. Сужде­ния всегда выражают власть над кем-то и принуждение, в отли­чие от уважительного общения на основании того, что мы говорим, делаем и кем мы являемся.

Суждения универсальны и абсолютны — если что-то «плохо», то это плохо для всех, всегда, везде, независимо от си­туации и результатов. Поскольку плохо — это просто плохо и существует внутри вещей и событий, касательно которых выска­зывается суждение, то нет никакого смысла в обсуждении или пе­реговорах об этом. Единственным решением будет изоляция, уничтожение или исключение «плохого». Суждения предполагают конфликт, в котором переговоры, решение проблем становятся не­возможными.

Посмотрев на множество конфликтов в мире, начиная от ваших личных и заканчивая глобальными, которые угрожают уничтожением всей планеты, вы обнаружите необходимость пре­образования суждений в предпочтения, участие, коммуникацию и решение проблем. Я сторонник такого подхода.

Дальше мы рассмотрим разнообразные способы что-то де­лать и разнообразные варианты действий. Необходимость что-то делать сильно отличается от выбора делать это или от желания сделать это. Если мы считаем, что нечто возможно сделать, то это будет нас намного сильнее мотивировать, чем, если мы будем ду­мать, что это невозможно. Когда мы поймем, как мы категоризи­руем наши действия, мы можем изменить необходимость делать невозможное на выбор и желание делать то, что возможно.

Где-то за пределами понятий «делать правильно» и «делать неправильно» лежит луг.

Я буду вас там ждать.

Руми

Нет комментариев