Read 16. Принятие решений

0 1065

Решения, решения! Мы принимаем их постоянно — и важные, и не очень; какую рубашку надеть, когда постричься, каким соусом полить салат, какую телевизионную передачу посмотреть, какую машину купить. Над некоторыми решениями мы мучаемся. Другие принимаются так быстро, что мы даже не думаем о них как о решениях. Причина в том, что наш способ принятия решений настолько автоматизирован, что этот процесс находится вне сознания — он происходит без нашего осознанного участия.

Мы начали знакомиться с мозговыми программами, посещая семинар у Ричарда Бендлера. Ричард попросил каждого из нас выяснить, как принимает решения какой-нибудь другой участник семинара.

Я стал работать в паре с женщиной по имени Холли и спросил ее, как она решает, что выбрать из меню. Эту ситуацию удобно использовать для определения того, как человек принимает решения. Сперва Холли смотрела в меню (что является хорошим способом узнать имеющиеся у тебя в ресторане выборы). Затем она спрашивала себя: “Что едят другие люди?” Тогда раздраженно вступал другой внутренний голос: “Нет! Думай сама!” После чего Холли чувствовала себя плохо. Два этих внутренних голоса продолжали спорить, заставляя Холли чувствовать себя все хуже и хуже. Когда она чувствовала себя достаточно плохо, еще один голос говорил: “О, выбери, что угодно! Все лучше, чем этот спор”. После чего Холли выбирала наугад. Она буквально тыкала в меню пальцем и что-нибудь заказывала.

Но и после того, как Холли делала заказ, это был еще не конец. Два ее внутренних голоса продолжали препираться, произнося примерно следующее: “Возможно, ты приняла неверное решение”. “Ну, по крайней мере, это был мой собственный выбор…” и т.д., и т.п.

Когда Холли увидела свою программу принятия решений, изложенную на бумаге, она сказала: “Это поразительно! Таким образом я принимала все свои решения: так я решила выйти замуж, решила, когда заводить детей, где жить — словом, все”.

Вы, возможно, уже поняли, какое значение это имело для жизни Холли. Все решения, даже малые, были для нее болезненными. На лице Холли я заметил страдальческое выражение и осознал, что она выглядела так с того самого момента, как пришла этим утром на семинар. Все соответствовало.

Позже в этот же день я обнаружил и еще одно соответствие. Холли больше года ходила к терапевту, который также участвовал в этом семинаре. В течение всего этого времени Холли постоянно жаловалась своему терапевту на то, что ничто в жизни ее не удовлетворяет. Терапевт, как и полагается, помогал ей “исследовать чувства неудовлетворения”, “выразить их и вывести из организма”, как этому учили многих терапевтов.

Он горько рассмеялся, когда я рассказал ему о программе принятия решений Холли. Ему сразу же стало очевидно, что она могла продолжать выражать свои чувства всю оставшуюся жизнь без какой-нибудь пользы для себя. Что ей было нужно, так это новый способ принятия таких решений, которые удовлетворяли бы ее.

Программа принятия решений Холли вела ее к совершению выбора наугад. Когда она чувствовала себя достаточно плохо, то выбирала что попало. Если вы будете наугад выбирать себе обед, худшим следствием может быть легкое несварение желудка. Но если наугад вы выбираете жену или мужа, последствия могут быть очень серьезными. Ваши шансы найти свое счастье очень невелики. Ее решения не имели никакого отношения к тому, что ей нравилось или не нравилось; результатом же было всепроникающее неудовлетворение. Холли никогда не обращала внимания на вид, вкус, звучание предмета или на то, какие ощущения он вызывает.

Уже во время выполнения упражнения Холли спросила о моей программе принятия решений, и я помог ей познакомиться с нею. Она имеет следующий вид:

37

Холли быстро обучилась новой программе. Когда я репетировал с ней эту последовательность, то обращал внимание на то, чтобы, совершая каждый шаг, она устремляла взгляд в правильном направлении. Таким образом я знал, что она действительно использует ту часть своего мозга, которая может справиться с заданием наилучшим образом (см. Приложение). Для того, чтобы помочь ей обобщить эту новую программу принятия решений, я отрепетировал с ней принципиально ту же самую программу принятия решении нескольких разных типов — выбор ткани слепым человеком (на ощупь) и выбор платья в магазине (по внешнему виду).

Холли обучалась способу принятия решений, рассматривая каждую возможность, оценивая их и выбирая первую, которая ее в достаточной степени устраивала. Это простой процесс — но радикально отличный от того, что Холли делала все это время. Позднее в тот же день я увидел, что она принимает решения быстро и уверенно. Когда Ричард Бендлер спросил ее, не хочет ли она выйти в центр комнаты, она немедленно ответила “Да”, не мешкая и не морща лоб, как делала раньше.

Существует ряд эффективных программ принятия решений, и любая из них могла бы принести Холли пользу. В тот день Холли узнала для себя нечто важное, а я узнал кое-что не менее важное для меня. Многие мои наставники в аспирантуре и вне ее учили, что помощь людям выразить свои чувства всегда является первым шагом к исцелению от многих проблем. Я не сомневаюсь, что иногда так оно и бывает. На человека, который не знает, как выражать свои чувства, обучение этому оказывает весьма полезное воздействие. Однако по отношению к Холли простой “неэмоциональный” акт обучения новому способу принятия решений был гораздо более уважительным, щадящим и эффективным. Для нее не могло быть ничего более целебного или приносящего большее удовлетворение, чем обучение умению, которое будет приносить ей пользу каждый день ее жизни.

Каждый раз, когда кто-нибудь обвиняет НЛП в том, что оно “холодно” и “технологично” — потому что, как им представляется, “оно не имеет отношения к чувствам” — я думаю о Холли и многих других, чьи жизни были глубоко затронуты НЛП и которые пережили личностную трансформацию, до того им недоступную.

Творчество  

Ральф мог позволить себе лишь одну встречу со мной, поэтому я понимал, что мне необходимо достичь результатов довольно быстро. Многие клиенты приходя с какой-либо определенной проблемой, такой как фобия, избыточный вес или ревность. Жалоба Ральфа имела гораздо более общий вид и была более туманной. Это была ситуация, которую можно было бы назвать “экзистенциальным кризисом”. Ральф объяснил это так: “Я не удовлетворен тем, что делаю, и не знаю, что хочу сделать со своей жизнью, на самом деле я ничем сейчас не занимаюсь. Я изготавливаю горшки, но в ‘ действительности это не то, что мне хотелось бы делать. Когда-то в прошлом я преподавал, но и этим мне не хочется заниматься; преподавая, я чувствую себя неуютно”.

Ральф привел еще несколько имеющихся у него альтернатив, объясняя, почему ни одна из них ему не подходит. Он считал себя хиппи и большинство работ не принимал по моральным соображениям. “Эти способы зарабатывания денег предполагают такие действия, которые я не хочу совершать”, — объяснил он. — “Я не хочу испытывать напряжения. То, чти я хочу делать, требует Денег, но я не хочу заниматься их зарабатыванием. Я знаю, что должны быть альтернативы, но никто не сообщил мне, каковы они”.

 Изучение проблемы  

Ральф считал, что его проблема — это главным образом вопрос ценностей и сохранения своей цельности, то есть соответствие тому, каким он хотел быть. Я же, по мере того как Ральф говорил, внимательно изучал его в поисках несловесных знаков, свидетельствующих о структуре его затруднения. Существовала возможность, что проблема Ральфа имеет отношение не столько к его ценностям, сколько к мозговой программе, не позволяющей ему легко найти удовлетворяющую его карьеру. Я заметил, что каждый раз, когда Ральф говорил о некой возможной работе, его глаза совершали одну и ту же последовательность движений (см. Приложение), которая указывала на то, как он оценивал возможные виды работ и решал, что они ему не нравятся. Его мозговая программа функционировала примерно так:

38

Во многих отношениях это хорошая последовательность принятия решений, но она имеет один очень серьезный недостаток. Так как Ральф использовал некий образ-воспоминание, он мог оценивать лишь те мысли или возможности, которые уже видел или о которых ему рассказал кто-то другой. И ни в один момент Ральф не использовал ту часть своего мозга, которая творчески рисует новые возможности с помощью подгонки или перегруппировки образов из памяти.

Я проверил и выяснил, что, принимая и другие решения, Ральф использовал ту же самую мозговую программу.

Действительно, точно так же он решал, какие именно горшки лепить и какую еду заказывать в ресторане. Когда Ральф лепил горшки, ему было легко решить, что лепить, если он когда-либо видел горшок, который ему понравился и который он хотел бы слепить. Трудности с принятием решения возникали у Ральфа только тогда, когда он никогда не видел того, что хотел бы сделать.

Очевидно, что трудность, касавшаяся того, что делать со своей жизнью, была схожей, но большего масштаба. Она была естественным следствием того, как Ральф принимал решения. Он мог думать лишь о тех возможностях, которые уже видел раньше. Так как ни одна из возможностей, которые он раньше видел или о которых слышал, не соответствовала его ценностям, Ральф застрял. У него не было способа “создавать” новые возможности, которые могли бы принести ему большее удовлетворение.

Предложенное решение  

Поняв это, я использовал методы НЛП для того, чтобы дать Ральфу возможность использовать свои творческие способности в процессе принятия решения. Так как он был гончаром, то, чтобы научить его принимать новым способом простое решение, я использовал конструирование горшков. Ведя Ральфа через этот процесс, я с помощью жестов указывал, куда смотреть, чтобы он использовал часть своего мозга, соответствующую каждому шагу процесса принятия решения.

“Представь себе, что ты решаешь, какой горшок изготовить. Сперва увидь одну возможность”. (Ральф автоматически взглянул вверх и налево, как он делал все это время.) “Теперь любым способом измени эту картинку”. Сказав это, я сделал жест рукойнаправо вверх, чтобы Ральф посмотрел в этом направлении и начал пользоваться своей способностью к творческой визуализации. “Не имеет значения, больше тебе это нравится или нет — просто любым способом сделай ее другой. Горшок может стать больше, или Другой формы, или выше, или ниже. Кивни головой, когда изменишь тот горшок, который видишь”… Когда он кивнул, я сказал: “Теперь скажи себе что-нибудь об этом горшке”… (Ральф кивнул.) “А теперь почувствуй, насколько тебе нравится этот вариант”.

39

 

“Теперь увидь еще одну возможность — еще один горшок, который ты мог бы изготовить… Теперь увидь его по-другому; измени этот образ любым способом… Теперь скажи себе что-нибудь об этом горшке… Теперь ощути, насколько тебе нравится этот вариант”… Я продолжал жестикулировать, чтобы глаза Ральфа двигались в направлении, нужном для каждого типа обработки. После того как он рассмотрел пять горшков, я попросил его выбрать один из этих пяти — тот, который понравился ему больше всего. “Представь, что ты на самом деле начинаешь лепить горшок, который тебе больше всего нравится”.

Затем, чтобы помочь ему начать обобщать этот способ, я попросил его таким же образом принять решение, что приготовить на обед. Затем я попросил его принять несколько мелких решений в разных областях жизни. Минут пятнадцать порепетировав с Ральфом эту новую “программу мозга”, я проверил его, задав вопрос, требовавший принятия простого решения. Наблюдая за его автоматическими движениями глаз, я заметил, что он продолжает спонтанно пользоваться этой новой программой, несколько месяцев спустя Ральф в письме сообщил мне, что живет теперь в другом штате и доволен тем, как складывается его жизнь.

Старая программа принятия решений Ральфа типична. Многие из нас думают лишь о тех выборах, которые видели или пробовали раньше — вместо того, чтобы взглянуть на вещи по-новому, используя творческие возможности, имеющиеся у каждого из нас. Использование этих возможностей может обогатить нашу жизнь, как это случилось с Ральфом.

Многие люди полагают, что “быть творческим” — это личностная “черта”, которая трудно поддается развитию. Действительно, развитие творческого потенциала практически невозможно, если мы никогда не используем ту часть нашего мозга, которая соединяет переживания новыми способами. НЛП предлагает прямой и практичный способ обучиться автоматическому использованию тех областей мозга, которые мы до сих пор использовали не полностью.

 Снижение веса  

Так как принятие решений затрагивает все, что мы делаем, оно может быть важным фактором в целом ряде программ, которые поначалу могут казаться очень разными. Когда Элис захотела, чтобы я поработал с ней, она не просила меня помочь ей принимать решения. Это ей и в голову не приходило. Что ее заботило — так это 25 фунтов избыточного жира. Элис перепробовала все возможные способы избавления от избыточного веса, включая многие виды терапии со многими разными терапевтами. Она даже обращалась к некоторым практикам НЛП, которые использовали кое-какие стандартные подходы, часто оказывающиеся эффективными при проблеме избыточного веса.

Элис рассказала мне свою историю с чувством смирения со своей “судьбой”. “Поначалу я была оптимисткой”, — говорила она. — “Я думала, что сбросить немного веса будет нетрудно. Но после стольких терапевтов, считающихся превосходными, я начала задумываться. Может быть, мне следует забыть о потере веса и просто привыкнуть к полноте”. Элис явно упала духом и не рассчитывала на какие-либо результаты. Мысль о том, чтобы поработать с “трудной” проблемой, была увлекательным вызовом, поэтому я с энтузиазмом начал собирать информацию. Элис хотела сбросить 25 фунтов и остаться в таком весе, остаться — было ключевым словом. Время от времени ей удавалось сбросить несколько фунтов, но она немедленно набирала их вновь.

Часто работая с избыточным весом, я знаю, что одна и та же “проблема” у разных людей может иметь разные причины. Некоторые переедают, когда оказываются в дискомфортных эмоциональных состояниях, потому что для них еда — самый простой способ почувствовать себя лучше. Большинство из нас поступает так время от времени. Другие люди не переедают, но тип пищи, которую они едят, заставляет их набирать вес. Они нуждаются в автоматическом способе выбора пищи, который ведет к потере веса (См. главу 12). Для других ключом является мотивация к физическим упражнениям.

Сперва я узнал, что Элис переедала не утром или в течение рабочего дня, а только дома по вечерам. Затем я начал нащупывать ключ к ее проблеме, используя конкретные вопросы, чтобы получить информацию, которая у большинства из нас остается неосознанной. Я хотел обнаружить мозговую программу, следствием которой является проблема.

Я узнал, что когда Элис возвращалась с работы домой, она заходила в квартиру, где жила одна, и если видела, что ей нечего делать, то чувствовала себя плохо. Как только у нее возникало ощущение, что ей плохо, она сразу же начинала думать о еде и чувствовала себя хорошо. В результате Элис шла к холодильнику за едой — для усиления этого хорошего чувства годилось почти все, что угодно. Однако, когда она ела, она начинала разговаривать с собой — о том, что есть ей не следует. Это заставляло ее чувствовать себя плохо, что вновь приводило ее к мысли о еде — чтобы она могла почувствовать себя хорошо. Схема ее мозговой программы, видимо, выглядит примерно так:

40

Становилось понятно, как Элис удерживала лишний вес. Еда была единственным способом, помогавшим ей функционировать, когда она видела, что ей нечего делать. Она не переедала утром, так как перед работой ей нужно было делать всякие дела. Она работала медсестрой в больнице, где весь ее день был плотно расписан. Так как расписание ее было очень плотным, программа мозга Элис “вижу, что делать нечего” так и не запускалась до тех пор, пока она не приходила домой.

Элис проходила через одну и ту же последовательность мыслей всякий раз, когда приходила домой и видела, что ей нечего делать. Она хотела сбросить вес, однако еда была единственной возможностью доставить хорошие ощущения, приходившее ей на ум.

Я спросил Элис, что происходит, когда она приходит домой и видит, что ей есть чем заняться. Она ответила: “Если я вижу, что есть какое-нибудь дело — например, швейную машинку, а на ней платье, которое нужно закончить — я просто завершаю это дело и после этого уже не ем“.

Менее понятно было, как внести полезные изменения в эту программу. Я пытался найти решение, которое принесет пользу Элис. Каждый раз, изменяя чью-либо мозговую программу, мы принимаем все меры, чтобы, добавляя новые возможности, сохранить все преимущества старой программы. Я мог бы дать Элис новую программу, которая позволила бы ей чувствовать себя хорошо, оглядевшись и не увидев никаких занятий. Но это могло бы привести к тому, что по вечерам у нее начиналась бы растительная жизнь. Она могла бы прийти домой, сесть и — “чувствовать себя хорошо”.

Внимательно обдумав мозговую программу Элис, я осознал, что на самом деле это — программа принятия решений. Ее цель — предоставить Элис способ решить, что ей следует делать, если она видит, что делать нечего. Проблема с этой программой была в том, что единственным предлагаемым выбором была еда. Если мы думаем, что у нас есть только один выбор — то это вовсе не выбор: это скорее напоминает приказ. Если у тебя лишь один выбор — ты ему и следуешь; так Элис и поступала.

Элис очень нуждалась в способе порождать иные возможные выборы, кроме еды. Кроме того, программа принятия решений Элис начиналась с плохих ощущений, возникавших сразу после того, как она видела, что ей нечего делать. Немногие из нас ощущают в себе способность к творчеству, когда чувствуют себя плохо. То, что она начинала с плохих ощущений, практически не позволяло ей думать о других возможностях. Я знал, что мне необходимо дать ей мозговую программу, которая удерживала бы ее в ресурсном состоянии во время порождения выборов.

Вот та новая программа, которую я предложил Элис:

41

Так же как и с Холли и Ральфом, я отрепетировал с Элис каждый шаг этой новой программы, обращая внимание на то, чтобы, совершая каждый шаг, она смотрела в правильном направлении.

После того как Элис представила пять различных дел, которые ей могли бы понравиться, я попросил ее выбрать одно, которое нравилось ей больше всего. Так как это была “послерабочая” программа принятия решений, я попросил Элис подумать, чем бы она занялась с особым удовольствием. Если бы она нуждалась в новой программе принятия решений на работе, я, возможно, попросил бы ее задать такой вопрос: “Что наиболее эффективного или полезного я могла бы сейчас сделать?”

Всего на получение от Элис всей необходимой информации мне понадобилось два часа. Всего лишь около двадцати минут ушло на то, чтобы снабдить ее новой программой принятия решений и убедиться, что эта программа стала автоматической.

Иногда люди задаются вопросом: “А не придется ли мне думать о том, как действовать новым способом?” Большинство изменений, достигнутых с помощью НЛП, завершаются автоматическим сдвигом в чувствах или поступках. Все мы постоянно демонстрируем способность к автоматическим действиям. Если Элис вновь и вновь могла есть — автоматически — то она и эту новую программу могла использовать так же автоматически. Проблема заключается лишь в том, чтобы дать ее мозгу лучше работающую программу.

Через восемь месяцев после этого сеанса я позвонил Элис, чтобы узнать, как идут дела. Элис сообщила, что безо всяких усилий сбросила вес и остается в этом положении. Теперь, когда у нее был способ обдумать и оценить многие возможности, еда редко оказывалась лучшим выбором. Через несколько лет я получил от Элис письмо, в котором она сообщила, что довольна тем, что по-прежнему сохраняет желаемый вес.

Сбросив вес, Элис приобрела нечто гораздо большее, чем стройную фигуру. Теперь у нее был более эффективный способ принятия решений.

Изменяя чью-либо стратегию принятия решений, важно тщательно рассмотреть все последствия. Новый способ принятия решений Элис превратил ее в целом в более творческого человека, а не только удержал от переедания. Она обратилась за помощью лишь по поводу своего веса, а не затем, чтобы стать более творческим человеком. Даже при том, что большинство людей были бы рады этому дополнительному преимуществу, каждая возможность имеет свои обратные стороны и, как человек, несущий ответственность, я должен внимательно их рассматривать. Прежде Элис была удовлетворена работой, в которой она следовала распорядку, заданному другими. Усовершенствовав свою способность порождать выборы, она может оказаться не удовлетворена своей работой. Результатом этой неудовлетворенности может стать ее добровольный уход или увольнение. Если бы она была замужем, мне пришлось бы задуматься над тем, какое отношение может возникнуть у ее мужа к жене с более развитым воображением. Придется ли ему это по вкусу, или их взаимоотношения окажутся нарушенными — но, может быть, таким образом, что я смогу помочь им с этим справиться? Казалось очевидным, что в случае с Элис преимущества намного перевешивают любые возможные недостатки.

Ключи к эффективному принятию решений  

В случае с Холли нам нужно было предложить совершенно новую программу принятия решений. В ее старой программе отсутствовали значимые для этого процесса шаги. В случае с Ральфом вы сохранили его базовую программу принятия решений, добавив один шаг, который позволит ему генерировать новые идеи и быть творческим.

Не существует единой “правильной” программы принятия решений, пригодной для всех. Важен следующий вопрос: “Принимаете ли вы удовлетворяющие вас решения достаточно быстро и, как правило, без сожаления и необоснованных жалоб со стороны других людей?” Если сейчас вы уже принимаете удовлетворяющие вас решения — возможно, ваша мозговая программа и хороша для вас.

Вот некоторые элементы, необходимые в программе принятия решений:

Доступ к творческим альтернативам. Ральф является примером добавления этого компонента. Он нуждался в доступе к творческой части своего зрительного воображения, что помогло бы ему порождать новые возможные выборы, Это можно встроить и в вашу программу принятия решений.

Одновременное использование всех ваших критериев. Дженет обнаружила нечто интересное в связи со своей программой принятия решений. У нее возникали трудности при покупке одежды. Когда Дженет заходила в магазин, внутренний голос строго говорил ей: “Тебе следует купить что-нибудь с распродажи”. После этого Дженет смотрела на уцененное платье, чувствовала себя плохо и думала: “Я не хочу ничего покупать с распродажи”. Затем она смотрела на ценники на обычных платьях и чувствовала себя хорошо. Немедленно начинал наставление первый голос: “Ты должна купить что-нибудь на распродаже!” — и Дженет вновь чувствовала себя плохо. Этот внутренний конфликт продолжался до тех пор, пока она не создавала в своем уме яркую, живую картинку того, как она танцует в пустыне на солнце в понравившейся ей одежде (с полки, где предлагалась одежда по обычной цене). Эта картинка была такой яркой и привлекательной, что отвлекала все ее внимание от голоса, который хотел купить что-нибудь с распродажи — и она покупала самые дорогие из приглянувшихся ей вещей.

Все это происходило с Дженет автоматически, вне ее сознания. Она рассмеялась, узнав, как она все время делала это. “Я никогда об этом не думала”, — сказала она. — “Но я никогда не покупаю зимнюю одежду. Ее обычно покупал мой бывший муж. Я не покупала никакой зимней одежды с тех пор, как мы развелись три года назад!” Это было понятно: человек, танцующий в жаркой пустыне, не очень-то хорошо выглядит или чувствует себя в зимней одежде.

Дженет нуждалась в том, чтобы использовать все свои критерии одновременно. Голос, который побуждал ее покупать вещи с распродажи, возможно, хотел сэкономить деньги. Голосу, который хотел купить более дорогую одежду, возможно, требовалось качество. Вместо того чтобы пытаться совершить выбор между этими двумя ценностями, Дженет могла разрешить этот конфликт с помощью метода интеграции, описанного в главе 13. Тогда в момент, когда она входила бы в магазин, у нее был бы один голос, который идентифицировал бы все ее ценности: “Какая одежда Удовлетворит одновременно мое желание иметь хорошее качество наряду с желанием сделать выгодную покупку?”, или “Где за эти же деньги можно найти лучшее качество?” Тогда Дженет могла бы оценить каждый предмет одежды на соответствие обеим этим ценностям одновременно и выстроить иерархию предпочтений. Затем она могла бы выбрать что-нибудь такое, что лучше всего удовлетворяло бы всем ее критериям.

Если вы обнаружите, что никак не можете выбрать между разными ценностями: “Это более привлекательно, а то более практично” — вам, возможно, принесет пользу программа принятия решений, которая позволит рассматривать все ваши ценности одновременно.

Использование всех способов восприятия. Бесс сказала, что ее не устраивает способ, с помощью которого она принимает решения. Решения она принимала быстро, но иногда сожалела о них. Например, покупая пальто, она примеряла несколько пальто, пока не обнаруживала то, в котором ей было по-настоящему удобно — после чего немедленно его покупала. Она никогда не примеряла пальто перед зеркалом, никогда не думала, как оно на ней смотрелось. Она покупала на основе одного только ощущения. Однако после того, как она покупала это удобное пальто, Бесс видела какое-нибудь привлекательное пальто в витрине магазина и думала: “О, как жаль, что я не купила такое симпатичное пальто”.

В чем нуждалась Бесс, так это в программе принятия решений, которая автоматически рассматривала бы и удобство (ощущение), и внешний вид пальто прежде чем она его покупала.

В зависимости от решения, которое вы принимаете, одна система восприятия может оказаться более важной, чем остальные. Например, если я выбираю пластинку, имеет смысл большее внимание обращать на звук, чем на картинку на конверте. Однако, для многих решений важны все системы восприятия. Выбирая человека, с которым вы собираетесь встречаться, только на основании того, как он выглядит — вы, может быть, выберете привлекательного человека, но не заметите вовремя, что у него ужасный тон голоса. Для этого нужно целый вечер слушать, как он говорит. Принимая решение такого рода, вы, возможно, захотите учесть всю информацию — как человек движется, как звучит его голос, что вы чувствуете, когда находитесь с ним, и какие ощущения в вас вызывает его прикосновение. Учет всех систем восприятия перед принятием решения может быть встроен в ваш автоматический способ принятия решений.

Будущие последствия. Многие люди не рассматривают долгосрочные последствия своих решений. Например, люди с избыточным весом обычно думают лишь о непосредственном удовольствии, доставляемом едой, но не о будущих неприятностях, связанных с избыточным весом. Добавление переживания будущего в процесс принятия решений может привести к глубоким изменениям в способе принятия решений, что мы описываем в главе 19.

Вероятно, ни одна другая программа мозга не оказывает такого влияния на нашу жизнь, как программа принятия решений: она включена почти во все, что мы делаем. Когда у кого-то возникает затруднение, один из первых вопросов, которые мы себе задаем, таков: “Какого рода решение привело к такой ситуации?” Затем мы выясняем, как этот человек принимает решения. Если причина проблемы — неудачно принятое решение, то предложение лучшего способа принимать решения станет ответом как на жалобу клиента, так и на многие другие проблемы в его жизни. Именно это мы и называем порождающим использованием НЛП — предложение способов получить гораздо больше, чем люди догадываются попросить.

 

 

Нет комментариев