Read Рефрейминг (Reframing)

0 1888
Содержание

Введение
I Рефрейминг Содержания: Смысл и Контекст[0027]
II Переговоры Между Частями[0319]
III Создание Новой Части [0460]
IV Расширенный Шестишаговый Рефрейминг [0895]
V Рефрейминг Систем: Пары, семей, организаций [1246]
VI Рефрейминг диссоциированных состояний:Алкоголизм, наркомания и т.д. [1496]

[0001]Introduction
[0001]Введение

[0002] A very old Chinese Taoist story describes a farmer in a poor country village. He was considered very well-to-do, because he owned a horse which he used for plowing and for transportation. One day his horse ran away. All his neighbors exclaimed how terrible this was, but the farmer simply said “Maybe.”

[0002] Очень старая китайская даосская история описывает фермера в деревне бедной страны. Он был/считался очень хорошо обеспеченным, потому что он владел лошадью которую он использовал для пахоты и для перевозки. Однажды его лошадь убежала. Все его соседи воскликнули, как это ужасно, но фермер просто сказал: “Может быть”.

[0003] A few days later the horse returned and brought two wild horses with it. The neighbors all rejoiced at his good fortune, but the farmer just said “Maybe.”

[0003] Несколько дней спустя лошадь вернулась и принесла два диких лошадей с собой. Соседи радовались своему счастью, но фермер просто сказал: “Может быть”.

[0004] The next day the farmer’s son tried to ride one of the wild horses; the horse threw him and broke his leg. The neighbors all offered their sympathy for his misfortune, but the farmer again said “Maybe.”

[0004] На следующий день сын фермера пытался прокатиться на одной из диких лошадей; лошадь сбросила его и и он сломал ногу. Соседи посочувствовали его несчастью, но фермер снова сказал: “Может быть”.

[0005] The next week conscription officers came to the village to take young men for the army. They rejected the farmer’s son because of his broken leg. When the neighbors told him how lucky he was, the farmer replied “Maybe.” . . .

[0005] На следующей недели в деревню пришли офицеры призывающие на военную службу, что бы принять молодых людей в армию. Они отвергли сын фермера из-за его сломанной ногой. Когда соседи сказали, как ему повезло, фермер ответил: “Может быть”. . . .

[0006] The meaning that any event has depends upon the “frame” in which we perceive it. When we change the frame, we change the meaning. Having two wild horses is a good thing until it is seen in the context of the son’s broken leg. The broken leg seems to be bad in the context of peaceful village life; but in the context of conscription and war, it suddenly becomes good.

[0006] Это означает, что любое событие, зависит от “рамки”, в котором мы его воспринимаем. Когда мы изменяем рамку, мы изменяем значение. Наличие двух диких лошадей это хорошо, пока не будет рассматриваться в контексте сломанной ноги сына. Сломанная нога, кажется плохо в контексте мирной жизнь деревни, но в контексте призыва в армию и войну, вдруг становится хорошо.

[0007] This is called reframing: changing the frame in which a person perceives events in order to change the meaning. When the meaning changes, the person’s responses and behaviors also change.

[0007] Это называется рефреймингом: изменение рамки, в которой человек воспринимает события, чтобы изменить значение. Когда смысл изменится, ответы человека и его поведения, также изменится.

[0008] Reframing is not new. Many fables and fairy tales include behaviors or events that change their meaning when the frames around them change. The different-looking chick seems to be an ugly duckling, but he turns out to be a swan—more beautiful than the ducks he has been comparing himself to. Reindeer Rudolfs funny-looking red nose becomes useful for guiding Santa’s sleigh on a foggy night.

[0008] Рефрейминг не нов. Многие басни и сказки включают поведение или события, которые меняют свое значение, когда рамки вокруг них изменения. Различного вида живности он кажется гадким утенком, но оказывается лебедем более красивым чем когда утки его сравнивали с собой. Смешной красный нос у оленя Рудольфа, становится полезным для руководства санями Санты в туманную ночь.

[0009] Reframing also appears in almost every joke. What seems to be one thing, suddenly shifts and becomes something else.

[0009] Рефрейминг также появляется почти в каждой шутке. Кажется, что это одна вещь, вдруг сдвиг и это становится чем-то еще.

[0010] 1) “What’s green all over and has wheels?”

[0010] 1) “Зеленое на всем протяжении и имеет колеса”?

[0011] 2) “What do Alexander the Great and Smokey the Bear have in common?”

[0011] 2) “Что Александр Великий и курящий медведь имеют общего? ”

[0012] (Answers appear at the end of this introduction.)

[0012] (Ответы приведены в конце данного введения.)

[0013] Reframing is also the pivotal element in the creative process: it is the
ability to put a commonplace event in a new frame that is useful or enjoyable. A friend of physicist Donald Glaser pointed to a glass of beer and jokingly said “Why don’t you use that to catch your subatomic particles?” Glaser looked at the bubbles forming in the beer, and went back to his lab to invent the “bubble chamber,” similar to the Wilson cloud chamber, for detecting the paths of particles in highenergy physics experiments. Arthur Koestler, in The Act of Creation, calls this process “bisociation”: the ability to simultaneously associate
an event in two very separate and different contexts.

[0013] Рефрейминг также ключевой элемент в творческом процессе: это умение поставить обычное событие в новую рамку, что полезно или приятно. Друг физика Дональда Глейзера указал на стакан пива и в шутку сказал: “Почему бы вам не использовать его, чтобы поймать ваши субатомные частицы? ” Глайзер посмотрел на пузырьки, образующиеся в пиве, и вернулся в свою лабораторию, чтобы изобрести “пузырьковую камеру”, аналогичную камере Вильсона, для выявления путей частиц высокой энергии в физических экспериментах. Артур Кестлер, в Законе Творения, называет этот процесс “bisociation”: возможность одновременно связывать событие в двух очень отдельных и разных контекстах.

[0014] In general communication theory there is a basic axiom that a signal only has meaning in terms of the frame or context in which it appears. The sound of a squeaky shoe on a busy sidewalk has little meaning; the same sound outside your window when you are alone in bed means something else altogether. A light in a church belfry is simply that. But to Paul Revere it meant that the British were coming, and also how they were coming: “one if by land, and two if by sea.” The light only has meaning in terms of the previous instructions that established a
frame—an internal context that creates meaning.

[0014] В общей теории коммуникации есть базовая аксиома, что сигнал имеет смысл только с точки зрения фрейма или контекста, в котором он появляется. Звук скрипучей обуви на оживленном тротуаре имеет мало смысла; тот же звук за окном, когда вы одни в постели возможно, что-то совершенно иное. Свет церковной колокольни это просто свет. Но для Пола Ревере это означало, что идут британцы, а также как они идут : “один, по земле, и два, по морю.” Свет имеет значение только с точки зрения предыдущих указаний, которые создают кадр – внутренний контекст, который создает смысл.

[0015] Reframing appears widely in the therapeutic context. When a therapist tries to get a client to “think about things differently” or “see a new point of view” or to “take other factors into consideration,” these are attempts to reframe events in order to get the client to respond differently to them.

[0015] Рефрейминг проявляется в терапевтическом контексте. Когда терапевт пытается заставить клиента “думать о вещах по-другому” или “видеть с новой точки зрения ” или ” принять другие факторы во внимание, ” это попытки сформулировать/переосмыслить события по новому и заставить клиента по другому на них реагировать

[0016] Explicit conceptualizations of reframing have been used by a number of therapists who understand that “problem behavior” only makes sense when it is viewed in the context in which it occurs. These include a number of therapists with a family or systems orientation, notably Paul Watzlawick and the Mental Research Institute group in Palo Alto, and Jay Haley and Salvador Minuchin and the group at the Philadelphia Child Guidance Clinic. These therapists generally use what is described in Chapter I as “content reframing.” They have designed specific reframing interventions such as “prescribing the symptom,” and “paradoxical injunction,” which effectively reframe behavior in order to change it. They also use techniques of directly intervening to change the actual external physical context in which the behavior occurs.

[0016] Среди них ряд терапевтов ориентированных на семейные системы, в частности Пол Влацлавик, Джей Хейли и Сальвадор Минухин и группа в Филадельфийской детской клинике. Эти терапевты как правило, используют то, что описано в главе I, как “Рефрейминг содержания”. Они разработали конкретные интервенции на основе рефрейминга, такие как “назначение симптома”, и” парадоксальное предписание “, которая эффективно рефреймируют поведение для того, чтобы изменить его. Они также используют технику прямого вмешательства для изменения текущего внешнего физического контекста, в которая поведение происходит.

[0017] Virginia Satir uses a great deal of reframing in her work, from simple redefinitions to more elaborate reframing via psychodrama in her “parts parties” and “family reconstructions.”

[0017] Вирджиния Сатир использует много рефрейминга в своей работе, от простых переопределения до более сложных рефреймингов с помощью психодрамы, в “вечеринке частей» и «семейные реконструкции”.

[0018] Carl Whitaker reframes with nearly everything he says to the families that he works with. Symptoms become reframed as accomplishments or skills, “sanity” becomes craziness, and “craziness” becomes sanity.

[0018] Карл Уитакер использует рефрейминг почти с каждым, когда он говорит с семьей, с которой работает. Симптомы, после рефрейминга становятся достижением или навыком, “здравомыслие” становится сумасшествием, или наоборот, “безумие” становится здравомыслием.

[0019] A more elaborate and “all-purpose” method of reframing, called “six-step” reframing, was developed by Bandler and Grinder, and already appears in print in Frogs into Princes. This book presupposes that you are already familiar with that basic six-step model of reframing; much of the book will make sense to you only if you have some prior knowledge of, and experience with, that kind of reframing. You can find an excellent description and discussion of six-step reframing (as well as other basic NLP patterns) in the third chapter of Frogs into Princes.

[0019] Более сложный и «универсальный» метод рефрейминга, называется
“шестишаговый” рефрейминг, был разработан Бэндлером и Гриндером, и уже был опубликован в книге “Из лягушек в принцы”. Эта книга предполагает что вы уже знакомы с этой основной шестишаговой моделью рефрейминга; большая часть книги будет иметь смысл для вас, только если у вас есть предшествующее знание, и опыт работы с таким рефреймингом. Вы может найти отличное описание и обсуждение шестишагового рефрейминга (а также других основных моделей НЛП) в третьей главе книги “ Из лягушек в принцы ”.

[0020] What is new in this book is an explicit description of the basic structure of reframing, and the presentation of several additional models of reframing. This book presents specific step-by-step techniques to implement these models, as well as ways to determine which model is most appropriate for a particular problem situation.

[0020] Новое в этой книге это явное описание базовой структуры рефрейминга, и презентация нескольких дополнительных моделей рефрейминга. Эта книга представляет определенный пошаговые методы реализации этих моделей, и способы позволяющие ля конкретной ситуации идентифицровать наиболее подходящую модель.

[0021] This is a book about “advanced” reframing. The first three chapters present several distinct alternative models of reframing that are useful in certain contexts, and for specific kinds of problems. Following that are chapters about building flexibility in doing six-step reframing (Chapter IV), reframing with couples, families, and other larger systems such as businesses (Chapter V), reframing with alcoholics and other examples of dissociated states (Chapter VI).

[0021] Это книга о “продвинутом” рефрейминге. Первые три главы рассказывают о нескольких альтернативных моделях рефрейминга, которые полезны в определенных контекстах и со специфическими видами проблем. За ними следуют главы о создании/формировании гибкости в выполнении шестишагового рефреймингаю (Глава IV), рефрейминг с парами, семьями, и другие крупные системы таких, как предприятия (Глава V), рефрейминг с алкоголиками и другие примеры диссоциированных состояний (глава VI).

[0022] Reframing is a very powerful communication tool. This book takes it from the realm of a hit-and-miss art to a set of predictable and systematic interventions for achieving behavioral change.

[0022] Рефрейминг это очень мощный коммуникативный инструмент. Эта книга воспринимается из области хит-и-мисс искусства, как набор предсказуемых и систематических вмешательств для достижения изменений в поведении.

[0023] This book has been edited from transcriptions of a number of different workshops and training seminars presented by Bandler and Grinder, and is presented here as if it were a single three-day workshop. No distinction is made between when Richard is speaking and when John is speaking, and the names of most participants have been changed.

[0023] Эта книга была отредактирована из транскриптов различных семинаров и тренинговых программ представленных Бэндлером и Гриндер, и представлена здесь как будто это был один трехдневный семинар. Не делается никакого различия между тем, когда говорит Ричард и когда говорит Джон, и имена большинства участников были изменены.

[0024] As you read this book, keep in mind that Bandler and Grinder are usually doing what they’re talking about. The astute reader will find much more in the text than is overtly commented upon.

[0024] Когда вы будете читать эту книгу, имейте в виду, что Бэндлер и Гриндер обычно делают то, что они говорят. Проницательный читатель найдет гораздо больше в тексте, чем открытые/откровенно было прокомментировано.

[0025] Answers to jokes:
1) “Grass . . . I lied about the wheels!”
2) “They have the same middle name.”

Коннира Андреас
Стив Андреас

[0026] (If you haven’t yet seen the unicorn on the front cover, look again. This is another example of reframing: seeing something that was there all along, but previously unrecognized.)

I

[0027] Content Refraining: Changing Meaning or Context

[0027] Рефрейминг Cодержания: Изменение смысла или контекста

[0028] You have all learned the six-step reframing model. In that model you establish communication with a part, determine its positive intention, and then create three alternative behaviors to satisfy that intention. It’s an excellent all-purpose model that will work for a great many things. It’s got future-pacing and an ecological check built into it, so you can hardly go wrong if you follow the procedure congruently and with sensory experience.

[0028] Вы изучили уже шестишаговую модель рефрейминга. В этой модели вы устанавливаете связь с некоторой частью психики, определяете ее позитивное назначение, а затем создаете три вида альтернативного поведения, удовлетворяющих этому назначению. Это превосходная модель для всевозможных целей, работающая в самых разнообразных случаях. В нее встроены способы контроля, подстройка к будущему и экологическая проверка, так что вы едва ли ошибетесь, если будете правильно следовать ей со вниманием к сенсорным восприятиям.

[0029] However, that’s only one model of reframing. There are several other models that we don’t usually get around to teaching in workshops, mostly due to lack of time. One of them, called “content reframing,” is the most common way that reframing is done in therapy. We call it content reframing because, unlike six-step reframing, you need to know specific content in order to make the reframe. There are two kinds of content reframing, and I’m going to give you an example of each. One of my favorite examples is this: one day in a workshop, Leslie Cameron-Bandler was working with a woman who had a compulsive behavior—she was a clean-freak. She was a person who even dusted light bulbs! The rest of her family could function pretty well with everything the mother did except for her attempts to care for the carpet. She spent a lot of her time trying to get people not to walk on it, because they left footprints—not mud and dirt, just dents in the pile of the rug.

[0029] И все же это лишь одна из моделей рефрейминга. Есть несколько других моделей, до которых мы обычно не доходим при семинарском обучении, большею частью по недостатку времени. Одна из них, так называемый “рефрейминг содержания”, представляет собой наиболее обычный способ применения рефрейминга в терапии. Мы называем его рефреймингом содержания, поскольку в этом случае, в отличие от шестишагового рефрейминга, вы должны предварительно знать конкретное содержание. Есть два вида рефрейминга содержания, и я приведу вам примеры обоих. Один из моих излюбленных примеров следующий. Лесли Камерон-Бэндлер однажды работала в семинаре с женщиной, у которой было компульсивное поведение — она была помешана на чистоте. Она способна была при каждой уборке вытирать пыль с лампочек! Впрочем остальные члены семьи могли перенести все затеи матери, за исключением ухода за ковром. Она тратила значительную часть времени, следя, чтобы кто-нибудь не прошел по ковру, оставив на нем следы, хотя бы и не грязь, а всего лишь в ворсе ковра.

[0030] When I grew up, I had relatives who bought carpet and then put plastic walkways across it, and people weren’t allowed to step off the plastic walkways. They were the ones who bought a piano and then locked it so that no one could play it, because they didn’t want to have to clean the keys. They should have just lived in a photograph. They could have stood in the house, taken the photograph, died, and hung the picture where the house should have been. It would have been a lot easier.

[0030] Когда я был подростком, у меня были родственники, покупающие ковер, а затем накладывавшие на него пластиковый дорожки, чтобы можно было ходить только по этим дорожкам. Они же купили пианино и заперли его, чтобы никто на нем не играл, потому что не хотели чистить после этого клавиши. Им надо было бы жить на фотографии… Они могли бы сняться однажды в своем доме, а потому умереть, повесив фотографию в подходящем месте. Так было бы куда проще.
[0031] When this particular woman looked down at the carpet and saw a footprint in it, her response was an intense negative kinesthetic gut reaction. She would rush off to get the vacuum cleaner and vacuum the carpet immediately. She was a professional housewife. She actually vacuumed the carpet three to seven times a day. She spent a tremendous amount of time trying to get people to come in the back door, and nagging at them if they didn’t, or getting them to take their shoes off and walk lightly. Have you ever tried to walk without any weight on your feet? The only person I’ve ever seen do it is the guy at the beginning of that old TV program, Kung Fu, where they roll out the rice paper, and he walks down it without leaving footprints. When you can do that, you can marry this woman and live in her house.

[0031] Так вот, когда эта женщина замечала след на ковре, у нее была отрицательная кинестетическая реакция внутри. Она бежала за пылесосом и сразу же обрабатывала ковер. Она была профессиональная домохозяйка. Она обрабатывала ковер от трех до семи раз в день. И она тратила уйму времени, заставляя людей ходить через заднюю дверь, докучая им, если они этого не делали, или заставляя. их снимать обувь при входе. Видели ли вы когда-нибудь человека без веса в ногах? Я видел только одного, это был персонаж старой телевизионной программы, Кун Фу, перед которым свертывали тонкую рисовую бумагу, так что он проходил, не оставляя следов. Если вы на это способны, вы могли бы жениться на этой женщине и жить в ее доме.

[0032] This family, by the way, didn’t have any juvenile delinquents or overt drug addicts. There were three children, all of whom were there rooting for Leslie. The family seemed to get along fine if they were not at home. If they went out to dinner, they had no problems. If they went on vacation, there were no problems. But at home everybody referred to the mother as being a nag, because she nagged them about this, and nagged them about that. Her nagging centered mainly around the carpet.

[0032] Между прочим в этой семье не было каких-нибудь малолетних преступников или наркоманов. Там было трое детей, и все они желали Лесли успеха. Семья, по-видимому, отлично уживалась вне своей квартиры. Когда они шли куда-нибудь обедать, у них не было трудностей. И каникулы проходили у них без трудностей. Но дома все они жаловались на придирки матери, которая все время терзала их то тем, то другим. Придирки ее относились главным образом к ковру.

[0033] What Leslie did with this woman is this: she said “I want you to close your eyes and see your carpet, and see that there is not a single footprint on it anywhere. It’s clean and fluffy—not a mark anywhere.” This woman closed her eyes, and she was in seventh heaven, just smiling away. Then Leslie said “And realize fully that that means you are totally alone, and that the people you care for and love are nowhere around.” The woman’s expression shifted radically, and she felt terrible! Then Leslie said “Now, put a few footprints there and look at those footprints and know that the people you care most about in the world are nearby.” And then, of course, she felt good again.

[0033] И вот что Лесли сделала с этой женщиной. Она сказала ей: “Закройте, пожалуйста, глаза и представьте себе ваш ковер. Вы видите, на нем нигде нет никакого отпечатка ноги. Он чистый и пушистый, ни малейшего следа.” Женщина закрыла глаза и чувствовала себя на седьмом небе. на лице ее сияла улыбка. Тогда Лесли сказала: “И представьте себе, как следует, что это значит: это значит, что вы совсем одна, что вокруг вас нет никого, кто о вас заботится и кто вас любит.” У женщины резко изменилось выражение лица, и она была в ужасе! А затем Лесли сказала: “Теперь сделайте на ковре несколько следов и посмотрите на эти следы: знайте, что возле вас самые дорогие для вас люди на свете.” После этого, конечно, женщина снова почувствовала себя хорошо.

[0034] You can call that intervention “trade feelings” if you like. You can call it a change of strategy. You can call it anchoring. You can call it lots of things, but one useful way to think about it is as reframing. In this particular kind of reframing the stimulus in the world doesn’t actually change, but its meaning changes. You can use this kind of reframing any time you decide that the stimulus for a problem behavior doesn’t really need to change—that there’s nothing inherently bad about it.

[0034] Если хотите, можете назвать эту операцию “подменой чувства”, или изменением стратегии, или установкой якоря. Можете назвать ее как угодно, но полезнее всего представлять ее как рефрейминг. При этом специальном виде рефрейминга реальный стимул в действительности не меняется, но меняется его смысл. Этим видом рефрейминга можно пользоваться в тех случаях, когда, по вашему мнению, стимул неприемлемого поведения в действительности не требует изменения, то есть не содержит в себе ничего дурного.
[0035] The other choice, of course, would have been to attack the rest of the family and get them all to shape up and not leave footprints. This woman’s mother tried that; it didn’t work very well.

[0035] Другой подход заключается в том, чтобы преследовать всех остальных членов семьи и заставлять их действовать по правилам, то есть не оставлять следов. Мать этой женщины пыталась это делать, но не добилась ничего хорошего.
[0036] If people have a sensory experience that they don’t like, what they don’t like is their response to it. One way of changing the response is to understand that the response itself is not based on what’s going on in sensory experience. If you change what the experience means to them, their response will change.

[0036] Если человек переживает неприятное ему сенсорное ощущение, то в действительности ему неприятна его собственная реакция на такое ощущение. Один из способов изменить эту реакцию заключается в том, чтобы человек понял, что реакция в действительности не основана на этом сенсорном ощущении. И если вы измените смысл ощущения для этого человека, то изменится и его реакция.

[0037] What we know about the woman who kept everything clean is that she engages some strategy that allows her to decide when it’s time to feel bad. She doesn’t feel bad on vacations, or in a restaurant. My guess is that when she walks into somebody else’s house and it’s messy, she doesn’t feel bad, because her response has to do with ownership. Her home is her territory; she only feels bad within certain limits. She may not consider the garage or the backyard to be in her territory. Some people keep their houses spotless, but they don’t consider their children’s rooms to be part of the house, so they don’t feel bad about them when they’re dirty.

[0037] Мы знаем нечто о женщине, все время заботящейся о чистоте: у нее есть определенная стратегия, позволяющая ей выбирать время для плохого самочувствия. У нее не бывает плохого самочувствия во время каникул или в ресторане. Я думаю, что когда она входит в какой-нибудь чужой дом и видит в нем беспорядок, то это не портит ее настроения, потому что ее реакция связана с собственностью. Квартира — это ее территория, так что ее дурное самочувствие заключено в некоторых пределах. Может быть, гараж или двор не входят в эти пределы. Некоторые люди содержат свою квартиру в безупречной чистоте, но не страдают от того, что там грязно.

[0038] These are all people, of course, who use negative motivation strategies. As they walk into the kitchen and see dirty dishes everywhere, they go “Ugh!” In order to make the bad feeling go away, they have to wash all the dishes. Then they can stand back and go “Ahhhh!” When they walk into a clean hotel room, they don’t go “Ahhh!” because it’s not theirs. So there’s some kind of a decision strategy at work.

[0038] Все эти люди, конечно, применяют стратегии с негативной мотивацией. Когда такой человек входит в кухню и видит там разбросанные тарелки, он ощущает это как “гадость”. Чтобы избавиться от этого дурного чувства, он должен перемыть все тарелки и тогда может остановиться с ощущением “чудесно”. Но когда он входит в чистую комнату гостиницы, он вовсе не чувствует себя “чудесно”, потому что это не его комната. Таким образом, здесь действует некоторая стратегия применения решений.

[0039] One way to help this family would be to alter this woman’s strategy. Her strategy has some other characteristics which are unpleasant for her. But to solve the immediate problem and achieve a very limited therapeutic gain, all you need to do is to get her to have a positive feeling about one thing: the carpet. That is not a pervasive change, but it’s something you should be able to do. This is especially true for those of you engaged in the business world, because content reframing is the essence of sales.

[0039] Чтобы помочь описанной семье, можно, например, изменить стратегии этой женщины. Bнe стратегии имеются и некоторые другие неприятные для нее особенности. Но можно решить ближайшую проблему, достигнув весьма ограниченного лечебного успеха: для этого достаточно связать у нее положительное чувство с ковром, с одной вещью — с ковром. Это не глубокое изменение, но вы должны уметь это делать. Особенно важно это для тех, кто занимается бизнесом, потому что рефрейминг содержания — это самая сущность торговли.

[0040] Some people call this “redefining” or “relabeling.” Whatever you call it, what you are doing is attaching a new response to some sensory experience. You leave the content the same and put another piece of meaning around it—the same kind of meaning that the person has already made. The clean-freak mother makes a judgement that when she sees this sensory experience, it means something important enough to feel bad about. If you can define the footprints as being something important enough to feel good about, then her response will change.

[0040] Это иногда называют “переопределением”, или “переименованием”. Но как бы вы это не называли, вы здесь действительно связываете с данным сенсорным ощущением некоторую новую реакцию. Вы сохраняете то же содержание, но придаете ему некоторый дополнительный смысл — того же рода, что и смысл, вложенный в него субъектом. Описанная выше женщина, помешанная на чистоте, выработала у себя суждение, что данное сенсорное ощущение всегда означает нечто достаточно важное для дурного самочувствия Если вы сумеете определить следы на ковре, как нечто достаточно важное для хорошего самочувствия, то ее реакция изменится.

[0041] To get a change, it’s very essential that you have congruent supporting nonverbal analogues as you deliver the reframe. You have to do it with a serious facial expression and tone of voice.

[0041] Чтобы добиться изменения, очень важно поддерживать рефрейминг согласованными с ним несловесными аналогами. Вы должны делать рефрейминг с серьезным выражением лица и тоном голоса.

[0042] Virginia Satir is one of the people to study if you want to learn about content reframing. She is a master at it. One of Virginia’s main maneuvers to anchor new responses in the family is to do content reframing. Let me give you an example of one I saw her do. I almost blew it for her, because I cracked up when she did it. That’s not appropriate in a family therapy situation, so I began coughing. That’s always a good cover: when you laugh, you can go into coughing right away, and no one will notice.

[0042] Если вы хотите научиться рефреймингу содержания, то одним из лучших учителей может быть Вирджиния Сатир. Она мастер этого дела.. Когда ей надо установить в семье якоря новых реакций, одним из ее главных приемов является именно рефрейминг содержания. Однажды я видел, как она это делает, и сейчас вам расскажу. Я чуть не испортил ей работу, начав смеяться. Это никак не подходит к ситуации семейной терапии, и я тут же закашлялся. Таким образом, всегда можно замаскироваться, если уж вы как следует раскашляетесь, то никто не заметит, что вы смеетесь.

[0043] Virginia was working with a family. The father was a banker who was professionally stuffy. He must have had a degree in it. He wasn’t a bad guy; he was very well-intentioned. He took good care of his family, and he was concerned enough to go to therapy. But basically he was a stuffy guy. The wife was an extreme placater in Virginia’s terminology. For those of you who are not familiar with that, a placater is a person who will agree with anything and apologize for everything. When you say “It’s a beautiful day!” the placater says “Yes, I’m sorry!”

[0043] Вирджиния работала с семьей. Отец был банкир, человек профессионально жестокий. Жестокость у него была выдающаяся. Это был неплохой, весьма благонамеренный человек. Он очень заботился о семье и был достаточно внимателен к своим близким, чтобы обратиться к терапевту. Но в. основном это был жесткий тип. Жена его была, по терминологии Вирджинии, крайней угодницей. Если кто – нибудь из вас не знает, что такое угодник, я объясню вам: это человек, который со всем готов согласиться и за все приносит извинения. Когда вы говорите ему: “Какая сегодня чудесная погода! “, он отвечает: “Да, простите, пожалуйста! “.

[0044] The daughter was an interesting combination of the parents. She thought her father was the bad person and her mother was the groovy person, so she always sided with her mother. However, she acted like her father.

[0044] Дочь представляла собой любопытную комбинацию родителей. Она считала отца отвратительным человеком, а мать — очаровательной личностью и всегда была на стороне матери. Но действовала она всегда, как отец.

[0045] The father’s repeated complaint in the session was that the mother hadn’t done a very good job of raising the daughter, because the daughter was so stubborn. At one time when he made this complaint, Virginia interrupted what was going on. She turned around and looked at the father and said “You’re a man who has gotten ahead in your life. Is this true?”

[0045] В течение сеанса отец все время жаловался на мать, плохо воспитавшую дочь, поскольку она была упрямой. И вот, когда он в очередной раз повторил эту жалобу, Вирджиния его прервала. Она повернулась к отцу и сказала ему: “Вы ведь человек, немало преуспевший в жизни, не правда ли?”

[0046] “Yes.”

[0046] “Да.”
[0047] “Was all that you have, just given to you? Did your father own the bank and just say ‘Here, you’re president of the bank’?”

[0047] “И что же, вы все это получили просто так? Разве у вашего отца был уже банк, и он просто сказал вам: Ну вот, теперь ты президент банка?”

[0048] “No, no. I worked my way up.”

[0048] “Нет, нет, я пробился своими силами.”

[0049] “So you have some tenacity, don’t you?”

[0049] “Это значит, что вы довольно упрямы?”

[0050] “Yes.”

[0050] “Да.”

[0051] “Well, there is a part of you that has allowed you to be able to get where you are, and to be a good banker. And sometimes you have to refuse people things that you would like to be able to give them, because you know if you did, something bad would happen later on.”

[0051] “Значит, вы имеете в себе нечто, позволившее вам достигнуть нынешнего положения и стать хорошим банкиром? И вам иногда приходится отказывать людям в чем-то, что они хотели бы от вас получить, потому что вы знаете, что это могло бы привести к дурным последствиям.”

[0052] “Yes.”

[0052] “Да.”

[0053] “Well, there’s a part of you that’s been stubborn enough to really protect yourself in very important ways.”

[0053] “Итак, в вас есть достаточно упрямое, и оно вас действительно защищает от серьезных опасностей.”

[0054] “Well, yes. But, you know, you can’t let this kind of thing get out of control.”

[0054] “Да, конечно. Такие вещи, знаете ли, надо твердо держать в руках.”

[0055] “Now I want you to turn and look at your daughter, and to realize beyond a doubt that you’ve taught her how to be stubborn and how to stand up for herself, and that that is something priceless. This gift that you’ve given to her is something that can’t be bought, and it’s something that may save her life. Imagine how valuable that will be when your daughter goes out on a date with a man who has bad intentions.”

[0055] “Так вот, если вы присмотритесь к вашей дочери, вы заметите, что это вы научили ее упрямству, научили ее, как постоять за себя, и этому нет цены. Вы подарили ей нечто, чего нигде не купишь, что может спасти ей жизнь. Представьте себе, как много может означать это упрямство, если ваша дочь отправится однажды на свидание с мужчиной, имеющим дурные намерения

[0056] I don’t know if you begin to hear a pattern in this. Every experience in the world, and every behavior is appropriate, given some context, some frame.

[0056] Может быть, вы уже уловили, в чем состоит использованный прием. Любое возможное ощущение и любое поведение оказывается уместным, если поместить его в надлежащий контекст, в подходящую рамку.

[0057] There are two kinds of content reframing. I’ve given you an example of each. Can you tell the difference between them? Can you hear an essential difference between the two examples I just gave you?

[0057] Рефрейминг содержания делится на два вида. Я привел примеры, иллюстрирующие каждый из них. Можете ли вы описать разницу между ними? Заметили ли вы существенную разницу между этими примерами?

[0058] Man: One changed the context, and one changed the meaning.

[0058] Мужчина: В одном случае был изменен контекст, а… в другом — смысл.

[0059] Yes, exactly. In the last example, Virginia changed the context. Being stubborn is judged to be bad in the context of the family. It becomes good in the context of banking and in the context of a man trying to take advantage of the daughter on a date.

[0059] Совершенно верно. В последнем примере Вирджиния изменила контекст. Упрямство считалось плохим в контексте семьи. Но оно стало хорошим в контексте банковского дела и контексте, когда мужчина пытается злоупотребить доверием дочери на свидании.

[0060] Bill: So you’re really changing the context that the father uses to evaluate the daughter’s behavior.

[0060] Билл: Значит, в действительности, вы меняете контекст, в котором отец оценивает поведение своей дочери.

[0061] Right. Her behavior of being stubborn with him will no longer be seen as her fighting with him. It will be seen as a personal achievement: he has taught her to protect herself from men with bad intentions.

[0061] Правильно. Ее упрямое поведение по отношению к нему не будет больше рассматриваться как борьба с ним. Оно будет считаться личным достижением отца: это он научил ее защищаться от людей с дурными намерениями.

[0062] Bill: So you switch contexts in imagination and get a different response “there,” and then bring that response back to the present context. You get him to respond to what is not going on.

[0062] Билл: Таким образом, вы переключаете контексты в воображении и образуете “там” другую реакцию, а затем переносите эту реакцию обратно в данный контекст. Вы заставляете человека реагировать на то, чего нет.

[0063] Well, he’s already responding to “what is not going on.” You get him to respond to something different which is not going on. Most of the behavior that puzzles you about your clients is a demonstration that the majority of their context is internal, and you don’t have access to it yet. When a husband says to his wife “I love you,” and she says “You son of a bitch,” that’s a pretty good sign that she’s operating out of a unique internal context. If you explore, you may find out that the last time a man said that to her, he then turned around, walked out the
door, and never came back. A lot of your ability to establish and maintain rapport with your clients is your ability to appreciate that what looks and sounds and feels really weird and inappropriate to you, is simply a statement about your failure to appreciate the context from which that behavior is being generated.

[0063] Ну что ж, он ведь и так уже реагирует на “то, чего нет”. Мы заставляем его реагировать на нечто другое, чего тоже нет. Поражающее вас поведение ваших клиентов, указывает на то, что контексты у них чаще всего внутренние, которые для вас еще не доступны. Когда муж говорит жене: “Я тебя” люблю”, а она отвечает ему: “Ты — сукин сын”, это, безусловно, свидетельствует о том, что она исходит из вполне определенного внутреннего контекста. Исследование может обнаружить, например, что некий мужчина сказал, ей в свое время эти слова, вышел и уже не вернулся. Чтобы вы могли установить раппорт с вашим клиентом, очень важно уяснить себе следующее. Если вы видите, чувствуете и слышите нечто странное и нелепое, это попросту означает, что вы не умеете понять контекста, порождающего такое поведение.

[0064] Rather than imposing a new context, you can use the client’s own resources to find a new context. Your client says “I want to stop X-ing.” You ask “Is there some place in your life where behavior X is useful and appropriate?” If the client answers “Yes, there are some places, but in other places X is just a disaster,” then you know where that behavior belongs. You just contextualize that behavior, and substitute a new pattern of behavior in the contexts where X was a
disaster.

[0064] Вы можете не навязывать новый контекст, а побудить клиента найти его своими силами. Предположим, клиент говорит вам: “Я хочу перестать иксовать.” Вы спрашиваете его: “Есть ли в вашей жизни случаи, где поведение Икс может быть полезно и уместно?” Он если отвечает вам: “Да, в некоторых случаях это может быть, но в других — икс — это просто бедствие”, то вы знаете, к чему относится это поведение. Тогда вы попросту контекстуализуете это поведение, а в тех контекстах, где икс является бедствием, заменяете его новым шаблоном поведения.
[0065] If the client says “No, it’s not appropriate anywhere,” you can assist him in finding appropriate contexts by giving him specific representational system instructions. “See yourself performing that behavior and listen to it. . . . Now, where did that happen?”

[0065] Если же клиент говорит вам: “Нет, это никогда не уместно,” вы помогаете ему найти подходящие контексты, показывая конкретные обстоятельства в некоторой системе представления. “Представьте себе, что вы ведете себя таким образом, посмотрите на себя, прислушайтесь к этому… Где же это произошло?”
[0066] “Oh, it happened in church. I stood up and yelled ‘God dammit’ and then they came and dragged me out.”

[0066] “Это случилось в церкви. Я встал и заорал: “Черт побери! “, и тогда они подошли и выбросили меня.”

[0067] “All right. You know that standing up in the middle of a group of people in church and yelling ‘God dammit’ didn’t work out very well for you, and you don’t want that to happen again. Let’s find a place where it would be useful for that behavior to happen. You can see and hear yourself doing it in church. Now I want you to change that background—the pews and the altar and the interior of the church—to something else. I want you to keep substituting other backgrounds for that same behavior, until you find one in which if you stood up and said ‘God dammit!’ every part of you would agree that that is an appropriate response, and you can see, by looking at the faces of the people around you, that others also consider it appropriate. As soon as you find a context like that, then go inside and ask the part of you that makes you stand up and yell ‘God dammit’ if it would be willing to be your primary resource in just that context.”

[0067] “Хорошо. Так вот, вы знаете, что если вы в церкви встаете среди группы людей и орете “Черт побери! “, то у вас будут неприятности, и вам не хотелось бы, чтобы это повторилось. Вы видите себя в церкви и слышите, как вы кричите. Теперь я хотел бы, чтобы вы заменили этот фон. Скамьи, алтарь и внутренности церкви — заменили бы на что-нибудь другое. Оставьте то же поведение, но заменяйте его фон до тех пор, пока не найдете такой фон, к которому оно подойдет, так, что если вы встанете и скажете “Черт побери! “, то вы всем своим существом ощутите, что это и есть правильная реакция, и вы увидите на лицах окружающих, что другие тоже считают ее правильной. И, как только вы найдете такой контекст, войдите в него и спросите ту часть себя, которая заставляет вас вставать и кричать “Черт побери! “, не захочет ли она стать вашей опорой именно в этом контексте.”
[0068] That’s using a visual lead, of course. You have to tailor the search for a new context to the person’s actual internal processes in terms of representational systems. For some people it would be more appropriate to search auditorily or kinesthetically.

[0068] Конечно, вы применяете в этом случае зрительное ведение. Вы должны приспосабливать поиск нового Контекста к внутренним процессам, происходящим в этом человеке с помощью надлежащей системы представления. Для некоторых людей более подходящим будет слуховой или кинестетический поиск.

[0069] Another way of approaching this more formally and more generally would be to do the following: identify a behavior that you want to change. I want all of you to pick a behavior in yourself that you don’t like. You don’t have to say anything out loud; just pick one. . . .

[0069] Вот другой подход к этому, более формальный и более общий. Вы говорите клиенту: “Выделите поведение, которое вы хотите изменить. Мне нужно ваше полное содействие, чтобы вы отметили в себе нежелательное для вас поведение. Вам ничего не надо говорить вслух: просто отметьте в себе это поведение…”

[0070] Now, rather than contacting the part that generates that behavior directly, just go inside and ask if any part of you whatsoever can figure out any situation in which you want to be capable of generating that exact same behavior. . . .

[0070] А теперь, не входя в прямые отношения с той частью вас, которая порождает это поведение, просто погрузитесь в себя и спросите себя: есть ли в вас хоть какая-нибудь часть, которая могла бы представить себе какую-нибудь ситуацию, где вы захотели бы точно такого поведения…

[0071] Now, go inside and ask the part of you that has you do that behavior if it would be willing to be the most important part of you in that situation, and to generate that behavior exquisitely and congruently only in that context. . . .

[0071] Теперь погрузитесь в себя и спросите ту вашу часть, которая вызывает у вас это поведение, не захочет ли она стать самой важной для вас частью в этой ситуации, порождая то же поведение утонченно и согласованно только в этом контексте.

[0072] Those are variations on the theme of context reframing. All the reframing models that we use are based on some kind of content reframing. In the stubbornness example we left the meaning of the behavior the same and put it in a new context.

[0072] Все это вариации на тему контекстного рефрейминга. Все применяемые нами модели рефрейминга основаны на некотором виде рефрейминга содержания. В примере упрямой дочери мы оставили без изменения смысл поведения, но вложили его в новый контекст.

[0073] Now, what did we alter in the first example I gave of the woman and the footprints? . . . We left the context the same and changed the meaning of the behavior in that same context. Everything remained constant except what the behavior implied.

[0073]Что же мы изменили в первом примере, с женщиной и следами на ковре?.. Мы сохранили тот же контекст, но изменили смысл поведения в этом же контексте. Изменилось только одно: значение этого поведения.

[0074] For another example, let’s say that someone had a part of themselves that was greedy, and they believed it was bad to have a greedy part. One way to alter that would be to have him conceive of a context or situation in which being greedy would be very important—perhaps after an atomic war, or being greedy about learning new things. You can always come up with some change of context that will change the significance of the behavior.

[0074] Рассмотрим теперь другой пример. Предположим, что у человека есть жадная часть, и что, по его мнению, плохо иметь такую жадную часть. Вот один из способов произвести требуемое изменение: надо побудить его представить себе контекст или ситуацию, где было бы очень важно быть жадным, — скажем, после атомной войны, или в жадном стремлении к новому знанию. Вы всегда можете придумать некоторый контекст, в котором изменится и значение поведения.
[0075] Another choice is to find out what behavior they generate that they name “being greedy” and give the behavior itself a new name with a new meaning. “Greed” has negative connotations, but if you give the behavior another label with positive connotations, such as “being able to meet your needs,” you can change the meaning of the behavior.

[0075] Другой способ — обнаружить поведение, порождающее то, что человек называет “жадностью”, и дать ему новое имя с новым смыслом. “Жадность” имеет отрицательные коннотации, но если вы дадите этому поведению другое имя, положительными коннотациями, например, назовете его “способностью о себе позаботиться”, то вы можете изменить смысл этого поведения.

[0076] A Virginia Satir “parts party” is nothing more than doing this over and over and over again, in lots of different ways. If you have a part of you that is devious and malicious, it later becomes renamed “your ability to be creatively constructive” or something else. It doesn’t matter what name you come up with, as long as it has positive connotations. You’re saying “Look, every part of you is a valuable part and does positive things for you. If you organize your parts in some way so that they operate cooperatively, and so that what they are trying to do
for you becomes more apparent, then they’ll function better.”

[0076] “Игра с частями”, как ее выполняет Вирджиния Сатир – это ни что иное, как бесконечное повторение описанного выше, повторение самыми разнообразными способами. Если у вас есть хитрая и злая часть, она может быть со временем переименована в “вашу способность к конструктивному творчеству”, или во что-нибудь другое. Неважно, какое имя вы придумаете, лишь бы оно имело положительные коннотации. Вы говорите человеку: “Посмотри, каждая часть в тебе — это ценная часть, приносящая тебе нечто хорошее. Если ты некоторым образом организуешь свои части, чтобы они действовали согласованно и чтобы стало яснее, что они хотят для тебя сделать, то они будут работать лучше.”

[077] In the case of the stubborn daughter, “stubbornness” in the father’s experience changes from being something that works against him to being something that he feels good about when he sees it occur, because he knows that this behavior is something that she will need to survive in the world. That changes his internal response.

[077] В случае “упрямой” дочери упрямство было в глазах отца чем”то действовавшим против него, но теперь оно каждый раз производит на него хорошее впечатление, потому что это поведение, как ему известно, поможет дочери в трудную минуту. И это меняет его внутреннюю реакцию.

[0078] In the other example, when the mother looked at the footprints on the carpet, she took them as a comment about her being a bad housewife—that she hadn’t finished doing the things she was supposed to do. If you change the meaning of the footprints to “You’re around the people you love” then her experience changes. That change in experience is really the only essential piece of any reframing model. That is what reframing is all about

[0078] В другом примере, когда мать смотрела на ковер и, видела на нем следы, она воспринимала их как свидетельство, что она плохая хозяйка, не справляющаяся со своим делом. Но если вы измените смысл этих следов, если они означают теперь: “Возле вас люди, которые вас любят”, то ее переживание меняется. Это изменение переживания и есть единственно важная вещь в любой модели рефрейминга. Для этого и делается рефрейминг.

[0079] Man: When you change the meaning, aren’t you installing a complex equivalence?

[0079] Мужчина: Когда вы изменяете смысл, не устанавливаете ли вы тем самым комплексную эквивалентность?

[0080] Yes. Actually, you’re not installing a complex equivalence, you are just altering the one that’s already there. You’re really trading. She already has one complex equivalence. She is saying “Footprints on the carpet mean bad housewife, therefore feel bad.” You are saying “Well, since you are so good at complex equivalence, try this one. This one is a lot groovier: footprints on the carpet mean that the people you love are around, therefore feel good.”

[0080] Да. В действительности, я даже не устанавливаю комплексную эквивалентность, а всего лишь изменяю ту, которая уже есть. Я просто выполняю обмен. У этой женщины уже есть комплексная эквивалентность. Она говорит себе: “Следы на ковре означают плохую хозяйку, поэтому надо плохо чувствовать себя”. Но я говорю ей: “Хорошо, если ты уж так наловчилась в комплексных эквивалентностях, попробуй — на другую”. Эта другая куда приятнее, следы на ковре соответствует, что возле тебя любящие тебя люди, и потому надо чувствовать себя хорошо.

[0081] In order to make reframing work, sometimes it’s better to begin with the reverse case. Leslie could have just looked at this woman and said “Well, no, no, no. You see, you’re all wrong. When you see footprints, it just means that the people you care about are there.” That would not have had an impact; it would not have changed her internal experience or her response. So of course the sequencing of your delivery and your expressiveness are very important.

[0081] Чтобы рефрейминг у вас работал, иногда полезно представить себе чего делать не надо. Лесли могла посмотреть на эту женщину и сказать ей: “Ну, нет же, нет. Поймите, что все это не так. Когда вы видите следы, это попросту означает, что рядом с вами близкие вам люди.” И это не подействовало бы. Это не изменило бы ее внутренние переживания и ее реакцию. Очень важно, как вы располагаете вашу речь, и какие вы применяете выразительные средства.

[0082] “You see the carpet there and it’s spotless! You’ve cleaned it perfectly.It’s fluffy. You can see the white fibers.” This is pacing: she is responding to the complex equivalence. Then you lead: “And then suddenly you realize that that means you are all alone.” That is something she had never considered before. If you think about it, that is not necessarily true. The whole family might be in the next room. However, it sounds so meaningful in that context that you can use it to
influence behavior. Then you switch back: “Now put a few footprints there, and realize that those you love are near.”

[0082] “Вы видите, на ковре нет ни малейших следов! Вы его совершенно вычистили. Он пушистый. Вы видите белые ворсинки”. Это подстройка: она реагирует на комплексную эквивалентность. Затем вы ведете: “И вдруг вы : ведь это означает, что вы совсем одна!” Это нечто такое, что ей никогда не приходило в голову. Вы понимаете, конечно, что это может быть и неверно. Может быть, вся семья в соседней комнате. Но в данном контексте это звучит столь осмысленно, что вы можете этим воспользоваться для воздействия на ее поведение. Теперь вы переключаете: “Сделайте на ковре следы и поймите, что возле вас ваши близкие.”

[0083] Which kind of reframing is more appropriate if somebody says to you “I can’t take notes. I’m so stupid!” They’ll both work, but which one is more immediate? When you hear a complex equivalence as in this example, it tells you something about meaning. If I say that I don’t like something, especially about others, typically it has to do with meaning. If I say “Well, Byron has never been really interested in my groups; he sits in the back corner,” that’s a statement about the meaning of a behavior.

[0083] Предположим кто-нибудь говорит вам: “Я не в силах записывать лекцию. Я чувствую себя таким глупым!” Какой вид рефрейминга здесь больше подходит? Подействуют оба вида, но какой будет ближе к делу? Когда вы сталкиваетесь с комплексной эквивалентностью, как в этом примере, вы узнаете из нее нечто, касающееся смысла. Если я говорю, что чего-нибудь не люблю, особенно в других людях, это, как правило, имеет отношение к смыслу. Когда я говорю: “Что ж, Байрон на самом деле никогда не интересовался моим семинаром; он сидит себе где-то в углу”, — я высказываюсь тем самым о смысле его поведения.

[0084] If you make the statement “It annoys me when X happens,” which kind of reframing is going to be most appropriate? . . . Meaning refraining will be. What kinds of statements will tell you that context reframing is more appropriate?

[0084] Так вот, если вы обращаетесь ко мне с предложением: “Меня раздражает, когда происходит икс”, какой вид рефрейминга лучше всего подойдет?.. Рефрейминг смысла. А теперь скажите, к каким предложениям лучше всего подходит рефрейминг контекста?

[0085] Woman: “I’m not happy when I’m sitting in this room.”

[0085] Женщина: “Мне неприятно сидеть в этой комнате. ”

[0086] Which kind of reframing is going to be most immediate for that: context or meaning? She’s essentially saying “I don’t like what this means,” so it’s meaning again.

[0086] Посмотрим, какой вид рефрейминга здесь ближе к делу: смысловой или контекстный. По существу, она говорит: “Мне не нравится то, что означает сидение в этой комнате”, так что здесь снова дело в смысле.
[0087] What happens if I say something like “I’m too tyrannical”? . . . That tells you something about context. Too tyrannical for what? . . . or for whom?

[0087] А что, если я скажу вам: “Я веду себя просто как тиран? “… Это говорит вам нечто о контексте. Тиран по отношению к чему?.. или к кому?..
[0088] Now, what’s the difference between the two forms? Each of them is a kind of generalization. Can you tell the difference between those kinds of generalizations? If you can identify form, that will tell you which kind of reframing is more immediate to use.

[0088] Так в чем же различие между двумя формами? Каждая из них есть некоторое обобщение. Можете ли вы сказать, чем отличаются эти обобщения? Если вы можете определить, с какой формой вы столкнулись, это скажет вам, какой вид рефрейминга ближе к делу.
[0089] No behavior in and of itself is useful or not useful. Every behavior will be useful somewhere; identifying where is context reframing. And no behavior means anything in and of itself, so you can make it mean anything: that’s meaning reframing. Doing it is simply a matter of your ability to describe how that’s the case, which is purely a function of your creativity and expressiveness.

[0089] Никакое поведение само по себе не полезно и не бесполезно. Любое поведение в чем-то будет полезно, когда вы определяете, в чем это рефрейминг контекста. И никакое поведение само по себе не имеет смысла, так что вы можете придать ему любой смысл: это рефрейминг смысла. Выполнение его требует от вас лишь способности описать, как должно быть осмысленно это поведение, а такая способность полностью зависит от ваших творческих и выразительных сил.
[0090] Now let’s play with this a little. Give me some complaints, and I’ll reframe them.

[0090] А теперь мы проделаем упражнение. Вы будете на что-нибудь жаловаться, а я буду рефреймировать ваши жалобы.

[0091] Woman: There’s no more coffee in the evening, and I don’t like that.

[0091]Женщина: По вечерам больше не дают кофе, и это мне не нравится.

[0092] Have you been sleeping well?

[0092] Хорошо ли вы спали?
[0093] Man: There are too many sessions scheduled at once. I decide to be in one workshop, and then I want to be in another. I can’t switch and go over to another session in the afternoon, because it’s already progressed too far.

[0093] Мужчина: Слишком много занятий назначается в одно время. Я выбираю один семинар, а потом мне хочется пойти на другой. А вечером я не могу переключиться на другое занятие, потому что там уже ушли вперед.
[0094] Yeah, I understand. I really do sympathize. And one of the nice things about arranging the workshop that way is that it gives you extra practice in decision-making processes.

[0094] Ну да, я вас понимаю. Я вам сочувствую. И знаете ли, в такой организации семинарских занятий есть своя хорошая сторона, ведь это дает вам дополнительную практику в принятии решений.

[0095] Woman: I don’t see the reframing there.

[0095] Женщина: Я не вижу, где здесь рефрейминг.
[0096] Well, I placed his remark in a frame in which it has a function other than the one he consciously recognized: it gives him practice in decision-making.

[0096] Я поместил его замечание в рамку, где оно приобрело другую функцию, раньше он не знал, что имеет практику в принятии решений.
[0097] Man: My wife takes forever to decide on things. She has to look at every dress in the store and compare them all before she selects one.

[0097] Мужчина: Моя жена ни на что не может решиться. Если ей надо выбрать себе платье, она должна осмотреть все, какие есть в магазине, и сравнить их между собой.

[0098] So she’s very careful about decisions. Isn’t it a tremendous compliment
that out of all the men in the world, she chose you!

[0098] Значит, она очень тщательно принимает решения. Как Вам должно быть приятно, что из всех мужчин на свете она выбрала именно вас!
[0099] Man: I don’t want to tell my wife what I want sexually, because that would force her to limit herself.

[0099] Мужчина: Я не говорю моей жене, чего я хочу от нее в сексуальном смысле, потому что это было бы для нее ограничением.
[0100] But you are willing to limit her ability to please you when she wants to, by not telling her what you like?

[0100] Но вы ведь в самом деле ограничиваете ее, если она хочет вам нравиться, а вы ей не говорите, что нравится вам?

[0101] Woman: My children yell and run around too much.

[0101] Женщина: Мои дети слишком уж кричат и бегают.
[0102] When they are playing outdoors or at sporting events, it must give you great satisfaction to see how uninhibited your children are, and how well you and your husband have preserved their natural exuberance.

[0102] Когда они играют на улице или занимаются спортом, вы должны испытывать, удовольствие, видя, что они свободны от комплексов и благодаря вам и вашему мужу сохранили всю свою естественную жизнерадостность.
[0103] Now I’ll give you some complaints, and you reframe them. “I feel terrible because my boss always criticizes me.”

[0103] А теперь я предложу вам некоторые жалобы, а вы их рефреймируете. “Я ужасно себя чувствую, потому что мой босс всегда меня критикует.”
[0104] Man: He must really notice the work that you do, and like you enough to want to help you improve it.

[0104] Мужчина: Должно быть. он в самом деле, заметил, как вы работаете, и вы ему настолько нравитесь, что он хочет помочь вам работать еще лучше.

[0105] OK. Fine. “I’m too easy-going.”

[0105] Прекрасно. Следующая жалоба: “Очень уж легко я отношусь ко всему на свете.”
[0106] Woman: Well, I’m thinking of many of my friends who are getting heart attacks because they react so strongly when someone asks them to do something they don’t want to do.

[0106] Женщина: Ну что ж, я припоминаю, сколько моих друзей заработали себе сердечные приступы, потому что слишком реагировали на разные нежелательные просьбы.

[0107] Exercise

[0107] Упражнение

[0108] I want you all to practice meaning and context reframing for twenty minutes. Get together with two other people. One of you will be a client, one of you will be a programmer, and one of you will be an observer. Switch roles periodically.

[0108] Теперь я прошу вас провести упражнение по рефреймингу смысла и контекста продолжительностью в двадцать минут. Соберитесь в группы по три человека. Один из группы будет клиентом, другой будет его программировать, а третий наблюдать. Периодически меняйтесь ролями.

[0109] The client’s job is to come up with a complaint. You could role-play a client of yours and state some really powerful complaint that you typically get from clients in your practice. Or you could pretend to role-play a client but come up with a complaint that might be relevant for some part of your own personal evolution. I want you to state your complaints in a particular form to make it easier for your partner. The form of the complaint will tell the other person which kind of reframing is most appropriate.

[0109] Дело клиента — придумать некоторую жалобу. Вы можете сыграть роль одного из ваших клиентов и предложить какую-нибудь и в самом деле серьезную жалобу, какие вы часто слышите на практике от наших клиентов. Или сделайте вид, что играете роль клиента, но предложите жалобу, связанную с вашим личным развитием. Я хочу, что бы вы высказали ваши жалобы в особой форме, сделав проще для вашего партнера. Форма вашей жалобы подскажет вашему партнеру, какой вид рефрейминга лучше подходит.
[0110] 1) Present your complaint as a complex equivalence that links a response to a class of events: “I feel X when Y happens” or,

[0110] 1. Предложите вашу жалобу в форме комплексной эквивалентности, связывающей реакцию с некоторым классом событий: “Когда происходит X, я испытываю Y.”
[0111] 2) Present the complaint as a comparative generalization about yourself or someone else, with the context deleted: “I’m too Z” or “He’s too Q.”

[0111] 2. Предложите жалобу в форме сравнительного общения с удаленным контекстом, относящимся к вам или к кому-нибудь другому: “Я слишком 3” или “Он слишком О”.
[0112] The programmer’s job is to find a way of reframing the problem, and then to deliver the reframe in such a way that it has an impact. This is a training seminar, so don’t force yourself to respond immediately. Let me give you a strategy to generate reframes. First you identify the form of the complaint that your client has presented so that you know which kind of reframe to go for. With a complex equivalence you do a meaning reframe, and with a comparative generalization you do a context reframe. The next step is to create an internal representation of the complaint that you have received from the other person: either make a picture of it visually, feel what it would be like kinesthetically,
or describe it auditorily.

[0112] Дело программиста, найти для предложенной проблемы способ рефрейминга, а затем рефреймировать ее таким образом чтобы произвести воздействие. Поскольку это тренировочный семинар, не заставляйте себя реагировать немедленно. Сейчас я дам вам стратегию выполнения рефрейминга. Сначала определите форму жалобы, предложенной клиентом, тем самым вы узнаете, какой вид рефрейминга вы будете применять. В случае комплексной эквивалентности рефреймируйте смысл, а в случае сравнительного общения вы рефреймируете контекст. На следующем шаге вы создаете внутреннее представление предложенной вам жалобы: зрительный образ ее, или кинестетическое описание, или слуховое.
[0113] For a context reframe, ask yourself “In what context would this particular behavior that the person is complaining about have value?” Think of different contexts until you find one that changes the evaluation of the behavior.

[0113] В случае рефрейминга контекста спросите себя: “В каком контексте это поведение, на которое человек жалуется, могло бы оказаться ценным?” Представьте себе различные контексты, пока не найдете такой, где оценка поведения меняется.
[0114] For a meaning reframe, ask yourself “Is there a larger or different frame in which this behavior would have a positive value?” “What other aspect of this same situation that isn’t apparent to this person could provide a different meaning frame?” or simply “What else could this behavior mean?” or “How else could I describe this same situation?”

[0114] В случае рефрейминга смысла спросите себя: “Есть ли какая-нибудь более широкая рамка, где это поведение имело бы позитивную ценность?” Какие другие аспекты той же ситуации, но не замечаемые этим человеком, могли бы придать такому поведению другую смысловую рамку, или проще: “Что еще могло бы означать, это поведение?” “Как еще мог бы я описать ту же ситуацию?”
[0115] When you have found a new frame for the behavior, take a moment or two to think of alternative ways of delivering the reframe, and then select the one that you think will get the maximum response. Pacing and leading will be extremely important in doing this. If you have difficulty, take the observer aside for a moment and use her as a resource.

[0115] Когда вы уже нашли новую рамку для поведения, подумайте немного об альтернативных способах рефрейминга, а затем выберите способ, который должен вызвать, как вы полагаете, наибольшую реакцию. При выполнении рефрейминга чрезвычайно важны подстройка и ведение! Если это вызывает у вас трудности, отведите в сторону наблюдателя и посоветуйтесь с ним.
[0116] When you have thought of a reframe, ask the client to repeat the complaint, and then deliver your reframe. Carefully observe the nonverbal changes in the client as he considers what you have said.

[0116] Обдумав способ рефрейминга, попросите клиента по-вторить его жалобу, а затем выполните рефреймирование. По мере того, как он воспринимает сказанное вами, тщательно следите за его несловесными изменениями.
[0117] The observer and the programmer both have the job of getting a sensory-based description of the nonverbal changes that occur in the client as he makes the transition from complaining about a behavior to at least a partial appreciation of how the behavior has value for him within a different frame.

[0117] По мере того, как клиент переходит от жалоб на некоторое поведение к какому-то хотя бы частичному пониманию, какую ценность это поведение имело бы для него в другой рамке, наблюдатель и программист должны составлять себе основанное на сенсорных ощущениях описание происходящих у него несловесных изменений.

[0118] Do you have any questions?

[0118] Есть ли у вас вопросы?”

[0119] Woman: What is the purpose of pausing before you reframe?

[0119] Женщина: Зачем нужно делать паузу перед началом рефрейминга?
[0120] I want you to take the time to employ one of the specific strategies I offered you to come up with a verbal content reframe. If you are practiced in content reframing, and you have an immediate response, fine. Go ahead and make it. But if you have any hesitation, I want you to drop out. Go into internal experience and check all representational systems to figure out visually, auditorily, or kinesthetically how you could verbally reframe the content of the complaint.

[0120] Вы должны воспользоваться этим временем, чтобы выбрать один из предложенных мной специальных стратегий словесного рефрейминга содержания. Если вы уже имеете опыт такого рефрейминга и сразу же получаете информацию, очень хорошо. Приступайте к работе. Но если вы колеблетесь, сделайте перерыв. Погрузитесь во внутреннее переживание и используйте все системы представления, чтобы решить, как вы будете словесно рефреймировать, пользуясь зрительным, слуховым или кинестатическим способом.
[0121] If you are practiced in reframing, it will be to your advantage to take a little time to figure out what your own typical strategy for verbal content reframing is, and use any other one, so that you increase your flexibility. If you usually lead visually and search for alternate contexts visually, try doing it kinesthetically or auditorily.

[0121] Если у вас уже есть опыт рефрейминга, вы можете использовать этот небольшой перерыв, чтобы осознать, каков ваш типичный способ словесного рефрейминга содержания, а затем применить другой способ, чтобы увеличить вашу гибкость. Если вы обычно применяете зрительный способ для ведения и для поиска альтернативных контекстов, попробуйте проделать это кинестетическим или слуховым способом.
[0122] Come back to me with a successful example of each kind of content reframe, and with a specific sensory-based description of the changes that you saw in the client. We’ll compare the descriptions to find out how we can generalize about the things that you observed. Any other questions about this exercise? . , . OK. Go ahead.

[0122] Затем вы вернетесь ко мне, успешно выполнив рефрейминг содержания всех видов, с конкретными, основанными на сенсорных ощущениях описаниями увиденных у клиента изменений. Мы сравним эти описания и посмотрим, как можно обобщить ваши наблюдения. Есть ли еще вопросы по поводу упражнения… Хорошо приступайте.

[0123] Discussion

[0123] Обсуждение

[0124] Woman: I had a lot of difficulty reframing the problem that my partner presented. It was an interaction with his wife, and when she does something that she—

[0124] Женщина: У меня были небольшие трудности с рефреймированием проблемы, предложенной партнером. Это было взаимодействие с женой, и когда она делала что-нибудь такое, что…

[0125] Did he give you one sentence?

[0125] Но он изложил это в одном предложении?
[0126] Woman: Yes. He wants to stop making so many visual side trips when he’s talking to his wife.

[0126] Женщина: Да. Он сказал, “что хочет перестать делать лишние жесты, когда говорит с женой.
[0127] That doesn’t fit one of the two forms that I asked him to express the statement in, so it has nothing to do with what we are doing here today, unless he rephrases it for you, or unless you question him until you get a statement which fits those forms. I want you to use the two forms that we demonstrated earlier, so that you have some control over your language and your sense of expression. I said “Describe a problem in one of these two forms.” He did it in some other form, so it has nothing to do with what’s going on here. If you were to Meta-Model him, eventually it would come out in one of these two forms. You weren’t
the only one who did that, by the way. A lot of people came up and asked “What do you do with this sentence?” And I said “Nothing. It has nothing to do with what we are doing here.”

[0127] Это не подходит ни к одной из двух форм, в которых я просил выражать жалобы, следовательно, не имеет отношения к тому, чем мы сейчас занимаемся. Разве что он перефразировал бы это, или вы спрашивали бы его до тех пор, пока не получили предложение, подходящее к одной из двух форм. Я хотел бы, чтобы вы пользовались двумя показанными раньше формами и, тем самым, могли сохранить контроль над вашим языком. и над вашими выразительными средствами. Я сказал: “Опишите проблему в одной из двух форм, а ваш партнер сделал это в иной форме, так что не имеет отношения к сегодняшнему занятию.” Если бы вы применили к нему Мета-модель, это привело бы в конечном счете к одной из двух форм, о которых я говорю. Кстати, это не только ваша ошибка. Люди часто подходили ко мне и спрашивали: “Что бы вы сделали с этим предложением?” И я отвечал: “Ничего. Это не имеет отношения к тому, чем мы здесь занимаемся.”
[0128] An important part of being successful in NLP is knowing what kind of problem your procedure works on. If you know that, you can do successful demonstrations any time you want to. You just ask for volunteers who have exactly what your procedure works on. You say “Who has a problem like this: you go into a context and you want to have a certain feeling, but instead you have a completely different feeling, and it happens every time?” If you have a therapeutic model like reanchoring which is designed to deal with that, you can’t lose.

[0128] Для успеха в НЛП важно знать, какого рода проблемы поддаются вашей процедуре. Если вы это знаете, то вы можете всегда производить успешные демонстрации. Вам надо только вызвать желающих, имеющих в точности те проблемы, на которые действует ваша процедура. Вы спрашиваете, у кого есть проблемы следующего рода: “Вы попадаете в некоторый контекст и хотите иметь определенные ощущения, но у вас получаются совершенно иные ощущения, и так повторяется каждый раз?” Если у вас есть терапевтическая модель вроде перестановки якорей, предназначенная для таких проблем, то у вас не может быть неудачи.
[0129] People often come up to us after seminars and say “You guys do therapy so fast!”” It’s fast because we ask for problems that fit the form of what we want to demonstrate. As soon as somebody raises his hand, we’re done.

[0129] Часто люди подходят к нам после семинара и говорят: “Как вы ухитряетесь делать терапию так быстро!” Это получается быстро, потому что мы спрашиваем о проблемах, подходящих по форме к предмету нашей демонстрации. И как только кто-нибудь поднимает руку, все выходит как надо.
[0130] Being able to identify these forms and ask for them is very important. If you have a client who comes in and says “Well, you know, I have all kinds of problems” then you can say “Do you have anything like this?” And he’ll say “Yeah, I have a couple of those. I’ve got these two.” You can fix those, and then you can describe another form and ask “Well, have you got any of these?” It’s a very different mental set for doing therapy. If you’ve got certain things you do that work, being able to describe the kind of problem that they work on is very
important.

[0130] Очень важно уметь определять эти формы и спрашивать о них. Предположим, к вам приходит клиент и говорит: “Знаете ли, у меня есть всевозможные проблемы”, тогда вы говорите ему: “А если у вас что-нибудь вроде этого?” Он отвечает: “Да, такие у меня есть. Вот например, это и это.” Заметив эти проблемы, вы описываете другую форму и спрашиваете: “Нет ли у вас вот этого?” И вы оказываетесь в совсем другой психической ситуации для терапии. Если у вас есть некоторые действующие методы, очень важно знать, на какие проблемы они действуют.
[0131] If you take one of these two refraining models and use it where it’s inappropriate, it won’t work. That would be like taking the phobia cure and using it for something else. It just won’t have an impact, because it’s not designed to do something else. One man who was in a workshop we did in Chicago phoned me about a month later and said “You worked with a woman who had a phobia of birds, and it worked really well, but I’ve been doing that with all my clients and it doesn’t work.” I asked “Well, do they have phobias?” He answered “No, I don’t
have any clients with phobias.” He came right out and said that! I said “Well, why are you using that technique then?” And he said “Well, it worked!” He really understood the seminar!

[0131] Если вы возьмете одну из двух описанных выше моделей рефрейминга и примените ее в случае, где она не подходит, то она не подействует. Это все равно, что взять лечение фобии и применить его к чему-нибудь другому. Оно просто не дает результата, потому что предназначено для другой цели. Один человек, бывший у нас в семинаре в Чикаго, через месяц позвонил мне и сказал: “Вы работали с женщиной, у которой была фобия к птицам, и все хорошо получилось, но я применял это ко всем моим клиентам, и ничего не выходит.” Я спросил его: “Разве у них были фобии?” И он ответил мне: “Нет, у меня не было клиентов с фобиями.” Так прямо и сказал! Тогда я спросил: “Почему же вы применяли эту технику?” “Как же, сказал он, ведь я видел, что она действовала!” Поистине он понял, что происходило на семинаре!
[0132] In essence that’s the biggest mistake that has been made in therapy all along. Somebody did something and it worked. Then he thought “It worked! Good! We’ll use it for everything! And we’ll call it a new school of therapy.” And then he went out and tried that one thing with everybody. It worked with some people and not with others, and he couldn’t figure out why.

[0132] По существу, это крупнейшая ошибка, когда-либо совершенная в терапии. Кто-то сделал нечто, и это подействовало. И человек решил: “Это действует! Прекрасно! Применим это ко всему возможному и назовем это новой школой терапии.” После чего он стал применять во всех случаях одно и то же. На некоторых клиентов это действовало, а на других нет, и он не понимал, в чем дело.
[0133] It’s really quite simple. The structure of what he did was appropriate for accomplishing certain goals and not others. Since those specific goals were not described, people didn’t know how to look for them and find them. I am hoping that you will come to realize that there are appropriate and inappropriate times to use these tools. It’s important that you know what your tools do, and what they don’t do. Otherwise you have to find out by trial and error.

[0133] На самом деле здесь все просто. Структура того, что он делал, подходила для некоторых целей, а для других нет. Если эти конкретные цели не описаны, люди не умеют искать и находить их. Надеюсь, вы поймете, что ваши средства подходят к одним случаям, и не подходят к другим. Важно знать, для чего годятся ваши средства и для чего они не годятся. Иначе вам придется выяснять это путем проб и ошибок.
[0134] Jim: I’m interested in getting others’ reactions to a reframe that I did. My partner role-played a patient who had attempted suicide several times. She said to me “You people profess to know a lot about human behavior. I don’t like it when all you do is continue to lock me up instead of letting me kill myself.”

[0134] Джим: Мне интересно получать реакции на мой рефрейминг. Моя партнерша разыграла клиентку, несколько раз покушавшуюся на самоубийство. Она мне сказала: “Вот вы все делаете вид, что так много знаете о человеческом поведении. И мне это не нравится, потому что все время запираете меня, не позволяя мне покончить с собой.”
[0135] Marie: Well, there was something else that I said: “I really know I want to kill myself.” His response to that was “Good! I’m really glad you know what you want.” Then I responded “Well, if you appreciate that, why do you lock me up here? I don’t like it that you send the police for me when I swallow pills.”

[0135] Мари: И я сказала кое-что еще: “Я и в самом деле знаю, что хочу покончить с собой.” На это он ответил: “Чудесно! Как приятно, что вы знаете, чего хотите”. Тогда я сказала: “Если это вам так нравится, почему же вы меня запираете здесь? И еще мне не нравится, что когда я принимаю пилюли, вы вызываете полицию”.
[0136] OK. That’s the complaint. All of you take a moment to figure out a content reframe you might make to that input, and then Jim can tell us what he did. . . . OK, now go ahead, Jim.

[0136] Превосходно. Перед. вами жалоба. Подумайте немного, какой рефрейминг содержания вы применили бы в этом случае, а затем Джим скажет нам, что он сделал… Теперь Джим продолжит свой рассказ.
[0137] Jim: I said to her “You know, I have never really understood suicide before. We really don’t know what goes on with people like you, and you are offering me an unprecedented opportunity to learn. What I would like to do is cooperate with you, but what you have proposed is too simple, and I won’t learn enough. What I would like to do is make your death more complex, so that I can really learn about it.”

[0137] Джим: Я сказал ей: “Знаете ли, я никогда не мог понять самоубийство. Мы, в действительности, не знаем, что происходит с такими людьми, как вы, и вы даете нам беспримерную возможность узнать это. Так что я хотел бы сотрудничать с вами, но то, что вы предлагаете, слишком уж просто, и так я мало что узнаю. Мне хотелось бы сделать вашу смерть посложнее, чтобы я мог в самом деле изучить этот вопрос”.
[0138] She was obviously very surprised by what I said. She just went “Tchew!” and inhaled suddenly, and her stomach sucked in.

[0138] Заметно было, что мои слова ее удивили. Она только сказала: “Ну!..” резко вдохнула воздух, и у нее втянулся живот

[0139] Marie: When he said that, I got the feeling that he is as crazy as I am!

[0139] Мари: Когда он это сказал, мне показалось, что он так же спятил, как я!
[0140] Cathy: When Marie was talking about suicide I thought about how fantastic it is to have something in life that’s worth dying for. So it would be important to search for the thing that would really be worth giving your life for, and to take the time to do that.

[0140] Кэти: Когда Мари говорила о самоубийстве, я подумала, как это замечательно иметь нечто в своей жизни, за что стоило бы умереть. Было бы важно поискать то, за что не жаль отдать свою жизнь, а для этого потребовалось бы время.
[0141] Marie: I would go along with that; I would feel good about it. The question is “What can I do with that next?” I’m really hoping that you can tell me what to do after that.

[0141] Мари: С этим я бы согласилась, это вызвало бы у меня приятное ощущение. Но возникает вопрос: что мне делать с этим “дальше”? Надеюсь, вы скажете мне, что я должна делать затем.
[0142] The important thing about the responses that Cathy and Jim made is that they both accept the idea of suicide. It’s a good pace, and establishes rapport. And now since they’ve accepted that she is going to kill herself, they move on to when and how. Cathy’s response is really a natural extension of the how part. “If you are going to do this, you may as well do it well. It’s far too precious a thing to do just on the spur of the moment.” With this kind of patient, the outcome of exploring
what she’s going to die for is that you will get to the intent behind the suicidal behavior. Typically the suicidal patient will never give you a positive statement. They can’t. They are committing suicide out of desperation: they would rather be dead than continue living with the kinds of experiences they are presently having.

[0142] В реакциях Кэти и Джима важно то, что оба они принимают идею самоубийства. Это хорошая подстройка, устанавливающая раппорт. И, поскольку они согласились с тем, что она покончит с собой, они перешли к тому, когда и как она, это сделает. Реакция Кэти это в действительности естественное развитие вопроса “как”? “Если уж вы собираетесь это сделать, то вы могли бы сделать это хорошо. Это слишком важная вещь, чтобы делать это просто так”. У пациентов этого рода исследование вопроса, за что она собирается умереть, приводит вас к смыслу, стоящему за стремлением к самоубийству. Как правило, пациент с самоубийственными намерениями никогда не даст вам позитивного ответа. Они этого не могут. Они совершают самоубийство от отчаяния: предпочитают умереть, чем жить с их нынешними переживаниями.
[0143] What Cathy and Jim have suggested is a kind of shock treatment to gain rapport. You follow that with a statement presupposing that the only justifiable way to die is for something which is positive. What you will end up getting is some positive intent behind the suicide, and then you can approach that intent in a variety of ways. That sequence is particularly nice.

[0143] То, что предложили Кэти и Джим, это вид шоковой терапии для установления раппорта. Это делается с помощью утверждения, предлагающего, что единственный вид смерти, оправданный способ смерти это умереть за что-нибудь позитивное. Чего вы в конце концов добиваетесь, этот некий позитивный смысл, стоящий за самоубийством, а затем вы можете подойти к нему разными способами. Это особенно изящный образ действий.
[0144] Bunny: I did that with a client who was talking about a part of her that wanted to die. I said “How wonderful that you are looking for heaven on earth.” Then we went into what heaven on earth would be for her, and she was much less depressed after that.

[0144] Бонни: Я проделал это с клиенткой, которая говорила, что какая-то часть в ней хочет умереть. Я сказал ей: “Как это чудесно, что вы ищете небо на Земле.” Затем мы обсудили, что значило бы для нее небо на земле, и после этого ее депрессия значительно ослабела.
[0145] “Heaven on earth” of course, is a way of defining a very general secondary outcome: the positive intention that suicide will achieve. You are essentially relabeling “suicide” as “trying to achieve heaven on earth.” Any time your relabeling can include an idiom like “heaven on earth,” it will have an extra force to it, because it appeals to both brain hemispheres simultaneously. It is one of the few language forms computed in both hemispheres, so it has an extra power to it. Her complex equivalence for “heaven on earth” will be essentially the goals which you can now work toward in other ways than having her commit suicide. That’s a really nice way to lead into a situation which is appropriate for the six-step model of reframing.

[0145] Конечно, “небо на земле” это определение своего рода, определение очень общего побочного результата: позитивной цели, осуществляемой самоубийством. По-существу, вы переименовали самоубийство в попытку “достигнуть неба на земле”. Когда ваше новое имя включает выражение типа “неба на земле”, это придает ему добавочную силу, поскольку оно аппелирует одновременно к обоим мозговым полушариям. Это одна из немногих форм речи, обрабатываемая в обоих полушариях, и отсюда его добавочная сила. Ее комплексная эквивалентность, обозначаемая как “небо на земле”, и будет, по существу, примером вашей работы, к этой цели вы можете теперь направить другими путями, чем самоубийство. Это очень хороший способ, он приводит к ситуации, подходящей для шестишаговой модели рефрейминга.
[0146] Man: When your client talks about committing suicide, how about saying “Wonderful!”?

[0146] Мужчина: Когда клиент говорит о самоубийстве, можно ли сказать ему: “Чудесно! “?
[0147] Again, that’s fine as a first step, particularly if all your nonverbal analogues support what you say. One way to interrupt a client’s pattern is to do something totally unexpected. One of the least expected responses to suicide in this culture is to compliment him and agree and approve of such a statement. Agreeing will interrupt him, and it will also get immediate rapport with the part of him that made the statement. This is not a complete maneuver, but it’s a good way to change the focus of what’s going on. You don’t want to stop there, especially when you are dealing with life and death matters. You need to go on
immediately to utilize this opening to explore outcomes. “Who would you like to find your body?” “Have you composed your suicide note? Would you like to have me edit it for you?” These are ways of specifying the outcome that this part of him is trying to gain for him by suicide.
[0147] Это опять-таки хорошо, как первый шаг, в особенности, если вы поддержите сказанное всеми несловесными аналогами. Один из способов прервать шаблонное поведение клиента, это сделать что-нибудь совершенно неожиданное. В нашей культуре одна из самых неожиданных реакций на замысел самоубийства, это одобрение и согласие с ним. Согласие прерывает его и сразу же устанавливает раппорт с той его частью, которая высказала утверждение. Это еще не полный маневр, но это хороший способ переместить фокус происходящего. Вы на этом не остановитесь, особенно в таком случае, когда дело идет о жизни и смерти. Вы должны немедленно использовать этот прорыв для исследования результатов. “Хотите ли вы, чтобы определенный человек нашел ваше тело? “, “Составили ли вы ваше посмертное завещание? Не хотите ли вы, чтобы я его вам отредактировал?” Этим выясняется, каких результатов хочет достигнуть эта его часть путем самоубийства.
[0148] So these are only first steps in a complete therapeutic intervention. They are simply ways of interrupting and changing the frame in which the person understands his behavior, giving you a lot more freedom to maneuver. That’s the whole point of reframing, anyway: creating freedom to maneuver. If a person has behavior X, it’s a very specific behavior. It has actual sensory components: seeing, feeling, and hearing. If you try to change that piece of behavior directly, it will be very difficult. However, if that piece of behavior, with all its specificity, is
suddenly seen or felt or heard to be in a larger context, a larger frame, you can discover that what you are really committed to is not the specific piece of behavior, but to the outcome that behavior is supposed to lead to in your world-model. Then suddenly you have a lot of room to maneuver. You hold the outcome—the goal that you are trying to achieve—constant, and recognize that this particular pattern of behavior is only one way to achieve it. There are many other ways to achieve “heaven on earth.”

[0148] Таким образом, это лишь первые шаги терапевтической работы. Это простые способы прервать создавшийся шаблон поведения и переменить рамку,” которой человек представляет себе свое поведение, что дает вам большую свободу маневра. Но главная цель рефрейминга как раз и состоит в создании свободы маневра. У человека имеется некоторое поведение икс, весьма конкретное поведение. Оно содержит сенсорные компоненты. Зрительные, осязательные, слуховые. Если вы попытаетесь прямо изменить такое поведение, это будет очень трудно. Но если это же поведение во всей его конкретности вдруг рассматривается, ощущается или слышится в более широком контексте, в более широкой рамке, то обнаруживается, что в действительности вам надо заняться не этим конкретным поведением, а результатом, к которому это поведение может привести в вашей модели мира. И вы сразу же получаете широкие возможности маневра. Вы сохраняете неизменным результат — цель, к которой вы стремитесь, и видите, что этот конкретный шаблон поведения лишь один из возможных путей к цели. Есть много других способов достигнуть “неба на земле”.
[0149] Let me remind you that we almost never take a response away, except temporarily. There may be a context in which even murder, suicide, etc. is a good choice. I’m not willing to play God to the extent of removing any choices from a person; I simply want to add additional alternatives which are somehow more congruent with the person’s conscious understanding of what he wants to achieve. I don’t want to take away the ability to engage in the “inappropriate behavior”
because it may become appropriate at some other time in some other context.

[0149] Напомним вам, что мы почти никогда не снимаем полностью некоторую реакцию, разве лишь временно. Бывают контексты, в которых даже убийство, самоубийство может оказаться правильным выбором. Я не хочу изображать из себя Господа Бога и не отнимаю у человека никакого выбора, альтернативы, в некотором смысле более согласные с сознательным представлением человека о желательной для него цели. Я не хочу отнять у него возможность “неправильного поведения”, поскольку оно может оказаться правильным в другое время и в другом контексте.
[0150] However, with a suicidal client it’s quite appropriate to temporarily take away the choice of suicide. I recommend that you be very explicit at the beginning of your work with her. “I agree that it is better for you to die than continue living the way you are. I believe that I can assist you in changing your life in ways that make life worth living. I will accept you as a client only if you give up the possibility of suicide for three months. At the end of that time, if you still believe that suicide is appropriate, I’ll even help you do it. Do you agree to that?”

[0150] Но в случае клиента с тенденцией к самоубийству вполне уместно временно отнять у него этот выбор. Рекомендую вам в начале работы говорить с ними очень отчетливо. “Согласен, что вам лучше умереть, чем продолжать жить, как вы живете. Думаю, что я могу помочь вам изменить вашу жизнь, чтобы вам стоило жить. Я приму вас в качестве клиента лишь при условии, что вы на три месяца откажетесь от покушения на самоубийство. И если вы в конце этого времени все еще будете считать самоубийство правильным, я даже помог вам совершить его. Согласны ли вы на это?”
[0151] That’s what I do verbally. As I do that, I read the client’s nonverbal responses, to be sure that I have full unconscious agreement. Anybody who tries to commit suicide is dissociated enough that she wouldn’tconsciously know whether she was going to commit suicide anyway or not.

[0151] Вот что я делаю словесно. Когда я это делаю, я читаю несловесные реакции клиента, чтобы убедиться в его полном подсознательном согласии. У человека, пытающегося покончить с собой, психика настолько разорвана, что он и сам сознательно не знает, собирается он совершить самоубийство или нет.
[0152] After using NLP for three months the situation will be so different that the issue of suicide probably won’t even come up again. I will bring it up myself, just to make sure, and because I’ve made an agreement.

[0152] После трех месяцев НЛП ситуация настолько изменится, что вопрос о самоубийстве, вероятно, даже не возникнет. Я сам поставлю этот вопрос, чтобы убедиться в этом и чтобы исполнить соглашение.
[0153] Milton Erickson often used a contract like that. He would then point out that since she has been planning suicide anyway, she may as well go out in style. “How much money do you have in the bank?” “Oh, $5,000.” “Good. By Wednesday you will have consulted a hair specialist, and someone who is competent to teach you to dress appropriately. You look gross! You will also consult someone who can teach you how to walk and talk and meet people, both in social settings and in interviews.” She can’t object to spending money, because soon she will be dead, so it won’t matter. He uses her planning to be dead as leverage to move her into new behaviors that he knows will make suicide unnecessary.

[0153] Милтон Эриксон часто заключал контакты этого рода. Он говорил, например, своей клиентке, что раз уж она планирует самоубийство, то она может позволить себе сделать это в хорошем стиле: “Сколько у вас денег в банке”, — спрашивал он. “Ну, 5000 долларов”. “Хорошо, не позже среды вы обратитесь к специалисту по прическе и к кому-нибудь, кто научит вас прилично одеваться. У вас вульгарный вид! Вы посоветуйтесь, с кем-нибудь, кто научит вас ходить, говорить и общаться с людьми, в компании и наедине”. Она не может ничего возразить по поводу расходов, поскольку вскоре она все равно умрет, и это не имеет значения. Таким образом, он пользуется ее планом самоубийства, как рычагом, чтобы переместить ее в новые формы поведения, которые, как он знает, сделает самоубийство ненужным.
[0154] Man: What if you decided that suicide was an appropriate choice, because the person was very old, incapacitated, and in great pain, or something like that?

[0154] Мужчина: Что вы сделаете, если решите, что самоубийство – правильный выбор, потому что человек очень стар, бессилен, страдает от жестокой боли и т.п.?
[0155] Then I would do essentially the same thing that I do when both members of a couple have decided to end a relationship. I help them really complete the ending of the relationship so that they can go on cleanly and congruently. When a person ends a relationship, typically he carries lots of “unfinished business” with him and leaves a lot of messes behind him. This is also true of suicide.

[0155] Тогда я сделаю, по существу, то же, что в случае супружеской пары, решившей прекратить отношения. Я помогаю им по-настоящему окончить отношения, чтобы они могли продолжать свою жизнь чисто и без помех. Когда человек прекращает отношения, он обычно уносит с собой кучу “неоконченных дел” и оставляет за собой немало беспорядка. Также обстоит дело с самоубийством.
[0156] Let me give you a specific ritual that I have used to accomplish this. I ask the person to select a place in the outdoors that is very special to him, preferably a high place where he can look out over the world. “In your imagination, go to that place, and gather around you all the people who have been important in your life. Take one of them by the hand, look her in the eye, and tell her of your decision to suicide. There may be other things you want to tell this person so that you can be fully satisfied with the way you are ending this relationship. If there are, tell
her now. Think about any messages left unsaid or activities left undone, and as you do this, watch and listen to her response, to know if you are completing this relationship in a manner that is satisfactory to you. Take as much time as you need to do this thoroughly until you feel complete with this person. . . .

[0156] В таких случаях я пользуюсь особым ритуалом, который сейчас расскажу. Я прошу человека выбрать свое место под открытым небом, особенно важное для него, лучше всего высокое место, откуда можно увидеть мир. “Теперь, говорю я ему, пойдите в своем воображении в это место и соберите вокруг себя всех, кто имел важное значение в вашей жизни. Пусть одна из них будет женщина: возьмите ее за руку, посмотрите ей в глаза и скажите ей о вашем решении покончить с жизнью. Может быть, вы захотите сказать ей еще другие вещи, чтобы окончить отношения с нею вполне удовлетворительным для вас способом. Скажите ей все это. Подумайте, что еще не сказано и не сделано, и когда вы будете об этом говорить, смотрите на нее и слушайте ее ответы, чтобы убедиться, что вы расстаетесь с нею, как вы этого хотите. Пусть это займет столько времени, сколько потребуется, пока вы почувствуете, что ей сказано все…
[0157] “Then I want you and this person to look into the future together to see how present events will develop without you. As you do this, I want you to consider if there is anything you want to do now before you go, to influence those future events. . . .

[0157] Затем посмотрите вместе с нею в будущее, чтобы увидеть, как нынешние дела пойдут бес вас. Подумайте при этом, не хотите ли вы что-нибудь сделать прежде, чем вы уйдете, чтобы повлиять на эти будущие события…
[0158] “Now take the time to do the same with each and every one of those people you have gathered around you.”

[0158] А затем проделайте всю эту процедуру со всеми людьми, собравшимися вокруг вас.
[0159] If the person is truly ready to die, it can alert him to the things he needs to do first so that his death has the most constructive impact on his friends and relatives. If the person is not congruently ready to die, this ritual will give you lots of information about the outcomes behind his decision to suicide, and you can use this information to develop other ways of satisfying them. You will also learn a lot about the people and events that still have meaning for him, and you can use this as leverage to help accomplish the changes you want to make.

[0159] Если человек в самом деле готов к смерти, это может открыть ему глаза на вещи, которые он должен сделать, чтобы его смерть имела самое конструктивное воздействие на его друзей и родственников. Если же он, в действительности, не готов к смерти, то этот ритуал доставит вам много информации о стремлениях, стоящих за решением о самоубийстве, и вы сможете применить эту информацию, чтобы удовлетворить эти стремления другим путем. Вы, узнаете также много вещей, о людях и событиях, все еще важных для него, и сможете использовать все это как рычаг для выполнения желательных для вас изменений.
[0160] Now let’s get back to the exercise and talk about the other part of it. Somebody give me a sensory-grounded description of what you could see, hear, or feel—if you were making tactile contact—that seemed to be an indication that you just did a successful reframe. What did you observe when there was a reorganization of the person’s understanding unconsciously—and usually also partially at the conscious level—that indicated that you succeeded in the reframe?

[0160] Вернемся теперь к нашим упражнениям и поговорим о другой его части. Пусть кто-нибудь даст мне описание, основанное на сенсорных данных, всего, что он видел, слышал или чувствовал, если у него были тактильные контакты, и что показалось ему подтверждением успешно выполненного рефрейминга. Какие признаки успешного рефрейминга вы заметили, когда у человека происходила реорганизация понимания в подсознании и обычно отчасти и на сознательном уровне?
[0161] Ben: There was a loosening of the body, especially in the chest. The muscle tension in the face and shoulders softened.

[0161] Бен: Было расслабление тела, особенно подбородка, смягчилось мускульное напряжение в лице и плечах
[0162] Does anyone have any counter-examples to that? Did anybody tighten up in that area when the reframe worked?

[0162] Есть ли у кого-нибудь противоположный пример? Наблюдалось Ли во время рефрейминга увеличение напряженности в этих областях?
[0163] Man: The initial surprise seemed to make them tighten up . . . and then they relaxed.

[0163] Мужчина: Вначале удивление, кажется, вызвало у них напряженность, но затем они расслабились.
[0164] Becky: I experienced what I perceived to be a slight epileptic seizure internally, and then I relaxed.

[0164] Бэкки: Я испытала внутренне что-то вроде легкого приступа эпилепсии и потом расслабилась.

[0165] OK. Did it show up externally?

[0165] Хорошо. А проявилось ли это внешне?
[0166] Becky’s Partner: Yes. I also noticed another thing. When Becky was considering something, she would “chew it over” metaphorically. She was also literally chewing. It was very visible in her jaw movements.

[0166] Партнер Бэкки: Да, я заметил еще кое-что. Когда Бэкки была чем-то занята, она в метафорическом смысле “пережевывала”занимавший ее предмет. вот она буквально делала жевательные движения. Это было заметно по ее челюстям.
[0167] OK, and what happened when she made a decision on whether or not she was going to swallow it?

[0167] Хорошо. Что же произошло, когда она приняла решение проглотить этот предмет или нет?
[0168] Becky’s Partner: Her jaws relaxed, and there were major skin color changes. Each time I made the reframing statement, there was a visible pink flush in her cheeks and forehead.

[0168] Партнер Бэкки: Ее челюсти расслабились и сильно изменился цвет кожи. Каждый раз, когда я произносил рефреймирующее предложение, заметно было внезапное покраснение на щеках и на лбу.
[0169] OK, so there was an increase in blood flow to the skin. Are there any counter-examples to that?

[0169] Хорошо, значит, был прилив к коже. Есть ли противоположные примеры?
[0170] Woman: Along with the tightening there was some whitening, and then the flush came with the relaxation.

[0170] Женщина: Вместе с напряжением кожа стала несколько белее, а при этом расслаблении покраснела.
[0171] What we are describing now are some of the visible signs of the functioning of the autonomic nervous system. There are two parts to the autonomic nervous system: the sympathetic and parasympathetic nervous systems. The two tend to balance each other through opposite effects.

[0171] То, что вы теперь описываете, это видимые признаки действия автономной нервной системы. Автономная нервная система состоит из двух частей: симпатической и парасимпатической нервной системы. Они уравновешивают друг друга противоположными эффектами.
[0172] Sympathetic activation results in increased muscle tension and a readiness to respond physically to some threat. There is more adrenalin, and the skin whitens as the blood vessels and pupils constrict. Parasympathetic activation results in muscle relaxation, flushing of the skin, dilation of blood vessels, dilation of the pupils, etc.

[0172] Действие симпатической нервной системы приводит к возрастанию мышечного напряжения и к физической готовности ответить на некоторую угрозу. Выделяется адреналин кожа бледнеет вследствие сжатия кровеносных сосудов, сокращаются зрачки. Действие парасимпатической системы приводит к расслаблению мышц, кожа краснеет, расширяются кровеносные сосуды, зрачки и т.д.
[0173] These are some very general visible characteristics of those two systems. What we have been describing is that people tend to have sympathetic activation when presenting a complaint and considering the reframe. Then they shift to parasympathetic activation when the reframe works, which is what you would expect to occur. If the reframing works, what was perceived as a problem to cope with becomes not a problem at all. What other changes did you observe?

[0173] Все это самые общие видимые характеристики двух систем. Мы видели, как у людей активируется симпатическая система при изложении жалобы и при восприятии рефрейминга. Затем, рефрейминг начинает работать, происходит переключение: активируется парасимпатическая система, чего и следовало ожидать. В самом деле, то, что раньше воспринималось как проблема, попросту перестает быть проблемой. Какие еще изменения вы наблюдали?
[0174] Ken: I saw accessing changes. Typically when the client was presenting
her complaint, she would be in one mode of accessing. Usually the ones we saw were high-intensity kinesthetic. As we presented the reframe, her accessing switched into a visual or auditory pattern. Then when we went back and talked about the problem situation, she accessed in the second pattern.

[0174] Кен: Я видел нарастающие изменения. Когда клиент излагал свои жалобы, у него, как правило, нарастали изменения одного определенного рода. Обычно мы видели кинестетические явления большой интенсивности. По мере выполнения рефрейминга, нарастание переключалось в зрительную или слуховую форму. Когда мы возвращались к исходной проблеме, нарастание происходило в этой последней форме.
[0175] Excellent. That’s a really elegant nonverbal test to find out if the reframe continues to work after you first introduce it. Your client may accept your reframe at the time that you make it. Later, she may reject it because of objections that arise. However, if later you mention some other dimension of the same presenting problem, and you see that she goes through the accessing sequence which was characteristic of the reframe and not the accessing sequence that was there before the reframe, then you know that the reframe is integrated into her experience of the problem area.

[0175] Прекрасно. Это в самом деле изящный несловесный тест, позволяющий проверить, продолжается ли действие рефрейминга после того, как вы в первый раз его ввели. Клиент может принять рефрейминг в этот первый момент, затем клиент может отвергнуть его из-за возникших возражений. Но если позже вы упомянете некоторые другие стороны этой же проблемы и если вы увидите, что клиент проходит нарастающую последовательность, бывшую раньше, то вы знаете, что рефрейминг интегрировался в его переживания в области этой проблемы.
[0176] Woman: That’s what happened with Bob. His eyes went to visual construct when he made the complaint. When the reframing took place, his eyes became defocused and he stared straight ahead. Then when I mentioned the complaint again, he went through that same defocusing process.

[0176] Женщина: Так было с Бобом. Когда он излагал жалобу, его глаза напряглись, как при рассматривании какого-нибудь предмета. После рефрейминга, его глаза расфокусировались и он смотрел куда-то в пространство. А затем, когда я опять заговорила о его жалобе, у него повторился тот же процесс расфокусирования.
[0177] Great. As far as I’m concerned, the generalization is this: one indicator that the reframe works at the moment is that you get a different accessing sequence when the person considers the same problem area. You observe some new strategy. Perhaps rather than being locked into kinesthetic feelings, the person is able to take a new perspective. Or you may observe the same accessing sequence, but with a different response. You recognize that by observing the autonomic cues that we mentioned earlier: skin color changes, breathing changes, muscle tension changes, etc.

[0177] Превосходно. Я обобщил бы это таким образом: о том, что рефрейминг действует в данный момент, свидетельствует наблюдение другой нарастающей последовательности, когда клиент занят в области той же проблемы. Вы наблюдаете при этом некоторую новую стратегию. Человек уже не заперт в своих кинестетических ощущениях, он осматривает новую перспективу. Или вы наблюдаете ту же нарастающую последовательность, но с другими реакциями. Вы замечаете это, наблюдая указанные раньше автономные признаки: изменение цвета кожи, дыхания, напряжения мышц и т.д.
[0178] Then you go on to other material, or have the client practice some new behavior to be wired in, so that she has lots of choices in the context that you reframed. Then later, at the end of the session, you can use what you observed earlier to test whether the reframe has endured. You might ask “By the way, does so-and-so—who is part of the original presenting problem—have a moustache?’ If you see the same changes that were characteristic of the reframe moment, then you know you’ve got integration for that material. If not—if she goes back directly to the original pattern—then you might suspect that you need to do some more work. Any other examples or comments?

[0178] Затем вы переходите к другому материалу или заставляете клиента упражняться в некотором новом поведении, которое он должен усвоить, чтобы приобрести разнообразные выборы в рефреймированном вами контексте. После этого в конце сеанса вы можете воспользоваться вашими наблюдениями для проверки, укоренился ли рефрейминг. Вы можете, например, спросить: “Между прочим, этот человек входящий в первоначально изложенную проблему носит ли он усы?” И если вы увидите те же изменения, какие были в момент рефрейминга, значит, материал интегрировался. Если же нет, если клиент прямо возвращается к исходному шаблону, вы имеете основания думать, что понадобится дальнейшая работай Есть ли еще вопросы или комментарии?
[0179] Woman: My client was playing a blind person, and she said “You people just don’t understand what it is like to be blind.” I said “Gee, we must be missing a lot.” Her whole body jerked, and her eyes opened up.

[0179] Женщина: Моя клиентка разыгрывала слепую, она сказала: “Вы все просто не понимаете, что значит быть слепым”. Я ответила ей: “В самом деле, у вас есть много, чего нам не достает?” Все ее тело содрогнулось, ее глаза широко открылись.
[0180] Great! What you said reversed the presupposition of her statement. She’s complaining “You don’t understand what it’s like to be blind and miss so much.” Your response is ” We’re the ones who are missing out.”

[0180] Превосходно! Тем, что вы сказали, вы обратили предпосылку ее высказывания. Она жаловалась: “Вы не понимаете, что значит быть слепым, ведь нам столь многого недостает”.
[0181] This is a typical pattern that Carl Whitaker uses. Let me give you an example. Carl is working with a family and the father says “Nobody in this family has ever supported me by taking care of me. I always have to do it all myself. No one is ever solicitous or takes care of me, and it’s been like this my whole life.” His supporting nonverbal behavior is “Isn’t it terrible that I should have to live through this!” Whitaker watches and listens very attentively. When the man finishes, Whitaker pauses meaningfully while the man is waiting for some supporting remark like “Oh, that’s really too bad. Maybe we can make changes in
the family.” Then Carl looks over at him and says “Thank God!”

[0181] Это типичный прием Карла Уитекера. Приведу пример. Карл работал с семьей и отец жаловался: “Никто из семьи ни разу не поддержал меня, не позаботился обо мне. Я всегда должен все делать сам. Никто никогда обо мне не думал, не заботился обо мне, и так продолжается всю жизнь”. Его несловесное сопровождающее поведение означало: “Разве это не ужасно, что мне приходится так жить!” Уитекер внимательно наблюдает и слушает… Когда этот человек высказался, Уитекер делает значительную паузу, в то время как тот ожидает какого-нибудь поддерживающего выражения, вроде: “Ох, как плохо. Может быть, мы сможем что-то изменить в семье.” Затем Карл бросает на него взгляд и говорит: “Слава богу!”
[0182] The outcome of that maneuver is 1) pattern interruption, because Carl’s response is so unexpected, 2) the father will go inside and search for some way of figuring out how he could possibly be glad about that behavior, and 3) it honors the part of the father that has organized his behavior in such a way that nobody ever supports him in an overt way by taking care of him.

[0182] Этот маневр приводит к следующим результатам: 1) разрывается шаблон поведения, поскольку реакция Карла совершенно неожиданна, 2) отец должен сосредоточиться и попытаться представить себе, что его может обрадовать в поведении его близких, и 3) оказывается честь той части в отце, которая организовала его Поведение таким образом, что никто не решается открыто поддержать его и позаботиться о нем.
[0183] If you think about the message that is being offered, it’s actually a conscious-mind complaint about his own behavior. He has behaved in such a way that no one has ever formed a relationship in which they take care of him. The response that Carl offers is a validation of the part that put him in that position of not having people take care of him. He is essentially saying “I’m sure glad that this part of you established those kinds of relationships with your family members and caused those behaviors to occur.”

[0183] Подумав о смысле его высказывания, вы увидите, что это в действительности сознательная жалоба на его собственное поведение. Он вел себя таким образом, что никто никогда не мог установить с ним отношения, допускающие какую-нибудь заботу о нем. Реакция Карла, представляет собой оценку той части в нем, которая поставила его в это положение не позволяющее о нем заботиться. По существу, он говорит: “Я очень рад, что эта часть в вас установила такие отношения с членами вашей семьи и вызвала у них такое поведение”.
[0184] That is a meaning reframe. It’s fast and it can be very effective. Carl is presupposing that there really is something good about that behavior, and that the father will be able to come to a recognition, at least unconsciously, of the point of Carl’s comment “Thank God!” However, that is making an assumption which, strictly speaking, isn’t warranted. It’s possible—though not very likely—that there isn’t anything good about that behavior. I trust Carl as a communicator, having
had the opportunity to watch and listen to him. If he were to make that intervention, and the father’s response was incongruent with the outcome Carl was working towards, I trust him to have enough sensory experience and flexibility to go on to try something more appropriate. Carl has finesse, so he wouldn’t go back and talk about it, he would simply go on to another reframe or some other intervention that would help the person make the change.

[0184] Таков смысл рефрейминга, подействовавшего быстро и весьма эффективно. Карл предполагает, что в этом поведении есть и в самом деле нечто хорошее, что отец сможет хотя бы подсознательно понять, что значит слова “слава Богу”. Но, строго говоря, это предположение не обоснованно. Возможно, хотя не очень вероятно, что в таком поведении нет ничего хорошего. Я доверяю Карлу как коммуникатору, поскольку имел возможность наблюдать и слушать его. Если бы в этом случае реакция отца не соответствовала нужным ему результатам, у него хватило бы сенсорных восприятии и гибкости, чтобы испробовать более подходящий прием. У Карла достаточно тонкости, он не стал бы возвращаться к этому приему, говорить о нем, а просто перешел бы к другому рефреймингу или к другой операции, которая помогла бы выполнить требуемое изменение.
[0185] The thing I don’t trust is formulas. For instance, there is a formula in gestalt therapy that guilt is really resentment, and beneath that is anger, and below that is a demand. That could be a useful formula for some people. If you want to use a formula, of course it’s another choice that you ought to have available to you. If you engage in content reframing, then you need to take the responsibility of being very sensitive perceptually to any incongruencies in response to your intervention, to know whether your reframes work. If they don’t, you are imposing content on that person and probably doing him a disservice. If you know via feedback that a reframe has worked, that indicates that you made a guess which resonates and is congruent with an unconscious set of patterns in that person.

[0185] Чему я не верю, так это формулам, например, в гештальт-терапии есть формула, по которой чувство вины это в действительности – досада, за которой стоит раздражение, а еще глубже потребность. Может быть, для некоторых людей эта формула и полезна. Если вы хотите пользоваться формулами, то, разумеется, это ваше право. Но если вы занимаетесь рефреймингом содержания, вы обязаны очень чувственно воспринимать все реакции на ваши действия, замечая в них те несоответствия, чтобы знать, работает ли ваш рефрейминг. Если не работает, то вы просто навязываете человеку содержание и, возможно, оказываете ему дурную услугу. Если же обратная связь говорит вам, что рефрейминг подействовал, это свидетельствует о том, что ваша догадка вызвала резонанс, что она соответствует характерным чертам подсознания этого человека.
[0186] One way of thinking about content reframing is that it can be used as a temporary measure to loosen a person’s perceptual frame. The client is fixed on the fact that some particular thing is the issue. She has riveted her conscious attention on the fact that X is the case, and you point out that it is “really” Y, or also Z. When you have succeeded in shaking up her perceptual frame, it will be much easier to go on to do other things.

[0186] Рефрейминг содержания можно рассматривать как временную меру, позволяющую расширить рамки восприятия субъекта. Клиент сосредоточен на определенной вещи. Это сознательное внимание приковано к тому, что все дело в X, а вы ему указываете, что в “действительности” дело в Y или Z. Если вам удается расшатать рамки его восприятия, то затем гораздо легче будет перейти к чему-нибудь другому.
[0187] For instance, there’s a man in California who does a single content reframe that works with anorexics. He has an 80% cure rate with anorexia, which is a tough problem for most therapists. He brings the whole family into a room with a one-way mirror. There’s a table in the room with a big pot of hot dogs on it. He walks in and says “I’m Dr. Soand- So; you have fifteen minutes to get this young woman to eat. I’ll be back.” Then he walks out.

[0187] Например, в Калифорнии есть человек, использующий один единственный рефрейминг содержания, который действует при анорексии. Для большинства терапевтов это тяжелая проблема, но этот человек получает при анорексии 80% излечения. Он собирает всю семью в одной комнате с простым зеркалом. В комнате ставится стол, на нем большое блюдо с бутербродами Он входит и говорит: “Я д-р такой-то; даю вам 15 минут, чтобы вы заставили эту девушку есть. Затем я вернусь.” После чего он выходит.
[0188] The family does all kinds of things to try to get the anorexic to eat. Some of them physically pin the girl down and start stuffing food in her mouth. They do their usual inadequate best to try to get her to eat. At the end of fifteen minutes he walks back in and says to the family “You failed miserably. Get out!” He throws everyone out but the anorexic. Then he turns to the anorexic and says “Now, how long have you been using this as a way of getting your family’s attention?”

[0188] Семья делает все возможное, чтобы заставить ее есть. Некоторые даже связывают ее физически и заталкивают пищу ей в рот. То есть они повторяют все свои безуспешные попытки, побуждая больную есть. Через пятнадцать минут он возвращается и говорит семье: “Вы провалились, вы ни на что не способны. Убирайтесь!” Он выгоняет их всех, кроме анарексической больной. Затем он возвращается к больной и говорит ей: “Ну, что ж, как долго вы это делали, чтобы привлечь внимание семьи?”
[0189] That’s a gross imposition of content on the anorexic, but it works. Four out of five times the anorexia cycle is now broken and the anorexic can move into more healthy states. I don’t argue with success like that.

[0189] В этом случае анаректику грубо навязывается некоторое содержание, но прием действует. В четырех случаях из пяти это разрывает цикл анарексии, и анаректик может меняться в направлении более здоровых состояний. С такими успехами я не спорю.
[0190] Woman: I do something similar when I want to change the way the family members view the “problem” child. In a family session I’ll say to the child “Don’t stop getting into trouble. You’re doing something really important with this behavior. Until you get the attention of these fools, or until you find a better way to get their attention, you keep on doing what you’re doing.”

[0190] Женщина: Я делаю что-то в этом роде, чтобы изменить подход членов семьи к “трудному” ребенку. Например, я говорю этому ребенку в присутствии всей семьи: “Продолжай в том же роде, пусть с тобой происходят все эти неприятности. Этим поведением ты делаешь важное дело. Продолжай так делать, пока эти дураки не обратят на тебя внимание или пока ты не найдешь лучший способ привлечь их внимание”.
[0191] Excellent. There are actually two reframes in that intervention: 1) describing the problem behavior as a useful way to get attention, and 2) characterizing the symptomatic problem behavior as being under conscious control. That can be very useful. Any time you relabel another person’s behavior like that, you are imposing your own beliefs and your own values. You are hallucinating freely and projecting your hallucination. There’s nothing wrong with that, as long as you know what you are doing and realize the consequences of doing it.

[0191] Превосходно. В этой операции содержится, в действительности, два рефрейминга: первое, описание проблемного поведения как полезного способа привлечения внимания и второе, характеристика симптомов этого поведения как находящихся под контролем сознания. Это может быть очень полезно. Каждый раз, когда вы таким образом переименовываете поведение человека, вы навязываете ему ваши собственные убеждения и ценности. Вы свободно галлюцинируете и проектируете свои галлюцинации. И в этом нет ничего дурного, если вы знаете, что вы делаете, и понимаете возможные последствия.
[0192] Let me give you another example from Virginia Satir’s work. She’s working with a couple and the husband is yelling at the wife “You stupid bitch, blah, blah, blah.” When he pauses, Virginia says to him “I want to tell you, Jim, that I know that you are angry. You look angry and you sound angry, and I just want to tell you that one of the most important things for any individual in a family is that he feels the feelings he has, and that he can express them. I hope everyone in this family has the ability to express anger as congruently as Jim
has.”

[0192] Приведу еще один пример из работы Вирджинии Сатир. Она работала с супружеской, парой, там муж орал на свою жену: “Ты, безмозглая сука, тяф, тяф, тяф”. Когда он сделает перерыв, Вирджиния говорит ему: “Вот что я скажу вам, я знаю, что вы сердиты. У вас сердитый вид и сердитый голос, и вот, я хочу сказать вам, что для каждого члена семьи очень важно переживать свои собственные чувства и уметь выражать их. Я надеюсь, что у вас в семье все умеют сердиться так хорошо, как это делает Джим”.
[1093] That’s pacing: she builds a frame that says “That’s good! That’s really wonderful.” The husband isn’t yelling anymore; he’s listening to this appreciative message about his yelling and screaming—which is the last thing he expected!

[0193] Это подстройка. Она строит рамку со значением. “Это хорошо!” “Это просто замечательно!” И муж перестает орать. Он слушает положительную оценку своих криков и воплей, которую он никоим образом не ждал!
[0194] Then Virginia moves in and gets really close to the husband. She places her hand gently on his stomach, and says in a soft, low tone of voice “And I’m wondering if you would be willing to tell me about those feelings of aloneness, hurt, and isolation underneath that anger?

[0194] Затем Вирджиния придвигается поближе к мужу. Она мягко прикладывает руку к его желудку и говорит проникновенным тоном: “Я думаю, не захотите ли вы рассказать мне о всем вашем одиночестве, о вашей обиде и заброшенности, обо всем, что заставляет вас сердиться?”
[0195] Whether or not there were any feelings of isolation, aloneness and hurt before she said that, there are now/The father isn’t yelling, and he isn’t even angry. Now Virginia can go on to build more useful patterns of interaction in the family.

[0195] Независимо от того, были или не были эти чувства одиночества, заброшенности и обиды до того, как она это сказала, теперь они есть! Отец больше не кричит, больше того, он даже не сердится. И теперь Вирджиния может перейти к построению более полезных типов взаимодействия в этой семье.
[0196] Some people who have been exposed to Satir’s powerful work simply copy the content of something she said that worked. You will never succeed in being an effective communicator if you base your responses solely on the content, because content will vary infinitely. Every one of us represents another unique human possibility in terms of content. However, we all seem to use the same kinds of processes or strategies to create our experience. So you do yourself a favor as a professional communicator if you focus on, get in touch with, and
listen carefully to the kinds of messages that are offered which identify process as opposed to content. This is one of the advantages of using the six-step reframing model. It’s more complex, but it safeguards the integrity of the client because it is a pure process model that stays out of content. . .

[0196] Некоторые из людей, видевших мастерскую работу Сатир, попросту копируют содержание того, что она сказала и что произвело действие. Но вы никогда не станете эффективным коммуникатором, если ваши реакции будут основываться на одном содержании, поскольку содержание может быть бесконечно разнообразным. В смысле содержания каждый из нас представляет единственную в своем роде человеческую личность. Но, по-видимому, при построении наших переживаний все мы пользуемся одинаковыми процессами или стратегиями. Поэтому вы, как профессиональные коммуникаторы, больше всего выиграете, если сосредоточите внимание на признаках, свидетельствующих о процессах, а не о содержании. Постарайтесь обнаруживать такие признаки и внимательно следить за ними. В этом одно из преимуществ шестишаговой модели рефрейминга… Он сложнее, но зато она не посягает на внутренний мир клиента. Поскольку эта модель относится исключительно к процессам, оставляя в стороне содержание…

[0197] Do you all understand the statement that is written up here?

[0197] Вот здесь написано предложение. Все ли вы его понимаете?

[0198] THERE WILL BE TIMES WHEN DINNER IS NOT SERVED.

[0198] В НЕКОТОРЫХ СЛУЧАЯХ ОБЕД НЕ ПОДАЮТ.

[0199] Man: Is it true?

[0199] Мужчина: А это верно?

[0200] It’s true right now, isn’t it?

[0200] Это верно даже в настоящий момент, но правда ли?

[0201] Woman: It made me wonder.

[0201] Женщина: Эта фраза меня озадачила.

[0202] Man: It’s true even when we’re eating dinner.

[0202] Man: Это правда даже когда мы едим обед
[0203] Depending upon how persnickety you are, of course. Do you all understand, now, that this is a true statement at this moment in time? Does it make sense to you?

[0203] Ну, это уж зависит от того, насколько вы привередливы. Так вот, все ли вы понимаете, что в данный момент это утверждение верно? Имеет ли оно для вас определенный смысл?
[0204] It seems like a cheap trick, and it is. The point of writing it up here is that when you make statements, and they sound meaningful, people will assign all the necessary connotations to make them meaningful. Let’s say I walked out and left this sentence here. Some people would walk into the room and say “What do you mean there’s not going to be any dinner?!” People pay very little attention to the preciseness of meaning. When I wrote it up here, several people looked up and gasped “Ohhhh! I paid for meals!” The statement is a perfectly true statement.
The only thing that gives it meaning is the context in which it’s presented.

[0204] То, что я проделал, кажется дешевым трюком. Так оно и есть. Я хотел показать вам, что когда вы делаете какие-нибудь утверждения, звучащие осмысленно, то люди припишут им все необходимые коннотации, чтобы сделать их осмысленными.( Предположим, я уйду отсюда, оставив здесь эту надпись. Тогда некоторые из входящих в эту комнату скажут: “Что же это значит, не будет совсем никакого обеда?” Люди обращают очень мало внимания на точность смысла. Когда я это написал, несколько человек взглянули на надпись и изумились: “Ну и ну! Ведь я же заплатил за питание!” Перед вами вполне правильное утверждение, но лишь контекст, в котором оно предъявляется, придает ему смысл.
[0205] When Leslie made the reframe that I described earlier in the context of therapy, the outcome was very powerful, even though what she said was actually irrelevant. “The fact that your carpet is clean means that no one is around” does not have anything to do with being lonely. Delivery is very important. Saying “The fact that your carpet is clean means that nobody’s home right now” will have much less impact than saying “And you see that your carpet is clean, and you realize that this means that you are all alone!” Those two statements have very different connotations, although the meaning could be identical.

[0205] Когда Лесли выполняла рефрейминг, описанный мной раньше в терапевтическом контексте, получился очень сильный результат, хотя она сказала нечто, в действительности не относящееся к делу. “То, что ваш ковер чист, означает, что возле вас никого нет,” — сказала она, — и эта фраза не имеет ничего общего с одиночеством. Здесь очень важен способ изложения. Вы можете сказать: “То, что ваш ковер чист, означает, что в данный момент никого нет дома”, но это произведет гораздо меньшее действие, чем если вы скажете: “И вы видите, что ваш ковер чист, и вы сознаете, что это значит, что вы совсем одна!” Эти два предложения имеют совсем разные коннотации, хотя могут иметь одинаковый смысл.
[0206] Man: You are firing off anchors with your tone of voice and emphasis.

[0206] Мужчина: Таким образом, вы забрасываете якори интонацией и подчеркиваем.
[0207] That’s right. The connotation of what you are saying is as important as the words you use to describe it. All the patterns for building connotation are the patterns of hypnosis, what we call the “Miltonmodel”: ambiguity, nominalization, all of that good stuff. For the most part people don’t consciously notice all those linguistic forms because language goes by too quickly to process all the exact words. People read “There will be times when dinner is not served.” “No dinner!” It doesn’t say that there’s not going to be dinner. It doesn’t say anything about that. If I say “You realize you are all alone,” that doesn’t mean that nobody is coming later. However, the fact that the statement is uttered implies that.

[0207] Совершенно верно. Коннотации того, что вы говорите, столь же важны, как и употребляемые слова. Все приемы построения коннотации это приемы того гипноза, который мы называем “моделью Милтона”: двусмысленность, номинализация и все эти прекрасные вещи. Человек читает предложение: “В некоторых случаях не подают обеда” и говорит себе: “Не будет обеда!” Но предложение вовсе не означает, что не будет обеда. Оно ничего об этом не говорит. Если вы скажете: “Вы сознаете, что вы совсем одна”, это вовсе не значит, что потом никто не придет. Но самый факт, что такая фраза произнесена, наводит на мысль об этом.
[0208] If I look at you and say “Are you here again in the front row?” it’s just a question, but the tonal emphasis gives a few additional implications. “You again?” “Do you have another question?” I cannot emphasize enough the importance of what we call “congruence” and “expressiveness.” That is always going to be a very important part of the context in which the reframe occurs.

[0208] Если я посмотрю на вас и спрошу: “Вы опять в первом ряду?”, то это всего лишь вопрос, но подчеркнутая интонация придает ему некоторое добавочное значение. “Вы опять?” “У вас опять вопрос?” Я хотел бы как можно сильнее подчеркнуть важность того, что мы называем “согласованностью” и “выразительностью”. Эти две вещи всегда должны входить как очень важная часть в контекст, в котором производится рефрейминг.
[0210] The actual physical context is also very important. It is very, very different to be in a doctor’s office and see the doctor glance at you and look uncomfortable, than to see the same thing at a hotel registration desk. Those are two entirely different experiences, although the sensory experience has some similarities. I want you to keep the context in mind when you do reframing. That will help you to have the impact you want to have.

[0210] Очень важен также подлинный физический контекст. Совсем не все равно, находитесь ли вы в кабинете врача и видите, что врач посматривает на вас с тревожным видом, или вы видите ту же реакцию у регистратора гостиницы. Это совершенно разные переживания, хотя сенсорные ощущения кое в чем близки. Я настаиваю на том, чтобы вы не упустили из виду контекст в течение всего рефрейминга. Это поможет вам произвести нужное действие.
[0211] The frame that you put around a proposed new behavior will also have a strong impact on whether, or how, a person will consider it. Once for a demonstration someone brought in a client who was “frigid.” She was a school teacher with three children. Her husband wanted more sexually than she was able to offer, and she also congruently wanted more than she had been able to offer.

[0211] Рамка, в которую вы заключаете предлагаемое вам поведение, также сильно воздействует на человека: от нее в значительной степени зависит, воспримет ли он это поведение и каким образом воспримет его. Однажды кто-то привел ко мне на демонстрацию клиентку, которая была “фригидна”. Это была школьная учительница с тремя детьми. Ее муж предъявлял к ней большие сексуальные требования, чем она могла удовлетворить, и соответственно этому она тоже хотела усилить свои возможности.
[0212] I established rapport quickly, and then said “Now, think of one thing that you can do sexually with comfort and ease. Don’t tell me about it.” Her slight body movements as she thought about it were ample evidence for me of what the content was, but she was unaware of that.

[0212] Я быстро установил раппорт, а затем сказал: “Теперь подумайте об одной вещи, которую вы могли бы удобно и легко выполнить сексуально. Не говорите мне, что это”. Ее скрытые телодвижения при мысли об этом дали мне полное свидетельство о содержании, но она этого не знала.
[0213] Then I said “And now think of one thing that lies just on the boundary of what is acceptable for you consciously as far as sexual behavior is concerned.” I asked her to consider actually engaging in some sexual behavior with her husband that wasn’t quite acceptable: something that was a bit tantalizing and interesting, that she wasn’t quite sure she could pull off, but that she thought some day she
probably could. This was asking her to imagine doing something that was on the edge of the limits of her model of the world.

[0213] Потом я сказал: “А теперь подумайте об одной вещи, лежащей для вас как раз на границе сознательно допустимого сексуального поведения”. Я попросил ее представить себе, как она в самом деле пробует со своим мужем некое не вполне приемлемое сексуальное поведение, нечто соблазнительное и интересное, что она, может быть, пока не решается проделать, но со временем, наверное, сумеет. Тем самым, я попросил ее вообразить себе поступок на самой границе ее картины мира.
[0214] When I asked for that, I got a very strong polarity response. She wouldn’t do it. No way. My understanding is that the part of her that had an objection to that kind of behavior was afraid that she might actually try it, so it stopped her from even considering it.

[0214] Когда я об этом попросил, я получил очень полярный ответ. Нет, она этого не сделает, никоим образом. Я понял это следующим образом: Та часть в ней, которая возражала против такого поведения, испугалась, что она и в самом деле может это сделать, и помешала ей даже думать об этом.
[0215] When I observed her polarity response, I shifted my own analogues and asked her to think of one of the most outrageous sexual behaviors that she could engage in with her husband—something that she knew for sure that she would never ever have the audacity to actually do. She was able to do that comfortably. She accessed, and went through a sequence of implicit muscle movements.

[0215] Заметив ее полярную реакцию, я переключил мои аналогии и попросил ее представить себе самое возмутительное сексуальное поведение, какое только может быть у нее с мужем, нечто такое, что она ни за что никогда не решилась бы сделать. Это она могла выполнить с полным удобством. Она принялась за это и прошла нарастающую последовательность скрытых мышечных движений.

[0216] Later her therapist told me that the following day she sent her children off to school and her husband off to work, and told him to be sure to come home for lunch. When he came home for lunch, she was wrapped in cellophane with a big red ribbon—exactly the behavior that was so outrageous she would never consider actually doing it.

[0216] Потом ее терапевт рассказывал мне, что на следующий день она отослала детей в школу, а мужа отправила на работу, сказав ему непременно придти домой к ланчу. Когда он пришел, он увидел ее завернутой в большой целлофановый мешок, завернутый большой красной лентой: это и было то самое возмутительное поведение, которое она считала невозможным.
[0217] If the proposed new behavior is perceived as being somewhere within a person’s model of what she might do, she may resist even considering it. But if you go far enough outside her model, you’ll get a dissociation that allows her to consider it. Since the new behavior is framed as being totally beyond what this woman would consider doing, the part that objects has nothing to object to, and it’s safe to allow her to think about it. Thinking about it allowed her to contemplate fully what it would be like to do the new behavior, thereby setting
up the internal programs to do it at some future time. Considering the behavior fully, in context, is actually a future-pace—the same as step five of the six-step reframing.

[0217] Если предлагаемое новое поведение воспринимается как возможное для субъекта входящее в его модель поведения, то он может сопротивляться даже мысли о нем. Но если вы достаточно далеко выйдете за пределы модели, возникнет диссоциация, позволяющая человеку представить себе предложенное. Поскольку новое поведение было предложено этой женщине в рамке, помещавшей его за пределы мыслимого, то возражающая часть к ней ничего не имела возразить, и она могла безопасно об этом думать. Размышление об этом позволило ей отчетливо представить себе это новое поведение, выработав тем самым внутренние программы на будущее. В самом деле, отчетливое представление некоторого поведения в настоящем контексте есть ни что иное как подстройка к будущему , то же, что делается в пятом шаге шестишаговой модели.
[0218] Man: Why wouldn’t the part object to the behavior as it is future-paced?

[0218] Мужчина: Почему же эта часть не возражает против поведения, когда оно подстроено к будущему?
[0219] Well, what this particular part objected to was her considering doing the behavior, not the behavior itself. Once she actually considered the behavior, the part didn’t object. If a part had objected to the behavior, she wouldn’t have done it.

[0219] Видите ли, эта часть выполняющая определенную функцию, возражала против мыслей о поведении, а не против самого поведения. И когда она в самом деле представила себе такое поведение, эта часть не возражала. Если бы какая-то часть возражала против него, она бы этого не сделала.
[0220] Many people limit themselves by never even considering certain behaviors. If they actually considered the behaviors, they would often find them acceptable. But some part objects to their even considering the behavior. The part assumes, with very little evidence, that doing the behavior would be bad, and it also may assume that if you consider a behavior you have to go ahead and do it.

[0220] Многие люди ограничивают себя тем, что просто не представляют себе некоторых видов поведения. Если бы они представили себе такое поведение, они бы во многих случаях нашли бы его приемлемым. Но некоторая часть в них не позволяет им даже думать о таком поведении, предполагая без серьезных оснований, что это плохое поведение. Может быть, эта часть опасается, что если человек подумает о таком поведении, то и в самом деле на него решится.
[0221] One of the greatest favors you can do for many of your clients is to get them to make a distinction between considering a behavior and doing it. If they can do that, they can fully consider what it would be like to do anything. As they consider it, they can find out in internal experience what it would be like to do it, and they can discover whether or not they think it would be worthwhile—in terms of their values and goals—to actually do it in external experience.

[0221] Одно из величайших благодеяний, которое вы можете оказать нашим клиентам это научить их делать различие между представлением о некотором поведении и самим поведением. Если они к этому способны, то они могут отчетливо представить себе, что значит совершить любой поступок. А когда они об этом думают, они могут решить, стоит ли действительно совершать такой поступок, принимая во внимание их ценности и стоящие перед ними цели.
[0222] Man: So reframing—whether it’s a small belief or a larger presupposition—is simply taking the concern about something and making it into something positive.

[0222] Мужчина: Это можно понять так, что рефрейминг попросту особое внимание к чему-то, к своему мнению или более широкой установке и превращением их в нечто позитивное.
[0223] No. Be careful with the “positive” stuff. You reframe in a way that is useful, in some context. You have to be careful about this “positivenegative” stuff. It’s positive to be useful. That’s a reframe, by the way

[0223] Нет. Будьте осторожны с тем, что называется “позитивным”. Ваш рефрейминг это способ действия, полезный в некотором контексте. Но будьте осторожны со всем “позитивным” и “негативным”. “Позитивно” быть полезным. Кстати, это рефрейминг.
[0224] So far we have talked exclusively about reframing something “bad” into something good, and in therapy that’s usually the way it’s most useful. But reframing isn’t just for taking things that have negative connotations and changing them to have positive connotations. Sometimes it’s useful to reframe the other way. For instance, think of somebody who really believes in himself, but is incompetent. He needs to have his confidence reframed to overconfidence.

[0224] До сих пор речь шла исключительно о рефреймировании чего-то “плохого” в нечто “хорошее”, и это обычно самый полезный путь в терапии. Но рефрейминг это не значит просто брать вещи с негативными коннотациями и придавать им позитивные. Иногда полезно рефремировать в обратном направлении. Представьте себе, например, что человек твердо верит в себя, но не компетентен. Его уверенность надо рефреймировать в чрезмерную уверенность.
[0225] I saw Frank Farrelly do an interesting “negative” reframe once. Frank was working with a man at a conference where I was supposed to model his behavior. The man was telling Frank about how he couldn’t seem to get a zing out of his wife, basically. And Frank, in his inevitable form, was badgering the guy so fast he couldn’t keep track of what he was saying.

[0225] Я видел однажды, как Фрэнк Фарелли выполнил интересный “негативный рефрейминг”. Фрэнк работал с одним мужчиной на конференции, где я должен моделировать его поведение. Мужчина, по-существу, рассказал Фрэнку, что ничего не может добиться от своей жены. И Фрэнк преследовал этого субъекта в своей неотразимой манере, так что тот едва ли мог уследить за своими словами.
[0226] Frank: “Well, do you ever kind of give other women the eye, you know?’
[0226] Фрэнк: Ну что ж, ведь вы иногда обращаете внимание на других женщин, не правда ли?

[0227] Man: “Well, yeah, sometimes.”

[0227] Мужчина: Нн-да, это бывает.

[0228] Frank: “But you get with your wife and nothing happens?”

[0228] Фрэнк: А с женой вы пробуете, но ничего не происходит?

[0229] Man: “Well, yeah, I just kind of stiffen up.”

[0229] Мужчина: Ну, я вроде бы цепенею, что ли.

[0230] Frank: “Well, where do you stiffen up? This is very important!”

[0230] Фрэнк: В каком месте вы цепенеете? Это очень важно!

[0231] Man: “Well, you know, all over.”

[0231] Мужчина: Во всех местах. сразу.
[0232] Frank: “And when you’re with other women, do you stiffen up all over?’

[0232] Фрэнк: А с другими женщинами вы тоже цепенеете во всех местах сразу?
[0233] Man: “Well, no, no. You know, I’ve had lots of interactions with other women and ah–”

[0233] Мужчина: Нет, нет. Знаете ли, у меня было немало взаимодействий с другими женщинами, и вот…

[0234] Frank: “Interactions? Is that like fucking?” Frank is very subtle.

[0234] Фрэнк: Взаимодействий? Вроде… “(Фрэнк весьма утонченный человек).

[0235] Man: “Well, ah . . . yes.”

[0235] Мужчина: Ну да.

[0236] Frank: “Does your wife know about this?”

[0236] Фрэнк: А ваша жена об этом знает?.

[0237] Man: “No.”

[0237] Мужчина: Нет.

[0238] Frank: “Well, does your wife have ‘interactions,’ too?”

[0238] Фрэнк: А у вашей тоже бывают “взаимодействия”?

[0239] Man: “Well, ah, no.”

[0239] Мужчина: Ну, нет.

[0240] Frank: “How do you know?”

[0240] Фрэнк: Откуда вы знаете?

[0241] Man: “Well, you know, I just feel that-”

[0241] Мужчина: Ну, видите ли, я просто чувствую, что…

[0242] Frank: “Ah! The intensity of your feelings is not the test of reality!”

[0242] Фрэнк: Увы! Сила ваших чувств не всегда проникает в действительность!

[0243] Now that’s a reframe of sorts. If you think of reframing as only being useful for taking something unpleasant and making it nice, then you should probably find a new profession. Many people need to have a more accurate view of themselves and the world, and that’s not always nice.

[0243] И это тоже рефрейминг в своем роде. Если вы представляете себе рефрейминг просто как полезный способ взять, что-нибудь неприятное и сделать его приятным, то вам лучше найти себе другую профессию. Многие люди нуждаются в более правильном взгляде на себя и на окружающий мир, а это не всегда приятно.
[0244] The man Frank Farrelly worked with assumed that his wife didn’t have “interactions” with other men, and that she didn’t know that he was seeing other women. He also assumed something even more dramatic: that she was not important to him. He is the one who will come to therapy when his wife drops him like a hot potato. Suddenly no other woman in the world will do. I call people like him “pinies.” They come in pining away for their lost loves. And if they had had more sensory experience to begin with, they might never have lost them.

[0244] Человек, с которым работал Фрэнк фарелли, предполагал, что его жена не имела “взаимодействий” с другими мужчинами, и что она не знала о его связях с другими женщинами. Он предполагал и нечто более драматическое, что жена для него ничего не значит. Но когда жена стала отбрасывать его как горячую картофелину, то он обратился к терапевту. Вдруг оказалось, что его не устраивает никакая другая женщина на свете. Людей этого типа я называю нытиками. Они приходят с нытьем по поводу своей потерянной любви. Если бы у них был вначале большой сенсорный опыт, они бы ее может быть, и не потеряли.
[0245] Let’s say I’m a therapist from the Midwest, and I became a therapist without knowing exactly how I got to be one. I was going through school, and chemistry was too hard; I didn’t really like mathematics, and I found history boring. All my friends were going to be teachers, but I didn’t want to do that, because I wanted a new crowd. I felt inadequate, and when I got into therapy, I saw that people always compliment each other in groups, and I thought that was really groovy. So I became a therapist and got a license, but I still have strong feelings of inadequacy, and this causes me trouble. If I generalize my own problems to the rest of the world, there are going to be a lot of people I can’t help, because some people do not have problems with feeling inadequate. In fact, if some of them felt inadequate, they’d be a lot better off.

[0245] Предположим, что я терапевт со Среднего Запада, и что я сам толком не знаю, как из меня вышел терапевт. Я учился в школе, и химия показалась мне очень уж трудной, математику я не любил, а история вызывала у меня скуку. Все мои друзья готовились стать учителями, но мне этого не хотелось, я хотел найти себе новую компанию. Я чувствовал себя неполноценным, когда я занялся терапией, я увидел, что в терапевтических группах всегда говорят друг другу приятны вещи, и это показалось мне восхитительным. Так что я стал терапевтом и получил лицензии , но у меня все еще было сильное чувство неполноценности, которое меня угнетает. Если я обобщаю свои проблемы на всех других людей, то многим, из них я не сумею помочь, потому что у людей часто нет проблемы неполноценности. Есть люди, которые почувствовали себя бы куда лучше, если бы могли ощутить свою неполноценность.
[0246] There are many people in the world who do not know how to use sensory experience to test and find out what they do and don’t do well. What they really need is a good strong dose of self-doubt. When they get too sure of themselves, they often do something that results in their getting hurt. However, they don’t use that as the basis for becoming less sure of themselves in a way that’s useful. They go through cycles almost like a manic-depressive: competence, competence, COMPETENCE, failure! I often meet people like that. One of the things that
you can do to help them is to stick your foot out and trip them just as they are feeling really competent—before they fall too hard. Then you can begin to assist them in building the kinds of sensory feedback that will give them valid information about themselves.

[0246] На свете немало людей, не умеющих использовать свой сенсорный опыт, чтобы проверить, что они могут делать и чего не могут. Им в действительности не достает основательного сомнения в себе. Поскольку они слишком уж в себе уверены, они часто делают вещи, наносящие им вред. Но они не используют этот опыт, чтобы приобрести полезное сомнение в своих возможностях. Они проходят одни и те же циклы, почти также как маниакально-депрессивные больные: компетентность, компетентность, а затем, провал! Я часто встречался с такими людьми. Один из способов помочь им, это дать им подножку, чтобы они споткнулись, прежде чем почувствуют себя очень уж компетентными, так что им будет слишком больно упасть. А затем вы можете приступить к построению тех видов сенсорной обратной связи, которые дадут им достоверную информацию о себе.
[0247] So don’t think of reframing as being appropriate only in a context where you take something negative and make it positive. Sometimes a good stiff dose of fear or incompetence or uncertainty or suspicion can be very useful.

[0247] Итак, не следует представлять себе рефрейминг как метод, уместный лишь в контекстах, где берут что-нибудь негативное и делают его позитивным. Иногда может быть очень полезна основательная порция страха, некомпетентности, неуверенности или подозрения.

[0248] Woman: You sound like the devil.

[0248] Женщина: Вы говорите прямо как дьявол.
[0249] You’re not the first one who has said that, I’ll tell you! There was a cute little social worker who came up to me in a workshop I did in the Midwest—

[0249] Знаете, вы не первая мне это сказали! Когда я вел семинар на Среднем Западе, ко мне подошел один маленький хитрый социальный работник.

[0250] Woman: A man or a woman?

[0250] Женщина: Мужчина или женщина?
[0251] Does it matter? Are you a sexist? How’s that for reversing a resupposition!
The comment this person made to me as it came up and coyly looked at me was “Are you telling me that it’s OK to be tricky?” I said “Yes, that’s what I’m telling you.” And it said “Oh, I was so good at that when I was young, and I haven’t been able to do it for years. Will it be manipulative?” And I said “Yes.” Now, I think that’s an example of where reframing is really needed.

[0251] Какое это имеет значение? Разве вы — сексистка? Обратим это предубеждение! И вот эта личность подошла ко мне, застенчиво взглянула на меняй сказала: “Так, по-вашему можно хитрить?” “Да, ответил я, именно это я и сказал вам”. “Ах, сказала эта особа, в молодости это у меня так хорошо получалось, но уже много лет я этого не могу. Но ведь это значит манипулировать?” На что я ответил “Да”. Полагаю, здесь мы имеем пример, где необходимо сделать рефрейминг.
[0252] Virginia Satir does “parts parties,” which are reframes done through psychodrama. Everyone gets to be one of somebody else’s parts. If you don’t like the person, it’s a great time to get revenge. For some reason I was always a bad part. I never got to be Little Bo Peep or any part like that. I always had to be Machiavelli. And I was always the last one to get reframed! In one of these parts parties, I got to be somebody’s ability to be manipulative. I don’t know why; type-casting, I guess. Suddenly in the course of the parts party, this person stopped and said “I like that part! I never really thought about it, but my ability to be manipulative has gotten me a lot of good things.” And if you think about it, it’s really true.

[0252] Вирджиния Сатир устраивает “встречи ролей”, где рефреймирование выполняется методом психодрамы. Каждый должен играть часть кого-нибудь другого. Если вы не любите этого человека, вы получаете редкий случай отомстить. Почему-то мне всегда доставались плохие роли. Я никогда не был Крошкой Бо Пип или чем-нибудь в этом роде. Мне всегда приходилось быть Макиавелли. И я всегда был последним, кого рефреймировали! На одной такой встрече ролей мне довелось быть чьей-то способностью манипулировать: Не знаю почему, такое уж было у меня амплуа. И вдруг во время встречи этот человек остановился и сказал: “Мне нравится эта часть!” Правда я никогда не думал об этом, но моя способность манипулировать и в самом деле принесла мне много пользы. Если вы подумаете об этом, то убедитесь, что это верно.
[0253] However, a content reframe has been done in the field of humanistic psychology: “manipulating is bad.” If you look in the dictionary, the first definition of manipulation is “To work or operate with the hand or hands; to handle or use, especially with skill; to manage or control artfully.” That doesn’t have anything to do with good or bad. It has to do with being able to do something effectively.

[0253] Но в гуманистической психологии произошел рефрейминг содержания: “манипулировать — плохо”. Если вы посмотрите в словарь, то первое определение манипуляции состоит в следующем: “Работать или действовать рукой или руками, обращаться с кем-нибудь или пользоваться чем-нибудь особенно с умением; искусно руководить или управлять”. Все это не имеет ничего общего с добром и злом. Дело здесь в том, чтобы уметь что-нибудь делать эффективно.
[0254] If your frame is that “Anyone who manipulates is bad” it limits you from doing many things. If you believe, as Sidney Jourard said, that “Anyone who is good is transparent” that means you have to go out of your way to say unpleasant things to people. If you go to Humanistic Psychology conferences, people come up to you and say “Hi, you look awful today.” “I don’t really feel good, but I’m going to tell you that I do anyway.” When you are caught inside of any frame like that, it limits your choice. Whether the frame is a “good” one or a “bad” one
doesn’t really matter.

[0254]Если вы держитесь в рамке: “Всякий, кто манипулирует плохой человек”, то она ограничивает вас, мешая вам делать многие вещи. Если вы верите, как Сидни Джурард, что “всякий хороший человек прозрачен”, то вы должны лезь из кожи вон, чтобы сказать людям всякие неприятные вещи.” Когда вы посещаете конференции по гуманистической психологии, к вам подходят люди и говорят вам: “Как вы ужасно выглядите! “, или “Я в самом деле неважно себя чувствую, но все равно я скажу вам, что хорошо себя чувствую”. И когда вы поставлены в такую рамку, она ограничивает ваш выбор. Причем, неважно, “хорошая” это рамка или “плохая”.
[0255] As a communicator you want to have the ability to shift the frames that people put around anything. If a person believes that something is bad, the question is “When, where, how, and for whom?” Reframing is a different way of doing the same things you do with all the Meta- Model questions. Rather than asking the question “for whom?” you just change it. If somebody says “Stupidity is inherently bad; it is bad to be stupid” you say “Some people use stupidity as a way to learn a tremendous amount. Some people use stupidity as a way to get people to do things for them. That’s pretty smart.”

[0255] В качестве коммуникатора вы должны иметь возможность переставлять рамки, которыми люди окружают все на свете. Если человек верит, что что-нибудь плохо, то вопрос состоит в следующем: “Когда, где и для кого это плохо. Рефрейминг это другой способ делать то же, что вы делаете с помощью всех вопросов Метамодели. Вместо того, чтобы спросить: “Для кого? “, вы попросту заменяете этот вопрос. Если кто-нибудь говорит: “Глупость сама по себе плоха, плохо быть глупым”, то вы говорите: “Некоторые люди пользуются глупостью, чтобы заставить делать других для них разные вещи. Это очень ловко”.
[0256] Typically people think that success is good and confusion is bad. In our workshops we’re always telling you that success is the most dangerous human experience, because it keeps you from noticing other things and learning other ways of doing things. That also means that any time you fail, there’s an unprecedented opportunity for you to learn something that you wouldn’t otherwise notice. Confusion is the doorway to reorganizing your perceptions and learning something new. If you were never confused, that would mean that everything that happened to you fit your expectations, your model of the world,
perfectly. Life would simply be one boring, repetitive experience after another. Confusion is a signal that something doesn’t fit, and that you have a chance to learn something new.

[0256] Как правило, люди думают, что успех это хорошо, а замешательство это плохо. Мы всегда говорим вам на семинарах, что успех это опаснейшее из человеческих переживаний, потому что он мешает вам увидеть что-нибудь другое и научиться другому образу действий. Но каждая неудача дает вам неоценимую возможность научиться чему-то, чего бы вы иначе не заметили. Замешательство это путь к реорганизации ваших восприятий и к новым знаниям. Если вам никогда не довелось испытать замешательство, это значит, что все происходившее с вами, совершенно соответствовало вашим ожиданиям, вполне укладывалось в вашу модель мира. Такая жизнь была бы просто скучным повторением переживаний. Между тем, замешательство, сигнал некоторого несоответствия, открывающий перед вами возможность чему-то научиться.
[0257] The phrase “unprecedented opportunity” is a reframe in itself, because it directs you to search for the opportunities that always exist, even in the worst disaster.

[0257] Выражение “неоценимая возможность” само по себе есть рефрейминг, поскольку оно направляет вас на поиск возможностей, всегда существующих даже в величайшем бедствии.
[0258] Another reframe we’re always making is “The meaning of your communication is the response that you get.” Most people don’t think that way at all. They believe that they know what the meaning of their communication is, and that if somebody else doesn’t realize it, it’s the other person’s fault. If you really believe that the meaning of your communication is the response that you get, there is no way that you can blame others. You simply keep communicating until you get the response that you want. A world without blame is a very altered state
for most people!

[0258] А вот еще один рефрейминг, который мы всегда делаем: “Смысл вашей коммуникации это полученная вами реакция”. Люди в большинстве своем думают совсем иначе. Они уверены, что понимают смысл своей коммуникации, и если кто-нибудь ее не поймет, то он сам виноват. Если же вы в самом деле полагаете, что смысл вашей коммуникации заключается в полученной вами реакции, то вы не можете упрекать в этом других. Вам остается попросту продолжать коммуникацию, пока вы не получите требуемый ответ. Мир без упреков был бы весьма измененным состоянием психики для большинства людей!
[0259] Ben: People’s beliefs, or presuppositions, often give them a lot of trouble. My question is how do you pull out a pin on someone’s belief system, and will you give me an illustration of it?

[0259] Бен: Убеждения и предубеждения людей часто причиняют им сильное беспокойство. Я хотел бы спросить, как вынуть из системы убеждений какую-то важную деталь, чтобы разрушить ее. Не могли бы вы привести пример?
[0260] Why would you want to? Let me ask you that, first. . . . How do you know someone will be better off without a particular belief? You’re asking for a model without having an outcome. . . .

[0260] Почему же вы этого хотите? Позвольте вас сначала спросить… Откуда вы знаете, что человеку будет лучше без убеждения, без этого убеждения? Вы хотите получить” модель без определенного результата…
[0261] I only pull the pins out of someone’s reality when I believe that it will take somebody somewhere useful. I don’t agree that doing that with everyone in this seminar is going to be useful. There are people here whose pins I am not going to touch. That’s a decision which I make, based on my sensory experience. The only basis on which I can make that decision is knowing what the ramifications of pulling that pin are going to be. Let’s say we have somebody in here who bases eighty percent of her experience on certain religious beliefs. What happens if I
pull the pin about good and evil? I have no way of knowing what I will end up with! And if I don’t know what I am going to end up with, I don’t pull pins!

[0261] Я вынимаю детали из чьей-нибудь действительности лишь в том случае, если я уверен, что это приведет человека к чему-то полезному. Не думаю, чтобы это принесло пользу всем участникам этого семинара. Я вижу здесь людей, у которых я не собираюсь вынимать детали. Это решение основано на моих сенсорных восприятиях. Единственное что могло бы послужить основанием для обратного решения, это значение возможных последствий от того, что я выну деталь. Предположим, что у кого-нибудь из присутствующих 80 процентов опыта основано на некоторых религиозных убеждениях. Что получится, если я выну у такого человека деталь касающуюся добра и зла? Невозможно предвидеть, что из этого может выйти! Но если я не знаю, к чему я приду в конечном счете, то я не стану вынимать детали!

[0262] Ben: Well, I’d still like to know what it’s like.

[0262] Бен: И все-таки я хотел бы знать, на что это похоже.
[0263] Woman: I think you would certainly be safe doing it with Ben, because he is asking for it.

[0263] Женщина: Ну что ж, вы могли бы проделать это с самим Беном, раз он этого хочет.
[0264] I still won’t do it. I don’t care what his conscious mind wants. Conscious minds are dumb.

[0264] И все же я этого не сделаю. Мне не важно, чего хочет сознание. Сознание глупо.

[0265] Woman: What if his unconscious mind wanted you to?

[0265] Женщина: Но если бы этого хотело его подсознание?
[0266] Unconscious minds can be just as stupid. I don’t want to pick out anybody’s in particular, either!

[0266] Подсознание может быть точно также глупо. И кроме того, я не хочу выбирать чье-нибудь подсознание!
[0267] Ben: Well, let’s say a man comes to you and you listen to him and it becomes obvious to you that he believes that women are intrinsically out to control his behavior. His mother always controlled him, and now he’s thirty-six years old and has never been married because of this limiting belief. It would certainly be useful for him to generalize his belief and realize that all people attempt to control the behavior of others.

[0267] Бен: Ну хорошо, допустим, что к вам приходит человек, вы его слушаете, и оказывается, он убежден, что женщины по своей природе, стремятся управлять его поведением. Мать всегда” управляла им, а теперь ему тридцать шесть лет; и он ни разу не был женат из-за этого убеждения. Ему было бы полезно обобщить это убеждение, чтобы он понял, что все люди пытаются управлять поведением других людей.
[0268] Yes, of course. But that’s going to be a final step. What I would do first is to metaphorically describe how much it delights me to have a woman try to control my behavior—what a compliment that is. Because if she didn’t try to control me, it meant that she wasn’t interested in me in any way whatsoever. That’s a meaning reframe.

[0268] Да, разумеется. Но это должен быть конечный этап. Вначале я описал бы ему метафорически, как много удовольствия доставляет мне, когда женщина пытается управлять моим поведением, как это для меня лестно. Ведь если бы она не пыталась управлять мною, это означало бы, что я ее нисколько не интересую. Это рефрейминг смысла..
[0269] Woman: I assume that this man has been around men who have been trying to control him for a long time and it hasn’t bothered him. That’s why it doesn’t seem as if that is the essential thing to reframe. I don’t think he minds being controlled by a man.

[0269] Женщина: Я думаю, этот человек долго был среди мужчин, пытающихся им управлять, и это его не беспокоило. Поэтому и не кажется важным это рефреймировать. По-видимому, он не возражает, чтобы им управлял мужчина.

[0270] Of course not.

[0270] Конечно нет.
[0271] Woman: So even if you reframe that it is good to be controlled he still might say “Well, OK, it’s good to be controlled and I think I’ll choose to be controlled by a man.”

[0271] Женщина: А если вы его рефреймируете в том смысле, что хорошо быть управляемым, то он может сказать себе: “Ну что ж, просто когда мною управляют, я предпочту, чтобы мною управлял мужчина”.
[0272] Well, you give people much more credit than I do. I don’t think people can usually make those kinds of distinctions. First, I doubt seriously that he would admit that men are out to control women and each other nearly as much—and it would always be as much—as women are.

[0272] Вы гораздо больше ожидаете от людей, чем я. Полагаю, что люди обычно не способны к таким различениям. Вряд ли он сможет допустить, что мужчины хотя бы в отдаленной степени стремятся управлять женщинами или друг другом, хоть в какой-нибудь степени.
[0273] Woman: But he’s been experiencing that and tolerating it and not seeing it.

[0273] Женщина: Но он испытывает это, терпит и не видит.
[0274] Yes, but that’s just a lack of sensory experience. His lack of sensory experience is going to be based upon all the presuppositions in his behavior. It’s like eye accessing cues: if you know about them, you are much more apt to see them. He knows that women are controlling, so he’s more apt to notice it when a woman is manipulating. However, a man will be able to control his behavior like crazy, because he won’t notice it.

[0274] Да, но это просто недостаток сенсорного опыта. Этот недостаток связан со всеми предрассудками поведения. Это напоминает зрительные признаки: чем больше вы о них знаете, тем лучше замечаете их. Он знает, что женщины управляют, и потому лучше замечает, когда женщина им манипулирует. Но когда он не замечает чего-нибудь, то он просто не способен управлять своим поведением, вроде помешанного.
[0275] All I want to change is his internal response. Now his response to being controlled by a woman is negative. If I can change that to a positive response, then it will be possible for me to do what I want, which is to get him to control people and to do so gracefully and expressively.

[0275] Что я хочу изменить, это его внутреннюю реакцию. Теперь его реакция на управление женщиной отрицательна. Если я изменю ее, превратив ее в положительную реакцию, тогда я смогу сделать то, что хочу; научить его управлять людьми, более того делать это выразительно и изящно.
[0276] Man: Last night I was really glad I watched a show about the feminist movement. If I hadn’t watched that show, I wouldn’t have realized how well women can control men.

[0276] Мужчина: Вчера вечером я с удовольствием смотрел передачу о фиминистском движении. До того я и не подозревал, как женщины могут управлять мужчинами.
[0277] Well, I find that the more women get into the feminist movement, the less they can control men. That has been my experience. It’s one of the disservices that the feminist movement has done to women. I think we’re now going through a phase where women are going to keep some of the benefits that they got out of the feminist movement, like more money when they work and not having to go through certain rituals that they don’t want to go through. But women are going to get back into some of the groovy stuff, like fancy clothes. They had a fashion
show on television the other morning, showing all the new fashions. Women’s clothes are really becoming women’s clothes again—great things with capes hanging down, and feathers, and all kinds of long trailing things. Feminists can’t wear those.

[0277] Я же думаю, что чем больше женщины втягиваются в феминистское движение, тем меньше они умеют управлять мужчинами. Я знаю это из опыта. И это одна из дурных услуг, оказанных женщинам: феминистским движением. Я думаю, что на нынешнем этапе женщины начинают извлекать некоторые выгоды из феминистского движения, например, получают больше денег за свою работу и избегают некоторых неприятных ритуалов. Но женщины начинают возвращаться к вычурности, к изысканным платьям. Недавно и видел в утренней передаче демонстрацию новых мод. Женская одежда снова становится настоящей женской одеждой с длинными капюшонами, перьями, накидками, феминистки не могут носить такую одежду.
[0278] Now, who’s limited? Whenever you say “We will not do this,” then you lose. If you say “I’m going to do it when I feel like it, and when I don’t feel like it, I’m not going to do it,” then you’ve got choice and you’ve got some basis on which to be in control.

[0278] Итак, кто же ограничен? Когда вы говорите: “Мы этого делать не будем”, вы проигрываете. Но если вы говорите: “Я это сделаю, когда мне захочется, а когда не захочется не сделаю”, тогда у вас есть выбор, и у вас есть некоторая основа, чтобы держать управление в своих руках.
[0279] Man: With the man who believes that women want to control him, would it be an appropriate strategy to get him to notice the ways in which he was controlling people, even though he is a man?

[0279] Мужчина: Что касается мужчины, убежденного, что женщины хотят им управлять, то разве не было бы правильной стратегией заставить его заметить, как он сам управляет людьми, хотя он и мужчина?
[0280] No. Absolutely not. Your question is “Would it be appropriate to get this man to consciously see or feel that he is in fact controlling people, without knowing about it. So perhaps women don’t know about it either.” And my answer is “Absolutely not, that’s the wrong approach.” This is a choice about the syntax, the order in which you do things. If you do things in the wrong order, you make it really difficult for yourself. If you succeeded in doing it, what would be the result of convincing him that for years he had been controlling people without knowing about it?

[0280] Нет. Никоим образом. Ваш вопрос имеет следующий смысл: “Правильно ли заставить этого человека сознательно видеть или чувствовать, что он в действительности управляет людьми, сам того не знал. И что может быть женщины тоже этого не знают”. И вот мой ответ: “Ни в коем случае. Это неправильный ход, подход”. Здесь мы имеем дело с синтаксическим выбором, с порядком выполнения операций. Если вы производите операции в неверном порядке, вы затрудняете себе работу. Предположим, вам удастся убедить его в том, что он долгие годы управлял людьми, сам того не зная, к какому результату это приведет?

[0281] Man: Probably guilt. He’s just like his mother.

[0281] Мужчина: Вероятно, к чувству вины. Он окажется вроде своей матери.

[0282] Right! Guilt. He’d go straight to a psychiatrist.

[0282] Верно! Чувство вины. И он тотчас же пойдет к психиатру.

[0283] Man: Then you could reframe his belief about guilt.

[0283] Мужчина: А потом можно рефреймировать его чувство вины.
[0284] You could do that. But if you change the meaning of control aheadof time, it’s much easier. If you first make controlling into something good, then he’ll never have to feel guilty. And it will be a lot easier to reframe controlling if it’s not him doing it. If you reframe so that he begins to notice that the women who are trying to control him are after his body, then controlling becomes something that’s worth having. Then later you say “By the way, this counts for you, too.” The syntax, the order of what you do makes it easy for him, and it makes it easy for you.

[0284] Это возможно. Но если вы заранее измените смысл управления, вам будет гораздо легче. Если вы сначала сделайте управление чем-то хорошим, у него никогда не возникнет чувство вины. И будет гораздо легче рефреймировать управление, если это ценит он управляет. Если после рефреймиройвания он начнет замечать, что женщины, пытающиеся управлять им, просто за ним гоняются, то управление станет для него чем-то весьма желательным. А потом вы скажете: “Кстати, это относится и к вам”. Синтаксис, порядок, в котором вы это делаете, облегчает задачу для него, а также и для вас.
[0285] Frank: You said earlier that content reframing was the essence of sales. Can you give us some examples?

[0285] Френк: Вы сказали раньше, что рефрейминг содержания есть самая сущность торговли. Не приведете ли вы какой-нибудь пример?
[0286] Sure. Let’s say someone comes in to buy an expensive car. He is looking at one model, and he says “I can’t see myself driving a car like this; it’s kind of racy and frivolous.” First you can say something like “Well, I certainly couldn’t see myself in one that had racing stripes on it, or something gaudy like that” to pace his objection. Then you go on to say “But having the quick acceleration and power that this car has is more than just a frivolous thing: it’s really the safety of being able to get out of somebody’s way quickly. This car handles better and performs better on wet and winding roads, and I certainly don’t consider my
safety to be frivolous.”

[0286] Пожалуйста. Предположим, кто-нибудь приходит, чтобы купить дорогую машину. Он смотрит на одну из моделей и говорит: “Не могу себе представить, как я буду водить эту машину, это что-то пикантное и легкомысленное”. Вы начинаете с того, что подстраиваетесь к его выражениям и говорите, что-нибудь в таком роде: “Да, и я тоже не вижу себя в машине со спортивными полосами, или в чем-то вызывающем вроде этого”. А затем вы продолжаете: “Но видите ли, у этой машины быстрое ускорение и большая мощность, а это уже нечто большее, чем легкомыслие: это безопасность, потому что вы сможете быстро уйти от столкновения. Эта машина лучше управляется и лучше работает на скользких и извилистых дорогах, так что дело здесь в безопасности, а в этом нет, по-моему, легкомыслия”.
[0287] You first give him something to object to that isn’t on the car anyway, like racing stripes. Then you go on to reframe the implication of the content. The fact that it’s a fast sports car doesn’t mean that it’s frivolous; it means that it’s safe.

[0287] Вы начинаете с того, что даете ему повод для возражения, что-нибудь такое, чего на этой машине во всяком случае, нет, вроде спортивных полос. После этого вы рефреймируете выводы из содержания. Тот факт, что это скоростная спортивная машина, не означает, что она легкомысленна; это означает, что она безопасна.
[0288] Of course you first have to gather enough information to know that safety will appeal to this particular person. Safety doesn’t mean a thing to some people. To do an effective content reframe you have to know at least a little bit about what criteria are important to the person that you’re talking to. Then you take whatever elements he objects to, and find a way that those elements can satisfy other criteria that he has. You go for saving money, saving time, prestige, or whatever is important to this particular person.

[0288] Конечно, в начале вы должны собрать достаточно информации, чтобы знать, что для этого человека безопасность будет убедительным аргументом. Для некоторых людей безопасность ничего не значит. Чтобы выполнить эффективный рефрейминг содержания, вы должны хоть немножко знать, какие критерии важны для человека, с которым вы говорите. Затем вы берете любые элементы, вызывающие у него возражения, и показываете как эти элементы могут удовлетворить другим критериям того же человека. Это может быть экономия денег, или времени, престиж, или еще что-нибудь важное именно для этого человека.
[0289] If somebody says “It’s too racy; I want something more conservative,”then you go for redefining the car as being truly conservative: the safety, the speed, the good repair record all conserve your investment as well as your life.

[0289] Если кто-нибудь скажет: “Она слишком пикантная; я хотел бы что-нибудь посолиднее”, то вы начинаете переопределять машину как нечто подлинно солидное: безопасность, скорость, исправное состояние — все это сохранит ваши деньги и вашу жизнь.
[0290] If he agrees but says that other people won’t realize it, you can reframe that. “Doing what you know is best is the earmark of a true conservative. It’s really conservative to be willing to drive a car like this even though other people don’t know that you’re being conservative.” With your emphasis and tonal shifts you imply that it is a question of appearance in contrast to the car’s real function.

[0290] Если он соглашается, но говорит, что другие этого не поймут, вы можете это рефреймировать: “Признак солидного человека делать все, как вы считаете нужным и лучшим. В действительности, солидно, что вы хотите водить такую машину, даже если другие не знают, какой вы солидный человек”. При этом вы подчеркиваете интонациями вашего голоса, что мнение этих других людей относится к внешнему виду машины, а не к ее подлинному назначению.
[0291] You can also utilize his concern about appearances and what other people think. You can use this concern to propel him into going ahead and buying a car. “You know, a lot of people come in here and really don’t care what other people think of them. They just decide what is appropriate for them and go ahead! Of course those are the people who are pleased with their decisions later.” Now he is in a dilemma, because he is faced with “what people think” on both sides of the
argument. On one side some people may think it’s too racy; on the other side you are saying “You’re too concerned with what other people think of you.” So you utilize his concern about others’ opinions to move him in the direction of deciding for himself.

[0291] Вы можете также использовать его озабоченность по поводу внешнего вида и мнения других людей. Вы можете воспользоваться этой озабоченностью, чтобы побудить его решиться и купить машину. Знаете ли, — скажете вы этому человеку, — многие приходят сюда и вовсе не боятся, что о них подумают другие”. “Они просто решают, что им подходит, и приступают к покупке. И конечно, именно эти люди впоследствии бывают довольны своим решением!” После этого перед ним оказывается дилемма, поскольку вопрос, “что подумают люди” связан теперь с обоими решениями. С одной стороны люди могут подумать, что машина слишком пикантна; с другой стороны, вы говорите ему: “Слишком уж вы беспокоитесь, что о вас думают люди”. Таким образом вы используете его озабоченность чужим мнением, чтобы продвинуть его в направлении самостоятельного принятия решений.
[0292] One thing that all salespeople need is to be able to reframe objections about price. “Well, this car definitely costs a lot more than a Chevy Chevette or something similar. In fact, it’s twice the price, but if you think about buying a car just in terms of the short run, then you are better off buying a more expensive car, because you can finance it over a longer period of time and keep your monthly payments down lower. You would actually be spending less money per month to drive a better car. It takes a lot longer to own it, but in the long run when you finally do own it, you end up owning something that you can still drive, instead of a pile of junk that has no equity.”

[0292] Все торговцы должны уметь рефреймировать выражения по поводу цены. “Да, конечно, эта машина стоит значительно дороже, чем Чеви Чеветт или что-нибудь в этом роде. Она и в самом деле вдвое дороже. Но если вы подумаете, что означает для вас покупка машины хотя бы на ближайшее время, то увидите, — что лучше купить более дорогую машину, потому что вы можете разложить оплату на более длительный срок, с меньшим месячным взносом. Так что вы будете платить дешевле за то, чтобы водить лучшую машину. Конечно, вы станете ее собственником не так скоро, но в конечном счете, когда она будет вашей, у вас будет машина, которую можно водить дольше, а не хлам, не имеющий цены”.
[0293] I typically look at the customer and say “Do you think all those doctors and lawyers drive cars like this just because they are ostentatious? They do it because they know about money. If you think it’s cheaper to pay $220 a month for three years to buy a Datsun as opposed to $220 a month for five years to buy a BMW, look at a five-year-old Datsun and compare it with a five-year-old BMW. Check their value and the kind of shape they are in, and notice which one is
still running. You will discover that it’s really much too frivolous and expensive to go out and buy a cheap car. You can’t afford to do it. While you may be saving a few dollars in down payment and perhaps a few dollars a month right now, three years later you’re just going to have to buy another new car all over again.”

[0293] Взглянув на покупателя, я обычно говорю ему нечто в таком роде: “Не думаете ли вы, что все эти доктора и юристы водят машины вроде этой просто из чванства? Нет, они знают толк в деньгах. Может быть вы думаете, что дешевле платить три года по 220 долларов в месяц за Дэтсон, чем пять лет по 220 долларов в месяц за ВМБ? Посмотрите на пятилетний Дэтсон и сравните его с пятилетним ВМБ. Проверьте их стоимость и состояние и обратите внимание, который из них все еще на ходу. Вы увидите, как это легкомысленно и дорого — покупать дешевую машину. Вы просто не можете это себе позволить. Может быть вы сэкономите себе кое-что на первом взносе, а может быть и на месячных взносах, Здесь и дальше — воображаемые марки автомобилей, но через три года вам придется покупать новую машину и все начнется заново.
[0294] Five years from now the person who bought the expensive car will actually look at it and say “I’ve still got a car that’s holding together. It runs well and it’s still worth money.” Your job as a salesperson is to create that experience for the customer now, so that he can take that into consideration as he decides which car to buy.

[0294] Через пять лет, человек, купивший дорогую машину, посмотрит на нее и скажет: “У меня все еще есть машина. Она держится, хороша на ходу и действительно стоит денег”. Ваше дело в качестве торговца — создать у покупателя это переживание уже сейчас, чтобы он принял его во внимание, решая, какую машину купить.
[0295] The really critical element in doing successful reframing is to find out enough about a person’s world-model so that you know what kind of reframe will fit for him. You can gather information directly, and you also need to listen very carefully to objections. Every objection will tell you about his important criteria. The more you know about his worldmodel, the more appropriately you can reframe. Simple informationgathering is where most salespeople fail miserably. Most salespeople are terrible at pacing, too. They tend to jump in with a standard sales pitch that may be completely inappropriate, instead of pacing and
gathering information about this particular customer’s criteri

[0295] Решающий элемент для успеха рефрейминга состоит в том, чтобы достаточно уяснить себе картину мира данного человека: тогда вы будете знать, какой рефрейминг для него подойдет. Вы можете прямо собирать эту информацию, причем вы должны очень внимательно прислушиваться к возражениям. Каждое возражение рассказывает вам о критериях, важных для человека. Чем больше вы узнаете о его картине мира, тем удачнее будет ваш рефрейминг. Решающий элемент для успеха рефрейминга состоит в том, чтобы достаточно уяснить себе картину мира данного человека. Торговцы большею частью проваливаются даже в простом сборе информации. Как правило, они также чудовищно неумелы в подстройке. Вместо того, чтобы подстроиться и собрать информацию о критериях данного конкретного покупателя, они просто выпаливают стандартную рекламу.
[0296] A lot of salespeople think they should try to sell everything to everybody. That is a situation in which they need to be reframed, because they need to understand that sometimes they make more money not selling something. When you find out that the product you have is really inappropriate for a particular customer, you’re much better off not making a sale. If your product is as good as what somebody else has, or if there is no way of making the distinction, it doesn’t matter. But if you really are convinced that something else would be better, then you’re much better off if you convince the customer of that, so she can go somewhere else and be happy with her purchase.

[0296] Многие торговцы полагают, что они должны продавать все, что угодно, кому угодно. В этой ситуации они нуждаются в рефреймировании, так как они должны понять, что иногда можно больше заработать, не продавать что-нибудь. Если вы обнаруживаете, что ваш товар не подходит данному покупателю, то гораздо лучше не продать его Если ваш товар не хуже, чем у кого-то другого, или нет никакой разницы, тогда это не важно. Но если вы в самом деле уверены, что в другом месте покупатель найдет для себя нечто лучшее, то вам гораздо выгоднее убедить его в этом, чтобы он пошел в другое место и был доволен покупкой.
[0297] If you sell someone something that doesn’t fit her criteria, sooner or later she will have what salespeople call “buyer’s remorse.” People tell their friends about unsatisfying purchases, and typically they blame it on the salesperson. That’s the kind of advertising you don’t need.

[0297] Если вы продаете кому-нибудь что-то не соответствующсе его критериям, то у этого клиента рано или поздно возникнет то, что торговцы называют “угрызением покупателя” Люди рассказывают о неудачных покупках своим друзьям, и обычно сваливают вину на продавца. Это как раз не нужный вам вид рекламы.
[0298] Satisfied customers also tell their friends, and satisfied customers aren’t necessarily people to whom you actually sold something. If they were satisfied with the experience they had with you, they will send you their friends even if they themselves didn’t buy anything.

[0298] Довольные клиенты рассказывают друзьям, что они довольны, и это не обязательно те, кто у вас что-нибудь купил. Если они остались довольны опытом общения с вами, они пошлют к вам своих друзей, даже если у вас ничего не купили.
[0299] I know a realtor who is very good at information-gathering. She is able to select the few houses that actually might appeal to a particular customer. If those aren’t appropriate, she doesn’t try to show them anything else. She just says “I know what you want. That’s all there is right now that might interest you. I’ll let you know when something else comes onto the market.” Almost all her sales are referrals from people to whom she didn’t sell, but who liked the way she treated them.

[0299] Я знаю одного агента по продаже недвижимости, женщину, замечательно искусную в сборе информации. Она умеет выбрать немногие дома, которые могут привлечь определенного покупателя. Но если они оказываются все же неподходящими, она не пытается показать им что-нибудь другое. Она просто говорит: “Я знаю, что вам надо. Вы видели все, что могло вас заинтересовать. Когда на рынок поступит еще что-нибудь подходящее, я дам вам знать”. Почти все, что она продает, у нее покупают по рекомендациям людей, не купивших у нее ничего, а рекомендовавших ее потому, что им нравилось ее обращение.
[0300] There’s a great little book about this, called Miracle on 34th Street. A guy is hired to play Santa Claus for a large New York department store. He starts sending parents to other stores whenever he knows they can get better deals on toys elsewhere. The store manager finds out about this, and is about to fire him. Just then a flood of people come into the store, because they’ve heard that this store has a Santa who won’t just try to con them into buying junk. And of course they sell out the store completely. Most salespeople are shortsighted, and never
consider the long-term benefits of recognizing when there isn’t a valid way to make a match between product and buyer.

[0300] Этому вопросу посвящена замечательная книжечка под названием “Чудо на 34-ой улице”. Там рассказывается как один парень нанялся изображать Санта-Клауса в большом Нью-Йоркском универмаге. Он начал с того, что посылал родителей в другие магазины, если знал, что там можно купить лучшие игрушки. Управляющий магазином узнал об этом и собирался его уволить, но как раз в это время в магазин повалила толпа людей, услышавших, что там есть Санта-Клаус, не пытающийся всучить им разный хлам. И конечно, все товары были распроданы начисто. Торговцы большей частью близоруки, они не задумываются над тем, какие долговременные преимущества вытекают из признания, что нельзя удовлетворить данного покупателя данным товаром.
[0301] The problem that reframing addresses is the way that people generalize. Some people don’t ever consider that they will be in the same Position three years from now if they buy a car that won’t last. Or they buy a used car because it’s cheaper, and they don’t think about things like not being able to depend on it, having to rent a car while it’s being fixed, and so on. When they are buying a car and they look at prices, they see the difference in total price, but they don’t ask the question “When?” Something that’s cheaper now may be much more expensive
in the long run.

[0301] Проблема, к которой апеллирует рефрейминг — это применяемый человеком способ обобщения. Некоторым людям никогда не приходит в голову, что если они купят недостаточно прочную машину, то через три года окажутся в том же положении. Или они покупают подержанную машину, не задумываясь о ее ненадежности, о том, что надо будет брать машину напрокат во время ее ремонта и т.д. Покупая машину, они смотрят на цену, видят разницу в полной цене, но не спрашивают “когда? “, а между тем ” вещь может быть дешевле сейчас, но гораздо дороже впоследствии.
[0302] This is exactly the same situation as the father who says to his daughter “Don’t ever be stubborn,” rather than realizing “She’s hard to control, and it’s a bother; I want to find a way around it, but this same behavior is going to pay off for me in other situations later on.” There’s no utilization in the process by which most people generalize. Reframing is saying “You can look at it that way, or you can look at it this way, or you can look at it this other way. The meaning that you attach is not the ‘real’ meaning. All of these meanings are well-formed within your
way of understanding the world.”

[0302] Это в точности та же ситуация, как в случае с отцом, говорящим дочери: “Не будь же такой упрямой”, вместо. того, чтобы подумать: “Она трудно поддается управлению, и это мне мешает, я хотел бы найти способ обойти это. Но то же поведение может для меня окупиться потом в других случаях”. Большинство людей производит свои обобщения с помощью процессов, не допускающих утилизации. Рефрейминг состоит в том, что человеку говорят: “Ты можешь взглянуть на это таким образом, а можешь взгля-_нуть таким образом, или еще некоторым образом. Смысл,” который ты этому придашь, это не “настоящий” смысл. Все эти смыслы могут найти свое место в твоем понимании ” мира.”
[0303] Think of the clean-freak mother that Leslie worked with. When Leslie had the woman visualize the clean carpet and said to her “And realize this means you are alone!” the old meaning was “You are a good mother and housecleaner” and the new one was “The people you love aren’t around you!”

[0303] Подумайте о матери, помешанной на частоте, с которой работала Лесли. Когда Лесли заставила эту женщину представить себе чистый ковер, и сказала ей: “Поймите же, это означает, что вы не совсем одна”, то старый смысл был: “Вы хорошая мать и хозяйка, а новый смысл возле вас нет тех, кого вы любите”.
[0304] Leslie just changed one response in that mother, but that radically changed the entire family. Before, the mother would see footprints, feel bad, and then nag the family for being so careless and inconsiderate. Afterwards, she would see the footprints, feel good that the people she loved were nearby, and then do something nice for them. She became just as good at appreciating her family as she had been at nagging them! After a few weeks of that, the family was completely different.

[0304] Лесли изменила лишь одну реакцию матери, но это радикально изменило всю семью. Прежде мать видела следы, плохо себя чувствовала, и изводила членов семьи за их невнимание и неуважение. А потом, она увидит следы, почувствует себя хорошо, потому что возле нее любимые дети, и сделает для них что-нибудь хорошее. И в самом деле, она стала также сильно ценить членов своей семьи, как раньше их изводила! Через несколько недель семья стала совершенно другой. Расширение взглядов посредством рефрейминга не заставляет человека делать нечто. Оно лишь позволяет человеку сделать это, если новая точка зрения представляется ему более осмысленной, чем прежняя, и оказывается вполне законным взглядом на мир.
[0305] Broadening people’s views through refraining doesn’t force them to do something. It will only get them to do it if the new view makes more sense to them than what they have been thinking, and is an undeniably valid way of looking at the world.

[0306] When people think of buying something, they usually make up their minds ahead of time, and don’t even consider alternatives. They don’t realize that they can buy a car over three years or five years, or they can lease it or pay cash. There are always variables like that which they have never considered. Those variables are the bases for making the product fit into the way they think about themselves. If someone comes into a Mercedes showroom, they already want the car. It’s just a matter of making it possible for that desire to fit in with all their other criteria.

[0306] Когда люди собираются что-нибудь купить, они обычно решают дело заранее, даже не рассматривая других возможностей. Они не понимают, что можно купить машину с рассрочкой на три года или на пять лет, или взять ее в аренду или оплатить ее наличными. Всегда есть переменные это рода, которых они никогда не принимали в расчет. Исходя из этих переменных, можно сделать товар подходящим к их представлению о самих себе. Когда человек входит в выставочный зал “Мерседеса”, он уже хочет иметь такую машину. Надо лишь сделать так, чтобы совместить это желание с другими критериями, какие у него есть.

[0307] Of course, no one’s understanding will ever completely match the world out there. You can’t ever know whether a car is going to last. You can always get a “lemon.” Or you might buy a crummy car that later turns out to be one of those priceless used cars that lasts forever. People who bought Edsels thought they got burned, but look how much they’re worth now!

[0307] Конечно, никакое понимание не в состоянии полностью разобраться во внешнем мире. Вы никогда не знаете, как долго прослужит машина. Вас всегда могут надуть. Или, наоборот, вы можете купить жалкую машину, которая впоследствии, окажется одной из этих драгоценных подержанных машин, работающих вечно. Люди, купившие Эдсел, думали вначале, что сделали глупость, но посмотрите, сколько они стоят теперь?

[0308] If you call up a woman and say “I sell pots and pans door-to-door. I want to come over to your house” and she says “Come on over,” at that moment you know that there is at least a part of her that’s interested in pots and pans. There’s a part of her that wants to buy them, and there are probably other parts that can’t yet fit buying them into her wellformedness conditions for her to actually buy something. If you don’t take those other part into consideration when you make a sale, you get what’s called “buyer’s remorse.”

[0308] Предположим, вы звоните по телефону женщине и говорите ей: “Я торгую вразнос горшками и кастрюлями. Хочу к вам зайти”, и она отвечает: “Заходите”. В этот момент вы знаете, что некоторая часть в ней, во всяком случае, заинтересована в горшках и кастрюлях. Эта часть хочет купить их, но в ней есть, вероятно, и другие части, еще не настолько связывающие эту покупку с понятием о благоустройстве, чтобы она и в самом деле что-нибудь купила. Если вы не примете во внимание эти другие части во время продажи, это приведет к так называемому “угрызению покупателя”.
[0309] I think buyer’s remorse isn’t regret. Buyer’s remorse simply means that the product was not adequately sold, and that the decision to buy it was not fully made. In other words, the product wasn’t shaped into something that met all the person’s standards. Then later when one of these standards is violated, the buyer says “I should have known better,” and that wrecks everything. From then on, the product is an anchor for unpleasant feelings

[0309] Я думаю, что угрызения покупателя — это не раскаяние. Угрызение покупателя попросту означает, что товар был продан не надлежащим образом, и что решение купить его было неполным. Иначе говоря, товар не был представлен в форме, отвечающей всем стандартам этого человека… Если впоследствии какой-нибудь из этих стандартов окажется нарушенным, покупатель скажет: “Надо было подумать об этом раньше”, и все будет испорчено. С этого момента ваш товар будет для него якорем, связанным с неприятными чувствами.
[0310] We once worked with some people who sold china door-to-door. Their problems stemmed from the fact that door-to-door salesmen are the lowest on the prestige ladder. People assume that door-to-door salesmen will try to fast-talk them into buying overpriced goods. Their china was good and reasonably priced; their customers really wanted the china and bought it. Then when the customers went to work the next day, their friends said “Oh! You fell for a door-to-door routine?” and then they felt cheated.

[0310] Мы работали однажды с людьми, торговавшими вразнос фарфором. Их проблемы были связаны с тем обстоятельством, что торговцы-разносчики занимают самое низкое место на лестнице престижа. Люди предполагают, что торговец-разносчик станет уговаривать их купить его товар по несусветным ценам. У торговцев, о которых я говорю, фарфор был хорош, и цены были умеренны; их покупатели в самом деле хотели купить фарфор, и покупали его. Но когда покупатели приходили после этого на работу, друзья говорили им: “А, вы попались в ловушку разносчика! “, и они чувствовали себя так, будто их надули.
[0311] My proposal was for the salespeople to future-pace that problem away. Immediately after writing up a contract, I would have them say this to their clients: “Look. I’ve got this contract here and I’ll rip it up right now if you want me to. I know that people are going to say ‘You bought something from a door-to-door salesman? You got burned.’ You either want something or you don’t. If you don’t want the china, I’ll tear up the contract.” At that point you can tear the top of the contract a little bit to give them a thrill. You just look at them and say “A lot of door-to-door people sell overpriced goods. If you want to go out and look around and compare, that’s fine. I need to know that you want to buy, and that you are sure you want to. I don’t want you to come back to me dissatisfied later on. I want customers to send me other people because they’re satisfied with what they bought. I know that some people are going to say that you were cheated, and if that creates doubt in you, it’s bad for me. I need for you to be sure enough
that you won’t spoil my reputation.”

[0311] Я предложил торговцам устранить эту проблему подстройкой к будущему. Я посоветовал им говорить с клиентами таким образом: “Ну вот, у меня в руках этот контракт, но я сейчас же” разорву его по вашему желанию.” Я знаю, что люди станут говорить вам: “Вы купили это у разносчика, значит вы попались!” “Вы хотите что-нибудь или не хотите. Если вы не хотите фарфора, я разорву контракт”. В этот момент вы можете слегка подорвать его сверху, чтобы доставить покупателю переживание. Вы смотрите на него и говорите: “Многие разносчики продают по завышенным ценам. Хорошо было бы, если бы вы сходили и разузнали. Я должен быть уверен, что вы хотите купить, что вы в этом уверены. Я не хочу, чтобы вы потом были мною недовольны. Я хотел бы, чтобы покупатели посылали ко мне других людей, потому что они довольны покупкой. Я знаю, найдутся и такие, которые скажут, что вас надули, и если у вас возникнет сомнение, это для меня плохо. Мне надо, чтобы вы были вполне уверены, и не испортили мне репутацию”.
[0312] That effectively reframes something that is going to happen in the future. When it does happen, it will now elicit a different response. Rather than “Oh, I’m just another sucker” the person responds “Oh, he told me this was going to happen.” That makes the person even more confident, because the salesperson knew what was going to happen in advance.

[0312] Этим вы эффективно рефреймируете нечто, что может произойти в будущем. И когда это произойдет, это вызовет другую реакцию. Вместо реакции “Ну, вот я попался, как осел”, у этого человека возникнет мысль: “Продавец говорил мне, что так будет”. И это внушит ему больше доверий, потому что продавец заранее знал, что случится.
[0313] When I proposed that idea to the china salesmen, they were scared to death. They thought that they would lose a lot of sales. But that proposal is not only protecting the salesperson, it is protecting the client. If you don’t do that for your client, you deserve all the customer dissatisfaction you get.

[0313] Когда я предложил эту идею торговцам фарфором, они перепугались насмерть. Они думали, что потеряют много покупателей. Но это предложение охраняет не только продавца, оно охраняет и клиента. И если вы не делаете этого для вашего клиента, вы заслуживаете его недовольство.
[0314] A lot of salespeople think of themselves as taking advantage of people, but their real job is to protect people. I think that should be an industry-wide reframe. The salespeople who operate that way make much more money with a lot less work, because they get so many referrals. They don’t have to try to force people into anything. Many salespeople act like bulldozers, and there are a certain number of people who can be bulldozed. But you get a lot of buyer’s remorse from that, and you end up having to work a lot harder

[0314] Многие торговцы считают себя людьми, умеющими перехитрить покупателя, но их настоящее дело охранять людей. Я думаю, здесь требуется рефрейминг в масштабе всего хозяйства. Торговец, действующий таким образом, заработает куда больше денег ценой гораздо меньшего труда, потому что ему дадут много рекомендаций. И ему не придется что-нибудь навязывать своим покупателям. Многие торговцы действуют как бульдозеры, и есть люди, которые позволяют себя загрести. Но от этого возникает немало покупательских угрызений, в конечном счете значительно затрудняющих работу продавца.
[0315] Reframes are not con-jobs. What makes a reframe work is that it adheres to the well-formedness conditions of a particular person’s needs. It’s not a deceptive device. It’s actually accurate. The best reframes are the ones which are as valid a way of looking at the world as the way the person sees things now. Reframes don’t necessarily need to be more valid, but they really can’t be less valid.

[0315] Рефрейминг — это не надувательство. Он действует потому, что соответствует благоустройству личных потребностей. Потребностей конкретного человека. Это не способ обмана. В действительности рефрейминг правилен. Наилучший рефрейминг — это такой, в котором человеку предлагается столь же правильный взгляд на мир, как его прежний взгляд. Новая рамка не обязательно должна быть более правильной, но никак не может быть менее правильной.
[0316] When the father says “Oh, my daughter’s just too stubborn” and you say “Aren’t you proud that she can say ‘no’ to men with bad intentions?” that’s a really valid way of looking at that situation. At another time and place, that father would actually look at it that way and be proud of her, but he didn’t think about it until you brought it up.

[0316] Когда отец говорит: “Ах, моя дочь слишком упряма”, а вы говорите ему: “А разве вы не гордитесь тем, что она может сказать “нет” мужчине с дурными намерениями”, — это правильный взгляд на положение вещей. В другой раз отец и в самом деле так посмотрит на это и будет гордиться своей дочерью, но он не думает об этом, пока вы не покажете ему эту сторону дела.
[0317] You can’t reframe anything to anything else. It has to be something which fits that person’s experience. Saying to that father “You should like your daughter’s being stubborn because that means she’s a liberated woman” probably isn’t going to work with him. You have to find a valid set of perceptions in terms of that particular person’s model of the world.

[0317] Не надо думать, что можно рефреймировать что угодно во что угодно другое. Рефрейминг должен подходить к опыту данного человека. Если бы вы сказали тому же отцу: “Вам должно нравиться упрямство вашей дочери, потому что она — эмансипированная девушка”, это вряд ли подействовало бы на такого человека. Вы должны найти правильный набор восприятий в терминах современного мира данного человека.
[0318] What reframing does is to say “Look, this external thing occurs and it elicits this response in you, so you assume that you know what the meaning is. But if you thought about it this other way, then you would have a different response. Being able to think about things in a variety of ways builds a spectrum of understanding. None of these ways are “really” true, though. They are simply statements about a person’s understanding.

[0318] Вот что делает рефрейминг. Он говорит человеку: “Посмотри, происходит такое-то внешнее явление и вызывает у тебя эту реакцию, и ты предполагаешь, что знаешь смысл происходящего. Но если ты подумаешь об этом иначе, у тебя будет другая реакция”. Способность думать о вещах разными способами создает широкий спектр понимания. Но ни один из этих способов, в действительности, не верен. Они попросту выражают разные стороны понимания некоторого человека.

II

[0319] Negotiating Between Parts

[0319] Переговоры между частями личности

[0320] The six-step model of refraining makes the assumption that there’s a part of you making you do what you don’t want to do, or a part stopping you from doing what you want to do. That’s a big presupposition. However, that’s one way of describing a difficulty, and usually you can organize your experience in that way. You can make any difficulty fit the six-step model. That description can always be taken as accurate, because something is producing the difficulty.

[0320] Применяя шестишаговую модель переформирования (рефрейминга), мы предполагаем, что существует определенная часть личности, которая делает то, что вы не хотите делать, либо не дает вам делать что-либо, подход является одним из способов описания такой трудности, и обычно вы можете организовать ваш опыт таким способом, таким образом. Вы можете сделать так, что любая трудность, с которой встретился человек, всегда принята как точное, поскольку нечто продуцирует трудность.
[0321] Sometimes it’s more convenient to start out making completely different assumptions. You can act as if the difficulty is that two or more parts are in conflict. Each part has a valid function and a valid way of accomplishing its function, but they step on each other’s toes. So it’s not that one part is “making you do it”; it’s that two parts are each doing something useful, but the ways that they are doing it conflict with each other.

[0321] Тем не менее, иногда более адекватно было бы начать, делая совершенно иное предположение. Вы можете действовать так, как будто бы трудность была обусловлена тем, что две или большее количество частей личности находятся в конфликте. Каждая из них имеет свою полезную функцию и установленный способ ее реализации, не действуя, они наступают друг другу на пятки. Таким образом, нет такой части, которая бы “заставляла вас это делать”, а есть две части, каждая из которых делает нечто полезное, но способы, с помощью которых они это делают, находятся в конфликте друг с другом.
[0322] For example, have any of you ever tried to work and not been able to? Is the following experience familiar? You sit down to write a term paper, fill out your insurance forms, or whatever work you have to do. Your work is in front of you, and you have congruently decided that you’re going to do it during the next hour. You pick up the pen and you look at the paper. You begin to write and a little voice comes in and says “Hey, baby, want a beer?” “I wonder what’s on television?” “Nice day outside; it’s sunny.”

[0322] Например, пытался ли кто-нибудь из вас работать, но при этом слушать, что в данный момент вы неспособны сделать это? Знакомо ли вам подобное переживание.? Вы садитесь за стол, чтобы написать статью к определенному сроку или заполнить бланки социального страхования, или сделать что-то еще. Ваша работа лежит перед вами и вы приняли конгруэнтное решение, что в течение ближайшего часа вы будете работать. Вы берете ручку и смотрите на бумагу. Начинаете писать и вдруг внутри себя слышите голос, который говорит: “Привет, беби, хочешь пива? “, “Интересно, что по телевизору? “, “Какой чудесный денек сегодня, на улице так солнечно”.
[0323] Now, the question is, do we describe this situation of not being able to accomplish something as a result of a part that stops you? Or do we describe it as a situation in which you have two parts: one that wants to go out and play, and one that wants to work?

[0323] Возникает следующая дилемма: опишем ли мы ситуацию так, что внутри нас есть часть, которая мешает вам работать? Или же мы опишем ситуацию так, что внутри вас есть две части: одна хочет гулять и играть, другая – хочет работать.
[0324] Work and play are both valid functions, and most people also have valid ways to achieve those functions. But if both parts go about doing their jobs at the same time, neither of them can function well. Neither can do their job as well as they could if they had some way of jointly organizing their behavior to get the outcomes that they both want.

[0324] Игра и работа представляют собой полезные функции, и у большинства людей имеются надежные способы их реализации. Но если обе эти части захотят выполнить свои функции одновременно, ни одна из них не сможет функционировать нормально. Они могли бы функционировать нормально, если имели бы способ соорганизации своего поведения, нужный для достижения результата, к которому они обе стремятся.
[0325] Describing it in this way can be much more useful than to assume that the problem is the result of a single part. Either description can lead you to the same outcome. It’s a question of efficiency. Sometimes you can get good results more expediently and more quickly if you presuppose two parts.

[0325] Описывая проблему таким образом, мы можем извлечь гораздо больше пользы, чем тогда, когда описываем проблему, как результат функционирования какой-либо одной части личности. Любое из этих описаний может привести вас к тому же самому результату. Это вопрос эффективности. В некоторых случаях вы придете к результату более быстрой эффективно, если будете предполагать, что в проблеме задействованы две части личности.
[0326] One indication of there being two parts to reframe is if the inverse of the problem also occurs. How many of you have gone out to play for the day and suddenly a little voice inside said “Your taxes aren’t done.” “The house isn’t clean.” “You should have written that paper first.” This lets you know that each part interferes with the other.

[0326] Одним из признаков того, что в проблеме задействованы Две части личности — это возможность инверсии проблемы. Кто из вас выходил погулять на целый день, и, вдруг слышал голос: “Ты не оплатил свои счета”, “Ты не сделала генеральную уборку в доме”. “Сначала ты должен закончить эту статью”. Это позволяет вам узнать о том, что каждая из этих частей мешает другой.
[0327] Deciding which model to use is only a question of when you’re going to tell which lie. I’m serious about that. If I look meaningfully at somebody in a session and say “Now, look, there’s a part of you that finds this a little scary and I can understand that,” that’s a huge lie. “Part of what?” I don’t know what that means. Or we can say “Now, you have a strategy, and your difficulty is a byproduct of this strategy.” These are all just ways of talking about things, and those words are not grounded in reality. These descriptions are just useful ways of
organizing experience.

[0327] Решить о том, какую модель вы будете использовать, это всего лишь означает, когда и как вы решите соврать. Я говорю совершенно серьезно. Если я внимательно посмотрю на кого-то в группе и скажу: “Смотри, у тебя есть такая часть, которую все это немного пугает, и я могу понять это”, то это огромная ложь. “Часть чего?” Я не знаю, что это означает. Или мы можем сказать: “Вот у вас есть стратегия, и ваша трудность является побочным продуктом этой стратегии”. Все это просто способы описания некоторых вещей, и у этих слов нет соответствующих коррелятов в реальности. Все эти описания являются просто полезными способами организации опыта.
[0328] It’s not that one way of talking approximates reality more closely than the other one. Whenever you start trying to decide that, you’re gone. People who try to approximate reality fall into what we call “losing quotes.” For example, once I was reading a Tolkien book out loud to some kids. One of the characters in the book, Strider, said to Frodo “Close the door,” and one of the kids I was reading to got up and shut the door. That’s losing quotes.

[0328] Дело обстоит совсем не так, что одна модель приближается к реальности ближе, чем другая. Если вы начнете решать вопрос о том, какая модель больше приближается к реальности, то вы пропали. Люди, которые пытаются приблизиться к реальности, впадают и то, что мы называем “потерей кавычек”. Например, однажды я читал детям книгу, и один из персонажей книги, Страйдер, сказал другому, Фредо: “Закрой дверь”, и один из ребят, которым я читал, встал и захлопнул дверь. Это и есть потеря кавычек.
[0329] The biggest losing quotes of all is what we call the “lost performative” in the Meta-Model. The most dangerous, and I think the most lethal, is losing quotes on yourself and believing that your thoughts are reality: believing that people really are “visual,” “kinesthetic,” or “auditory”; believing that people really are “placators,” “super-reasonables,” or anything. Believing that you actually have a “parent,” “child,” and “adult” is psychotic! It’s one thing to use those constructs
to do good work—to organize someone’s behavior. It’s quite another thing to lose quotes and believe that that’s reality. So when you say “Well, this lie approximates what’s ‘really’ going on more than the other one” be very careful, because you are on dangerous terrain. You might become a guru if you do that.

[0329] Абсолютную потерю кавычек в нашей мата-модели мы назвали “потерянный перформатив”. Самое опасное, я думаю, летальное, это потерять кавычки относительно себя и поверить, что ваши мысли и являются реальностью: поверить в то, что люди на самом деле являются “визуальными”, “кинестатическими”, “аудиальными”, поверить в то, что люди на самом деле являются “утешителями”, “сверхрациональными” или кем-то еще. Поверить в то, что вы в действительности имеете “родителя”, “взрослого” и “ребенка” это означает впасть в психоз! Эти понятия можно использовать только для того, чтобы сделать хорошую работу, организовать чье-то поведение. Но совершенно другое дело потерять кавычки и поверить, что все это реальность. Таким образом, когда вы говорите: “Так, эта ложь больше приближается к тому, что есть на самом деле, чем другая ложь, будьте очень внимательны к тому, поскольку вы находитесь на опасной территории. Вы можете стать гуру, если вы это будете делать.
[0330] Somebody like Werner Erhard is in a dangerous situation. If he loses quotes on his own ideas, then he’s going to go into a very strange loop. If somebody who goes to EST loses quotes, typically they’ll fall out of EST after a while, so the consequences aren’t too bad. However, if the guy that runs EST loses quotes, then it’s all over.

[0330] Любой человек, который похож на Вернера Эдгара, находится в опасной ситуации если он потеряет кавычки относительно своих идей, то попадет в очень странную ловушку. Если кто-то, кто посещает его ЭСТ, потеряет кавычки, то обычно он через некоторое время выпадает из ЭСТ, и поэтому последствия не столь ужасны. Но если ЭСТ потеряет кавычки, то все кончено.
[0331] I don’t know which model of reframing is more real. I would never admit it if I thought one was more real than the other. More important, it doesn’t matter if one is more real.

[0331] Я не знаю, какая из двух моделей, переформирования более реальна. Я бы никогда не принял ни одну из них, если бы знал, что одна из них более реальна, чем другая. Более того, мне совершенно не важно, является ли одна из них более реальной.

[0332] Man: One is more real for me and yet neither of them is real.

[0332] Мужчина” Одна из них более реальна для меня, но ни одна из них более не реальна.
[0333] Well, you can get by with that one. Whichever lie works, it’s important that you understand that they are all lies. They are only ways of organizing your experience to go somewhere new. That’s the only part that counts. We’re going to assume that the other lie, the six-step model, is antiquated because it’s been around too long. That is always a good policy. That model, presupposing that one part is responsible for negative behavior, has been around for several years now.

[0333] Да, вы можете оставаться с этим. Какая бы ложь в вас ни сработала, понимайте, что все это ложь. Это всего лишь способы организации опыта, нужно лишь для того, чтобы вы могли получить что-то новое. И это единственное, что берется в расчет. Мы пришли к выводу, что другая ложь, шестишаговая модель устарела, потому что была в употреблении слишком долго. Это всегда очень хорошая политика. Эта модель, предполагающая, что за нарушение ответственна какая-то одна часть, использовалась уже несколько лет.
[0334] So we’re going to take another lie for a while and assume that the problem is not inherently that some part generates behavior that you don’t want. We’re going to assume that the problem behavior is the result of the interaction of two or more parts, and the solution will come from negotiating between them.

[0334] Таким образом мы собираемся взять другую ложь и предположить, что проблема состоит в том, что проблемное поведение является результатом взаимодействия двух или большего количества частей, и что для решения этой проблемы должен быть заключен договор между этими частями.”
[0335] So let’s say somebody comes in and says “I can’t study. I sit down and I try to study, and I can’t concentrate. I think about going skiing.” With the old model we’d say “There is a part that interrupts your concentration.” Rather than doing that, with this model we say “Look you’ve got lots and lots of parts inside of you. You’ve got all kinds of parts running around doing different jobs. You have the ability to study. You have the ability to go out and play. When you sit down to
study, some other part is active in trying to carry out its function.”

[0335] Итак, допустим, кто-то пришел к вам и говорит: “Я не могу учиться. Я сажусь и стараюсь заниматься, но не могу сосредоточить внимание. Я сижу и думаю о том, как бы пойти на лыжах”. В соответствии со старой моделью, мы сказали: “Значит есть какая-то часть, которая мешает вам концентрироваться”. А теперь, согласно новой модели, мы говорим: “Посмотри, внутрь тебя есть много частей. Каждая часть выполняет определенную работу. У вас есть способность учиться. Но у вас также есть способность играть и развлекаться. Когда вы садитесь заниматься, выходит какая-то другая часть и старается в этот-момент выполнить свои функции”.
[0336] In order to negotiate a solution, I need to identify each part, get communication with each part, and get the positive intention of each art. I might start by going for the part that interferes with studying. So I say “I’d like you to go inside and ask if the part of you that really wants to study knows which other part is annoying it so that it can’t concentrate fully.” Then I have you go to this interfering part and ask What is your function?” That’s a quick way to find out what the intention behind the behavior is. “What do you do for this person?” “Well, I get him to go out and play.”

[0336] Чтобы договориться о решении, я должен идентифицировать каждую часть, установить коммуникацию с каждой частью и узнать позитивное намерение каждой части. Я могу начать с той части, которая мешает учиться. Итак, я говорю: “Я хочу, чтобы вы обратились внутрь себя и спросили ту часть, которая действительно хочет учиться, какая часть ей мещает, настолько, что она не может концентрироваться”. Затем я прошу обратиться к этой мешающей части и: “Какова твоя функция? “. Это быстрый путь для того, чтобы найти позитивное намерение, которое лежит за поведеньем. “Что ты делаешь для этого человека?” Ну я хочу, чтобы он вышел из дому и развлекся”.
[0337] Then I want to find out if the interference goes both ways. I ask this part, “When you want to get the person to go out and play, do other parts get in your way? Does this work part ever come in and say ‘Hey, you should be studying’?” If you get a positive answer, you’ve got it cinched, because then both parts want something from the other, and all you’ve got to do is make a trade.

[0337] Затем мне нужно определить, идут ли помехи в обоих направлениях. Я спрашиваю эту часть:. “Когда вы хотите, чтобы этот человек вышел из дому погулять? Мешает ли вам какая-либо из частей?” Может быть эта рабочая часть всегда приходит и говорит: “Эй, ты должен заниматься”. Если вы получаете позитивный ответ, то ваша гипотеза подкрепляется, потому что выясняется, что каждая из этих частей, что-то хочет от другой, и теперь все что вы должны сделать – это помочь заключить сделку.
[0338] Bill: I don’t even understand how you get that part to say what its function is.

[0338] Билл: Я не понимаю, как вы заставляете эти части сказать, какова их функция?
[0339] You don’t? There’s no way in the world that you could possibly do that.

[0339] Вы не понимаете? Во всем мире не найдется способа, с помощью которого вы могли бы это сделать.

[0340] Bill: Well, I want to keep listening to you.

[0340]Билл: Но я хотел бы продолжать слушать вас.
[0341] Is that the only option you have? Do you ever have trouble listening at a lecture? Have you ever had trouble doing that?

[0341] Это что, единственный выбор, который вы имеете? Испытывали ли вы когда-нибудь беспокойство, слушая лекцию? Испытывали ли вы беспокойство, делая это?

[0342] Bill: Sometimes.

[0342] Билл: Иногда.
[0343] Would you go inside and ask if the part of you that likes to listen to lectures knows which part interrupts it from time to time . . . ?

[0343] Теперь обратитесь внутрь себя и спросите ту часть, которая любит слушать лекции, знает ли она, какая часть прерывает ее время от времени?

[0344] Bill: Umhm. It knows one of the parts.

[0344] Билл: Угу, она знает одну из этих частей.

[0345] OK. Did it give you a name?

[0345] О’кей. Не могли бы вы дать ей имя.
[0346] Bill: Yeah. The part that worries about business and financial matters.
The part that worries about things—the worry part.

[0346] Билл: Это часть, которая беспокоится насчет деловых, финансовых вещей. Это
часть, которая беспокоится, беспокоящая часть.
[0347] The “worry part.” Listen to that name! Which of the two types of content reframing is really appropriate right now?. . . Meaning. This is very important. If you define a part as “The Old Worry Part” you’ll have much more difficulty getting to its positive function.

[0347] “Беспокоящая часть”. Послушайте, как звучит это название. Какое из двух типов псреформирования? Какой из двух типов рефрейминга нужно прямо сейчас применить? Переформирование смысла. Это очень важно. Если вы определите часть, как “старая беспокойная часть”, вам будет гораздо труднее найти ее позитивную функцию.
[0348] So there’s some part of you that has grave concerns about things, and gets labeled your “worry part.” I’m wondering if you could go inside and ask “Will the part of me that gets labeled the ‘worry part’ tell me what your function is for me? What is it that you do for me?’ . . . OK, did it tell you?

[0348] Итак, у вас есть какая-то часть, которая сильно беспокоится и вы называли ее “беспокойная часть”. Я хотел бы знать, можете ли вы сейчас обратиться внутрь себя и спросить: “Может ли эта часть моей личности, которую я обозначил как “беспокойная часть”, сказать мне, какую функцию она для меня выполняет? Что она для меня делает?..” О’кей, сказала ли она вам об этом?

[0349] Bill: Umhm.

[0349] Билл: Угу.

[0350] Do you agree that this function is something positive?

[0350] Согласны ли вы с тем, что эта функция представляет собой что-то позитивное?
[0351] Bill: Yes, it is positive under some circumstances. The worry part overdoes it, I think.

[0351] Билл: Да, она позитивна при некоторых условиях. Однако, беспокойная часть прилагает слишком много стараний, чтобы делать это, так я считаю.

[0352] Well, if I was your worry part, I would, too. That’s all I’ve got to say!

[0352] Ну, если бы я был вашей беспокойной частью, я бы делал то же самое. Это все, что я хотел вам сказать!
[0353] Bill: It keeps me behaving responsibly, and keeps me paying my bills;
it keeps me out of jail.

[0353] Билл: Она заставляет меня вести себя ответственно, хочет, чтобы я платил по счетам, и обеспечивает мне существование вне тюрьмы.
[0354] OK. The point is that it interrupts you sometimes when you want to concentrate on something else. Now go back and address the part of you that concerns itself with your well-being, which you like to call your “worry part”—a little meaning reframe there! Ask that part the following: when it’s trying to do what it does for you in terms of adequate planning and motivating you to take care of business and that sort of thing, is it ever interrupted by the part of you that would rather be just paying attention to a lecture, listening to a tape, or doing something else that part does? Go inside and ask it if it ever gets interrupted by that particular part.

[0354] О’кей. Дело заключается в том, что она прерывает вас тогда, когда вы хотите сосредоточить внимание на чем-нибудь другом. А сейчас снова обратитесь внутрь себя к той части, которая позаботится о вашем благополучии, ее вы назвали “беспокойной частью” тут маленькое переформирование смысла! Спросите эту часть о следующем: “Когда она пытается делать свое дело для вас: например, планировать или мотивировать вас к тому, чтобы вы заботились о своих делах, в этот момент прерывала ли ее какая-то другая часть вашей личности, которая хотела бы, чтобы в этот момент вы слушали лекцию, музыку или что-то другое?” Обратитесь внутрь себя и спросите, прерывала ли ее какая-либо подобная часть?
[0355] Bill: I just scanned a whole lot of interruptions, and when I came back out, I noticed my head was bobbing up and down.

[0355] Билл: Я просмотрел внутри себя уже целое множество прерываний и когда я вернулся, я заметил, что моя голова качается вниз и вверх.
[0356] That “well-being” part has a tendency to be more visual, that’s true. It makes sense.

[0356] Эта “благополучная часть” имеет тенденцию к визуализации это так. Это имеет смысл.

[0357] Bill: Umhm. It’s always on the lookout for possible dangers

[0357] Билл: Угу, она должна все время смотреть, нет ли вокруг возможной опасности.
[0358] Now, ask that “well-being” part this: if it was not interrupted when it was spending time organizing your behavior in the activity that you call ‘worry’—what I call ‘preparation’—would it be willing to allow you to listen to lectures without interrupting? Ask if that’s a trade it would be willing to make, if it had a way of being sure that the other part wouldn’t interrupt it. . . . (Bill nods.)

[0358] А сейчас спросите благополучную часть о следующем: если бы ее не превышали в тот момент, когда она организует ваше поведение, (что вы называете беспокойством, а я бы назвал “подготовкой”), не могла бы она разрешить вам слушать лекции не прерываясь? Спросите ее, хочет ли она, совершить такую сделку, если она была бы умерена в том, что та другая часть не будет прерывать ее… (Билл кивает).
[0359] OK. Now, go to the part that likes to listen to lectures. Ask if that part thinks it’s important for you to pay attention during lectures, and not to let your mind wander into things which are not important at that particular time. . . . (Bill nods.)

[0359] О’кей. А сейчас перейдем к той части, которая любит слушать лекции. Спросите ее, считает ли она что для вас очень важно быть внимательным, слушая лекцию, и не разрешать своему сознанию переходить к тем вещам, которые в этот момент менее важны… (Билл кивает).
[0360] Now, ask if it thinks it’s important enough to pay attention during lectures, that it would be willing not to interrupt the “well-being” part when it spends time preparing to do things. Even though the “listen to lectures” part may not enjoy the process of having to pay bills, ask if it thinks paying attention when you go to lectures is important enough that it would be willing not to interrupt the other part in exchange. . . .

[0360] А теперь спросите ее, считает ли она, что быть внимательным во время лекции настолько важно, чтобы в обмен на внимательное слушание она согласилась не прерывать благополучную часть, когда та выполняет подготовку к финансовым делам. Согласна ли она?

[0361] Bill: Umhm.

[0361] Билл: Угу.
[0362] Now, if we think about this in terms of the six-step reframing model, where are we?

[0362] А сейчас, если мы рассмотрим все это в шестишаговой модели рефрейминга, то где мы находимся?

[0363] Man: Just short of the ecological check.

[0363] Мужчина: Где-то близко к экологической проверке.
[0364] How much short? Is it the next step? Have we done step four—giving
the part three new ways? . . . Do we need to get three new ways? . . .

[0364] Насколько близко? На следующем шаге? Совершили ли мы 4-й шаг, представление определенной части личности трех новых способов воплощения? ..
Нужно ли нам искать эти три новые способа поведения?
[0365] No. In negotiating we don’t need to get three alternatives. Both parts already have appropriate behaviors. All we need is for them not to interfere with each other. That is the new choice, so step four is out of the way.

[0365] Нет. Для того, чтобы заключить договор между частями, нам не надо осуществлять их поведение. У каждой этой части свой адекватный способ поведения. Вы должны всего лишь сделать так, чтобы они друг другу не мешали. Это и есть новый выбор. Таким образом, 4-й шаг нам не нужен.
[0366] Have we gotten both of these parts to accept the responsibility for not interrupting each other? . . . Have they agreed to do it? . . .

[0366] Заставили ли мы сейчас каждую из частей принять ответственность за то, чтобы не прерывать друг друга?.. Согласились ли они делать это?..
[0367] No, they haven’t agreed to do it. They said they would agree. Remember, this process is always broken into two parts: First, in step four, the part agrees that the new choices are better and more effective than the one it’s using now. Second, in step five, you ask “Will it be responsible for actually using these new choices?” Many people leave that step out. As any of you who have children know, agreeing that a task is worth doing and agreeing to do it are very different things.

[0367] Нет, они не согласны делать это. Они сказали, что могли бы согласиться. Помните, весь процесс всегда разбит на две части: во-первых, на 4 шаге часть личности соглашается, что три новых выбора более эффективны, чем один, который имелся до сих пор. Во-вторых, на 5 Шаге вы спрашиваете: “Берете ли вы на себя ответственность, что будете реализовывать эти выборы?” Многие опускают этот шаг. Но каждый из вас, у кого есть дети, знает, что согласиться что-либо делать, и согласиться делать это весьма, весьма разные вещи.
[0368] So now we want to say “Look, I want to get these two parts together and find out if they will make an agreement not to interfere with one another and to test this agreement for the next six weeks. The part of you that is in charge of worrying and taking care of business will not interrupt while you are listening to a lecture or doing the activities that this other part does. And that part will not interrupt the planner when it is taking care of business.” Get them both to agree that they’ll try it out for six weeks and find out how it works. If either one becomes dissatisfied during this time, then they will notify you, so that you can
negotiate further.

[0368] Таким образом, сейчас мы хотим сказать: “Смотрите, я хочу собрать две эти части вместе и определить, согласны ли они не мешать друг другу. И проверить прочность их договора в течение шести следующих недель. Та часть личности, которая беспокоится о вашем благополучии, не будет прерывать вас, когда вы слушаете лекцию или занимаетесь чем-то другим. А эта часть не будет прерывать плановика, когда он готовится к вашим делам.” Склоните их к тому, чтобы соблюдать соглашение в течение шести недель для проверки того, как оно работает. Если кто-то из них будет недоволен в течение этого времени, они дадут вам знать об этом, чтобы вы могли
уничтожить договор.
[0369] There may be other parts involved, and of course things change, so you always want to provide the person with a next step. The last time I went to Dallas, a therapist said to me “I was in your seminar a year ago and I did reframing with a woman about her weight. She went on a diet and she lost tons of weight and she’s been thin for almost a year. Then about a month ago she started to gain weight, and I want to know what I did wrong.” What did the therapist do wrong? . . . She assumed that there was some relationship between eleven months ago and now!
People change all the time. How many changes could that woman have gone through in eleven months that could have gotten in the way of keeping her weight down? The point is that nothing lasts forever. However, if something goes wrong, you can always go back and modify what you did, to take the new changes into account.

[0369] В проблему могут быть вовлечены и другие части личности, и это, конечно, меняет дело. Так что вам необходимо провести человека еще и через следующий шаг. Последний раз, когда я был в Далласе, психотерапевт сказал мне: “Год назад я был на вашем семинаре, и затем я сделал рефрейминг с женщиной, чья проблема касалась ее веса. Она села на диету и потеряла целую тонну веса, и почти целый год поддерживала хороший вес. Но месяц назад она стала прибавлять в весе… и я хотел бы знать, что я сделал не так”. Почему терапевт что-то сделал не так?.. Он предположил, что есть какая-то связь между тем, что он сделал 11 месяцев назад и настоящим моментом. Люди меняются все время. За 10 месяцев с этой женщиной могло случиться много
такого, что помешало ей поддерживать нужный вес. Суть в том, что ничто не длится вечно. Тем не менее, если что-то идет не так, вы всегда можете вернуться назад, и модифицировать то, что вы сделали, чтобы взять во внимание новые изменения.
[0370] Now, what’s left to do? What about step six, the ecological check? What do we need to do to have an ecological check in the negotiation model?

[0370] Итак, что нам еще осталось сделать? Как насчет шестого шага экологической проверки? Что мы должны сделать, чтобы провести экологическую проверку в данной
модели?
[0371] Man: Ask for any objections. “Is there some way in which this may not work?”

[0371] Мужчина: Спросить, нет ли каких-нибудь возражений. “Существует ли возможность, что это не будет работать?”

[0372] Who’s going to object?

[0372] Кто будет возражать?

[0373] Man: The other parts.

[0373] Мужчина: Другие части личности.

[0374] The other parts haven’t agreed to do anything, so what would they object to?

[0374] Другие части личности не вступали ни в какой договор, они не давали согласия на то, что они будут делать что-либо, чему же он будут возражать?
[0375] Bill: Other parts still might object to agreements that have been made that might interfere with them in some way.

[0375] Билл: Все-таки другие части личности могут возражать против того, что эти заключили договор не мешать друг другу.
[0376] How? Give me an example. Other parts haven’t agreed not to Interrupt

[0376] Каким образом? Приведите мне пример. Другие части личности не подписывали соглашения о непрерывании.

[0377] Woman: What if there’s another part that interrupts things?

[0377] Женщина: А что, если есть и другая часть, которая прерывает?

[0378] Well, that part has not made any agreements yet.

[0378] Ну, эта часть не подписала еще никакого договора.
[0379] Bill: If there’s some part that uses the interruption as a signal to do its thing, then we’re taking away its ability to take action. For example, in another seminar you talked about a woman who wanted to stop smoking. It turned out that another part used smoking as a cue that it was time to talk to her husband. Every evening she sat down to have a cigarette with her husband and they used that time to talk. The part that wanted her to talk to her husband had not agreed to anything, but the opportunity for it to perform its function had been taken away.

[0379] Билл: Если существует какая-то часть личности, которая использует прерывание, как сигнал для того, чтобы начать действовать, то мы отнимаем ее возможность действовать. Например, на другом семинаре вы рассказывали о женщине, которая собиралась бросить курить. Оказалось, что другая часть ее личности использовала курение, как знак того, что наступило время побеседовать с мужем. Каждый вечер она садилась рядом с мужем, чтобы выкурить сигарету и использовала это время, чтобы побеседовать с ним. Та часть, которая хотела, чтобы она побеседовала с мужем, не брала на себя никаких обязательств, но возможность ее выполнять свою функцию вдруг исчезла.
[0380] OK. In your case you are “worrying” and you have a part that comes in and says “Hey, let’s go do something else.” That interrupts the part that “worries.” Do you think there’s another part that could get something from that interruption? Is that what you’re saying?

[0380] О’кей. В нашем случае вы “беспокоитесь” и у вас есть часть, которая приходит и говорит: “Эй, давай будем делать что-то другое”. Это прерывает ту часть, которая “беспокоится”. Считаете ли вы, что у вас есть еще какая-то часть, которая нуждается в прерывании? Вы именно это говорите?

[0381] Bill: That’s possible.

[0381] Билл: Это возможно…

[0382] OK. Give me an example.

[0382] О’кей. Приведите пример.

[0383] Bill: I haven’t got one. I’d have to generate one.

[0383] Билл: У меня нет примера. Я должен его создать.

[0384] Good, generate one.

[0384] Хорошо. Создавайте.
[0385] Bill: I’m worrying, and a part interrupts to play. Some of my play also has a very definite physical health motivation. For example, I label jogging as play, but it also has to do with my physical health. So if I were worrying and my play part didn’t interrupt my worry part for a long time, the part that watches out for my physical health would get left out.

[0385] Билл: Я беспокоюсь, и какая-то часть личности прерывает меня и зовет играть. Некоторые из мотивов, которые толкают меня к игре, касаются также моего физического здоровья. Например, бег трусцой я считаю игрой, но это имеет отношение и к моему здоровью. Таким образом, если я беспокоюсь, а моя игровая часть не будет прерывать меня на некоторое время, то она будет выключена.

[0386] Are you saying that part can’t interrupt on its own?

[0386] Хотите ли вы сказать, что эта часть не сможет прерывать беспокоющуюся часть сама по себе?
[0387] Bill: No, it can interrupt on its own, and it probably would. So why don’t we ask to see if it is going to interrupt, or if it has any objection to what has been agreed to here?

[0387] Билл: Нет, она сможет прервать сама по себе, и, пожалуй, прервет. Так почему же мы не можем спросить ее о том, собирается ли она прерывать, или есть ли у нее какие-либо возражения против заключенного договора?

[0388] Well, is there any need to do that? . . .

[0388] Есть ли у нас какая-нибудь необходимость в этом?..
[0389] There’s another way to think about this, which is what I am leading up to. What happens if we ask “Does any part object to these two parts making the agreement?” If we get a “No” do we learn anything? . . .

[0389] Есть другой способ понимания всего этого, к какому я вас и веду. Что произойдет, если мы спросим: “Есть ли какая-либо часть личности, которая возражает против того, чтобы две эти части пришли к соглашению?” Если мы получим ответ “нет”, узнаем ли мы что-нибудь?..

[0390] No. We learn nothing. So it’s a stupid question to ask.

[0390] Нет, мы ничего не узнаем. Так что это глупый вопрос.

[0391] Man: But if we get a “Yes” we have learned something.

[0391] Мужчина: Ну, если мы получим ответ “да”, мы что-то узнаем.
[0392] Right. However, can we ask a question which will get the information we want; can we ask a question that will get any possible “Yes” answers, and something else?

[0392] Правильно. Тем не менее, мы могли бы задать вопрос, который дал бы нам информацию, которую мы хотим иметь. Есть ли такой вопрос, который даст нам возможное “да”, а также кое-что еще?

[0393] Man: Do any of the other parts have any suggestions?

[0393] Мужчина: Имеют ли другие части личности какие-либо предложения?
[0394] OK. “Are there any other parts involved in this?” “Are there any other parts that interrupt this part or utilize those interruptions?” “Are there any other parts that might interrupt either of the two of you?” That kind of question is going to get us the information we want.

[0394] О’кей. “Заинтересованы ли в этом какие-либо другие части личности?” “Есть ли какие-либо другие части личности, которые прерывают эту часть и используют эти прерывания?” “Есть ли какие-либо другие части личности, которые могут прерывать какую-либо из этих частей личности?” Вопросы такого типа дадут нам ту информацию, которую мы хотим иметь.

[0395] Man: Also if we have been completely off base in identifying these two parts, that will get us back on the track of finding the parts that are involved in this problem.

[0395] Мужчина: Кроме того, если мы заблуждались, выделяя две части личности, которые должны вступить в соглашение, это вернет нас назад и поможет найти те части, которые действительно вовлечены в эту проблему.
[0396] Right. That kind of question also does something else that is very important: it can give you relevant information about how this person’s parts are organized. In your example you have a “work” part and a “play” part. Some people’s play part has within it a part that says “This is how we’re going to stay healthy.” Some people’s play part only plays poker and smokes cigars, while somebody else’s goes out and jogs on the beach. It depends upon how you organize your parts.

[0396] Правильно. С помощью вопросов такого типа мы можем еще получить что-то весьма важное: они могут дать нам нужную информацию о том, как организованы части личности данного человека. В вашем примере вы имеете “рабочую” и “игровую” части. Игровая часть некоторых людей имеет внутри себя другую часть, которая говорит: “Поступая так, мы можем оставаться здоровыми”. Игровая часть других людей всего лишь играет в покер, курит сигареты, а у кого-то она выходит и бегает трусцой по пляжу. Это зависит от того, как вы организуете ваши части.
[0397] Jogging is a great example of a reframe, by the way. Anybody who can jog six miles a day and call it “play” is already a master of reframing as far as I’m concerned. It’s a good reframe to have. If you’re going to do reframing, you might as well do it in places where it is useful. Some people even decide “It’s cool to be a jogger.” You get to wear special shorts and shoes and other running gear. It’s become fashionable. What a great reframe. I think that’s marvelous. Let’s all be healthy because it’s groovy. If some people could reframe sugar to taste bad,
think how much their lives would change. If you can redefine fun as being something that’s healthy, I think that’s really slick. When I was growing up, “fun” was beating each other up, and sitting around in drive-ins eating hamburgers and french fries and smoking cigarettes.

[0397] Кстати, бег трусцой это прекрасный пример рефрейминга. Кто-либо, пробегающий 6 миль в день и называющий это “игрой”, является мастером рефрейминга. Это прекрасный рефрейминг, который стоило бы уметь делать. Если вы собираетесь делать рефрейминг, вы можете делать его там, где он полезен. Некоторые люди даже принимают решение: “Это престижно — бегать трусцой”. Вы должны носить специальные шорты, иметь специальные тапочки и т.д. Это стало модным. Это великолепное переформирование, великолепный рефрейминг. Он просто чудесен. Давайте будем здоровы, поскольку так принято. Если бы некоторые люди могли бы произвести такой рефрейминг, чтобы сахар казался им невкусным, подумайте, как бы изменилась от этого их жизнь. Если вы можете переопределить забаву, как нечто здоровое, я думаю, это великолепно. Когда я был молодым, забавой мы называли драки сидение в забегаловках, где мы поедали гамбургеры и жаркое по-французски и курили сигареты.
[0398] Kit: I’m suddenly having a lot of trouble taking notes. I just noticed that I wrote “jiggling” instead of “jogging.” Can I talk to you about that now, . . . or later?

[0398] Китт: Мне вдруг трудно стало конспектировать. Я только что сделала ошибки в словах “бег трусцой”. Могу ли я говорить об этом сейчас… или позже?
[0399] You could! That’s a pretty good presupposition you’ve got there. What you’re talking about might fit this negotiation model. There certainly are at least two parts. As long as we are messing around with reframing, let’s play a little. Go inside and ask if there’s some part of you that is interrupting your usual process of note-taking. . , .

[0399] Вы можете! Это очень хороший пример для нас. То, о чем вы говорите, может соответствовать договору между двумя частями Здесь есть поменьшей мере две части личности. Пока мы занимаемся переформированием, давайте немного погуляем. Обратитесь внутрь себя и спросите, есть ли у вас другая часть, которая прерывает обычный процесс конспектирования?

[0400] Kit: Yes.

[0400] Китт: Да.
[0401] OK. Ask it if it’s willing to tell you what it’s trying to do for you right now by messing up your note-taking, something which you normally do smoothly and evenly. That’s a yes/no question, by the way. Is it willing to tell you? . . .

[0401] О’кей. Хорошо. Спросите, не хотела бы она сказать, сказать вам, что она хочет сделать для вас сейчас, мешая вам конспектировать, т.е. делать что-то, что обычно вы делаете легко и быстро. Обратите внимание, что это вопрос типа “да-нет”. Итак, хочет ли она вам сказать это?..

[0402] Kit: Umhm.

[0402] Китт: Угу.

[0403] OK. If it is, tell it to go ahead and tell you. . . .

[0403] Хорошо, если она хочет сделать это, пусть она это сделает…
[0404] Now, do you agree that that is something you want to have a part of you do?

[0404] А теперь скажите, согласны ли вы иметь такую часть, которая бы для вас это делала?..
[0405] Kit: At times. The behavior that I see it doing for me is good at times, but not in this particular situation.

[0405] Китт: Иногда. Поведение, которое она для меня продуцирует, иногда мне полезно, но не в этой конкретной ситуации.
[0406] OK. Ask what it is trying to do for you by doing it here. It might
know something that we don’t know. . . .

[0406] Хорошо. Спросите ее, что она старается сделать для вас, прерывая вас мысленно сейчас. Она должна знать что-то, чего мы с вами не знаем…

[0407] Kit: I just hear the words “Be here now.”

[0407] Китт: Я просто услышал слова “Будь здесь и сейчас”.

[0408] Oh, sensory experience.

[0408] О, сенсорный опыт.
[0409] Kit: The feeling that I have is that when I’m listening to you I’m experiencing you, and that’s how I gather information. So I need to kind of dissociate from that dissociation, or, um—

[0409] Китт: Чувство, которое я испытываю, заключается в том, что когда я слушаю вас, я имею ощущения, так я собираю информацию. Значит, я нуждаюсь в том, чтобы избавиться от этой диссоциации, или…
[0410] OK. Well, go inside and ask if this part of you objects to your taking notes at this moment.

[0410] Хорошо. Обратитесь сейчас внутрь себя и спросите, возражает ли эта часть против того, чтобы вы сейчас делали записи.
[0411] Kit: The only thing that I would need is to be able to be in two places
at once.

[0411] Китт: Единственное, в чем я нуждаюсь, это в способности быть в двух местах одновременно.

[0412] Have you ever done that? . . . Ask if there is any part that knows how to be in two places at once. . . .

[0412] Случалось ли вам это делать?.. Обратитесь внутрь себя и спросите, есть ли какая-то часть, которая знает, как это делать-быть в других местах одновременно…

[0413] Kit: Umhm.

[0413] Китт: Угу.
[0414] OK. Ask it if it would be willing to have you be in two places at once right now. . . . What was its response?

[0414] Хорошо. Спросите ее, не хотела бы она помочь вам быть в двух местах
одновременно прямо сейчас… Каков был ответ?

[0415] Kit: That this isn’t a good setting to be in two places at once.

[0415] Китт: Что это не очень хорошая установка быть в двух местах сразу.
[0416] OK. There’s obviously another part involved in this. There’s a part that believes you should be taking notes: that this is somehow relevant and important to your education. Would you go inside and ask that part if it would be willing to tell you what it is doing for you by taking notes. . .

[0416] Очевидно, что здесь задействована еще и другая часть. Существует какая-то часть, которая убеждена в том, что вам следует делать записи, что это занятие нечто важное и нужное для вашего образования. Обратитесь, пожалуйста, внутрь себя и спросите эту часть, не сообщит ли она вам, в чем состоит важность конспектирования?..

[0417] Kit: It’s just an anchor.

[0417] Китт: Это просто якорь.

[0418] It’s an anchor for? . . .

[0418] Якорь для чего?..

[0419] Kit: A state of mind.

[0419] Китт: Для определенного состоять сознания.
[0420] OK. Now, ask it if it can think of some other anchor you could use for the next two hours. . . . (She nods.) Good. Tell it to go ahead and use that.

[0420] Хорошо. А сейчас спросите ее, не могла бы она использовать в течение двух последующих часов какой-либо другой якорь… (Она кивает). Хорошо, скажите, чтобы она с этого момента начала его использовать.
[0421] Now, part of what I just did has to do with the negotiation model, and I mixed it up with some other things. Was one of the two kinds of content reframing incorporated into what I just did with her?

[0421] То, что я сейчас делал, частично относится к модели договора между частями личности, но я использовал и нечто другое. Какой прием переформирования поддержания я сюда включил?
[0422] Woman: Oh, the context. “This is OK at one time or in one situation and not in another.”

[0422] Женщина: Рефрейминг контекста. “Это хорошо в определенное время и в определенной ситуации, но не требуется в другой”.
[0424] Certainly. So there was a piece of context reframing. I also included the basic element of the standard six-step reframing model, asking “What’s the purpose?” and finding an alternative way. The purpose of the note-taking part is to provide an anchor. “Well, good. Can we use something else as an anchor?” So I included a piece of the six-step reframing model, and also a piece of switching the context. These different models are all closely interrelated, and if you know the six-step reframing model, you already have all the tools that you need for negotiation. If you know all the reframing models, you can then mix them together whenever that’s appropriate.

[0424] Да, конечно, о был кусочек рефрейминга контекста. Я включил сюда и основной элемент стандартного шестишагового рефрейминга, спрашивая: “Какова цель”, и побуждая искать альтернативные варианты. Цель той части, которая ответственна за конспектирование обеспечить якорь. “Ну, хорошо, можем ли мы использовать еще какой-либо другой якорь?” Таким образом, я включил один из элементов щестишаговоя модели рефрейминга, а также элемент рефрейминга контекста. Эти различные модели тесно взаимосвязаны, и если вы знаете шестишаговую модель, вы уже имеете все средства, в которых вы нуждаетесь, чтобы овладеть моделью договора между частями личности. Если вы будете знать все модели рефрейминга, вы сможете свободно смешивать их тогда, когда это потребуется.
[0425] The important thing with the negotiation model is to find out which parts are interrupting each other, and then to find out what their functions are—not why they are interrupting one another, but what their functions are. Is it a part that amuses you? Is it a part that takes care of responsibility? Is it a part that gets you to church on time? What part is it and what does it do? When you have this information, then you make a deal. Whatever deal you make is OK, as long as the deal provides the outcome that both parts want.

[0425] Применяя модель договора, важно определить, какие части прерывают друг друга, а затем определить, каковы их функции. Не надо определять, почему они прерывают друг друга. Надо узнать, каковы их функции. Может быть это часть, которая развлекает вас? Или эта часть делает вас ответственным? Или же эта часть старается, чтобы вы приходили в церковь вовремя. Что это за часть, и что она делает для вас? Когда у вас есть эта информация, тогда вы можете заключить договор. Любой договор хорош, когда он приводит к такому результату, с которым согласны обе части.
[0426] One of our students frequently finds himself feeling very sleepy when he’s driving late at night. He uses this model to negotiate between the sleepy part and the part that wants him to get home in one piece. Sometimes he trades an extra hour of alertness for a promise to sleep later the next morning, and other times the sleepy part demands a half-hour at the side of the road first.

[0426] Один из наших студентов часто обнаруживал у себя сонливость, когда поздно вечером возвращался на своей машине домой. Он использовал модель договора и заключал договоры между сонливой частью и той, которая хотела, чтобы он как можно быстрее попал домой. Иногда соглашение было таким, что ему достаточно было пообещать, что утром он поспит подольше. Но получалось так, что сонливая часть требовала от него, чтобы он прямо сейчас съехал с дороги на обочину и полчаса поспал.
[0427] Where else is this negotiation model going to be most appropriate? For what kinds of experiences is this multiple-part reframing model going to be more appropriate than the six-step model?

[0427] В каких еще случаях наиболее целесообразно применение договора между частями личности? Для каких переживаний эта модель подходит больше, нежели шестигранная модель?

[0428] Man: Critical and placating parts.

[0428] Мужчина: Критические и стремящиеся ублаготворить части.
[0429] Give me an example in experience. If you try to study and you can’t concentrate, that’s a very concrete example. That is what I want.

[0429] Приведите мне конкретный пример, на уровне опыта. Если вы стараетесь заниматься, но не можете сконцентрироваться, это достаточно конкретный пример. Сейчас мне важно именно это.
[0430] Man: You are trying to go to sleep and your mind is off on some
other matter.

[0430] Мужчина: Вы стараетесь заснуть, но становитесь все бодрее.”
[0431] Insomnia is a marvelous example. You can tell it’s a good one, because the rest of the people in the room sigh when you say it. Give me some more like that.

[0431] Бессонница прекрасный пример. Это очень хороший пример, потому что когда вы сказали это, все остальные люди в этой комнате вздохнули. Приводите мне еще подобные примеры.

[0432] Woman: Trying to save money and finding yourself spending it.

[0432] Женщина: Стремление сэкономить деньги наряду с постоянной их растратой.

[0433] That’s a good one.

[0433] Хороший пример.

[0434] Man: Being disorganized.

[0434] Мужчина: Дезорганизация.
[0435] That can be. If you can fit it more into the form like she did, it’ll be
better.

[0435] Может быть. И будет лучше, если вы правильно формально опишите ее с точки зрения этой модели.

[0436] Woman: Constipation.

[0436] Женщина: Запор.
[0437] Constipation is an elegant example. The more you can find the problems that fit this form, the more you’ll know when this model is appropriate as opposed to some other model.

[0437] Запор очень элегантный пример. Чем больше проблем, которые соответствуют данной форме вы найдете, тем компетентнее вы будете в вопросе, когда вам применять именно эту модель, а не другую.
[0438] Woman: Someone who has trouble getting himself to go to bed? Someone who never quite gets around to going to bed?

[0438] Женщина: Кто-то, кому трудно вовремя лечь спать?.. …
[0439] . . . Or someone who never quite gets around to getting up? Yes, this model is appropriate for people who have trouble changing from one context to another. If they are in a restaurant, they can never quite leave. Anyone who has been a waiter knows about those people.

[0439] Или кто-то, кто никогда не может без труда вовремя встать? Да, эта модель подходит для людей, которые имеют трудности, когда, надо переходить из контекста в контекст. Если они сидят в ресторане, то они никак не могут уйти вовремя. Тот, кто был официантом, знаете них многое.

[0440] Man: Spending time alone and being with groups.

[0440] Мужчина: Проводить время в одиночестве или в группе.
[0441] You’re saying “this versus that.” That’s something else. I want you to identify things that have the same form as insomnia. Insomnia happens when you try to go to sleep and you wake up.

[0441] Вы сказали “Одно Другое”. Это нечто другое. Я хочу, чтобы вы сейчас идентифицировали те случаи, которые имеют ту же самую форму, как бессонница. Бессонница возникает тогда, когда вы стараетесь заснуть, но чувствуете себя все бодрее.

[0442] Man: It sounds like any behavior that’s compulsive.

[0442] Мужчина: Это похоже на любое компульсивное поведение.
[0443] Yes, but I don’t want you to generalize yet. I want you to give me some specific examples.

[0443] Да, но пока я не хочу, чтобы вы обобщали. Я хочу, чтобы вы приводили мне конкретные примеры.

[0444] Man: Getting really nervous before you make a presentation

[0444] Мужчина: Резкое повышение тревоги перед выступлением.
[0446] Yeah, stage fright can be a great one. The more you try to relax, the more you get tense.

[0446] Да, страх сцены — это прекрасный пример. Чем больше в стараетесь отрелаксироваться, там больше вы напрягаетесь..

[0447] Man: What about procrastinating?

[0447] Мужчина: А что вы скажете насчет откладывания дел на потом?

[0448] Procrastinating can be a great one.

[0448] Прекрасный пример.

[0449] Man: Impotence.

[0449] Мужчина: Импотенция.

[0450] Impotence can be a classic example.

[0450] Импотенция классический пример.
[0451] Man: Anything with the form of “The more you try to do one thing, the more you get the opposite.”

[0451] Мужчина: Все, что имеет форму: “Чем в большей степени вы стараетесь Делать одно, тем в большей степени у вас получается противоположное”.
[0452] Yes. The more you try to stop yourself from preventing the fact that you’re denying that it’s time to pair up and go outside and try this
model with each other, the more you will.

[0452] Да. Чем в большей степени вы стараетесь отодвинуть от себя осознание факта, что пришло время разделиться на пары и попробовать эту модель, тем в большей степени вы этого желаете.
[0453] Now.

[0453] Теперь

[0454] Negotiating Between Parts: Outline

[0454] Заключение договора между частями личности:
[0455] 1) Ask the part that is being interrupted (part X) the following questions:
a) What is your positive function?
b) Which part(s) is (are) interrupting you? (Part Y

[0455] 1. Спросите часть, которую прерывают (часть X) следующее:
а) Какова ваша позитивная функция?
б) Что за часть (или части) прерывают вас (часть Y)?
[0456] 2) Ask the same questions of part Y:
a) What is your positive function?
b) Does X ever interfere with your carrying out your function

[0456] 2. Задайте те же самые вопросы части Y:
а) Какова ваша позитивная функция?
б) Когда вы выполняли эту функцию, прерывала, ли вас когда-либо Часть X?
[0457] 3) If both parts interrupt each other at times, you are now ready to negotiate an agreement. (If not, this model is not appropriate, so switch to another reframing model. If Y interferes with X, but Xdoesn’t interfere with Y, six-step reframing with Y may be most appropriate.)
a) Ask Y if its function is important enough that Y would be willing to not interrupt X so that it could receive the same treatment in return.
b) Ask X if it was not interrupted by Y, would it be willing to not interrupt Y?

[0457] 3. Если обе части иногда прерывают друг друга, тогда вы уже готовы сейчас заключить соглашение (если нет, то эта модель здесь не подходит, и надо перейти к другой модели рефрейминга. Если Y мешает X, но Хне мешает Y, то в этом случае наиболее целесообразно применить шестишаговое переформирование).
а) Спросите Y, достаточно ли важна ее функция для того, чтобы она согласилась не прерывать Х в обмен на то, что Х будет относиться к ней также.
б) Спросите X, согласна ли она не прерывать Y, если Y не будет в свою очередь, прерывать ее?
[0458] 4) Ask each part if it will actually agree to do the above for a specified
amount of time. If either part becomes dissatisfied for any reason, it is to signal the person that there is a need to renegotiate

[0458] 4. Спросите каждую часть, согласна ли она выполнять это соглашение в течение определенного периода времени. Если какая-либо часть остается неудовлетворенной, то это является сигналом, что договор должен быть заключен заново.
[0459] 5) Ecological check: “Are there any other parts involved in this?” “Are
there any other parts that interrupt this part, or that utilize these interruptions?” If so, renegotiate.

[0459] 5. Экологическая проверка: “Заинтересованы ли в этом еще какие-либо части? “. “Есть ли какие-либо другие части, которые прерывают эту часть или же как-то используют эти прерывания?” Если это так, то договор следует заключить заново.

III
[460] Creating a New Part
[460] Создание новой части личности
[0461] One of the questions that we have asked over and over again since the beginning of our dealings with the field of psychology is “What is it about an experience that makes it therapeutic or not therapeutic?” Every school of therapy has within it certain elements which lead to change when used by some people, and don’t lead to change when used by others. When used by a third group, those elements lead to change which is not profoundly useful. As far as I can tell, the ways you change people into behaviors which are not useful are not really different from the ways you go about changing them into behaviors which are useful. The kinds of techniques that are used by well-intentioned parents, probation officers, and teachers, to lead people into behaviors which will actually cripple them for the rest of their lives, are powerful and effective mechanisms of change.

[0461] Один из вопросов, который мы постоянно задаем себе с тех пор, как начали заниматься психологией, состоит в следующем: ” что делает данное переживание терапевтическим или не терапевтическим?” Каждая терапевтическая шкала имеет в себе такие элементы, которые у одних людей вызывают изменения, а у других нет. Иногда же они вызывают изменения, которые являются почти бесполезными. Насколько я понимаю, одни и те же способы могут вызывать как конструктивные изменения, так и деструктивные. Техники, которые используют благонамеренные родители и учителя, в сущности являются эффективными и могущественными механизмами изменения, создающие у детей такие типы поведения, которые калечат их на всю будущую жизнь.
[0462] This morning we want to teach you a third model of reframing: how to create a new part. Parents, educators and well-meaning psychotherapists don’t create new parts as explicitly as I’m going to teach you to do. They mix the pieces up, and they do it over a longer period of time. However, those of you who are therapists will recognize the elements readily. This model has more steps to it than the six-step reframing model, and it’s designed to accomplish something entirely different.

[0462] Сегодня утром мы хотим научить вас третьей модели рефрейминга: как создать новую часть. Родители, педагоги и благонамеренные психотерапевты не создают новые части, явно, как я собираюсь научить вас делать. Они смешивают части вверх, и они делают это в течение более длительного периода времени. Однако, те из вас, кто терапевты признают эти элементы легко. Эта модель имеет несколько больше шагов в ней, чем модель шестишагового рефрейминга и это разработано, чтобы сделать что-то совсем другое.
[0463] The presupposition of the six-step reframing model is that somebody has a part that deliberately stops her from doing a behavior, or a part that makes her do a behavior.

[0463] Предпосылкой модели шестишагового рефрейминга является то, что кто-то имеет часть, которая сознательно останавливает от делания поведения, или часть, которая заставляет делать поведения.
[0464] Yesterday afternoon we dealt with a second logical possibility: that there are two or more parts, and each of them is doing exactly what it is supposed to be doing. Their intentions are positive and their behaviors are appropriate, but when those behaviors overlap, they produce an unwanted condition such as insomnia. You have a part that takes care of business and methodically plans out everything, and you have a part that wants to go to sleep. When one part of you starts to go to sleep, then the other part goes “Oops! You forgot about X! What’s going to happen if you don’t do this?” The other part says “Don’t worry about it now. Let’s sleep.” However, you didn’t find a solution, so as you begin to drop off to sleep, the other part says “But if you don’t, Y will happen.” The negotiation model is adequate to deal with situations like that. You negotiate between the parts so that they work more cooperatively.

[0464] Вчера после полудня мы имели дело с второй логический возможность: что есть две или более частей, и каждая из них делает именно то, что она должна делать. Их намерения положительны и их поведение являются подходящими, но когда эти модели поведения перекрываются, они производят нежелательные состояния , такие как бессонница. У вас есть часть, которая заботится о бизнес-планах и методично планирует все, и у вас есть часть что хочет спать. Когда одна часть вас начинает идти спать, то другая часть идет “Oops! Вы забыли о X! Что произойдет, если вы не сделаете это? ” Другая часть говорит:” Не волнуйтесь об этом сейчас. Давайте спать “. Тем не менее, вы не нашли решения, поэтому, когда вы начинаете засыпать, другая часть говорит: “Но если вы этого не сделаете, случится Y”. Модель переговоров адекватна для решения ситуаций подобных этой. Вы ведете переговоры между частями так, что они работают более совместно.
[0465] This morning we want to explore a third logical possibility: somebody doesn’t do something simply because there isn’t any part of her that’s organized to do that behavior. There is no part actively stopping a behavior, and there aren’t two parts interfering with each other. She has lots of other parts that work. Consciously she desires a particular outcome; however unconsciously she really doesn’t have a part that can carry out that particular behavior.

[0465] Сегодня утром мы хотим исследовать 3 логическую возможность: кто-то не делать что-то, просто потому что нет такой части, которая это организовала, чтобы сделать это поведение. Не существует части активно останавливающей поведение, и нет двух частей мешающих друг другу. Есть много других работающих частей. Сознательно она желает конкретного результат; однако подсознательно она действительно не имеет части, которая может поддерживать конкретное поведение.
[0466] All the other reframing models change a response, and that new response triggers a different sequence of behavior. For example, in verbal content reframing you just change the response and assume that it will fire off more useful behaviors. Of course you need to check to be sure that assumption is correct.

[466] Все остальные модели рефрейминга изменяют реакцию, так, что новые реакции вызывают другие последовательности поведения. Например, в вербальном рефрейминге содержания вы просто изменяете реакцию и предполагаете, что она будет активизировать более полезное поведение. Конечно, вы должны проверить, чтобы быть уверенным, что предположение верно.
[0467] In six-step reframing, you change the response, and you ask the client’s creative part to go on an internal search to find specific alternative behaviors. You anchor those behaviors into the appropriate context by future-pacing, and do an ecological check. When you negotiate between parts you assume both parts have appropriate behaviors already, and you just need to provide a way for them to sequence when they do their behaviors, so that they don’t interfere with each other.

[0467] В шестишаговом рефрейминге, вы изменяете реакцию, и вы спрашиваете творческую часть клиента идти на внутренний поиск, чтобы найти конкретные альтернативные поведения. Вы якорите эти поведения в соответствующем контексте при проходе в будущее , и делаете экологическую проверку. Когда вы ведете переговоры между частями вы принимаете, что обе части уже имеют соответствующее поведение, и вам просто нужно предоставить способ чередования, когда они делают свое поведение, таким образом, чтобы они не мешали друг другу
[0468] Content reframing, the negotiation model, and six-step reframing all presuppose that either 1) alternative behaviors already exist, or 2) some part can easily organize itself to carry out behaviors that will be appropriate. Those are very useful presuppositions, but they aren’t always true. If I put one of you alone in the cockpit of a Concorde SST, you could be perfectly calm and alert with no parts interfering with your behavior, and still not know how to fly the plane. You just don’t have the appropriate behaviors organized to do that. You need to go through some kind of learning process to organize and sequence those skills. That is the kind of situation in which you have to create a new part to do a specific behavior, and that is what most education and training is supposed to do.

[0468] Рефрейминг содержания, модель переговоров и шестишаговый рефрейминг, все предполагают, что либо 1) альтернативных форм поведения уже существуют, или 2) какая-то часть можно легко организовать себя для выполнения поведение, которое будет уместным. Это очень полезные предпосылки, но они не являются всегда верными. Если я помещу одного из вас в кабину Concorde SST, вы можете быть совершенно спокойны и предупреждены, что нет частей вмешивающихся в ваше поведение, и все равно не знаете , как на вести самолет. Вы просто не иметь соответствующего поведения организованного для этого. Вы должны пойти через какой-то процесс обучения для организации и чередования навыков. Это та ситуация, в которой вы должны создать новую часть делающую определенное поведение, и это то, что в большинстве должно делать образование и тренировки.
[0469] A few years ago we were doing a workshop up in the Northwest, and one woman in the seminar had a phobia of driving on freeways. Rather than treating it as a phobia, which would have been much more elegant, we did a standard six-step reframing. We don’t recommend that you use reframing with phobias, because usually your clients will get the phobic response as a signal. Once they’ve collapsed into the phobic response, it’s very difficult to do anything else with them. However, we were demonstrating reframing at the time, and decided to demonstrate that it’s possible to do reframing with phobias.

[0469] Несколько лет назад мы проводили семинар на Северо-Западе — там одна женщина имела фобию. Она боялась проезжать через дорожные развязки. И вместо того, чтобы отнестись к этому как к фобии, что было бы гораздо более элегантно, мы произвели с ней стандартное шестишаговое переформирование. Мы не рекомендуем вам, чтобы вы использовали рефрейминг при фобиях, поскольку в этом случае ваши клиенты начнут использовать фобию как сигнал. Однажды они свалятся в фобию, и будет очень трудно сделать с ними что-нибудь еще. Однако, тогда мы продемонстрировали именно переформирование, чтобы показать, что при фобиях это возможно.
[0470] We said to this woman “Look, you have a part that’s scaring the pants off you when you go near freeways. Go inside and reassure this part that we know it’s doing something of importance, and then ask if this part is willing to communicate with you.” The woman got a very strong positive response, so we said “Now, go inside and ask the part if it would be willing to let you know what it’s trying to do for you by scaring the pants off you when you go near freeways.” The woman went inside, and she reported “Well, the part said ‘No, I’m not willing
to tell you.'”

[0470] Мы сказали этой женщине: “Посмотрите, у вас есть часть, которая пугает вас так, что у вас возникает сердцебиение и одышка, когда вы проезжаете по дорожным развязкам.” Обратитесь внутрь себя и постарайтесь уверить эту часть в том, что мы знаем, что она делает что-то очень важное. И затем спросите, хочет ли эта часть поговорить с вами. У женщины была очень сильная положительная реакция, поэтому мы сказали: “А сейчас снова обратитесь внутрь себя и спросите эту часть, не могла бы она сказать вам, что она старается сделать для вас, пугая вас в те моменты, когда вы проезжаете по дорожным развязкам”. Женщина снова обратилась внутрь себя, и затем ответила нам: “Ну, она сказала, что не хочет мне об этом говорить”.

[0471] Rather than go to unconscious reframing, we did something which may sound curious but it’s something I do from time to time when I have suspicions, or what other people call intuitions. We had her go inside and ask if the part knew what it was doing for her. When she came back outside, she said “Well, I . . . I d o n ‘ t . . . I don’t believe what it said.” We said “Oh, yeah? Well, go ask if it’s telling the truth.” She went inside and then said again “I don’t want to believe what it said.” We asked “Well, what did it say?” She said “It said it forgot!”

[0471] Вместо того, чтобы делать подсознательное переформирование, мы сделали нечто, что может показаться, забавным, но я это делаю время от времени, когда у меня возникают подозрения, или так называемое интуитивное предвидение. Мы попросили ее обратиться внутрь себя и спросить, знает ли вообще эта часть о том, что она делает для нее. Когда она вернулась, то сказала: “Ну… я… не верю в то, что она говорит”. Мы спросили: “Да? Ну, попросите ее сказать правду”. Она снова обратилась внутрь себя и снова сказала: “Я не хочу верить в то, что она сказала”. Мы спросили: “Но что же она сказала?” Она ответила: “Она забыла!”
[0472] Now, as amusing as that sounds, I’ve always thought that was a great response. In some ways it makes sense. You are alive for a long time. If a part organizes its behavior to do something and you really resist it and fight against it, the part can get so caught up in the fight that it forgets why it organized its behavior that way in the first place. That’s a real possibility. I don’t know how many of you have ever gotten in an argument, and in the middle of it forgot what you intended to do in the first place. Misers are like that. They’ve forgotten that money is only useful if you spend it now and then. Parts, like people, don’t always
remember about outcomes.

[0472] А сейчас, как бы забавно это тогда ни звучало я думаю, что это был великолепный ответ. В каком-то смысле это очень понятно. Мы живем очень долго. Если какая-то часть организовала, свое поведение, для того, чтобы достичь определенной цели, а вы сильно и постоянно сопротивляетесь и боретесь против нее, то эту часть может так поглотить борьба, что она забудет, почему организовала свое поведение именно так. Это реальная возможность. Я думаю, что многие из вас бывали так поглощены спором, что где-то посредине забывали, что вы в этом споре хотели доказать. Точно так же обстоит дело и со скупцами. Они забывают, что деньги предназначены только для того, и полезны только тогда, когда вы способны их тратить. Части, подобно людям, часто забывают о целях.
[0473] Rather than going through a lot of rigamarole at that point, we said Look, this is a very powerful part of you. Did you ever think of how powerful this part is? Every single time you go near a freeway, this part is capable of scaring the pants off you. That’s pretty amazing, you know. How would you like to have a part like that on your side? The woman said “Wow! I don’t have any parts like that on my side!” So we said “Go inside and ask that part if it would like to do something that it could be appreciated for, that would be worthwhile, and that would be worthy of its talents.” Of course the part went “Oh, yeah!” So we said
“Now go inside and ask that part if it would be willing to be responsible for being sure that you are comfortable, alert, cautious, breathing regularly and smoothly, and in sensory experience when you go on a freeway entrance ramp.” The part went “Yeah, yeah. I’ll do that.” We then had her fantasize a couple of freeway situations. Previously she had been incapable of doing that; she would go into a terror state, because even the fantasy of being near a freeway was too much for her. When she imagined it this time, she did it adequately. We put her in a car, sent her out to the freeway, and she did fine. She drove happily for three hours and ran out of gas on the freeway.

[0473] И вместо того, чтобы производить тут массу сложных процедур, мы сказали: “Смотрите, это очень могущественная часть вашей личности. Думали ли вы когда-нибудь о том, как она могущественна? Каждый раз, когда вы проезжаете по развязке, эта часть способна на то, чтобы напугать вас до одышки и сердцебиения. Это просто удивительно. Не хотели бы вы иметь такую часть на вашей стороне?” Женщина ответила: “О! На моей стороне нет ни одной такой части!” Тогда мы попросили ее: “Обратитесь внутрь себя и спросите эту часть, не хотела бы она сделать что-то конструктивное для вас, что было бы в то же время достойно ее таланта?” Конечно же часть ответила: “О, да!” Тогда. мы сказали: “Снова обратитесь внутрь себя и спросите эту часть, не хотела бы она отвечать за то, что вы всегда при проезде по дорожной развязки чувствовали себя спокойно, были бы внимательны и осторожны, ровно дышали и находились бы в своем сенсорном опыте. Часть ответила: “Да, да, я буду это делать”. Затем мы заставили женщину представить несколько ситуаций, когда она проезжает по развязкам. До этого она не могла свободно представить себе это. Для нее было достаточно зрительного образа дорожной развязки, чтоб впасть в состояние ужаса. Даже мысли об этом для нее не было достаточно. Когда же она представила себе все это после нашей процедуры, то осталась совершенно спокойна. Затем мы посадили ее в машину, и она целых три часа ездила по развязке, чем осталась страшно довольна.
[0474] Now this made me curious. I thought “If you can have a part hanging around that’s not doing much, and you can give it some other job, you can probably build a part from scratch!” When I thought about it, I realized that’s what Transactional Analysis does. TA goes through a rather laborious procedure to build three parts—parent, adult, and child. The Michigan TA people build nine parts. If you can build nine, you can probably build any number. If you can build a “critical parent” to torture you all the time, you ought to be able to build just about anything.

[0474] Тогда это показалось мне любопытным, я подумал: “Если у вас может быть такая часть, которая болтается без дела и мало к чему пригодна, и вы можете дать ей другую. работу, то тогда вероятнее всего вы можете построить новую часть из любых случайных элементов!” Когда я подумал об этом, то осознал, что именно это делает транзактный анализ. Транзактный анализ предлагает трудоемкую процедуру для построения трех частей взрослого, родителя и ребенка. Мичиганские транзактные аналитики строят девять частей. Если вы можете построить девять частей, вы можете построить любое их количество. Если вы можете построить “критического родителя”, который бы мучил вас все время, то вы должны быть способны построить все, что, угодно.
[0475] When you start thinking about it, most therapies teach you how to have your parts organized. Gestalt builds a topdog and an underdog. Psychosynthesis is a little bit more creative about it: They’ve got a big circle, and you get to have a whole bunch of parts inside. However, they all have to be famous people; there are no unknown parts.

[0475] Если вы начнете думать об этом, то придете к выводу, что большинство терапевтических школ учат вас тому, как организовать свои части. Гештальт-терапия строит нижнюю и верхнюю части. Психосинтез подходит к этому несколько более творчески: они берут большой круг и получается, что у вас целое стадо частей. Тем не менее все они должны быть известными, неизвестных частей нет.

[0476] Most of the time when parts are described, they are described not in terms of what they do—their function—but in terms of how they do it—their behavior. If you have studied the psychosynthesis model or the TA model, you know that people usually describe, isolate, and
create parts in terms of how the parts behave. So for example, if you go through a Satir parts party, you might have a “stupid” part—a part that makes you act stupid. At the end of the party, rather than being a “stupid” part, it would become your “ability to learn at your own rate” or your “ability to ask questions” or some other positive behavior. The behavior goes from being something negative to being something positive. However, it is still a behavior that is not clearly tied to an outcome. This is a very important difference. We build parts to achieve outcomes. The parts that are created through the random processes that people use in therapy usually achieve behaviors rather than outcomes.

[0476] Большую часть времени, когда части описаны, они описаны не с точки зрения, что они делают, их функции, но с точки зрения того, как они это делают – их поведение. Если вы изучали модель психосинтеза или Модель TA, вы знаете, что люди обычно описывают, изолировать и создать частей в плане того, как часть себя. Так, например, если вы идете через партия Сатир частей, вы, возможно, “глупые” часть-часть , что заставляет вас действовать глупо. В конце партии, а не “тупой” части, это станет вашим “способность к обучению на свой страх и скорость” или ваш “умение задавать вопросы” или какой-либо другой положительное поведение. Поведение превращается из что-то негативное, чтобы быть чем-то положительным. Тем не менее, он по-прежнему поведения, которые четко не привязаны к результат. Это очень важное отличие. Мы строим частей для достижения результаты.Части, которые создаются путем случайных процессов , которые люди используют в терапии обычно достигают поведение, а не результаты

Как правило, части описывают, в терминах поведения, отвечая на вопрос, что они делают. Если вы изучали психосинтез или транзактный анализ, вы знаете, что обычно части выделяют, создают и описывают в терминах, характеризующих, как данная часть себя ведет. Например, если вы участвовали в собрании частей у Вирджинии Сатир, у вас могла быть “глупая” часть, т.е. часть, которая заставляет вас действовать глупо. В конце эта часть из глупой превращалась в вашу способность учиться для своей собственной пользы или в способность задавать вопросы, т.е. в какую-то часть, которая отныне способна на позитивное поведение. Поведение превращалось из деструктивного в конструктивное. Однако, это поведение, по-прежнему оставалось вне связи с результатом. Это очень важное различие. Мы строим части, чтобы достигать Определенных результатов. Части, созданные посредством случайных процессов, которые используются в терапии, обычно” реализуют какое-то поведение, но не достигают результатов.

[0477] Every therapy I’ve ever studied has within it some way of building parts. Some people don’t have an unconscious mind until they go into hypnosis. If you believe that the “unconscious mind” exists a priori, then one day you’re going to hypnotize somebody and when her conscious mind is gone, you’re going to be all alone! That has happened to me. You can’t assume that everything is there. Sometimes a person has all her marbles in her conscious mind. Sometimes a person doesn’t have much going on in her conscious mind, but has a very well-developed unconscious entity that is a single organized unit. Sometimes that has happened through therapy and sometimes through experience.

[0477] Каждый вид терапии, который я изучал, имеет внутри себя какой-то способ построения частей. У некоторых людей не бывает подсознания, пока они не пройдут через гипноз. Если вы верите в то, что подсознание существует априорно, тогда в один прекрасный день, вы кого-нибудь загипнотизируете, а когда его сознание уйдет, вы останетесь в одиночестве. Так было со мной. Вы не можете предположить, что все уже имеется в наличии. Иногда у человека все имеется в сознании. Иногда в сознании почти ничего не происходит, но человек имеет подсознание, организованное как единое целое. Иногда это происходит в результате терапии, иногда — в результате опыта.
[0478] No matter how parts are created, people have a tendency to describe how a part behaves, rather than to describe the behavior in relationship to outcomes—what that behavior does for them. At one of my first workshops for TA people, I said I believed that every part of every person is a valuable resource. One woman said “That’s the stupidest thing I ever heard!”

[0478] Независимо от того, как части создаются, люди имеют тенденцию описывать, как часть ведет себя, вместо того, чтобы описать поведение по отношению к результатам, что это поведение делает для них. На одной из моих первых семинаров для ТА людей, я сказал, что я считал, что каждая часть каждого человека является ценным ресурсом. Одна женщина сказала: “Это самая глупая вещь, которую я когда-либо слышал!”
[0479] “Well, I didn’t say it was true. I said if you believe that as a therapist, you’ll get a lot farther.”

[0479] “Ну, я не сказал, что это так на самом деле. Я сказал только, что если вы как терапевт, будете в этом убеждены, то добьетесь гораздо большего”.

[0480] “Well, that’s totally ridiculous.”

[0480] “Ну это просто смешно”.

[0481] “What leads you to believe that that’s ridiculous?”

[0481] “Что заставляет вас верить в то, что это просто смешно?”

[0482] “I’ve got parts that are totally useless. All they do is get in my way.”

[0482] “У меня есть части, которые совершенно бесполезны. Все, что они делают это стоят мне поперек дороги”.

[0483] “Well, name one that’s useless.”

[0483] “Назовите одну из этих бесполезных частей”.
[484] “No matter what I decide to do, I have a part that tells me that I can’t ever do it, and that I’m going to fail. It makes everything twice as hard as it needs to be.”

[0484] “Что бы я не начинала делать, у меня есть такая часть, которая говорит мне, что я никогда не смогу этого сделать, я потерплю неудачу. И это заставляет меня прикладывать вдвое больше усилий, чем это надо”.
[0485] “I’d like to speak to that part directly.” That always gets a TA person, by the way. Talking directly to a part isn’t in the TA model. Then if you look over her left shoulder while you talk to that part, it really drives her nuts. It’s also a very effective anchoring mechanism. From that time on, every time you look over her left shoulder, that part knows you’re speaking to it.

[0485] “Я бы хотел говорить прямо с этой частью”. Это всегда действует на транзактных аналитиков, к слову говоря. Говорить с какой-либо частью этого не содержится в модели транзактного анализа. Так что если вы посмотрите через левое плечо, говоря с этой частью, это его просто поразит. Это также эффективный якорный механизм. С этого момента всякий раз, когда вы посмотрите через его левое плечо, эта часть будет знать, что вы говорите прямо с ней.
[0486] So I said “I know that that part of you does something very important and is very sneaky about how it does it. And even if you don’t appreciate it, I do. Now, I’d like to tell that part that if it were willing to inform your conscious mind about what it’s doing for you, then perhaps it could get some of the appreciation that it deserves.” Then I had her go inside and ask that part what it does for her that is positive. It came right out and said “I was motivating you.” When she told me
that, she added “I think that’s weird.” So I said “Well, you know, I don’t think it would be possible for you, right now at this moment, to come up here and work in front of this entire group.” She immediately stood up defiantly, walked up to the front of the room and sat down.

[0486] Итак, я сказал: “Я знаю, что эта часть делает нечто очень важное для вас, и очень тщательно относится к тому, что делает. И если даже вы не цените этого, то это ценю я. А сейчас я бы хотел сказать этой части, что если бы она захотела проинформировать ваше сознание о том, что она делает для вас, то тогда бы она получила от вашего сознания совершенно заслуженную положительную оценку”. Затем я попросил ее обратиться внутрь себя и спросить эту часть, что такого позитивного она для нее делает. Эта часть прямо ответила: “Я мотивирую вас”. Когда она мне это сказала, то добавила: “Мне это кажется странным”. Тогда я сказал: “Знаете, я думаю, что вы ни за что не сможете прямо сейчас выйти сюда ко мне и продолжать работать со мной перед аудиторией”. Она немедленно поднялась с места, решительно прошла вперед и села рядом со мной лицом к аудитории

[0487] Those of you who have studied strategies know that this was a demonstration of the phenomenon that we call a “polarity response.” This part of her was simply a Neuro-Linguistic Programmer who understood utilization. It knew that if it said “Aw, you can go to college; you can do it,” she’d respond “No, I can’t do it.” However, if it said to her “You’re not going to be able to cut the grade,” then she would say “Oh, yeah?!” and she would go out and do it.

[0487] Те из вас, которые изучали стратегии, знают, что это была демонстрация феномена под названием “паттерная реакция”. Это часть была просто нейро лингвистическим программистом, который знал об утилизации. Эта часть знала, что если она скажет: “Да, ты можешь поступить в колледж, ты вполне можешь это сделать”, то она ответит: “Нет, я не могу этого сделать”. Но если же она сказала бы: “Ты никогда не сможешь получить диплома”, то она ответила бы: “Как это? “, пошла бы, поступила в колледж и окончила бы его.
[0488] I began to discover that no matter how you organize yourself, or what parts you build, if the model that you use to think of parts is tied to how they behave, then 1) You don’t do them justice, and 2) You might be right, which would be dangerous. If you really had a part that didn’t have a positive function—it was just critical or destructive— then what can you do? Exorcism?

[0488] Я начал, обнаружив, что независимо от того, как вы организуете себя, или то, какие части вы строите, если модель, которую вы используете, чтобы думать о части связано с тем, как они ведут себя, то: 1) Вы не отдать им должное, и 2) Вы можете быть правы, что было бы опасно. Если вы действительно имеете часть, которая не имеет положительной функции – это была просто рискованно или деструктивно – то что вы можете сделать? Экзорцизм?
[0489] There is a guy in Santa Cruz who exorcises parts. The exorcism is terrible; it takes a long, long time, and has some unfortunate consequences. This man has “discovered” an epidemic of multiple personalities in this country that no one else has noticed! He doesn’t even begin to suspect that he is creating them.

[0489] Я знаю в Санта-Крус одного терапевта, который занимается экзорсизмом. Экзорсизм это ужасно, он занимает очень много времени и имеет очень неприятные последствия. Этот человек “открыл” целую эпидемию множественных личностей, никто в нашей стране этого еще не открывал! И он никогда даже не смог осознать, что именно он создал их.
[0490] I wouldn’t recommend exorcism as an approach. I would rather tie parts to outcomes, whether or not they were tied together originally. If you act as if they are, they will be. Once you have an outcome, you no longer need to exorcise a part. You simply give it new behaviors.

[0490] Я бы не рекомендовал вам экзорсизм как подход. Я склонен скорее связывать части с результатами, причем не важно, связаны ли они на самом деле. Если вы будете действовать, так, как если бы они были связаны, то они свяжутся. Если вы имеете результат, у вас больше нет необходимости изгонять части. Вы просто даете им возможность нового поведения.
[0491] If someone doesn’t have a part to do something, you can create one, but you need to be sure that the part is designed to achieve a specific outcome. If you are not able to open doors, you can create a part that opens doors. It sounds simple; it’s actually somewhat complicated. However, it’s something that you do all the time. All of you have parts which you managed to make somehow or other. All the things we do explicitly with parts and reframing are things that people do anyway. These are all naturally occurring processes.

[0491] Если у кого-то нет части, которая предназначена для того, чтобы делать что-то определенное, вы можете ее построить, но вы должны быть уверены, что эта часть предназначена для того, чтобы достичь определенного результата. Если вы не умеете открывать двери, то вы можете создать часть, которая умеет открывать двери. Это звучит. просто, но на самом деле это нечто сложное. Тем не менее это нечто, чем мы занимаемся все время. У всех вас есть части, которые делают что-то определенное. Все, что мы делаем с частями и с переформированием это то, что люди делают постоянно. Это естественно возникающие процессы.
[0492] I think there’s a tendency for human beings to organize themselves in terms of outcomes that are contextual. A man behaves differently with his wife than with his colleagues at work; he has an entirely different set of analogue behaviors in order to get different outcomes. That used to be called “role theory,” and I think role theory was on the right track in some ways. However, therapists got stuck trying to prove that that’s all there was.

[0492] Я считаю, что у людей есть тенденция организовывать себя в терминах результатов, которые являются контекстуальными. Мужчина ведет себя определенным образом, находясь рядом со своей женой, но он ведет себя совершенно иначе со своими коллегами по работе. У него есть совершенно различные наборы реакции для достижения различных результатов. Обычно это называют “ролевой теорией”, и я думаю, что в определенном смысле ролевая теория была на правильном пути. Однако терапевты зашли в тупик, стремясь доказать, что это и все, что было в ролевой теории.
[0493] Many of B. F. Skinner’s students have gotten stuck in the same way. They said that since Skinner didn’t look in the “black box,” there wasn’t anything in there anyway. Skinner didn’t say “There’s nothing in the black box”; he said “I’m not going to open it.” Those are two very different statements. Skinner’s students took the connotations of his statement to mean there was nothing in there anyway. That is not the case, and I do not think, from reading his writing, that Skinner
intended that. However, we all know how some people are: if they don’t see something, it doesn’t exist.

[0493] Многие ученики Б. Ф. Скиннера зашли в тупик тем же самым способом. Они считали, что поскольку Скиннер не заглядывал в “черный ящик”, то в нем никогда ничего и не было. Но Скиннер не говорил: “В черном ящике ничего нет”. Он говорил: “… не собираюсь открывать его”. Это два совершенно разных утверждения. Ученики Скиннера поняли так, что в черном ящике ничего нет. Но изучив Скиннера, я не считаю, что он намеревался сказать именно это. Тем не менее, мы знаем, как устроены многие люди: если они чего-то не видят, то это для них и не существует.
[0494] In order to build a part to achieve a specific outcome, the first consideration is to identify a “need.”

[494] Чтобы построить часть для достижения определенного результата, нужно прежде всего идентифицировать “потребность”.
[0495] Woman: Could you distinguish need from outcome? I don’t understand what you mean by need in this context.

[0495] Женщина: Как отличить потребность от результата? В этом контексте я не понимаю, что вы имеете в виду под потребностью.
[0496] Well, that’s why I put it in quotes. What you’re going to do is find an outcome. What your client is going to tell you is that she has a “need.”

[0496] Ну, именно поэтому я и поставил слово “потребность” в кавычках. Вы собираетесь определить результат, а Ваш клиент собирается сказать вам о том, что у него есть “потребность”.
[0497] The tricky part about this is to build a part that won’t interfere with the rest of the person’s outcomes. If there really is a part that stops her from doing something, and you build a part to do it, guess what’s going to happen? WAR. To prevent this, we have built into the model that all the parts of the person that don’t want you to build the new part become allies during the design process.

[0497] Хитрость тут заключается в том, чтобы построить такую новую часть, которая бы не мешала достигать всех остальных результатов, которые нужны человеку. Если у него реально существует какая-то часть, которая не дает ему делать что-либо, а вы построите часть для того, чтобы это самое делать, отгадайте, что произойдет? Война. Чтобы этого избежать, мы должны встроить в модель такую часть личности и добиться, чтобы Между этой и остальными частями отсутствовала конфронтация, т.е. чтобы они были союзниками.
[0498] The first thing you do is identify whatever “need” it is that you are going to build the part for. For example, a woman might come in and say “Well, you know, I’ve been on lots and lots of diets and I never seem to lose weight. I’m just much too heavy, so I want you to put me in a trance and make food taste bad.” If she really wants that, I would recommend that you send her to one of those Schick clinics, where they will put big cakes in front of her and shock her. If she smokes, they will put her in a room full of cigarette butts and make her drink ashes, and all kinds of wonderful things.

[0498] Итак, первое, что вы делаете, это вы определяете, для удовлетворения какой “потребности” вы будете строить новую часть. Например, женщина может прийти к вам и сказать: “Знаете, я перепробовала массу диет, но еще ни разу не потеряла в весе. Я продолжаю оставаться тучной, и поэтому я хочу, чтобы вы меня погрузили в транс, и сказали мне, что еда мне отвратительна”. Если она действительно этого хочет, то я бы рекомендовал вам послать ее в одну из тех клиник, где перед такими пациентами ставят большие торты, и при этом бьют их электрическим током. Если она курит, они приведут ее в комнату, где полно сигаретных окурков или заставят ее пить растворенный в воде пепел и делать с ней подобные чудесные вещи.
[0499] That’s a way of building a part that stops you from doing certain things. However, it doesn’t take into account the secondary gain—the outcome of the problem behavior. That makes it a very difficult way to stop behaviors. It is an experiential way of going about it, and it will Work insofar as it’s reinforced. Sometimes after a period of time, when the part that you have developed discovers that you’re not going to get shocked any more, then it won’t care if you smoke. So you might have to go back at a later time and repeat the procedure or do something else. That’s a problem with building parts in that particular way.
However, don’t underestimate that approach, because it works. It seems a little severe and it doesn’t work with everybody, but it does work; that’s an important consideration. It’s important to understand what goes on when people change, and to make up a metaphor or a lie to describe it that enables us to be able to make changes more elegantly.

[0499] С помощью подобных примеров, вы можете построить такую часть, которая не давала бы вам делать что-либо. Но при таких способах не берется во внимание вторичная выгода, то есть результат проблемного поведения. Если этого не учитывать, то прекратить проблемное поведение очень трудно. Это эмпирический подход, и он будет работать постольку, поскольку он подкрепляется. Иногда, через некоторое время, когда новая часть поймет, что вы больше не подвергаетесь воздействию тока, она перестанет заботиться о том, курите вы или нет. И поэтому вы вынуждены будете возвращаться и повторять всю эту процедуру или предпринимать что-либо еще. В этом как раз и состоит проблема применения этого способа. Тем не менее его нельзя недооценивать, поскольку он работает. Он кажется несколько суровым и не будет работать в каждом случае, но он работает, и это важный факт. Он важен для понимания того, что происходит с людьми, когда они изменяются, и представляет собой метафору или ложь для описания того, что позволяет нам производить изменения более элегантно.
[0500] Let’s go back to our overweight client. Her expressed need is to “lose weight.” However, if you build a part whose job it is to lose weight, what’s going to happen when she loses weight? She will lose some more! She may become an anorexic! So if you opened up a weight clinic and built parts to lose weight, you would end up needing another clinic down the street for anorexics. There you could build eating parts, and you could have the client switch back and forth every six months. There’s nothing in her stated outcome that has anything to do with stabilizing weight.

[0500] Давайте вернемся к нашей клиентке, которая очень хотела потерять вес. Ее потребность, которую она выражает, это потребность потерять в весе. Но если вы построите часть, которая будет отвечать за то, чтобы терять в весе, что произойдет, когда она будет терять вес? Она будет терять его все в большей и в большей степени! Она может стать анаректиком! Таким образом, если вы собираетесь открыть клинику, в которой вы бы принимали женщин, желающих похудеть, вы должны будете открыть рядом еще одну клинику для лечения анарексии. Там бы вы занимались построением частей, которые бы отвечали за еду, и вы могли бы перемещать клиентов туда и обратно каждые шесть месяцев. В том, что она так выражает свою потребность, нет ничего того, что говорило бы о стабилизации веса.
[0501] Most people really don’t understand substituting symptoms. There’s one school of thought that says “Well, if you use hypnosis, then you will get symptom substitution.” My response is “Bravo! Let’s deliberately substitute something and have it be something useful.”

[0501] Большинство людей не понимает, в сущности, процесса замещения симптомов. Есть одна такая школа, которая провозглашает: “Если вы будете использовать гипноз, то все, чего вы добьетесь, это замещение одного симптома другим”. Я отвечаю на это: “Браво! Давайте свободно замещать один симптом другим, причем делать это так, чтобы это было полезно для клиента”.
[502] Years ago a man wrote an article in which he described making cigarettes taste like the worst thing he could think of—cod liver oil. The client he did this with quit smoking, but he became a cod liver oil junkie! He carried a bottle of cod liver oil in his coat all day. I guess that’s better than smoking. I don’t know the ramifications of overdosing on fish oil. It sounds disgusting to me. I prefer to substitute symptoms that are positive.

[0502] Несколько лет назад один психотерапевт написал статью, в которой описывает, как он избавил клиента от курения посредством внушения ему, что сигареты имеют самый отвратительный вкус на свете вкус рыбьего жира. Клиент бросил курить, но он стал наркоманом на почве рыбьего жира! Он все время носил с собой в кармане бутылку рыбьего жира. Я думаю, что это лучше, нежели курить. Я не знаю отрицательных последствий передозировки рыбьего жира. Но это звучит для меня отвратительно, я предпочитаю замещать симптомы более позитивными вещами.
[0503] So the really important question is “What is it that you are going to do in terms of an outcome?” If somebody comes in and says “I want to quit smoking” and you make the outcome no cigarettes, then the way you organize that person’s resources to suppress that activity can have lots and lots of other outcomes that are not positive.

[0503] Таким образом, действительно важный вопрос состоит в следующем: “Что вы собираетесь делать, если описать это в терминах результата?” Если кто-то приходит ко мне и говорит: “Я хочу бросить курить”. И вы стремитесь к результату: “никаких сигарет”: то тогда способ, с помощью которого вы организуете ресурсы этого человека, для подавления нативности, направленной на курение, может иметь множество других, отнюдь не полезных результатов.
[0504] The question is “How can you conceptualize change work so that you avoid undesirable side effects?” When somebody comes in with a weight problem, what part are you going to build? In other words, what is going to be the outcome of the part that you build? At the moment, her need is to lose weight. But how can you do that and not have her end up an anorexic?

[0504] Вопрос состоит в том, как мы можем организовать работу по изменению таким образом, чтобы избежать отрицательных побочных эффектов. Когда кто-то приходит к нам с проблемой, как потерять вес, какую часть вы собираетесь построить? Другими словами, что будет являться результатом работы этой части, которую вы собираетесь построить? В данный момент ее потребность, состоит в том, чтобы потерять вес, но как вы можете сделать это таким образом, чтобы она не превратилась в анаректика?
[0505] Ann: You could set a specified weight that she wants to weigh, and not let that part function when she gets under that weight.

[0505] Энн: Мы можем определить вес, желательный для нее, и запрещать этой части функционировать тогда, когда она уже достигла этого веса
[0506] Well, yes. We can put semantic conditions on when the part is to be active and when it’s not. You could have the part begin to respond every time she weighs more than a certain amount. However, parts don’t like to be inactive..

[0506] Да, мы можем поставить семантическое ограничение на то, когда этой части следует быть активной, а когда нет. Мы можем заставить эту часть начинать действовать каждый раз, когда она весит больше определенного количества фунтов. Однако, части не любят быть неактивными.

[0507] Man: You could get all parts to agree on the same outcome.

[0507] Мужчина: Мы можем сделать так, чтобы все части согласились с определенным результатом.
[0508] Try it some time! I’m serious. If somebody comes in and wants to lose weight, you try to get the part that likes candy to agree to that. His parts may all say “Well, that’s a groovy outcome.” But if you get all his parts to agree that it’s a great outcome, it still won’t take him there. What the parts object to is the process of getting there.

[0508] Попробуйте-ка это сделать! Я говорю серьезно, если кто-нибудь приходит к вам, желая снизить вес, вы заставляете ту часть, которая любит сладости, согласиться с этим. Все его части могут сказать: “Ну, да это пустяки”. Но если вы заставите все эти части согласиться с тем, что это прекрасный результат, она все-таки будет сопротивляться. То, чему, сопротивляются эти части, это процесс. Процесс достижения этого результата.

[0509] Man: Could they generate alternatives?

[0509] Мужчина: Может быть, они могли бы создать множество альтернатив?
[0510] You can have them do that, but then you’re using a different reframing model. Then you’re saying that the problem is a result of the interaction of the parts you have now. You could use the six-step model to do that. However, it’s not very elegant, because then you have to go in and deal with a huge number of parts. The question is simply one of expedience: if you were only going to build one part, what would it do? I want you to make a distinction between the outcome—what you want to be sure happens—and the behaviors or procedures that the part uses to get the outcome. They are both important, but now I want you to specify outcomes.

[0510] Вы можете заставить их сделать это, но тогда вы будете использовать иную модель переформирования. Тогда вы скажете, что проблема состоит во взаимодействии частей, которые вы уже имеете. Вы здесь можете использовать шестишаговую модель. Но это не очень элегантно, потому что вы будете вынуждены взаимодействовать с огромным количеством частей. Тут вопрос заключается попросту в целесообразности: если вы всего лишь хотите построить одну часть, что она будет делать? Я хочу, чтобы вы провели различие между результатом, т.е. тем, что вы хотите, чтобы обязательно произошло, и проведением и процедурами, которые эта часть будет использовать, чтобы достичь результата. И то и другое важно, но я хочу сейчас, чтобы вы зафиксировались на результатах.
[0511] Man: You need to make it more versatile, so that it can do more than one thing.

[0511] Мужчина: Нам нужно сделать ее более гибкой, Чтобы она могла делать несколько вещей сразу.

[0512] OK, but what is it going to do? What is its job?

[0512] Хорошо. Но что она будет делать? Какова ее обязанность?
[0513] I don’t want to get you off the track. If we build a part whose function is to have somebody weigh a hundred and five pounds, that will work. That’s great. That’s a well-formed outcome. Now I want to ask “What are other outcomes that will work equally well?” There are lots of right answers to this question. The important thing is that you learn how to conceptualize them. Ann was on the right track. She said “These are what we don’t want; this is what we do want. This is one way of getting only what we want.” The key question you have to ask yourself is “Will this give us ONLY what we want?”

[0513] Я не хочу сбить вас с пути. Если мы построим часть, чьей функцией будет являться сохранение веса ровно в 105 фунтов, то это будет работать. Это прекрасно. Это хорошо сформулированный результат. А сейчас я хочу спросить: “Каковы же другие результаты, которые сформулированы также хорошо?” Существует множество правильных ответов на этот вопрос. Важно то, чтобы вы научились концентрировать их. Энн была на правильном пути. Она сказала: “Вот результаты, которых мы не хотим, а вот этого мы хотим. Вот один из способов достичь только того, что мы хотим”. Ключевой вопрос, который вы должны здесь задать себе, таков: “Дает ли нам это только то, чего мы хотим?”
[0514] Man: You could put the part in charge of “health” or “attractiveness” or some superordinate structure that includes weight.

[0514] Мужчина: Вы можете сделать эту часть ответственной за “здоровье” или “привлекательность”, или за что-то другое, что включает в себя вес тела.
[0515] Woman: How about a “central eating control” that takes all those factors into account in the process of deciding how much she should weigh?

[0515] Женщина: А как обстоит дело насчет “центрального контроля за процессом принятия пищи”, который учитывает все факторы, в процессе принятия решения о том, сколько фунтов она должна весить?
[0515] Woman: I think you have to take all those needs which that part intends to gratify, and satisfy those needs in different ways.

[0515] Женщина: Я думаю, что мы должны взять все потребности, которые эта часть намерена удовлетворить, и удовлетворить эти потребности с помощью различных способов.
[0516] Well, that’s all true. The question I’m asking is “What is the part going to do?” If we have a part whose job is to be in charge of overall health, and we include maintaining a certain weight in that, then will we do only that? The magic word is “only.” Sometimes it may be advisable to do a lot more than the client requested. But right now let’s talk about limited therapeutic change. Your answer is an accurate answer, and may be a better answer in experience, when you are treating clients. However, each job that a part has makes it harder to install that part. I want you to keep that in mind. Every extra outcome that a part has makes it more complicated for that part to function. The more limited its outcome, the easier it is to install apart. Sometimes it is better to make the extra effort to install a more complicated part in order to get a better result in the end. A part that keeps someone at a certain weight is going to be a lot easier to install than the kind of central coordinator that you’re talking about, because the coordinator will have to have a lot of knowledge about what it means to be healthy, etc. It will also have a lot more behaviors, so you’re more apt to get objections from other parts.

[0516] Да, все это верно. Вопрос, который я задаю, таков: “что собирается делать эта часть?” “Если у вас есть часть, которая отвечает за здоровье вообще, и мы включаем сюда поддержание веса для этой цели, делаем ли мы этим самым только это?” “Только” — это волшебное слово, иногда может быть целесообразно сделать гораздо больше, чем просит клиент. Но сейчас давайте говорить только об ограниченных терапевтических изменениях. Ваш ответ очень точен, и практически, это самый лучший ответ. Тем не менее, каждая дополнительная обязанность части делает очень трудным “процесс ее построения. Я хочу, чтобы вы всегда это запомнили. Каждая дополнительная цель данной части затрудняет ее функционирование. Чем более ограничен результат, тем легче установить новую часть. Иногда лучше приложить массу усилий, чтобы установить более сложную часть, чтобы достичь в конце концов лучшего результата. Часть, которая поддерживает вес человека, может быть установлена гораздо легче, чем тот центральный координатор, о котором вы говорите, потому что такой координатор должен нести в себе массу информации о том, что же это означает — быть здоровым, и т.д. Это требует также больше поведенческих реакций, т.е. возрастает вероятность того, что другие части будут возражать.
[0517] Man: How about installing a semantic cue for eating, and a motivation strategy to get her to eat only then?

[0517] Мужчина: А что, если установить семантический ключ на процессы еды и мотивационную стратегию, позволяющую есть только в определенный момент?
[0518] Well, you will always be doing that. Ann suggested that the semantic cue be a particular weight. However, I want you to talk about it differently today. Part of the game we play is how you can change how you talk about experience so that you can make changes in different ways. You’re still playing the strategy game. There’s no such thing as a strategy, and there’s no such thing as a part. The question is “How can we talk about it differently and be able to do different things?” If you forget that, then I recommend that you build a part that reminds you. “The map is not the territory” and that’s not true, either.

[0518] Ну, вы всегда сможете это сделать. Энн предложила, чтобы семантическим ключом был определенный вес. Однако, я хочу, чтобы вы сегодня говорили об этом же, но иначе. Важный аспект игры, в которую мы играем, заключается в том, чтобы вы могли изменять свой способ описания внутреннего опыта для того, чтобы производить изменения различными способами. Вы же по-прежнему играете в стратегии. Такой вещи, как стратегия, не существует, равно как не существует и частей личности. Вопрос состоит в следующем: “Каким образом мы можем описать это иначе, чтобы соответственно действовать иначе, и делать разные вещи?” Если вы это забудете, то я рекомендую вам построить часть, которая напомнит вам об этом. “Карта — это не территория”, но и это не правда.

[0519] Man: How about changing the extra weight to happiness?

[0519] Мужчина: А что, если лишний вес превратить в счастье?
[0520] I beg your pardon? A part whose job it is to dissolve weight and turn it into happiness?

[0520] Прошу прощения? Значит должна быть часть, чьей обязанностью является уменьшить вес и превратить его в счастье?

[0521] Man: As long as we’re dreaming.

[0521] Мужчина: Да, в то время, когда мы видим сны.
[0522] Sure. OK, but is that going to do only what the person wants? You see, there’s a big danger in what you are suggesting: six months later this thirty-pound person is going to walk in the door smiling and saying “You’re the best therapist I ever had!” Either that or she’s going to come in with both arms gone, and she’s still going to be fat. She’ll say “I feel great . . . but I’ve got this small problem. . .”

[0522] Да, конечно. Хорошо, но разве в этом случае мы имеем дело только с тем, чего хочет клиент? Видите ли, в вашем предложении заключается большая опасность: через шесть месяцев этот человек, который весит теперь 30 фунтов, войдет в вашу комнату и улыбаясь скажет: “Вы самый прекрасный терапевт, которого я в своей жизни знал!”
[0523] I want you to listen very carefully to your definition of a new part, because in experience, that’s the kind of thing that will actually happen. I think that anorexics are made by well-intentioned people, although not necessarily by therapists. Parents often give a young woman lots and lots of messages that make food such a negative anchor that she throws up when she tries to eat. Through the positive intentions of parents, the daughter ends up becoming anorexic.

[0523] Я хочу, чтобы очень внимательно прислушались к своим определениям новой части, поскольку на практике происходит часто именно это. Я считаю, что анаректиков делают весьма благонамеренные люди, хотя не обязательно терапевты. Родители часто делают девушке массу сообщений, которые делают еду негативным якорем, и поэтому девушку начинает одолевать рвота, когда она садится есть. Благодаря позитивным намерениям родителей, дочь кончает тем, что становится анаректиком.
[0524] I’m recommending that as a therapist you be very cautious about specifying outcomes. The more carefully you specify exactly what a part is going to do, the less you’ll get objections from other parts about having it exist, and the better it will actually be able to function. If a new part is poorly designed, the other parts will be more likely to wipe it out. If we build a part that is going to take weight and turn it into happiness, that part’s going to get annihilated! All the other parts are going to do an exorcism. What about the part that likes to eat candy? It’s going to pull out its samurai sword, sst—whacko, and that’s it. I’m asking you to conceptualize definitions for the purpose of making installation easy, effective, and useful.

[0524] Я бы вам рекомендовал, чтобы вы, как терапевты, были очень осторожны в те моменты, когда определяете результаты, к которым вы будете стремиться. Чем более внимательно вы будете специфицировать результат, т.е. то, что данная часть будет делать, тем меньше возражений вы будете получать от других частей, причем возражений, касающихся самого существования новой части, и тем лучше эта новая часть будет функционировать. Если новая часть плохо определена, другие части уничтожат ее. Если вы построите часть, которая Должна снижать вес и превращать его в счастье, то ее просто взорвут! Все остальные части будут вынуждены произвести экзорсизм. Что вы скажете насчет части, которая обожает сладости? Она обнажит свой самурайский меч, и на этом все кончится. Я прошу вас концептуализировать определения для того, чтобы установку новой части производить легко, эффективно и с пользой.

[0525] Man: How about a traffic control?

[0525] Мужчина: Как насчет самоконтроля за рулем?
[0526] You’d better be more specific than that. This is not a metaphor seminar.

[0526] Будьте пожалуйста более конкретны. Наш семинар не посвящен метафорам.
[0527] Man: A part that would sequentially direct other parts to do their thing to get the desired outcome. Most overweight people know how to gain weight and lose weight. Maintaining it is the difficulty.

[0527] Мужчина: Можно ли установить часть, которая бы последовательно направляла другие части, чтобы они выполняли свои функции так, чтобы достичь желательного результата. Большинство людей с измененным весом знают, как прибавлять вес и как его убавлять. Они испытывают трудность в том, чтобы поддерживать постоянный вес.
[0528] So you would have a part that’s in charge of maintenance, for example?

[0528] Таким образом, вы хотели бы построить часть, которая отвечала бы за поддержание веса, например?
[0529] Man: It would provide directions for other parts, and say “Now you do this, and you do this, and then you do this, and now it’s your turn.”

[0529] Мужчина: Эта часть будет поддерживать и обеспечивать направление для других частей и говорить: “Сейчас ты будешь делать это, а затем ты будешь делать это, и затем твоя очередь.”
[0530] OK. That’s certainly a possibility. What other outcome could you specify for a part that you could build to take care of this problem

[0530] Хорошо. Конечно, это возможно. Какой еще результат вы можете назвать для части, которая будет построена для решения этой проблемы?
[0531] Bill: I’m thinking about a client of mine who eats mainly in the evening when she’s alone and bored. I want to build in a part so that whenever she is alone and begins to feel bored she will immediately generate several interesting activities she can engage in, so that she’ll do those instead of eating.

[0531] Билл: Я подумал о своей клиентке, которая ест в основном вечером, когда находится в одиночестве и скучает. Я хотел бы построить часть, которая предоставляла бы этой женщине выбор из различных интересных занятий в те моменты, когда она начинает скучать. Она бы занималась чем-то другим, нежели едой.
[0532] OK. That’s a strong possibility, assuming that your information is accurate, namely, that eating at that time produces the unwanted weight. Then the first question you have to ask is “Does she already have a part whose job it is to entertain her when she gets bored?” She might have one already, and the way it does that is by stuffing candy down her mouth. Then all that part needs is three other ways to entertain her. The six-step model would be adequate to do that. That is one possibility. Or it may be that she doesn’t have a part to entertain herself, and it would be appropriate to build one.

[0532] Хорошо. Это сильная возможность, если предположить, что ваша информация точна, т.е. если правда; что эта женщина набирает вес тогда, когда ест по вечерам в одиночестве. Первый вопрос, который вы должны задать себе, таков: “Имеет ли она уже такую часть, которая может развлекать ее, если она заскучает?” У нее может быть уже такая часть и способ, которым она осуществляет это развлечение это засовывание леденцов и других сладостей себе в рот. Тогда все, в чем эта часть нуждается, это в трех новых способах, с помощью которых она может ее развлечь. Тут была бы подходящей шестишаговая модель. Это одна возможность. Но она может и не иметь вообще такой части, которая бы ее развлекала, и тогда целесообразно построить ее.
[0533] Bill: She has had a lobotomy, which raises some interesting problems.

[0533] Билл: Она перенесла лоботомию, что поднимает некоторые интересные проблемы.
[0534] It could. I don’t think parts get cut out that way, though. I think they become subdued.

[0534] Возможно. Я не думаю, что таким образом можно вызвать какую-либо часть я думаю, что если часть была, то она просто стала ослабленной.
[0535] Bill: But it does raise some anchors in her mind about what she is incapable of doing or thinking.

[0535] Билл: Но эта операция послужила тому, что она считает себя неспособной к определенной деятельности и мышлению.
[0536] Well, all you have to do is produce research which proves that it’s possible to make the changes you want to make. I’m sure you can come up with lots of studies and dates.

[0536] Ну все, что вы должны сделать в таком случае, это привести данные исследований, которые доказывают, что произвести те изменения, которые вы хотите произвести, возможно. Я уверен, что вы можете ей привести массу научных данных на этот счет.

[0537] Bill: I’ve just remembered a whole volume.

[0537] Билл: Я уже вспомнил целый том.
[0538] Yeah. It’s known as “instant research.” For some clients it’s very, very valuable.

[0538] Да. Это так называемые описания конкретных случаев. Для некоторых клиентов такие примеры очень и очень ценны.
[0539] Let me give you another problem. Let’s say you are using the six-step reframing model. You ask “Do you have a part of yourself you consider your creative part?” And the person says “I don’t know.” And you say “Well, go inside and ask if there is a part of you that can do things creatively.” She goes inside, and then she comes out and says “Nothing happened.” And from your outside observation, nothing happened. There are two choices at that point about how you create a creative part. One is to act as if you received messages from one that was there. If you congruently convince them of this, they’ll build one on their own. The other choice is to officially build them a part because they don’t yet have one that can perform that function.

[0539] Разрешите мне рассмотреть другую проблему. Скажем, вы используете шестишаговую модель переформирования. Вы спрашиваете: “Есть ли у вас такая часть личности, которую вы считаете творческой?” И человек отвечает: “Я не знаю”. Вы говорите: “Обратитесь внутрь себя и спросите, есть ли у вас такая часть, которая может действовать творчески?” Клиент обращается внутрь себя, а потом выходит и говорит: “Ничего не произошло. И согласно вашему наблюдению тоже ничего не произошло. Тут у вас есть выбор относительно того, как вы будете создавать творческую часть. Один вариант состоит в том, что вы будете действовать так, как будто вы получили сообщение о его творческой части. Если вы конгруэнтно убедите его официально построить такую часть, потому что ее до сих пор у него не было.
[0540] What other kinds of contexts would be appropriate for building parts, rather than reframing ones that are already there? Give me some examples of when building a part could be more useful than messing around with the parts that already exist.

[0540] В каких еще контекстах целесообразно именно построение новой части личности, а не переформирование тех частей, которые уже существовали раньше? Приведите мне, пожалуйста, примеры, где строить часть более целесообразно, чем возиться с уже существующими частями.
[0541] Man: Some kind of a history that the person has never had, never experienced in his life?

[0541] Мужчина: Какая-то история, которая с человеком никогда не случалась, и он этого не испытал никогда в жизни.
[0542] That’s not an example. Examples are content-specific, so that when you name them, people can go “Oh, yeah.” What you gave me was a class, and that’s a different game. Give me an example of the class you were talking about.

[0542] Это не пример. Пример специфичен по содержанию, так что когда вы его высказываете, люди отвечают вам: “О, да”. Вы же назвали мне целый класс ситуаций, а это уже другая грань. Приведите мне пример этого класса.
[0543] Man: Let’s take someone who has never had a satisfying sexual experience.

[0543] Мужчина: Например, возьмем кого-либо, у кого никогда не было удовлетворительных сексуальных отношений.
[0544] OK. What are you going to build a part to do? Do you want a part to make them feel OK about that, so that every time that they’re sexually dissatisfied, they say to themselves “I’m OK, I’m OK”?

[0544] Хорошо. Так что же будет делать новая часть? Хотите ли вы построить такую часть, которая при всем этом будет заставлять его чувствовать себя хорошо, так что каждый раз, когда сексуальный акт у него не удался, он будет говорить: “Мне хорошо, мне очень хорошо”.
[0545] Woman: Have them imagine one, build it in the imagination of the person.

[0545] Женщина: Надо сделать так, чтобы они представили себе сексуальное удовлетворение, встроить это представление в воображение человека.
[0546] That is how we are going to go about building parts. You’re back to procedure again, instead of outcome. I’m not going to teach you how to build parts until you know what you are building. It’s an old rule of mine. Give me some examples of what you would build parts for.

[0546] Вы говорите о том, как вы собираетесь строить часть. Вы снова вернулись к процедуре вместо результата. Я не собираюсь учить вас, как строить часть до тех пор, пока вы не будете знать, что вы строите. Это мое старое правило. Приведите же мне несколько примеров того, для чего вы будете строить новые части.
[0547] Woman: If someone is born with a coordination problem, you could give them a strategy for being coordinated by copying somebody else.

[0547] Женщина: Если у кого-то есть врожденные нарушения зрительно-моторной координации, вы можете дать этому человеку стратегию координации, давая ему возможность копировать кого-то.
[0548] OK. I’ll accept everything except the preface about being “born that way.” There are many people who could use a hand-eye coordination part who were not “born that way.” They just never developed a part that had anything to do with being coordinated. Even if there’s a physical impairment, it still might be appropriate to build such a part.

[0548] Хорошо. Я согласен тут со всем, кроме “врожденности”. Очень много людей с нарушениями координации вовсе не родились такими. Они просто никогда не развивали в себе такую часть, которая отвечала бы за координацию. Даже если это физическое нарушение, все равно может быть целесообразно построить такую часть.
[0549] Bill: Let’s say I have an army brat who was raised overseas and who has not had the same experiences that most of his peers have had. I want to help the kid acquire certain kinds of social skills. I could build a part to teach him how to listen carefully to people around him and to build a new history from what he hears people talking about.

[0549] Билл: Допустим, у меня есть такой ребенок, который вырос за океаном, и не имеет такого опыта, который имеют все его ровесники. Я хочу помочь ему овладеть определенными навыками специального поведения. Я могу построить часть, которая бы отвечала за то, чтобы он внимательно слушал людей, и построить новую личностную историю, исходя из которой он мог бы слушать то, о чем говорят люди.

[0550] What’s the outcome of the part’s behavior?

[0550] Какой будет результат такого поведения этой части?
[0551] Bill: The outcome of the part’s behavior is to teach him to speak congruently about things that he has never experienced, so that he can build social bridges and not seem different.

[0551] Билл: Результатом будет то, что он будет уметь конгруэнтно рассказывать о том, что он никогда не переживал, чтобы построить социальные связи и не выглядеть среди сверстников белой вороной.

[0552] That’s still behavior. What’s the part’s function?

[0552] Но это по-прежнему поведение. Какова функция этой части?

[0553] Bill: To help him increase his social interaction with other people.

[0553] Билл: Помочь ему улучшить свои межличностные отношения.
[0554] OK. That’s the outcome. I can think of situations where that would be very appropriate.

[0554] Хорошо: Вот это результат. Я могу представить себе такие ситуации, которые подходят к тому, что вы говорите.
[0555] Man: You could build a part that would motivate you to explore new things, risky things.

[0555] Мужчина: Вы можете построить часть, которая будет мотивировать вас исследовать новые ситуации и делать рискованные вещи.
[0556] A part whose job it is to actually instigate behavior in contexts that are risky. We call that a “chutzpah part.” I can think of many people who need one of those.

[0556] Да, часть, чьей обязанностью будет являться подстегивать поведение в тех ситуациях, которые представляются рискованными. Мы называем это “наплевательской частью”. Я сейчас вспомнил об очень многих людях, которые нуждаются в этой части.
[0557] Man: It seems like you’re building parts into us all the time. For instance, you build parts in us to observe sensory experience and translate it, and to understand reframing.

[0557] Мужчина: Мне кажется, что вы встраиваете в нас новые части в течение всего времени. Например, вы встроили в нас такую часть, которая должна следить за сенсорным опытом и транслировать его, и часть, которая должна понимать, что такое переформирование.

[0558] Of course. Sure.

[0558] Конечно, это определенно так.
[0559] Woman: I’d like a part to hear pitch. The outcome would be to be able to sing on pitch.

[0559] Женщина: Я бы хотела построить часть, которая отвечала бы за музыкальный слух. Результатом будет то, что я буду петь совершенно правильно.
[0560] Hear, hear. Give me some more examples of where you would use this model as opposed to the other reframing model.

[0560] Да-да, так. Приведите мне еще примеры ситуаций, когда вы будете использовать именно эту, а не другую модель рефрейминга.
[0561] Man: Build a part to learn how to do any physical activity, like roller skating or ice skating or any other sport.

[0561] Мужчина: Можно построить часть, которая отвечала бы за какую-либо физическую активность, например, катание на роликовых коньках, или просто на коньках, или просто за любой вид спорта.
[0562] Sure. It sounds like strategies, doesn’t it? All right, let’s go back to therapy now; we’re drifting off into the land of generativity. I think it’s nice that your tendency is to become generative; however, this seminar is about therapy. The question is “What problems do people bring you as therapists that this model is going to be appropriate for?” If you can’t think of anything, there’s no reason to teach it to you.

[0562] Конечно. Похоже на стратегии, не правда ли? Но давайте вернемся теперь к терапии. Мы перешли в область обучения и творчества. Я думаю, что это прекрасно, что у вас есть тенденция к творчеству, но наш семинар посвящен терапии. Вопрос состоит в следующем: “Какие проблемы, с которыми вы сталкиваетесь в своей практике, как терапевт, могут быть решены с помощью именно этой модели переформирования?” Если вы по этому поводу не можете ничего сказать, то нет смысла обучать вас этой модели.
[0563] Woman: You could use it working with a child of a missionary who’s never had a stable home environment and doesn’t feel like he belongs anywhere.

[0563] Женщина: Вы можете использовать эту модель, работая с ребенком, сыном миссионера, у которого никогда не было стабильной домашней среды, и он не чувствует, что принадлежит к какой-то группе.

[0564] What would that part do?

[0564] Что будет делать эта часть?

[0565] Woman: It would allow him to feel at home wherever he is.

[0565] Женщина: Она позволит ему в любом месте чувствовать себя как дома.

[0566] Sure, OK.

[0566] Конечно, очень хорошо.

[0567] Woman: How about building a part to stand up and be assertive?

[0567] Женщина: А что если построить часть, которая отвечает за самоутверждение?

[0568] Sure. What do you think assertiveness training is all about? “Now we’re all going to build the same part here together.”

[0568] Конечно. Как вы думаете, чему посвящен весь треннинг самоутверждения? “А сейчас мы все вместе построили у себя одну и ту же часть”.

[0569] Man: A part to know when to get out of unproductive relationships.

[0569] Мужчина: Часть, которая бы позволила освободиться от непродуктивных взаимоотношений.

[0570] Hear, hear!

[0570] Да-да, послушайте.
[0571] Woman: A part to tell people what need their present operation enhances. And they would know why—

[0571] Женщина: Часть, которая бы говорила людям, какую потребность удовлетворяет данная операция. Если бы они знали, почему они делают данное действие…
[0572] Wait a minute. “Operation” is an anchor for me for something other than what I think you are talking about. That was a “cutting” remark, so please rephrase it.

[0572] Подождите минуточку. “Операция” это для меня якорь для чего-то такого, что вы, я думаю, не имеете в виду. Пожалуйста, скажите это по-другому.
[0573] Woman: A part to tell someone why the activity he is involved in is satisfying to him.

[0573] Женщина: Часть, которая будет говорить ему, почему активность, в которую он вовлечен, приятна ему.

[0574] A psychotherapist part? “You are happy now because . . .”

[0574] Психотерапевтическая часть? “Сейчас вы счастливы, потому что…”
[0575] Woman: Then they would know why they are eating, what need the eating is satisfying, and then they could substitute a preferential
activity.

[0575] Женщина: Если они будут знать, почему они едят, какую потребность удовлетворяет процесс еды, то они могут заместить этот процесс любым другим процессом.
[0576] Let me question you on this a little bit, because this is something that therapy has been trying to do for years, and I don’t agree that it’s a useful outcome. What’s the outcome of installing a part that tells people about their ongoing behavior while they are doing it? There’s one outcome of that that I think is absolutely disastrous: there are always two of you there at all times—one of you doing something, and one of you talking about it. That is called dissociation.

[0576] Разрешите мне поспрашивать вас еще немного, потому что то, о чем вы говорите, уже делается терапевтами очень и очень давно, и я не думаю, чтоб это имело какую-то пользу. Каков будет результат установления такой части, которая бы говорила человеку об его действии в тот момент, когда он его выполняет? Один из результатов о которых я знаю, абсолютно разрушителен: получается два человека в одном, и они сосуществуют все время: один что-то делает, а другой говорит об этом. Это называется диссоциацией.
[0577] Above and beyond that, there’s an even worse outcome of that kind of awareness, which is that you don’t have very much external sensory experience. The outcome of having a part that constantly monitors your behavior is that you will always be on the inside, monitoring your behavior. You won’t know how the world is responding to you. You will be there talking to yourself about why you are having this conversation and why you feel bad. But you’ll never see the external behavior; you’ll be too caught up internally. That kind of part has important limitations which should be considered.

[0577] Кроме этого, и сверх этого, здесь имеется еще один, и еще более вредный результат, который состоит в том, что вы теряете внешний сенсорный опыт. Результат того, что вы приобретаете часть, которая управляет вашим поведением, заключается в том, что вы будете внутри себя, управляя своим поведением. Вы не будете знать, как окружающие реагируют на вас. Вы всегда будете что-то себе говорить, например, почему вы вступили в этот разговор, и почему вы чувствуете себя плохо. Но вы никогда не увидите внешнего поведения, вы попадаетесь во внутреннюю ловушку. Такие части полезны весьма ограниченно, и эти ограничения должны быть нами рассмотрены.
[0578] You can build a part to do that, and in fact, many therapists already have one. They come to my groups and I say “Now, I’m going to put this person up here, and I’m going to touch him on the shoulder and his skin color is going to change.” The people with these parts go inside and say “Well, I’m feeling threatened by this. Why am I threatened right now?” Then I ask “What color did he change to?” They come back out and say “I didn’t see anything.” The problem is you can’t see or hear much externally if your attention is inside monitoring your behavior— whether you do it visually, auditorily, or kinesthetically.

[0578] Вы, конечно, можете построить такую часть, которая бы это делала, и в сущности многие психотерапевты, уже имеют такую часть. Они приходят в мои группы, и я говорю: “Сейчас я поставлю этого человека перед собой, коснусь его плеча, и цвет его кожи изменится”. У тех терапевтов, имеющих часть, о которой мы говорили, происходит следующее: они обращаются внутрь себя и говорят себе: “Ну, меня это испугало. Почему же это испугало меня сейчас?” Тогда я спрашиваю: “Ну, и какой цвет приобрела кожа? “, они выходят наружу и говорят: “Я ничего не видел”. Проблема состоит в том, что вы не можете видеть и слышать того, что находится вне вас, если ваше внимание находится внутри и занято управлением вашего поведения, неважно как вы управляете: визуально, аудиально или кинестестически.
[0579] When you’re caught in a loop, you might want to have what we call a meta-part that temporarily dissociates and takes an observer position and says “Hey, what’s going on here right now?” That part’s function would be to get you out of loops. But the only time it would engage itself is when you are in a mess; it would not analyze at all times. If you put that constraint on it, then you begin to get a more useful outcome. The importance of thinking very carefully about outcomes is that you can succeed very well at installing parts that will completely drive people bananas in unuseful ways. So when you consider installing something, I want you to ask yourself “Well, what’s the logical outcome of building this part? Is this really what I want to do, or is there something else that I have in mind? How can I be more specific about my description, so that when I build it, I get something that approximates what I want?’

[0579] Когда вы пойманы в ловушку, вы можете захотеть выйти из нее, и в этом вам может помочь то, что мы называем мета-частью, которая временно диссоциирует и занимает позицию наблюдателя, говоря: “Эй, что же сейчас с тобой происходит?” Функции этой части вытаскивать нас из ловушек. Но она включает себя только тогда, когда вы запутываетесь. Она не должна анализировать ваше поведение все время. Если вы наложите на мета-часть такое ограничение, то получите более полезный результат. Если вы не будете тщательно анализировать предполагаемые результаты, то установив новую часть, вы вовлечете человека в бесполезную и даже вредную активность. Итак, когда вы рассматриваете создание новой части, я хочу, чтобы вы спросили себя: “Каковы будут логические следствия построения такой части? Действительно ли это то, что я хочу сделать, или я имею в виду что-то новое? Каким образом я могу сделать описание будущей части более конкретным так, чтобы когда я ее настроил, я бы мог убедиться в том, что это близко к тому, что я хотел?”
[0580] Let me generalize the idea of a meta-part. A meta-part is only operational at certain times, and the contextual cue that triggers its functioning is usually based on how other parts are functioning. For example, it could be a part that comes into play only when you feel stuck, dissatisfied, or doubtful. Its functioning could also be cued to an external stimulus like a time of day, but if you do that, it may interfere with whatever else you happen to be doing at that time. So it’s usually better to have it triggered off by an internal state—a feeling of being in conflict, indecision, or something like that. You can specify that when ever two parts get into a conflict, then the meta-part goes into action.

[0580] Разрешите мне обобщить идею мета-части. Мета-часть активна только в определенные моменты и ее функционирование запускает определенный триггер, который отрицает то, как функционируют отдельные части. Например, мета-часть может быть такой частью, которая начинает функционировать только тогда, когда вы ощущаете себя в тупике, ощущаете неудовлетворение или сомнение. Функционирование такой части может быть также запущено внешними стимулами, например, временем суток, но если вы это сделаете, то это может помешать делать вам что-нибудь другое, то обычно лучше запускать эту часть с помощью внутреннего состояния ощущения внутреннего конфликта, нерешительности или чего-либо подобного. Вы можете сделать триггером, например, следующее: когда две части вступают в конфликт, тогда мета-часть становится активной.
[0581] A meta-part is kind of like an amnesia state waiting in the wings to be fired off. Within the meta-part is a program, a formal set of procedures, that comes out linearly. It’s like a computer sub-routine more than anything else. “If parts disagree, then do X.” The meta-part operates and modifies the disagreeing parts. It operates on the other parts, but is only functional in response to a cue. The procedure that it uses is usually formal: it could do six-step reframing, it could do content reframing, or it could just give you amnesia. There are lots and
lots of possibilities for what a meta-part can do. It’s a part that influences other parts to keep them from being in conflict with each other, or keep them from doing something that makes you get arrested, or whatever.

[0581] Обычно мета-часть находится в состоянии амнезии, как бы паря на крыльях в ожидании того, когда наступит время стать активной. Внутри мета-части заключается программа, формальный набор процедур, которые она запускает одну за другой. Ее функционирование напоминает работу компьютера больше, чем что-либо другое. “Если части не согласны друг с другом, тогда сделайте X”. Мета-часть оперирует с конфликтующими частями и модифицирует их. Она оперирует с остальными частями, но становится активной только в ответ на определенное внутреннее состояние, которое является ключом. Процедура, которую она использует, обычно формальна, она может сделать шестишаговое переформирование, переформирование содержания, или просто может дать вам амнезию. У мета-части масса возможностей. Это часть, которая влияет на другие части так, чтобы они не вступали в конфликт друг с другом, или предотвращает такое поведение какой-либо части, которое привело бы вас к тому, что вас арестовали и т.д.
[0582] One way of thinking about a meta-part is that it is a mechanism to build a response. Another way to think about a well-functioning meta-part is that if you go into a calibrated internal loop that is not useful, that state becomes an anchor for a procedure that elicits a response that will get you out of the loop. That is closer to how I think about it than as a part. The notion of parts is a good pace for most people’s experience, but for me there is a bit too much anthropomorphism
in the notion of parts. You can think of a meta-part as a part that makes a distinction and then kicks into a procedure that can take you somewhere else.

[0582] Можно подумать о мета-части, как о механизме построения реакций. Хорошее функционирование мета-части можно представить себе еще и так; когда вы попадаете в определенную внутреннюю ловушку, ваше состояние является якорем для запуска процедуры, которая вызывает такую реакцию, которая вызволила бы вас из этой ловушки. Такое понимание мне ближе, нежели понятие части. Понятие части представляет собой хорошее присоединение к опыту многих людей, но для меня в понятии частей личности содержится слишком уж много антропоморфизма. Вы можете также думать о мета-части как о части, которая производит различение, а затем запускает процедуру, которая может привести вас куда-либо еще.
[0583] With a couple, you can build a part in one of them that operates only when they argue. This part recognizes that the reason they argue is because they want things to be better. Rather than going in and negotiating with all the parts that feel right about things and argue, you can build a part that recognizes that they are now making themselves feel bad because they want to feel good. What they want is fine, but the way they are going about it stinks. Rather than reframing all the other parts yourself, you can build a meta-part that recognizes this and says “Hey, you are doing this because you love this guy. Do you remember the first time you fell in love with him? Do you recall what that was like? The way you are trying to get him to treat you well isn’t working. Do you remember what you did then? What else could you do? What does Janie do with her husband that works?” The meta-part goes into some way of generating alternatives: it provides ways for them to get what they really want. At specific times it says “Go in and change your behavior and get out of this loop; you’ve been here before and it has never worked. Arguing is not going to get you what you hope it will, and in order for you to argue, it must be really important. It must be important enough to change what you are doing.”

[0583] Работая с супружеской парой, вы можете построить у одного из них такую часть, которая функционировала бы только тогда, когда они начинают ссориться. Эта часть осознавала бы, что причина, по которой они спорят, такова, что они оба хотят, чтобы отношения между ними стали лучше. И вместо того, чтобы заключить договор со всеми частями, которые чувствуют, что неправы и спорят, вы можете построить часть, которая осознала бы, что они сейчас делают себе плохо, потому что они хотят чувствовать себя хорошо. То, чего они хотят, прекрасно, способы, с помощью которых они хотят к этому прийти, подводят их. И вместо того, чтобы переформировать все остальные части, вы можете построить мета-часть, которая бы это осознавала и говорила бы: “Эй, ты это делаешь, потому что любишь этого парня. Помнишь ли ты то время, когда была влюблена в него? Помнишь ли ты, как он тогда выглядел, на кого был похож? Способ, с помощью которого, ты хочешь заставить его относиться к себе хорошо, не работает. Помнишь ли ты, что делала для этого тогда? Что еще ты можешь сделать? Что делает Дженни со своим мужем? Как достигает того, что он к ней хорошо относится?” Мета-часть начинает генерировать альтернативы, это обеспечивает возможность добиться того, чего они оба хотят. Иногда она говорит: “Обратись внутрь себя и измени свое поведение, выйди из этой ловушки, ты уже в ней находился когда-то, но это тебе ничего не дало. Ссора не позволит тебе того, чего ты хочешь достичь, того, ради чего ты споришь, а это для тебя, должно быть, действительно важно. Это должно быть достаточно важно для того, чтобы изменить то, что ты делаешь”.
[0584] Man: I’m struck by that phrase “important enough.” I know it’s important intuitively, and it has already been emphasized a couple of times, but can you explain what makes it so powerful?

[0584] Мужчина: Я поражен фразой “достаточно важно”. Я знаю, что это важно, интуитивно, и это уже неоднократно подчеркивалось, но не могли бы вы объяснить, что делает это выражение таким сильным?
[0585] It’s a presupposition. It presupposes that this is more important than the other. If I go “Look, you are tall enough to reach that glass,” the implication is that you are taller than I am. If I say to a kid “You are strong enough to stand up for yourself now,” that presupposes that there was a time when he wasn’t, but he is now. If I say “You are old enough to pay your own way,” it presupposes that she wasn’t at some time, but now she is and she hasn’t recognized it. “You want this because it’s important. And that means it must be important enough for you to do these other things.”

[0585] Это предположение. Тут содержится предположение о том, что одно более важно, нежели другое. Если я скажу: “Смотри, ты достаточно высок, чтобы достать этот стакан”, то скрытое предположение заключается в том, что ты выше, чем я. Если я скажу ребенку: “Ты достаточно сильный, чтобы постоять за себя”, это предполагает, что раньше он не был таким сильным, а сейчас стал. Если я скажу: “Ты достаточно взрослый, чтобы отвечать за себя”, то предполагается, что когда-то он не был взрослым, но сейчас повзрослел, но еще не осознал этого. “Вы хотите этого, потому что это важно. И это означает, что это должно быть достаточно важно для вас, чтобы делать разные другие вещи, и не только эту”.
[0586] This is a great pattern to use in couple therapy. The couple is arguing and shouting “I’m right!” So you say “You’re arguing because X, Y, and Z is very important to you. But is it important enough for you to consider other ways of communicating that might work better than arguing?” It’s a great double-bind. If it’s not really important, then they wouldn’t argue in the first place, and they can stop now. If it is important, then it’s important enough to try something else that might work, since what they’re doing now isn’t working. All the power behind being “right” gets channeled into new behavior.

[0586] Это прекрасный прием для использования в супружеской терапии. Муж и жена спорят и кричат: “Я прав”, а вы говорите: “Вы спорите, потому что X, Y и Z очень важны для вас. Но достаточно ли они важны для вас, чтобы ради них вы могли изменить свое поведение, и найти другие способы общения, которые привели бы вас к чему-то лучше, нежели ссора?” Вы получаете тут прекрасный двойной эффект. Если это действительно не важно, тогда они прежде всего прекращают споры, останавливаются. Если же это важно, то это достаточно важно для того, чтобы попробовать какие-то другие способы поведения, которые могли бы сработать, поскольку то, что они делают сейчас не срабатывает. И вся энергия, которая направлена на то, чтобы доказать свою “правоту”, направляется на поиски новых видов поведения.
[0587] In one couple I worked with, every time her husband would give her what she asked for, she would want more. She knew that she shouldn’t, but she was dissatisfied and that made him crazy. He used to offer her things, but he didn’t much anymore. She had a part whose primary intention was to get him to reassure her that he still loved her. What that part was doing wasn’t working very well. I decided to build a part to help it: an ally. Any time she began to have doubts, this new part would come into action. This ally reframed the reassurance part on an
ongoing basis. Whenever she had doubts, the ally said “Look, is it important to be reassured?” “Yes.” “Well, good. Is it important enough for you to find out what you can do to reassure him that you love him?”

[0587] Одна пара, с которой я работал, каждый раз, когда муж приносил жене то, о чем она просила, она всегда требовала еще. Она знала, что не должна этого делать, но она ощущала неудовлетворение, а это просто сводило его с ума. Обычно он предлагал ей все новые и новые вещи, но более ничего не мог сделать. У нее была такая часть, в чьи цели входило получать от него заверения в том, что он все еще ее любит. То, что делала эта часть, срабатывало не очень-то хорошо. Я решил построить часть в помощь этой части. Каждый раз, когда она начинала сомневаться в том, любит ли он ее, новая часть должна была становиться активной. Этот союзник переформировал часть, требующую заверений в любви, следующим образом. Когда у нее не появлялись сомнения, союзник говорил: “Смотри важно ли, чтобы он заверил тебя в любви, подтверждая чем-то свою любовь?” “Да”. “Ну, хорошо.” “Достаточно ли важно для тебя получать заверения в любви для того, чтобы определить для себя, что ты можешь ему сделать такое, чтобы он приобрел уверенность в твоей любви?”
[0588] This will result in a much broader behavioral change than simply giving her other ways to feel reassured. The ally will get her to do many things with her husband that don’t get reassurance at the moment, but will result in her being reassured spontaneously at other times, which is what she really wants. You can’t directly get somebody to reassure you spontaneously. But you can behave in ways that will eventually get it for you spontaneously at other times. A meta-part can be a good way of doing that.

[0588] Такое вмешательство приведет к гораздо более широким поведенческим изменениям, чем простое предостережение ей других способов, с помощью которых она смогла бы добиться с его стороны заверений в любви. Союзник дает ей возможность производить много таких действий, вслед за которыми не последует заверение в любви со стороны ее мужа, но в результате которых у него возникает спонтанное желание заверять ее в любви в другие моменты. А это именно то, чего она для себя хочет вы не можете прямо заставить человека заверять вас в любви. Но вы можете вести себя так, что у него появится спонтанное желание заверять вас в любви в другие моменты. Мета-часть может прекрасно помочь в этом.
[0589] Woman: I’m trying to relate this to the six-step model, which would say “Find out what need the present behavior that you don’t like is satisfying, and find a new behavior that would better satisfy the need.”

[0589] Женщина: Я пыталась связать с шестишаговой моделью переформирования, которая говорит нам: “Определите, какую потребность удовлетворяет данная поведенческая реакция, и если эта реакция вас не удовлетворяет, найдите новую поведенческую реакцию, которая удовлетворяла эту потребность лучше.
[090] Yes, that’s the six-step model. One way to think about such “problems” is as if every behavior serves a need. Or you can assume that a problem behavior has nothing to do with their needs; it’s just a byproduct of achieving some other outcome. That would also lead you to use the six-step model.

[0590] Да, это шестишаговая модель переформирования. Одним из способов рассмотрения таких “проблем” является представление о том, что каждая поведенческая реакция удовлетворяет какую-либо потребность. Либо же вы можете предположить, что проблемное поведение не имеет никакого отношения к потребностям, это просто побочный продукт достижения какой-либо другой цели. Это тоже приведет вас к шестишаговой модели переформирования.
[0591] The difference between when the six-step model is particularly useful and when building parts is particularly useful is the difference between building parts that stop things and building parts that do things. With the six-step model you usually start out with some behavior you don’t like and get new choices so that you no longer use the unwanted behavior. That’s using reframing in order to stop something. The situations where building a part is most appropriate are those in
which a person wants a part that does something: he wants to generate certain desired behaviors, and he is not doing it. When people ask for a part that stops something, then the six-step model, the secondary gain model, is going to be much more appropriate.

[0591] Различие между ситуацией, где целесообразно использовать шестишаговую модель и ситуацией, когда целесообразно строить новую часть личности, это различие между построением части, которая бы прекращала действие, и построением части, которая бы его инициировала. Используя шестишаговую модель, обычно вы начинаете с констатации того, что какая-то поведенческая реакция вам не нравится, а затем получаете новые варианты поведенческих реакций для достижения той же самой цели, получается, что у вас нет больше необходимости использовать нежелательную поведенческую реакцию. Это использование переформирования для того, чтобы прекратить что-либо. Ситуации, когда целесообразно поменять поведенческую реакцию. Это использование переформирования для того, чтобы прекратить что-либо. Ситуации, когда целесообразней строить новую часть — это ситуация, когда человек хочет приобрести такую часть, которая бы делала что-либо: он хочет быть способным генерировать новые поведенческие реакции, но не делает этого. Когда люди просят прекратить что-либо, тогда целесообразней использовать шестишаговую модель, понятие вторичной выгоды и т.д.
[0592] Man: How about building a part that differentiates between professional
relationships and personal friendships? College professors

[0592] Мужчина: А как построить часть, которая дифференцировала бы профессиональные и личные взаимоотношения? Преподаватели вуза, которые читают вам лекцию в то время, как вы с ним болтаете, по-моему весьма нуждаются в этой части.

[0593] Yeah, I can think of some people who could use that.

[0593] О, да, я сразу подумал о многих людях, которым бы пригодилась эта часть.

[0594] Man: How about a part that will give more flexibility to a person who has a lot of polarities?

[0594] Мужчина: А как насчет части, которая придавала бы человеку с массой внутренних противоречий больше гибкости поведения?

[0595] Well, you have to be more specific about what you mean. You’re being very general. What you’re thinking of may be really groovy, but you have to be careful about how you describe it, because we’ve got this other human that we’re going to install it in. Does this mean that he is going to become tolerant of having his parts fight with one another? What do you mean?

[0595] Ну, вы должны быть более конкретны, когда выражаете то, что вы имеете в виду. Выражаетесь вы очень обобщенно. То, о чем вы думаете, может быть весьма обычным распространенным явлением, но будьте очень внимательны по отношению к тому, как вы это явление описываете, поскольку перед вами находятся другие человеческие существа, в которые вы эти части собираетесь вставлять. Означает ли то, что вы сказали, что такой человек должен стать толерантным по отношению к тому, что его части борются друг с другом? Что вы имеете в виду?

[0596] Man: Let’s say the person has a polarity response to situations involving groups of people; you develop a part that will allow the flexibility for that person to listen.

[0596] Мужчина: Допустим, у человека наблюдаются полярные реакции на ситуации, где он находится в группе людей и вы развиваете часть, которая даст такому человеку возможность быть гибким настолько, чтобы слушать другого человека.

[0597] Oh, you mean the ability not to have the polarity response. If you do that, you have to consider the possible secondary gain. If he always has a polarity response, is there some positive function? There may or may not be. The nice thing about your example is that if something is that overgeneralized in behavior, very often you can just build a part that listens to lectures and no other part in him will object to that, because there is no secondary gain to not listening in that context.

[0597] О, вы имеете в виду способность не иметь полярных реакций. Если вы сделаете это, вы должны рассмотреть наличие вторичной выгоды. Если у него всегда наблюдается полярная реакция, выполняет ли это какую-либо позитивную функцию? Может выполнять, а может и не выполнять. Прелестная вещь в вашем примере это то, что если мы берем что-то сверхгенерализованное в поведении, то очень часто мы можем просто построить такую часть, которая слушает лекции, и ни одна другая часть не будет на это возражать, потому что в данном, контексте от этого нет никакой вторичной выгоды.
[0598] No matter what the difficulty is, you can act as if there is secondary gain and fix it. That will always work. If you pretend well enough, you can get anything to be real. But it may turn out that there is no secondary gain. There may only be secondary gain in a polarity response when you are being lectured by parents as a teenager. The polarity response allows you to rebel. However, you overgeneralized that response to all situations.

[0598] Вне зависимости от того, в чем состоит трудность, вы можете действовать так, чтобы вторичная выгода существовала, и фиксировать, это всегда сработает. Если вы хорошо претендуете на это, вы можете все, что угодно превратить в реальное. Но может оказаться, что вторичная выгода отсутствует. Может быть в случае полярной реакции вторичная выгода состоит в том, что если лекции читают вам родители, а вы подросток. Полярная реакция позволяет вам протестовать. Однако, вы распространили эту реакцию на все ситуации.
[599] You become one of the people who sit at the back of one of our seminars. Afterwards, you say “Well, but what about insomniacs? It works well for phobias, but what do you do with depressives?” That person will leave the lecture not knowing anything about how to work with phobias because of his polarity response.

[0599] Вы напоминаете человека, который сидел сзади всех на одном из наших семинаров. В конце семинара он спрашивал: “Ну, хорошо, но как насчет бессонницы?” “Это очень хорошо помогает справляться с фобиями, но что вы делаете с депрессивными больными?” Этот человек прослушает лекций, и ничего не узнает о том, как надо работать с фобиями, потому, что у него есть полярная реакция.
[0600] The point I’m making is that not listening may have no secondary gain in one context; it may in another. So if you just build a part for that particular context it may work great, but to avoid objections you have to be very specific about what it’s going to do.

[0600] Я хочу подчеркнуть, что неспособность слушать лекцию может не иметь никакой вторичной выгоды в одном контексте, но может иметь эту выгоду в другом контексте, то если вы построите часть для данного контекста, она может работать прекрасно, но чтобы избежать возражений со стороны других частей, вы должны быть очень конкретным относительно того, что вы собираетесь делать.
[0601] Man: A part that will get a person to show up on time for therapy sessions, or a part to do homework on time.

[0601] Мужчина: Можно ли построить часть, которая дала бы человеку возможность вовремя являться на психотерапевтический сеанс, или же часть, которая бы позволяла вовремя выполнять домашнюю работу.
[0602] Which of the three models is going to be most appropriate for the example he just gave? “People are late.” What does that sound like? . . . It sounds like two parts tripping over each other’s toes. So you’d use the negotiation model for that.

[0602] Какая из трех моделей переформирования здесь больше всего подходит? “Люди опаздывают” что это вам напоминает? Это напоминает вам такую ситуацию, когда две части наступают друг другу на пятки. Так что здесь лучше использовать модель договора между частями личности.
[0603] Woman: A part to discriminate between a dangerous situation and a safe one.

[0603] Женщина: Можно построить часть, которая бы различила опасные и безопасные ситуации.
[0604] A part to discriminate between what’s dangerous and what’s safe. What do you think about that? What does that sound like? Does that sound like a situation in which you’ve got to 1) reframe one part, or 2) build a part, or 3) negotiate between parts?

[0604] Часть, которая бы отличала опасное и безопасное. Что вы думаете насчет этого? На что это похоже? Похоже ли это на такую ситуацию, в которой вы должны: первое — переформировать одну часть, или второе — построить новую часть, или третье — заключить договор между частями?

[0605] Man: You could do any of those.

[0605] Мужчина: Мы можем сделать и первое и второе и третье.
[0606] Well, you can always use any of these models, but which one sounds most appropriate?

[0606] Да, вы можете сделать это, но что здесь было бы наиболее целесообразно?

[0607] Woman: Build a new part.

[0607] Женщина: Построить новую часть.
[0608] Bill: Rebuild an old part. Take the part that has kept him safe enough to get here, that kept him from getting hit by cars or anything, and—

[0608] Билл: Восстановить старую часть. Можно взять часть, которая обеспечивает ему безопасность по крайней мере постоянно, чтобы он мог добраться сюда, ту часть, которая бы сохранила его от того, чтобы он попал под машину….
[0609] How do you know that? She didn’t say anything about that. What happens if you have someone who’s always stepping in front of trains? She didn’t specify any of that.

[0609] Как вы об этом узнали? Она ничего об этом не сказала. А что произойдет, если вы имеете дело с человеком, который всегда начинает метаться перед проходящим поездом? Она ведь ничего такого конкретного не назвала.

[0610] Man: He must be getting missed by trains or he wouldn’t be here.

[0610] Мужчина: Он должен уметь переходить железнодорожные пути, а иначе его бы не было здесь с нами.
[0611] That’s a pretty big assumption. You can verify that with sensory experience, but I can think of examples of people who need to have parts that distinguish between situations which are dangerous and those which are not, because they get them mixed up.

[0611] Эта весьма сильное предположение. Вы можете проверить его с помощью сенсорного опыта, но я сейчас говорю о людях, о некоторых людях, которые нуждаются в таких частях, которые производили бы различение между опасными и безопасными ситуациями, так как обычно они эти ситуации смешивают.

[0612] Woman: That’s particularly true of children.

[0612] Женщина: И это особенно верно в отношении детей.
[0613] Right. Your parents all built one of those in you. It’s part of how you got here. Think of all the people who didn’t make it to this seminar.

[0613] Правильно: У всех вас в свое время родитеи построили такую часть… Это одна из причин того, что вы сегодня находитесь здесь. Подумайте о тех людях, которые еще не сделали этого к нашему семинару.
[0614] Let me back up and run through the whole thing again quickly. I made a statement at the beginning that one thing I noticed about therapy is that most of what people are doing is building parts. That’s about eighty percent of what many therapists actually do. If that’s true, then why is building parts so prevalent? Building parts is often inappropriate. I don’t think everybody needs a “parent,” a “child,” and an “adult,” but I think some people do. The question is “Who’s going to need a part?” and then “What, specifically are they going to need?” What kinds of familiar contexts occur where people need parts? (Someone walks very noisily across the room.)

[0614] Разрешите мне сейчас вернуться назад и быстро повторить то, о чем мы говорили. В самом начале темы я сделал утверждение о том, что психотерапевты только тем и занимаются, что строят новые части. В сущности это делают около 80% психотерапевтов. Если это так, то почему они занимаются в основном этим? Ведь построение новых частей часто совершенно не нужно. Я не думаю, что кто-то действительно нуждается в “родителе”, “ребенке” и “взрослом”, но некоторые все-таки нуждаются. Вопрос состоит в том, кто нуждается в части? И затем: какую потребность будет удовлетворять новая часть? Какие знакомые контексты и ситуации возникают, когда люди нуждаются в новых частях? (Кто-то очень шумно проходит через комнату, где идет семинар).
[0615] How about a part that gets someone to pay attention to sensory experience when they walk across the room, and to notice that they are making a tremendous amount of noise? We just had a demonstration of that need. That would be an exquisite part for some people to have. Perhaps in some situations lacking that part won’t be detrimental. However, if you don’t have a part that pays attention to how people are responding to you, there may be a lot of people who act as if they don’t like your behavior, and you won’t have any way of noticing that or changing that. There are many, many people in therapy who have that particular problem. They don’t have any friends, and they don’t deserve any. How many of you have had clients like that? You may tell them that somebody out there is going to like them, but deep down inside you don’t like them. Often the problem is that they really have no way of knowing how people respond to them. That would be a really prime example of where it’s appropriate to build a part. Where else are you going to need to build a part?

[0615] А как насчет части, которая позволяет человеку внимательно относиться к своему сенсорному опыту, когда они идут по комнате, где сидят люди, и замечать, что они страшно при этом шумят? Только что вы увидели демонстрацию такой потребности. Для такого человека иметь подобную часть исключительно важно. Возможно, в некоторых ситуациях не иметь такой части страшно вредно. Однако, если у вас нет части, которая заставляет вас внимательно относиться к тому, как люди реагируют на вас, вас может окружать множество людей, ведущих себя так, как если бы им совершенно не нравилось ваше поведение, а выпри этом не будете способны заметить это и изменить это. На психотерапию приходят очень и очень многие люди с такой проблемой. У них нет друзей, и если они заводят, то не могут сохранить. Кто из вас имеет подобных клиентов? Вы можете сказать им, что кто-то и где-то их любит, но в глубине собственной души вы сами их не любите. Часто проблема состоит в том, что они действительно не имеют способа узнать о том, как люди реагируют на них. Это превосходный пример того, когда следует построить новую часть. Когда еще целесообразно строить новую часть?
[0616] Woman: In couple relationships, you might need a part that would negotiate with your partner.

[0616] Женщина: В супружеских взаимоотношениях, когда может появиться нужда в части, которая бы заключала договоры с партнером.
[0617] You get on the borderline there when you talk about having a part that carries on the negotiations. What are the rest of the parts doing in the meantime? I want to know what the outcome of installing this part would be.

[0617] Вы тут находитесь в неопределенной ситуации, когда говорите о части, которая бы заключала договоры. Что же в это время будут делать другие части? Я хотел бы знать,. какой будет результат построения такой части.
[0618] Let me give you an example. A couple came to see me because they both had stupid behaviors that fired off automatically and prevented them from talking about what they wanted to discuss. I just picked one of them and installed an interrupter part. The new part did something that captured the attention of both of them, and interrupted the stupid behavior long enough that they could go back and talk about what they wanted to talk about. I don’t know what you have in mind, but that’s one thing that I’ve done.

[0618] Разрешите мне привести вам пример. Ко мне пришла пара и пришла потому, что у них обоих появлялось совершенно глупое поведение, которое появлялось автоматически и не давало им говорить о том, о чем они хотели бы говорить. Я просто взял одного из них и установил ему часть, которая бы прерывала этот способ поведения. Эта новая часть делала что-то такое, что привлекало внимание их обоих, и этим прерывалось глупое поведение, и прерывалось на такое время, чтобы они могли вернуться назад и” говорить о том, что их интересует. Я не знаю, что вы имели в виду, но я сделал именно это.

[0619] Woman: You could install a part to tell reality from hallucination.

[0619] Женщина: Вы можете построить часть, которая позволяла бы отличать реальность от галлюцинаций.
[0620] Now that would be a hell of a good part! Someday I may try building one of those. Later on this year I’m going to a state mental hospital to train the staff. This hospital’s main function is to “warehouse” the patients that nobody really knows what to do with. A very interesting person has just taken over control of this hospital through an odd set of circumstances. The only thing that I intend to teach when I go back there is how to use this model to build a part that makes distinctions between what is shared reality and what isn’t. Many psychotics do not
have a part to do that.

[0620] О, сейчас тут появится целое море прекрасных частей! Однажды, быть может, я попробую построить такую часть. Я собираюсь посетить государственную психиатрическую больницу для того, чтобы тренировать там персонал. Основная функция этой больницы “складировать” пациентов, с которыми никому не известно, что можно делать. В этой больнице много интересных людей, попавших туда при страшных обстоятельствах. Единственная вещь, которой я их собираюсь научить, это использовать модель построения новой части, которая бы позволяла пациентам различать разделяемую реальность от неразделяемой. Большинство психотиков не имеет внутри себя такой части.
[0621] Man: Many psychiatrists do not have a part to do that when working with those people.

[0621] Мужчина: Многие психиатры не имеют такой части, когда они работают с психотиками.
[0622] Many do not have it at all, as far as I can tell! The only difference is that they have other psychiatrists who share their reality, so they at least have a shared reality. I make lots of jokes about the way humanistic psychologists treat each other when they get together. They have many social rituals that did not exist when I worked at the Rand Corporation. People at Rand didn’t come into the office in the morning, hold each other’s hands, and look meaningfully into each other’s eyes for five and a half minutes.

[0622] Вообще многие ее не имеют, насколько мне известно! Единственное различие состоит в том, что у них есть другие психиатры, которые разделяют их реальность, так что разделяемую реальность они все-таки имеют. Я много шутил по поводу отношений гуманистических психологов между собой. У них есть много ритуалов, которых нет, например, в корпорации “Рэнд”, в которой я когда-то работал. Люди из “Рэнд” не приходят утром на работу, не держат друг друга за руки и не смотрят друг другу в глаза в течение пяти минут.
[0623] When somebody at Rand sees somebody else do that, they go “Urrrhhh! Weird.” The people in humanistic psychology circles think the people at Rand are cold and insensitive and inhuman. Well, those are both psychotic realities, and I’m not sure which one is crazier. And if you start talking about shared realities, the people at Rand have more people to share theirs with.

[0623] Когда кто-то из корпорации “Рэнд” увидел такое, то он сказал: “О! Очень страшно!” Представители гуманистической психологии считают программистов из “Рэнд” холодными, бесчувственными и негуманными людьми. Но и та и другая реальность психотичны, и я не знаю, какая из них является более сумасшедшей. Но если вы будете говорить о разделенной реальности, то реальность людей из “Рэнд” разделяет гораздо большее количество людей.
[0624] You really have a choice only if you can go from one reality to another, and you can also have a perspective on the process of what’s going on. It’s really absurd that a humanistic psychologist who is hired to teach at Rand Corporation doesn’t alter his behavior. Think about how often that happens. If someone who has all the TA jargon goes to a gestalt institute, he’ll get wiped out by the gestalt therapist, because gestalt people can yell, and most TA people can’t. In that context, as far as I’m concerned, the inability to adjust to the shared reality is a demonstration of psychosis. Qualitatively it’s not different. You just don’t get put away.

[0624] Вы имеете выбор на самом деле только тогда, когда вы можете свободно переходить из одной реальности в другую, отдавая себе отчет, что происходит. Совершенно абсурдным представляется тот факт, что когда гуманистический психолог приходит проводить семинары в корпорацию “Рэнд”, то не меняет своего поведения. Если кто-либо, говорящий на жаргоне транзактного анализа, попадет в гештальтинститут, гештальттерапевты его просто уничтожат, потому что они умеют кричать, а большинство транзактных аналитиков не могут (не умеют). В такой ситуации, насколько я это понимаю, невозможность приспособиться к разделяемой реальности является проявлением психоза. Качественно они ничем не отличаются..
[0625] Let’s say you’re a gestalt therapist or a TA therapist or an analyst or whatever your gig is—even a Neuro-Linguistic Programmer. Tomorrow morning you wake up and go down to some bar where all the guys are. You say “You know, I was working on strategies this morning with a client, and I was watching his accessing cues—” They say “What?” So you say “Well, you know, I studied with Bandler and Grinder. We watch the movement of people’s eyes and we know how they are thinking.” They say “Sure you do.” “Oh, yeah, and then I elicited a
response and I touched him, and then I associated it with this other memory simply by touching him.” They would think you’re pretty weird.

[0625] Допустим, вы гештальттерапевт, или транзактный аналитик, или психоаналитик, или даже нейро-лингвистический программист. На следующий день вы просыпаетесь, спускаетесь в бар и видите, что там есть народ. И вы говорите: “Вы знаете, я утром работал с клиентом с помощью стратегий и наблюдал за движением его газ”. И они ответят: “Что?..” Тогда вы скажете: “Да понимаете, я учился у Бендлера и Гриндера. Мы наблюдали за движением глаз человека и узнавали по этим движениям, как он мыслит, “Они скажут в ответ: “Ну конечно”. “Ну да, я вызвал реакцию и прикоснулся к нему, а потом связывал это с другим воспоминанием с помощью прикосновения”. Конечно они подумают, что вы высказываетесь крайне странно.
[0626] What you have to remember is that reality is contextual. Here we can talk about that and everyone nods meaningfully. You have all become a part of my psychotic reality. I have built a part in you so that I am no longer crazy.

[0626] Вы должны непременно помнить, что реальность является контекстуальной. Здесь мы можем говорить об этом именно так, как я рассказал в примере, и каждый из вас с пониманием кивнет. Вы все стали частью моей психотической реальности. Я у всех у вас построил такую часть, и поэтому я больше не сумасшедший.
[0627] If we had a psychotic, one of the things we could do is get the psychotic to have everybody else see his hallucination, and then we could call it “religion” or “politics.” The point is that realities are defined structures.

[0627] Если вы имеете дело с психотиком, один из вариантов, который у вас есть, заключается в том, чтобы найти еще кого-то, кто бы увидел его галлюцинации, а затем эти галлюцинации мы можем назвать “религией” или “политикой”. Суть состоит в том, что реальности являются определенными структурами.
[0628] In some situations you need to build a part, and you can build a part in any situation. Who in here needs a part? Does anybody in here need a part? What do you want? What is the part going to do?

[0628] В определенных ситуациях необходимо построить новую часть, но вы можете построить новую часть в любой ситуации. Кто из присутствующих нуждается в новой части? Нуждается ли кто-либо из присутствующих в новой части? Что вы хотите? Что эта часть должна делать?

[0629] Teri: It would keep me at a certain weight.

[0629] Терри: Она должна поддерживать определенный вес моего тела.
[0630] You want a part to keep you at a certain weight. That certainly is a well-defined one. Who else?

[0630] Итак, вы хотите иметь часть, которая бы поддреживала ваш вес на определенном уровне. Это очень определенная часть. Кто еще?
[0631] Man: I want a part that enables me to see clearly with binocularity, without glasses

[0631] Мужчина: Я хотел бы иметь часть, которая позволила бы мне иметь хорошее бинокулярное зрение без очков.

[0632] It’s a possibility.

[0632] Да, это возможность.

[0633] Woman: I’d like a part that would be creative with metaphors.

[0633] Женщина: Я бы хотела иметь часть, которая бы отвечала за креативность, когда я применяю метафоры.
[0634] I want you all to notice something. I’m now going to comment on group process. I asked people to define an outcome, and people were having lots of trouble. Just now I said “Who in here wants a part?” and listen to how well-defined the outcomes are! Remember that when you work with people.

[0634] Я хочу, чтобы вы здесь все сейчас кое-что заметили. Я не собираюсь комментировать групповой процесс. Я попросил всех определить результат, и вы делали это с большими трудностями. А сейчас я просто сказал: “Кто здесь хочет иметь новую часть?” И послушайте, как хорошо зазвучали формулировки результатов! Помните об этом, когда вы работаете с людьми.
[0635] Man: I want a part to remind me at regular and frequent intervals that I know what I’m doing most of the time.

[0635] Мужчина: Я хотел бы иметь часть, которая бы напомнила мне регулярно и часто, что я знаю, что я делаю в большинстве моментов своей жизни.

[0636] All right. If you have to have one like that.

[0636] Хорошо, если вы должны иметь что-то такое.

[0637] Jill: I want a part to let me know what I do know how to do.

[0637] Джилл: Я хотела бы иметь часть, которая бы давала мне знать о том, что я знаю, как делается то, что я сейчас делаю.
[0638] What’s the outcome of that? That’s not an outcome. That’s a process. This is the first slip-up we’ve had here. I want to know exactly what this part is supposed to do. You might get yourself a part to remind you of a catalog of your therapeutic skills, or to remind you to have variety in your behavior. That would be specific. What do you want?

[0638] Каков же будет результат этого? Это не результат. Это процесс. Это первое соскальзывание, которое я сейчас услышал. Я хочу точно знать, что эта часть должна делать. Вы можете создать себе часть, которая бы воспроизводила для вас каталог ваших терапевтических навыков или напоминала бы вам, что вы должны иметь разнообразие поведенческих реакций. Это было бы специфичным, конкретным. Так чего же вы хотите?
[0639] Jill: I want a part that will move me on to something different after I’m convinced that I’ve already done one thing successfully.

[0639] Джилл: Я хочу иметь часть, которая бы побуждала бы меня к поискам каких-либо путей к новому после того, как я убедилась, что то, что я уже сделала, сработало успешно.
[0640] OK. You could have a part that says “OK. You’ve done reframing; you know the standard model. You’re hot at that and that would work here, but let’s do it differently this time and have some fun.” Do you want that one? Or do you want a part that after you have successfully done reframing says “OK, it worked” so that you don’t go ahead and use another model to cure the same problem that’s already been cured?

[0640]Хорошо. Вы можете иметь часть, которая говорит вам: “Хорошо. Вы произвели переформирование, вы знаете, как работает стандартная модель. Вы сделали это хорошо, это сработало, но в другой раздавай сделаем это по-иному, чтобы развлечься”. Такую часть вы хотите? Или же вы хотите иметь часть, которая после того, как вы успешно произвели переформирование, говорит: “Хорошо. Это сработало”, и вы, слыша, это не должны больше производить разные другие действия, использовать другие модели для того, чтобы разрешить ту же самую проблему, которая была уже решена?

[0641] Woman: I’ll take both.

[0641] Женщина: Я бы хотела иметь обе части.
[0642] Man: I’d like a part that would allow me to relax when I’m sitting in a chair listening to a lecture, or when I’m talking.

[0642] Мужчина: Я бы хотел иметь часть, которая позволила бы мне расслабиться, когда я сижу в кресле и слушаю лекцию или разговариваю с людьми.
[0643] Is that appropriate for this model? . . . It could be. The key question is “Are you relaxed at other times?”

[0643] Соответствует ли эта модель построения новой части личности?. Может соответствовать, ключевой вопрос таков: “Способны ли вы расслабиться в другие моменты? “.

[0644] Man: Yes.

[0644]Мужчина: Да.
[0645] So it’s only when you come into a context like this that you get tense. Then the six-step model is more appropriate. If you built a new part to relax you, that would conflict with some other part that is making you tense.

[0645] Таким образом, напряжение возникает у вас тогда, когда вы попадаете в определенный контекст. Таким образом, тут более целесообразно применить шестишаговую модель. Если вы построите новую часть для расслабления, она будет конфликтовать с другими частями, которые порождают напряжение.
[0646] Man: I’d like a part that permits me to retain the content of a lecture without taping the lecture.

[0646] Мужчина: Я бы хотел иметь часть, которая позволила бы мне помнить содержание лекции без того, чтобы ее потом переписывать на машинке.
[0647] Woman: I want an assertive part, but assertive only in certain contexts. Would I use this model, though, if I had an assertive part and the unassertive problem was contextually related? In other words, I have an assertive part. . . but it doesn’t work all the time.

[0647] Женщина: Я бы хотела иметь часть для самоутверждения, но только в определенном контексте. Должна ли я использовать эту модель, если бы я имела уже часть для самоутверждения, а проблемы бы возникали у меня только в связи с определенной ситуацией? Другими словами, у меня есть уже часть для самоутверждения…, но она работает не всегда, когда должна бы работать.
[0648] Well, I’m not willing to agree with that description. I would say what you are describing is that you have an assertive part, because you are capable of being assertive in some situations. This could be described in two ways. One is that you go into some specific situation and that Part goes “Not me!” The other possibility is that the assertive part says “Get ’em now!” and some other part goes “Shhhh!” The question is “Which of those two possibilities occurs?” When you know that, then you can decide which kind of reframing to use—but either way, it’s not building a part.

[0648] Ну, мне бы не хотелось соглашаться с этим описанием. Я бы сказал, что то, что вы описываете, говорит о том, что у вас уже есть часть для самоутверждения, поскольку в некоторых ситуациях она работает. Это может быть описать, но двумя путями. Первое: вы попадаете в определенную ситуацию, и эта часть говорит: “Только не я!” Другая возможность: в определенной ситуации часть для самоутверждения говорит: “А ну-ка давай! “, а другая часть говорит: “Тихо!” Вопрос состоит в следующем: с какой из этих двух возможностей мы имеем дело? Когда вы будете знать это, тогда вы сможете решить, какой вид переформирования использовать, но в любом случае это не будет создание новой части.

[0649] Harvey: I’d like a part to enable me to make lots of money.

[0649] Гарвей: Я бы хотел иметь часть, которая бы позволила мне зарабатывать много денег.
[0650] OK. You want a greedy or clever part, depending upon how you think about it. Again, there are still lots of questions about your outcome. If the outcome is to get a lot of money, there have to be some well-formedness conditions about how you’ll do this. Otherwise you might just take a gun and rob the first bank you see. This is the same thing I was talking about earlier. I want a specific description of what this part is going to do. Otherwise if I install this part, it may just go out and rob a bank.

[0650] Хорошо. Вы хотите иметь жадную или умную часть в зависимости от того, с какой точки зрения вы на это смотрите. Но опять же возникает много вопросов относительно того результата, к которому вы стремитесь. Если результатом является овладение большим количеством денег, то должны быть хорошо сформированы условия, при которых вы будете эти деньги получать. Иначе вы просто можете взять винтовку и ограбить первый же банк, который вы увидите. Это то же самое, о чем я говорил раньше. Мне. нужно специфическое, конкретно специфическое описание того, что эта часть будет делать. Иначе, если я установлю в вас такую часть, она может просто заставить вас выйти из дому и ограбить банк.
[0651] Harvey: I want a part that will build referrals and find new markets for my skills.

[0651] Гарвей: Я хочу иметь часть, которая бы умножала количество моих заказчиков и находила бы новые области применения моих навыков.
[0652] OK, good. If you build the part that’s going to generate referrals, then it knows how to go about getting money. That’s a very specific kind of outcome.

[0652] Хорошо. Если вы построите часть, которая будет знать, как умножать заказчиков, то она будет знать потом, как зарабатывать деньги. Это конкретный результат.

[0653] Ray: I’d like a part that would enable me to improvise on the piano.

[0653] Рей: Я бы хотел иметь часть, которая дала бы мне возможность импровизировать на фортепиано.
[0654] Woman: I’d like a part that allows me conscious access to visual images from the past.

[0654] Женщина: Я хотела бы иметь часть, которая дала бы мне возможность сознательно визуализировать образы из прошлого.
[0655] You can’t make eidetic images? How do you spell “greenwood”? . . . OK. You can make pictures; the emphasis is on the word “conscious.”

[0655] Вы не можете делать эйдетические образы? Как вы напишете слово “зеленый”? Хорошо. Вы можете делать образы, значит, ударение вы делаете на слове “сознательно”.
[0656] Woman: I’d like a part that would allow me to create hilarious humor whenever I wish. I want a part to just blow people apart into a humorous state.

[0656] Женщина: Я бы хотела иметь часть, которая бы давала мне возможность создавать веселое настроение у себя всякий раз, когда я этого захочу. Я хочу иметь часть, которая бы влияла на людей так, чтобы они впадали в юмористическое состояние.

[0657] Man: I want a part that will. . . allow me to . . . pause.

[0657] Мужчина: Я хотел бы иметь часть…. которая бы мне позволила… делать паузы.
[0658] Do you want another one? You’d better be a little more specific, because you just demonstrated that you have a part that can allow you to pause. That’s a mild incongruity in your communication, but my guess is that you have something more specific in mind.

[0658] Неужели вы хотите иметь другую такую же часть? Вы должны быть более конкретны, потому что вы только что продемонстрировали, что вы имеете часть, которая позволяет вам делать паузы. Тут наблюдается некоторая неконгруэнтность ващей коммуникации. Но я догадываюсь, что вы имеете в виду что-то более конкретное.

[0659] Kit: I’d like a part to deal with “passive-aggressive” behaviors.

[0659] Кит: Я хотела бы иметь часть, которая бы имела дело с “пассивно-агрессивным” поведением.
[0660] You will have to define that for me. “Passive-aggressive” is a double nominalization.

[0660] Вы должны определить это лучше для меня. “Пассивно-агрессивное” это двойная номинализация.
[0661] Kit: OK. I feel an incongruity in a set of behaviors that I experience with people and in myself—

[0661] Кит: Хорошо. Я чувствую неконгруэнтность в моих реакциях на людей, а также в моих переживаниях…
[0662] We’re going off into the “Land of Nominalization” here. We have to be careful. What is this part going to do?

[0662] Да, тут мы очутились в “стране номинализации”. Вы должны быть более конкретны. Что эта часть должна делать?

[0663] Kit: Well, the part is going to serve a need—

[0663] Кит: Ну, эта часть должна удовлетворять потребность…

[0664] All parts are going to serve a need. What is it going to do?

[0664] Все части удовлетворяют потребность… Что эта часть будет делать”

[0665] Kit: It will be like a periscope.

[0665] Кит: Она должна напоминать перископ.
[0666] You can’t specify outcome with that kind of metaphor. You’ve got to be very specific, or you’ll go home at night and you’ll lie down, and your body may come up like a periscope. If you say it’s going to be a periscope, what exactly is it going to do for you? You’ve got to really tie it down to the world of experience.

[0666] С помощью метафоры мы не можем прийти к тому, чтобы сформулировать результат конкретно. Вы должны быть очень конкретны, а не то иначе вы придете домой вечером, ляжете спать, а ваше тело может превратиться в перископ. Если вы говорите, что эта часть должна быть перископом, что конкретно она должна делать для вас? Вы должны буквально привязать свое высказывание к миру опыта.

[0667] Kit: I want balance between polarities.

[0667] Кит: Я хочу балансировать между полюсами.

[0668] O f ? .

[0668] Полюсами чего?

[0669] Man: You could build Kit a part to be more specific.

[0669] Мужчина: Вы можете построить для Кит часть, которая бы позволила ей выражаться более конкретно.
[0670] There you go. Beautiful. If you installed a part in her that was in charge of the Meta-Model, and then she Meta-Modeled her own internal dialogue, think what a gift that would be. Most of my students from the old days have a Meta-Model part.

[0670] Вот это да. Прекрасно. Если вы установите ей такую часть, которая бы отвечала за применение метамодели, а затем она прометамоделирует свои внутренние диалоги, то какой подарок вы ей сделаете! Большинство моих студентов с давних пор имеют метамоделирующую часть.

[0671] Kit: I want a part to bring the stuff in me—

[0671] Кит: Я хочу иметь часть, которая бы все эти вещи во мне…
[0672] Wait a minute. Never mind. You need a part that knows the first four distinctions in the Meta-Model. In the exercise, someone is going to install a part in you that does that on the inside, so that before you speak, you can have the choice of using specific language or not.

[0672] Подождите минуточку. Не расстраивайтесь. Вы нуждаетесь в такой части, которая знала бы первые четыре метамодели. Последующим упражнением, которое мы сейчас с вами сделаем, кто-то должен будет установить в вас такую часть, которая будет это делать у вас внутри то есть вы перед тем, как говорить, сможете сделать выбор, использовать ли вам конкретное выражение или нет.
[0673] Kit: I’d like a part that is . . . I feel that I . . . I’ve got a new statement to create i t . . . since yesterday.

[0673] Кит: Я бы хотела иметь часть, которая является… я чувствую, что я… Я получила новое основание для того, чтобы создать ее… Со вчерашнего дня…

[0674] OK. Hold on for a few minutes. Go inside. . . .

[0674] Хорошо. Сделайте паузу на несколько минут. Обратитесь внутрь себя…

[0675] Kit: I feel like I am.

[0675] Кит: Я чувствую, что я и так внутри себя.
[0676] Yes, that’s right. This is called “pacing observable behavior.” Go inside and figure it out. I want you to make a visual image of what it is that would be occurring either in your mind or in the world of experience, that would allow me to know that this part that you want was operating. I don’t want your image to be metaphorical. In other words, if you had a part that did this, what would I see that would be different? Take some time and do that on your own.

[0676] Да, это верно. Это называется “присоединение к наблюдаемому поведению”. Обратитесь внутрь себя и поймите это. Я хочу, чтобы вы сделали визуальный образ того, что бы возникло в вашем сознании либо в мире опыта такого, чтобы позволило мне знать, что та часть, которую вы хотите иметь, уже действует. Я не хочу, чтобы ваш образ был метафоричным. Другими словами, если бы у вас была такая часть, что бы я увидел такого в вас, что отличалось бы от вашего настоящего состояния? Возьмите столько времени, сколько вам нужно, и сделайте это самостоятельно.
[0677] Lucy: I want a part to increase the frequency and intensity of orgasm with my husband. That would fit into this model.

[0677] Люси: Я хотела бы иметь часть, которая увеличивала бы частоту и интенсивность оргазма в интимных отношениях с моим мужем. Это бы соответствовало данной модели?

[0678] True. Why not? Go for something worthwhile, I always say.

[0678] Верно. Почему бы и нет? Спросите что-нибудь существенное, и я вам всегда отвечу.

[0679] Woman: Is that building a new part, or is it just. . .

[0679] Женщина: Построение ли это новой части или просто…
[0680] Well, the task of the part that she wants to build is not to make her have orgasms. Its job is to get another part to do it more often. The part she wants is what we call an “elbow part.” It gets other parts to go to work. It’s like the difference between a motivation strategy and a learning strategy. One gets you to do it, and the other actually does the work. For instance, with a weight problem, it’s one thing to build a part whose job is to diet, and it’s another one to build a part whose job is to get you to go back on diets. There are different ways of thinking about how you are going to build parts and what you are going to build them for.

[0680] Ну, задачей этой части, которую она хочет у себя построить, не является заставить ее иметь оргазмы. Обязанностью этой части будет заставлять другую часть делать это более часто. Такую часть мы называем “локтевой частью”. Она заставляет другие части работать. Различие тут такое же, как между мотивационной стратегией и обучающей стратегией. Одна заставляет вас делать это, а другая действительно делает. Например, если мы имеем дело с проблемой веса, одно дело построить часть, чьей обязанностью будет сидеть на диете, а другое дело построить такую часть, которая будет заставлять вас делать это. Существуют различные способы построения частей и определения того, для чего вы будете их строить.
[0681] What we have been doing so far is step one: determining what specific outcome you want, and making sure that it is appropriate to build a part for that outcome. Before you build a part, I want you always to check to find out if another reframing model is more appropriate to get what you want. . ..

[0681] Все это, чем мы так долго занимались, было первым шагом: определение специфического результата, которого вы хотите достичь, и проверка того, что данная проблема требует построения именно новой части. Перед тем, как строить часть, я хочу, чтобы вы всегда проверяли, не будет ли в данном случае более целесообразным применение другой модели рефрейминга..

* * * * *
[0682] For those of you who have chosen a part that you want and specified the outcome, I want to take you through step two. This is a fairly complex procedure, and we’re going to do it methodically—not metaphorically. As a therapist you can dance around a little bit if you want to, but we’re going to go through it step by step. I recommend highly that you have a piece of paper and a pencil during this procedure, because later there are going to be some things that you’re going to have to keep track of, and there may be a lot of them.

[0682] А сейчас я хочу, чтобы те из вас, которые определили, какую часть они будут строить, приступили ко второму шагу. Это очень сложная процедура, и мы собираемся делать ее методично, а не метафорически. Как терапевт, вы можете походить немного вокруг да около, если вы хотите, но мы собираемся делать эту процедуру последовательно, шаг за шагом. Я настоятельно рекомендую иметь сейчас каждому листок бумаги и карандаш, поскольку позже то, что мы сейчас запишем, вам понадобится учесть, и может статься, что учесть придется очень многое.
[0683] I want all of you who are going to play this game with me to go inside and find out if you have any reference structures for the behavior that you want. Access any historical experiences that you can find of doing what you want to be able to do more methodically, more often, or whatever it is. Let’s say somebody wanted to have a creative part. Perhaps they were only creative once ten years ago, or maybe they once thought of a new way to write a shopping list. Whatever it is, I want you to find whatever relevant examples exist. When you find those memories, I want you to step inside them, and get back all of the experience that goes with those memories. This is a very essential piece of what we are going to do. Take whatever amount of time you need to do that. Isolate specific instances of what you want, and be thorough about it. Make sure that you get at least one, two, or three experiences—if you have them—of what it is that you want this part to be able to do.

[0683] Я хочу, чтобы все те, кто собирается играть со мной в эту игру, обратились внутрь себя и определили, есть ли у вас какие-либо референтные структуры для того поведения, которое вы хотели бы иметь. Получите доступ к переживаниям того действия, которое вы бы хотели выполнить более методично, часто или как-нибудь еще. Допустим, кто-то хотел бы иметь творческую часть. Возможно, вы проявляли творческий подход к чему-либо только десять лет назад, или же только однажды вы придумали новой способ написания списка будущих покупок. Что бы там ни было, я хочу, чтобы вы сейчас нашли какие-либо соответствующие примеры из вашего прошлого. Тогда вы найдете воспоминания, я хочу, чтобы вы в них погрузились и воссоздали весь тот опыт, все те переживания, которые связаны с этими воспоминаниями. Это весьма существенный кусок того, что мы собираемся сделать. Возьмите для этого столько времени, сколько вам нужно. Выделите специфические случаи, когда вы проявляли то, что вам нужно, и переживите их. Когда вы убедитесь в том, что у вас есть по меньшей мере одно, два или три переживания того действия, которое вы хотите выполнить хорошо, если, конечно, такие переживания у вас были вообще.
[0684] If what you want is a part that’s going to make you have orgasms more often, don’t remember an orgasm, remember a time when you got yourself to have one that you didn’t expect. If you are going to build a part whose job is to get you to maintain a certain weight, you don’t want to remember a time that you weighed that much, you want to remember a time when you maintained a specific weight.

[0684] Если то, что вы хотите иметь, это часть, которая бы обеспечила вам более частое появление оргазма, не вспоминайте об оргазме, а вспоминайте тот период времени, когда вы имели оргазм неожиданно для себя. Если вы хотите построить часть, чьей обязанностью будет являться поддержание определенного веса, не вспоминайте времени, когда вы сбавляли вес, а вспоминайте тот период, когда вам удавалось поддерживать определенный вес.
[0685] Access those memories as intensely as possible. You don’t need a long duration. The intensity of what you access will be the important part.

[0685] Получите настолько свободный доступ к этим воспоминаниям, насколько это возможно. Переживите это так интенсивно, как это только возможно. Не надо тратить на это много времени. Но интенсивность, которой вы сейчас достигнете в своем переживании, очень важна.

[0686] Woman: And if there are no examples?

[0686] Женщина: А если вообще нет соответствующих примеров?
[687] If there are no examples, then wait. But be very careful, because there probably are examples of everything in your experience, whether you know it or not. If you can’t find any examples, then just hold on, because step three is going to take care of that anyway. . . .

[0687] Если у вас нет соответствующих примеров, тогда подождите. Но будьте очень внимательны, поскольку в вашем опыте вероятнее всего, есть примеры на всякий случай, знаете ли вы об этом сознательно или нет. Еели вы не можете найти ни одного примера, тогда подождите, поскольку на третьем шаге мы будем иметь дело как раз с этой ситуацией…

* * * * *
[0688] For those of you who could not find any examples and for those of you who are finished, I want to go on to step three, which has two parts. First I would like you to create for yourself a dissociated visual and auditory constructed image of how you would behave if you were actually demonstrating whatever it is that this part is going to have you do. So with the weight maintenance, you’re not going to see yourself weighing a specific weight. You’re going to see yourself engaging in the behaviors that would happen as you were at that weight, and as you gained some, and as you lost some—in other words, whatever behaviors would be operating as you maintained that weight. Most people are adept at losing and gaining weight. The problem is that when they get down, they go right back up. That new part’s job is not to lose the weight, but to do things that result in maintaining the weight. You need to see yourself in that context: what you would look like, what you would be doing, and what you would sound like.

[0688] Те из вас, которые не могли найти соответствующего примера, а также те, которые уже кончили выполнять мое задание, могут теперь перейти к третьему шагу, который состоит их двух частей. Во-первых, я хочу, чтобы вы создали для себя диссоциированный визуальный сконструированный образ того, как бы вы вели себя, если бы в действительности проявляли то, что эта часть должна для вас делать… Так, например, если дело касается поддержания веса, вы недолжны видеть себя в тот момент, когда вы достигли определенного веса. Вы должны увидеть себя выполняющим такие действия, которые позволяют вам поддерживать свой вес, другими словами, вы должны увидеть то поведение, которое обеспечивает поддержание определенного веса. Большинство людей очень хорошо справляется со снижением веса, но проблема в том, что первоначальный вес снова возвращается. То есть обязанностью новой части будет не скидывание веса, а произведение таких действий, которые бы вели к поддержанию веса. Вы должны увидеть себя в этой ситуации: как бы вы выглядели, что бы делали, и на что был бы похож ваш голос.
[0689] Next, when you see a whole sequence that you’re satisfied with, step inside the image and go through the whole sequence again from the inside. Make sure that you like the feelings that you have as you do this, and do a good job. You will go through it twice: once from the outside, and once from the inside. First you visualize a good example of what you would look like and sound like doing the behavior. Then the second time through you find out what it would feel like from the inside. If you’re satisfied after you have watched the whole movie from the outside, then step inside the movie and do it from the beginning all over again. If you’re not satisfied with the feelings, go back and change the images as you look at them from the outside, and then go through it again from the inside. . .

[0689] Затем, когда вы увидите всю последовательность и она вас удовлетворит, погрузитесь внутрь образа и снова пройдите через всю последовательность, но уже изнутри. Убедитесь в том, что вам нравится чувство, которое при этом появляется, и в том, что вы делаете хорошую работу. Итак, вы должны пройти через то дважды: один раз извне, другой раз — изнутри. Сначала вы визуализируете, хороший пример того, как бы вы выглядели и как бы звучал ваш голос, если бы вы осуществляли то поведение. Затем второй раз вы определяете, какие бы чувства при том возникали у вас внутри. Если вы удовлетворены тем, что вы видели извне, погрузитесь внутрь того фильма и прокрутите его снова. Если вас не удовлетворили те чувства, которые вы испытали, войдя в тот фильм, вернитесь к первой половине третьего шага, измените то, что вы наблюдали извне, и снова проверьте, как бы вы чувствовали себя при этом изнутри…

* * * * *
[0690] Bill: When I go inside, there is an internal auditory which is not apparent to me when I’m looking at it from the outside. I don’t know how to get rid of that. I can look at the image outside and see myself writing a manuscript. But as soon as I go inside, I’m sitting there at the typewriter and I’m starting to write out the first sentences, and a voice comes up that has all kinds of objections to what I’m doing. I don’t believe that continuing that loop of going out and then back in is going to handle that.

[0690] Билл: Хогда я вошел внутрь образа, появился внутренний голос, которого я не слышал, созерцая этот образ извне. Я не знал, как избавиться от этого. Я могу посмотреть на образ извне и увидеть себя, пишуего текст, но как только я вхожу внутрь образа: сижу за пишущей машинкой, начинаю писать первые несколько предложений, и возникает внутренний голос, у которого есть масса возражений против того, что я делаю. Я не убежден в том, что если я буду возвращаться туда и обратно и смотреть на образы то извне, то изнутри, то это мне чем-то поможет.
[0691] OK, ask that auditory part if—for the purposes of your fantasy at this time—it would be quiet just for a few moments, because what you want to do is to find out if this is something you do want. If it turns out that it is something that you do want, you’re not going to be able to get it unless this part agrees. That’s the next step. So if it has an objection to your having the internal experience that you fantasized that you want, then it will have a chance to object, and rightfully so. But first it should allow you the opportunity of finding out if you want the new
behavior. When it allows you to have that experience, you may discover that if you don’t have that internal voice, you have nothing to write. If so, you would then have to construct another fantasy.

[0691] Хорошо. Попросите часть личности, из которой исходит этот внутренний голос, оставаться некоторое время в бездействии, потому что единственное, что вы сейчас хотите сделать, является ли то, что вы видите, тем, что вы хотите. Если окажется, что вы действительно хотите того, что вы представляете, вы не можете достичь этого до тех пор, пока та часть, которая заведует внутренними голосами, не согласится с этим. Это будет нашим следующим шагом. То есть если эта часть имеет какие-то возражения против того, чтобы вы испытывали те переживания, которые вы имеете, когда входите внутрь образа. У нее будет шанс возразить, и ее возражения будут приняты, но сначала она должна разрешить вам определить, действительно ли вы хотите для себя этого нового поведения. Когда она разрешит вам испытать это переживание, вы можете открыть для себя, например, что, если бы у вас не было этого внутреннего голоса, вам было бы вообще нечего писать. Если окажется, что это именно так, вам надо будет сконструировать другую фантазию.

[0692] Woman: Are you asking for one fantasy or several fantasies?

[0692] Женщина: Надо создать одну фантазию или несколько?
[0693] You just want one fantasy which is an example of the way you would look from the outside, behaving as if you had this part. And then if you like it from the outside and it looks safe—no one strikes you, you don’t fall off a cliff or anything—then go through the same sequence from the inside, and find out if you like the internal experience as well. Sometimes you think that you want a part, but when you try it out, you don’t like it.

[0693] Нужна одна фантазия, которая является примером того, как вы себя вели бы, если бы у вас уже была та часть, которую вы хотите иметь. А затем, если эта фантазия нравится вам, когда вы наблюдаете за ней, извне и это выглядит безопасно, никто не нападает на вас, вы не падаете со скалы и т.д, тогда через эту же самую последовательность событий вы проходите изнутри и определяете, нравятся ли вам при этом ощущения, которые вы испытываете. Иногда вы думаете, что хотите иметь такую часть, но когда вы попробуете, то это вам не понравится.
[0694] If you’re not done, just go ahead and take the time you need to finish the third step. It will do you no good to jump ahead. I’m going to go ahead and give the instructions for the next step. If you miss them, don’t worry. I’ll probably end up giving them several times, because this step is a little complicated. Make sure you finish the step that you’re on first. Take all the time you need. I’ll go over it as many times as you need.

[0694] Если вы еще не закончили делать это, продолжайте пожалуйста, и возьмите для этого столько времени, сколько вам нужно. Если вы будете перепрыгивать через какие-то шаги, то из этого не выйдет ничего хорошего. Я сейчас собираюсь пойти дальше и дать вам инструкции относительно следующего нашего шага. Но если вы их пропустите, не беспокойтесь. Вероятнее всего, я буду повторять их несколько раз, потому что этот шаг весьма сложен. Сначала убедитесь в том, что вы закончили выполнять предыдущий шаг. Возьмите столько времени, сколько вам нужно. Я буду возвращаться назад столько раз, сколько вам понадобится.

[0695] When you have the well-formed example of how you would behave if you actually had this part, and you are satisfied with that fantasy from the inside as well as from the outside, then the next thing I want you to do is an ecological check. This is step four. I want you to go inside and ask—and it is very important how you do this—”Does any part object to my having apart which will be in charge of making that fantasy a reality?” That is a yes or no question. If you get a verbal “yes,” fine. If you get a feeling, you have it intensify for “yes” and diminish for “no.” You can use all the methods from the other reframing models for this.

[0695] Когда у вас появился хорошо сформулированный пример того, как вы будете себя вести, когда у вас будет эта часть, и вы удовлетворены этой фантазией, причем как наблюдением ее извне, так и переживанием изнутри, тогда сделайте экологическую проверку. Это четвертый шаг. Я хочу, чтобы вы обратились внутрь себя и спросили, и очень важно, как вы это сделаете: “Есть ли какие-то части, которые возражают против того, чтобы у меня была часть, которая будет отвечать зато, чтобы эту фантазию превратить в реальность?” Это вопрос типа “да-нет”. Если вы получите в ответ верный “да”, хорошо. Если вы получите в ответ чувство, попросите, чтобы оно усилилось, если оно означает “да”, и уменьшилось, если оно означает “нет”. Здесь вы можете использовать все методы, известные вам из других моделей переформирования.
[0696] If a part objects, I want you to ask “What is your function for me?” This time you don’t care what the objection is. That’s not the important part. You want to find out what it is that the objecting part does, what its job is, its function

[0696] Если часть возражает, я хочу, чтобы вы спросили: “Какова твоя функция?” Сейчас вы пока не интересуетесь содержанием возражения. Это пока не важно. Вы сейчас хотите определить, что возражающая часть для вас делает, какова ее обязанность, какова ее функция.
[0697] When you get that information, if it doesn’t make sense to you that it would object to your having the new part, go ahead and ask it what, specifically, its objection is. Ask it how it thinks this new part is going to get in its way.

[0697] Если вы получили эту информацию и она бессмысленна для вас, то спросите тогда о содержании возражения. Спросите о том, чем, по мнению возражающей части, новая часть будет мешать ей выполнять свою функцию.
[0698] Let’s say you decide “I’m going to install a part that teaches me how to hold my breath for an hour and a half.” Then you go inside and ask the question “Does any part object?” You get a “yes” so then you ask “What is your function for me? What do you do for me? What’s your job?” The objecting part says “Well, I’m the part that keeps your heart beating.” If you can’t consciously tie together how holding your breath for an hour and a half is going to interfere with the heart-beating part, then I suggest you ask. My guess is most of those connections will be obvious. But if they aren’t, then ask.

[0698] Например, вы решите “Я хочу иметь такую часть, новую часть, которая научит меня, как задерживать дыхание на полтора часа”. Затем вы обращаетесь внутрь себя и спрашиваете: “Есть ли какая-то часть, которая будет возражать против того?” Затем вы получаете ответ “да” и спрашиваете у той части: “Какова твоя функция? Что ты делаешь для меня? Какова твоя обязанность?” Возражающая часть отвечает: “Ну, я такая часть, которая отвечает за то, чтобы твое сердце билось”. Если вы не сможете сознательно понять, как задержка дыхания будет мешать тому, чтобы ваше сердце билось, то я думаю, вы спросите возражающую часть об том. Я догадываюсь, что большинство таких связей будет очевидным. Но если это не будет очевидно, тогда спросите.
[0699] The pencil and paper are for this step. So far each time I’ve used this model there have been at least eight or nine parts that object. Depending upon what part you are building, some of you may not have very many objections. When you go about installing a new part, the potential for it to get in another part’s way is a lot greater than when you’re just altering one part’s behavior a little bit. There may be many, many parts that object to creating a new part. The more the merrier, because they are all going to become allies in the design process. Just make a complete list of the parts that object, and each one’s function. You want to know if there are parts that object, and if so, what do they do? What’s their job? Be thorough. Make sure you get all of them. Check each representational system for objections, to find out about all the Parts that object in any way. The objections will be the essence of making sure that the part you build is really graceful and works well. They will be the talents of the part that you are going to build. . . .

[0699] Как раз на этом шаге вам понадобятся карандаш и бумага. Каждый раз, когда мне доводилось использовать эту модель, находилось по меньшей мере восемь или девять частей, которые имели возражения. В зависимости от того, какую, часть вы строите, вы получаете то или иное количество возражений. Когда вы устанавливаете новую часть, вероятность того, что другие части будут возражать, во много раз больше, нежели тогда, когда вы просто меняете слегка поведение уже существующей части. Может быть очень и очень много частей, которые будут возражать против создания новой части. Чем больше, тем лучше, поскольку все они станут союзниками в процессе построения новой части. И сейчас сделайте, пожалуйста, полный список частей, которые возражают, список их функций. Итак, сейчас вы хотите знать, есть ли такие части, которые возражают, и, если есть, что они для вас делают? Какова их обязанность? Будьте внимательны. Убедитесь в том, что вы учли все такие части. Возражения пишите, пожалуйста в каждой репрезентативной системе, чтобы не пропустить ни одну возражающую часть. Эти возражения являются сущностью процесса убеждения в том, что часть, которую вы строите, будет хорошо работать, работать изящно. Эти возражения превратятся в способности той части, которую вы собираетесь построить.

* * * * *
[0700] Lucy: I got six parts down.

[0700] Люси: У меня получилось шесть частей.

[0701] OK, you’ve got six parts down. And you got all of their functions?

[0701] Хорошо. Вы насчитали шесть частей. Каковы их функции?

[0702] Lucy: Oh, no, I’ve just got the parts listed.

[0702] Люси: Ах, нет, я только посчитала части.
[0703] OK, I want you to find out what each one’s function is. You say “Part number one, you objected? What do you do for me?” You don’t ask “What is your objection?”; you ask “What’s your function?” You want to know what each objecting part is in charge of. It’s not that you have a part that says “All right, we’re going to limit the orgasms here.” It’s just that the objecting part is doing something else. When it considers the possibility that you would have a part that gets you to have orgasms more often, it says “Hey, I’m not so sure I want a part
that does that.” Now, you might be able to install the new part anyway, and perhaps the part that objected wouldn’t interfere with it at all. However, if we find out what its concern is, then we can build an even better part, and be sure that other parts won’t object to it.

[0703] Хорошо. Теперь я хочу, чтобы вы нашли функцию каждой из этих частей. Вы говорите: “Часть номер один, ты возражаешь? Что ты для меня делаешь?” Вы не спрашиваете: “Какое твое возражение?” Вы спрашиваете: “Какова твоя функция?” Вы хотите знать, за что отвечает каждая из возражавших частей. Вы не можете иметь части, которая бы говорила: “Так, мы собираемся ограничить твою способность испытывать оргазм”. Совершенно определенно, что ваша возражающая часть делает что-то иное. Когда она рассматривает возможность того, что в вас будет часть, которая даст вам возможность чаще испытывать оргазм, она говорит: “Но я совсем не уверена в том, что я бы хотела, чтобы такая часть существовала”. Вы, конечно, можете установить новую часть таким образом, что возражающая часть совершенно не будет мешать этому. Но если мы определим, в чем состоит ее тревога по поводу появления новой части, то сможем построить даже лучшую новую часть и к тому же будем уверены в том, что ни одна часть не будет против этого возражать.

[0704] Lucy: So you want me to find out what each part’s concern is?

[0704] Люси: Так что вы хотите, чтобы я определила, в чем состоит возражение каждой части?
[0705] Secondly. First I want you to know what its function is, what it’s in charge of. If that doesn’t give you an understanding of what its concern is about having this new part, then ask.

[0705] Это во-вторых. Сначала я хочу, чтобы вы определили функцию каждой части, определили то, за что каждая часть отвечает. Если это не даст вам возможность понять суть возражения каждой из частей, тогда спросите об этом каждую часть поподробней.
[0706] Lucy: I’m not sure if I understand. For instance, there is a part that doesn’t want me to put pressure on my husband, and a part that doesn’t want to give me what I want. Now would those be two parts?

[0706] Люси: Я не вполне уверена в том, что я вас поняла. Например, у меня есть часть, которая не хотела бы, чтобы я оказывала давление на моего мужа, и есть также часть, которая не хочет мне дать то, что я хочу. Итак, у меня уже есть эти две части.
[0707] OK, now, what’s the function of the part that “doesn’t want to give you what you want?” I’m sure that you don’t have a part that just sits around and says “What can I keep from Lucy today?” It’s got to be in charge of some other task. The question is “What is its job?” It may be a part that doesn’t want you to have unrealistic expectations. All I want to know is what its function is, and what its concern is. If you do have a part that doesn’t want you to have “unrealistic expectations,” then you already know what its concern is. Its concern is that the new part isn’t going to work and that you’ll be disappointed. You don’t have to worry about that one, because what we build will work. You want to know the function of each part that objects, and a little bit about what concerns it about having this new part around.

[0707] Хорошо… А сейчас скажите мне, какова функция той части, которая “не дает вам того, чего вы хотите?” Я уверен, что у вас нет такой части, которая сидела бы и говорила: “Так, что же я не должна дать Люси сегодня?” У нее должна быть какая-то другая задача. Вопрос состоит вот в чем: “Какова ее обязанность?” Это может быть часть, которая не хотела бы, чтобы вы имели нереалистическое ожидание? Все, что я хочу знать, это ее функцию, а затем содержание ее возражения. Если у вас есть часть, которая не хотела бы, чтобы вы имели нереалистические ожидания, то вы понимаете, в чем состоит ее тревога по поводу установки новой части. Она заботится о том, что новая часть не будет работать, и вы будете разочарованы. Вы не должны беспокоиться насчет этого, поскольку все, что мы построим, будет работать. Вы хотите знать функцию каждой возражающей части, немного о содержании ее возражения по поводу установки новой части.
[0708] This new part that you want to build is going to influence your behavior. You want to know if there are other parts of you that object to it having existence in you. We want to know about every part that objects to the idea of having this new part. And we also want to know specifically what it is about having this part that concerns the other parts. That is very, very valuable information. We need to know that so that when we build the part, we can build one that is going to be satisfying to the total person, rather than just ramming something in and letting conflicts evolve. There are usually plenty of conflicts already; we don’t need to build in more.

[0708] Эта новая часть будет влиять на ваше поведение. Вы хотите знать, есть ли какие-либо другие части, возражающие против существования новой части. Вы хотите знать каждую часть, которая имеет возражения против новой части. И мы также хотим знать конкретно, что именно беспокоит каждую из возражающих частей. Это очень, очень ценная информация. Нам надо знать это для того, чтобы, когда мы построим новую часть, быть уверенным в том, что она будет удовлетворять всю личность, а не нарушать какие-то существующие внутри структуры и создавать конфликты. Конфликтов и так достаточно. И мы вовсе не нуждаемся в том, чтобы строить новые.
[0709] I’ve said nothing yet about actually installing these parts. So far we’re just designing. The fifth step is what we call “satisfying wellformedness conditions.” The well-formedness condition of our design is going to be that no other parts object. We are going to take all of their concerns into account and modify the new part accordingly. We don’t want to step on anybody’s toes here except the conscious mind’s. It’s the only one who deserves it.

[0709] Я еще ничего не сказал про процесс установки новый частей. Пока мы занимаемся только их дизайном. Пятый шаг мы называем “удовлетворением требованиям хорошей формы”. Требования хорошей формы нашего дизайна состоят в отсутствии возражений со стороны всех частей личности. Мы собираемся учесть все возражения и соответственно модифицировать новую часть. Мы никому не собираемся наступать на пятки, за исключением сознания. Лишь оно одно этого заслуживает.
[0710] The fantasy that you had last time is the basis upon which those parts made their objections. You made up a fantasy, and a certain part went “Ugghh, boy, that’s going to be hard.” Another part said “I don’t want that!” Some other part said “If we do that, we won’t be able to do this.” All the parts that had concerns based their objections on that fantasy. So now you’re going to make a new fantasy. We now have a list of well-formedness conditions to use to modify the last fantasy and take into account all of the concerns of those other parts. Before you build the new fantasy I would like you to redefine your part so that it takes into account all of those concerns. This is the importance of the amount of time I spent on definition. For example, what were the functions of some of the parts that objected?

[0710] Фантазия, которую вы создали последний раз, является базой, на которой все остальные части строят свои возражения. Вы создаете фантазию, а определенная часть говорит: “Ух, парень, это будет слишком трудно”. Другая часть говорит: “Я этого вовсе не хочу”. Третья часть может сказать: “Если ты будешь способным на это, то ты потеряешь другую свою способность”. Все части формулируют свои возражения на базе вашей фантазии. И теперь вы должны создать новую фантазию. Сейчас мы имеем список требований хорошей формы и можем его использовать для модификации предыдущей фантазии и учета всех возражений со стороны остальных частей личности. Перед тем, как вы будете задавать новую фантазию, я хочу, чтобы вы переопределили вашу часть таким образом, чтобы взять во внимание все возражения Вот почему я посвящаю так много времени определению. Например, каковы были функции возражающих частей?
[0711] Teri: There was a part of me that said that if I maintained the weight I wanted, I might not be a therapist. I wouldn’t want to do therapy; I’d want to be outside doing other things.

[0711] Терри: Внутри меня обнаружилась часть, которая сказала, что, если я буду поддерживать нужный мне вес, я перестану быть психотерапевтом. Мне просто не захочется больше этим заниматься, я захочу проводить много времени вне дома и работы, занимаясь другими вещами.

[0712] That was an objection?

[0712] Это было возражение.
[0713] Teri: Well, if I stay overweight, I’m comfortable doing what I do now, because I don’t feel like doing much outside.

[0713] Терри: Ну, если я сохраню свой повышенный вес, мне хорошо работать психотерапевтом, потому что как-то по-иному я проводить время не могу.

[0714] But what is that part’s function?

[0714] Но какова же функция этой части?

[0715] Teri: To keep me the way I am.

[0715] Терри: Сохранить постоянство, сохранить мою личность такой, какая она есть сейчас.
[0716] No, that’s not its function. If there’s a part that says “Look, if you lose all this weight and maintain it, you’re not going to want to do therapy,” then you say “Well, OK, that’s a possibility. What’s your function?” If it says “Well, my function is to keep you the same” that’s called “jive.” In this group we know that that’s not a function, that’s a behavior. What we’re looking for is a positive function. You don’t have a part whose function it is to keep you the same. You have a part that Wants to keep you the same so that X, Y and Z won’t happen, or will happen. If you don’t get functions, you’re not going to be able to come up with a good set of well-formedness conditions.

[0716] Нет. это не функция. Если у вас есть часть, которая говорит: “Смотри, если ты потеряешь свой вес и будешь поддерживать это состояние, то ты не захочешь больше заниматься психотерапией”, тогда вы отвечаете: “Да, конечно, это возможно, какова же твоя функция?” Если он скажет: “Ну, моя функция это функция сохранения вашей личности”, то это будет просто болтовня. Мы уже знаем, что это не функция, а просто поведение. Что мы ищем, так это позитивную функцию. У вас не может быть части, чьей функцией было бы поддержание постоянства. У вас есть часть, которая хочет поддерживать вашу личность в том же самом состоянии, в каком она есть. Затем, чтобы не произошли события X, Y или Z, или наоборот, чтобы эти события произошли. Если вы не определите функции, вы не сможете составить хороший набор необходимых требований к форме.
[0717] Teri: For example, I wouldn’t have much time alone with my
husband.

[0717] Терри: Например, я бы не хотела проводить много времени без моего мужа.
[0718] OK, so there’s a part whose function is to make sure that you spend time with your husband. And one way of carrying out that function is to do therapy, so you can hang out with him at work.

[0718] Хорошо. Значит, у вас есть часть, чьей функцией является убеждать вас в том, что вы должны проводить много времени с вашим мужем. А один из способов выполнения этой функции это занятие психотерапией, поскольку в этом случае вас с мужем связывает работа.

[0719] Teri: Right.

[0719] Терри: Правильно.
[0720] Now, that’s a concern that makes sense. However, there are lots of ways to build in spending time with your husband. So the part of you that is going to maintain your weight is going to make sure that this part is very satisfied. It will build spending lots of time with your husband into the maintenance program. This now becomes part of the fantasy that you have to build. You don’t become thin and run off, because this part isn’t going to go for that.

[0720] Да, сейчас это возражение имеет смысл. Тем не менее существует множество способов для того, чтобы встроить в новую часть совместное проведение времени с вашим мужем. Новая часть вашей личности, которая будет отвечать за поддержание вашего веса, должна убедиться в том, что эта часть весьма и весьма удовлетворительна. В программу деятельности новой части надо включить условие “часто будь вместе с мужем”. Сейчас это станет частью вашей новой фантазии, которую вы будете строить. Вы не станете худой и не убежите, поскольку новая часть позаботится об этом..

[0721] OK, now I want another example of a function.

[0721] Хорошо. А сейчас приведите, пожалуйста, другой пример функции.
[0722] Pat: The function of my new part is to let me know when I know
something. The concern is that it will defeat my motivation to learn
more.

[0722] Пэтт: функция моей новой части заключается в том, чтобы давать мне знать о том, что я что-либо знаю. Возражение состоит в том, что при этом у меня может снизиться мотивация к изучению чего-то нового.
[0723] OK, so if you had a part that let you know when you know something, then you would be less motivated to learn. So now you have to build a desire to know what’s over the next horizon into the new part that you are going to build. That’s got to be an integral part of having a sense of what you know. “I really know reframing; I wonder what else there is to learn?” That’s got to be built into the new fantasy part.

[0723] Хорошо. Если у вас будет часть, которая будет давать вам знать о том, что вы что-то уже знаете, то вы потеряете желание учиться. Таким образом, в новую часть, построением которой вы занимаетесь, вы должны встроить желание знать, что находится там, за следующим горизонтом. Нужно его проинтегрировать с тем чувством, которое скажет вам о том, что вы что-либо знаете. “Я действительно знаю, что такое переформирование; я хотела бы знать, чему я могу научиться?” Это должно быть встроено в вашу новую фантазию.
[0724] For each objection, you’re going to have to modify the fantasy until it satisfies each of those conditions

[0724] Итак, теперь вы должны модифицировать вашу исходную фантазию так, чтобы она удовлетворяла всем возражениям.

[0725] Bill: I’ve got one, the function of which is to keep me honest.

[0725] Билл: Я нашел одну возражающую. часть, функцией которой является сохранить мою честность.
[0726] That is not a function. That is a behavior. That is an example of what we do not want. What is it trying to do by keeping you honest?

[0726] Это не функция это поведение. Это пример того, чего бы я не хотел слышать. Что она делает для вас, охраняя вашу честность?
[0728] Bill: Protect me from being accused of lying . . . or to be honored if a person tells me I’m honest.

[0728] Билл: Защищает меня от обвинений во лжи… Или хочет, чтобы мне высказывали слова уважения за то, что я так честен.
[0729] Well, make sure which it wants. There’s a real difference between being honored and—

[0729] Ну, уточните, пожалуйста, что же именно она хочет. Существуют огромные различия, между. обвинениями во лжи и…

[0730] Bill: It feels more aversive than it does—

[0730] Билл: Она в большей степени чувствует отвращение, нежели…
[0731] All right, but be persnickety. Go in, set up a yes/no signal, and find out which it is. Check it out and be thorough.

[0731] Хорошо. Но будьте тщательны, насторожены. Обратитесь внутрь себя, установите сигнал “да-нет” и найдите, какой из них имеет место. Проверьте это и будьте внимательны.
[0732] Teri: I came up with the main thing behind all this. The only time that I’ve ever been thin, I was crazy. There is a part that’s not willing to let me become thin, because I don’t want to be crazy.

[0732] Терри: Я наконец пришла к главному во всем этом. Единственный раз в жизни. Когда я была стройной, я при этом была сумасшедшей. У меня есть такая часть, которая не хочет, чтобы я была стройной, потому что я не хочу быть сумасшедшей.
[0733] Well, I certainly think that you could build strict controls on your mental health into a part that was going to put you on a weight maintenance program. Think about it this way, Teri. Poundage and sanity have no relationship to one another, other than anchoring. Whatever weight you weighed when you were whatever you are calling “crazy” had nothing intrinsically to do with being crazy. That time it was a coincidence. There’s no causal relationship between losing weight and your being crazy again.

[0733] Ну, я действительно думаю, что вы можете встроить в новую часть жесткий контроль над вашим психическим здоровьем. Подумайте об этом именно так, Терри. Вес тела и психическое здоровье никак не связаны между собой. Они могут быть связаны только с помощью якоря. Сколько бы вы не верили тогда, когда, по вашему мнению, были “сумасшедшей”, это не имеет никакого отношения к психической болезни. Тогда это было просто совпадением. Меду потерей веса и психической болезнью, новым ее наступлением, нет никакой причинно-следственной связи.
[0734] It’s the same as when we did the lying exercise last week. I said “OK, it’s time to lie.” Everybody else said “Yay, we’re going to lie!” but you said “If I lie, I’ll be crazy. I lied before and I was crazy, so if I lie now and I can’t tell the difference, I’ll be crazy, because that’s how I was crazy before. If you want to make them crazy, that’s all right, but I’m going outside!” . . . And the rest of the people were muttering “Well, we have to stay in here and be crazy.”

[0734] Тут мы имеем” дело с тем же самым явлением, с которым мы имели дело, выполняя упражнение на ложь на прошлой неделе. Я сказал: “Так, наступило время лгать”, а кто-то мне ответил: “О, мы готовы врать”. А вы сказали: “Если я буду лгать, то это значит, что я буду сумасшедшей.” Раньше я врала и я была сумасшедшей. И. если я сейчас снова начну врать и не смогу сказать, в чем разница между правдой и ложью, я снова буду сумасшедшей, потому что именно потому я была сумасшедшей раньше. Если вы хотите сделать их сумасшедшими, пожалуйста, делайте, но я лучше пойду отсюда!.. Остальные же закричали: “Нет, нет, мы хотим остаться здесь и стать сумасшедшими”.
[0735] When I came outside I said to you “Look, lying, and not knowing whether you were lying or not, was an anchor for being crazy for you. The rest of the people in the room haven’t done that—as far as they know. When you do it this time, we’re going to give you a new anchor. We’re going to make some black lines around your pictures when you lie, and they are really important black lines. Now you can lie, and know you are lying, so you won’t be crazy this time.”

[0735] Тогда я вышел к вам за дверь и сказал: “Посмотрите, ложь плюс незнание того, что есть ложь, а что есть правда, было для вас якорем для сумасшествия. У остальных людей в комнате нет такого якоря, насколько мне известно. Когда вы сделаете это сейчас, мы собираемся дать вам новый якорь. Давайте обведем черными линиями те образы, говоря о которых вы будете лгать, и то будут очень важные черные линии. Сейчас вы можете лгать и знать, что вы лжете, и, таким образом, в этот раз вы не сойдете с ума”…

[0736] All I really did was to put a literal meta-reframe around what was going on. It’s a very small change in your strategy. You’re still making constructed visual images. We’re just separating the constructed images from the others with those black lines, and it’s that separation that allowed you to have new feelings about what you were doing. When I said “OK, now make up a lie” you made up a lie. I asked “Are you crazy?” and you said “No.” I asked “Which one is the lie?” “Well, the one with black lines around it is a lie. Anybody can see that.”

[0736] Все, что я в действительности сделал, это поставил буквально мета-рамку вокруг того, что происходило. Это очень маленькое изменение в вашей стратегии. Вы. по-прежнему создаете сконструированные визуальные образы. Вы просто отделяете сконструированные образы и выделяете те из них, которые обведены черной линией, и это создает у вас новое чувство по поводу того, что вы делаете. Когда я говорю: “Так, а сейчас сами”, то вы солжете. Я спрошу: “Вы сумасшедшая?” И вы ответите: “Нет”. Я спрошу тогда, что же из этих двух утверждений ложь? “Ну вот это вот, что обведено черной линией, это и есть ложь. Каждому это видно”.
[0737] That distinction has got to be built into the part that you are building now. It’s very essential that it’s capable of distinguishing all the differences between this Teri and the one that went nuts. This Teri is a different age, and has a lot more information about the world of experience. You know how to do a lot of things that the other one didn’t know how to do before. That Teri didn’t know anything about NLP. She didn’t know how to anchor psychiatrists. There are lots of tools that you have explicitly now, that you didn’t have then—not only the things you’ve learned here, but in TA, and lots and lots of things that have nothing to do with psychotherapy. So this new part has got to be able to point out, now and then, how you are different.

[0737] Это различие должно быть встроено в ту часть, построением которой вы сейчас занимайтесь. Очень важно, чтобы эта новая часть умела различать эту Терри и ту, которая была сумасшедшей. Эта Терри находится в другом возрасте, и у ней есть гораздо больше информации о мире внутреннего опыта, нежели у той Терри. Вы знаете сейчас, как делаются многие вещи, о чем вы не знали тогда. Та Терри ничего не знала об НЛП. Она не знала, как зацеплять психиатров с помощью якоря. У вас сейчас есть масса разных средств и способов, чего вы не имели тогда, они у вас появились не только из НЛП, но и из транзактного анализа, и вы, кроме того, знаете еще массу вещей(которые не имеют ничего общего с психотерапией). Итак, новая часть должна быть способной указать массу различий между той и этой Терри.
[0738] Are there any other questions about how you utilize objections to redesign the part you want to build? This is a very important part of this process. This is the crux of building parts that will be functional, so that you don’t end up being an anorexic or something like that.

[0738] Есть ли еще какие-либо вопросы относительно того, как использовать возражения для создания новой части, которую вы хотите построить. Это очень важная часть всего процесса. Это суть процесса построения таких частей, которые функционировали бы гладкой так, чтобы вы не кончили чем-нибудь вроде анарексии.
[0739] Bill: I want a part to allow me to write papers comfortably, without agonizing. There’s a part that objects. When I ask “Well, what’s your function?” it says “My function is to make you aware of all the possible objections to, or criticisms of, what you are writing.”

[0739] Билл: Я хотел бы иметь часть, которая позволила бы мне писать с ощущением комфорта, не агонизируя. Есть и часть, которая возражает. Когда я спрашиваю: какова твоя функция?, она отвечает: “Моя функция состоит в том, чтобы вы осознали все возражения, все возможные критические замечания в ответ на те, что вы напишете”.
[0740] OK. The contradiction I’m hearing is that that part wants you to write. Its job is to help you with your writing. Is it objecting to your being comfortable?

[0740] Хорошо. Противоречие, которое я слышу, заключается в том, что эта часть хочет, чтобы вы писали. Ее обязанность состоит в том, чтобы помогать вам писать. Как же это противоречит тому, чтобы вы писали с ощущением комфорта?

[0741] Bill: I like to write; the problem is that I sweat blood doing it

[0741] Билл: Я люблю писать, проблема состоит в том, что, когда я делаю это, я потею кровавым потом.
[0742] That’s impossible. That’s the same contradiction. You’re saying “I love to write; it’s so painful.”

[0742] Это невозможно. Тут то же самое противоречие. Вы говорите: “Я люблю писать, это мне так больно”.
[0743] Bill: A friend of mine once said “I don’t like to write; I like to have
written.”

[0743] Билл: Один мой друг однажды сказал: “Я не люблю писать, я люблю, когда уже написано”

[0744] Well, that’s different.-

[0744] Ну, это уже нечто другое.
[0745] Bill: What I’m aware of is that I sit down at the typewriter all fired up. “Gee, this is some great stuff I’m going to put out here.” And then I go “Ughhh!”

[0745] Билл: Я осознаю, что сажусь за пишущую машинку полный вдохновения. “Ну, сейчас я напишу массу интересных вещей”. Ну, а потом мне становится мучительно больно.
[0746] Yeah, I agree. And do you know what you need to do in order to satisfy this part? One simple solution might be to ask it to read your papers at the end of each page.

[0746] Да, я согласен. Но знаете ли вы, что вы должны сделать, чтобы удовлетворить эту часть? Одно простое решение может состоять в том, чтобы вы попросили ее читать то, что вы напишете в конце каждой страницы.
[0747] Bill: Well, I was considering asking it to save its objections until I have a finished first draft. There’s this other part that says “When you sit down, you write the first draft.”

[0747] Билл: Ну, я рассматривал эту возможность и попросил ее придержать свои возражения, пока я не закончу первый вариант. Но тогда она ответила: “Когда ты садишься, ты уже пишешь первый вариант”.
[0743] OK, but you don’t need to deal with the specific objections. You want to find solutions that preserve the functions of the parts that object. The important thing is that it objects. It’s saying “Look, if you write this stuff, you’re not going to consider all the objections people would have.” What if you had made a fantasy where you sat down and wrote comfortably, and then at the end picked up your work and let this part go to work with a red pencil to revise it? Would it be satisfied then? This is what I do with other people’s writing. I have a part that does that really well, especially if it’s somebody else’s work. They call that “editorial work.” That can be a very valuable part.

[0743] Хорошо, но вы не должны рассматривать каждое отдельное возражение. Вы должны найти решения, которые сохраняют функцией частей, которые возражают. Возражающая часть говорит: “Посмотри, если ты это напишешь, то при этом не учтешь все те возражения, которые возникнут у людей”. Все, что вы должны сделать, это создать такую фантазию, когда вы садитесь и пишете с ощущением комфорта, а затем в конце собираете вашу работу и разрешаете этой части поработать над текстом с красным карандашом. Будет ли эта часть тогда удовлетворена? Лично я делаю именно это с чужими статьями. У меня есть такая часть, которая делает это превосходно, в особенности когда я имею дело не со своим текстом. Они называют это “редакторской работой”. Это может быть очень ценная часть.
[0744] Lucy: I’m hung up on a part that doesn’t want me to give up control—

[0744] Люси: Мне возражает часть, которая не хочет, чтобы я теряла контроль…

[0745] Of . . . ?

[0745] Контроль над чем?

[0746] Lucy: —which I’ve taken to the part that will—

[0746] Люси: Который я возложила на часть, которая будет…
[0747] Wait a minute! These forms are very important. You have a part that objects, right? What is its function?

[0747] Подождите минуточку! Эти формы очень важны. У вас есть часть, которая возражает, так? Какова же ее функция?

[0748] Lucy: Its function is to keep me from feeling helpless.

[0748] Люси: Ее функция заключается в том, чтобы охранять меня от ощущения
беспомощности.

[0749] That is not a function; that is a behavior.

[0749] Это не функция, это поведение.

[0750] Lucy: It protects me from hurt.

[0750] Люси: Она защищает меня от всякого вреда.
[0751] That is a behavior. That is not a function. What will happen if you feel helpless? What is it trying to do for you by keeping you from feeling helpless? So what if you feel helpless?

[0751] Это поведение. Это не функция. Что произойдет, если вы почувствуете себя беспомощной? Что эта часть старается сделать для вас, охраняя вас от чувства беспомощности? Что если вы почувствуете себя беспомощной?

[0752] Lucy: It’s a needless function

[0752] Люси: Это бесполезная функция.
[0753] No, it’s not. It’s just that you don’t know what it is yet. What is it trying to do for you by protecting you from feeling helpless? That’s the first part. The second part is how does having orgasms more frequently have anything to do with feeling helpless or not? I don’t need a verbal response to that. The point is to get the function clear so that you can understand how you have to modify your fantasy so that that part can be satisfied as well.

[0753] Нет. Просто вы еще не знаете, в чем состоит функция этой части. Что она делает для вас, защищая вас от чувства беспомощности? Это первый вопрос. Второй вопрос состоит в том, как связаны более частные оргазмы с ощущением беспомощности или с его отсутствием? Я не хочу, чтобы вы вербально мне на это отвечали. Суть состоит в том, чтобы сформулировать настолько ясно функцию, чтобы понять, как вы должны модифицировать вашу фантазию, чтобы эта часть была удовлетворена.
[0754] Ray: I was very surprised that any part objected to my improvising on the piano. The first objection was that I may end up playing the piano more at gatherings and interacting with people less.

[0754] Рэй: Я был очень удивлен, что нашлась часть, которая возражала против того, чтобы я импровизировал на фортепиано. Первое возражение состояло в том, что в конце концов на вечеринках я буду сидеть за пианино вместо того, чтобы общаться с другими людьми.
[0755] OK. I didn’t ask you to ask that question. This is important. I said if there is a part that objects, do not ask it what its objection is. Ask it what its function is, so you know what that part is in charge of doing. Then if you don’t understand how it would end up being concerned, ask it what it’s concerned about.

[0755] Хорошо. Я не просил вас задавать этот вопрос. Это важно. Я сказал, если вы обнаружите возражающую часть. Не спрашивайте ее о том, в чем состоит возражение. Спросите ее о том, в чем заключается ее функция, чтобы вы знали, за что отвечает эта часть. И только тогда, когда вы не понимаете, как ее функция может вызвать возражение против новой части, спросите ее, в чем состоит возражение.

[0756] Ray: And I asked it the other way around.

[0756] Рэй: Потом я спросил и это.
[0757] Right. It is very important that when you’re in my group you ask it my way. When you go home you can build parts your own way. If you don’t know what an objecting part’s function is, it’s very, very hard to Please it.

[0757] Правильно. Это очень важно, чтобы вы, находясь в моей группе, задавали вопросы так, как я вам говорю. Когда вы вернетесь домой, вы сможете строить новые части так, как вам захочется. Если вы не знаете, в чем состоит функция возражающей части, вам будет очень трудно удовлетворить ее.
[0758] Bill: I asked the question “What do you think will happen if you get critical feedback?” And the answer that I got was “If I get that, then I’ll feel lonely and inadequate.” So it’s keeping me from feeling lonely, and inadequate.

[0758] Билл: Я задал вопрос: “Что, как выдумаете, произойдет, если вы получите критическую обратную связь?” Ответ, который я получил, был таков: “Если это случится, я почувствую себя одиноким и неадекватным”. Таким образом, эта часть хранит меня от чувства одиночества и неадекватности.
[0759] Well, in one sense that’s the same answer. It’s just a rephrasing. “Well, you know, it’s my job to keep you from feeling lonely and inadequate.” “Well, what would happen if I felt lonely and inadequate?” “Well, you would feel bad. My job is to keep you from feeling bad.” “Well, what would happen if I felt bad?” “Well, if you felt bad, then you would feel like people don’t like you.” What it’s doing is just redefining the same thing that it doesn’t want: for you to feel bad. But the redefinition does give you some more information. One of the things that you can do is to build into the construction of the part either protection against people criticizing you, or a way of enjoying criticism. You could build in the understanding that when people are criticizing you, it offers you the unprecedented opportunity to do a lot of things. One is to demonstrate how loudly you can yell. Another is to utilize their behavior. When people are angry at you, it’s an unprecedented opportunity to test your utilization skills. There are so many
opportunities out there. So you don’t have to feel lonely; you can make criticism the basis for a lasting relationship.

[0759] Ну, в каком-то смысле это тот же самый ответ. Это просто перефразирование Ну, вы знаете, моя обязанность состоит в том, чтобы охранять тебя от чувства неадекватности и одиночества. “Да, но что произойдет, если я почувствую себя одиноким и неадекватным”. “Ну, тогда ты почувствуешь себя плохо. Моя обязанность состоит в том, чтобы не допускать этого”. “А что произойдет, если я почувствую себя плохо?” “Ну, если ты почувствуешь себя плохо, тогда ты поймешь, что люди не любят тебя”. Вы просто называете другими словами то, чего не хочет для вас эта часть ощущения неблагополучия. Но такое переопределение дает вам несколько больше информации. Теперь вы можете сделать, например, вот что: встроить и конструкцию новой части либо защиту против критики со стороны окружающих, либо способ, с помощью которого вы можете наслаждаться критикой вы можете понять и встроить в новую часть следующее: Когда люди критикуют вас, это предоставляет вам беспрецедентную возможность сделать множество вещей. Например, продемонстрировать, как громко вы можете кричать. Другой вариант использовать их поведение. Когда люди сердятся, это представляет для вас беспрецедентную разрядку, возможность проверить ваши навыки утилизации. Существуют и другие возможности. Таким образом, вы не должны чувствовать себя одиноким. Вы можете сделать критицизм базой для длительных взаимоотношений
[0760] I’ll tell you one of the odd things that I noticed growing up. Everybody that beat me up became my friend, and vice versa. Growing up as a teenager in a very rough place, I discovered that one of the best ways to make a permanent, lasting friendship was to beat the snot out of somebody. I became conscious of this sometime around the eighth grade. If there was somebody I wanted to hang out with, one of the fastest ways to become friends was to go beat the snot out of him. I don’t know how that works, but it’s an interesting phenomenon.

[0760] Сейчас я хочу вам рассказать об одной очень странной вещи, которую я заметил еще в подростковом возрасте. Каждый, кому случилось меня побить, становился моим другом, и наоборот. Когда я был подростком, я жил в очень суровом месте, и я открыл, что один из лучших способов завязать доверительные, устойчивые взаимоотношения с определенным человеком это дать ему по соплям. Я осознал это примерно в восьмом классе. Если бы около меня был человек, с которым я хотел подружиться, то самое удачное, что я в этом случае мог сделать, это дать ему по соплям. Я не представляю, как это работает, но это интересный феномен.
[0761] Man: Haven’t you found some contexts where that behavior is not appropriate?

[0761] Мужчина: Обнаружили ли вы какие-либо ситуации, когда такое поведение неадекватно?
[0762] No, I haven’t yet, actually. My whole professional relationship is built on it. I go around the country insulting people, and they pay me money. It’s weird!

[0762] Нет, до сих пор не обнаружил, весь мой профессиональный опыт и профессиональные отношения построены на этом. Я езжу по стране, оскорбляю людей, а они платят мне деньги. Не странно ли это?!
[0763] Harvey: I want to give you some more of my list of functions to see if I understand this. To keep me from failing is one. Giving me play time is another. Those are functions, aren’t they?

[0763] Харвей: Я хочу поподробней представить мой список функций, чтобы увидеть, понял ли я это. Одна из функций — это хранить меня от неудач. Давать мне время для отдыха — это вторая функция. Все это функции, не так ли?

[0764] Sure.

[0764] Конечно.

[0765] Harvey: To get love from others.

[0765] Харвей: Получать любовь от других.
[0766] To elicit a particular response, yes. Hopefully that part knows what it means by the nominalization “love.” You might have it be a little more specific. That’s important.

[0766] Вызывать особенную реакцию. Да. Я надеюсь, что ваша часть знает, что именно она имеет в виду под номинализацией “любовь”. Вам нужно попросить ее быть более конкретной. Это важно.

[0767] Harvey: OK. I’ve got another one: To be a caring person.

[0767] Харвей: Хорошо. Я обнаружил еще одну функцию быть заботливым человеком.
[0768] That is a behavior, not a function. I’m going to teach all of you this information yet. You may not learn to build parts, but you’re going to learn what a function is by the time you leave here! “To be” is a description. Listen to the phrase “to be or not to be.” When you make a statement”. . . to be something or other” it’s a description of a behavior. “. . . to be angry. I want a part to make me be angry.” That isn’t a function; that’s just a description of a behavior. The part wants you to care about what or whom, where and why, and for what purpose? What is it going to get by having you be caring? What would happen if you weren’t?

[0768] Это поведение, а не функция. Я собираюсь сделать так, чтобы все здесь уловили различие между поведением и функцией. Вы можете не научиться строить части, но вы за оставшееся здесь нам время должны усвоить то, что такое функция. “Быть” это описание. Послушайте фразу: “Быть или не быть”. Когда вы делаете утверждение: “… быть таким или другим” это описание поведение . “Быть сердитым. Я хочу иметь часть, которая “не заставляла бы меня сердиться”. Это не функция. Это просто описание поведения. Часть, которая хочет, чтобы вы были заботливы, она хочет, чтобы вы заботились о ком, где, почему и для какой цели? Чего она хочет достичь тем, что заставляет вас быть заботливым? Что случится, если вы не будете заботливым?
[0769] Harvey: The idea behind it is that I don’t want to become like a
machine.

[0769] Харвей: Идея, которая за этим лежит, состоит в том, что я не хочу стать похожим на машину.
[0770] That’s the ultimate in humanistic psychology. “I don’t want to be an android; therefore I’m going to act like this all the time. I’ll hug everyone; that way I will not be a robot.” The point is that this part wants you to do something that constitutes “caring.” I have no idea what that means. Does that mean that you tell people honestly what they really ought to hear? Or does that mean that you touch everyone? What does it mean? Don’t answer, because I don’t care what the
content is. I want you to know, and I want you to know what the function of that specific behavior is. It may be that that part wants you not to be an android, in which case all of this has nothing to do with being caring or not. You may go back inside and say “Have you ever thought about how much being ‘caring’ can be androidal? Let’s have caring and not-caring; we’ll alternate days. At least I’ll be a different android.”

[0770] Да, это, конечно, из гуманистической психологии. “Я не хочу быть андроидом. Поэтому я должен действовать так все время, я буду выражать благосклонность каждому, и таким образом я уклонюсь от опасности стать роботом”. Суть состоит в том, что эта часть хочет заставить вас делать нечто, что составляет понятие “быть заботливым”. Я совершенно не имею понятия, что это означает. Означает ли это, что вы будете говорить людям честно все то, что они действительно желают слышать? Или же это означает, что вы будете гладить каждого? Что это означает? Не отвечайте, потому что меня совершенно не интересует содержание. Я хочу, чтобы вы знали, какова функция данного специфического поведения. Может быть, эта часть не хочет, чтобы вы стали роботом. В этом случае заботливость или не заботливость тут ни при чем. Вы можете снова вернуться внутрь себя и сказать: “Подумали ли вы когда-нибудь о том, насколько сильно связаны понятия заботливость и роботоподобие?” Возьмем заботливого и незаботливого человека. Если я буду всегда заботливым, по меньшей мере я буду иным роботом.
[0771] The question is “What is the part’s function?” If the part’s function is to keep you from being an android, then the question is “What does that mean?” Does it mean not having repetition in your behavior? Does it mean not doing all the things that Maslow said were bad? It’s essential to find out what the part’s function is.

[0771] Вопрос состоит в следующем: Какова функция данной части? Если функция этой части состоит в том, чтобы уберечь вас от опасности превращения в андроида, тогда следующий вопрос будет таков: “Что это означает?” “Означает ли это, что ваше поведение будет лишено стереотипов, или это означает, что вы НЕ будете делать всех тех вещей, которые Маслоу назвал плохими. Весьма важно определить функцию данной части.
[0772] Ray: This time I asked the question about function and the response was “I’m here to take care of you so you won’t become like your father.”

[0772] Рэй: В этот раз, когда я задал вопрос о функции, я получил ответ: “Я забочусь о том, чтобы ты не стал похож на своего отца”.

[0773] Only a psychologist would say that.

[0773] Только психолог мог такое сказать.

[0774] Ray: My father improvises on the piano.

[0774] Рэй: Мой отец играл на фортепиано.
[0775] Right. But that still isn’t a function. You have to go a little bit further than that. If you were to be like your father was, improvising on the piano, then you would be what? There was something about the way your father improvised that some part of you thinks is negative in some fashion. He either made a fool of himself, or he did something else that some part of you didn’t like, right? Now, what was that?

[0775] Так. Но это по-прежнему не функция. Вы должны пойти немножко дальше. Если б вы стали похожим на своего отца, импровизируя на фортепиано, то что бы тогда случилось? Эта ваша часть считает, что в том, как ваш отец играл на пианино, было что-то негативное: он либо делал из себя дурака, или делал при этом что-то такое, чего не” хотела видеть эта часть? Так? Итак, что это было?

[0776] Ray: He avoided interacting with people.

[0776] Рэй: Он избегал общения с людьми.
[0777] OK, so there’s a part that wants you to have personal interaction with people. Good. Now all you have to do is build some way to have personal relationships with people into the way that you improvise on the piano. You have to define what “personal” means, because obviously it isn’t singing songs. Maybe it means that you have to be able to play background music and have meaningful psychological conversations.

[0777] Так. Хорошо. Итак, мы обнаружили часть, которая отвечает за то, чтобы у вас были личностные отношения с людьми. Хорошо. Сейчас все, что мы должны сделать, это построить способ общения с людьми и встроить его в новую часть, которая отвечает за то, чтобы вы импровизировали на фортепиано. Вы должны определить, что означает “личное” отношение, поскольку это, конечно, не пение песен. Может быть, это означает, что вы можете тихо играть на фортепиано и при этом вести осмысленную углубленную психологическую беседу.

[0778] Woman: Is “to be taken care of a function or a behavior?

[0778] Женщина: Желание, чтобы обо мне заботились, это функция или поведение.
[0779] That is neither. It’s so unspecified, it’s nothing. “To be taken care of—how, specifically, . . . in what way? . . . by whom? . . .

[0779] Это ничего. Настолько это неспецифично. Это не является ни тем, ни другим. “Чтобы обо мне заботились”, как конкретно, каким способом? Кто?
[0780] Woman: Way back then is what I’m after, when I was in my original family.

[0780] Женщина: Я стремлюсь восстановить то, что я испытала в моей родительской семье.
[0781] You’re going to build this part that’s going to do something, right? What is it going to do?

[0781] Вы стараетесь построить часть, которая будет что-то делать, так, так? Что она будет делать?
[0782] Woman: It’s going to let me be comfortable dancing in front of
groups of people.

[0782] Женщина: Она должна позволить мне чувствовать себя хорошо, когда я танцую перед публикой.
[0783] Let you dance? You’ve used the wrong reframing model, because there’s obviously a part that stops you from doing this.

[0783] Разрешить вам танцевать? Тогда вы используете не ту модель переформирования, поскольку здесь обнаруживается часть, которая не дает вам делать это.

[0784] Woman: Yeah, I know. I knew that to begin with and—

[0784] Женщина: О, да, я знаю… я знала это, начиная и…
[0785] But you thought you’d slide it in anyway. The point is that obviously there’s going to be a part that isn’t going to like this, because its job is to keep you from dancing in front of people. That part will have a very strong objection. So there’s a part of you that objects, and its function is to have you “be taken care of.” Go inside and tell it “I don’t have any idea what ‘to be taken care of means. What specifically does that mean in experience?’

[0785] Но ваша мысль соскользнула куда-то в сторону. Суть состоит в том, что здесь имеется часть, которой это не понравится, потому что обязанностью ее является не позволять вам танцевать перед людьми. У этой части будут очень сильные возражения. Итак, вы обнаружили возражающую часть, ее функцией является “чтобы о вас заботились”. Обратитесь внутрь себя и скажите ей: “Я совершенно не представляю, что это такое, чтобы обо мне заботились”, что именно это означает в терминах внутреннего опыта?”
[0786] Woman: In my original family I had to do X, Y and Z to be taken care of.

[0786] Женщина: В моей родительской семье я должна была делать X, Y и Z, и тогда обо мне заботились.
[0787] OK. You had to take out the garbage in order to get a Twinkie, but I’m asking “What does that mean in your experience now?” What you’ve got now is so unspecified that I can’t help you. It’s like looking at somebody and saying “Noun, verb, adjective, noun.” There’s no content in your sentence, so I can’t even respond to it. It’s just a little too formal. What you want to know from this part is “What do you do for me as a person now?” You have to go back to it and say “Look, I need to know in experiential terms what it is that you do for me as a person. You are obviously a part of me. I do not live with my parents anymore. I want to know what it is that you do for me, and how you are concerned about my dancing. If I dance around, what’s going to happen that’s so bad?”

[0787] Хорошо. Возможно, вы должны были выносить мусор, и за это родители о вас заботились. Но я спрашиваю: “Что это означает в вашем теперешнем опыте?” То, что вы говорите, настолько неспецифично, что я не могу, помочь вам. Это подобно тому, как кто-то смотрит на человека и говорит: “Существительное, глагол, прилагательное, существительное”. В вашем предложении нет никакого содержания даже не могу отреагировать на него. Это немного слишком нормально. Единственное, что вы должны знать об этой части, заключается в следующем: “Что ты для меня делаешь. Конечно, ты часть меня. Я больше не живу с моими родителями. Я хочу знать, что ты для меня делаешь и как ты возражаешь против того, чтобы я танцевала. Если я буду танцевать, что такого плохого может случиться?”
[0788] You want both those questions answered. You want to know what that part’s job is. “What do you do for me?” “I get you to be taken care of.” “How do you do it? What is it that you do?” You see, “being taken care of might mean that people hug you. Or it might mean that people feed you. Or perhaps it means that people are nice to you. You need to find out what that means in the land of experience. That is what counts in the end.

[0788] Вы должны добиться ответа на оба вопроса. Вы должны узнать, в чем заключается обязанность этой части. “Что ты для меня делаешь?” “Я хочу, чтобы о тебе заботились”. “Как ты это делаешь, как? Что именно ты для этого делаешь?” Знаете, забота может означать, что люди крепко обнимают вас. Или, возможно, они испытывают приятное чувство, общаясь с вами. Вы должны определить, что означает слово “забота” в терминах внутреннего опыта. Только это в конце концов имеет значение.
[0789] Dan: I want a part to fully access visual and auditory information that I take in. A part objects to reaccessing totally all visual and auditory information.

[0789] Дэн: Я хочу построить часть, которая бы позволила мне иметь доступ ко всей визуальной и аудиальной, информации, которую я воспринимаю. Другая часть возражает против этого.”
[0790] And I agree with it. What’s its function, though? What does it do for you? What would happen if Dan actually had a part that could recall all visual and auditory information? People like that are called idiot savants, and they get put into mental hospitals. Idiot savants are completely dysfunctional; they can’t operate at all as human beings. They are constantly aware of everything that ever happened to them. They can multiply great. They are whizzes at mathematics, but they can’t function in the world of experience, because they have so much internal “downtime.”

[0790] Я с ней согласен. Впрочем, какова ее функция? Что она для вас делает? Что произошло бы, если бы Дэн действительно имел часть, которая в любой момент могла произвести всю визуальную и аудиальную информацию? Люди, которые это умеют, называются сумасшедшими учеными, и их кладут в психиатрические больницы. Сумасшедшие ученые совершенно дисфункциональны, они не могут вообще действовать как человеческие существа. Они постоянно осознают все, что когда-либо произошло с ними… Они могут прекрасно перемножать числа. Они могут быть гениями в математике, но не могут функционировать в мире опыта, так как находятся в основном в состоянии “даун-тайм”.
[0791] When a part has a concern, take it into account and then redefine what the new part is going to do. Dan might redefine it as “I want to build a part that is going to make available some information about all the anchors that are occurring in a particular environment,” or “I want to be able to visualize specific pages in a book I read once.” Whatever it is that you want to be able to do, specify it in experiential terms so that you know exactly what is going to happen, and so that the other parts of you know whether they are going to object or not. Then if they have objections, they’ll be good ones.

[0791] Если у какой-то части есть возражения, возьмите во внимание, а затем переопределите то, что должна делать новая часть. Дэн мог бы переопределить задачу новой части. Например, так: “Я хочу построить часть, которая давала бы мне доступ к новой информации, к некоторой информации обо всех якорях, которые возникают в определенной среде”. Или: “Я хотел бы уметь анализировать определенные страницы книги, которую я прочел один раз”. Какова бы ни была задача новой части, определите ее конкретно в терминах внутреннего опыта так, чтобы вы знали конкретно, что должно произойти, чтобы другие части вашей личности знали, будут ли они против этого возражать или нет. В таком случае, если возражения будут, они будут ценными.
[0792] Bill: I’ve got a function that I’m having a lot of trouble phrasing. The stuff that I’m getting says “Look, I want you to minimize the probability of being laughed at and treated with disdain. And I want to maximize the probability that you will at least be treated with respect, and hopefully even honored.”

[0792] Билл: Я получил функцию части, которая отвечает за мои трудности в тот момент, когда я хочу что-либо выразить словами. Функция такова: “Видишь ли, я хочу снизить вероятность того, что над тобой будут смеяться или презирать тебя. И я хочу максимально повысить вероятность того, что тебя будут уважать и даже относиться к тебе с почтением”.
[0793] OK. Well, that certainly is a rather extensive function. It doesn’t Want you to make a fool of yourself.

[0793] Хорошо. Ну, Это очень широкая функция. Можно сказать, что эта часть не хочет, чтобы вы выставляли себя дураком перед другими.

[0794] Bill: OK. Is that a function?

[0794] Билл: Хорошо. Но ведь это функция?.

[0795] Yeah, that’s a function. However, the question is what would happen if you made a fool of yourself?

[0795] Да. Это функция. Но все-таки вопрос состоит в том, что же произошло бы если бы вы выставили себя дураком?
[0796] Bill: That’s not my question. My question is “Are those words which convey function as opposed to words which convey behavior?’

[0796] Билл: Но мой вопрос состоит не в этом. Мой вопрос таков: “Употребляю ли я те слова, которые соответствуют именно функции, а не поведению?”
[0797] Well, those words mainly convey behavior, but the functional implications
are tied to the behavior pretty well.

[0797] Ну, эти слова в основном описывают поведение, но последствия выполнения функции тесно связаны с поведением.

[0798] Bill: What are some words that do convey functions?

[0798] Билл: Назовите, пожалуйста, несколько слов, которые бы описывали функции.
[0799] OK. For example: “If I made a fool of myself, then I would lose income because my clients would go away.” The part’s behavior is protecting you from making a fool of yourself because it’s afraid that you will lose your friends and your business associates and your clients. The function is to keep your friends.

[0799] Хорошо. Например, “если я выставлю себя дураком, то мой доход снизится, потому что мои клиенты обратятся к кому-нибудь другому”. Эта часть не дает вам делать из себя дурака, потому что она опасается, что вы потеряете тогда своих друзей, сотрудников и клиентов. Функция обстоит в том, чтобы вы сохранили ваших друзей.

[0800] Bill: So it’s the “then” part of an “if, . . . then” statement?

[0800] Билл: Итак, мы имеем утверждение типа “если, то… “, и функция будет описывать часть “то…” в этом утверждении?
[0801] That’s one way to think about it. There are many ways of getting the function. It’s just not as simple as you want it to be. The function is what you get; behavior is how you get it.

[0801] Да. Это один из способов списать функцию. Существуют и другие способы. Это не так просто, как бы вам хотелось, функция это то, что вы получаете, а поведение это то, как вы этого достигаете.
[0802] Lucy: I’m on my list again. A part that rationalizes objected and then said “It doesn’t matter.”

[0802] Люси: Я снова вернулась к своему списку. Одна из моих частей возражала, а затем добавила: “Да, это неважно”.

[0803] Ask it if its objection is really important. . . .

[0803] Спросите, действительно ли важным является ее возражение…
[0804] Lucy: Nah. I’ve got another part that doesn’t want to give me what I want, because I’ve already got so much it isn’t fair. That is its reason.

[0804] Люси: Да нет. У меня есть и другая часть, которая не хочет давать мне то, что я хочу, поскольку у меня есть уже многое, и если я получу что-нибудь еще, то это будет нечестно. Вот ее довод.
[0805] I didn’t ask you to find out reasons. What is the function of your having a part like that? That’s the important question. We don’t want to know the part’s reasons.

[0805] Я не просил вас собирать доводы. Какова функция этой вашей части? Вот это важный вопрос. Мы не должны интересоваться доводами каждой части.

[0806] Lucy: OK. I’ll have to look at it again.

[0806] Люси: Хорошо. Я еще раз должна вернуться к этому.

[0807] What kind of part is it?

[0807] Что это за часть?

[0808] Lucy: A bad part; I don’t want it.

[0808] Люси: Это плохая часть, я не хотела бы ее иметь.
[0809] No, No, NO! There are no bad parts. We have all good parts. The only question is, ” What kind of good are they doing?”

[0809] Нет, нет. НЕТ! У вас нет плохих частей. У нас все части, все части хорошие. Единственный вопрос состоит в следующем: “Что именно хорошее они для нас делают?”

[0810] Lucy: It’s making sure that I deserve the things that I get.

[0810] Люси: Она хочет убедить меня в том, что я заслуживаю всего того, что я получаю.
[0811] And rightfully so. OK. So that’s its function, and its concern is that if you get this too easily, you won’t appreciate it. Then you build in having to do certain things that make you deserving of the outcome you want to have.

[0811] Конечно же, это так. Хорошо. Итак, это функция данной части. А ее возражение состоит в том, что если вы будете получать что-либо слишком легко, то вы не будете это ценить. Затем вы встраиваете в вашу фантазию такие поведенческие реакции, которые говорили бы о том, что вы заслуживаете того, что даст вам ваша новая часть.
[0812] Nancy: I can take care of all the objections and concerns, but then I’m getting a message that I need another new part—an ally—to help do all that.

[0812] Нэнси: Я, конечно, могу учесть все возражения, но я, получила сообщение, что у меня, есть необходимость еще в одной новой части, союзнике, который помог бы мне все это сделать.
[0813] Fine. However, I think it probably would be better if you found an ally that’s already in there. You don’t need to build a whole new ally- Just go in and find some other part that can already do what you need. It’s too much work to build two new parts in the same day.

[0813] Хорошо. Но я думаю, что по всей вероятности, было бы лучше, если бы вы нашли союзника среди тех частей, которые у вас уже есть. У вас нет необходимости строить совершенно новую часть. Просто обратитесь внутрь себя и найдите какую-либо часть, которая помогла бы вам сделать то, что вы хотели. Построить две новые части за один день это слишком большая работа.
[0814] Nancy: One part’s concern is to be sure that I would be able to notice
other people’s disapproval.

[0814] Нэнси: Возражение одной из частей состоит в том, что, если я построю новую часть, я не смогу замечать, когда люди относятся ко мне неодобрительно.

[0815] What is the function of the part that wants you to do this?

[0815] Какова функция это части?

[0816] Nancy: Well, it would be the part that is concerned with my failing.

[0816] Нэнси: Эта часть, которая заботится о том, чтобы я не имела неудач.
[0817] It’s not concerned with whether you fail or not; it’s concerned about whether people disapprove of you or not.

[0817] Ее не заботит то, будут у вас неудачи или нет, ее интересует то, будут ли люди одобрять вас или нет.

[0818] Nancy: Well, yeah. The two are connected.

[0818] Нэнси: Ну да, это связано.
[0819] Certainly. If you fail, people may disapprove of you. But what it’s concerned with is people’s opinion of you

[0819] Конечно. Если вы потерпите неудачу, люди могут вас не одобрить. Но эта ваша часть заинтересована во мнении других о вас.

[0820] Nancy: Yeah, and it’s also related to getting some things that I want

[0820] Нэнси: Да, и это также связано с тем, буду ли я получать то, чего я хочу.
[0821] OK. That part is concerned that if they disapprove of you, then they won’t give you a job, or they won’t give you something else. Are you telling me that you don’t believe you have the sensory experience to tell when you are behaving in a way that people disapprove of? I want a literal answer to that question. Do you, or do you not, have that much sensory experience? . . .

[0821] Хорошо. Эта часть заботится о том, что, если люди не будут, одобять вас, они, например, могут не дать вам работу или что-нибудь еще. Но правильно ли я вас понял? Вы сказали, что не убеждены в том, есть ли у вас сенсорный опыт, который бы говорил вам, что вы ведете себя так, что люди не одобряют вас? Мне нужен буквальный ответ на этот вопрос. Есть ли у вас сенсорный опыт, или его нет?

[0822] Nancy: I guess I do.

[0822] Нэнси: Я догадываюсь, что он есть.
[0823] OK. Just go and get the part that does that, and say “Hey, part, I need your help over here. We’re building George, a part who’s going to do X, but George needs to have sensory experience about this, and you know how to have sensory experience. I want you to connect with this new part if we decide to build it.” The new part doesn’t have to have every quality. If you already have parts with certain qualities, you just get those parts to help out.

[0823] Хорошо… Сейчас вы просто обратитесь внутрь себя к той части, у которой есть такой сенсорный опыт и скажете “Эй, часть, я нуждаюсь в твоей помощи. Мы строим Джорджа, новую часть, которая будет делать X, но Джордж нуждается в определенном сенсорном опыте, который у тебя есть. Я хочу, чтобы ты связался с новой частью, если мы решили ее построить”. Новая часть не нуждается в том, чтобы встраивать в нес все свойства. У вас уже есть части с разными свойствами, которые могут быть нужны, и вы можете просто попросить их о помощи.
[0824] When you have all the functions and concerns of all the parts that object, then go on to redesign the fantasy so that all those concerns are satisfied. Check with every single part to make sure that each one is satisfied that this is a representation of an outcome that includes all the things they are concerned about and whatever it is that you want the new part to do. You make a new fantasy in which all the objections don’t need to exist.

[0824] Когда вы получите все функции и возражения всех частей, которые возражают, переопределите, перестройте свою фантазию так, чтобы все возражения были учтены и все части удовлетворены. Проверьте с каждой частью по очереди, что ваша новая фантазия так отражает результат, к которому вы стремитесь, что возражения при этом исчезают. Итак, вы создаете новую фантазию, при которой возражений больше нет.
[0825] So in Teri’s case the new fantasy must include the new part having responsibility for making sure she distinguishes between the way she is now and the way she was when she was “crazy” so that she can tell the difference. As long as she can tell the difference, the part that doesn’t want her to go crazy won’t object.

[0825] Например, в случае Тэрри новая фантазия должна быть построена так, чтобы новая часть была ответственна за то, чтобы она умела различать две Тэрри: когда она была “сумасшедшей” и ту Тэрри, которая имеется сейчас. Пока она будет способна определить это различие, часть, ответственная за психическое здоровье Терри, не будет иметь возражений.
[0826] If there’s a part that’s afraid you are going to make a fool of yourself, then you have to build in the ability to have the sensory experience to notice when that happens. Without that you won’t know, and those other parts are always going to be afraid that if you do certain things, you’ll make a fool of yourself. You have to have feedback loops to satisfy those parts. If Bill writes, then he’s got to be able to have ways of becoming somebody else and reading his writing in order to find out whether his response is “That’s stupid!” or “Hey, that’s pretty interesting.”

[0826] Если у вас есть часть, которая опасается, что вы сделаете из себя дурака, то вы должны встроить в новую часть способность иметь сенсорный опыт, который говорил бы вам о том, когда это происходит. В ином случае другие части будут всегда опасаться, что если вы что-либо сделаете, то другие сочтут вас дураком. Вы должны встроить в новую фантазию петли обратной связи для каждой возражающей части. Если Билл пишет, он должен иметь при этом возможность стать кем-то другим и прочесть свою рукопись для того, чтобы определить, когда ответом является: “Это просто глупо”, а когда: “Это просто здорово!”
[0827] Whatever concerns your parts have, you build safeguards into the fantasy so that you have a representation of what the world of experience would be like if you had a new part that functioned to get the outcome that includes all the concerns the other parts have. We not only want to build a good part, we want to build a graceful part as well, a part that can do what it does and not step on any other part’s toes.

[0827] Какие бы возражения не имели ваши части, вы встраиваете в фантазию такие предохранители, что картина мира, которая получается при функционировании вашей новой части, не вызывает возражений и тревогу ни у одной из частей вашей личности. Мы хотим не только построить новую часть, но и обеспечить ее изящное, гладкое, безотказное функционирование, сделать так, чтобы эта часть работала и при этом не наступала на пятки ни одной другой части.
[0828] Now, if you have all the objections and outcomes, go ahead and build the new fantasy. First do it dissociated, and then do the whole thing again from the inside. Revise that fantasy until no part objects. . . .

[0828] А сейчас, если вы уже получили все возражения и все функции возражающих частей, приступайте к построению новой фантазии. Сначала делайте это в диссоциации, а затем войдите в образ и почувствуйте его изнутри. Перестраивайте фантазию до тех пор, пока не останется неудовлетворенных частей.

* * * * *

[0829] If it’s possible for you to make up a fantasy of yourself doing something and then step inside it and have the experience of doing it, you have already made all of the necessary adjustments at the unconscious level—in terms of strategies, in terms of representational systems, in terms of everything relevant—for that part to know how to generate the behavior and behave in accordance with what you want to accomplish.

[0829] Если вы создали фантазию, в которой увидели себя со стороны делающим что-либо, затем переместились внутрь образа и почувствовали то, что вы испытываете, делая это, то это означает, что вы уже сделали все необходимые приспособления на подсознательном уровне (в терминах стратегий, репрезентативных систем и всего имеющего к этому отношение) и новая часть теперь знает, как генерировать поведение и достигать того, чего вы хотите достичь.
[0830] A music teacher once told me “If you can hear something inside, then you can play it outside. The trouble is learning how true that is.” Another person that I took music lessons from said “When you can hear it on the inside, then do it with your mouth. And if you can do it with your mouth, then you can do it with your hands.” What was behind that is the understanding that in order to make a fantasy, you have to do everything mental that needs to be done in order to actually do it in experience. For instance, in a detailed fantasy you see somebody and tell him a joke and he laughs. As you did that, you had to go through all the necessary strategies to develop the joke: the creativity, the gestures, the talking—all of those behaviors are functioning in a detailed fantasy.

[0830] Однажды один преподаватель музыки сказал мне: “Если ты можешь услышать что-то внутри себя, то можешь это и сыграть. Вопрос состоит в том, насколько верно ты это делаешь”. А другой человек, у которого я брал уроки музыки, сказал: “Если ты можешь услышать что-то внутри себя, то можешь воспроизвести это с помощью своего рта, а если ты можешь сделать это ртом, то можешь сделать и руками”. За таким пониманием скрывается следующее: “Чтобы создать фантазию, вы внутри себя проделываете все, что потом будете делать реально. Например, в подобной фантазии вы видите себя, как вы кого-то встречаете, рассказываете ему смешную историю и он смеется. Пока вы это делаете, вы проходите через все необходимые стратегии создания смешной истории: вы используете креативность, соответствующие жесты, интонации, и все эти аспекты поведения функционируют в подобной фантазии.
[0831] Step six is much more metaphorical than we usually are, and it demands some congruence on your part. You ask your unconscious resources to analyze that fantasy and to pull from it the essential ingredients. What you want your unconscious to do is something it does all the time anyway. You want it to take those first memories that you started with—the times in your past when you had actually done the behavior or something similar—and the fantasy that worked, and all the underlying structures, and you want it to give all that entity. That is how you randomly got all your parts anyway. Your unconscious can do that for you; it does it all the time. Those of you who are TA therapists and have TA parts, who do you think made them? You made them.

[0831] Шестой шаг является гораздо более метафоричным, чем остальные шаги, и он требует от вас некоторой конгруэнтности. Вы просите свои подсознательные ресурсы проанализировать эту фантазию и извлечь из нее существенные ингредиенты. То, что ваше подсознание должно делать сейчас, для него привычное дело, оно занимается этим все время. Вы хотите, чтобы ваше подсознание собрало все те первые воспоминания, с которых вы начинали, те случаи из вашего прошлого, когда вы проявляли соответствующие поведенческие реакции или какие-то подобные, и фантазию, над которой вы работали, и все лежащие за ними структуры, и всему этому, по вашему желанию, ваше подсознание должно придать реальное существование. Именно таким способом образовались все остальные части вашей личности, которые вы уже имеете. Ваше подсознание может сделать это для вас; оно все время этим занимается. Те из вас, кто занимается транзактным анализом, имеют транзактные части, как вы думаете, как они у вас появились? Вы сами сделали их.
[0832] So you go inside and you say “Look, either one of two things is the case: either my unconscious mind is in charge of building parts, or I have some part in there that builds parts. Whichever it is, I want you to build this one and to give it entity. You don’t do this step until you have a well-formed fantasy that no part objects to. When you’ve modified the fantasy so that every part is satisfied, then you do this step. You have your unconscious or some part of you give it entity so that it will function on its own.

[0832] Итак, вы обращаетесь внутрь себя и говорите: “Итак, здесь возможны два (отучая: части строит либо мое подсознание, либо какая-то часть моей личности. Как бы там ни было, я хочу, чтобы новая часть была сейчас построена, и чтобы ей было придано реальное существование”. Вы не приступаете к этому шагу, пока не получите хорошо сформированную фантазию, которая не вызовет возражений ни у одной части личности. Когда вы модифицируете вашу фантазию так, что каждая часть будет удовлетворена, тогда приступайте к этому шагу. Вы должны заставить ваше подсознание иди какую-то часть вашей личности придать новой части реальное существование, чтобы она отныне функционировала сама по себе.

[0833] Man: Could you go over that again?

[0833] Мужчина: Не могли бы вы повторить все это?
[0834] You want to get some part of you, or your unconscious, however you think about it, to analyze the fantasy. What I’m saying is “Look, in the fantasy you used a strategy that worked. You want the part that you are building to use the experience of that fantasy as a foundation, and to operate out of that strategy.” This is not what you would tell a client, by the way. You use whatever metaphors you need to with a client. Whichever way you think about it, whether you call it a strategy or a part, you say “Look, go in there and get what you need to know.” This is what I would tell a client. “Get what you need to know from that Fantasy to be able to build a part of you that can do this exquisitely and easily, and at every moment that it needs to be done.”

[0834] Сейчас вы хотите заставить какую-то часть своей личности или ваше подсознание, как бы вы этот вопрос ни рассматривали, проанализировать фантазию. Я говорю всего лишь следующее: “Посмотри в этой фантазии вы использовали стратегию, которая сработала. Вы хотите чтобы часть, которую вы хотите построить, использовала фантастические переживания как некоторые основания для того, чтобы в реальности действовать согласно этой стратегии”. Тем не менее клиенту вы этого не говорите. В каждом случае вы используете соответствующие данному случаю метафоры. Как бы вы сами это ни представляли, как бы ни называли: стратегией или частью, вы просто говорите: “Посмотрите, сейчас вы обратитесь внутрь себя и узнаете то, что вам необходимо узнать”. Клиенту я скажу именно это. “Извлеките из фантазии те элементы, о которых нам необходимо знать, чтобы построить часть, которая будет делать задуманное действие совершенно и легко и в каждый момент, когда это будет нужно”. Итак.
[0835] I want you to go ahead and run through the rest of the steps. If you get stuck, let me know. Then I want to demonstrate to you some ways of testing. . . .

[0835] Я сейчас хочу, чтобы вы приступили к выполнению этого шага. Если вы зайдете в тупик, дайте мне знать. После этого я продемонстрирую вам некоторые способы проверки…

[0836] Are you done with that step? OK, now we get to the most important step of all: step seven. We have to test the part to make sure it’s there. There are several things you can do. You can go inside and ask “Are you in there?” That’s always a good first step. You can also do things behaviorally that would engage that part and find out what happens. You should also add lots and lots of future-pacing activities to your testing phase, especially when you do it with other people.

[0836] Проделали ли вы уже этот шаг? Так, а сейчас мы сделаем самый важный шаг седьмой. Сейчас мы должны проверить, наличествует ли у вас новая часть. Вы можете сделать это с помощью разных способов. Вы можете обратиться внутрь себя и спросить: “Здесь ли ты?” Это всегда хороший первый шаг. Вы можете сделать это и бихевиорально, создав ситуацию, в которой новая часть могла бы проявиться, и посмотреть, что произойдет. Вы также должны добавить к своей проверке множество реакций присоединения к будущему, в особенности, если действия нашей части касаются других людей.
[0837] Now, how is your part going to work? Tell me something about what it would do. When would it be apt to do something?

[0837] Итак, как ваша часть собирается работать? (“скажите мне что-нибудь о том, как она будет это делать? Когда она будет способна что-то сделать?
[0838] Teri: Well, if I were to get on the scales and weigh two pounds more than what I want to weigh, it would let me know that I need to stop eating so that I can get back down.

[0838] Тэрри: Ну, если я, например, встану на весы и буду весить на два фунта больше, чем я хочу, мая новая часть даст мне знать о том, что я должна есть меньше, чтобы сбросить вес.
[0839] So it would put you on a diet. Will it design the diet for you, or is there another part that does the dieting?

[0839] Таким образом, она будет сажать вас на диету. Будет ли она составлять для вас диету, или это дело другой части?

[0840] Teri: I already have a part that does that.

[0840] Тэрри: Такая часть у меня уже есть.
[0841] OK. You have another part for that. This part’s job is to say “The
time is now.” What else would it do?

[0841] Хорошо. У вас для этого есть другая часть. Обязанность новой части заключается в том, чтобы говорить: “Сейчас пришло время”. Что еще она будет делать?
[0842] Teri: When I get to the weight that I want, it will give me a picture different than what I looked like when I was crazy.

[0842] Тэрри: Когда я достигну желаемого веса, она будет выдавать мне образ, на котором я буду выглядеть иначе, чем я выглядела тогда, когда была сумасшедшей.

[0843] What would it be apt to do right here?

[0843] Что она могла бы сделать прямо здесь и сейчас?
[0844] Teri: Ah, it would allow me to go into the dining room and be with people while they are having dinner, and only eat what I really want to eat, and not allow me to eat everything.

[0844] Тэрри: Она могла бы позволить мне зайти в столовую, и обедать вместе с другими участниками семинара, и при этом есть только то, что я действительно хочу съесть, и она не будет позволять мне есть все.
[0845] It will disconnect the automatic hand-arm-mouth sequence? OK. How would I know if that part were active, Teri? If I walked into the dining room, what would I see?

[0845] Итак, она будет прерывать автоматическую последовательность действий “рука-рот”. А как бы я мог узнать, что эта часть у вас находится в состоянии активности? Если бы я зашел в столовую, что бы я увидел?
[0846] Teri: You’d probably see some food left on my plate, depending
upon whether it’s something that I like or not. Visually, I’m not too
sure that it would show for a while.

[0846] Тэрри: Вероятнее всего, вы бы увидели, что на моей тарелке лежит много еды и только та еда, которую я действительно люблю. Вообще-то я не очень уверена, что действие этой части можно заметить визуально.

[0847] Is this part in a hurry to lose weight or does it do it slowly?

[0847] Эта часть будет сбрасывать вес резко или медленно?!
[0848] Teri: Slowly. I’d only agree to doing it slowly. I’ve already worked it out with my husband. If he wants to eat, he can eat, and I don’t have to.

[0848] Тэрри: Медленно. Я согласна только на это. Мы уже говорили об этом с моим мужем. Если он хочет есть, он может это делать, а я не должна.

[0849] All right. Who else is done?

[0849] Хорошо, что еще сделано?

[0850] Bill: My part is going to wait until at least—

[0850] Билл: Моя часть хочет подождать пока…
[0851] Shhhh! (with disdain) I didn’t call on you. . . . Well, what happened? I was just testing the part. You built a part to help you respond to criticism, right?
[0851] Тише! (С презрением). Я вас не спрашивал… Итак, что произошло? Я просто проверил вашу часть. Вы ведь строили часть, которая помогала бы вам реагировать на критику, не так ли?
[0852] Bill: Well, I’m recalling w h a t . . . I was amused . . . and responded in a way that . . . helped me.

[0852]Билл: Ну, я вспомнил, что… мне было забавно… и я реагировал на это так, что это… мне помогло.

[0853] As opposed to?

[0853] В противовес чему?
[0854] Bill: Feeling that I have just done something awful, and I should be embarrassed, or ashamed of myself, or coming back with an angry response.

[0854] Билл: В противовес чувству, что я сделал только что-то ужасное, чувству смущения, стыда или ощущения того, что я должен был ответить агрессивно.

[0855] OK. Anybody else?

[0855] Хорошо. Еще кто-нибудь?
[0856] Pat: I have a new part, and I even made it grow, so that it is now about twenty-five years old.

[0856] Пэт: У меня есть новая часть, я даже ее вырастила, сейчас ей около двадцати пяти лет.

[0857] Ah. I like that. OK, you built a part. What’s it going to do?

[0857] Ах, мне нравится это. Хорошо, вы построили новую часть. Что она будет делать?
[0858] Pat: It lets me know what I know, and to act on it when I know it. And my test is now to tell you that I have this part, and I also know that I know—

[0858] Она позволит мне узнать, что я что-то знаю, и действовать на основании того, что я знаю. И моя проверка заключается в том, что я говорю вам сейчас, что у меня есть эта часть, и я знаю также, что я знаю…
[0859] Give me an example of an outcome. If you were going to build another part, what would be an example of a function that—

[0859] Дайте мне пример результата. Если бы вы строили другую часть, какова бы была ее функция, чтобы…
[0860] Pat: I am going back home and I am going to use it everywhere. I am going to teach it; I’m going to—

[0860] Пэт: Я возвращусь домой и собираюсь использовать новую часть везде. Я собираюсь обучать ее, я собираюсь.
[0861] That’s what this one does. Now, give me another one. If you were going to build another part, what function would it have? If I were going to bring you up and have you demonstrate building a whole new part in another area of your life, what would you build? What would its function be?

[0861] Это то, что делает эта часть, а сейчас скажите мне о другой части. Если бы вы собирались строить новую часть, какова бы была ее функция? Если бы я собирался вас воспитывать и заставил бы вас продемонстрировать построение совершенно новой части в другой области вашей жизни, что бы вы построили? Какова бы была функция этой совсем новой части?
[0862] Pat: Its function would be to utilize my unconscious mind as much as it can, as it did just now.

[0862] Пэт: Ее функцией было бы наиболее полное использование моего подсознания так, как это было, например, только что.

[0863] OK. Now, is that a function or is that a behavior?

[0863] Хорошо. А теперь скажите, это функция или поведение?
[0864] Pat: Its function is to extract everything of value from my unconscious.

[0865] OK. Is that a function or a behavior?

[0866] Pat: I think it’s a function.

[0866] Пэт: Я думаю, это функция.

[0867] OK. Are you sure, though?

[0867] Хорошо. Вы в этом уверены?

[0868] Pat: It has to do it in action.

[0868] Пэт: Она должна будет делать это в действии.
[0869] Yeah. I’m just asking you if you are sure, if you want to commit yourself to this.

[0869] Да, но я просто спрашиваю вас о том, уверены ли вы в том, что вы хотите посвятить себя этому?

[0870] Pat: I am sure. It’s a function.

[0870] Пэт: Я совершенно уверена. Это функция.
[0871] OK. Are you all learning how to test these things, by the way? . . . Anybody else?

[0871] Хорошо. Кстати, научились ли вы проверят эти вещи?.. У кого есть что-либо еще?

[0872] Man: I think I got it.

[0872] Мужчина: Мне кажется, у меня получилось.

[0873] What was the part you built? What does it do?

[0873] Что за часть вы построили, что она делает?
[0874] Man: It’s a part that says “Go out and try something that you think you know. Try to do it, and see what happens.”

[0874] Мужчина: Это часть, которая говорит: возьми и попробуй сделать что-то, о чем ты думаешь, что знаешь, как это делается. Попробуй сделать это и посмотри, что произойдет.
[0875] So that part will get you to do it, to find out whether you really know it or not. That sounds like a good idea. That’s what you built the part for, and you finished, right? OK, what do you think you know but you’re not sure if you know it?

[0875] Итак, эта часть заставляет вас сделать что-то, чтобы определить, действительно ли вы знаете, как это делается. Звучит хорошо. Для этого вы построили новую часть, и вы закончили, так? Хорошо. Выберите что-либо, что вы, как вам кажется, знаете, но в этом не уверены.
[0876] Man: Just now I wasn’t sure I could tell you that I thought I had succeeded in building that part without getting in trouble.

[0876] Мужчина: в данный момент я не уверен в том, что я… могу сказать вам о том, что мне удалось как следует построить свою новую часть… Так можете ли вы сказать мне это или нет?

[0877] Did you?

[0878] Man: Yes.
[0879] OK. Well, what else did you learn to do that you are not quite sure you can do?

[0879] Хорошо. Что еще такого вы выучили, но не до конца уверены, что вы это сможете сделать?
[0880] Man: I learned to elicit a strategy completely enough so that I know
that one step of the strategy moves logically to the next step

[0880] Мужчина: Я научился реализовывать стратегию с начала до конца, и я хотел бы знать, что один шаг стратегии логически ведет к другому шагу.
[0881] Good. I’d like you to teach a group about that tonight for people who don’t understand it, here in this room at 7:30

[0881] Хорошо. Я бы хотел, чтобы вы собрали сегодня группу людей, которые еще этого не понимают, и провели с ними семинар по этой теме в той аудитории в 7 часов 30 минут.

[0882] Man: All right

[0882] Мужчина: Хорошо.

[0883] OK. Anybody else?

[0883] Хорошо? Кто еще?

[0884] Man: I have a part that allows me to speak in a group situation.

[0884] Мужчина. У меня теперь есть часть, которая позволяет мне говорить в группе.

[0885] This is the first time I’ve heard from him! How did it feel to talk?

[0885] Да, я первый раз это услышал от него! И как она себя чувствует, говоря?

[0886] Man: Fine.

[0886] Мужчина: Прекрасно.
[0887] I recommend that each of you try building a part for someone else at least once before you leave this seminar, to find out what happens. There are a lot of people in the seminar who weren’t here in this session. Go and test this model on somebody during lunch and find out how it works.

[0887] Я рекомендую вам попытаться построить новую часть для кого-либо другого и посмотреть, что произойдет при этом. На нашем сегодняшнем занятии не были многие из участников семинара. Выберите кого-либо из них и проверьте, как работает та модель.

[0888] Creating a New Part: Outline

[0888] Построение новой части

[0889] 1) Identify the desired outcome, the function of the part. “I want a part that will achieve X.”

[0889] 1. Идентифицируйте желаемый результат, функцию новой части. “Я хочу иметь часть, которая бы достигла результата X”.
[0890] 2) Access any historical experiences of doing X, or anything similar. Step inside each experience and access all aspects of doing X or parts of X. Go through each memory in all representational systems.

[0890] 2. Воссоздайте любое прошлое переживание того, как вы делали Х или что-то похожее на X. Войдите внутрь каждого переживания и получите доступ ко всем аспектам действия Х или элементов того действия. Пройдите-через каждое такое воспоминание во всех репрезентативных системах.
[0891] 3) Create a detailed set of images of how you would behave if you were actually demonstrating whatever this part of you is going to have you do to achieve the outcome X:
a) First create a dissociated visual and auditory constructed movie.
b) When you see a whole sequence that you’re satisfied with, step inside the image and go through the whole sequence again from the inside, feeling what it is like to do these behaviors.
c) If you are not satisfied, go back to 3a and change the movie. Do this until you are satisfied with that fantasy from the inside as well as from the outside.

[0891] 3. Создайте детализированный набор образов того, как вы себя вели, если вы действительно демонстрировали такие действия, которые позволили бы нам достигать результата X:
а) сначала создайте сконструированный диссоциированный визуальный и аудиальный фильм;
б) когда вы увидите всю последовательность, и она удовлетворит вас, войдите внутрь каждого из образов и пройдите всю эту последовательность снова, но уже изнутри, ощущая при этом, на что были бы похожи ваши чувства, если бы вы реализовывали это поведение;
в) если вы не удовлетворены, вернитесь на шаг “За” и измените фильм, повторяйте это до тех пор, пока созданная фантазия не удовлетворит вас как снаружи, так и изнутри.
[0892] 4) Ecological check. “Does any part object to my having a part which will be in charge of making that fantasy a reality?” Make sure you check in all representational systems to find all objecting parts. For each objecting part:
a) Ask that part to intensify the signal for “yes” and decrease for “no.”
b) Ask “What is your function for me?” “What do you do for me?”
c) If the function doesn’t tell you what the part’s objection is, ask “What specifically is your objection or concern?”
d) Make a complete written list of all the parts that object and their functions.

[0892] 4. Экологическая проверка. “Есть ли какая-либо часть моей личности, которая бы возражала против того, чтобы у меня была часть, которая будет-отвечать за то, чтобы эту фантазию превратить в реальность?” Убедитесь в том, что вы проверили все свои репрезентативные системы в поисках всех возражающих частей. Для каждой возражающей части:
а) попросите каждую часть интенсифицировать свой сигнал, если она отвечает “да”, и уменьшить его интенсивность, если она отвечает “нет”;
б) спросите: “Какова твоя функция?” “Что ты для меня делаешь? “;
в) если, зная функцию, вы по-прежнему не понимаете, в чем состоит возражение данной части, то спросите: “В чем именно состоит твое возражение, или о чем ты тревожишься? “;
г) составьте полный список всех возражающих частей и их функции.
[0893] 5) Satisfy all the objecting parts:
a) Redefine the part you are creating to take into account all the functions and concerns of the objecting parts.
b) Go back to step 3 and make a new or modified fantasy that will satisfy the concerns of each part that objected.
c) Check with every part to make sure that each one is satisfied that this new representation of the new part’s behavior will not interfere with its function.

[0893] 5. Удовлетворите все возражающие части:
а) переопределите часть, которую вы. будете строить таким образом, чтобы взять во внимание все функции и возражения возражающих частей;
б) вернитесь на шаг 3 и создайте новую или модифицированную фантазию, которая удовлетворяла бы требованиям каждой возражающей части;
в) убедитесь в том, что каждая часть удовлетворена и новая репрезентация поведения новой части не будет мешать каждой из возражающих частей осуществлять свою функцию.
[0894] 6) Ask your unconscious resources to analyze that fantasy and to pull from it the essential ingredients. Your unconscious is to use this information to build a part and give it entity. “Get what you need to know from that fantasy to be able to build a part of you that can do this exquisitely and easily, and at every moment that it needs to be done.”

[0894] 6. Попросите ваше подсознание проанализировать вашу фантазию и извлечь из нее существенные ингредиенты. Ваше подсознание должно использовать эту информацию, чтобы построить часть и придать ей реальное существование. “Извлеки из этой фантазии все, что тебе нужно для того, чтобы построить часть, которая могла бы это делать легко и совершенно и в каждый момент, когда то сделать необходимою
[0895] 7) Test the part to make sure it is there:
a) Go inside and ask.
b) Future-pace, repeatedly.
c) Behaviorally engage the part to find out if it responds appropriately.

[0895] 7. А теперь проверьте, действительно ли новая часть уже создана: а) обратитесь внутрь себя и спросите;
б) присоединение к будущему, повторно;
в) проверьте наличие этой части бихевиорально, убедитесь в том, что она реагирует адекватно.

IV

[0896] Advanced Six-Step Refraining

[0896]Расширенное изложение схемы шестишагового рефрейминга

[0897] Now that you’ve all had some practice using other refraining models, we’re going to return to the basic six-step reframing model in such a way that you learn to have more finesse with it. Lots of things happen when you reframe your clients, and we want you to have many behavioral choices for dealing with a wide range of responses. I want you all to pretend that you have me as a client, and I want you to reframe me. I’ll role-play a truck driver named Ken.

[0897] А сейчас, когда у вас уже есть некоторая практика использования других моделей рефрейминга, давайте вернемся к базовой схеме шестишагового рефрейминга (переформирования) для того, чтобы вы могли использовать эту модель более утонченно. Когда вы делаете переформирование со своими клиентами, происходит очень много вещей, и мы хотим, чтобы у вас было много бихевиоральных выборов для ответа на широкий круг реакций клиента. Сейчас я хочу, чтобы вы сделали следующее: я буду ваш клиент, а вы будете делать со мной переформирование. Я буду играть роль водителя грузовика, которого зовут Кэн.

[0898] Woman: What do you want?

[0898] Женщина: Чего вы хотите?
[0899] Ken: I’m not sure what I want, but I can tell you I don’t want Y. Y is a
real mess, I’ll tell you.

[0899] Кэн: Я не уверен в том, что я чего-то хочу, но я могу сказать вам, чего я не хочу: я не хочу Y. Y это сущее несчастье, могу я вам сказать.

[0900] Man: What do you need so that you don’t have to Y?

[0900]Мужчина: Что вам нужно для того, чтобы у вас не стало Y?

[0901] Ken: I wish I knew!

[0901] Кэн: Хотел бы я то знать!

[0902] Woman: Who has it?

[0902] Мужчина: У кого то есть?

[0903] Ken: Y? I have it. I don’t want it.

[0903] Кэн: Y? У меня. И я не хочу, чтобы то у меня было.

[0904] Woman: No, who has what you need?

[0904] Женщина: У кого есть то, в чем вы нуждаетесь?

[0905] Ken: I really don’t know.

[0905] Кэн: Но я действительно не знаю.
[0906] Man: Is Y ever useful to you? (Ken shakes his head “no.”) Never ever?

[0906] Мужчина: Бывает ли иногда Y полезно вам? (Кэн отрицательно качает головой) Никогда в жизни?

[0907] Ken: Never. It’s sure gotten me into an awful lot of trouble.

[0907] Кэн: Никогда. Но я совершенно уверен в том. что это ужасно беспокоит меня.
[0908] Woman: What is it that you would rather do? What would you like to do instead?

[0908] Женщина: Что бы хотели иметь вместо Y?
[0909] Ken: Well, I’ve tried to do a lot of other things, but every time I try to do anything else, Y still happens. It’s like I don’t even have control over my own behavior. I know that sounds silly.

[0909] Кэн: Ну я пытался делать массу вещей, других вещей, но каждый раз, когда я пытаюсь сделать что-то другое- опять происходит Y. Похоже на то, что тогда я даже не в состоянии контролировать свое поведение. Я знаю, что это глупо звучит.

[0910] Woman: If you had the choice, what would you like to do instead?

[0910] Женщина: Если бы у вас был выбор, что бы вы хотели сделать вместо?
[0911] Ken: Well, I don’t have the feeling that I’ve made myself clear to you. I’m here because of what I don’t want to do.

[0911] Кэн: Ну, вы знаете, что у меня появляется чувство, что я выразился так, чтобы все ясно вам объяснить. Я здесь потому, что у меня есть нечто, что я бы хотел перестать делать.

[0912] Woman: OK. Pick something you’d rather do instead. Make it up.

[0912] Женщина: Хорошо. Выберите что-нибудь одно, что бы вы хотели делать вместо Y. Придумайте это.

[0913] Ken: OK. I’d rather do Z.

[0913] Кэн: Хорошо. Я бы хотел скорее делать Z.

[0914] Woman: You think Z would be useful to you in those situations?

[0914] Женщина: Вы думаете, Z было бы полезно для вас в этих ситуациях?

[0915] Ken: Yeah. It would sure be a hell of a lot better than Y.

[0915] Кэн: Да. Это было бы дьявольски хорошо, гораздо лучше, нежели Y.

[0916] Man: Have you ever Z’d?

[0916] Мужчина: Доводилось ли вам когда-либо делать Z?

[0917] Ken: No.

[0917] Кэн: Нет.

[0918] Man: Do you know somebody who can?

[0918] Мужчина: Знаете ли вы кого-нибудь, кто бы умел делать то?
[0919] Ken: Don Juan, I guess. I really don’t know that he does these things, but I read some books by Carlos Castenada.

[0919] Кэн: Мне кажется Дон Хуан. Я не знаю в действительности делает ли он это, но я читал некоторые книги Карлоса Кастанеды.
[0920] Man: What do you see Don Juan doing that makes you think he is able to Z?

[0920] Мужчина: Что в поведении Дона Хуана заставляет вас думать, что он способен на Z.
[0921] Ken: I’ve never seen him. That’s what I was saying. I read about him in a book, and he could apparently do anything he chose to do. I’m sure that if I had that kind of power—it’s called personal power in the book—I’d be able to do anything. I’m not talking about my whole life, you know. I do pretty good. Don’t get the wrong idea. I’m just talking about this one area.

[0921] Кэн: Я никогда его не видел, я просто говорю это. Я читал о нем в книге, и мне показалось, что он может совершить то действие, которое он выбрал. Я уверен в том, что если б у меня была такая сила (в книге она называется личностная сила), я был бы способен делать все. Но я не говорю о моей жизни вообще. Я думаю, с этим у меня все хорошо. Не поймите меня неправильно. Я говорю просто только об одной области.
[0922] Dick: So Don Juan does it? And how would you know if you were doing it? (Ken changes his posture, breathing, etc., as he accesses what it would be like if he had “personal power,” so that he can answer the question.)

[0922] Дик: Итак, Дон Хуан делает это? А как бы вымогли узнать о том, что вы уже делаете это? (В процессе ответа на этот вопрос Кэн получает доступ к переживанию, которое дало бы ему знать, что у него есть “личностная сила”; у него меняется поза, дыхание и т.д.)
[0923] Let me step out of role for a moment. I hope you appreciate that Dick just accessed the desired state in me. That’s the point at which you want to anchor my response so that you can use it later. What he is doing now—going for an access of the desired state—is definitely a useful thing to do. You could try anchoring in the state you’ve just elicited or having me use Don Juan as a model and taking me through the procedure for building a new part. However, you haven’t yet gotten
enough information to know if that would be appropriate.

[0923] Разрешите мне на некоторое время выйти из роли. Я надеюсь, что вы оценили, что Дик получил доступ к желаемому моему состоянию. В этот момент вы могли бы закрепить с помощью якоря мою реакцию для того, чтобы смочь ее использовать позже. То, что он сейчас делает, получает доступ к желаемому состоянию, является действительно полезным. Вы можете попытаться закрепить с помощью якоря состояние, которое вы у меня вызвали, заставить меня использовать Дона Хуана, как модель и теперь можете провести меня через процедуру построения новой части. Однако вы еще не получили достаточно информации для того, чтобы узнать, будет ли адекватной эта процедура.
[0924] Rather than going in one of those directions, I want you to assume a six-step reframing format. That means you don’t even need to know what the desired state is. You know that I don’t want Y, and that’s all you need to know to begin. That’s step one of six-step reframing. You’ve identified the behavior to be changed. I’m going to give you practice at dealing with some of the difficulties that could come up when doing six-step reframing. I’ll do this from the position of the client, so that you can try out different ways of dealing with these difficulties. Now I’m going to step back into role again.

[0924] Вместо того, чтобы продвигаться по этим направлениям, я хочу попросить вас придерживаться шестишаговой модели переформирования. Это означает, что вы даже не должны знать, каким является желаемое состояние. Вы знаете, что я не хочу иметь Y, и эта все, что вам нужно знать, чтобы начать работать. Это первый шаг шестишагового рефрейминга. Вы идентифицировали поведенческий стереотип, который подлежит изменению. Я собираюсь предоставить вам возможность получить опыт преодоления тех трудностей, которые могут возникнуть в процессе применения шестишагового рефрейминга. Я сделаю это с позиций клиента, чтобы вы могли попробовать различные способы преодоления этих трудностей. Сейчас я снова вхожу в роль.
[0925] Woman: Will you ask yourself if Y is willing to communicate with you, the part that is responsible for Y?

[0925] Женщина: Не могли бы вы обратиться внутрь себя и спросить, не хочет ли та часть, ответственная за поведение Y, поговорить с вами?
[0926] Ken: “The part that is responsible for Y?” Look, I’m just a truck driver. I—you know—

[0926] Кэн: “Часть, ответственная за Y?” Видите ли, я просто шофер грузовика. И вы знаете…

[0927] George: What is it like when you are doing Y?

[0927] Джордж: На что это похоже, когда вы делаете Y?
[0928] (Ken accesses Y behaviorally in order to answer the question.) Well, I don’t . . . you know, I feel sort of like I’m out of control.

[0928] (Кэн получает доступ к части Y бихевиоральным путем, чтобы ответить на тот вопрос). Ну, я не могу… Вы знаете, я чувствую, что я теряю над собой контроль…

[0929] George: Where do you feel that in your body?

[0929] Джордж: Где именно вы это ощущаете в своем теле?

[0930] Ken: Uh . . . here. (Ken touches his belly.)

[0930] Кэн: Ух… Здесь (Кэн касается своего живота).
[0931] George: You feel something in your stomach? (Ken: Yeah.) Now I could anchor that, and use that as a specific access to the part responsible for Y.

[0931] Джордж: Вы чувствуете что-то в своем желудке? (Кэн; Да) А сейчас я могу закрепить это с помощью якоря и использовать как специфический путь доступа к. части, ответственной за Y.
[0932] Right. George just did one of the maneuvers you can use to get access. That’s step two of the six-step reframing model: establishing communication with the part responsible for Y. Once he’s got access, he would anchor it. As the therapist, I would simultaneously anchor it kinesthetically and also visually and auditorily, so that I could reaccess the part from a distance. This would enable me to reaccess that part whether or not the client is capable of reaccessing the appropriate state intentionally.

[0932] Правильно. Джордж просто применил один из тех приемов, которые вы можете использовать, чтобы получить доступ к части, ответственной за нежелательный стереотип поведения. Это второй шаг шестишаговой модели рефрейминга установление коммуникации с частью, ответственной за Y. Когда он получил доступ к этой части, он может закрепить этот канал доступа с помощью якоря. Если я психотерапевт, я могу одновременно закрепить это с помощью якоря кинестетически, визуально и аудиально, с тем чтобы получить доступ к этой части тогда, когда мне это будет нужно с некоторой пространственной дистанции. Это дает мне возможность получить доступ к той части, вне зависимости от того, способен ли сам клиент или нет достигнуть соответствующего состояния намеренно.
[0933] You could also get me to do self-anchoring by saying, “And as you feel that, touch the part of your body where you feel it.” I spontaneously touched my stomach a moment ago. Without explaining anything to me, you can notice how I touch myself, and then have me redo that movement later as an access. In addition, my body posture, breathing pattern, and facial expression are all self-anchors.

[0933] Вы можете также заставить меня самому себе поставить якорь, сказав: “И когда вы это почувствуете, прикоснитесь к той части вашего тела, где это ощущение находится”. Я спонтанно прикоснулся к моему желудку минутку назад. Не объясняя мне ничего, вы можете заметить, как я прикоснулся к себе, а затем снова заставить меня сделать движение, использовать его в качестве якоря. Кроме того, моя поза, тип дыхания и выражение на лице сами по себе являются якорями.
[0934] All those nonverbal analogues you just saw are the visual signs that will let you know exactly when I’m accessing the part responsible for Y. George asked me what it was like when I did Y. From this point on, you hould know whether I’m actually getting access to that part of me or not.

[0934] Все эти невербальные аналоги, которые вы только что видели, представляют собой визуальные знаки, по которым вы можете точно узнать, что я имею доступ к части, ответственной за Y. Джордж спросил меня, на что то было бы похоже, если б я сделал Y. Начиная с этой точки, вы должны знать, имею ли я доступ к той части или нет.
[0935] That was one good maneuver. Now let’s go back and do it again. Let’s go back to the point where I said “Well, I’m just a truck driver. What do you mean ‘Go inside and ask some part of me’?” How else ould you get access? We want you to have lots of choices at every step.

[0935] Это был лишь один из хороших приемов. А сейчас давайте вернемся назад и сделаем это снова. Давайте вернемся к тому моменту, когда я сказал: “Ну, я просто водитель грузовика. Что вы имеете в виду когда говорите: обратитесь внутрь себя и спросите ту часть своей личности и т.д.?” Каким иным способом вы могли бы получить доступ к части Y? У вас должно быть несколько выборов на каждом шаге модели,

[0936] Joe: Did you watch the football game last Sunday?

[0936] Джо: Смотрели ли вы футбол в воскресенье?

[0937] Ken: Yeah, that was a really exciting game!

[0937] Кэн: О, да, была прекрасная игра!
[0938] Joe: I was watching, too, and there was no question that the losing team wanted to win that game. They had all the determination in the World, but they just didn’t have the plays

[0938] Джо: Я тоже смотрел, и мне было совершенно ясно: проигравшая команда хотела победить. У них была удивительная решимость, но им не хватало свободы
маневрирования,
[0939] Ken: Yeah. It seemed like the winning team had a lot more things they could do.

[0939] Кэн: О, да. Мне показалось, что победившая команда обладала гораздо большим разнообразием приемов.

[0940] Joe: Exactly.

[0940] Джо: Конечно.

[0941] Ken: Yeah. It was a good game. Do you watch football much? I used to play in school. . .

[0941] Кэн: Ну, да. Это была чудесная игра. Часто ли вы смотрите футбол? В школе я часто играл в команде…
[0942] OK. That maneuver didn’t get me to access the part. Try something else.

[0942] Хорошо. Тот прием не привел к тому, что я получил доступ к части игрек. Попробуйте что-нибудь еще.
[0943] Bill: You know, I’ve been interested in truck driving for a long time, and one thing that I don’t know much about is how to shift gears.

[0943] Билл: Знаете, я давно интересуюсь вождением грузовика, и одна из интересующих меня вещей это переключение скоростей.

[0943] Ken: Oh, hey! That’s what distinguishes a pro from an amateur.

[0943] Кэн: О! Понимание этого отличает профессионала от любителя.
[0944] Bill: Would you tell me how? You have to “double shift” or something, don’t you?

[0944] Билл: Не могли бы вы сейчас рассказать мне об этом? Вроде бы здесь надо делать “двойное переключение” или что-то такое?
[0945] Ken: Yeah. Well, we have a special way of talking. And I don’t think you’d understand, you know, “double-clutching” and all those—

[0945] Кэн: Да, видите ли, у нас есть свой язык. Я не знаю, поймете ли вы, но “двойное зажимание” и все это…

[0946] Bill: Well, would you try telling me about that?

[0946] Билл: Попытайтесь, пожалуйста, рассказать мне об том сейчас.

[0947] Ken: Well, no. But I could show you.

[0947] Кэн: Ну, нет, но я могу показать вам.

[0948] Bill: Good, good. Go ahead.

[0948] Билл: Хорошо, хорошо, покажите.
[0949] OK, now I show him. And at the end of my showing you, Bill, what do you do next? . . . I think that Bill is going for the same access that Joe was trying to get, but he didn’t use what he got. The metaphor he used accessed experiences that I know could be used to answer the truck driver’s question “What do you mean by a part of me?” Bill, how could you go on to use what you’ve gotten so far?

[0949] Хорошо. Сейчас я покажу ему. Но когда окончу это делать, Билл, что вы будете делать затем?.. Я думаю, что Билл хочет получить доступ к части Y тем же самым способом, что и Джо, но и он не использовал то, что он получил. Метафора, заключающая определенный актуализированный опыт, должна быть использована для того, чтобы ответить на вопрос водителя: “Что вы имеете ввиду, когда говорите о части моей личности?” Билл, как вы могли продолжить, используя то, что вы получили?
[0950] Bill: Well, the reason I’m asking is that sometimes I grind the gears when I drive my car, and I need to know—

[0950] Билл: Ну, я спрашиваю потому, что иногда, когда я веду свою машину, у меня что-то скрипит в коробке передач, и хотел бы знать…
[0951] Ken: Well, you’ve only got four or five gears at the most to deal with. If you were a truck driver, you’d know how to do thirteen-gear boxes and stuff. You don’t need to know that. The thing I’d suggest when you shift gears is that you remember your timing. Your timing’s got to be right. In fact, it will save you gas. When you get ready to shift down, you’ve got to make sure that you coordinate so that you hit that clutch and then the gas and let out the clutch, “double-clutch” it, and then you are ready to go.

[0951]Кэн: Ну, вы имеете дело максимум с четырьмя или пятью скоростями. Если б вы были водителем грузовика, вы должны были бы знать, как иметь дело с тринадцатью передачами. Вам совершенно не надо этого знать. Я бы хотел сказать вам такую вещь, что когда вы имеете дело с коробкой передач, вы должны всегда помнить о согласованности ваших движений. Если вы будете их согласовывать, все будет хорошо. Фактически это сбережет вам горючее. Когда вы готовы снизить скорость, вы должны убедиться, что вы скоординировали свои движения так, что вы нажимаете на сцепление, затем на газ, затем отпускаете сцепление, делаете “двойной нажим”, вот и вы готовы ехать.
[0952] Rose: I rode across the country with a truck driver once, and as we were driving along, I realized that he was listening to his tires, and to the sound of his load shifting, and to music on a tape, and he was talking to me—all at once.

[0952] Роза: Однажды я долго ехала в кабине с водителем грузовика и вдруг осознала, что в одно и то же время он прислушивается к шуму колес, к звукам, которые издает груз в кузове, к музыке, которая звучит в кабине, и вместе с тем он еще беседует со мной.
[0953] Ken: Yeah, you get real automatic when you’ve driven a truck for a while. After a while you don’t even have to think about it. . . .

[0953] Кэн: О, да, когда вы водите грузовик, то через некоторое время начинаете делать это совершенно автоматически. Когда проходит некоторое время, вам уже совсем не надо думать об этом.
[0954] Now I’m going to come out of quotes again. Rose is going for exactly the portion of this metaphor that I would go for in your position. Don’t let this opportunity go by. Rose can now say to me, “I want you to notice that there are parts of you that do things automatically. When I say ‘parts,’ that’s just a way of talking. Of course it doesn’t mean anything. There are parts of you that know how to shift gears and listen for load shifts and listen for the tone of the engine, so you don’t have to consciously think about those things. It’s as if a part of you drives the truck automatically, leaving the rest of you free to do things like enjoying talking to your passenger or your partner. It’s as if there are parts of you that can be assigned certain responsibilities, but now the part of you that makes you do Y is out of control. We’ve got to reestablish some contact, because it’s doing things that you don’t like.”

[0954] А сейчас я снова отменяю кавычки. Роза подошла к той части метафоры, которая вам всем была нужна. Давайте не пройдем мимо этой возможности. Роза теперь может сказать мне: “А сейчас я хочу, чтобы вы заметили, что у вас есть все эти части, которые все это делают автоматических. Когда я говорю “части”, это просто такой способ выражения. Конечно, это ничего не означает. У вас есть такие части, которые знают, как обращаться с коробкой передач, как прислушиваться к звукам, которые подаст груз, и к звукам мотора, и все это для того, чтобы вы сами не уделяли внимания всем этим вещам. Дело обстоит так, как будто некоторые части вашей личности ведут грузовик автоматически, представляя всем остальным частям вашей личности свободу, например, наслаждаться разговором с вашим пассажиром или партнером. Дело обстоит так, как будто у вас есть части, каждая из которых отвечает за что-то определенное, но сейчас мы имеем дело с такой частью вашей личности, которая заставляет вас делать Y против вашего желания. Мы хотим, чтобы вы снова восстановили контакт с той частью, поскольку она делает что-то, что вам не нравится.
[0955] If you do that, you’ve relativized your model to the world of a truck driver, without spending twenty-four days teaching him to be an NLP practitioner. You’ve simply accessed an experience of his that is a counterpart to the notion of “parts.” I’m not saying that this maneuver is the one you “should” make next. It is one way for you to use what Rose did to overcome the difficulty that I presented.

[0955] Если вы сделаете это, то это будет означать, что вы приспособили вашу модель таким образом, что она вписалась в модель мира этого водителя грузовика. И вам не понадобилось для этого двадцать четыре дня обучать его нейролингвистичсскому программированию. Вы просто получили доступ к таким его переживаниям, которые соответствуют понятиям “частей личности”. Я не говорю, что этот прием представляет собой нечто, что вы “должны” сделать на следующем шаге. Это всего лишь один способ использования того, что сделала Роза для преодоления той трудности, которую я вам организовал.
[0956] Accessing an experience of doing something well and automatically is also useful in another way. You’ve accessed a state in which I am resourceful, and you can use that state later on. In addition, this particular auditory resource state involves a representational system shift from the kinesthetic way that I described the problem state Y.

[0956] Оживление переживания успешного и автоматического действия весьма полезно еще и в другом аспекте. Вы получаете доступ к состоянию, в котором я использую свои ресурсы, и вы можете впоследствии использовать то состояние. Кроме того, данный конкретный аудиальный ресурс переводит все из кинестетической репрезентативной системы, в которой описал проблемное состояние Y, в аудиальную.

[0957] Woman: So how do we anchor that?

[0957] Женщина:. А как мы будем это закреплять с помощью якоря?
[0958] At the point that I said “Yeah, it becomes automatic after a while,” you say “Good” and slap your hands together lightly, or anchor in some other way.

[0958] Тогда, когда я сказал: “Да, через некоторое время это становится автоматическим”, вы говорите: “Хорошо”, или громко хлопаете в ладоши, или же используете какой-то другой якорь.

[0959] Woman: What are you anchoring there?

[0959] Женщина. Что мы сейчас закрепляем с помощью якоря?
[0960] You are anchoring my understanding that there are unconscious parts of me that are useful, and that I don’t know much about.

[0960] Вы закрепляете мое понимание того, что существуют в моем подсознании такие части, которые являются для меня весьма полезными, и что я немного об этом знаю.
[0961] Man: In this case would it be more elegant to anchor auditorily, since you were talking about auditory resources?

[0961] Мужчина: Мне кажется, что было бы более элегантным поставить аудиальный якорь, поскольку мы говорим об аудиальных ресурсах.
[0962] I anchor in all systems. When we teach tactile anchoring, we claim we do so because tactile anchors are so obvious. Actually we teach it because if you anchor with a touch, you are likely to anchor simultaneously in all other systems as well. When I’m anchoring, I change my body posture so that I can touch the client. That’s a visual anchor if his eyes are open. At the same time, I’m talking in a certain tone of voice; that becomes an auditory anchor. I recommend anchoring
in all systems simultaneously, unless you want to be sure that your anchoring stays outside the person’s awareness.

[0962] Я ставлю якоря во всех системах. Когда мы ставим тактильные якоря, мы делаем это потому, что тактильные якоря весьма очевидны и им трудно сопротивляться. В действительности же мы учим вас использовать тактильные якоря потому, что, если вы используете прикосновение, вы скорее всего используете вместе с тем и все остальные репрезентативные системы. Когда я беру на якорь что-либо, я меняю свою позу, чтобы прикоснуться к клиенту. Если его глаза открыты, то мое действие представляет собой и визуальный якорь. Вместе с тем я при этом и говорю с определенной интонацией, и это становится аудиальным якорем. Я рекомендую вам ставить во всех системах одновременно, если вы хотите быть уверенным в том, что ваше действие останется вне сознания клиента.
[0963] Another advantage of tactile anchoring is that it is irresistible. There are survival programs that will interrupt any other sensory input in favor of a tactile input. If you are inside talking to yourself and I use a tonal shift, you may not even register it, and you may not respond to it. If your pupils are dilated and I use a visual anchor, you may not be responsive. But if you are touched, you will respond.

[0963] Другое преимущество тактильного якоря состоит в том, что ему невозможно сопротивляться. У человека существуют программы, направленные на выживание организма, которые блокируют любой сенсорный входа пользу тактильного. Если вы находитесь внутри себя и говорите себе что-либо, а я при этом использую изменение тона своего голоса, вы можете этого даже не зарегистрировать и не прореагировать на это. Если ваши зрачки расширены, а и при этом использую визуальный якорь, вы можете на это не реагировать. Но если я к вам прикоснусь, вы обязательно отреагируете.
[0964] Strictly speaking, you only need an anchor in one system. In general, anchoring in the system that is accessed will be more streamlined. In his case it’s auditory. However, unless you have some special considerations, why not use all systems?

[0964] Строго говоря, вам необходим якорь лишь в одной системе. Вообще говоря, постановка якоря в системе, к которой имеется доступ, будет более целесообразной. В нашем случае Это аудиальная система. Однако, если у вас нет каких-либо специальных соображений, почему бы не использовать все системы?
[0965] Now let’s go back to what we just did with reframing: accessing an understanding of the notion of unconscious parts. If someone doesn’t think he has “parts,” there are lots of approaches you can take. I once worked with a woman who believed that she didn’t have an unconscious mind. She came in with every hair meticulously in place, and she thought that everything she did was under conscious control. The idea of “parts” didn’t make any sense to her. I first got rapport at the unconscious level by using mirroring, crossover mirroring, embedded commands, metaphors, and other maneuvers. She was puzzled by what I was doing, but I continued until I was getting really good unconscious responses from her.

[0965] А сейчас давайте вернемся к нашему переформированию, достижению понимания того, что такое части подсознания. Если кто-то не считает, что у него есть части, то вы можете в ответ на это повести себя по-разному. Однажды я работал с женщиной, которая была убеждена в том, что у нее вообще нет подсознания. Она пришла ко мне с прической, уложенной волосок к волоску, и думала, что все ее действия находятся под контролем сознания. Идея “частей” для нее не имела никакого смысла. Сначала я добился с ней раппорта на подсознательном уровне, используя отражение, перекрестное отражение, скрытые команды, метафоры и другие приемы. Она была озадачена тем, что я делаю, но я продолжал, пока не начал от нее получать вполне хорошие подсознательные реакции.
[0966] Then I said “Now I’m going to demonstrate that you are a fool.” That got her attention. “There are parts of you that are very powerful allies, and until you appreciate them, you are going to have lots of difficulties. I want to demonstrate their presence. You have congruently stated to me that you do not believe you have an unconscious mind. You think you are in control of your behavior. It’s obvious to me that you are not in control of your problem behavior, but I assume that you run your own body. That is, I assume that you know what your body temperature is, and that you can control it to some degree.” She said “Of course.” She couldn’t make any other answer, because she thought she didn’t have an unconscious mind.

[0966] Затем я сказал: “А сейчас я собираюсь продемонстрировать вам, что вы дура”. Это привлекло ее внимание “У вас есть части, которые могут быть весьма могущественными союзниками, и, пока вы не оцените их по достоинству, у вас будет много трудностей. Я хочу продемонстрировать вам их присутствие. Вы конгруэнтно утверждаете, что вы не верите в то, что у вас есть подсознание. Вы думаете, что вы контролируете все свое поведение. Для меня очевидно, что вы не контролируете ваше проблемное поведение, но я предполагаю, что вы можете управлять собственным телом. То есть я предполагаю, что вы знаете, какова температура вашего тела, и в какой-то степени можете управлять этой температурой”. Она ответила: “Конечно”. Она не могла ответить по-другому, потому что считала, что у нее нет подсознания.
[0967] So I said “In a moment I’m going to reach over and touch your left arm from the shoulder to the elbow, and when I do, that arm will turn ice cold. And I request that you resist me with all the conscious force you have.” I waited until I got an unconscious signal “OK, I’m ready.” Then I reached over and touched her arm, and she got chills. Then I said “But notice how warm the other arm is.” The other arm instantly became warmer.

[0967] Итак, я сказал: “Через некоторое время я протяну руку и коснусь вашей руки, проводя по ней от плеча к локтю; и, когда я это буду делать, рука станет такой холодной, что просто ледяной, Я требую, чтобы вы сопротивлялись мне изо всех сил, которые у вас сеть”. Я подождал, пока не получил подсознательный сигнал: “Хорошо, я готова.” Затем я протянул руку и коснулся ее руки, и она задрожала. Тогда я сказал: “Но посмотрите, какая теплая ваша другая рука”. Другая рука действительно стала теплее.
[0968] I demonstrated to her that I could actually change the temperature of her body, and that she could not resist. In fact, the more she attempted to resist, the more dramatic the changes were. At that point I had convinced her of the reality of at least one other part of herself.

[0968] Я продемонстрировал ей, что я действительно могу изменить температуру ее тела, и она не может этому сопротивляться. В сущности, чем более она сопротивлялась, тем более драматическими были изменения. Я в этот момент ее убедил в том, что у нес есть еще хоть одна подсознательная часть.
[0969] Man: Why was it necessary to do anything with what she consciously
thought was true?

[0969] Мужчина: А почему надо было обязательно делать что-то с тем, что ее подсознание считало правдой?
[0970] It wasn’t. The only value in throwing a bone to the conscious mind every once in a while is to keep the person from raising too many objections. It keeps her from saying “This isn’t working. You don’t understand what you are doing.”

[0970] Это не было необходимостью. Единственная польза от того, что время от времени вы бросаете сознанию жирный кусок, состоит в том, что тем самым вы избегаете возражений со стороны клиента. Это не дает ему сказать: “Это не работает. Вы сами не понимаете, что делаете.”
[0971] Now let’s go back to reframing. Assume that you’ve got access to the
part of me that makes me do Y. Now continue.

[0971] А теперь снова вернемся к переформированию. Предположим, что вы получили доступ к части, которая управляет поведением Y. А сейчас продолжайте.
[0972] Bill: You know, as you are driving along the highway, you’ve got a whole bunch of dials in front of you that tell you lots of things. The water gauge is kind of a way for the engine to tell you “Hey, I need water” when the water level is too low and the temperature is getting too high.

[0972] Билл: Знаете, вот когда вы проезжаете по развязке, перед вами масса показаний приборов, и эти показания говорят вам о множестве вещей. Например, один из измерительных приборов дает возможность мотору сказать вам: “Эй, мне нужна вода”, когда уровень воды слишком низок и температура поднимается слишком высоко.

[0973] Ken: That’s a funny way to talk about it!

[0973] Кэн: Мне становится смешно, когда вы так говорите об этом!
[0974] Bill: Yeah, I know, but just imagine it. You have an oil pressure gauge that lets you know whether or not the engine needs oil. (Ken: Yeah.) And I know it’s kind of silly to think about, but I’m wondering, if the part of you that runs Y were a part of an engine, what type of gauge would you need for that part to let you know what it wants? Would it be a visual gauge? Would it be a sound? Would it be some feeling?

[0974] Билл: Да, я понимаю, но просто представьте себе это. У вас есть прибор, который показывает давление масла и позволяет вам узнавать, когда мотор нуждается в масле. (Кэн: Да, да.) Я знаю, что глупо так говорить об этом, но я хотел бы знать: вот если бы часть вашей личности, которая отвечает за Y, была бы частью мотора, в каком типе измерительного прибора вы бы нуждались для того, чтобы узнать, что эта часть вашей личности хочет? Это был бы визуальный измерительный прибор? Или это было бы чувство?
[0975] Ken: Well, I can’t see anything. I suppose it would have to be a feeling.

[0975] Кэн: Ну. видеть я ничего не могу, я предполагаю, что это было бы чувство.
[0976] Bill: I’m sure that you can tell when your tires need air by feeling the way the truck rides. You know how you can tell whether the tires on your rig are full or not just by the sluggishness of the truck, right?

[0976] Билл: Я совершенно уверен в том, что вы можете сказать, когда шины вашего грузовика нуждаются в воздухе, ощущая это по движению грузовика. Вы ведь знаете, каким образом вы узнаете, когда шины вашего грузовика полны воздуха, а когда нет, просто по способу движения грузовика, не так ли?

[0977] Ken: Yeah, you’ve got to be able to! Yeah, I know what you are talking about.

[0977] Кэн: Да, да, я знаю, о чем вы говорите.
[0978] I hope you all understand what Bill is doing. He’s using my perceptual reality to make all the points that he wants to make. If you have this kind of flexibility to shift your words and examples so as to make sense in my reality, then you can communicate artistically.

[0978] Я надеюсь, вы все поняли, что делает Билл, Он использует мою перцептуальную реальность, чтобы поставить все точки над i которые он хочет поставить. Если у вас есть такой тип гибкости, который позволит вам варьировать ваши слова и примеры так, чтобы они имели смысл в моей реальности, то вы умеете общаться артистически.
[0979] Bill: Do you think that after all the years you’ve been driving truck, you could tell the slightest difference in tire pressure?

[0979] Билл: Не думаете ли вы, что после многолетней практики вождения грузовика вы можете определить минимальные различия в давлении воздуха в шине?

[0980] Ken: Yeah, I’m good at it.

[0980] Кэн: Да, я думаю, я делаю это хорошо.
[0981] Bill: Are you good enough to tell a slight difference in this feeling (Bill gestures towards Ken’s stomach.) that you get from the part that runs Y?

[0981] Билл: Можете ли вы так же хорошо различать интенсивность того чувства, которое вы получаете от части, управляющей поведением Y. (Билл показывает на желудок Кэна).
[0982] Ken: Oh, yeah! I know when that’s happening. There’s no doubt about it.

[0982] Кэн: О, да! Я знаю, что здесь происходит… Без всякого сомнения я об этом знаю.
[0983] Bill: Well, I’d like you to tell me what type of difference you feel when it changes?

[0983] Бил: А сейчас я хочу, чтобы вы мне сказали, что вы ощущаете, когда это чувство Y меняется?
[0984] Ken: Well, when I’m doing Y . . . Do you want me to just go ahead and tell you about this, or do you want me to still use this Y and Z routine?

[0984] Кэн: Ну, когда я делаю Y… не хотите ли вы, чтобы я сказал вам прямо об этом, или же вы хотите, чтобы я продолжал использовать эти обозначения: Y и?

[0985] Bill: You’re out front. You’re a truck driver. You can just tell me.

[0985] Билл: Вы можете прямо сказать мне об этом.
[0986] Ken: Yeah. OK. When I get home from a trip, I’m really tired. (His shoulders sag.) I’ve been on the road for fourteen to sixteen hours sometimes. The first thing that happens when I walk in the door is that my wife comes up to me and goes “Hi, honey, tell me about your trip.” (He stiffens up.) But all I want to do right then is fall into bed and relax. And the more I try to just do what I need to do to fall into bed and relax, the more she wants to talk . . . you know . . . because she’s interested, if you know what I mean. . . . You know what happened? She went back to school. I mean, education is important—

[0986] Кэн: Да, хорошо. Когда я возвращаюсь домой из поездки, я действительно чувствую себя усталым (его плечи поникают), я провожу в дороге от 14 до 16 часов. И первое, что происходит, когда я вхожу в дверь дома, моя жена подходит ко мне и начинает: “Привет, дорогой, расскажи же мне о своей поездке” (он напрягается). Но все, что я хочу сделать прямо в этот момент, это упасть в кровать и отдохнуть. И чем больше я стараюсь это сделать, тем больше она хочет говорить… вы знаете… потому что ей интересно, если вы понимаете, что я имею в виду… И вы знаете, что происходит? Она возвращается в школу. Я считаю образование, конечно, очень важной вещью…
[0987] Bill: Let’s hold it for a second. I would really like to find out all about what she’s been doing, but—

[0987] Билл: Задержитесь, пожалуйста, на секунду: я действительно очень хочу узнать, что она делает, но…

[0988] Ken: Well, I’ll tell you. I don’t—

[0988] Кэн: Да, я скажу вам. Я не…

[0989] Bill: But I have one question before that.

[0989] Билл: Но перед этим я хочу задать вам один вопрос.

[0990] Ken: Yeah? What’s that?

[0990] Кэн: Да? Что это за вопрос?
[0991] Bill: When she comes up to you and says “Hi, honey . . .” what is she trying to do? What does she want from you? Do you think she wants your attention, your love?

[0991] Билл: Когда она подходит к вам и говорит: “Привет, дорогой… что она старается сделать? Что она от вас хочет? Не считаете ли вы, что она хочет вашего внимания, хочет проявления вашей любви?
[0992] Ken: Yeah, she wants my attention, my love. Yeah. I’ve been away sixteen hours, you know! (He leans back into a position of pride and self-satisfaction.)

[0992] Кэн: Да, да, она хочет моего внимания, моей любви. Да, меня ведь не было 16 часов (он снова принимает позу гордости и самоудовлетворения).
[0993] Bill: Do you think you have the ability to show her your love before she even asks for it? Is that a challenge you are man enough to meet?

[0993] Билл: Как вы считаете, есть ли у вас способность проявлять любовь до того момента, как она об этом попросит? Достаточно ли вы мужественны, чтобы принять такой вызов?
[0994] Ken: Hey! Of course! (He straightens up and his body shifts to a more “confident” posture.)

[0994]Кэн: О, конечно! (он выпрямляется и принимает еще более “уверенную” позу)

[0995] Good. That’s content reframing. Bill didn’t bother to go through the official six-step reframing model; he simply used my beliefs about myself to get leverage to induce a change. The thing that is very elegant about the sequence that just occurred is that Bill had the flexibility to find the things in my reality that he could use as leverage to get me to use some new behavior. I’ve given him several indications, both analogically and verbally, “Well, I’ve been away sixteen hours, you know, that I take pride in being a real “man.” So he says “Are you man enough to take control of the situation?” And that would work. Bill also had the finesse to be able to stop me from talking about my wife going back to school, which was irrelevant to what Bill wanted to accomplish.

[0995] Хорошо. Это переформирование содержания. Билл не очень беспокоился о том, чтобы следовать стандартной модели шестишагового переформирования. Он просто использовал мои убеждения и мое представление о себе как рычаг для вызывания изменений. Элегантность всей той последовательности событий, которая сейчас произошла, заключается в том, что у Билла имелась достаточная гибкость, чтобы найти в моей реальности такие вещи, которые он мог бы использовать в качестве рычага для того, чтобы я проявил какие-то новые поведенческие реакции. Я дал ему некоторые намеки, и вербальные, и невербальные: “Ну, ведь меня не было 16 часов” на то, что я горжусь тем, что я “настоящий мужчина”. Итак, затем он говорит: “Достаточно ли вы мужественны, чтобы взять на себя контроль над ситуацией? И это будет работать. Билл поступил также весьма утонченно, оказавшись в состоянии удержать меня от того, чтобы я рассказывал о своей жене и о том, как она возвращается в школу, что совершенно не имело отношения к тому, что Билл собирался сделать.

[0996] Man: Isn’t this hypothetical truck driver asking you to change his wife’s behavior, though?

[0996] Мужчина: Я понял так, что этот гипотетический водитель грузовика просил о том, чтобы изменили поведение его жены, не так ли?

[0997] As a therapist, the perceptual frame you can use is “Of course you want her to be different, and the way that’s going to happen is that you’ll be different: your being different will make her different.” Of course you won’t tell the client that. You are going to use leverage the way Bill just did, in order to force the truck driver into new behavior. That will have the effect of changing her behavior.

[0997] Как у терапевта, перцептуальная рамка, которую вы можете использовать, может быть такова: “Конечно, вы хотите, чтобы она была другой. Но способ, с помощью которого вы можете это получить, это самому стать другим. Если изменитесь вы, то изменится и она”. Конечно. вы можете не говорить клиенту прямо это, вы можете использовать, рычаг, как то, что сделал Билл, чтобы помочь этому человеку проявить новые поведенческие реакции… Конечно, это бы имело влияние и на ее поведение.

[0998] OK. Do you have any comments about the sequence that we just role-played here? Notice that this was not a standard six-step reframing. However, most of the steps were there; they were just externalized. After Bill made the content reframe, I became the part that was the new behavior. I didn’t look the way I looked when I talked about Y. When I became the new behavior, I actually accessed the situation in all systems. I saw my wife, heard the sound of her voice, and had the kinesthetic sensations of being at home. That takes care of the futurepace, so Bill doesn’t need to ask “Will that part take responsibility for the new behavior occurring in that same context?”

[0998] Хорошо. Если есть у вас какие-либо комментарии относительно нашей ролевой игры… Заметьте, что это не было стандартным шестишаговым переформированием. Тем не менее большинство из шагов было в наличии, они были просто экстернализировали. После того, как Билл сделал переформирование содержания, я стал частью, которая представляла собой новое поведение. Я больше не выглядел так, как я выглядел раньше, говоря об Y. Когда я стал этой частью, я в действительности сделал себе доступной ситуацию во всех системах. Я увидел мою жену, услышал звук ее голоса и кинестетически ощущал себя так же, как дома. Это имеет отношение к присоединению к будущему. И Билл совершено не нуждался в том, чтобы спрашивать: “Возьмет ли эта часть на себя ответственность за новое поведение, возникающее в том же самом контексте?”

[0999] The ecological check hasn’t come up yet, but I assume that he would go there next. Alternatively, he could use a second session with me as an ecological check. You don’t have to do all of the steps in the same session, although it’s much better if you do.

[0999] Экологической проверки еще не было, но я предполагаю, что Билл сделал бы это на следующем шаге. Альтернативный путь заключается в том, что он мог использовать вторую встречу со мной как экологическую проверку. Вы не должны делать все шаги на одном и том же сеансе, хотя гораздо лучше, если вы все-таки это сделаете.

[1000] Woman: How about testing?

[1000] Женщина: А как насчет проверки?

[1001] That’s a good question. How would you test?

[1001] Это хороший вопрос. Как бы вы могли проверить?

[1002] Woman: Are you going home after this, or are you going on a trip somewhere?

[1002] Женщина: Сейчас вы пойдете домой или поедете в очередную поездку?

[1003] Ken: No, I’m going straight home after this. (Ken analogically accesses the new behavior.)

[1003] Кэн: Нет, я сейчас пойду прямо домой (Кэн невербально демонстрирует новое поведение).

[1004] Woman: What are you going to do when you get home?

[1004] Женщина: Что вы собираетесь делать дома?

[1005] Ken: None of your business! As a matter of fact, are we about done? I’m ready to go.

[1005] Кэн: Никаких дел! В сущности мы ведь с вами уже закончили? Я уже готов идти.

[1006] Fred: There’s just one quick thing before you go.

[1006] Фред: Но перед этим давайте сделаем одну очень небольшую вещь.

[1007] Ken: What’s that?

[1007] Кэн: Что именно?

[1008] Fred: Your wife’s at home, and you have children, right?

[1008] Фред: Сейчас ваша жена дома, и у вас есть дети, не так ли?

[1009] Ken: Yeah, but they’re at school right now.

[1009] Кэн: Да, но они сейчас в школе.

[1010] Fred is checking for ecological considerations now.

[1010] Фред: Сейчас сделаем проверку из экологических соображений.

[1011] Fred: When you walk in the door and see your wife, I want you to “put the hammer down and convoy.”

[1011] -?????

[1012] Exercise

[1012] Упражнения
[1013] Now I want you to write down three situations that you frequently encounter in six-step reframing that you want more choices about coping with. It might be that you are unable to get access to a signal system. It might be that you don’t know what to do when the client gets confused in the middle of the reframing process and says “I don’t know what I’m doing anymore.” It might be that the person says she can’t access her creative part. Or perhaps the part says it won’t take responsibility for implementing the new choices, because it’s not certain whether they’ll work. Here is an outline of six-step reframing to help you identify the points at which you would like to have more choices

[1013] А сейчас я хочу, чтобы каждый из вас записал 3 ситуации, с которыми вы часто сталкиваетесь, когда делаете шестишаговое переформирование. Это надо для того, чтобы в конце концов у вас появилось бы больше выборов в этих ключевых ситуациях. Может быть, что вы не в состоянии получить доступ к сигнальной системе. Может быть также, что вы не знаете, что делать, когда клиент запутался в середине процесса переформирования и говорит: “Я не знаю, что я делаю”. Может быть также, что человек считает, что не может получить доступ к своей творческой части. Или же возможно, что часть, ответственная за нежелательный стереотип поведения, не хочет брать на себя ответственность за реализацию новых выборов, потому что она не уверена в том, что новые стереотипы сработают. Сейчас я дам вам план шестишагового переформирования, чтобы помочь вам идентифицировать те точки, в которых вынуждаетесь в большем количестве выборов.

[1014] Six-Step Reframing Outline

[1014] План шестишагового рефрейминг
[1015] 1) Identify the pattern (X) to be changed. “I want to stop X’ing but I can’t,” or “I want to Y, but something stops me.”

[1015] 1. Идентифицируйте стереотип X, который вы хотите изменить. “Я хочу приступать делать X, но не могу”. Или “Я хочу делать Y, но меня что-то останавливает”.
[1016] 2) Establish communication with the part responsible for the pattern.
a) “Will the part of me that makes me X communicate with me in consciousness?” Pay attention to any feelings, images, or sounds that occur in response to asking that question internally.
b) Establish the “yes/no” meaning of the signal. Have it increase in brightness, volume, or intensity for “yes,” and decrease for “no.”

[1016] 2. Установите коммуникацию, с частью, ответственной за стереотип X.
а) “Будет ли та часть моей личности, которая отвечает за стереотип X, коммуницировать со мной в сознании?” Обратите внимание на любые чувства или звуки, которые возникают внутри вас после того, как вы зададите себе этот вопрос внутри себя.
б) Установите значение сигнала: “да” и “нет”. Пусть яркость, громкость или интенсивность сигнала возрастает, если имеет место ответ “да”, и уменьшается, если вы получаете ответ “нет”.
[1017] 3) Separate the behavior, pattern X, from the positive intention of the part that is responsible for X. The unwanted behavior is only a way to achieve some positive function.
a) Ask the part that runs X “Would you be willing to let me know in consciousness what you are trying to do for me by Pattern X?”
b) If you get a “yes” response, ask the part to go ahead and communicate its intention. If you get a “no” response, proceed with unconscious reframing, presupposing positive intention.
c) Is that intention acceptable to consciousness? Do you want to have a part of you which fulfills that function?
d) Ask the part that runs X “If there were ways to accomplish your positive function that would work as well as, or better than X, would you be interested in trying them out?”

[1017] 3. Отделите поведение стереотипа Х от позитивного намерения той части, которая отвечает за X. Положительное поведение является всего лишь способом достижения какой-либо позитивной цели.
а) Спросите часть, которая отвечает за стереотип X: “Не хочешь ли ты дать ме возможность осознать, что ты стараешься делать для меня с помощью стереотипа х?”
б) Если вы получите ответ “да”, попросите эту часть пойти дальше и сказать открыто об этом намерении. Если вы получите ответ “нет”, оставьте это намерение бессознательным, предполагая, что это существует.
в) Приемлемо ли это намерение для сознания?: Хотели бы вы иметь часть, которая бы выполняла эту функцию?
г) Спросите часть, которая отвечает за стереотип X: “Если бы вам. были известны способы достижения той же самой цели, которые были бы настолько надежны или даже более надежны, чем X, были бы вы заинтересованы в том, чтобы реализовать их?”
[1018] 4) Access a creative part, and generate new behaviors to accomplish the positive function.
a) Access experiences of creativity and anchor them, or ask “Are you aware of a creative part of yourself?”
b) Have the part that runs X communicate its positive function to the creative part, allow the creative part to generate more choices to accomplish that function, and have the part that used to run X select three choices that are at least as good or better than X. Have it give a “yes” signal each time it selects such an alternative.

[1018] 4. Получите доступ к творческой части, и попросите ее о том, чтобы она генерировала новые поведенческие реакции для достижения данной позитивной функции.
а) Получите доступ к преживаниям креактивности и закрепите их с помощью якоря или же спросите: “Осознаете ли вы, что у вас есть творческая часть?”
б) Попросите часть, ответственную за стереотип X, сообщить свою позитивную функцию творческой части и разрешите творческой части генерировать новые выборы для достижения той самой позитивной цели. Заставьте часть, ответственную за х, выдать
3 варианта, которые являются по меньшей мере, настолько же хорошими или лучшими, чем х. Пусть часть Х дает сигнал “да” каждый раз, если она примет какой-либо вариант как альтернативный X.
[1019] 5) Ask the part “Are you willing to take responsibility for using the three new alternatives in the appropriate context?” This provides a future-pace. In addition you can ask the part at the unconscious level to identify the sensory cues that will trigger the new choices, and to experience fully what it’s like to have those sensory cues effortlessly and automatically bring on one of the new choices.

[1019] 5. Спросите часть X: “Не хочешь ли ты взять на себя ответственность за то, чтобы использовать 3 новых варианта поведения в соответствующем контексте?” Это обеспечит присоединение к будущему. Коме того, вы можете просить часть Х на подсознательном уровне идентифицировать сенсорные сигналы, которые будут запускать функционирование новых вариантов поведения и полностью переживать то состояние, в котором клиент бы находился, когда бы эти сенсорные сигналы автоматически запускали бы новые реакции, которые протекали бы легко и автоматически.
[1020] 6) Ecological Check. “Is there any part of me that objects to any of the
three new alternatives?” If there is a “yes” response, recycle to step 2 above.

[1020] 6. Экологическая проверка. “Есть ли внутри меня какая-либо часть, которая бы возражала против хотя бы одного из этих трех новых вариантов поведения?” Если получен ответ “да”, возвратитесь на шаг 2.

[1021] Whatever “obstacles” you have encountered in doing reframing, I want you to select three that you’d really like to have more choices in dealing with. Then I want you to do an exercise in groups of three. Person A is going to look at his or her list of “obstacles” and role-play one of them as a client. B will then role-play an NLP programmer and try out ways to cope with the situation. Person C will be a consultant to keep B from falling into content and to keep B oriented.

[1021] С какими бы “препятствиями” вы ни сталкивались, производя переформирование, я хочу, чтобы вы выбрали три из них для того, чтобы у вас в конце концов появилось большое количество вариантов реакций на эти препятствия. Итак, я хочу, чтобы вы сделали это упражнение в группах из 3 человек. В каждой группе будет 3 человека: А, Б и С. А посмотрит на свой список препятствий и будет играть роль клиента, изображая эти препятствия. Б будет играть роль нейролингвистического программиста и пробовать разные способы реакций на представленную клиентом ситуацию. С будет консультантом и должен будет удерживать Б от того, чтобы впасть в содержание, и ориентировать его в процессе.

[1022] For instance, if you are A, you will say something like “You’ve established rapport with me and set up a signal system with the part that runs X. We’re on step three: you just asked the part if it will communicate its positive intention to me consciously. The response I’ve gotten is that I don’t experience the old signal at all, but I have two different signals.” So A will set the stage at exactly the point in reframing where A wants more choices.

[1022]Например, если вы А, вы скажете, например, вот что: “Вы установили со мной раппорт и установили сигнальную систему для части, которая отвечает за X. Вы находитесь на третьем шаги: вы просто можете спросить часть, будет ли она в состоянии сказать мне о своем позитивном намерении, так чтобы я это осознал. Реакция, которую я получил, состоит в том, что я вообще перестал испытывать установленный сигнал, но при этом появилось два других сигнала.” Таким образом, А организует ситуацию, начиная именно с той точки, в которой он нуждается в большем количестве выборов.
[1023] B will then try out one method of responding to the situation that wight move A toward the next step of reframing. C will be an observer, or meta-person, and notice whether B’s maneuver is effective or not. Then I want C to ask B to think of two other responses to make to that situation, and then try out each of them.

[1023] В этом случае Б использует один из методов реагирования на данную ситуацию так, чтобы продвинуть А на следующий шаг переформирования. С будет наблюдателем или мета-программистом, и в его задачу входит оценка того, является ли эффективным прием, который применил Б. Затем я хочу, чтобы С спросил бы о том, каковы могли бы быть два других приема, с помощью которых он мог бы эффективно действовать в этой ситуации, а затем реализовать эти приемы в той же ситуации.
[1024] Let me give you an example of the way I’d like to have you do this exercise. Let’s say Beth is going to play client, Scott is going to play programmer, and Irv, you are going to be the meta-person, the consultant. Part of your job, Irv, is to observe and listen to the relationship between Scott’s behavior and Beth’s. At any point in time, I should be able to walk up to you and say “Tell me something about the relationship between the programmer’s tonality and the client’s tonality” or “Where are they in the reframing format?” So your job is to know everything that’s going on—which is impossible, so just do your best.

[1024] Разрешите мне привести пример того, как бы я хотел, чтобы вы действовали, выполняя это упражнение. Допустим Бэт будет клиентом, Скотт программистом, а Ильф будет мета-комментатором, консультантом. Вы должны, Ильф, в частности наблюдать и слушать все то, что происходит между Скоттом и Бэт. В любой момент я могу подойти к вам и попросить: “Скажите мне что-нибудь о связи тональностей голосов программиста и клиента” или “На каком шаге переформирования они находятся? “. Таким образом ваша работа состоит в том, чтобы знать все, что происходит, что обычно невозможно, так что старайтесь делать все, на что вы способны.
[1025] The second thing that Irv is responsible for as meta-person is more specific. Any time the programmer hesitates or begins to be confused, you interrupt and say “Hold on. Which step of reframing are you on?” “Step two.” “What specific outcome are you attempting to get? What’s the next small chunk of outcome you are going to get?”

[1025] Второе, за что отвечает Ильф как мета-комментатор, представляет собой нечто более конкретное. Каждый раз, когда программист колеблется или ему кажется, что он запутался, вы прерываете его и говорите: “Остановитесь, на каком шаге переформирования вы находитесь?” “На втором”. “Какого конкретного результата вы сейчас пытаетесь достигнуть? Каков следующий маленький кусочек результата, который вы именно сейчас пытаетесь получить?”
[1026] Scott should be able to respond specifically, for example: “I want to establish a robust involuntary unconscious signal system with the part responsible for the behavior.” Then Irv will say “How, specifically, are you going to do that?” Scott will respond “I’m going to access it behaviorally by pretending to do behavior X myself and thereby induce it in her. Or I can ask her to do behavior X. Or I could ask her to go inside and ask the part if it will communicate, and make sure that the signal system that comes back is involuntary.”

[1026] Скотт должен быть способен на то, чтобы ответить конкретно, например: “Я хочу установить произвольную бессознательную сигнальную систему связи с частью, ответственной за нежелательный стереотип поведения.” Тогда Ильф может сказать: “Как конкретно вы собираетесь делать это?” Скотт может ответить: “Я собираюсь бихевиорально получить доступ к этой части таким образом, что сам буду проявлять поведение X, и таким образом, индуцирую это поведение в клиенте. Или же я попрошу его проявить поведение X. Или же я могу попросить его обратиться внутрь себя, и попросить ту часть, которая отвечает за стереотип X, вступить в коммуникацию и убедиться в том, что сигнальная система работает непроизвольно.
[1027] Every time the meta-person interrupts, I want him to get not just one choice, but three options for proceeding. First you’ll find out what specific outcome the programmer is going for, and then you’ll get three ways he can attain it. These ways won’t necessarily all work, but building in at least three options at every choice point will make you much more effective in your work. If you’ve got only one choice, you are a robot. If you’ve got only two, you are in a dilemma. However, if you’ve got three, you begin to have behavioral flexibility.

[1027] Каждый раз, когда мета-комментатор прерывает, я хочу, чтобы он добивался не одного, а трех вариантов поведения. Сначала вы определите, к какому конкретному результату стремится программист, а затем вы добиваетесь. от него трех вариантов поведения, с помощью, которых он мог бы достичь этого конкретного результата. Совершенно не обязательно, чтобы три эти способа все работали, но построение по меньшей мере трех вариантов поведения в каждой точке выбора делает наши действия гораздо более эффективными. Если у вас есть только один выбор, вы робот. Если у вас есть только два выбора, вы начинаете приобретать гибкость поведения.
[1028] This is what I was asking you to do earlier when I was role-playing a client. You got access to the part in one way, so I said “Now go back to the choice point and do it some other way.”

[1028] Именно это я просил сделать вас раньше, когда играл роль клиента. Вы получаете доступ к части, ответственной за нежелательный стереотип поведения с помощью какого-либо одного способа, а я говорю дальше: “А сейчас вернемся обратно к точке выбора и сделаем это с помощью другою способа.
[1029] Meta-person, the third thing I want you to do is to interrupt if you don’t understand what’s going on. If Scott is the programmer, and under stress he goes back to some old program like “How do you feel about that?” then you can interrupt and ask the same three questions: 1) “What step are you on?” 2) “What is the specific outcome you are going for?” 3) “How is what you just did going to achieve that outcome?”

[1029] И третье, что должен делать мета-комментатор, это прерывать программиста всякий раз, если он не понимает того, что происходит. Если Скотт программист и под влиянием стресса он возвращается к старым программам, неэффективным, например: “И как вы себя чувствуете в связи с этим?:”, тогда вы должны прервать его, как мета-комментатор, и задать те же самые три вопроса: 1) На каком шаге переформирования вы находитесь? 2) Какого конкретного специфического результата вы добиваетесь? 3) Как именно вы собираетесь достичь этого результата?
[1030] If, in fact, that behavior wouldn’t get the outcome, then as metaperson you ask “How could you get that outcome?” When he gives you one way, ask “How else could you get it?” When the programmer has three ways, have him go ahead and pick one to try out.

[1030] Если на деле данный прием не ведет к достижению результата, то мета-комментатор спрашивает: “Каким образом вы можете достичь этого результага?” Когда программист отвечает, мета-комментатор спрашивает: “Каким еще способом вы можете достичь того же самого?” Когда у программиста есть 3 варианта, заставьте его выбрать один из них и реализовать его.
[1031] If the programmer is incongruent in delivering the method, you interrupt again. This time give specific feedback about what the programmer could do to be more congruent. “Change your voice tone and tempo in this way,” or “Change your body posture and gestures in this way.” You are all here to become more graceful communicators than you already are. If there is any incongruity in your behavior, I believe that you’ll want to know about it, because being incongruent is selfdefeating. When you are the programmer, your 7 ± 2 chunks of conscious attention will be involved in communicating with the client and getting responses. The meta-person will have more attention free to notice what’s going on, so use the information that the meta-person communicates to you.

[1031] Если программист проявляет неконгруэнтность, вы тоже должны его прервать. В этот, раз, как мета-комментатор, вы даете ему конкретную обратную связь о том, что бы он мог сделать, чтобы быть более конгруэнтным. “Измените интонацию голоса и темп речи таким-то образом” или “Измените свою позу и жестикуляцию вот так-то”. Все вы здесь должны стать более изощренными коммуникаторами, чем вы являетесь в настоящий момент: Если в вашем поведении есть некоторая неконгруэнтность, я убежден, что вы хотите об этом знать, поскольку быть неконгруэнтным это разрушать себя. Если вы программист, ваши 7+-2 элемента сознательного внимания направлены на коммуникацию с клиентом и на получение от него реакций.
[1032] As a meta-person the finest thing that you can do to assist the programmer is to interrupt at any time that you don’t understand what’s going on, the programmer hesitates, or the programmer is incongruent in his behavior.

[1032]Внимание же мета-комментатора более свободно от этого, и он может заметить, что происходит, и вы, как программист, можете использовать ту информацию, которую он вам даст. Итак. самое лучшее, что вы можете сделать как мета-комментатор для программиста, это прерывать его всякий раз, если вы не понимаете, что происходит, когда он колеблется и проявляет неконгруэнтность своим поведением.
[1033] Rose: So when my meta-person interrupts, rather than treating him like a mosquito and swatting him, I’m to treat my meta-person as a generator of new behaviors especially built in for me?

[1033]Роза: Таким образом, когда мой мета-комментатор меня прерывает, я вместо того, чтобы принять его как москита и отмахиваться от него, должна воспринять его как генератор нового поведения, который создан специально для меня?
[1034] He will be a generator of new behavior only in the sense that he will challenge you by asking you the questions. You need to come up with your own solutions. He is not there to provide you with solutions directly.

[1034] Он будет генератором вашего нового поведения только в том смысле, что он будет стимулировать вас, задавая вам вопросы. Вы же должны действовать, принимая собственные решения. Он не будет выдавать вам решения в готовом виде.
[1035] Woman: Earlier when we were doing an exercise, the meta-person kept jumping in and interrupting what the programmer was doing. It seemed like the programmer was ready to go along to the next step, but the meta-person would jump in before the programmer could move on. Should I ask the meta-person to slow down?

[1035] Женщина: Раньше, когда мы делали упражнения, мета-комментатор врывался еще перед тем, как программист мог начать делать этот шаг. Должна ли я в этом случае попросить мета-комментатора действовать помедленнее?
[1036] Negotiate with your meta-person about the interventions that are appropriate for you. Keep in mind that it’s difficult to interrupt too much in an artificial situation like this one that is set up solely for the sake of learning to have more choices. However, you are a human being with your own needs. If there are so many interruptions that it disorients you, say “Hey! I need at least a minute and a half at a time before you jump in again, unless there’s something really important.” So negotiate that with your meta-person. And you can also reframe
yourself so that you think of every interruption in terms of what you may be able to learn from it.

[1036] Договоритесь с вашим мета-комментатором о том, какие способы вмешательства приемлемы для вас. Помните, что в этой искусственной ситуации, созданной только для того, чтобы вы научились выбору в ключевых точках, прерывать очень трудно. Тем не менеевы человеческое существо, у вас есть свои определенные нужды. Если мета-комментатор вмешивается так часто, что это вас дезориентирует, скажите: “Эй, мне нужна по крайней мере минута до того, как вы снова вмешаетесь, если только вам не понадобится сказать что-то чрезвычайно нужное”. Итак, договоритесь об этом с вашим мета-комментатором. Вы можете также переформировать себя так, чтобы воспринимать каждое вмешательство как возможность научиться чему-то новому.
[1037] When you are the role-player, I want you to role-play your most difficult clients. Don’t get into your own personal change goals. You’ll get changes anyway, by metaphor. You don’t have to worry about that.

[1037] Если вы играете роль клиента, я советую вам выбрать роль самого трудного вашего клиента. Не ставьте себе каких-либо личных целей. Все равно вы изменитесь метафорически. Вы не должны об этом беспокоиться.
[1038] I’ll role-play this exercise again, to make it really clear. Doris, you be the programmer. What I’m going to do is think to myself “Oh yeah. I have one client who is really tough for me to reframe. Every time I do reframing, it starts out really nicely, but by the time I get to step three or four, the signals start shifting all over the place and I don’t know what’s happening. I don’t know what to do with that.” So I tell Doris “You’ve got good rapport with me. You’ve helped me identify a behavior to reframe and you’ve established communication with the part. The signal I’m getting is an increase in heat in my hand for ‘yes’ and a decrease for ‘no.’ Now you’re on step three and you’re about to have me ask the part if it will let me know in consciousness what it’s doing for me that’s positive. It’s there that the difficulties come up, so let’s start there.”

[1038] Я снова буду клиентом в этом упражнении, чтобы вы поняли все совершено ясно. Дорис будет программистом. Я собираюсь сейчас подумать о следующем: “О, да. У меня есть один клиент, с которым возникают огромные трудности при применении переформирования. Каждый раз, когда я начинаю с ним переформирование. то вначале все идет прекрасно, но когда я перехожу к 3 или 4 шагу, сигналы сдвигаются с места, быстро меняются, и я не знаю. Что происходит. Я не знаю, что с этим делать?” Итак, я говорю Дорис: “Вы установили со мной хороший раппорт. Вы помогли мне идентифицировать поведение, подлежащее переформированию, и вы установили коммуникацию с частью, ответственной за нежелательный стереотип по ведения. Сигнал, который я получил, это потепление всей руки в качестве “да” и охлаждение в качестве “нет”. Сейчас мы находимся на 3 шаге, и вы собираетесь попросить меня спросить часть X, не может ли она мне дать знать в сознании, что позитивного она для меня делает. Вот тут-то и начинаются трудности, так что давайте начнем с этого места.
[1039] I don’t want you to go through the whole reframing format and practice the pieces that you don’t need any practice with. You’re not doing complete pieces of therapy; you’re just doing some small chunk that the person playing the client wants to have more choices about. That person will use you as a resource by having you respond to the difficulty.

[1039]Я не хочу, чтобы вы выполняли всю схему переформирования и тренировали те куски, в которых нет нужды тренироваться, вы не должны сейчас делать завершенные куски терапии, вы выполняете лишь некоторые маленькие звенья, относительно которых клиент хочет иметь большее число выборов. Клиент будет использовать вас как ресурс, заставляя реагировать на свои трудности.

[1040] OK. Doris, you’re the programmer. Do you know where we are?

[1040] Хорошо. Дорис, вы — программист. Знаете ли вы, где мы сейчас находимся?

[1041] Doris: The temperature in your hand increases for “yes”?

[1041] Дорис: Значит, температура вашей руки возрастает и это означает “да”?

[1042] Yes ma’am. It just did.

[1042] Да, мадам, возрастает.
[1043] Doris: So let’s try that again and ask it if it’s really sure it’s “yes.” Check again and see if that increases.

[1043] Дорис: Тогда давайте попробуем все это снова и спросим, уверена ли она, что это “да”?

[1044] Check again? Do you want me to say something to myself, or what?

[1044] Давайте снова проверим и увидим, возрастает ли она? Снова проверить? Вы хотите, чтобы я это сказал себе или что?

[1045] Doris: Yeah. Go inside. Ask that part if it is “yes.”

[1045] Дорис: Да, обратитесь внутрь себя и спросите часть, означает ли это “да”.

[1046] The part that makes X happen?

[1046] Спросить часть, которая заставляет делать меня X?

[1047] Doris: Yes.

[1047] Дорис: Да.

[1048] OK. So what should I ask it now?

[1048] Хорошо. Итак, что я должен спросить?
[1049] Doris: Tell it if it is “yes,” to say “yes” in a stronger way, to let you know really, for sure.

[1049] Дорис: Скажите ей, что, если это означает “да”, сказать “да” посильнее, чтобы вы действительно знали это наверняка.

[1050] You mean to just go in and tell it that? . . .

[1050] Итак, вы говорите просто обратиться внутрь себя и сказать ей что…?
[1051] You see, by acting confused I’m making Doris be very explicit in her verbal behavior. Being sloppy in your verbalizations is one of the best ways to mess up any of our techniques and get stuck. Doris said “Let’s try that again,” but didn’t tell me exactly what to try. She told me to “check and see if that increases,” when I have to feel the signal of hand warmth. She said “Ask that part if it is ‘yes,'” without specifying what “it” is. If you use those kinds of sloppy verbalizations with your clients, either they will be confused, or they may go inside and do something very different than what you intend.

[1051] Вы видите, что, изображая запутанность, я заставляю Дорис придавать больше четкости своему вербальному поведению. Если вы небрежны в своих вербализациях, то это лучший способ испортить технику и зайти в тупик. Дорис сказала: “Давайте попробуем это снова”. Но не сказала мне точно, что я должен попробовать. Она мне сказала: “Проверить и увидеть, если это возрастает в то время, как я должен почувствовать сигнал потепление руки”. Она сказала: “Спроси эту часть, означает ли это “да”, не говоря конкретно, что такое “это”. Если вы используете такие небрежные вербализации, то ваши клиенты запутаются или уйдут внутрь себя и получат что-нибудь весьма отличное от того, что вам надо.
[1052] My questions require her to clean up her instructions. The finest thing you can do for your colleagues is to demand high-quality performance. If the programmer is sloppy in her verbalizations, be confused. Let her sort it out, with the help of her consultant. If Doris hesitates at that point, then her meta-person should ask “What step are you on, and what specifically are you trying to accomplish?” “I’m trying to validate how robust and strong the involuntary signal system is. Specifically I’m trying to validate that a rise in temperature of the right hand means ‘yes.'” Then the meta-person says “How are you going to do it, Doris?” She says to me “OK. Go inside. Thank the part for the response. Tell it to heat up your hand again if in fact the warming of your hand is a ‘yes’ response.” So I close my eyes and do it. Then I come back and say “Yeah, it did the same thing again. That is really weird!”

[1052] Мои вопросы требуют от нее тщательного формулирования своих инструкций. Самое лучшее, что вы можете сделать для своих коллег, это потребовать от них действительно высокого качества. Если программист небрежно формулирует свои вмешательства, то вы должны запутываться. Заставьте своего программиста тщательно формулировать инструкции. Если Дорис колеблется, ее мета-комментатор должен спросит: “На каком шаге вы сейчас находитесь? И какого именно результата хотите достичь?” Я хочу проверить, насколько сильна и отчетлива непроизвольная сигнальная система. А именно: стараюсь проверить, действительно ли возрастание температуры руки означает “да”. Тогда мета-комментатор говорит: “Как именно ты собираешься достичь этого, Дорис?” Она говорит мне: “Хорошо. Обратись внутрь себя. Поблагодари часть Х за ответ. Скажи ей снова нагреть руку, если действительно потепление вашей руки означает “: “да”. Итак, я закрываю глаза и делаю это. Затем я возвращаюсь и говорю: “Да, она снова сделала то же самое! Это на самом деле странно!”

[1053] OK. Doris, what do you do next?

[1053] Хорошо, Дорис, что вы будете делать на следующем шаге?
[1054] Doris: Now you have a very strong “yes.” Isn’t that nice to have something say “yes” to you? Probably when you were a little boy—

[1054] Дорис: Сейчас у вас есть очень-сильное “да”. Неправда ли, очень приятно, когда кто-то вам говорит “да”? Наверное, когда вы были маленьким мальчиком…
[1055] This is where the meta-person steps in again and says “Wait a minute! Hypnotic age-regression is an important tool, but it is inappropriate now.”

[1055] Вот здесь мета-комментатор вмешивается и снова говорит: “Подождите минутку! Гипнотическая регрессия возраста очень хороший инструмент, но сейчас его применять нецелесообразно”.

[1056] Doris: I think I need to check to see what the next step is.

[1056] Дорис: Я думаю, что мне надо проверить, чтобы увидеть, каков следующий шаг.
[1057] Fine. This is training, so you can say “Hold on a minute!” Or you can turn to the meta-person and ask “What is the next step, anyway?” Then the meta-person says “To make a distinction between the behavior and the intention.”

[1057]Прекрасно. Это тренировка, так что вы можете сказать: “Задержитесь на минутку ” Или же обратиться к мета- комментатору и спросить: “Какой будет следующий шаг?” Тогда мета-коментатор отвечает: “Развести намерение и поведение”.

[1058] OK. Here I am on step three. Anybody else can play the programmer.

[1058] Хорошо. Сейчас и нахожусь на третьем шаге. Теперь пусть программиста играет кто-то другой.

[1059] Joe: Does that part of you know what the intent of X is?

[1059] Джо: Знает ли эта часть вашей личности, с каким намерением она делает X?

[1060] I don’t know.

[1060] Я не знаю.

[1061] Joe: Ask it and see what happens to your hand.

[1061] Джо: Спросите ее и посмотрите, что произойдет с вашей рукой.
[1062] See what happens to my hand? OK. I’ll look at it. What exactly do you want me to ask it?

[1062] Увидеть, что произойдет с моей рукой? Хорошо, я посмотрю на нее. Что же именно вы хотите, чтобы я у нес спросил?

[1063] Joe: No, feel it.

[1063] Джо: Нет, почувствуйте это.
[1064] (He reaches over and feels it with his other hand.) Again, if you insist upon clarity, your colleagues will be forced to make the best use of this situation. So the programmer says “Ask the part that runs X if it knows what its positive intent is. If the answer is ‘yes,’ it will warm your hand. If the answer is ‘no,’ the heat will decrease. So notice the feeling in your hand.” Now I’m going to go back to role-playing.

[1064] (Он протягивает руку и касается ею руки, которая должна была потеплеть.) И снова, если вы настаиваете на ясности, ваши коллеги будут вынуждены лучшим образом использовать эту ситуацию. Итак, программист говорит: “Спросите часть, которая отвечает за X, знает ли она, каково ее позитивное намерение. Если ответ получается положительным, она нагреет вашу руку. Если ответ будет отрицательным, ощущение теплоты уменьшается. Итак, обратите внимание на ощущение в вашей руке”. А сейчас я снова вхожу в роль.
[1065] Uh, I think it heated up, but what was really strange was that when I asked the question there was a movement in my shoulder almost as if someone pushed me. I don’t know what that’s about! And also there was suddenly a loud buzzing in my ears. . . . I don’t know about this stuff!

[1065] Ух, мне кажется, она снова нагрелась, но произошло еще что-то странное: когда я задал вопрос, мое плечо как бы само собой дернулось так, как будто меня кто-то толкнул. Я не знаю, что это такое. И еще я вдруг почувствовал, что в ушах у меня звенит… Я не знаю, что все это значит!

[1066] Joe: And did you feel a change in temperature in your hand?

[1066] Джо: Но почувствовали ли вы изменение температуры в вашей руке?

[1067] Yeah, there was a change.

[1067] Да, температура изменилась.

[1068] Joe: What was the change?

[1068] Джо: Каким было ваше изменение?
[1069] It’s warmer than it was before. But I don’t understand these other things that are happening.

[1069] Рука стала теплее. Но я не понимаю, почему произошли и другие роли.
[1070] Joe: I would like you to ask the part that pushed your left shoulder if it would increase that feeling if it means “Yes, I have some input to this process.” (His left shoulder jerks again.) Thank you.

[1070] Джо: Я хотел бы, чтобы вы спросили часть, которая толкнула вас в другое плечо, не могла бы она увеличить это чувство, если это означает следующее: “ДА, я заинтересована в этом процессе”. (Его левое плечо снова дергается). Спасибо.
[1071] OK. Good. Remember, I’m the guy who wants choices to cope with multiple-signal responses. He’s just given me one choice, namely to ask for a direct response from the part that gave one of the other signals. What other way could you deal with these other signals?

[1071] Хорошо. Вспомните, я человек, который нуждается в большем количестве выборов, чтобы справиться с ситуацией, когда возникает множество сигналов. Он мне дал пока только один выбор, а именно: сказал мне, прямо, что спросить у той части, которая дала мне сигналы. Как еще можно было поступить с этими другими сигналами.

[1072] Al: There seems to be another part of you that wants to communicate.

[1072] Элл: Вероятнее всего, другая часть вашей личности хочет сейчас вам что-то сказать.

[1073] Is that what’s going on?

[1073] Так что, именно это сейчас происходит?
[1074] Al: That could be it. Wouldn’t you like to find out? Let’s ask it. It seems to me that you are reporting two other things in there. Is the part that pushes your shoulder willing to make the pushing of your shoulder a signal? If it is, would it push your shoulder again? (His shoulder jerks again.) Yes, thank you.

[1074] Элл: Возможно. Не хотели бы вы определить это? Давайте спросим его. Мне кажется, что вы сейчас сказали о двух разных вещах. Готова ли часть, которая толкает ваше плечо, сделать это движение вашего плеча сигналом? Если она готова, пусть она толкнет ваше плечо снова, (его плечо снова-дергается). Да, спасибо.

[1075] That’s really weird.

[1075] Это действительно странно.

[1076] Al: Yes. And there’s a part of you that . . .

[1076] Элл: Да, и еще у вас есть часть, которая…

[1077] What?

[1077] Что?
[1078] Al: There may be another part of you that may be causing that buzzing sound you were hearing.

[1078] Элл: Возможно, у вас есть еще одна часть, которая отвечает за шум в ушах, который вы слышите.

[1079] What?

[1079] Что?

[1080] Al: As the buzzing becomes quieter, you can—

[1080] Элл: Если шум в ушах станет тише, вы можете…
[1081] OK. Now he’s dealing with the other internal event. Does anybody know what you can do with these things once you’ve turned them into signals?

[1081] Хорошо. Сейчас он имеет дело с другим внутренним событием. Знает ли кто-нибудь, как можно использовать эти ощущения, если превратить их в сигналы.
[1082] Jan: Go inside and ask those two parts if they would be willing to step aside for just a moment, knowing that I will get back to them later, and that we will not make any changes until they are consulted.

[1082] Джим: Обратитесь внутрь себя и спросите эти две части, не могли бы ни некоторое время подождать, зная, что я вернусь к ним позже, и зная также, что не консультируясь с ними, я не произведу никаких изменений.

[1083] Excellent. One choice is to put them off until the ecological check.

[1083] Прекрасно. Один из вариантов заключается в том, чтобы попросить эти части дождаться шага экологической проверки.
[1084] Rick: How about forgetting about the hand warming and just using one of these new signals for the yes /no.

[1084] Рик: А как насчет того, чтобы забыть о нагревании руки, а просто использовать новые сигналы как ответы: “да” и “нет”.
[1085] If you do that you would be running a risk. At this point, you don’t know if the part responsible for the new signals is the same part that gave the hand-warming signal earlier. Your suggestion presupposes that they are one and the same. The part that buzzed and the part that jerked the shoulder might be some other parts that object to what you’re doing. You don’t know what parts are making the new signals, and you don’t know what functions they have. What’s another choice?

[1085] Если вы это сделаете, то вы рискуете. В этот момент, вы не знаете, является ли часть ответственная за новый сигнал, той же самой частью, которая вызывает нагревание руки. В вашем предположении содержится предположение, что все эти сигналы одной и той же части. Та часть, которая шумит, и та часть, которая толкает плечо, могут быть совсем другими частями, причем возражающими против того, что вы делаете. Вы не знаете, какие части дают новые сигналы. И не знаете функции этих частей. В чем бы мог заключаться иной вариант?
[1086] Sue: You could have the two parts that are objecting get a spokespart
to represent them for the time being.

[1086] Сью: Вы можете объеденить две части, которые возражают и попросить их чтобы они выбрали себе общего представителя на какое-то время.
[1087] OK. And I’m sitting here looking confused, because I don’t know anything about anybody objecting. All I know is that my shoulder moved and that I heard a buzzing. Are you telling me those are objections?

[1087] Хорошо. А я вот сижу здесь и выгляжу так, как будто я запутался, потому что я ничего не знаю. Ни про чьи возражения. Все, что я знаю, это, что мое плечо дергается, а в ушах у меня шумит. Разве вы сказали мне о том, что это возражения.

[1088] Sue: I guess we don’t know that.

[1088] Сью: Я догадываюсь, что мы этого не знаем.

[1089] That’s absolutely right. You don’t know that.

[1089] Абсолютно правильно. Вы этого не знаете.
[1090] Rick: Could we establish a yes/no signal at the shoulder, and then ask the shoulder if it would be willing to allow the hand to continue as the yes/no signal?

[1090] Рик: Быть может, мы можем установить сигнал типа “да-нет”, используя для этого плечо, а затем спросить у плеча (разрешения для руки продолжать давать ее сигналы “да-нет”?

[1091] That’s very close to what Jan suggested a moment ago.

[1091] Это очень близко к тому, что предложила Джим.
[1092] Let me play the meta-person for a moment and ask you what step this is, and what specific outcome you are trying to get.

[1092] А сейчас разрешите мне играть роль мета-комментатора и спросить вас, на каком шаге мы находимся, какого результата пытаемся достичь.
[1093] Rick: I’m trying to find out whether these signals are all from the same part or not and what their purposes are.

[1093] Рик: Я пытаюсь определить, исходят ли все сигналы от одной и той же части. И если нет, то каковы их функции.
[1094] Good. Notice, however, that if you use Jan’s maneuver, you don’t need to find that out until the ecological check, and you may not need to at all. If you get the buzzing and shoulder jerk to go “on hold” until the ecological check, you can find out at that point if they still have some objection. If those signals come up as objections at that point, you know they are different parts. If they don’t, you know that either they are signals from the same part, or that the choices that satisfy the
part that warms my hands also satisfy the other parts.

[1094] Хорошо. Однако заметьте, что если вы используете прием, который предложила Джим, вам не надо будет определять это до тех пор, пока вы не перейдете к экологической проверке. А тогда может оказаться, что вам вообще не надо. этого делать. Если вы сделаете что-либо, что позволит вам “задержать” плечо и шум до экологической проверки, вы можете обнаружить тогда, что у них все еще есть какие-либо возражения. Если эти сигналы появятся как возражения, вы будете знать, что они исходят из разных частей. Если нет, то вы будете знать, что эти сигналы исходят из одной и той же части. Или же, возможно, что новые варианты поведения удовлетворяют не только ту часть, которая нагревает мою руку, но и другие части.
[1095] The uncertainty is “Are these simply other signals from the same part, or are these other parts that have to be taken into consideration?” You can find that out by saying “If the shoulder jerk is another signal from the same part that’s making your hand warm up, would your shoulder again make that movement?” If you get the movement, you say “Good. Now if the buzzing is also a signal from the same part that’s making your hand warm up, would the buzzing increase in volume?” If you get an increase, you say “Excellent. I would like you to thank this part of you that is so powerful that it can use multiple signals. For the purposes of your being calm and our understanding what is going on here, I would ask that it inhibit those signals in favor of continuing to use temperature change in your right hand.”

[1095] Неопределенность состоит в следующем: исходят ли эти сигналы от той же самой части, или же от других частей, которые надо принять к рассмотрению. Вы можете ответить на этот вопрос, Сказав: “Если движение плеча является другим сигналом, от той же самой части, которая заставляет вашу руку нагреваться, не может ли ваше плечо дернуться еще раз?” Если вы получаете это движение еще раз, то вы говорите: “Хорошо. А сейчас если шум в ушах тоже является сигналом от той же самой части, которая нагревает вашу руку, пусть шум станет сильнее”. Если вы получаете усиленение шума, то говорите: “Прекрасно. Я хочу, чтобы вы поблагодарили эту часть, которая является настолько могущественной, что может использовать множественные сигналы. Для того, чтобы вы продолжали оставаться спокойным, и чтобы яснее понимать, что здесь происходит, я прошу вас, чтобы вы попросили эту часть задержать эти сигналы в пользу одного старого сигнала, а именно нагревания вашей правой рук.
[1096] In that maneuver I turn the shoulder jerk and the buzzing into yes/no signals, and then ask if they are the same part or not. If I get a “no” response, I can go to the maneuver that Jan suggested.

[1096] Используя этот прием, я превращаю движения плеча и шум в ушах в сигналы типа “да-нет”, а затем определяю, исходят ли они от той самой части или нет. Если я получаю ответ “нет”, я могу использовать прием, который предложила Джон.
[1097] Jan’s suggestion is a good one in terms of efficiency. She suggested that you first have the person thank the shoulder jerk and the buzzing in order to validate the responses. That’s always a good pacing maneuver. Then you reassure those parts that no behavioral change will occur until they have been consulted at the end of the procedure to make sure that they agree with what has occurred. If they have disagreements or additional needs at that point, they will be attended to
with the same respect that’s presently being paid to the part that’s warming the hand.

[1097]Предложение Джен очень удачно в смысле эффективности. Джен предложила, чтобы вы сначала заставили клиента поблагодарить движение плеча и шум в ушах для того, чтобы придать ответам ценность. Это всегда хороший способ присоединения. Затем вы заверяете эти части в том, что без их согласия не будет введено никаких бихевиоральных изменений и что в конце процедуры с ними обязательно проконсультируются. Если в этот момент у этих новых частей возникают какие-то несогласия или дополнительные нужды, они должны быть заверены в том что когда дойдет до них очередь, ими займутся с тем же самым вниманием и уважением, с которым теперь относятся к той части, которая нагревает руку.
[1098] Woman: If all the signals come from the same part, would it be appropriate for me to use the shoulder jerk as the signal system since it’s easier for me to see than the hand-warming?

[1098] Женщина: Если все сигналы исходят из одной части, могу ли я вместо нагревания руки использовать движение плеча, так как это просто удобнее, я вижу это яснее?
[1099] Certainly. If both signals are equally involuntary, but one is easier for you to read, ask for a shift. In general, you can make reframing an opportunity to meta-tune yourself to notice the many subtle changes that accompany the yes /no signals. If I don’t see anything that goes along with my client’s report of a signal, that’s not an ecologically sound situation. I want to have an observable signal so that I have a check on the client’s report. The client may lie to me, because he wants a change really badly.

[1099] Конечно же. Если оба сигнала равноправны, но один для вашего восприятия более доступен, попросите об изменении сигнала. Вообще-то вы можете использовать процесс переформирования как возможность мета-настройки себя на восприятие всех тех тончайших изменений, которые сопровождают сигнал “да-нет”. Если я не вижу ничего такого, что сопровождало бы рассказ моего клиента о сигнале. который он получил, то это экологически ненадежная ситуация. Мне необходим ясно наблюдаемый сигнал, чтобы я мог проверить, правду ли говорит мне Клиент. Клиент может мне солгать, если он, например, недостаточно заинтересован в изменениях.
[1100] One thing I will do is say “My apologies to your unconscious mind. Given the state of acuity that my eyes have at this moment, I was unable to notice the response. I would like to have direct access to a signal, in order to be absolutely sure that I am communicating with the appropriate unconscious part. I am going to ask you to return inside. I thank the part for having given you the signal, and that’s all that is really required. But I ask, for my own behalf, so that I may be usefully instructed by your unconscious mind, that it show me something that is
exaggerated enough that I can notice it. I would appreciate that very much.” I ally myself with the part, and then ask for a more observable signal.

[1100] В этом случае я могу, например, сказать: “Приношу извинения вашему подсознанию. При остроте моего зрения в данный момент я не смог сейчас заметить ответ. Мне нужен прямой доступ к этому сигналу, чтобы быть абсолютно уверенным в том, что я общаюсь именно с той частью вашего подсознания, которая мне нужна. Я прошу вас снова вернуться внутрь себя. Я благодарю ту часть, которая дала вам вот этот сигнал, и в сущности это было все, что в действительности требовалось. Но я прошу и прошу только для себя, для того, чтобы ваше подсознание могло меня эффективно инструктировать, пусть оно покажет мне что-то, достаточно отчетливое, чтобы я мог заметить это. И я уверяю вас, что для меня это будет очень ценно. Я объединяю себя с частью, с которой я работаю, и потом прошу подсознание выдать мне более отчетливый сигнал.
[1101] Man: Could you ask the shoulder part “Would you be willing to work with the other part and make changes?”

[1101] Мужчина: А можно было спросить часть, отвечающую за движение плеча: “Не можете ли вы объединиться с другой частью и вместе с ней произвести изменения?”
[1102] The problem with that choice is that it presupposes that the shoulder movement is a signal from a different part, and you have no basis on which to make that presupposition. If you ask that, you may cause a total confusion state. If the signals were all manifestations of the same part, how could it respond to such a question? You’ve only set up yes/no signals, so the part has no way to indicate “presupposition failure,” and you will get a state of confusion. There are times when you want to exclude possibilities by using presuppositions, but this is not one of those times.

[1102] Проблема состоит в том, что вы предполагаете, что “движение плеча как сигнала исходит из другой части, и при этом у вас нет базы для этого предположения. Если вы спросите это, то можете все запутать. Если все сигналы исходят из одной части, как можно вообще ответить на этот вопрос? Вы должны всего лишь установить сигнал типа “да-нет” так, чтобы исключить возможность попадания части, с которой мы работаем, в запутанную ситуацию. Конечно, существуют случаи, когда надо исключить определенные возможности, используя для этого предположения, но только не в этот раз.
[1103] Play around with this for about an hour, rotating positions after each role-play. Do as many situations as you have time for. Playing recalcitrant, difficult clients will provide you with live experience in coping with those kinds of situations

[1103] Продолжайте упражнения в течение часа, меняясь позициями. Используйте столько ситуаций, сколько успеете. Играя упорных, сопротивляющихся клиентов, обеспечьте себя живым опытом для того, чтобы справиться в ситуациях такого рода.
[1104] This is an excellent format to gain finesse with any technique. Have someone role-play the most difficult client she can think of, and then try out different ways of getting the responses you want. If at any point you are unable to generate three choices for proceeding, and your meta-person can’t provide you with additional choices, be sure to call one of us over.

[1104] Такая форма упражнений позволяет добиться утонченности в использовании любой техники. Заставьте кого-либо играть роль наиболее трудного клиента, о каком вы только можете подумать, а затем испытайте разные способы достижения тех реакций, которые вам нужны. Если в какой-то момент вы не сможете создать 3 выбора и мета-комментатор не сможет вам помочь, обязательно зовите кого-либо из нас.

*****
[1105] Discussion

[1105] Дискуссия
[1106] You have all been practicing the format called six-step reframing, with variations and with feedback from the observer. I want to be sure that you practice reframing with an understanding of our long-term goal. Our final outcome is for these formats to disappear from your behavior. Any format is a crutch, and is no substitute for 1) having full flexibility of behavior, 2) sensory experience, and 3) knowing what outcome you are going after. If you have those three characteristics of the professional communicator, that’s all you need. All the patterning we’ve done on people such as Milton Erickson, Virginia Satir, or successful business people, have enabled us to develop specific teaching formats. Formats are crutches, or excuses, or tricks, to get you to notice what’s going on at the sensory level and to vary your behavior in order to achieve a specific outcome.

[1106] Вы тренировались в применении шестишагового переформирования с вариациями и обратной связью от наблюдателя. Но я хотел бы быть уверенным в том, что вы тренировались в применении рефрейминга, понимая при этом нашу отдаленную цель. Наш конечный результат должен заключаться в том, чтобы эта схема и ей подобные в конечном итоге совершенно исчезли из вашего поведения. Любая схема — это костыли, и ни в коем случае она не заменит вам: 1) полной гибкости поведения; 2) сенсорного опыта и 3) знания того результата, к которому вы стремитесь. Если у вас как у профессионального коммуникатора есть все 3 эти способности, то вам больше ничего и не надо. Те исследования, которые мы провели на таких коммуникаторах, как Милтон Эриксон, Вирджиния Сатир, а также на многих людях бизнеса, дали нам возможность создать специфические образующие схемы. Эти схемы являются костылями, или трюками, или способами, которые могут дать вам возможность заметить, что происходит на сенсорном уровне, и варьировать свое поведение, чтобы достичь определенного результата.
[1107] At this point, I don’t do reframing as a separate chunk except for demonstration purposes in seminars. It’s integrated into everything else that I do; I don’t do any work without reframing. Every piece of work I do has reframing as a component part. It’s only in seminars that I sort what I do into categories.

[1107] В настоящее время я никогда не делаю переформирование по полной схеме, за исключением того, когда преследую обучающие цели на семинарах. Рефрейминг составляет любое другое действие, которое я произвожу, я никогда не работаю без рефрейминга. Каждая работа, которую я делаю, заключает в себе переформирование как одну из составных частей. И только на семинарах я делаю рефрейминг пошаговым способом.

[1108] You will know that you are a pro when you go through a session, and at the end of it you discover that there’s no uncertainty: you know that you got the changes that you went after. However, you don’t know how you did it until you stop and ask yourself what you did systematically. That will be a natural outcome of taking the time and effort to use these formats explicitly until they become so smooth and practiced that they will be as automatic as shaking hands or driving a car; they will have become reflex responses to appropriate contextual cues, so that your behavior will always be appropriate and lead effectively toward the
outcomes you want.

[1108] А пройдя через семинар, вы будете знать, что вы профессионал, и в конце семинара вы откроете для себя, что неопределенности больше нет: вы знаете, что совершите изменения, к которым вы стремитесь. Однако вы не будете знать, как производите эти изменения до тех пор, пока вы не остановитесь и не спросите себя, что из всего, что вы делаете, вы делаете систематически. И это будет естественным результатом того, что вы уделяете определенное время и тратите свои усилия на то, чтобы использовать эти схемы пошагово и систематически, пока они не станут использоваться так гладко, что превратятся в автоматизмы, подобные пожатию рук или вождению машины. Они превращаются в рефлекторные реакции на определенные контекстуальные стимулы, и таким образом, ваше поведение всегда будет адекватно и будет эффективно приводить к тем результатам, которые вам нужны.

[1109] Do you have any questions?

[1109] Есть ли у вас ко мне вопросы?

[1110] Man: Let’s say you ask a client to go inside and ask if the part of her that runs behavior X will communicate with her in awareness. She goes inside and comes back saying “Nothing happened.” What do you do?

[1110] Мужчина: Допустим, вы просите клиента обратиться внутрь себя и спросить часть, ответственную за поведение X, сказать, будет ли она коммуницировать с ним в сознании. Он обращается внутрь себя, возвращается и говорит: “Ничего не произошло.” Что вы делаете в этом случае?

[1111] One possibility is to say “Describe what your feelings are right now—how you sense yourself kinesthetically.” After she offers a description, you can say “Now begin to do behavior X. She’ll either get up and begin to do it or she’ll begin to feel what she feels like when she does X. As soon as you see a change that you can detect, you say “Stop. Now describe your sensations again.” There will be differences between the two descriptions. Any one of those differences can be used as a signal system.

[1111] Одна из возможностей заключается в том, чтобы сказать: “Опишите, пожалуйста, ваши чувства, которые вы испытываете прямо сейчас, как вы ощущаете себя кинестетически?” После того, как он или она предлагает описание, вы можете сказать: “А сейчас начните проявлять поведение X.” Тогда клиент либо начинает проявлять поведение X, либо начинает чувствовать себя так, как будто это делает. Как только вы увидите изменения, которые сможете зафиксировать, скажите: “Стоп. А сейчас снова опишите ваши внутренние ощущения.” Между двумя описаниями будут различия. Любое из этих различий вы можете использовать как сигнал.

[1112] The reframing format differs radically from the usual techniques in psychotherapy, because in this format I am a consultant; the client is her own therapist and hypnotist. Under normal circumstances I am the therapist and hypnotist and I take responsibility for accessing and eliciting responses. In this case, the client takes responsibility for doing that. I operate as her conscious consultant. If she cannot detect any communication, I ask her to begin to become the part of herself that does X. The physiological differences between her usual state and her beginning to do X will involve exactly the physiological changes that she can use as a signal system. When people engage in behavior they don’t like, they usually experience major changes in muscle tone, skin temperature, etc. Any one of those changes will serve you well as a signal system, and will be experienced when you ask the person to do X behavior.

[1112] Рефрейминг радикально отличается от обычных психотерапевтических техник, так как в этом случае я являюсь консультантом, а клиент является собственным психотерапевтом и гипнотизером. При обычных условиях я являюсь психотерапевтом и гипнотизером и я беру на себя ответственность за получение доступа к переживаниям и за вызывание реакций. В случае же рефрейминга клиент сам берет на себя ответственность за то, чтобы это делать. Я действую, как консультант его сознания. Если он не может установить коммуникации, я прошу его стать той частью своей личности, которая делает X. Физиологические различия между его обычным состоянием, которое имеет место, когда он делает X, повлекут за собой именно те физиологические изменения, которые он сможет использовать как сигналы. Когда люди проявляют поведение, которое им самим не нравится, они обычно ощущают изменения в напряжении мышц, температуры кожи и т.д. Любое из этих изменений может послужить вам сигналом, и будет испытываться клиентом тогда, когда вы просите его проявить поведение X.

[1113] Sometimes you simply have to teach the person how to make distinctions
in her internal experience. You ask her to describe her present internal state. Then you ask her to jump up and down for two minutes and ask her to notice the details of how her internal experience changes.

[1113] Иногда вам просто надо научить человека различать оттенки своего внутреннего опыта. Вы просите клиента описать свои состояние в данный момент. Затем вы просите его попрыгать в течение 2 минут и затем снова описать свое состояние и его изменения.

[1114] Sometimes a person is so self-anchored into a particular state that it’s hard to get any changes. Jumping up and down, or doing any other behavior that is significantly different from her present state can loosen her up a bit.

[1114] Иногда человек настолько закрепило помощью якоря свое состояние, что каких-либо изменений достичь очень трудно. Попросите его попрыгать или же сделать еще что-нибудь, что отличалось бы значительно от его теперешнего состояния, и это может несколько изменить первоначальное состояние.

[1115] Herb: When I first learned reframing in seminars, we would do each pattern in a half-hour or at most an hour. I have found in my practice that going through a pattern with a client sometimes takes several sessions.

[1115] Херб: Когда я впервые познакомился на семинаре с рефреймингом, полное его выполнение занимало у нас от получаса до часа времени. В своей практике в настоящее время я заметил, что весьма часто оно занимает у меня несколько сеансов.

[1116] Fine. That’s not an unusual piece of feedback. I’ve heard that from others. Taking longer is a function of your familiarity and fluency with the sequencing, and also has a lot to do with your sensitivity to the needs of your clients. Sometimes reframing is such a major reorganization of the person that it appropriately takes three or four sessions to accomplish.

[1116] Прекрасно. Это весьма небесполезное замечание. Я уже слышал это от других. Растяжение во времени является следствием вашего более близкого знакомства с этой техникой и имеет отношение также к вашей чувствительности по отношению к клиенту. Иногда переформирование представляет собой настолько значительную реорганизацию личности, что на это требуется по меньшей мере 3 или 4 сеанса.

[1117] I claim that I can run through reframing with anybody in three minutes, but not if I involve her consciousness. So I assume that you asked the client’s consciousness to detect the signals and offer reports. Without involving the person’s consciousness, it takes me about onetenth of the time to get the same changes. However, I do think that involving the client’s consciousness is a desirable characteristic of this model, because it teaches your client to become autonomous after some period of time. She’s been involved in a positive, participatory way at the conscious level in making these changes occur, so it will be easier for her to use the same process later on her own.

[1117] Сейчас я могу сказать, что могу сделать рефрейминг за 3 минуты, но только тогда, когда я элиминирую сознание клиента. Таким образом, я предполагаю, что вы обращаетесь прямо к сознанию клиента. Оно выделяет сигналы и предлагает ответы. Без вовлечения сознания рефрейминг можно сделать в 10 раз быстрее и достичь тех же самых результатов. Но я думаю, что вовлечение сознания является весьма ценным свойством этой модели, поскольку, вовлекая сознание, мы даем нашему клиенту возможность стать автономным по истечении некоторого периода времени. Клиент вовлекается на правах партнера на сознательном уровне в процесс произведения изменений, и поэтому в дальнейшем для него будет легче использовать этот процесс самостоятельно.

[1118] Reframing yourself is a fairly complex task. Reframing already involves a dissociation between the client’s conscious mind and the part responsible for the problem behavior. If you reframe yourself, a third part of you has to be a programmer who keeps track of the process, which makes it a three-level task. If you successfully do reframing externally with others first, you can make the process of reframing automatic. Then reframing yourself is reduced to a two-level
task, something that most people can cope with.

[1118] Сам по себе рефрейминг действительно сложная задача, Он включает в себя диспозицию между сознанием клиента и частью, ответственной за нежелательный стереотип поведения. Если вы переформировываете себя, вам нужна еще третья часть , программист, который следит за тем. Что происходит, и таким образом, мы имеем трехуровневую задачу. Если же сначала вы производите переформирование с другими, вы можете сделать сам процесс рефрейминга автоматическим. Тогда рефрейминг себя сводится к двухуровневой задаче, то есть такой задаче, которая разрешима для большинства людей.

[1119] If you are a good hallucinator, you can also make it easier for yourself by seeing yourself over in the other chair. Then you ask yourself the questions and notice the responses that you get. That kind of explicit visual dissociation between the part of you that is client and the part of you that is acting as programmer can help you keep your behavior sorted.

[1119] Если вы легко создаете галлюцинации, вы можете производить рефрейминг таким образом, как будто вы видите себя сидящим напротив в другом кресле, Тогда вы задаете себе вопросы и замечаете ответы, которые получаете. Этот вид открытой визуальной диссоциации между частью вас, которая является клиентом, и той частью, которая действует как программист, поможет вам легко классифицировать свои поведенческие реакции.

[1120] Reframing yourself can also involve another problem. You will be using your own limitations to deal with those same limitations, which can lead to some blind alleys. As they say in Catch 22, “If you’ve got flies in your eyes, you can’t see the flies in your eyes.” By reframing a number of other people who have different limitations than you do, you will gain flexibility in dealing with their limitations, and become better equipped to deal with your own.

[1120] Рефрейминг самого себя заключает в себе еще и другую проблему. Вы используете свои собственные ограничения для того, чтобы что-то сделать с теми же самыми ограничениями, что может нередко завести вас в тупик. Как это сказано в уловке 22: “Если у вас перед глазами летают мошки, вы не видите мошек перед глазами”. Производя рефрейминг с другими людьми, у которых имеются иные ограничения, чем у вас, вы достигаете успеха в снятии ограничений и от этого становитесь более вооруженными для того, чтобы справиться со своими ограничениями. .

[1121] In spite of the problems I’ve mentioned, I know a number of people who have reframed themselves and gotten very pervasive changes. If you do reframing successfully with other people for a month or so, you’ll probably find yourself doing it for yourself anyway. If you are really eager for some personal changes, it will work for you.

[1121] Несмотря на все проблемы, которые я упомянул, существуют многие люди, которые себя успешно рефреймировали и достигли высоких глубоких и устойчивых изменений. Если вы успешно занимаетесь рефреймингом с другими людьми в течение месяца, скорее всего вы обнаружите, что при этом рефреймирусте себя. Если вы действительно стремитесь к некоторым личностным изменениям, рефрейминг срабатывает для вас успешно.

[1122] Man: One of my clients is very verbal and conceptual, and he really wanted to follow the procedure, so I did it totally nonverbally and unconsciously with him.

[1122] Мужчина: Один из моих клиентов был очень вербализованным и концептуальным, и он очень хотел пройти через эту процедуру, и я произвел ее совершенно невербально и подсознательно.

[1123] Excellent. That is a really fine choice.

[1123] Прекрасно. Это действительно чудесный вариант.
[1124] Man: Should the minimal cues that we get when we ask for a signal always be consistent throughout the whole procedure?

[1124] Мужчина: Должны ли все те минимальные изменения, которые мы берем с самого начала за сигнал, оставаться постоянными в течение всего процесса рефрейминга?
[1125] Yes. The only exception I can think of is when the signal you get at the beginning is very unpleasant. Then you want to adjust or change the signal right away, but keep the new signal consistent.

[1125] Да. Единственное исключение, которое я знаю, допустимо тогда, когда первоначальный сигнал очень неприятен клиенту, тогда вы должны преобразовать или изменить сигнал прямо в этот момент, но новый должен быть постоянным.

[1126] Jim: With one of my clients I didn’t get anywhere with the first signal he detected—a kinesthetic feeling in his leg. I looked for another signal and got a very, very strong facial response.

[1126] Джим: Один из моих клиентов получил как первоначальный сигнал определенное ощущение в ноге, но дальше мы с ним никуда продвинуться не смогли. Тогда я попросил его поискать другой сигнал и получил очень сильное изменение в
мимике.
[1127] My guess is that both signals were there to begin with, and that you could have used either one of them as a signal. You have to take into account your own degree of acuity, and also that your client may have idiosyncratic ways of approaching the process of reframing. Certain kinds of signals may seem more appropriate to a particular client, or to his parts.

[1127] Я догадываюсь, что вы могли начинать с любого из этих сигналов либо же использовать любой из них. Вы должны были принять во внимание вашу собственную остроту восприятия, а также то, что ваш клиент мог реагировать на процедуру переформирования идиосинкразическим образом. Каждому клиенту подходят какие-то определенные сигналы.
[1128] Woman: Do you ever run into somebody who says “I can’t come up with any new alternatives”?

[1128] Женщина: Встречались ли вам клиенты, которые говорили: “Я не способен
изобрести никаких новых вариантов”?
[1129] Yes. In that case you can employ all of the “I don’t know” techniques. “Well, good, if you did know, what would they be?” “Guess what they might be.” “Dream it tonight and let me know tomorrow.” “Think of someone who does behave effectively in that context. Now watch and listen to what she does.”

[1129] Да. В этом случае вы можете использовать любую технику типа “Я не знаю”. “Ну, хорошо, а если бы вы знали, что бы это было?” “Отгадайте, что это могло бы быть? “Сегодня это вам приснится, а вы завтра мне об этом расскажете”. “Подумайте о ком-то, кто в данной ситуации ведет себя эффективно. А сейчас посмотрите и послушайте, как он себя ведет, что он делает?”
[1130] Most of you live under real time-space constraints; you only have an hour or so to see each client. If you get to the point where you are about to run out of time, and you are still at this step, then you can do several things. Send the client out in the world to find a real model. “Go find someone who knows how to behave effectively in this area. Watch and listen to what she does.” Milton Erickson used to do this a lot with his clients. If you know of a particular relevant book or movie that has an isomorphic situation, you can give her a homework assignment. Or you can have her ask some friend what she would do.

[1130] Большинство из вас живет в определенных пространственно-временных ограничениях, например, на каждого клиента у вас приходится не более часа. Если время у вас кончается, а вы не можете сдвинуться с места, то вы можете прореагировать на это различными способами. Пошлите клиента в мир, и пусть он найдет там реальную модель. “Найдите кого-либо кто знал бы, как вести себя эффективно в данной ситуации и в данной области. Понаблюдайте за ним, послушайте, что он говорит”. Милтон Эриксон часто поступал так со своими клиентами. Если вы знаете какую-то книгу, или какой-то фильм с изоморфной ситуацией, вы можете клиенту дать задание просмотреть фильм или прочитать книгу. Или же можно дать задание спросить своего друга о том, как бы он поступят в этой ситуации.
[1131] Programmed dreaming is another choice. “Go inside and ask the part of you that has been trying to come up with creative solutions if it will be responsible during dreaming tonight to develop alternative behaviors and display them in your dreams.” Get a “yes” response and then ask “Will the part of you that used to run pattern X take responsibility for selecting from those alternatives three or more ways that are better, and for employing them in the context where they belong?” Then the person goes off with programmed dreaming, has the dreams, and incorporates the behaviors. When she comes back in two weeks, she will be able to tell you what specific adjustments have occurred.

[1131] Другим вариантом является программирование сновидений. “Обратитесь внутрь себя и спросите ту часть вас, которая пыталась создать творческие решения вашей проблемы, возьмет ли она себя ответственность во время периода сновидений сегодня ночью создать новые варианты поведения и проявить их сегодня в сновидениях”. Получите ответ “да”, а затем спросите, “Возьмет ли часть Х ответственность за выбор из всех новых вариантов трех наилучших и за применение их в соответствующей ситуации?” И клиент уходит от вас с запрограммированными сновидениями, видит эти сновидения, и проявляет это новое поведение. Когда через две недели он снова к вам, то можете сказать о тех изменениях, которые произошли.
[1132] Jill: I’ve found that many people respond negatively to the word “responsibility” in step five. But if I say “Ask that part if it is willing to select from the alternatives?” then everything goes smoothly.

[1132] Джил: Я обнаружила, что многие клиенты негативно реализуют на слово “ответственность” на шаге 5, но если я говорю: “Спросите часть X, не хочет ли она сделать выбор из всех новых вариантов, созданных творческой частью?” Тогда все идет гладко.
[1133] Excellent. Keep your outcome in mind, and use whatever words get you that outcome.

[1133] Прекрасно. Держите в уме результат, к которому вы стремитесь и используйте любые слова, которые ведут к достижению этого результата.
[1134] Skip: When you get to the ecological check and there is a signal, you check to find out if it’s an objection. If it is truly an objection, I’m puzzled about why you don’t just go back to step four instead of going all the way back to step two.

[1134] Скипп: Когда я дохожу до экологической проверки, получаю сигнал, и проверяю, является ли этот сигнал возражением, то мне непонятно, почему в этом случае я должен возвращаться на второй шаг, когда и могу вернуться на 4.
[1135] You can do that. Skip is proposing that if you get an ecological check objection, rather than giving the part that’s objecting new ways to do what it is trying to do, you go back and find other alternatives for the first part which the second part won’t object to. That’s an excellent variation, and sometimes it will be better to do that—for instance, if the first part chooses alternatives such as suicide.

[1135] Да, вы вполне можете вернуться на 4. Скипп предполагает, что если вы делаете экологическую проверку, то вместо того, чтобы дать возражающей части новые способы достижения своей цели, вы можете просто вернуться на 4 и найти для части Х другие варианты поведения, против которых возражающая часть возражать не будет. Это превосходный вариант и часто он будет гораздо лучше, чем стандартный, тогда, если часть, с которой вы работали первоначально, выбирает такой вариант решения проблемы, как суицид.
[1136] Man: A woman I was working with wanted to evaluate each of the three alternatives separately. It seemed OK to me, so she did that.

[1136] Мужчина: Одна женщина, с которой я работал, хотела оценивать каждый из новых вариантов отдельно. Мне это показалось правомерным. И она сделала все именно так.
[1137] Fine. It’s actually a bit more precise and explicit to do each alternative in turn, than it is to lump them together. Some people require a lot of precision when they process information. You’ve got to be very explicit with those people, and the chunks have to be smaller than the ones we typically use. In that case, the variation you used would be not only desirable, but perhaps necessary to accommodate that person’s personal style.

[1137] Прекрасно. Рассмотрение каждого варианта по очереди ведет к большей точности и эффективности процесса, нежели сваливание всех вариантов в одну кучу. Некоторые из людей нуждаются действительно большей точности в процессе обработки информации. Таким людям вы должны подавать информацию более точно, и разбивать ее на более мелкие куски, чем обычно. В случае, который вы описали, то что вы сделали, было не только желательно, но и необходимо для того, чтобы приспособиться к личностному стилю этой женщины.
[1138] Woman: I’ve always done the ecological check before the futurepace. Why do you have the future-pace first, when you may have changes or revisions in the new behaviors, and have to future-pace all over again?

[1138] Женщина: А я всегда делаю экологическую перед тем, как сделать присоединение к будущему. Почему мы должны сначала делать присоединение к будущему, если сначала можно пересмотреть новые варианты, улучшить их, а уже затем присоединить их к будущему?
[1139] You can do it that way, and often you can get by with it. But there is an important reason why we future-pace first. Future-pacing contextualizes the behavior, testing it out in imagination. Parts may only realize that they have an objection when you future-pace and contextualize the new behaviors. If you future-pace last, objections may emerge then, and you won’t know that unless you’re alert for signs of incongruence at that point.

[1139] Вы вполне можете поступать так, и часто вы преуспеваете в этом. Но есть важная причина для того, чтобы сначала производить присоединение к будущему. Присоединение к будущему помещает новое поведение в определенный контекст проверяя его в воображении. И остальные части могут понять, что у них есть возражения только тогда, когда вы уже присоединили новые реакции к будущему, и поместили их в определенный контекст. Если вы будете делать присоединение к будущему в последнюю очередь, то возражения будут возникать заново, и вы об этом не узнаете, если не будете внимательны в этот момент к признакам неконгруэнтности.
[1140] Woman: What do you do if a client says, “No, that’s not what I want” (She nods her head up and down.)?

[1140] Женщина: Что вы делаете, если клиент говорит: “нет, это не то, чего бы мне хотелось?” (Она утвердительно качает головой вверх и вниз).
[1141] How you deal with incongruence is a whole subject in itself. My typical response to that is “Yes, I really think it is” (He shakes his head side to side.) At that point, he will “short circuit” and go into an utter confusion state, and I can do pretty much anything I want.

[1141] Мы будем поступать так, как всегда поступаем с не-конгруэнтностью. Я обычно отвечаю: “Да, я действительно согласен с вами” (Он отрицательно качает головой из стороны в сторону). И тогда у нее наступает “короткое замыкание”, она впадает в состояние растерянности, и в этот момент, я могу сделать все, что угодно.
[1142] Alternatively, I can simply utilize his response and feed it back. “I didn’t think so” (nodding “yes”). “However, let’s pretend that it is.” By doing this, I have validated both the conscious and unconscious communication as if saying “I recognize both of you are there.”

[1142] Альтернатива. Но я мог бы и просто утилизировать ее реакцию и вернуть ее ей. “Я не думаю, что это так”. (Кивает головой утвердительно). “Однако, давайте предположим, что это так”. Поступая таким образом, я валидизирую и сознательную и бессознательную реакции, как если бы я сказал: “Я осознаю, что и то, и другое присутствует здесь”
[1143] Then I go on to install the behavior that the unconscious agrees to. The overall strategy I have when I receive conflicting messages like that is to always go with the ones outside of awareness, because I’ll always win that way. It’s his unconscious that’s running the show, anyway. He’s just not able to acknowledge it, and there’s no need for him to.

[1143] После этого я продолжаю устанавливать и встраивать те поведенческие реакции, которые ее подсознание согласно иметь. Общей стратегией, которой я руководствуюсь при получении конфликтных сообщений, подобных этому, состоит в том, что я всегда взаимодействую с той частью сообщения которая находится вне сознания, поскольку делая это, я всегда выигрываю. Именно ее подсознание управляет всем этим делом в любом случае. Она просто не способна осознать это, да это ей вовсе и не нужно.
[1144] This is a problem that the Simontons have run into in doing their work with cancer patients. They will only accept clients who are onsciously willing to accept the belief that they are creating their own cancer. That eliminates a large percentage of the population who have cancer. In fact, most cancer patients have a belief system that precludes taking conscious responsibility for their disease. Most cancer patients believe that they should not overtly ask for help or attention or whatever secondary gain they derive from having cancer. That belief is what made the disease itself necessary.

[1144] Именно с этой проблемой столкнулись в Симонтоне, работая с пациентами, больными раком. Они могут принимать только тех клиентов, которые сознательно согласны принять утверждение, что это они сами создали себе раковые опухоли. Это исключает большой процент раковых пациентов. В сущности, большинство пациентов, больных раком, имеют систему убеждений, которая устраняет принятие ответственности за свою болезнь. Большинство раковых пациентов убеждены, что они не должны открыто просить о внимании или помощи и вообще иметь какую-либо вторую выгоду от болезни, именно это убеждение делает необходимой саму болезнь.
[1145] Both insanity and disease in this culture are considered to be “involuntary
responses,” so you are not responsible for them. So one way to get help and attention is to have something happen that is involuntary and that you can’t be held responsible for. Insanity and disease are both very powerful ways to get other people to respond to you without taking responsibility for it.

[1145] В нашей культуре нездоровье и болезни рассматриваются как “непроизвольные реакции”, за которые человек совершенно не отвечает. Таким образом, болезнь становится прекрасным способом получения внимания и помощи, причем это происходит бессознательно, непроизвольно, и вы за это не отвечаете. Болезни, психические и соматические являются весьма модными способами получения реакций от других людей, причем сам получающий не несет за это никакой ответственности.
[1146] The Simontons insist that their clients take full conscious responsibility for creating their own cancers, which is a remarkable way to approach it. The one big disadvantage of that approach is that it makes their way of working with cancer patients available only to a very small percentage of the population.

[1146] В Симонтоне настаивают на том, чтобы клиенты брали на себя полную сознательную ответственность за то, что создали себе опухоли, и это замечательный способ подхода к лечению этих заболеваний. Но крупным недостатком этого подхода является то, что в этом случае помощь становится доступной очень небольшому числу пациентов.
[1147] Woman: But you could work with the population that consciously believes that they aren’t responsible, and ask them to suspend their disbelief for a period of time.

[1147] Женщина: Но вы же можете работать с популяцией, которая сознательно убеждает в том, что они не несут никакой ответственности за болезнь, попросив их при этом оставить на некоторое время в стороне свои убеждения.
[1148] Right. Ask them to pretend. You can even agree that they aren’t responsible, but you’ve discovered that by going through certain “psychological” steps, people are often able to have a healing impact on problems that are clearly physical in their origin. Then you go ahead and do six-step reframing in the same way you would with someone who says “I believe I caused this.”

[1148] Верно. Попросите их просто предположить. Вы можете даже согласиться, что они не несут никакой ответственности, но сказать, что вы открыли такой факт, когда при некоторых “психологических” преобразованиях люди оказываются способными излечить болезнь, физическую по своей природе. Затем вы идете и делаете шестишаговое переформирование точно такое, как вы делали бы с человеком, который говорит: “Я уверен в том, что я сам у себя это вызываю”.
[1149] I don’t even know who is “correct” in their belief system. I do know that reframing can have an impact on physical symptoms.

[1149] Я даже не знаю, чья система убеждений является “правильной”. Я знаю только, что с помощью переформирования можно устранить соматические симптомы.
[1150] Man: Are you suggesting that one could use the Simontons’ system—their whole approach—at the unconscious level?

[1150] Мужчина: Не предполагаете ли вы, что можно использовать систему Симонтона, весь их подход на бессознательном уровне?

[1151] Yes. All you would need to do is use six-step reframing entirely at the unconscious level. The positive intention and the new choices can all be left unconscious

[1151] Да. Единственное, что вам надо сделать, это использовать шестишаговый рефрейминг на полностью бессознательном уровне. И позитивное намерение и новые варианты поведения могут быть бессознательными.
[1152] When the unconscious mind refuses to inform consciousness of the positive intention, I typically turn to the person and say “Are you willing to trust that your unconscious is well-intentioned, even though it won’t tell you what it is trying to do for you by this pattern of behavior?” If I have rapport, they agree. “OK, I’m willing to try that out.” If I get a “no” response, I ask if they are willing to pretend. Or you can say “Look, do you really have a choice? You’ve already done the best that you know how to do, consciously, to change this behavior.
When you made the assumption that this was a bad part, you failed utterly. Let’s try the reverse assumption for a two-week period, and you tell me at the end of two weeks whether this is a more effective way to pretend.”

[1152] Когда подсознание отказывается проинформировать сознание о содержании позитивного намерения, Я обычно поворачиваюсь к клиенту и говорю: “Не хотели бы вы просто поверить в то, что ваше подсознание благонамеренно даже тогда, когда оно не хочет сказать вам, что же такого хорошего оно хочет сделать для вас с помощью данного стереотипа поведения?” Если я достигну раппорта, клиент соглашается. “Хорошо. Я хочу попробовать.” Если получаю ответ “нет”, то я спрашиваю, не хотят ли они просто предположить это. Или вы можете сказать: “Посмотрите, разве вы в действительности имеете выбор? Вы уже сделали предположение, что часть вашей личности, которая заведует стереотипом, от которого вы хотите избавиться, является плохой частью личности, вы провалились полностью. Давайте предположим, что имеет место обратное, и поддержим это предположение в течение двух недель, а в конце этого срока вы скажете мне, какой способ оказался более эффективным.”
[1153] Woman: At a conference recently I heard the Simontons mention how much they learned from you. They gave the example of adding representational system overlap to their visualization techniques.

[1153] Женщина: На конференции, которая состоялась недавно, я слышала, что в Симонтоне очень благодарны вам за то, что они взяли от вас. Они приводили примеры, касающиеся продолжения репрезентативных систем, которые они добавили к своей технике визуализации.
[1154] Yes. They get good results just by having patients visualize the white blood cells eating up the cancer cells. If you overlap from that visualization into congruent sounds and feelings, it becomes much more powerful. Did they mention anything about the difference between conscious and unconscious belief systems?

[1154] Да. Они получили хорошие результаты, предлагая пациентам визуализировать, как лейкоциты пожирают раковые клетки. Если вы на этот визуальный образ: наложите конгруэнтное звуки и ощущения, то это станет гораздо более ощутимым. А говорили ли они там о различии между сознательными и бессознательными убеждениями?
[1155] Woman: They mentioned that they realize the difference, but they don’t know how to deal with it.

[1155] Женщина: Они говорили там о том, что разницу они осознали, но не могут понять, что им с этим делать?
[1156] That’s exactly where we left off. I was with them long enough to feel that they had a good, clear, solid, resonant understanding of the notion of representational systems and overlap. They found it easy to do, and they were delighted by it.

[1156] Именно в этом месте мы остановились. Я работал с ними достаточно долго, чтобы почувствовать, что они ясно, четко и крепко усвоили понятие репрезентативных систем и их наложения. Они пришли к выводу, что изложение произвести очень легко, и это им сильно понравилось.
[1157] They also recognized that reframing has advantages, just in terms of requisite variety, but they didn’t have enough experience with it to incorporate it into their system. If they used unconscious six-step reframing, they would be able to work with the large numbers of cancer patients who are not willing to consciously adopt the belief that they are responsible for their disease.

[1157] Они также поняли, что у рефрейминга больше преимущества просто с точки зрения необходимого разнообразия, но у них не было времени, чтобы приобрести достаточный опыт и внедрить его в свою систему. Если бы они использовали шестишаговое подсознательное переформирование, количество их пациентов резко увеличилось бы, поскольку в их число вошли бы те, которые сознательно не хотят принимать убеждение в том, что они отвечают за свою болезнь.
[1158] Woman: Can you work simultaneously with more than two parts in reframing?

[1158] Женщина: Можете ли вы работать одновременно более чем с двумя частями личности?
[1159] Yes. I have worked with as many as twelve or fifteen at the same time.

[1159] Да. Иногда мне случалось работать одновременно с 12-15 частями.
[1160] Woman: So you might have six objecting parts talking to each other, and to the part that is responsible for the behavior?

[1160] Женщина: Итак, у вас может обнаружиться 6 возражающих частей. Они что-то будут говорить друг другу и той части, которая ответственна за нежелательный стереотип поведения?
[1161] Yeah, I get them all together in a conference. But I never talk with more than one at any moment, unless I have first gotten them all together to elect a spokespart that will communicate for all of them.

[1161] Да. Я устраиваю среди них собрания, но в каждый отдельный момент я говорю только с одной частью, кроме тех случаев, если я перед тем попросил их выбрать одного представителя, который будет говорить за всех, сразу.
[1162] I say “Now, all you other guys hold; we’re going to go over here to part A and find out blah blah blah.” And then after that “Now, do any of the other five of you blah blah.” Time is never a real limitation because you can always say “All right, we’re going to pause now. We’ll meet here again at eight o’clock tomorrow.” The only real limitation is how many parts you the programmer can keep track of. I’m pretty good at keeping track of a large number of things going on at the same time; I’ve had a lot of practice doing that. You will have to find out how many you can remember. If you start going “Oh, yeah, it wasn’t that one, . . . it was ah . . . the other one . . . ah . . . ah . . . ” then you are probably going to confuse the person.

[1162] Я говорю: “А сейчас вы, как представитель всех остальных, пойдите к части А и узнайте та-та-та”. А затем я могу сказать: “А сейчас представитель других 5 частей и та-та — та”. Время никогда не является настоящим ограничением, поскольку вы всегда можете сказать: “Хорошо. А сейчас мы прервемся. Давайте здесь снова встретимся завтра в 8 часов вечера”. Единственное реальное ограничение состоит в том, со сколькими частями одновременно вы как программист можете иметь дело. Я могу иметь дело сразу с очень большим количеством их, потому что у меня есть большой опыт. Вы можете определить каждый для себя, как много вы можете запомнить. Если вы начнете говорить так: “Ох, это же не та часть… Это было… Нет это другое… Ах… “, то скорее всего вы запутаете вашего клиента окончательно.
[1163] Man: I had a client who used to give names to the parts. She had the sex goddess, and she had the lady in white gloves who had a congenital malformation—her legs were permanently crossed—and several others that she could identify and talk about and have talk to me.

[1163] Мужчина: У меня была клиентка, которая давала своим частям имена и названия. У нас была сексуальная богиня, потом была леди в белых перчатках, и у нас было что-то с гениталиями. Она всегда держала ноги скрещенными и другие части, которые она легко могла идентифицировать, говорить о них и заставлять говорить о них меня.
[1164] Yeah, some of them have names, and if they don’t, you can always give them names. There are many things you can do to help keep track of them. But you also have to keep track of who said what, and who’s talking now. With some people, all the parts have the same voice tonality, while other people’s parts all have different voices. It’s purely a matter of how many you can keep track of well.

[1164] Да, многие из них имеют имена, а если не имеют, вы всегда можете быстро назвать их сами. Существует много способов, которые помогут вам уследить за ними, но вы должны также следить за каждым высказыванием, за тем, какая из частей сказала это, и за тем, кто говорит сейчас. У некоторых людей все части говорят одним голосом, у других разными голосами. Суть заключается в том, за каким количеством явлений вы сами можете уследить.

[1165] Man: How can I use reframing for self-growth?

[1165] Мужчина: Как я могу использовать переформирование для собственного личностного роста?
[1166] The first reframe I would make is to use any other predicate but “growth.” There are certain dangers in describing evolving as a person as “growth.” People in the human potential movement who are really into “growing” have a tendency to get warts and tumors and other things. As a hypnotist you can understand how that happens with organ language.

[1166] Первое переформирование, которое я бы здесь произвел, касалось бы того, чтобы вы использовали другое слово, а не”рост”. Существует определенная опасность, когда вы развитие личности описываете при помощи слова “рост”. Люди, которые, действительно изменяясь, “растут”, имеют склонность обнаружить у себя бородавки, опухоли и тому подобные вещи. Как гипнотизер, вы должны понимать, что здесь вы имеете дело с языком органов.
[1167] You can always just do conscious reframing with yourself. But one of the best ways to do it is to build an unconscious part, what we call a “meta-part,” whose job it is each night to review the day just as you are dropping off to sleep, to select two important things to reframe out of your behavior, and to do the reframing each night just after you have dropped off to sleep. We used to do this with everybody in our early groups, and the kinds of changes that people made were fantastic.

[1167 Вы действительно всегда можете произвести сознательное переформирование с самим собой, но один из лучших способов сделать это заключается в том, чтобы построить такую часть вашего подсознания, которую вы можете назвать мета-частью, и ее обязанностями будут следующие: когда вы будете засыпать, проанализирруйте прошедший день и выберите две важные вещи, которые стоит переформировать. И производите переформирование каждой ночью после того, как вы засыпаете. Раньше на семинарах мы проделывали это с каждым, и люди при этом изменялись просто фантастически.
[1168] Woman: You don’t even program the two things? You leave that to the unconscious?

[1168] Женщина: Вы даже не программировали эти две вещи? Вы просто оставляли это в подсознании?
[1169] Yes. We put the person into a profound trance and taught her unconscious mind—or some unconscious part—the reframing model. We’d say “OK, unconscious, what we’re going to do today is build this part and it’s going to do reframing. I want you, the unconscious, to select something that you didn’t particularly like about her conscious mind’s behavior today. First identify it, and then. . . .” We’d go through all the six steps very systematically. We wouldn’t just say “Do it”; we would go through each of the six steps carefully. The person’s
Consciouss mind is gone; she is just in a trance, responding. You can do it with finger signals or any other yes/no signal, or you can do it verbally if your client happens to be a good verbal unconscious communicator. I’d go through it once systematically, and then have her unconscious pick something else and try it, and notify me if it gets stuck. I’d literally educate her unconscious in the six-step model until it could do it a couple of times without any problem. Then I’d say “Look, each night just after she’s dropped off to sleep, identify and reframe two things that you think are important, given the experiences of the day.”

[1169] Да. Мы погружали человека в глубокий транс и обучали его подсознание или какую-то часть модели переформирования. Мы говорили: “Хорошо, подсознание. Сегодня мы собираемся построить определенную часть, которая бы занималась переформированием. Я хочу, чтобы ты, подсознание, выбрало что-либо, что не понравилось тебе в сознательном поведении в течение сегодняшнего дня. Сначала идентифицируй это, а затем…” Мы очень тщательность и систематически проводили подсознание по всем 6 шагам. Мы не говорили просто: “Сделай это — . Мы тщательно проводили по всем шести шагам. Сознание человека в этот момент было отключено, он реагировал, находясь в трансе, при этом мы использовали пальцевые сигналы, а также другие сигналы “да”, “нет”, либо же делали это вербально, если клиент оказывался хорошим вербальным коммуникатором. Сначала я это делал с подсознанием систематически. А затем попросил подсознание выбрать второй объект переформирования и сделать это самому и взять меня в помощь, если возникнут трудности. Я буквально обучал подсознание человека шестишаговой модели, пока через некоторое время оно начинало делать это четко и гладко. Затем я говорил: “Итак, на каждую ночь после того, как он уснет, идентифицируй и переформируй две вещи, которые тебе не понравились в сознательном поведении в течение сегодняшнего дня. Сначала идентифицирует это, а затем…” Мы очень тщательно и систматически проводили подсознание по всем шести шагам.
[1170] A month later I went back and checked with everybody’s unconscious to find out what kind of things they’d done. Those people were changing like crazy. One student’s unconscious reported to me that every night he would see himself in front of a blackboard, and he would make a list of all the things that didn’t occur the way he wanted them to that day, and then all his parts would describe the possibilities of each one, and they’d have a vote and select two, and then the unconscious would go ahead and reframe those two things. Then his parts would
review past reframes, and read the minutes from the last meeting—he was a very organized guy.

[1170] Через месяц я проводил проверку того, что было сделано подсознанием. Эти люди изменились как сумасшедшие. Подсознание одного студента рассказало мне, как каждую ночь оно видело, его, стоящего перед доской, и он писал на этой доске список всего того, что ему не понравилось его поведении в течение данного дня. Затем все части обсуждали каждое из обнаруженных явлений, затем голосовали и выбирали два из них. А затем подсознание эти два явления переформировывало. Затем все части обсуждали результаты предыдущих переформировании и читали протоколы прошлых переформировании. Он был очень организованным парнем.
[1171] It seemed to work very well for about three months with each person, and then each would need another shot of it. People changed so much that the process didn’t fire off automatically after about three months.

[1171] Этот механизм работал очень хорошо примерно в течение трех месяцев у каждого из наших студентов, а затем требовалась новая процедура построения такой части. Люди изменялись настолько сильно, что автоматического запуска хватало не больше чем на три месяца.
[1172] Woman: Why did you have to teach the unconscious the six steps? If you’ve been reframing others, the unconscious knows it even more than the conscious, doesn’t it?

[1172] Женщина: Почему вы должны были обучать подсознание шаговым образом? Если человек переформировывает других, то подсознание знает об этом гораздо больше, не так ли?
[1173] The important thing is to make sure that the unconscious does it explicitly and methodically. Saying that “the unconscious knows it” is assuming more than I’m willing to assume. Some people’s unconscious minds don’t know it, and some people’s unconscious minds do. But I’m not willing to take that chance. I want to build a part whose job is to jump out every night and say “It’s reframing time!” You can always consciously reframe with yourself; however, it’s much more convenient to have your unconscious do it after you go to sleep. Let your parts do
it. It’s hard to install this in yourself; it’s better to have somebody else zone you into a trance and do it for you.

[1173] Весьма и весьма важно убедиться, что подсознание делает это четко и методично, сказав: “Подсознание это знает”, вы предполагаете больше, чем я хотел бы предположить. Подсознание некоторых людей не знает об этом, у других оно осведомлено. Но я не хочу рисковать. Я хочу построить часть, чьей обязанностью является каждую ночь появляться и говорить: “Сейчас время для переформирования!” Вы всегда можете сознательно переформировывать себя, однако, гораздо более целесообразно является построение такой части, которая занималась бы этим пока вы спите. Разрешите нашим частям действовать самостоятельно. У себя такую часть установить трудно. Хорошо бы кого-то попросить погрузить вас в транс и сконструировать такую часть.

[1174] Bill: There is a question that keeps bugging me about what kind of signals to use when I’m reframing. Some say to use only signals with definite unconscious yes /no responses. Other people talk about just going inside and asking an open-ended question and seeing what comes up. Yesterday afternoon you were having me go through a negotiation reframe without taking time to set up specific signals—

[1174] Билл: Вопрос, который меня мучает, заключается в том, какие сигналы использовать в ходе переформирования. Одни рекомендуют использовать сигналы “да-нет”, другие говорят о том, что можно обратиться внутрь себя, задавать вопросы и смотреть, что в ответ на них появится. Вчера вечером вы провели меня через переформирование типа договора между частями личности, не тратя времени на то, чтобы выделить конкретные сигналы.

[1175] Oh, I had yes/no signals, though. You were responding in ways that I could notice.

[1175] Ах”, у меня были сигналы “да-нет”. Вы реагировали специфическим образом, и это я заметил.

[1176] Bill: OK, you had the yes/no signals. But in our own experience of reframing ourselves I thought the only thing we could use as a signal was an unconscious response that we were aware of. The response I got was in my favored representational system—that little old internal voice that I always get—which I have learned not to trust in myself or in my clients. How can we trust the signal we get from ourselves, or from our clients, when it is in the most favored representational system?

[1176] Билл: Хорошо, у вас были сигналы типа “да-нет”. Но в нашем собственном опыте переформирования самих себя, как я думаю, единственное, что мы можем использовать в качестве сигнала, это показательная реакция, в которой мы отдаем себе отчет. Ответ, который я получил, находясь в моей предполагаемой репрезентационной системе, это был знакомый мне “внутренний голосок, который я всегда слышу, и которому я научился недоверять, звучи он во мне или моих клиентах. Как мы можем доверять сигналу, если он появляется в предполагаемой репрезентативной системе?

[1177] That’s a contradiction. You asked “What signal can come in the most favored system which I can trust to be an unconscious signal?” The most favored representational system is the one that is in consciousness. It’s best to have a signal that is not under conscious control. If your signal is internal dialogue and you don’t trust it, then the only way to have a signal that you will trust is to have an involuntary kinesthetic or visual response that intensifies and diminishes. You get a yes/no involuntary signal which is not finger-lifting or anything you can consciously control.

[1177] Действительно, это противоречие. Вы спрашиваете: “Какой сигнал может появиться в наиболее предполагаемой репрезентативной системе, который был бы подсознательным сигналом?” Самая предпочитаемая репрезентативная система это осознаваемая система. Лучше получить такой сигнал, который вы не находился под контролем сознания. Если вашим сигналом является диалог, и вы ему не доверяете, тогда единственная возможность у вас остается это получение непроизвольного сигнала в кинестатической и визуальной форме. Вы получаете непроизвольный сигнал типа “да-нет” и это не поднятие пальца, и ни что-либо другое, что может появиться при сознательном контроле.

[1178] Bill: I get the same confusion when we talk about finger signals. Everybody talks about hypnotizing people and using finger signals. Most people I work with can do those quite voluntarily. What is the use of having a person give you a signal which can be under conscious voluntary control?

[1178] Билл: У меня возникла такая же путаница, когда вы говорили о пальцевых сигналах. Каждый говорит о том, что он гипнотизирует людей, используя пальцевые сигналы. Большинство людей, с которыми я работал, могут делать это сознательно. Какая польза может быть в том, что вы заставляете человека давать вам такой сигнал, который может быть взят под сознательный контроль.

[1179] They can consciously move their fingers, but they can’t do it with unconscious movement. Can you distinguish between conscious movement and unconscious movement?

[1179] Они могут сознательно шевелить пальцами, но они не могут делать сознательно бессознательные движения. Можете ли вы различать сознательные и бессознательные движения?

[1180] Bill: Yes. What bothers me is this: the person may be giving me all the signs of being deep in trance, and I’m seeing lots of involuntary changes. And then the finger signal looks like conscious movement. Do I necessarily interpret that as being a conscious movement?

[1180] Билл: Да, но беспокоит меня здесь вот что человек может давать мне всяческие сигналы, говорящие мне о том, что он находится глубоко в трансе и я вижу массу непроизвольных изменений, а вот пальцевый сигнал выглядит как сознательное движение. Должен ли я тогда интерпретировать это как сознательное движение?
[1181] No, not necessarily, but I always do. I would say “NOT THAT MIND!” Something subtle like that. I want verification. Personally, I usually do not use finger signals as signals. I use them to distract the client, and as a way of setting up some other signal system.

[1181] Нет, не должен, но я всегда интерпретирую. Я бы сказал: “Не с помощью этой психики”, или что-то такое же тонкое. Я всегда хочу проверить. Лично я не использую пальцевые сигналы как сигналы. Я их использую для того, чтобы отвлечь клиента, и при этом установить какую-нибудь иную сигнальную систему.

[1182] Bill: How, specifically, do you set up those other signals?

[1182] Билл: А как конкретно вы устанавливаете эти другие сигналы?
[1183] One thing I do is calibrate, I say “Your unconscious mind can lift this finger to answer ‘yes.'” Then I watch and find out what else occurs naturally. “And it can use this finger to answer ‘no.'” I notice the nonverbal differences between them. If I’m not sure, I do it ten times until I’m sure.

[1183] Ну, например, я делаю калибровку. Я говорю: “Ваше подсознание может поднять этот палец, и это будет означать ответ да”. Затем я наблюдаю и вижу, что еще происходит естественным образом, когда палец поднимается. “А вот этот палец — чтобы ответить нет”. Я фиксирую невербальное различие между двумя этими сигналами. Если я в чем-то неуверен, я повторю это хоть десять раз, пока не получу уверенность.
[1184] Another thing you can do is this: before the client goes into trance, sometimes you can set up great signals by saying “Look, you are going to go into a trance. What we are going to do is set up a ‘yes’ (shifts his head left) . . . ‘no’ (shifts his head right) system of communication.” Then when the person goes into trance, you’ll often get these great signals—his head will shift left and right. Of course, you can use any movement to install a signal—a raised eyebrow, a flaring nostril, or any other signal that he can detect unconsciously. If he doesn’t signal
the way you established, then you can do other things. You can say “And when things aren’t going the way I want them to, I lift an eyebrow in disdain,” using embedded commands to make sure the eyebrow lifts. You can do really obvious things, and his conscious mind won’t notice. Sometimes I’ll set up the yes/no signals with a person’s feet using one foot for “yes” and the other foot for “no.” I’ll say “When you are really positively behind something, you put your best foot forward . . . and you know which foot is the right foot to do that with, don’t you?” He’ll demonstrate nonverbally. The important thing is that I always verify by asking innocuous questions. Rather than going immediately for the material I’m interested in, I start asking questions that I know the answer to, in order to make sure that I have the right signal in the right place. I’ll say “Now, your name is Bill, and you know this is to be true, do you not?” If I get a “no” response, then I say “Aha! To whom am I speaking?” You can learn about this in detail in Trance-formations.

[1184] Я могу сделать еще и другое: пред тем, как вводить клиента в транс, установить крупные сигналы сказав: “Смотрите, сейчас вы войдете в транс. Мы собираемся установить сигнал “да” (поворачивает голову влево) и сигнал “нет” (новорачивает голову направо), и это будет уже системой коммуникации. Затем, когда человек входит в транс, вы получаете от него эти крупные сигналы. Это его голова будет поворачиваться налево и направо. Конечно же, вы можете использовать любые движения, чтобы установить сигнал. Это может быть поднятая бровь, расширенные ноздри, все, что угодно, что он может выделить сознательно. Если он не выполняет сигнального движения, вы можете потребовать чего-нибудь другого. Вы можете сказать: “Если все не идет так, как я этого хочу, я с презрением поднимаю брови”. Используя скрытые команды для того, чтобы убедиться в том, что брови поднимаются. Вы можете делать совершенно очевидные вещи, его сознание ничего не заменит. Иногда я устанавливаю сигнал типа “да-нет”, используя движение ноги человека, движение одной ноги для “да”, движение другой ноги для “нет”. Я могу сказать: “Если вы на что-то реагируете позитивно, вашу левую ногу выставляйте вперед… И вы знаете, какая нога будет правильной… И в этом случае… Не так ли?” Он демонстрирует это невербально. Важная вещь заключается в том, что я всегда проверяю, задавая безобидные вопросы. Вместо того, чтобы непосредственно переходить к тому материалу, который меня интересует, я начинаю задавать вопросы, на которые я знаю ответы, чтобы убедиться в том, что правильный сигнал стоит на правильном месте. Я могу сказать: “Итак, вас зовут Билл, и вы знаете, что это так, не так ли?” Если я получаю ответ “нет”, то я говорю: “Ага! Кому-то я это говорю?” Подробнее об этом вы можете прочесть в книге “Формирование транса”.
[1185] Woman: When you are working with yourself, and there’s some part of you that you can’t really identify, or there’s a part that just refuses to actually come out and say what it is, and you can’t really get to that part—

[1185] Женщина: Когда мы работаем с собой, и появляется такая часть, которую мы не можем идентифицировать, или же такая часть, которая просто отказывается выйти и сказать, что она такое или кто она такой, и вы действительно не можете получить доступ к этой части…
[1186] That’s just like saying “Well, there’s a member of a family I can’t really talk to.” That’s always a function of your communication. Sometimes a person will go inside and he’ll say “Well, nothing happens.” There are a number of things that you can do. One thing that almost always works is to say “Well, I know that for years now you have not gotten along with this part. You’ve insulted it and fought with it, and I wouldn’t talk to you either if you did that to me. So I recommend that you go inside and apologize and tell it that you misunderstood its intentions and now you would sincerely like to communicate with it.” After a person goes inside and apologizes, nine times out of ten he’ll get a response.

[1186] Это подобно тому, если бы вы сказали: В моей семье есть такой человек, с которым я не могу поговорить.” Это всегда является функцией вашей коммуникации. Иногда человек обращается внутрь себя и говорит: “Ничего не произошло, тогда вы можете сделать следующее, например… Да, я знаю, что в течение многих лет вы были не в ладах со своей частью. Вы ее оскорбляли и боролись противное. Если бы вы так обращались со мной, то я бы вам тоже ничего не сказал. И поэтому я вам рекомендую обратиться к ней, и извиниться перед ней и сказать, что до сих пор вы неправильно понимали ее намерения. И сейчас искренне хотели бы действительно поговорить с ней. После того как человек обратится внутрь себя и извинится, в девяти случаях из десяти он получит ответ.
[1187] Sometimes a person goes inside to reframe and says “All right, you cruddy stinking part.” And of course that part goes “If you want a response, take that! Pachchh! Do you want me to intensify that?” Your communication with your own parts has got to be as graceful or more graceful than what you do with other people.

[1187] Иногда человек обращается внутрь себя и говорит: “Ах ты, дрянная отвратительная часть”, конечно же эта часть отвечает: “Если ты хочешь получить ответ, говори по-другому. Не хочешь, чтобы я усилила свой ответ?” Ваша коммуникация с вашими собственными частями должна быть настолько приятной, или же гораздо более приятной нежели ваша коммуникация с другими людьми.

[1188] Woman: Yesterday you mentioned finding a part that didn’t seem to have a function. What do you do then?

[1188] Женщина: Вчера вы упомянули, что могут быть части, у которых по-видимому нет функций. Что вы делаете тогда?
[1189] In principle, what you do is really easy. Since the part doesn’t have a function, you just give it a positive function that it will agree to. In practice, doing this can sometimes be a bit confusing.

[1189] В принципе это довольно легко. Поскольку какая-то часть не имеет функции, вы можете ей просто приписать позитивную функцию, с которой она согласится. Практически, если вы поступаете так, то это создает некоторое замешательство.
[1190] About four years ago I worked with a woman who told me that when she was alone, she couldn’t decide what to do. She became nervous and distraught and paced the floor. When her husband was home, she would sit down and read a magazine, or go outside. But when she was by herself, she couldn’t sit down and read a magazine.

[1190] Года четыре назад я работал с женщиной, которая сказала мне, что когда она остается одна, она не может решить, что ей делать. Она начинает нервничать и ходить туда-сюда. Когда дома ее муж, она может сидеть и читать журнал, пойти в гости. Но когда она остается одна, она не может сидеть и читать журнал
[1191] I said to her, “Well, it seems like you go to a lot of trouble to get nervous when people aren’t around. How do you remember to do it every single time?”

[1191] Я сказал ей: “Похоже на то, что вам приносит много беспокойств то, что вы нервничаете оставаясь одна, не можете ли вы мне сказать, как именно вы нервничаете каждый раз, когда остаетесь одна?”
[1192] She just stared into space because that was such a weird question. “I don’t know. I never thought about that.”

[1192] Она уставилась в пространство, потому что я ей задал такой странный вопрос. “Я не знаю, я никогда об этом не думала”.
[1193] “Well, obviously some part of you must be making you do it, and it seems silly to me that the part would do it for no reason at all. It must be trying to do something for you that’s useful, and we need to find out what it is.”

[1193] “Для меня очевидно что какая-то часть вашей личности заставляет вас делать это. И мне кажется очень глупым, что эта часть делает это без всякой причины. Должно быть она старается для вас сделать что-то полезное. И мы должны определить, что же именно.
[1194] So we went into six-step reframing. We went through a phase where the signals disappeared and then came back six or seven times. Finally, since I couldn’t get to the next step, I had her go inside again. “Ask this part if it knows what it is trying to do for you that is useful.” She got no response. So I said “If it doesn’t know if what it is doing is useful or not, have it answer yes-no-yes-no.” She went in and asked it, and it went “yes-no-yes-no,” back and forth like that, repeatedly. She looked kind of confused, because on one level she was getting these nonverbal responses, and on the other, she didn’t know what it was about.

[1194] Итак, мы приступили к шестишаговому переформированию. 6 или 7 раз мы прошли через фазу, когда сигналы исчезали и снова появлялись, наконец, поскольку я не мог перейти к следующему шагу, я заставил его снова обратиться внутрь себя: “Спросите у той части, знает ли она, что полезного она делает?” Она не получила никакого ответа. Тогда я сказал: “Если она не знает, что она делает для вас что-то полезное или нет, заставьте ее ответить “да”, “нет”. Она снова ушла внутрь себя, и снова спросила, и в ответ получила: “да”, “нет”, “да”, “нет” несколько раз. Она выглядела растерянной потому что на одном уровне она получала невербальные сигналы, а на другом она не знала, что они означают.
[1195] Then I said to the part “Would you be willing to tell her the function so that she can tell me? As long as she has to tell me what the function is, and I promise you that I will be the one to decide if what you are doing is useful or not, and not her, would that be all right?” I got an instant and emphatic “yes” to that without her even going inside. Then suddenly she clapped her hands over her ears and got a weird look on her face.

[1195] Тогда я сказал, обращаясь к этой части: “Не хотела бы ты ей сказать свою функцию для того, чтобы она сказала об этом мне?” Если она скажет мне твою функцию, я пообещаю тебе, что именно я буду оценивать ее полезность, а не она. Согласишься ли ты рассказать о своей функции в таком случае?” В ответ я получил совершенно воодушевленное “да” даже без того, чтобы она обратилась внутрь себя. Потом она закрыла уши руками и на ее лице появилось странное выражение.

[1196] “What did it tell you?”

[1196] “Что она вам сказала?”

[1197] “Well, I don’t really want to say it.”

[1197] “Ну, я действительно не хочу говорить это вслух”.
[1198] “Well, you have to. I promised, you know. And I keep my promises.”
The logic in that statement is pretty twisted, but it got her to tell me.

[1198] “Но вы должны сделать это, вы же знаете, я же обещал, а я держу свои обещания”. Логика этого утверждения была совершенно искаженной, но она заставила ее сказать мне, что она услышала от своей части.
[1199] This part said something very metaphoric. “You are always alone with other people, and in a crowd by yourself.” I thought about that for a minute, and it didn’t make much sense to me, but it seemed like it was trying to get her to do something better with her time when she was with other people. So I asked some questions. “Is it that when she is with other people she doesn’t really talk to them, she just sits around and feels secure? And when nobody’s there, she spends all her time trying to figure out who she could be with and what she could do? So are you trying to get her to utilize resources when they are more available? Is that it?” Again I got an immediate and emphatic answer: “No.” So I had her go inside and ask if it was something else. It said “I don’t want to answer that question. What you said just before sounds good. That sounds like something good to do. I get so annoyed when I don’t know what to do.”

[1199] Эта часть сказала нечто метафоричное: “Ты всегда одна, когда вокруг тебя люди, а когда ты одна ты в толпе”. Я подумал, что это может означать, примерно в течение минуты, но не нашел в этом особого смысла. Но мне показалось, что эта часть старается заставить ее использовать лучше то время, которое она проводит с людьми. Затем я задал несколько вопросов, и обратился к той ее части: “Не обстоит ли дело так, что, если она находится среди людей, она по-настоящему с ними не разговаривает, а просто сидит и чувствует себя в безопасности?” А когда вокруг никого нет, она проводит свое время, стараясь решить, с кем бы она хотела сейчас быть и что делать. Может быть, вы стараетесь полнее использовать ресурсы, которые ей доступны? Не так ли?” И снова я получил непосредственный и одушевленный ответ: “Нет”. Потом я снова попросил ее обратиться внутрь себя испросить: “Если не это, так что?” Часть ответила: “Я не знаю ответа на этот вопрос. То, что вы сказали до этого, звучит хорошо. Это звучит так, что мне захотелось бы сделать это, ведь я так раздражаюсь, когда не знаю, что делать”.

[1200] “How is it useful to get annoyed; what is the intention of that?”

[1200] “Как вы используете свое раздражение? Какова цель вашего раздражения?”

[1201] ̶