Read Структура Магии 1.5 В круговороте

0 804

В этой главе мы даем два (примерных) транскрипта психологических сеансов с комментариями. Наша цель состоит в том, чтобы показать вам Метамодель в дей­ствии. Мы хотим представить вам, каким образом работает Метамодель в наиболее ясном виде, ограничив действия психотерапевта во время сеанса только техниками, реко­мендуемыми Метамоделью. Это ограничение нацелено на то, чтобы получить материал, четко и ясно представляю­щий Метамодель. Не следует думать, будто мы считаем, что наше знание о дискретной коммуникации исчерпывает собой все необходимое для психотерапевта. В нашем опи­сании работа не представлена в том виде, как мы се выпол­няем или рекомендуем выполнять. С помощью этого опи­сания мы хотим лишь дать вам возможность увидеть и почувствовать реализацию Метамодели в действии. Пол­учить доступ к реакции со стороны вашего пациента в фор­ме Поверхностной Структуры, что даст вам возможность девствовать самыми различными способами. Это, как вы убедитесь сами, значит, что в любое время у вас имеется целый рад подходящих техник и приемов. Мы бы хотели, чтобы вы думали о том, каким образом техника Метамодели, использованная и описанная далее в транскриптах, может быть включена в ту разновидность психотерапии, которую вы уже применяете. Мы хотим также, чтобы вы представляли себе, каким образом включение Метамодели способно предоставить вам богатый набор возможных психотерапевтических решений.

В комментариях, которыми мы сопровождаем транскрипт, мы не ставим своей целью описать то, как мы пред­ставляем себе работу психотерапевта, который видит, слы­шит, чувствует и размышляет о том, что происходит во время психотерапевтического приема. Комментарий пред­назначен для того, чтобы, во-первых, показать, как то, что делает психотерапевт, можно четко представить в терминах Метамодели. Мы не утверждаем, что определяющие процессы, постулируемые в комментариях, относящиеся к тому, что происходит в модели, действительно происходит в людях, поведение которых отображается в нашей Метамодели.1 Например, когда мы в нашем комментарии ука­зываем на то, что психотерапевт может выявить Опуще­ния в Поверхностной Структуре пациента, определив вна­чале, может ли он построить любую правильную Поверхностную Структуру английского языка, в которой процессуальное слово или глагол представлены в исходной Поверхностной Структуре, мы не утверждаем тем самым, что психотерапевт сделает это на самом деле. Более того, мы вам не рекомендуем проходить через все зги этапы. Во-вторых, предлагая вам комментарий в качестве одного из способов, позволяющих показать, как вербальное пове­дение можно понимать в терминах Метамодели, мы наде­емся, что это позволит вам развить собственные интуиции так, чтобы то, что описано я комментарии, как поэтапный процесс, стало для вас непосредственным опытом. Наш опыт по обучению психотерапевтов нашей Метамодели подсказывает, что, как правило, они проходят вначале че­рез этап, в ходе которого осознают собственную стратегию осуществления поэтапного процесса. По мере усвоения этой техники у них вырабатывается автоматизм и они до­стигают возможности освоить его подсознательно. Систем­ное же поведение в этом отношении сохраняется.

ТРАНСКРИПТ 1

Ральф, возраст 34 года, помощник заведующего отде­лом большой фирмы по производству электронных прибо­ров. Пациенту задали вопрос о том, что он надеется пол­учить в результате интервью. Он начал:

(1) Р. : Ну… я, в общем не уверен…

Пациенту трудно сказать, чего он хочет. Помните, что одна из первых задач психотерапевта состоит в том, чтобы понять модель пациента (особенно те ее части, которые обедняют опыт). Психотерапевт отмечает Опущения в Первой Поверхностной Структуре, предложенной пациен­том. Конкретно говоря, он выявляет процессуальное слово или слова, обозначающие отношение (“уверен”), а также то, что пациент употребил в связи с предикатом “уверен” только один аргумент, или имя (1). Определить, является ли данная Поверхностная Структура полной репрезента­цией Глубинной Структуры пациента, психотерапевт мо­жет, спросив себя: существует ли другая Поверхностная Структура английского языка с предикатом уверен”, в котором имелось бы более одного аргумента или имени. Например, Поверхностную Структуру

Im sure of answer. Я уверен в ответе.

Здесь с предикатом “уверен” связано два аргумента, или имени: некто уверенный в чем-то (в данном случае “я”), и нечто, в чем этот человек не уверен (в данном случае “ответ”). Таким образом, основываясь на собствен­ных интуициях, носитель английского языка, психотера­певт понимает, что в Глубинной Структуре пациента со­держалась часть, не появившаяся в его Поверхностной Структуре, — она была опущена. Решив восстановить опу­щенный материал, психотерапевт спросил о нем

(2) В.: He уверен в чем?

Тем самым он спрашивает об отсутствующей части Повер­хностной Структуры.

(3) P.: Я не уверен, что это поможет.

Пациент продуцировал новую Поверхностную Струк­туру, содержащую информацию, которая была опущена первоначально.

1. Он может задать вопрос относительно референтного индекса

Вы не уверены, что именно вам поможет?

2. Он может задать вопрос с целью восстановить опу­щенный материал — поможет кому/в чем?

3. Он может спросить у пациента, на какую конкрет­ную разновидность помощи тот надеется — поможет в ка­ком отношении?

(4) В.: Вы не уверены в том, что и именно кому не поможет?

Психотерапевт решил заняться (1) и (2) вариантами.

(5) P.: Ну, я не уверен в том, что этот эксперимент поможет. Видите ли, когда я впервые пришел к доктору Г., он спросил меня, не желаю ли я поучаствовать в эксперименте… Ну так вот, я чувствую, что есть что-то, в чем мне действительно нужна помощь, но ведь это просто эксперимент.

Пациент выражает озабоченность, что эксперимен­тальные условия, вынуждающие психотерапевта ограни­читься применением техник Метамодели, не позволяют ему получить помощь, которую он хотел бы получить. Психотерапевт, сумев понять модель пациента, отвечает следующее:

(а) В Первой Поверхностной Структуре пациента со­держится номинализация “эксперимент”, производное от глагола “экспериментировать”. Обычно этот глагол связан с двумя именными аргументами, которые здесь описаны — лицо, производящее эксперимент, и лицо, над которым производится эксперимент;

(б) В Поверхностной Структуре пациента опущен один из аргументов глагола “поможет” (конкретно “поможет кому”);

(в) Кроме того, в первой Поверхностной Структуре па­циента глагол “помочь конкретизирован совершенно не­достаточно — он не задает ясного образа;

(г) В последней части Поверхностной Структуры па­циента встречается имя “что-то”, у которого отсутствует референтный индекс;

(д) Имя “помощь” представляет собой номинализацию глагола “помогать”, оно недостаточно конкретно и харак­теризуется наличием двух опущений: оно не дает ясного четкого образа лица или вещи, оказывающих помощь, а также лица или вещи, получающих ее;

(е) Кроме того, номинализация “эксперимент” встре­чается вместе с обоими опущениями, упомянутыми в пункте (а);

(ж) Последняя Поверхностная Структура пациента в цитируемом отрывке характеризуется общей формой “X, но Y” — это Неявный  Каузатив. Конкретно, неявный смысл, импликация этого предложения заключается в том, что пациент чего-то хочет (Х — “есть что-то, в чем дейст­вительно нужна помощь”) и что имеется что-то, что меша­ет ему получить это (Y — “это просто эксперимент”);

(6) В.: Таким образом то, что это просто эксперимент, не позволяет вам получить помощь, которая вас нужна?

Психотерапевт решает поставить под вопрос Неявный Каузатив (ж).

(7) Р.: Эксперименты ведь для исследовании, но есть что-то, в чем действительно мне нужна помощь.

Пациент в своем ответе производит Неявный Кауза­тив, “X”, но “Y”. Отметим, что в нем имеются:

(а) прежняя номинализация, слово “эксперимента с двумя опущениями;

(б) новая номинализация “исследование” с двумя опуще­ниями — лицо, осуществляющее исследование, и лицо, или вещь, над которыми это исследование проводится;

(в) имя “что-то”, у которого отсутствует референтный индекс;

(г) прежняя номинализация “помощь” с двумя опущениями.

(8) В.: В чем конкретно и действительно вам нужна ПОМОЩЬ?

Психотерапевт отказывается от продолжения работы с Неявными Каузативами, решив сначала уточнить рефе­рентный индекс (в).

(9) Р. Я не знаю, как производить хорошее впечатление на людей.

Пациент предъявляет Поверхностную Структуру, в которой, как ему кажется, он сообщает референтный ин­декс имени “что-то”, встретившегося в его последней По­верхностной Структуре. В этой Поверхностной Структуре нарушается условие психотерапевтической правильности (А). Номинализация “впечатление” с одним опущением — лица или вещи, производящей впечатление;

(в) прилагательное “хорошее” в словосочетании “хоро­шее впечатление” производно от предиката Глубинной Структуры “Х хорош для Y”, причем “Х в этой форме — это впечатление, a Y опущен, то есть, тот, для кого это впечатление хорошее, кто выигрывает в результате этого действия;

(б) у имени “люди” нет референтного индекса;

(г) Поверхностная Структура пациента семантически неправильная, так как он, по-видимому, склонен к чтению мыслей. Он заявляет, что не знает, как производить на лю­дей хорошее впечатление, но не может сказать, откуда зна­ет, что это именно так. Им не описан способ, благодаря кото­рому он знает, что не производит хорошее впечатление.

(10) B.: Посмотрим, правильно ли я вас понял. Вы утверж­даете, что то, что это всего лишь эксперимент, неизбежно помешает вам узнать, разузнать, каким образом производить на людей хорошее впечатление. Верно?

Психотерапевт решает проигнорировать неправиль­ность новой Поверхностной Структуры пациента. Вместо этого он хочет установить связь ответа на его вопрос отно­сительно референтного индекса с Неявным Каузативом, который пациент предъявил ранее. Для этого он просто вставляет ответ, полученный на свой прежний вопрос. Он сверяется с пациентом, желая убедиться, что правильно понимает модель пациента, а кроме того, усиливая обоб­щение пациента введением модального оператора необхо­димости. Тем самым он вынуждает пациента подтвердить, либо опровергнуть эту генерализацию.

(11) Р.: Ну,… я не совсем уверен…

Психотерапевт удачно поставил генерализацию паци­ента под сомнение; пациент начинает колебаться.

(12) В.: (прерывая) Ну хорошо, так вы хотите разузнать это?

Психотерапевт видит, что вопрос/вызов оказался успешным (он слышит Поверхностную Структуру пациента:

Ну…, я не совсем уверен…

и быстро переходит к следующей реплике, обращаясь к пациенту с просьбой восстановить связь между генерали­зацией и действительным опытом. Он стимулирует его вновь попытаться получить в этих условиях помощь, в ко­торой он нуждается.

(13) Р.:  Да, конечно.

пациент соглашается попытаться сделать это.

(14) В.: На кого конкретно вы не знаете, как произвести хорошее впечатление?

В этой реплике психотерапевт возвращается к непра­вильности в предыдущей Поверхностной Структуре паци­ента и решает установить референтный индекс отсутству­ющий у слова “люди” в словосочетании “хорошее впечат­ление на людей”.

(15) Р.: Ни на кого.

Пациент не сумел сообщить референтный индекс, о ко­тором его спросил психотерапевт. Слово “никто” входит в особый класс слов и словосочетаний, у которых отсутству­ют референты, потому что они содержат в своем составе квантор общности (логически: никто — все люди нет). В своем утверждении пациент сообщает, что в его модели нет никого, на кого он хотел произвести хорошее впечат­ление. В этом случае психотерапевт может:

(а) Поставить под сомнение генерализацию, или

(б) Еще раз обратиться к пациенту с просьбой сооб­щить ему референтный индекс.

(16) В.: Не можете ли вы вспомнить кого-нибудь, на кого бы вы когда-либо произвели хорошее впечатление?

Психотерапевт снова упоминает слово, у которого отсут­ствует референтный индекс, и снова предлагает пациенту усомниться в собственной генерализации, спрашивает его, нет ли в этой генерализации какого-либо исключения.

(17) Р.: Гм… Да, пожалуй, некоторые люди, но…

Вызов срабатывает, пациент признает наличие исклю­чений- Его частичный ответ:

(а) содержит именное словосочетание без референтно­го индекса;

(б) имеет начало словосочетания, начинающегося с со­юза “но”, которое как бы отменяет (disqualify) смысл того, что сказано перед ним.

(18) B.:  Ну, а теперь, конкретно: на кого вы не знаете, как произвести хорошее впечатление?

Психотерапевту удалось заставить пациента усом­ниться в своей генерализации, однако он все еще не пол­учил от него референтного индекса для именного словосо­четания, поэтому он снова спрашивает о нем:

(19) Р.: …мне кажется, что я все время пытался сказать, что женщины не любят меня.

Пациент изменяет свой опыт, заменяя утверждение “я не знаю, как производить хорошее впечатление на людей” на “меня не любят женщины”.

В обеих этих Поверхност­ных Структурах имеется нарушение правильности:

(а) в них по одному имени без референтного индекса: люди и женщины;

(б) в каждом из них утверждается, что пациент знает эмоциональное состояние другого человека, сопровождая это описанием того, каким образом, пациент может узнать об этом. Кроме того, в Поверхностной Структуре пациента имеется отношение, связанное с глаголом “сказать”, — не указано лицо, которому адресована речь пациента

(20) В.: Какая женщина конкретно?

Психотерапевт решает снова спросить о референтном индексе

(21) Р.: Большинство женщин, которых я встречаю.

Пациент отвечает именным словосочетанием, в кото­ром референтный индекс отсутствует — обратите внима­ние на термин “большинство”, который, как мы установи­ли, входит в особый класс слов и словосочетаний, содержа­щих в себе кванторы и неспособных, следовательно, иметь референты. Словосочетание пациента не дает ясного и чет­кого образа.

(22) В.: Какая женщина конкретно?

Психотерапевт настаивает на том, чтобы ему сообщи­ли референтный индекс.

(23) Р.: Ну, фактически большинство женщин… Но когда вы спросили это, я сразу подумал об одной жен­щине — Дженет.

Сначала пациент не сумел дать запрашиваемый рефе­рентный индекс (то есть, “фактически, большинство жен­щин”) , но потом сообщает его, идентифицируя с женщи­ной по имени. Отметим здесь, что когда просьба психоте­рапевта,  требующего  референтного индекса, удовлетворяется и пациент называет какого-либо челове­ка по имени, — это приводит к тому, что его модель для него самого становится гораздо более ясной и сфокусиро­ванной, психотерапевту же это дает гораздо меньше. Кро­ме того, следует отметить опущение именного аргумента, связанного с предикатом “думать” (то есть “X думает Y об…”), — не указано конкретно, что именно пациент ду­мает о Дженет.

(24) В.: Кто такая Дженит?

Обладая референтным индексом, теперь психотера­певт запрашивает информацию о человеке, связанном с пациентом. Психотерапевту не безразлично, например, является ли Дженит матерью, его дочерью, женой, любовницей, сестрой… опущение в последней Поверхностной Структуре пациента психотерапевт игнорирует.

(25) Р.: Просто женщина, с которой я встретился на работе.

Пациент дает определенную дополнительную инфор­мацию.

(26) В.: Каким образом вам стало известно, что вы не произвели на Дженит хорошее впечатление?

Психотерапевт пытается построить для себя четкую картину модели мира пациента. Ему удалось получить ре­ферентный индекс для именного аргумента, который вна­чале не был связан с опытом пациента. Теперь он игнори­рует этот материал — именной аргумент с референтным индексом: Дженит, женщина, с которой пациент просто встретился на работе, — с исходной генерализацией паци­ента. Исходная генерализация “я не знаю, как произво­дить на людей хорошее впечатление” трансформируется в “я не знаю, как произвести хорошее впечатление на Дже­нит”. Отметим, что это новая Поверхностная Структура связана с его конкретным опытом — генерализация пре­пятствует изменению достигнутого: установлена связь с пациентом (с, по крайней мере), одним из конкретных опытов, переживаний, на которых основывалась эта гене­рализация.

После того, как психотерапевт интегрировал этот мате­риал, он начинает ставить вопросы относительно процесса, посредством которого пациенту стало известно, что он не произвел на Дженит хорошего впечатления (этот выбор имелся в распоряжении психотерапевта и ранее), теперь он делает этот выбор и просит пациента описать, каким образом он узнал, что не произвел на Дженит хорошего впечатления. Тем самым он ставит под сомнение способность к чтению мыслей, которой якобы, обладает пациент.

(27) Р.: Просто я знаю.

Пациент не сумел более полно конкретизировать про­цессуальное слово, глагол

(28) В.: Как конкретно вы это знаете?

Психотерапевт снова спрашивает у пациента, как кон­кретно он знает, что не произвел на Дженит хорошего впе­чатления.

(29) Р.: Просто я ей не понравился.

Он вновь предъявляет свой внутренний опыт по поводу другого человека, отклоняясь от конкретизации того, ка­ким образом он получил это знание: это очевидный пример чтения мыслей.

(30) В.: Как конкретно вы знаете, что не понравились Дженит?

Психотерапевт продолжает ставить под сомнение па­циента.

(31) Р.: Она не заинтересовалась мной.

Пациент вновь заявляет о своем знании внутреннего состояния другого человека.

(32) В.: Как не заинтересовалась?

Психотерапевт продолжает настаивать на более объек­тивном ответе. Заметим, что, ставя под вопрос семантиче­ски неправильные Поверхностные Структуры, связанные с чтением мыслей, он может воспользоваться одним из двух имеющихся в его распоряжении подходов:

Применить форму (а): как вы знаете X?, где Х — По­верхностная Структура пациента (например, “она не за­интересовалась вами”) или (как в данном случае) форму (б) — глагол как/каким образом/способом? где глагол взят из первоначальной Поверхностной Структуры (на­пример: интересовалась)?

В обоих вопросах сформулировано требование к паци­енту, чтобы он конкретизировал, как происходит описыва­емый им процесс. Суть требования — конкретизировать процессуальное слово или глагол.

(33) Р.: Она не обращала на меня внимания.

Четвертый раз подряд пациент произносит Поверхно­стные Структуры, основанные на чтении мыслей.

(34) В.: Как она не обращала на вас внимания?

Психотерапевт варьирует свое поведение, добиваясь от пациента более конкретного ответа.

(35) Р.: Она не смотрела на меня.

Пациент произносит, наконец, в ответ на просьбу кон­кретизировать процесс, который выглядел как чтение мыс­лей, Поверхностную структуру, в которой описывается си­туация, доступная проверке-

То есть Поверхностную Структуру, не связанную с чтением мыслей со стороны говорящего.

(36) В.: Посмотрим, правильно ли я вас понял. Вы знаете, что Дженит не заинтересовалась вами, потому что она не смотрела на вас?

Психотерапевт вводит новый материал, не связанный с чтением мыслей в Поверхностную Структуру, в которой этот материал рассматривается как основа для утвержде­ний пациента, связанных с чтением мыслей. В данной ре­плике психотерапевт проводит проверку, стремясь убе­диться, что он правильно понял модель пациента, связан­ную с его (пациента) опытом. Он просит, чтобы пациент подтвердил высказанную им Поверхностную Структуру:

(37) Р.: Да, именно так!

Пациент подтверждает утверждение психотерапевта, относящееся к его модели.

(38) В.: Можете ли вы представить такую ситуацию, чтобы Дженит не смотрела на вас и все же интересовалась бы вами?

Психотерапевт предложил пациенту генерализацию, и тот подтвердил ее. Теперь обратим внимание На форму этой Поверхностной Структуры: “X потому что Y”. Получив от пациента подтверждение указанной гене­рализации, психотерапевт может теперь усомниться в ней, снова обратившись к пациенту с просьбой воссоединить ге­нерализацию с собственным опытом. Психотерапевт спра­шивает пациента, всегда ли имеется связь между Х и Y, которые связаны между собой словом, обозначающим от­ношение “потому что” в общей форме предложения “X по­тому что Y”.

(39) Р.: Гм-м… не знаю.

Пациент выражает колебание.

(40) В.: Всегда ли вы смотрите на каждого из тех, кем интересуетесь?

Психотерапевт снова выражает сомнение в генерали­зации, применяя для этого все ту же технику. На этот раз это сопровождается сдвигом референтных индексов со сле­дующим результатом:

Дженит смотрит на вас  Дженит интересуется вами

Вы смотрите на каждого    Вы интересуетесь каждым

(41) Р.: Мне кажется не всегда.  Но если Дженит просто интересуется мной, то это еще не значит, что я ей нравлюсь.

Вопрос-вызов психотерапевта по отношению к Повер­хностной Структуре пациента оказался удачным — паци­ент соглашается, что его генерализация ошибочна. Следу­ющая Поверхностная Структура пациента предполагает вывод, что он, по его мнению, не нравится Дженит. Обра­тите внимание на то, что пациент снова заявляет о том, что знает внутреннее состояние другого человека.

(42) В.: Как конкретно вы знаете, что не нравитесь ей?

Психотерапевт снова ставит свой вопрос насчет чтения мыслей, и просит пациента конкретизировать этот процесс.

(43) Р.: Она не слушает меня.

Пациент предъявляет новую Поверхностную Структу­ру, которая также семантически неправильна (чтение мыслей). Обратите внимание на одно различие: я могу оп­ределить смотрит ли кто-либо на меня (обратите внимание — не видит, а просто смотрит), просто наблюдая за челове­ком, однако этого наблюдения недостаточно для определе­ния, слушает меня другой человек или нет (Слышит ли он меня, также нельзя определить простым наблюдением).

(44) В.: Как конкретно вы знаете, что она вас не слушает?

Психотерапевт продолжает настаивать.

(45) Р.:Да она никогда не смотрит на меня (начинает сердиться). Вы же знаете, какие женщины!

Они никогда и виду не покажут вам, что замечают вас.

Здесь пациент возвращается к предыдущей правиль­ной Поверхностной Структуре, дополненной квантором общности “никогда”. Введение (45) этого квантора приво­дит к генерализации, которую психотерапевт может по­ставить под вопрос.

Более того, следующая Поверхностная Структура представляет психотерапевту две возможности:

(а) утверждение “вы же знаете” пациента предполага­ет чтение мыслей;

(6) имя “женщины” идет без референтного индекса;

(в) в Поверхностной Структуре не конкретизируется, какие “женщины”, а просто утверждается, что психотера­певт знает об этом.

Процессуальное слово are или глагол (в русском вари­анте глагол опущен) совершенно неконкретен. Следующая Поверхностная Структура пациента нарушает, по крайней мере, два условия психотерапевтической правильности:

(а) имя “они” встречается дважды, и у него отсутству­ет референтный индекс2

(б) квантор общности “никогда” указывает на генера­лизацию, которую можно поставить под вопрос:

(46) В.: Кто конкретно?

Психотерапевт настаивает на получении конкретного индекса.

(47) Р.: (сердито) Как моя мать… а к черту! Она никогда не интересовалась иной.

Наконец, пациент идентифицирует отсутствующий референтный индекс. Настоящая Поверхностная Структу­ра пациента по форме совпадает с предыдущими (36, 37, 41), но на этот раз местоимение “она” указывает на мать пациента, а не на Дженит. Эта Поверхностная Структура семантически неправильна, так как процесс, посредством которого пациент узнал, что его мать не интересовалась им, не конкретизирован.

(48) В.: Как вы знаете, что ваша мать никогда вами не интересовалась?

Психотерапевт выражает сомнение, требуя дать более полное в конкретное описание процесса.

(49) Р.: Каждый раз, когда я пытался показать ей, что я люблю ее, она всегда не замечала этого (начинает всхлипывать)… Ну почему она не замечала это­го?

Поверхностная Структура пациента содержит:

(а) два универсальных квантора общности (“каждый раз” в “всегда”), что указывает на генерализацию, кото­рую можно поставить под вопрос.

(б) три процессуальных слова слабо конкретизирован­ных (показывать, любить, замечать), потому что они не дают психотерапевту ясной картины

(в) одно утверждение о знании внутреннего восприя­тия другого, без конкретизации процесса, посредством ко­торого это знание приобретается (замечать, она всегда не замечала).

(50) В.: Как конкретно вы пытались показать ей, что любите ее?

Картина начинает проясняться, и психотерапевт тре­бует более конкретного описания процесса. Он начинает с вопроса о действиях пациента.

(51) Р. (тихо всхлипывая): Все время, приходя из школы, я делал для нее разные дела.

В данной Поверхностной Структуре пациента содер­жится:

(а) квантор общности (все время), и это можно по­ставить под сомнение, и

(б) именной аргумент “дела”, у которого нет референтного индекса.

(52) В.: Какие конкретно дела вы для нее делали?

Психотерапевт продолжает исследовать модель паци­ента, стремясь, в частности, четко представить себе, как пациент воспринимает собственные действия. Он выбира­ет вариант (6)

(53) Р.: Я всегда прибирал в общей комнате и мыл посуду…, а она этого не замечала… и никогда ничего не говорила.

Поверхностная Структура пациента предлагает психо­терапевту четыре возможных выбора:

(а) три квантора общности (всегда, никогда) указыва­ют на три генерализации в модели пациента, которые можно поставить под вопрос;

(б) наличие совершенно неконкретного глагола “за­мечать”;

(в) заявление со стороны пациента о том, что он знает о восприятия); другого человека (замечать);

(г) опущение, связанное с глаголом “говорить” (то есть кому?)

Кроме того, обратите внимание на то, как пациент сна­чала утверждает “она всегда не замечала”, затем делает паузу и говорит “она никогда ничего не говорила”. По опы­ту мы знаем, что две последовательные Поверхностные Структуры, обладающие одной и той же синтаксической формой (то есть, имя — квантор — глагол…), отделенные друг от друга только паузой, — это предложение, которое имеет для пациента эквивалентное или почти эквивалент­ное значение в его модели. В этом, как и во многих других случаях, такие эквивалентности очень полезны для пони­мания связей между опытом пациента и способом пред­ставления этого опыта- Отметим, к примеру, что первое из этих двух утверждений представляет собой заявление о том, что пациент располагает знанием о восприятия друго­го человека, а второе — семантически правильное утверж­дение, в котором отсутствует чтение мыслей.

Если эти два утверждение действительно эквивалент­ны, то это значит, что второе утверждение описывает опыт, представленный первым утверждением (семантиче­ски неправильной Поверхностной Структуры); другими словами, то, что мать ничего не говорит, в модели пациен­та эквивалентно тому, что она ничего не замечает.

(54) В.: Ральф, значит ли то, что ваша мать ничего не говорила по поводу того, что вы делали, что она никогда не замечала проделанного вами?

В течение некоторого времени психотерапевт решил не обращать внимания на нарушение семантической пра­вильности; вместо этого он проверяет, действительно ли две последние Поверхностные Структуры эквивалентны. Подобные генерализации чрезвычайно важны для понима­ния опыта пациента.

(55) Р.:Да, раз она никогда не замечала того, что я для нее делал, значит, она не интересовалась мною.

Пациент подтверждает эквивалентность и предъявля­ет третью Поверхностную Структуру, которая, выступая в качестве замены одной из двух, о которых шла речь выше (конкретно: “Она ничего не говорила”), также эквивален­тна. Эта третья Поверхностная Структура: “Она не инте­ресовалась мною”. В ней содержится квантор общности “никогда”.

(56) В.: Давайте уточним: вы утверждаете, что то, что ваша мать не замечала то, что вы для нее делали, что она не интересовалась вами?

Психотерапевт решает убедиться в эквивалентности этих двух Поверхностных Структур.

(57) Р.: Да, именно так.

Тем самым, он подтверждает анализируемую генера­лизацию,

(58) В.: Ральф, случалось с вами когда-нибудь, чтобы кто-нибудь сделал для вас что-нибудь, а вы не замеча­ли это до тех пор, пока они не указывали вам?

Психотерапевт решает усомниться в генерализации пациента, В данном случае он решает начать это путем сдвига референтных индексов:

I. вы (пациент) кто-нибудь/они

2. ваша (пациента) мать вы (пациент)

3. ваша мать не заметила… вы не заметили…

В результате выполненных операций генерализации трансформированы:

вы делаете что-то для своей матери

кто-то делает что-то для вас

Обратите внимание на то, что в результате сдвига ре­ферентных индексов пациент оказывается в положении активного участника собственной генерализации — его матери, человека, которого он критикует.

(59) Р.:Да, …однажды помню…

Сначала пациент колеблется, но затем соглашается, что он бывал в положении, которое, по его описанию, в исходной генерализации занимает его мать.

(59) В.: Разве вы не замечали того, что они делали, потому что не интересовались ими?

Получив от пациента ответ, в котором он соглашается, что с ним такое случалось, психотерапевт прерывает его и спрашивает, валидна ли эквивалентность “X не замечать — Х не интересоваться” в том случае, когда не замечает чего-то он сам (то есть Х — пациент), бросая, тем самым, вызов его генерализации.

(61) Р.: Нет, я просто не замечал…

Пациент отрицает эквивалентность для случая, когда лицом, которое не замечает, оказывается он сам.

(62) В.: Ральф, можете ли вы представить себе, что ваша мать просто не замечала…

Получив отрицание эквивалентности “X не замечать = Х не интересоваться” для случая, когда Х — пациент, меняет местами референтные индексы, которые ранее он сдвинул. в результате получается исходное равенство, то есть

Х не замечает = Х не интересуется, где Х = мать пациента

(63) Р.: Нет, это не то же самое.

Пациент понимает вызов психотерапевта до того, как тот закончил его, прерывает его и отрицает, что два случая (когда Х = пациент и когда Х = мать пациента) идентичны. В Поверхностной Структуре, которую он применил при описании отрицания, нарушается следующее условие пра­вильности:

(а) местоимение “это” не имеет референтного индекса;

(б) опущена вторая часть сравнительной конструкции.

(64) В.: Что именно не то же самое, что не совпадает с чем?

Психотерапевт спрашивает одновременно о референт­ном индексе и отсутствующей части сравнительной конст­рукции.

(65) Р.: To что я не замечаю, не то же самое, когда не замечает моя мать: понимаете, она НИКОГДА не замечала то, что я делал для нее.

Психотерапевт сообщил информацию. Пациент сооб­щил информацию, которую у него запрашивал психотера­певт. Затем он описывает различие между двумя случая­ми, а именно, то, что его мать НИКОГДА не замечала. Этот квантор общности указывает на генерализацию, ко­торую можно поставить под сомнение.

(66) В.: Никогда?

Ставится под сомнение квантор общности.

(67) Р.: Ну, не так уж много раз (не так уж часто)

Пациент соглашается, что исключения имели место, и тем самым он приближается к тому, чтобы восстановить связь своей генерализации с собственным опытом.

(68) В.: Ральф, расскажите мне о каком-нибудь конкретном случае, когда ваша мать заметила то, что вы для нее сделали.

Спрашивая о конкретном исключении из исходной ге­нерализации пациента, психотерапевт пытается заставить его сфокусировать свою модель.

(69) Р.: Ну что ж, однажды… когда… да… (сердито) мне все же пришлось сказать ей об этом.

Опущен один из именных аргументов, связанный с глаголом “сказать” (сказать что?)

(70) В.: Пришлось сказать ей что?

Пытается восстановить отсутствующую часть Поверх­ностной Структуры.

(71) Р.: Что я сделал эту вещь для нее. Если бы она достаточно сильно интересовалась, она бы заметила это сама.

В первой Поверхностной Структуре содержится имен­ной аргумент (эта вещь) без референтного индекса. Во вто­рой имеется опущение, связанное со словом “достаточно” (достаточно для чего?) и местоимение “это” без референт­ного индекса.

(72) В.: Интересовалась бы достаточно сильно для чего?

Психотерапевт просит пациента восстановить опущен­ный материал.

(73) Р.: Интересовалась бы достаточно сильно для того, чтобы показать мне, что она меня любит.

Происходит восстановление опущенного материала, о котором просил его психотерапевт.

В новой Поверхност­ной Структуре имеется:

(а) нарушение условий семантической правильности, связанное с чтением мыслей: Пациент заявляет, что он знает, любила ли его мать, но не конкретизирует, каким образом он получил эту информацию:

(6) глагол “любить” недостаточно конкретен.

(74) В.: Ральф, как вы показывали своей матери, что любите ее?

Психотерапевт пытается представить себе ясную кар­тину того, как пациент я его мать сообщали друг другу о своих чувствах заботы друг о друге.

Пациент сообщил ему, что его мать не была достаточно заинтересована в том, чтобы показывать ему, что она лю­бит его. Психотерапевт решает применять технику сдвига референтного индекса, конкретно: он делает подстановку:

Таким образом, часть последней Поверхностной Структуры пациента трансформирована:

Ваша мать показывает вам, что она любит вас.

Вы показываете вашей матери, что любите ее.

Сдвинув референтные индексы, психотерапевт просит сфокусировать образ, попросив его сообщить более конк­ретный глагол.

(75) Р.: Делая для нее разные дела.

Он предъявляет дальнейшую конкретизацию глагола, устанавливая эквивалентность выражений:

Х любит Y = делает разные дела для Y

где Х — пациент Y — мать пациента

(76) В.: Ральф, делала ли ваша мать что-либо для вас?

Здесь психотерапевт сдвигает референтные индексы обратно в исходной Поверхностной Структуру

(73) и пред­лагает пациенту одну половину равенства, чтобы тот под­твердил его.

(77 Р.: Да, но она никогда по-настоящему… никог­да не давала мне знать определенно.

Пациент соглашается, что его мать делала для него разные дела, но отказывается от эквивалентности/равен­ства в данном случае, то есть

Х любит Y, Х делает что-то для Y

где Х — мать пациента Y — пациент

Новая Поверхностная Структура пациента представ­ляет психотерапевту следующие возможности:

(а) спросить, какая разница существует между двумя анализируемыми ситуациями, из-за которой данное ра­венство неверно (что видно из слова-подсказки “но”),

(б) в Поверхностной Структуре дважды встречается квантор общности “никогда”, в котором можно усомниться;

(в) опущение связи со словом “знать” (а именно:знать что?);

(г) весьма неконкретный глагол “знать”

(78) В.: Никогда не давала вам знать что?

Психотерапевт выбирает вариант (в) и просит восста­новить опущенный именной аргумент, связанный с глаго­лом “знать”.

(79) Р.: Она никогда не давала мне Знать определенно, любит ли она меня на самом деле (продолжает тихо всхлипывать).

Пациент сообщает недостаточный именной аргумент. В его Поверхностной Структуре содержится

(а) квантор общности “никогда”, который можно по­ставить под вопрос;

(б) два очень неконкретных глагола “знать” и “любить”.

(80) В.: А вы когда-нибудь давали ей знать определенно, что любите ее?

Психотерапевт снова применяет технику сдвига рефе­рентных индексов, так он реализует подстановку, иден­тичную той, что была использована в (74).

(81) Р.: Она знала…

В Поверхностной Структуре пациента имеется:

(а) опущение, связанное с глаголом “знать”;

(6) нарушение одного из условий семантической пра­вильности — чтение мыслей;

(в) очень неконкретный глагол “знать”.

(82) В.: Как вы знаете, что она знала?

Психотерапевт выбирает вариант (в)

(83) Р.: Я… я… я. Пожалуй не знаю.

Он колеблется, а затем соглашается, что не может кон­кретизировать процесс, благодаря которому его мать, как он предполагает, должна была бы обладать способностью знать, что он ее любил. Это равносильно утверждению, что процесс в его модели лишен конкретизации.

(84) В.: Что же мешает вам сказать ей?

Пациент не сумел идентифицировать процесс, благо­даря которому его мать, по предположению, должна была “знать, что он ее любил.

Психотерапевт немедленно пере­ходит к технике постановки вопроса о том, что же мешает

[Пациенту использовать наиболее прямой из известных ему способов сообщения о своей любви к матери.

(85) Р.: Гм… гм,,. пожалуй, ничего.

Пациент колеблется, так как для него это само собой разумеется В сто Поверхностной Структуре имеется очень осторожное “пожалуй” и квантор общности “ничего”.

(8б) В.: Пожалуй?

Его условия направлены на то, чтобы пациент выска­зался более определенно.

(87) Р.: Я полагаю, я мог бы.

Пациент допускает такую возможность.

(88) В.: Ральф, а вы допускаете возможность, что могли бы и Дженит сказать о том, какие чувства испытываете к ней?

Психотерапевт снова сдвигает референтные индексы:Мать пациента Дженит и подталкивает пациента к тому, чтобы тот взял на себя обязательства изменить процесс коммуникации таким об­разом, чтобы отношения между ним и Дженит стали более прямыми и не требовали бы чтения мыслей

(89) Р.: Это немного страшно.

Пациент колеблется. В его Поверхностной структуре имеется:

(а) именной аргумент без референтного индекса “это”;

(б) опущение именного аргумента, связанного с глаго­лом “страшно” (то есть страшно кому?).

(90) В.: Что немного страшно?

Он просит сообщить недостающий референтный индекс.

(91) Р.: Что я мог бы просто подойти и сказать ей.

Тем самым он сообщает отсутствующий индекс и выра­жает свое сомнение относительно обязательства, связанного со способом коммуникации, подсказанным ему психо­терапевтом.

(92) В.: Что останавливает вас?

Применяется техника опроса по поводу генерализации о результате действий пациента, которые кажутся ему страшными.

(93) В.: Ничего, и вот это-то и страшно (смеется).

Тем самым он признает, что у него имеется этот выбор. Здесь психотерапевт начинает применять технику, не свя­занную с Метамоделью, и заключает с Ральфом договор, что тот непременно начнет действовать, учитывая новые возможности, открывшиеся перед ним.


ТРАНСКРИПТ 2

Данный сеанс проходил в отсутствие стажеров, наблю­дающих применение в практике психотерапии. Пациентка Бэт — женщина примерно 28 лет. Она была замужем, у нее двое детей. Сеанс начинается.
(1) Б.:  Что я должна делать сначала?
Она обращается к психотерапевту с просьбой подска­зать ей направление действий.

(2) В.: Расскажите мне, что вы здесь делаете. В интервью вы сказали, что хотите, чтобы вам чем-то помогли

(ссылка на интервью в течение 2 минут, которое проходи­ло час назад и во время которого для участников сеанса были отобраны 5 стажеров).

Психотерапевт начинает с просьбы, обращенной к па­циенту: уточнить, что именно она здесь делает и, сослав­шись на предыдущий разговор, просит ее. чтобы она под­твердила и разъяснила свою просьбу о помощи.

(3) В.:  Давайте посмотрим, что же я делаю здесь… я… хочу помощи в… ну что же, это мои подруги.

Речь пациентки сбивчивая, несколько запутанная:

(а) она оставляет поверхностную Структуру незакон­ченной (“помощь в…” восстанавливается, затем утверж­дает “…это мои подруги”). Глагол “помогать” недостаточ­но конкретен;

(б) у имен “это” и “подруги” нет референтных индексов

(4) В.: Подруги?

Психотерапевт решает спросить о референтном индек­се именного аргумента “подруги”.

(5)Б.: (перебивая) Карен и Сью. Мы живем в одном доме. У нас вместе 4 детей.

Пациентка сообщает референтные индексы, как и про­сил психотерапевт. Она сообщает дополнительную инфор­мацию, позволяя тем самым сформировать более ясный образ для модели:

(6) В.: Какого рода помощь вы бы хотели с этими людьми?

Делается допущение, что именной аргумент “подруги” занимает положение именного аргумента в предложении, которое во втором комментарии осталось незаконченным. Предположив эта, психотерапевт возвращается к исходной Поверхностной Структуре пациентки и просит ее подроб­нее конкретизировать слово “помощь”.

(7) Б.: Они, кажется, не понимают меня.

Она игнорирует конкретный вопрос психотерапевта и начинает описывать своих подруг. Обратите внимание на то, что

(а) опущен аргумент в дативе, связанный с глаголом “казаться”.

(6) пациентка заявляет о своем знании внутреннего опыта других, не конкретизируя того, каким образом она получила эту информацию — нарушение психотерапевти­ческой правильности — “чтение мыслей”;

(в) в Поверхностной Структуре пациента имеется очень неконкретный глагол “понимать”.

(8) В.: Как вы знаете, что они не понимают вас?

Психотерапевт ставит поверхностную структуру паци­ента под вопрос связи с нарушением ею условия семанти­ческой правильности (чтения мыслей). Он просит ее опи­сать, каким образом она узнала, что они не понимают ее.

(9) Б.: Я думаю, что это, они слишком заняты…

Ответ пациентки не удовлетворяет требованиям пра­вильности, так как

(а) именной аргумент “это” не имеет референтного индекса,

(б) в нем имеется опущение, связанное с предикатом “слишком заняты” (слишком заняты для чего?)

(10) В.: Слишком заняты для чего?

Он просит сообщить опущенную часть последней По­верхностной Структуры пациента.

(11) Б.: Ну, слишком заняты, чтобы видеть, что у меня есть разные потребности.

Пациентка сообщает отсутствующий материал в фор­ме новой Поверхностной Структуры, в которой имеется Именной аргумент без референтного индекса (потребно­сти). Этот конкретный именной аргумент представляет со­бой номинализацию предиката Глубинной Структуры “нуждаться”, “иметь потребность”.

(12) В.: Какие потребности?

Психотерапевт просит пациентку указать ему рефе­рентный индекс номинализации “потребность”.

(13) Б.: Что я хотела бы, так это хоть изредка, чтобы они делали что-нибудь для меня.

В новой Поверхностной Структуре пациентки опять отсутствует референтный индекс, указывающий, чего она хочет от своих подруг (“что-нибудь”, “чтобы они делали что-нибудь”).

Глагол “делать” неконкретен почти настоль­ко, насколько может быть неконкретен глагол.

(14)  В.: Что-нибудь вроде?

Он продолжает спрашивать об отсутствующем рефе­рентном индексе.

(15) Б.: На самом деле им бы следовало сделать уйму вещей, но иногда я чувствую, что они не чуткие.

Она опять не отвечает на вопрос, поставленный психо­терапевтом. В ее новой Поверхностной Структуре наруше­но условие психотерапевтической правильности

(а) отсутствует референтный индекс для “уйму вещей”…

(б) отсутствует референтный индекс, относящийса к “иногда”;

(в) почти совершенно неконкретный глагол “делать” в контексте -вделать уйму вещей”;

(г) отсутствует именной аргумент в дативе с глаголом “нечуткие” (то есть “нечуткие” к кому)

(д) употребляя глагол “нечуткие”, пациентка утверж­дает о своем знании внутреннего состояния других, не кон­кретизируя процесс, благодаря которому она об этом зна­ет, то есть “чтение мыслей”;

(16) В.: К кому они нечуткие?

Он просит сообщить отсутствующий именной аргумент глагола “нечуткие” (в Глубинной Структуре, смотри пункт (г) выше).

(17) В.: Ко мне, и…

пациентка сообщает отсутствующий аргумент и начинает говорить о чем-то еще.

(18) В.: Каким образом они не чуткие к вам?

Психотерапевт перебивает, решив попросить пациент­ку конкретизировать, каким образом ей известно, что дру­гие не чутки к ней {вариант (б))

(19) Б.: Видите ли, я делаю уйму вещей для них, но они, кажется, ничего не делают для меня.

Она снова не дает прямого ответа на вопрос психотера­певта. В ее новой Поверхностной Структуре имеются сле­дующие нарушения условий правильности:

(а) отсутствует референтный индекс “уйма” (в выра­жении “уйма вещей” и “ничего”);

(б) дважды встречается почти совершенно неконкрет­ный глагол “делать”;

(в) имеется квантор общности “ничего”, который мож­но поставить под вопрос;

(г) опущен именной аргумент в дативе, связанный с глаголом “казаться” — “казаться кому?.

(20) В.: Чего они делают для вас? Какие потребности вы имеете, которых они не замечают?

Он просит сообщить два отсутствующих референтных индекса, относящихся к именным аргументам, присутст­вующим в ряде предложений: “ничего” из Поверхностной Структуры (19) и “потребности” из Поверхностной Струк­туры (11).

(21) В.: Я тоже человек, а они, кажется, не признают этого.

Она по-прежнему уклоняется от ответа на вопрос. В новой Поверхностной Структуре имеется:

(а) пресуппозиция, передаваемая словом “тоже” в кон­це Поверхностной Структуры “Я человек тоже”. Импликация в данном случае такова, что кто-то еще (кто именно, не названо) тоже человек — следовательно, референтный индекс также отсутствует;

(б) опущен именной аргумент в дативе, связанный с глаголом “казаться” — (казаться кому?):

(в) пациентка заявляет о своем знании внутреннего состояния другого человека (…они, кажется, не призна­ют…), не раскрывая, каким образом, она получила эту информацию;

(г) относительно (конкретный) неконкретного глагол “признавать”

(22) В.: Каким образом они не признают, что вы человек?

Происходит попытка выяснить для себя модель паци­ентки. Психотерапевт то и дело возвращается к конкрети­зации того, что подруги делают на самом деле — точно также, как ор делал в случае (10), (14), (18), (20). Он ставит под вопрос правильность малоконкретного глагола “признавать”.

(23) В.: Они обе никогда ничего для меня не делают.

Она отвечает психотерапевту Поверхностной Структу­рой, которую можно поставить под сомнение, основываясь на

(а) наличии квантора общности “никогда”, указываю­щего на генерализацию;

(б) отсутствие референтного индекса у “ничего” имен­ного аргумента, связанного с глаголом “делать”;

(в) наличие размазанного глагола “делать”.

(24) В.: Они никогда ничего не делают для вас?

Психотерапевт реализует сомнение в генерализации. Он осуществляет свое намерение, подчеркивая с помощью интонации кванторы общности в исходной Поверхностной Структуре пациентки и предлагая это предложение в ут­рированной форме для подтверждения илв опровержения.

(25) Б.: Нет, не никогда, но я всегда делаю для них все, что они просят, а они — нет.

Вызов психотерапевта, относящийся к последней гене­рализации пациентки, успешен (то есть; “Нет, никогда”) Продолжая говорить, она формулирует новую генерализа­цию, которую можно идентифицировать по

(а) квантору общности “всегда”, в предложении паци­ентки имеются;

(б) именной аргумент без референтного индекса “вещи”;

(в) почти совершенно неконкретный глагол (сделать);

(г) опущение двух именных аргументов, связанных с глаголом “просить” (просить о чем? о ком? и просить кого?).

Напомним, что психотерапевт все еще пытается выя­вить, кто конкретно что делает для кого-то — что именно имеет в виду пациентка, заявляя, что ее подруги не при­знают в ней человека.

(26) В; Посмотрим, правильно ли я вас понял.

Если кто-то при­знает, что вы — человек, то он будет всегда делать вещи для вас, просите вы или нет?

Психотерапевт полагает, что он обнаружил генерали­зацию, а именно: эквивалентность между:

Х признает Y за человека   Х делает вещи для Y, просит Y или нет.

Эту генерализацию он предъявляет в форме генерали­зации об эквивалентности и просит пациентку подтвер­дить ее или опровергнуть.

(27) Б.: Ну, может быть, не всегда…

Пациентка колеблется по поводу генерализации.

(28)  Я несколько растерян. Не могли бы вы сказать мне, что это за вещи, которые бы они делали, если бы считали вас человеком?

Психотерапевт повторяет попытку, которую он уже предпринимал в (22) и (26), установить, что именно дела­ют подруги Бэт такого, что ей представляется, как непризнание человека. Он признается ей, что несколько растерян тем, что сказала пациентка.

(29) Б.: Вы знаете, ну что-нибудь вроде помочь мне помыть посуду или посидеть с ребенком, да все, что угодно.

Пациентка начинает прояснять образ, упоминая о не­которых конкретных делах, таких как “помощь в мытье посуды” или “посидеть с ребенком”. Но затем она отбрасы­вает сказанное, употребив иной аргумент “что угодно”.

(30) В.: He могли бы вы также объяснить, как вы хотите, чтобы они сделали именно эти вещи?

Психотерапевт неоднократно спрашивал, откуда паци­ентке известно, что именно знают ее подруги (8), (18) и (20). Здесь он сдвигает референтный индекс и спрашивает, как (посредством какого процесса) подруги узнают, что именно хочет сама пациентка.

(31) В.: Если бы они были достаточно чуткими, они бы знали.

Ответ пациентки построен по уже описанному нами паттерну; в частности, она заявляет, что ее подруги могут знать, чего она хочет, не конкретизируя посредством како­го процесса они получают информацию. Кроме того, в По­верхностной Структуре пациентки имеются следующие нарушения условий психотерапевтической правильности:

(а) опущение именного аргумента, связанного с глаго­лом “чуткий”(чуткий к кому?)

(б) опущение в сравнительной конструкции, связан­ной со словом-подсказкой “достаточно” в “достаточно чут­кими” (то есть достаточно чуткими для чего?);

(в) опущение именного аргумента, связанного с глаго­лом “знать” (то есть знать что?)

(32) В.: Достаточно чуткими к кому?

Психотерапевт решает восстановить один из опущен­ных аргументов — вариант (а) в (31).

(33) В.: Ко мне.

Пациентка сообщает опущенный именной аргумент, затребованный психотерапевтом, отнеся чуткость (или, скорее, ее отсутствие) своих подруг к самой себе.

(34) Б.: Если бы они были достаточно чуткими к вам, они должны были бы уметь читать ваши мысли?

Психотерапевт возвращается к Поверхностной Структу­ре (31), высказанной пациенткой, и прямо ставит вопрос, под вопрос ее семантическую правильность (чтение мыс­лей), вариант (г) в (31), открытым текстом выражая неявное допущение, скрытое в предложении пациентки (3!).’

(35) Б.: Читать мои мысли?

Пациентка кажется растерянной; она в замешательст­ве от открытого высказывания ее неявного допущения о чтении мыслей.

(36) В.: Да, а как еще они могли бы узнать, чего вы хотите и в чем нуждаетесь? Вы говорили им?

Психотерапевт продолжает разбирать, подвергая со­мнению весьма неполное описание процесса, посредством которого се подруги должны, как полагается, знать, чего она хочет и в чем испытывает потребность, пытаясь со­здать ясный образ модели пациентки (вопрос психотера­певта отсылает обратно к Поверхностным Структурам (11), (13), (19). Здесь психотерапевт даже предлагает один из возможных способов, каким мог произойти процесс, яв­ный образ которого он себе пытается составить: “Вы гово­рите им?”

(37) Б.: М-м-м, не совсем…

Пациентка отрицает предположение, будто она дает воз­можность своим подругам знать, прямо говоря им об этом.

(38) В.: Каким образом не совсем?

Психотерапевт продолжает добиваться описания процесса.

(39) Б.: Я им вроде как намекаю.

В Поверхностной Структуре пациентки имеются:

ta) опущение именного аргумента, связанного с глаго­лом “намекать” (то есть намекать о чем?);

(б) глагол “намекать” сам по себе не дает ясного пред­ставления, образа того, каким образом ее подруги, соглас­но ее же предположению, должны знать, что она хочет и в чем нуждается; недостаточно конкретный глагол “наме­кать” в сочетании с определительным словом “вроде/как” еще более размывает образ;

(в) второе опущение именного аргумента, связанного с глаголом “намекать” (то есть намекать кому?).

(40) В.: Каким образом вы вроде как намекаете?

Психотерапевт решает попросить пациентку дать бо­лее конкретное описание процесса “намекания” — вариант (б)в(30).

(41) Б.: Я делаю им разные услуги.

Пациентка более полно описывает процесс того, каким образом она дает своим подругам знать, что она вроде как намекает — то есть она оказывает им разные услуги. Но­вая Поверхностная Структура психотерапевтически не­правильна, так как:

(а) она включает в себя именной аргумент, у которого нет референтного индекса — “услуги”;

(б) она содержит почти совершенно неконкретный гла­гол “делать”;

(в) эта Поверхностная Структура может оказаться в модели пациентки эквивалентной, то есть:

(X вроде как намекает Y) = (X оказывает услугу Y).

(42) В.: Значит, так как вы оказываете им услуги, они, по вашим предположениям, должны бы знать, чего вам хочется, чтобы они, в свою очередь, что-нибудь делали для вас?

Психотерапевт решает проверить, подтвердит ли па­циентка эту генерализацию (вариант (в) в (41)), для этого он повторяет в полной форме:

(43) Б.:  Когда вы говорите это так, это звучит как-то чудно.

По словам пациентки генерализация, взятая из ее соб­ственной модели, будучи высказана ей единым разом, зву­чит странно, она колеблется, не хочет подтвердить генера­лизацию. При этом она применяет в высшей степени не­конкретный глагол “чудно”.

(44) В.: Как это чудно?

Психотерапевт просит ее конкретизировать несколько подробнее глагол “чудно”

(45) В.: Как если бы я была нечестной, или что-то в этом роде, но ведь вы не можете ходить вокруг и все время просить о разном, иначе люди не захотят давать это вам.

В Поверхностной Структуре пациентки имеются нару­шения следующих условий психотерапевтической пра­вильности:

(а) отсутствует референтный индекс для “что-то”;

(б) отсутствует референтный индекс “вы” дважды;

(в) отсутствует референтный индекс для “люди”;

(г) отсутствует референтный индекс для “все время”;

(д) отсутствует референтный индекс для “разное”;

(е) недостаточно конкретизированы глаголы “быть че­стным” и “просить”;

(ж) квантор общности “все” во “все время”, который можно поставить под вопрос:

(з) модальный оператор возможности “не можете” в “не можете ходить вокруг”;

(и) нарушение семантической правильности типа “чтения мыслей” в “люди не захотят”, где пациентка заяв­ляет о том, что не можете знать внутреннего состояния других, не конкретизируя, каким образом она получает эту информацию;

(к) наводящее слово “но”, по которому можно идентифицировать Неявный Каузатив;

(л) опущение именного аргумента, связанного с “про­сить” (просить у кого?).

(46) В.: Минуточку! Кто не может ходить вокруг и просить все время о разном у кого?

Психотерапевт, похоже растерялся, перед таким изо­билием возможных ходов. Он решает задать вопрос отно­сительно двух нарушении: попросить сообщить референт­ный индекс (вариант (б) в (45)) и отсутствующий именной

аргумент (вариант (л) в (45).

(47) Б.: Я не могу ходить вокруг и просить у Сью и Карен, иначе они не захотят мне ничего дать.

В Поверхностной Структуре пациентки содержатся от­веты на оба пункта вопроса, поставленного психотерапев­том (“кто” (46) — “я”, “от кого” (46) — от Карен и Сью). Кроме того, в ее Поверхностной Структуре имеются:

(а) модальный оператор невозможности;

(б) именные аргументы без референтных индексов:

“разное” в “ходить вокруг и просить разнос”; и “ничего” в “мне ничего дать/давать”;

(в) чтение мыслей: пациентка заявляет о своем знании внутреннего состояния (причем не просто внутреннего со­стояния, но и будущего внутреннего состояния — кри­стально чистое чтение мыслей) в словосочетании “они не захотят…а:

(г) два неконкретных глагола “просить” и “давать”, ко­торые представляют очень расплывчатый, несфокусиро­ванный образ процесса. Обратим, кроме того, внимание на общую форму Поверхностной Структуры Х или Y, где со­держится модальный оператор. В разделе, посвященном модальным операторам, мы указывали, что один из спосо­бов, которым мы разрушали генерализации, связанные с употреблением модальных операторов в предложениях, такой, например, формы, как “Я не могу…” или “Это не­возможно…” или “Нельзя…”, состоит в том, чтобы спро­сить: “А иначе что?”; В данном случае пациентка уже ука­зала итог или следствие, то есть часть, сообщаемую обыч­но после слов “а иначе что”; конкретно, “или же они не захотят”. То есть здесь имеет место полная генерализация, которую можно поставить под вопрос.

(48) В.: Я думал, вы сказали, что они и так ничего вам не давали.

Психотерапевт решает поставить генерализацию па­циентки под вопрос. Осуществляет он это, переведя для начала генерализацию пациентки в форму эквивалентно­сти. Пациентка утверждает: Х или Y: (я не прошу) иначе (они не захотят давать). Как говорилось в главе 4, Поверх­ностные Структуры этой формы эквивалентны:

Если не X, тогда Y

Если (я не буду просить), тогда (они не захотят давать) или

Если (я буду просить), тогда (они не захотят давать).

Генерализация пациентки теперь имеет форму:

“Если я буду просить, они не захотят давать…”

Так как пациентка уже сказала психотерапевту, что она не просит: (36), (37), (38), (39), (40) и (41) и что они не дают ей то, чего она хочет или в чем испытывает по­требность: (11), (13), (15), (19) и (23) — он знает, что в ее опыте истинным оказывается отношение, постулируемое генерализацией пациентки, а именно:

“Если я не буду просить, они не захотят давать…”.

Он видит, таким образом, что часть “если” данной генерали­зации лишена значимости, подставляет слова “итак”, и предъявляет пациентке для подтверждения или отрицания.

(49) В.: Да нет, иногда они делают, но не тогда, когда я этого хочу.

Прием психотерапевта сработал. Пациентка отрицает собственную генерализацию. В ее новой Поверхностной Структуре содержится:

(а) два элемента, в которых отсутствуют референтные индексы — “иногда” и “это”;

(б) недостаточно конкретный глагол “делать”;

(в) наводящее слово “но”.

(50) В.: Просите вы их, когда хотите чего-нибудь?

Психотерапевт по-прежнему пытается создать ясную картину того, каким образом пациентка и две ее подруги сообщают друг другу о том, чего они хотят, в чем ощущают потребность. Он спрашивает ее конкретно, просит ли она у них что-нибудь, чего ей хочется.

(51) B.:..(пауза)… (опускает руки на колени, потом опускает лицо в ладони) Я-а-а-а… н-н-н-не могу-у-у (невнятно бормочет).

Пациентка выражает сильное чувство.

(52) В.: (мягко, но настойчиво) Бет, просите ли вы, когда чего-нибудь хотите?

Психотерапевт продолжает свои попытки создать яс­ный образ процесса, посредством которого пациентка вы­ражает свои потребности и желания. Он повторяет вопрос.

(53) Б.: Я не могу.

Пациентка использует модальный оператор невозмож­ности, не высказывая остальной части предложения.

(54) В.: Что мешает вам?

Психотерапевт идентифицировал теперь важную часть модели пациентки. Здесь пациентка испытывает от­сутствие выбора (53) и сильное страдание (51). Психотера­певт начинает ставить под сомнение ограничивающую часть модели пациентки, спрашивая ее, что именно делает эту невозможность для нее.

(55) Б.: Я просто не могу… Я ПРОСТО НЕ МОГУ.

Пациентка просто повторяет, что просить — для нее невозможно. Изменение в голосе и громкость высказыва­ния указывают на то, что с этой областью модели у нее связаны сильные чувства.

(56) В.: Бет, что случилось бы, если бы вы попросили что-нибудь, когда вам этого хочется?

Психотерапевт продолжает ставить под вопрос обедня­ющую часть модели пациентки. Он переходит к примене­нию других техник Метамодели, описанных в разделе, посвященном модальным операторам, и спрашивает о воз­можном итоге.

(57) Б.: Я не могу, потому что люди чувствуют, что ими помыкают, если я прошу у них разные вещи.

Пациентка хочет указать результат, о котором ее спрашивает психотерапевт. В ее Поверхностной Структу­ре имеются несколько нарушений психотерапевтической правильности, которые можно поставить под вопрос:

(а) модальный оператор “не могу”;

(б) причинно-следственная взаимосвязь: (Х потому что Y), идентифицированная по слову “потому что”;

(в) именные аргументы без референтных индексов:

“люди” и “вещи”;

(г) нарушение типа “кристально чистого чтения мыс­лей”. .. “Люди будут чувствовать, что ими помыкают”;

(д) опущение именного аргумента, связанного с глаго­лом “помыкать” — (помыкает кто?).

(58) В.: Обращаются ли к вам люди с просьбами?

Психотерапевт собирается поставить под вопрос необ­ходимость Причинно-Следственной взаимосвязи или гене­рализации в модели пациентки. Он начинает с того, что сдвигает референтные индексы.

я (пациентка)         люди  люди                 я (пациентка)

Таким образом, происходит сдвиг части генерализа­ции, на которой сосредотачивается психотерапевт

Я прошу вещи у людей. Люди просят вещи у меня.

Произведя описанный сдвиг, психотерапевт предъявляет полученный результат для подтверждения или несогласия.

(59) Б.: Да.

Пациентка подтверждает, что у нее такой опыт имеется.

(60) В.: Чувствуете ли вы всегда, что вами помыкают?

Психотерапевт продолжает использовать сдвиг рефе­рентных индексов, начатый им в (58), поскольку здесь имеет место тот же сдвиг:

люди я(пациент)

а(пациент) люди

Таким образом, другая часть первоначальной генера­лизации пациентки становится

люди чувствую, что ими помыкают… я чувствую, что мной помыкают…

Теперь психотерапевт предъявляет результат транс­формаций первоначальной Поверхностной Структуры, ставя ее под сомнение, путем подчеркивания универсаль­ности заявления с помощью интонационного выделения квантора общности “всегда”.

(61) Б.: Нет, не всегда, но иногда я чувствую.

Пациентка отрицает, что причинно-следственная вза­имосвязь является необходимой {вариант (б) в (57)). В ее

Поверхностной Структуре имеются следующие наруше­ния, по которым ее можно поставить под вопрос:

(а) отсутствует референтный индекс для “иногда”;

(б) недостаточно конкретный глагол “чувствовать”, или же, если допустить, что глагол “чувствовать” отсылает к “помыкает”, тогда речь идет об отсутствующем именном аргументе “помыкает кто?” и о недостаточно конкретном глаголе “помыкать”;

(в) наводящее слово “но”.

(62) В.: Бет, помните ли вы, что полчаса назад вы пришли ко мне и попросили меня поработать с вами? Вы попросили при этом что-нибудь для себя?

Вместо того, чтобы заняться каким-либо из нарушений психотерапевтической правильности в последней Поверх­ностной Структуре пациентки, психотерапевт продолжает работать с причинно-следственной генерализацией (вари­ант (б) в (57)). Психотерапевт сдвигает референтные ин­дексы исходной генерализации.

вы (пациент)          люди вы (пациент)          меня (психотерапевт)

В результате имеем:

Вы (пациентка) просили что-нибудь у людей Вы просили что-нибудь у меня (психотерапевта)

Психотерапевт релятизировал генерализацию пациен­тки по отношению к развивающемуся настоящему психо­терапевтического сеанса. Он обращает внимание пациент­ки на этот опыт, противоречащий генерализации пациент­ки, и просит ее подтвердить этот опыт или выразить свое несогласие.

(63) B.: Д-д-да

Пациентка подтверждает данный опыт.

(64) В.: Чувствовал ли я, что мною помыкают?

Психотерапевт предлагает пациентке проверить остав­шуюся часть ее первоначальной причинно-следственной взаимосвязи (вариант (б) в (57)), поупражняясь в чтении мыслей пациентки, мыслей психотерапевта.

(65) Б.: Я так не думаю.

Пациентка уклоняется от чтения мыслей, в то же вре­мя подтверждая остальную часть своей генерализации.

(66) В.: В этом случае не можете ли вы представить себе, что вы просите что-нибудь для себя у одной из своих подруг, и она при этом не чувствует, что ею помыкают.

Психотерапевт сумел подвести пациентку к отрица­нию генерализации, присутствующей в ее модели, причи­няющей ей неудовлетворенность и страдание:

(а) сдвинув референтный индекс так, что она вспомни­ла случаи из собственного опыта, когда люди что-то проси­ли, и она не чувствовала при этом, что ею помыкают; и

(б) установив между ее генерализацией и непосредст­венным опытом психотерапии связь. Теперь он снова сме­щает референтные индексы, возвращаясь на этот раз к трудностям, которые у пациентки возникают с подругами. Вначале он спрашивает ее, может ли она представить себе какое-либо исключение из первоначальной генерализа­ции, относящееся конкретно к ее подругам.

(67) Б.: Да, может быть.

Пациентка подтверждает такую возможность.

(68) В.: He хотели бы вы попытаться?

Психотерапевт стремится, чтобы пациентка создала для себя крепкую связь с исключением из первоначальной гене­рализации как в действительном опыте, так и воображении.

(69) Б.: Да, хотела бы.

Пациентка указывает, что она хочет предпринять действительную попытку со своими подругами.

(70) В.: А как вы узнаете, что ваши подруги чувствуют, что ими помыкают?

Получив согласие пациентки, психотерапевт стремит­ся, возвращается к центральной части своего образа моде­ли пациентки, которую он не до конца прояснил для само­го себя — процессу, посредством которого пациентка и ее подруги дают знать друг другу о том, что именно каждая из них хочет, или в чем испытывает потребность — тот же самый процесс, который он пытался уяснить себе в (8), ; (18), (22), (3.0), (34), (3б), (40) и (42).

(71) Б.: Обе они, вероятно, скажут мне.

Пациентка дает информацию, которая проясняет об­раз психотерапевта относительно ее модели в части, где ; речь идет о том, как ее подруги сообщают ей о том, что они чувствуют.

(72) В.: Бэт, говорите ли вы людям, когда чувствуете, что вами помыкают?

Теперь терапевт переходит ко второй половине про­цесса коммуникации: как она сама дает знать, что она чувствует, чего она хочет.

(73) В.: He совсем так, но я даю им знать.

В Поверхностной Структуре пациентки имеются (а) опущение именного аргумента, связанного с глаго­лом “знать”;

(б) очень плохо конкретизированное глагольное словосочетание “давать знать”;

(в) наводящее слово “но”.

(74) В.: Каким образом вы даете им знать?

Психотерапевт, по-прежнему пытаясь составить для себя ясную картину того, как пациентка сообщает подру­гам о своих чувствах, ставит под вопрос недостаточно кон­кретное глагольное сочетание:

(75) Б.: Я думаю, что просто тем, как я действую. Они должны суметь понять.

В новой Поверхностной Структуре имеются следую­щие нарушения психотерапевтической правильности:

(а) отсутствует референтный индекс слова “то” (“тем”);

(б) недостаточно конкретный глагол “поступать”;

(в) недостаточно конкретное глагольное словосочета­ние “суметь понять”;

(г) опущение одного из именных аргументов, связан­ных С ГЛАГОЛОМ “ПОНЯТЬ” (ПОНЯТЬ ЧТО?);

(д) наводящее слово “должный.

(76) В.: Как именно? Или вы считаете, что они должны читать .ваши мысли?

Психотерапевт добивается конкретных деталей, ха­рактеризующих манеру общения пациентки с подругами.

(77) Б.: Да, нет.

Пациентка не соглашается с тем, что ее подруги долж­ны уметь читать ее мысли.

(78) В.: Что не дает вам сказать им прямо, что вы не хотите чего-либо делать, или чувствуете, что вами помыкают?

Психотерапевт снова решил поставить под сомнение обедненную часть модели пациентки (вариант (б) в (57)”.

(79) Б.: Я бы не смогла задеть их чувства.

Пациентка выдает в ответ Поверхностную Структуру, а которой имеются:

(а) модальный оператор невозможности;

(б) очень неконкретный глагол “задеть”;

(в) семантически неправильная причинно-следствен­ная зависимость, отношение “я причиняю им чувства оби­ды /оскорбленности”;

(г} отсутствует референтный индекс для слова “чувства”.

(80) В.: Если вы скажете “нет”, дли, что вы чувствуете, что вами помыкают, то это всегда заденет их чувства?

Психотерапевт ставит под вопрос семантическую непра­вильность причинно-следственной взаимосвязи (вариант (б) в (79)), подчеркивая универсальность этой взаимосвязи с помощью добавленного квантора общности “всегда”.

(81) Б.: Да, никто не любит выслушивать неприятные вещи.

Пациентка подтверждает, что данная генерализация представляет собой часть модели. Кроме того, в ее Поверх­ностной Структуре имеются следующие нарушения:

ta) отсутствует референтный индекс слова “никто”;

(б) отсутствует референтный индекс слова “вещи”;

(в) нарушение типа “чтение мыслей” — “никто не любит”;

(г) квантор общности, указывающий на генерализа­цию, которую можно поставить под вопрос: “никто — все люди нет”;

(д) допущение, связанное с предикатом Глубинной Структуры “плохие” — “плохие для кого?”

(82) В.: Бэт, можете вы представить себе ситуацию, когда бы вы хотели знать, что ваши подруги чувствуют, что вы помыкаете ими, так, чтобы быть к ним более чуткой?

Психотерапевт продолжает работу с обедненной гене­рализацией в модели пациентки. Он просит представить себе такой опыт, который противоречит генерализации,

имеющейся в ее модели, и либо подтвердить ее, либо не согласиться с ней.

(83) Б.: Да.

Пациентка подтверждает ее.

(84) В.: Тогда, может быть, вы можете себе предста­виттакое, что ваши подруги хотят знать, когда вы чувствуете, будто вами помыкают, чтобы они могли быть более чуткими по отношению к вам?

В данной реплике психотерапевт использует ту же си­туацию, которую пациентка только что подтвердила, од­нако, в этом случае он делает это с помощью сдвига рефе­рентных индексов

подруги          я (пациентка) я (пациентка)          подруги

(85) Б.: М-м-м (пауза), я думаю, вы правы.

Пациентка колеблется, затем подтверждает вымыш­ленную ситуацию. В ее Поверхностной Структуре имеется опущение именного аргумента, связанного со словом “пра­вы” (то есть правы в чем?)

(86) В.: В чем?

Психотерапевт просит сообщить ему опущенный имен­ной аргумент.

(87) В.: Если я дам им знать, когда я чувствую, что мною помыкают, или чего-нибудь захочу, тогда они, может быть, будут более чуткими ко мне.

Пациентка сообщает недостающий материал, показы­вая тем самым, что она понимает, как разрушение ее гене­рализации может помочь ей самой и ее подругам.

Здесь психотерапевт переходит к применению одной из техник, яе связанных с Метамоделью, стремясь создать для Бэт возможность интегрировать то новое, чему она научилась, и связать новые репрезентации с собственным

опытом. Дальнейшая работа с Бэт позволила психотера­певту увидеть, имеется ля что-либо еще, что препятствует Бэт сообщить о своих желаниях и нуждах своим подругам.

В данной главе мы дали два транскрипта, по которым можно увидеть, как психотерапевты применяют в своей работе техники Метамодели, причем показано было при­менение только 208 этих техник. Однако и при этих искус­ственных ограничениях очевидны богатые возможности техник Метамодели. Метамодель представляет в распо­ряжение психотерапевта богатый выбор в любой момент психотерапевтического сеанса. Глобальным следствием этого является четкая и ясная стратегия психотерапевти­ческого вмешательства: обогащение и расширение ограни­чительных частей модели пациента.

Метамодель не предназначена для использования в качестве самостоятельного метода: скорее, это инстру­мент, который следует сочетать с другими мощными как вербальными, так и невербальными техниками, разрабо­танными в разнообразных формах психотерапии. К рас­смотрению этой темы мы обратимся в следующей главе.

ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ 5

1. Это та же мысль, которую мы обсуждали ранее. Мо­дели, в том числе и Метамодели, описываемые нами в данной книге, отнюдь не являются утверждениями, касаю­щимися того, что происходит на самом деле в моделируе­мых индивиде, людях, процессах и т.д. Скорее, это четкие репрезентации поведения этих вещей, которые позволяют увидеть подчиняющуюся правилам природу моделируемо­го индивида, людей, процессов. В таких моделях представ­лены части процесса, обладающие системным характером, например, в Метамодели отсутствует репрезентация рас­стояния между пациентом и башней Тауэр, расположен­ной в Лондоне, для каждого момента времени: мы сомнева­емся, что для поведения пациента характерна системность в этом аспекте. Назначение некоторых моделей состоит отчасти в том, чтобы репрезентировать моделируемые внутренние события, связанные с процессами вывода в ин­дивидах, людях и процессах. Такие модели называются имитационными.

2. Слово ^они”, у которого в данном предложении от­сутствует референтный индекс, может фактически отсы­лать именно к именному аргументу “женщины”, встретив­шемуся в предыдущей Поверхностной Структуре. Отме­тим, однако, что у именного аргумента “женщины” референтный индекс отсутствует.

3. Опытные психотерапевты сумеют распознать в том, как пациент отвечает, или, напротив, не дает ответа в том или ином контексте, определенные паттерны (повторяю­щиеся регулярно). В данном случае, пациент несколько раз подряд не сумел ответить на вопросы психотерапевта. В настоящее время мы готовим к выходу работу, посвя­щенную четкой модели психотерапевтических техник по разрушению паттернов (см. “Структура магии II”)

4. У слова “это” отсутствует референтный индекс — он может отсылать к первому предложению “Я тоже человек”.

5. Глагол “do” (делать) лингвисты называют протоглаголом. По отношению к глаголам он функционирует точно так же как слово “it” (это) функционирует по отношению к именам, будучи в такой же мере лишен конкретного значе­ния, как и местоимение “it”.

6. Применение референтного сдвига особенно эффек­тивно в случае, когда пациент увлекается чтением мыс­лей. Обсуждению вопросов, связанных с применением этих более подвинутых методик, основывающихся на об­мене словесным” высказываниями, будет посвящена одна из частей работы “Структура магии II”.

Нет комментариев

Оставить комментарий