Демонстрации Демонстрации Сатир Транскрипт «Примирение с родителями» (Демонстрация В. Сатир)

(без комментариев Стива Андреас)

видео демонстрации

В марте 1986 г. Вирджиния Сатир провела семинар, в кото­ром приняли участие более 30 психотерапевтов и препо­давателей. Целью этой встречи было создание видеозапи­си ее психотерапевтической работы. Вирджиния провела два дня в телевизионной студии, показывая и объясняя группе различ­ные приемы, которые она использовала при работе с членами семьи. В результате получилось 7 видеозаписей общей продол­жительностью 8 часов (Satir, 1989).

Ближе к полудню первого дня Вирджиния попросила при­сутствующих поделиться своими впечатлениями по поводу тех особенностей семейной динамики и коммуникации, которые она демонстрировала в течение предыдущих двух часов. Одна из уча­стниц — Линда, 39 лет, — попросила слова и сообщила, как глу­боко она потрясена работой Вирджинии: «Я испытала небывалое чувство глубочайшего единения с людьми», — сказала она. Лин­да начала описывать испытываемый ею самой конфликт между ощущением «невероятной силы» связи с людьми и «чувством очень сильной печали по поводу дистанции, которую я часто ощущаю между собой и другими людьми».

Попросту говоря, Линда хотела обладать способностью ус­танавливать контакт с людьми, но у нее были двойственные чув­ства по этому поводу. Вирджиния приняла данный результат как желаемый и посвятила целую сессию тому, чтобы достичь его. Вскоре после того как она начала исследовать эту двойственность, Линда проявила сильное негодование в адрес своей матери. Тог­да Вирджиния начала работу, цель которой состояла в том, чтобы Линда смогла простить свою мать и почувствовала к ней вме­сто негодования сострадание и любовь.

Поскольку Линда теперь испытывала сострадание и прости­ла «подлости» своего детства, ей стало легче почувствовать свою связь с другими людьми. В проведенном через 3 года интервью было продемонстрировано обширное влияние, которое данная сессия оказала на отношения Линды с матерью и на ее способ­ность устанавливать связи с людьми.

Данная сессия представляет собой особенно выразительный пример психотерапевтической работы Вирджинии. Ее полную запись можно найти на 3 кассете («Примирение с родителями») из серии «Семейные отношения», которая была записана на том семинаре выходного дня (серия из семи записей: Family Relations. Satir, 1989). В конце сессии Вирджиния сказала: «Я уже говори­ла вам о том, что работаю с семьями вот уже более 40 лет, и я замечаю очень и очень многое. Все, к чему я стремлюсь, вы толь­ко что видели».

Для тех, кто хочет тщательно изучить манеру работы Вирд­жинии, ниже представлен транскрипт этой сессии. Транскрипт приведен практически дословно, из него, чтобы сделать текст бо­лее ясным, исключены только некоторые небольшие повторы и всяческие «гм». В силу того что транскрипт дословный, некото­рые предложения выглядят на бумаге довольно странно. Однако буквально воспроизводя те слова, которые говорила Вирджиния, мы позволяем читателю убедиться, что он имеет дело с точной записью всего, что происходило на той сессии.

[…]

Числа, с которых начинается каждый абзац, показывают время (минуты и секунды), прошедшие с начала сессии. Это сделано, во-первых, для того, чтобы показать, сколько времени длился каждый этап работы, и, во-вторых, чтобы сделать более удобны­ми ссылки на тот или иной момент сессии в комментариях.

Видео демонстрации

Транскрипт:

00:00 Вирджиния: Я хотела бы сейчас услышать от кого-нибудь из присутствующих, что они испытали во время этого последнего эпизода. Есть кто-нибудь, кто хотел бы рассказать мне об этом — о том, что он испытал?

00:11 Линда: Я хочу.

00:12 Вирджиния: Подойди сюда. Спасибо. И твое имя?..

00:20 Линда: Меня зовут Линда.

00:21 Вирджиния: Линда. Привет, Линда.

00:22 Линда: Привет. Все это в целом стало для меня сегодня очень эмоциональным переживанием. И я думаю, что лично со мной произошло то, что я начала испытывать не­бывалое чувство глубочайшего единения с людь­ми. И я где-то между ощущением невероятной силы и ощу­щением, что я — полная размазня. (Линда издает легкий смешок, и вся группа смеется вместе с ней. Линда продолжает улы­баться.)

00:50 Вирджиния: Хорошо, я нарисовала себе эту картину. Мы пойдем дальше, да.

00:53 Вирджиния: Кому-нибудь из вас знакомы такие ощущения, когда чувствуешь: «Я действительно могу это сде­лать», а затем: «О, нет, я просто вареная макаронина»? Кому из вас знакомо такое со­стояние? Покажите, кто из вас знает, о чем я го­ворю? О, чудесно! Замечательно.

01:02 Линда: Только сегодня я была как никогда близка к силе и чувствова­ла, хм… я снова почувствовала слабость (Линда издает короткий смешок, почти всхлипывает и по­казывает на то место, где она сидела в аудито­рии) вот здесь, просто чувствовала, хм, большое-большое сожаление, что я так часто ощущаю дистанцию между собой и другими людьми, и другой частью своего су­щества, я хочу просто — и иногда я близка к это­му чувству, — когда я могу просто обнять каждо­го, и я чувствую, что я их всех люблю. И я чувствую, что я могла бы научиться помогать людям изменяться, и я смот­рела на тебя, как прекрасно ты делаешь это… и я тоже хочу делать это, что бы это ни значило для меня.

01:43 Вирджиния (кивает): Чудесно, Линда. Позволь мне просто кое-что сделать вместе с тобой. (Затем Вир­джиния смотрит вниз и влево, слушая свой внутренний голос. .) Мо­жешь ли ты увидеть в своей жизни ситуацию, когда стоит быть «вареной макарониной»?

01:53 Линда: Стоит быть «вареной макарониной»?

01:55 Вирджиния: Угу-угу. Именно.

01:57 Линда: Ну да, думаю, что могу.

01:58 Вирджиния: Хорошо. Что я хотела бы, чтобы ты сейчас сде­лала, — это снова посмотрела на эту картину и увидела себя в качестве «вареной макаронины» и позволила себе заметить, что ты от этого полу­чаешь.

02:06 Вирджиния: Потому что я поначалу немного забеспокоилась, что ты собиралась отделаться от этой самой «ва­реной макаронины». А затем я подумала, что ты станешь чем-то пря­мо противоположным тому, что было до этого: ты можешь стать «жесткой» в чем-то, что ты делала раньше, и что ты всегда будешь сильной.

02:18 Вирджиния: Но дай мне теперь присмотреться к «вареной макаронине».

02:22 Линда: Хорошо.

02:24 Вирджиния: Когда мы можете видеть, что это просто «м-м-м»? (Вирджиния смотрит вверх и причмокивает губами, выражая удовольствие. )

02:26 Линда: Я вижу, как, может быть, я лежу на кушетке в окружении друзей, и я чувствую себя совершенно незащищенной, а они ухаживают за мной и заботятся обо мне

02:35 Вирджиния: Хорошо. И что ты чувствуешь по этому поводу?

02:38 Линда : Я… мне это нравится.

02:40 Вирджиния: Вот и отлично. Тогда это не бу­дет тем, что ты хотела бы чувствовать, если со­бираешься нести большой пакет из бакалеи, не так ли?

02:47 Линда: Нет.

02:48. Вирджиния: Нет. Отлично, и к чему это нас подводит? Это под­водит нас к выбору… к выбору. Когда мне нужно сделать это, я могу вытащить из себя это. Когда мне нужно сделать это, я могу вытащить из себя то. Но если у меня есть правило, я всегда должна быть тем или иным, иначе я не могу сделать это.

03:04 Вирджиния: Сейчас я хочу задать тебе еще один вопрос. Ска­жи, ты действительно думаешь, что можешь лю­бить всех людей одновременно?

03:11 Линда: Одновременно?

03:13 Вирджиния: Да. Ну, или что ты можешь любить всех по очере­ди?

03:17 Линда: (смотрит вверх и вправо, где у большинства людей находится область визуального конструи­рования будущих возможностей): Я думаю, что могу — я хотела бы найти место, куда я могла бы уйти за пределы челове­ческой индивидуальности, которая может быть отталкивающей в данный момент и просто любить их, установить связь, которую мы могли бы почувствовать как человеческие существа, или тот «свет», о кото­ром мы говорили только что [ранее в тот день] или что-то вроде этого.

03:31 Вирджиния: Хорошо, и что ты собираешься делать с их от­вратительным поведением?

03:34 Линда: Ну, я не собираюсь проводить с ними много времени. У меня есть выбор, и я не буду жить с людь­ми, которые ведут себя отвратительно. Но я все же не хочу обязательно ненавидеть их. Я хочу любить их за то, что они люди.

03:46 Вирджиния: Это принципиально важный вопрос, и я хочу по­работать над ним еще немного. Хм…

03:53 Линда: (улыбается): О, замечательно! Я рада, что ты выбрала его.

03:56 Вирджиния: Ну, я прочитала твои мысли, да-да, прочитала твои мысли. Не верь этому, я не читала твои мысли. Хорошо. Сейчас я услышала, как ты сказала: «Я не хочу жить с чувством ненави­сти».

04:07 Линда: Правильно.

04:08 Вирджиния: «Я не хочу жить с чувством ненависти». И еще, ты этого не сказала, но, возможно, на самом деле ты знаешь, что не­нависть разрушает тебя.

04:14 Линда: Угу.

04:15 Вирджиния: Ведь что делает ненависть — она начинает разъе­дать вас. Кто из вас знает об этом? Она начинает разъедать вас. И она разъе­дает и разъедает, и чем сильнее вы ненавидите, тем сильнее вы хотите уничтожить объект вашей ненависти. Посмотрите, из этого вытекает очень любопытная вещь. Как только вы осуществляете категоризацию, или используете стереотип или предвзято судите о чем-либо, это обязательно становится фокусом для ненависти. Это обязательно становится — особенно пред­взятое мнение — обязательно становится фоку­сом для ненависти.

04:45 Вирджиния: Итак, ненависть возникает, потому что вы чувству­ете свою уязвимость. Потому что ты не сделал того, что следовало сделать — сбрить эти усы, например. Ты знаешь, что все усатые мужчины таят в себе очень дурные мыс­ли. Так говорят очень многие люди.

04:59 Вирджиния: Как бы то ни было, так приходит страх. И нена­висть должна скрыть слабость. Итак, когда мы помещаем себя в позицию, где вынуж­денно ощущаем свое бессилие, мы начинаем разрушать себя. Мы начинаем разрушать [повто­рение].

05:16 Вирджиния: Хорошо. Итак, ты не хочешь этого делать. Тогда давай сделаем вот что. Мы дадим ему чуть позже несколько имен. Подумай о том, что ты хотела бы сделать, чтобы поддержать себя в максимально конгруэнтном состоянии, что могло бы позволить тебе понять, что ты чувствуешь.

05:31 Линда: Угу.

05:32 Вирджиния: Итак, чтобы действительно освободиться от не­нависти, ты должна позволить себе осознать, что ты уязвима и что ты чувствуешь свою слабость. Это способ освободиться от ненависти.

05:40 Вирджиния: По работе, будучи в Сан-Франциско, я регуляр­но имею дело с людьми, которые работают под землей — чинят канализацию и тому подобное. Среди них много людей с кожей самых разных оттенков, и с этими людьми действительно мно­го проблем. И что я делаю — я помогаю им от­крыть их уязвимость — их боязнь быть любимы­ми, их страхи, — в чем бы они ни заключались. И поэтому первый шаг в работе с ненавистью  — это позволить себе войти в соприкосновение с соб­ственной уязвимостью.

06:07 Вирджиния: Итак, то, что ты не была в соприкосновении с собственной уязвимостью, ты раньше восприни­мала как защищенность. Эта ужасная штука вот там — усы, как ты знаешь, скрывает множество ужасных вещей.

06:15 Линда: Ну, это защищало меня.

06:16 Вирджиния: Ну, некоторым образом да, но некоторым образом еще нет. Ты не понима­ла этого, но это нормально. «Это защищало тебя». Хорошо. Прекрасно, и вот ты здесь. И ты сказала кое-что относительно за­щиты. Каким образом твоя ненависть защищала тебя?

06:37 Линда: Я не имела в виду, что ненависть защищала меня. Я имела в виду, что то, что я не позволяла себе быть уязвимой, защищало меня от того, что я воспринимала как вещи, которые могут причи­нить мне вред. Скажем, в моей семье.

06:50 Вирджиния: Хорошо. Давай задержимся на этом на минутку, потому что сейчас ты говоришь о чем-то другом. Ты говоришь о своей способности видеть те вещи, которые могут ока­заться вредными и которые ты могла бы устра­нить или обойти или каким-то еще образом спра­виться с ними. Это совсем другое дело, потому что это позволяет тебе получить в свое распоря­жение целый набор возможностей. Я не хочу… говоря об этом, я стремлюсь к возможности по­мочь людям ясно увидеть, что у них всегда есть выбор.

07:22 Линда: Угу.

07:23 Вирджиния: Итак, давай сделаем вот что… Кто это был, да­вай посмотрим, кто это был в твоей семье — отец? Мать? Или оба? И как?

07:31 Линда: Кто был для меня кем?

07:32 Вирджиния: Когда ты росла, кто был для тебя тем, от кого ты хотела себя защитить?

07:34 Линда: Мать.

07:35 Вирджиния: Ну ладно, хотя ты и не под­ходящего пола, встань здесь. Давайте выберем кого-нибудь еще. Не согласишься ли выйти сюда и сыграть роль матери?

07:42 Линда: Ох ты, во что это я себя втравила?

07:45 Вирджиния: Ну, я могу сказать тебе, что все люди, которым приходилось иметь со мной дело, говорили потом, что все закончилось просто чу­десно.

07:50 Линда: Хорошо.

07:51 Вирджиния: Итак, я хочу сказать тебе это, и я знаю, что это правда. Отлично, теперь у меня уже есть карти­на, но я бы хотела, чтобы ты сказала мне, как она возникла, что за картина ее заставляет тебя чувствовать свою уязвимость?

08:06 Линда: Я полагаю, мне следует обрисовать ее как мою мать?

08:08 Вирджиния: Да, совершенно верно. И дай ей…

08:10 Линда: Она… гм…

08:11 Вирджиния: Говори ей «ты». Это поможет.

08:12 Линда: Хорошо… Ты, ты… Ты не можешь перенести моей радости и поэтому постоянно унижаешь меня и придираешься ко мне.

08:21 Вирджиния: Хорошо, теперь скажи ей. Давай немного поговорим о том, как она к тебе придирается?

08:24 Линда: Ты слишком тощая!

08:26 Вирджиния: О-о, «слишком то­щая». Это чудесно. Да, это чудесно. Она сама полная?

(Фриц Перлз часто повторял, что «контакт — это умение ценить различия», вместо того чтобы считать их чем-то пло­хим. Спрашивая, не была ли ее мать полной, Вирджиния выявляет возможное различие между Линдой и ее матерью и поме­щает высказывание «Ты слишком тощая» в контекст этого различия [контекстный рефрейминг].)

08:30 Линда: Маленького роста.

08:31 Вирджиния: Маленького роста. Хорошо. Прекрасно. Ну, тогда я ее пони­маю.

08:34 Вирджиния: Прекрасно, а что еще она говорит?

08:37 Линда: Она имела обыкновение… Ты постоянно твердишь мне, что я говорю слишком громко и чтобы я ус­покоилась и сдерживала свой голос.

08:43 Вирджиния: Хорошо, хорошо. Прекрасно. Ты делаешь это. «Ты говоришь слишком громко и тебе следовало бы сдерживать свой голос». Что еще? «Ты слишком тощая; тебе следова­ло бы говорить потише». Она не говорит тебе этого но, тем не менее… «Сдерживай свой голос».

08:55 Линда: «Почему ты не развиваешь свой талант? Ты такая способная; ты никогда не работаешь над своим талантом».

08:58 Вирджиния: О каких талантах она говорит? Это то же, о чем думаешь ты сама?

09:00 Линда: Музыка.

09:01 Вирджиния: Прекрасно, ты не… Ты впустую тра­тишь свой талант, так?

09:03 Линда: Правильно.

09:04 Вирджиния: Ну хорошо. Что еще?

09:06 Линда: А этого недостаточно?

09:09 Вирджиния: Ну, раз уж мы начали эту тему, почему бы нам не составить по-настоящему большой список?

09:14 Линда: Хорошо. «Ты точь-в-точь, как твой отец».

09:16 Вирджиния: О, чу­десно. Это серьезная претензия. И что же не так с тво­им отцом, и в чем ты на него похожа?

09:20 Линда: Он ирландец.

09:21 Вирджиния: О-о, понимаю. Хм, так ты, значит, ирландка на­половину.

09:24 Линда: Точно.

09:25 Вирджиния: Получается, что говоря так, она могла только наполовину критиковать тебя, ведь вторая половина у тебя от нее. Ну, тем не менее до­пустим. Что там еще с твоим отцом?

09:32 Линда: Ох, он безответственный.

09:35 Вирджиния: Значит ли это, что он не дает ей денег, которые она просит, или он не дает ей советов, или что?

09:39 Линда: Они не разговаривают. Они не разговаривают.

09:41 Вирджиния: И сколько лет они уже не разговаривают?

09:43 Линда: Ну, мой отец уже умер, так что они действительно не разговаривают, но прежде — все­гда, сорок лет.

09:53 Вирджиния: Сейчас помолчи минутку, только одну минутку . Как, ты думаешь, они поженились? Будьте так добры, обнимите друг друга, пожалуй­ста. Я хотела бы, чтобы ты увидела, как они обнимают друг друга. Вам сейчас 16 и 14. Обни­митесь, пожалуйста. Могло быть так, когда они встретились, когда были очень молоды? Сколько им было лет?

10:04 Линда: Нет, они были старше. Тридцать, тридцать с небольшим.

10:07 Вирджиния: Прекрасно. Итак, им было слегка за тридцать, но ты знаешь, что тогда между ними происходило?

10:11 Линда: Обнимались ли они?

10:12 Вирджиния: Да.

10:13 Линда: Сомневаюсь в этом.

10:14 Вирджиния: Так, погоди минутку. Погоди минутку . Что, он или, может, ее мать обращались в брачные агентства, или как? Как это было?

10:23 Линда: Я думаю, у них было свидание вслепую.

10:26 Вирджиния: Ну, можно… множество людей ходят на свида­ния вслепую, и вы можете просто встретиться и тут же расстаться. Эти двое так не поступили

10:31 Линда: Я знаю.

10:32 Вирджиния: Так почему же?

10:34 Линда: Потому что она была одинока, а ему был нужен кто-то, чтобы заботиться о ней.

10:39 Вирджиния: Заботиться о ней?

10:40 Линда: М-м?

10:41 Вирджиния: Или о нем?

10:42 Линда: А-а, заботиться о нем.

10:43 Вирджиния (весело): Ну, это звучит как «два сапога пара». Хорошо. Угу (смотрит вниз и влево). Прекрасно, а как ты думаешь, они могли встречаться с кем-то еще? Он думал, что она оди­нока, но он мог встретить и кого-то еще, кто был бы так же одинок, и она тоже могла встретить другого человека и захотеть, чтобы он составил ей компанию. Ты не думаешь, что такое все же случалось? Что они встречались и с другими людьми? Был ли это единственный выбор, который они могли сделать?

11:12 Линда: Это непростой вопрос… Я думаю, что они встретились в подходящее время. Они оба были в возрасте и чувствовали, что им луч­ше предпринять что-то поскорее, потому что мо­жет стать слишком поздно.

11:23 Вирджиния: Скажи, ты действительно веришь в это?

11:24 Линда: Нет, не верю.

11:25 Вирджиния: Прекрасно, я тоже. Я тоже. Но это все, так сказать, «пиар». Да-да, по­тому что ты не могла видеть, что у них происходило тогда. Во что я могу поверить, так это в то, что оба они были довольно застенчивы, и я могу представить, что он рос в семье, где вынужден был заботиться об образовании остальных детей, или что-то еще раньше, может, его отец умер, я не знаю, что имен­но. Но они по каким-то причинам не могли всту­пить в брак раньше. И, таким образом, слияние их гонад, будучи, может, не совершенно очевид­ным, должно было, тем не менее, состояться.

11:52 Линда: Угу.

11:53 Вирджиния: И сколько раз они делали это? Сколько у них де­тей?

11:56 Линда: Трое.

11:57 Вирджиния: Трое. Что ж, это замечательно. Прекрасно. Итак, вот эти два человека, и когда ты смотрела на них, ты не смогла увидеть это

12:05 Вирджиния: Ты не смогла увидеть, что свело их вместе. Поскольку мне кажется, что оба они были испуганными детишками. (Вирджиния по­ворачивается к «материЛинды».) Хорошо, не мог­ла бы ты сложить руки вот так. (Вирджиния пока­зывает, как охватывает себя руками, и «мать» повторяет ее жест.) Да-да, напуганными до смер­ти. «Я не хочу чувствовать; я не хочу, я боюсь, что случится это или то». Что ты знаешь о том, как она (показывает на «мать Линды») росла?

12:23 Линда: Очень трудно.

12:24 Вирджиния: Что это были за трудности? Говори со мной.

12:28 Линда: М-м-м, отец, который был деспотичным и, вероятно, жестоким и…

12:33 Вирджиния: То есть ее часто наказывали.

12:36 Линда: Именно. Итальянские иммигранты, так что там было много чего в таком духе: «Ты должна вести себя так, чтобы люди не считали тебя не такой, как они, или странной», — и много такого, хм — ей не разрешали общаться с парнями или встре­чаться с мужчинами, так что это было очень труд­но. Если он видел ее просто на одной улице с мужчиной, ее наказывали и тому подобное.

12:53 Вирджиния: Он бил ее?

12:55 Линда: Ну-у, трудно сказать, но вполне вероятно.

12:58 Вирджиния: Понятно, хорошо.

12:59 Линда: Мы никогда не говорили об этом, так что я точно не знаю.

13:01 Вирджиния: Хорошо. А теперь, что ты чувствуешь, что ты чув­ствуешь  по поводу сказанного то­бой — о том, что пережила эта дама прежде, когда у нее еще и в мыслях не было, что она станет твоей матерью, когда она еще даже и о замуже­стве не думала?

13:13 Линда: Я ощутила к ней очень сильное сочувствие.

13:16 Вирджиния: Хорошо. А теперь мне хотелось бы знать, смо­жешь ли ты перевести это еще дальше — в при­знание. Позволь мне сказать, что я думаю. Она все еще пыта­ется.

13:25 Линда: Угу.

13:26 Вирджиния: Но что она говорит тебе? Она, в сущно­сти, говорит: «Тебе следует быть толстой, потому что если ты будешь толстой, ты, вероятно, бу­дешь здоровой». В то время так считали.

13:39 Вирджиния: О чем еще ты мне говорила?

13:41 Линда: У меня слишком громкий голос.

13:43. Вирджиния: А-а, «ты говоришь слишком громко». Прекрасно. Что ж, у меня такое ощущение, что громкий голос ассоциировался у нее с неприят­ностями.

13:53 Вирджиния: Кстати, я знаю еще кое-что. Тебе легче удава­лось наладить контакт в отношении твоего отца, чем твоей матери.

13:58 Вирджиния: Итак, она (жест в сторону «матери») смотрит на тебя, и она чувствует все утраченные части Это не твоя вина и не ее вина. Но эта женщина (отступает в сторону и делает жест в сторону «матери Линды») действительно никогда даже не чувствовала, что из­гоняет что-то из своей жизни. Правильно? Единственное, что действительно может помочь ей понять это — если ты поймешь это.

14:15 Вирджиния: Это не значит, что ты должна любить ее. Это не значит, что это очень приятно. Это не значит, что восхитительно слышать, как кто-то говорит, что ты слишком тощая.

14:23 Вирджиния: Кстати, я так понимаю, что она (делает жест в сторону «матери») еще жива?

14:24 Линда: Угу.

14:25 Вирджиния: В следующий раз, когда она скажет это, а она скажет, будь уверена, потому что ты уже скон­струировала систему, где она собирается сказать это, и ты это получишь, что бы ты ни делала. Так вот, когда она в следующий раз скажет это. (Вир­джиния поворачивается к «матери Линды») Не могла бы ты сказать, что она слишком тощая?

14:34 «Мать Линды»: Ты слишком тощая.

14:36 Вирджиния: Теперь (обращается к Линде) не могла бы ты по­дойти к ней (указывает на «мать») и поблагода­рить за то, что она уделяет тебе внимание.

14:40 Вирджиния: Возьми ее за руку и поблагодари за внимание к тебе, а затем скажи: «Ты зна­ешь, я давно хотела обсудить с тобой этот воп­рос. Я знаю, что ты часто говорила мне это, но теперь я хотела бы просто сказать тебе, как я воспринимаю свое тело». Но прежде поблагода­ри ее за внимание к тебе. А затем скажи, что хочешь поделиться с ней тем, как ты воспринимаешь свое тело, потому что мне кажется, она думает, что ты можешь умереть, если не будешь хорошо питаться.

14:59 Вирджиния: Знаете ли вы, как это бывает, когда попадаешь в замкнутый круг? Чтобы не ходить далеко, возьмем этот случай: «Я показываю свою любовь тем, что кормлю тебя». И если вы остаетесь худым, зна­чит, вы ее отвергаете.

15:09 Линда: Ну, моя мать итальянка. Это даст тебе некоторое представление о ней.

15:12 Вирджиния: Да, я знаю это, но не обязательно быть итальян­цем, чтобы делать это. У кого из вас матери, когда хотели проявить свою любовь, полагали, что сделают это, если хорошенько накормят вас? Давайте посмотрим? Да, конечно. А ты так дела­ешь?

15:23 Линда: Что? Да.

15:26 Вирджиния: Хорошо. Прекрасно, замечательно, может быть, ты можешь на этом остановиться. И ты будешь показывать свою любовь с помощью рук, а не с помощью еды, потому что таким путем этого не сделать. Но она думала именно так. Сейчас, когда ты благодаришь ее за это, что ты чувствуешь? Поблагодари ее за внимание к тебе. Благодари ее не за то, что она тебе говорит, а за то, что она проявляет внимание к тебе. Ты осознаешь это? Что ты чувствуешь?

15:46 Линда: Мне трудно сделать это.

15:48 Вирджиния: Я знаю — столько времени потратила. Позволь мне сказать, какой она тебе казалась. Не сделаешь ли пальцами вот так?  Да, правильно. И, по-твоему, она старалась сделать твою жизнь невыносимой. Верно?

15:59 Линда: Абсолютно!

16:00 Вирджиния: Хорошо. Итак, все, что ты видела, как бы сложи­лось вместе, и в той ситуации, в которой ты была, ты могла осознать это именно таким образом. Но на самом деле она не такая жуткая особа. Она просто кажется такой.  Правильно?

16:14 Линда: Да!

16:15 Вирджиния: Прекрасно, а теперь, что ты чувствуешь, прямо сейчас, когда смотришь на нее?

16:18 Линда: Она выглядит смешной!

16:20 Вирджиния (обращаясь к «матери Линды»). Прекрасно, а те­перь опусти руки. Что я прошу тебя сейчас сделать… Смотри, когда ты вы­шла сюда, ты сказала, что чувствуешь себя силь­ной, а затем ты почувствовала что-то вроде бес­силия. Можешь ли ты сказать мне, что?

16:31 Линда: Угу.

16:32 Вирджиния: Передо мной был нормальный чело­век, и все было в порядке. Когда ты почувствова­ла себя тем, что ты назвала «размазней»… Не могла бы ты (обращается к «матери») сделать… показать на нее пальцем (Вирджиния и «мать Лин­ды» обе наставляют на Линду указательные паль­цы) и сказать: «Ты слишком тощая, слишком громко разговариваешь и не занимаешься своей музыкой. Ты одаренная и талантливая. Я сижу тут и я это вижу, а ты ничем не занимаешься. Ты делаешь это мне назло. Ты знаешь, я хочу видеть тебя кон­цертирующей пианисткой, или как это там назы­вается, я не знаю, это неважно, поскольку ты по­нимаешь, о чем речь». Итак, скажи ей все это.

16:57 «Мать Линды» (все еще показывая на Линду пальцем): Ты слиш­ком тощая, и ты просто сидишь тут и ничего не делаешь со всеми твоими способностями, и это на самом деле упрек мне. Я просто хочу, чтобы ты была более сильной, и чтобы ты сдерживала свой голос и…

17:13 Линда: Пффф.

17:14 Вирджиния: Хорошо. Что ты делала, когда сделала так? Как ты приняла то, что она дала тебе? Теперь можешь опу­стить это (указательный палец).

17:27 Линда: Я почувствовала жжение в моем… вот здесь внутри себя и затем, насколько я могла слышать, это та же са­мая «пластинка», и тогда я начала… я почувствовала себя более подавлен­ной, и я почув­ствовала гнев, что я не смогла… я смущена тем, что вы говорите. Когда я смогу сказать ей: «Я не хочу больше этого слушать» и когда я смогу сказать (делает шаг в сто­рону «матери»): «Ах, спасибо, мамочка, что ты мне это говоришь и заботишься обо мне. Как чудесно, что ты обращаешь на это внимание». Когда?

17:48 Вирджиния: Да, это первый шаг. Это первый шаг.

17:56 Линда: Сказать ей, чтобы отстала?

17:58 Вирджиния: Нет.

17:59 Линда: Ох.

18:00 Вирджиния: Нет, не это будет первым шагом. Поблагодари ее за внимание к тебе.

18:03 Линда: Ох, благодарю.

18:15 Вирджиния: Да, это первый шаг. Что ты должна теперь сде­лать, чтобы поблагодарить ее за — делая этот первый шаг — поблагодарить ее за внимание к тебе?

18:17 Линда: Мне кажется, я должна… изменить мое восприятие и вместо того чтобы видеть в этом критику и способ по­мыкать мной, увидеть в этом ее способ выразить любовь ко мне.

18:32 Вирджиния: Ну, это может быть не совсем то, но, я думаю, что-то вроде того. Скажи, у тебя есть дети?

18:36 Линда: Нет.

18:37 Линда: У меня замечательный муж.

18:39 Вирджиния: Прекрасно, можешь ли ты найти здесь кого-ни­будь на его роль? Я хочу посмотреть, как ты себя с ним ведешь. Подойдет любой муж.

18:47 Линда (разглядывает аудиторию, затем показывает на одного из мужчин): Подойдет любой муж.

18:49 Вирджиния: Да, конечно же. Хорошо. А теперь расскажи мне, как ты его оцениваешь. («Муж Линды» выходит и становится напротив Линды.)

18:55 Линда: Он… как я оцениваю его?

18:56 Вирджиния: Да-да, именно.

18:57 Линда: Он замечательный, добрый и чуткий.

18:59 Вирджиния: Есть ли у него какие-нибудь недостатки?

19:01 Линда: Ну да.

19:02 Вирджиния: Хорошо, расскажи мне, какие именно.

19:03 Линда: Ну, иногда он немного размазня.

19:05 Вирджиния: Хорошо. Прекрасно.  Итак, «ты просто размазня» (Вирджиния на­ставляет указательный палец на «мужа Линды».) Давай сделаем вот что. Ну, я собираюсь немного преувеличить это. «Ты просто размазня».

19:10 Линда: Но я так не делаю.

19:11 Вирджиния: Я знаю.

19:11 Линда: Хорошо.

19:12 Вирджиния: Полагаю, ты так думаешь.

19:13 Линда: Ну нет, мы обсуждаем это. Хорошо. Ты просто размазня. Почему ты… почему ты не проявляешь твердость хотя бы время от времени, вместо того, чтобы всегда вынуждать меня говорить людям «нет»?

19:22 Вирджиния: Прекрасно. Теперь закрой глаза и просто позволь себе по­грузиться в то, что ты чувствуешь по поводу это­го чудесного суждения внутри себя, и что твоя мать тоже ощуща­ла.

19:30 Линда: Мне это не нравится.

19:31 Вирджиния: Сейчас я хочу, чтобы ты закрыла глаза и посмот­рела на свое суждение [связка].

19:35 Вирджиния: Это суждение — возможность для тебя увидеть, что суждения, которые делала ты, и суждения, которые делала твоя мать, были достаточно тя­желы для вас обеих. Ты заметила это?

19:45 Линда: Угу.

19:46 Вирджиния: Хорошо. Итак, суждения могут сделать человека свободным, а могут заключить его в тюрьму. Они также могут касаться того, что человек видит пе­ред собой, и направлять его. Так каких суждений ты хотела бы для себя?

19:58 Линда: Направляющие суждения.

20:00 Вирджиния: Прекрасно. Теперь открой глаза и подумай про себя: «Сейчас я имею внутри себя направляющее суждение». Хорошо?

20:05 Линда: Угу.

20:07 Вирджиния: Теперь, когда у тебя есть это направляющее суж­дение, как ты используешь это направляющее суж­дение, чтобы подать своему мужу — как позднее ты подашь своей матери — сигнал: «Я слышу тебя. Я слышу тебя, и позволь мне поделиться с тобой тем, что происходит со мной, когда это происходит». Это твое направ­ляющее суждение. Просто позволь словам вый­ти из твоего хорошенького ротика и посмотри, что произойдет.

20:34 Линда : Я…  Мне очень бы помогло… если бы иногда… ты проявлял боль­ше твердости и брал на себя обязанность гово­рить «нет» людям по телефону, потому что мне действительно трудно всегда самой исполнять эту роль.

20:47 Вирджиния: Хорошо. Теперь закрой глаза, и я хочу, чтобы ты спросила себя: возможно ли, чтобы ты когда-либо… делала нечто подобное?

20:58 Линда: Ты имеешь в виду, бывала ли я размазней?

21:00 Вирджиния: Ну, да.

21:01 Линда: Конечно.

21:02 Вирджиния: А на твоем языке?

21:03 Линда: Угу.

21:04 Вирджиния: Хорошо. А теперь подними свои чудес­ные глазки и просто посмотри на него и скажи: «Я знаю, что такое ощущать себя размазней, со мной тоже это бывает».

21:11 Линда: Угу.

21:13 Вирджиния: Прекрасно. Теперь вот что. Когда ты открыла, что ты и сама ощущаешь себя такой же размазней, ты кивала головой…

21:18 Линда: Угу. Верно.

21:19 Вирджиния: Хорошо. Одна из причин, по которым тебя это беспокоило — когда твой муж делал это, — было то, что ты при этом оказывалась в положении, в котором не хотела быть.

21:31 Линда: Постоянно.

21:32 Вирджиния: Ну, это способ, которым ты принимала это.

21:34 Линда: Хорошо.

21:35 Вирджиния: Хорошо. Нет никакой причины, почему ты долж­на принимать это, но ты это делала.

21:38 Линда: Согласна.

21:39 Вирджиния (отступив в сторону, так что Линда снова может видеть свою «мать», и продолжая правой рукой держать левую руку Линды, обращается к «мате­ри Линды»): Хорошо. Теперь подойди немного сюда, чуть-чуть. И (Линде) помнишь, как я спро­сила: «Можешь ли ты поблагодарить ее (жест в сторону «матери») за внимание к тебе»?

21:48 Линда: Угу.

21:49 Вирджиния: А ты ответила: «Я не хочу делать этого» . Скажи, что для тебя значило поблагодарить ее за внимание к тебе?

22:00 Линда: Я думаю, это значило, что, гм… если я благодар­на, что она… Давай так, это значило, что я почти собиралась защищать себя сильнее. Если бы я поблагодарила ее за то, что она заметила, что я очень худая, это открыло бы целый новый…

22:19 Вирджиния: Нет, это не то, что я сказала.

22:21 Линда: О-о.

22:22 Вирджиния: Это совершенно не то, что внимание ко мне.

22:24 Линда: Хорошо. Скажи, о чем идет речь.

22:27 Вирджиния: Я говорю: «Спасибо за твое внимание ко мне».

22:31 Линда: Угу!

22:33 Вирджиния: Разве не лучше, когда на тебя обращают внима­ние, неважно, каким образом?

22:38 Линда: Ух ты!

22:40 Вирджиния: Давай просто посмотрим, что с тобой происхо­дит. (Обращается к «матери Линды».) Не могла бы ты отойти немного назад. (Линде.) И просто скажи — позволь своему телу сказать  «Спасибо за твое внимание ко мне». Давай посмотрим, что про­исходит.

22:49 Линда: Спасибо за твое внимание ко мне.

22:51 Вирджиния: Хорошо. И это все, за что ты благодаришь.

22:54 Линда: Угу.

22:55 Вирджиния: Прекрасно. Какие внутренние ощущения это у тебя, вызвало?

22:57 Линда: Нечестность.

22:58 Вирджиния: Ах так. Что тут нечестного?

23:01 Линда: Поскольку мне надоело, что она оказывает мне внимание только путем кри­тики.

23:05 Вирджиния: Ты хочешь, чтобы тебя замечали по-другому, и я предлагаю тебе способ, как сде­лать это.

23:07 Линда: о нет. Я предпочла бы, чтобы меня вообще не замечали.

23:09 Вирджиния: Я знаю, но это было бы просто ужасно.

23:13 Вирджиния: Скажи мне, почему ты возражаешь против того, что здесь происходит?

23:17 Линда: Потому что я думаю, что моя мать замечает меня только в негативном смысле.

23:21 Вирджиния: Хорошо, хочешь ли ты изменить это?

23:23 Линда: Да!

23:24 Вирджиния: Прекрасно. Теперь…

23:25 Линда: Я думаю.

23:26 Вирджиния: Ты думаешь? Прекрасно. Теперь я хочу сделать из этого важный вывод, и давай посмотрим, что происходит.

23:31 Линда: Хорошо.

23:33 Вирджиния: Твоя мать на самом деле была убеждена, что ты никогда не заботилась о ней.

23:37 Линда: Гм.

23:38 Вирджиния: Я уверена. Я уверена, она думала, что ты гораз­до больше заботишься о своем отце.

23:40 Линда: Гм.

23:41 Вирджиния: Можешь ли ты отчетливо представить (взгляд вверх) или можешь каким-то образом понять, как именно женщина могла бы почувствовать, что кто-то из ее детей не заботится о ней?

23:47 Линда: Угу.

23:48 Вирджиния: Прекрасно. Тебе когда-нибудь приходилось чув­ствовать, что некий человек о тебе не заботит­ся? Что он больше заботится о ком-то другом?

23:53 Линда: О, определенно.

23:54 Вирджиния: Прекрасно. Так что ты знаешь, на что похоже это чувство.

23:56 Линда: Угу.

23:57 Вирджиния: И твоя мать, я думаю, испытывала такое же чувство. Теперь давай по­смотрим, что происходит. Твоя мать некоторым образом проявляла защитную реакцию по отно­шению к тебе. Можешь ли ты представить, в чем это могло проявляться?

24:09 Линда: Угу.

24:10 Вирджиния: Хорошо. Она хочет быть, она хочет быть значи­мым человеком для тебя. Посмотри, что она вы­бирает. Твой вес, твой голос, твои способности к музыке. Кстати, ты случайно не думаешь, что ты слишком худая?

24:26 Линда: Я думаю, что я слишком худая, но с этим я ничего не могу поделать.

24:29 Вирджиния: Но подожди минутку.

24:30 Линда: Что?

24:30 Вирджиния: Подожди минутку.

24:31 Линда: Хорошо.

24:31 Вирджиния: Прекрасно, тем самым, ты только что согласи­лась со своей матерью: «Спасибо. Мне тоже так кажется».

24:35 Линда: Я не скажу этого своей матери

24:37 Вирджиния: Хорошо, продолжай упрямиться. Это нор­мально. А теперь, что касается твоего голоса. Возможно, бывает, что ты говоришь слишком громко? Ты никогда не замечала этого за собой?

24:47 Линда: Да, конечно.

24:48 Вирджиния: Прекрасно, тем самым ты сказала: «Я тоже это замечаю». А теперь, об­ращала ли ты внимание, что ты не… ах да… не-реализуешь свои музыкальные способности?

24:59 Линда: Может быть, с ее точки зрения. Мне кажется, я вполне достаточно их использую.

25:03 Вирджиния: Хорошо. Итак, ты используешь свои музыкаль­ные способности, но она об этом не знает. Или, если она об этом знает, это не соответствует ее пред­ставлениям

25:10 Линда: Угу.

25:11 Вирджиния: Кстати, я заметила, что ты проявляешь очень силь­ное сопротивление мне. И это достаточно типично, поскольку это было бы, как если бы я… Смотри, это игра, в которую играют люди. И это печальная игра. И таким образом я превращаю моих родителей в демонов и ангелов.

25:25 Линда: Угу.

25:26 Вирджиния: И если бы кто-то из моих родителей действительно заботился обо мне, она должна была бы вести себя со мной не так (проводит рукой от «матери» к Линде и об­ратно), или он должен был бы.

25:35 Вирджиния: Теперь я хочу… я прошу тебя сделать нечто со­вершенно грандиозное, и моя просьба заключа­ется в уважении к тому факту, что она выросла так, как она выросла.

25:44 Линда: Угу.

25:45 Вирджиния: Она выросла, не имея никакого представления о том, что такое нежность. Она этого не узнала. У нее не было никого, кто сказал бы ей: «О, ты замеча­тельная». Вместо этого она слышала: «Для чего ты это делаешь?» (Вирджиния слегка уда­ряет по руке «матери». Линда кивает.) «Ты посто­янно не слушаешься». «Я выпорю тебя». «Ты надо думать, забеременеешь, стоит только от­вернуться». Я не знаю. Мне кажется, примерно это она и слышала. Так?

26:07 Линда: Угу.

26:08 Вирджиния: Сейчас… Я просто хочу, чтобы ты была в контак­те (изображает жестами дугу от Линды к ее «ма­тери») с теми чувствами — какими бы ни были эти чувства, — которые у тебя вызывает то, что ты находишься в кон­такте с ее внутренними ощущениями. Что это? Что происходит с тобой?

26:24 Линда: Я думаю, это… Я действительно боюсь почувствовать всю глубину ее боли.

26:29 Вирджиния: Хорошо. Я думаю, что это очень важно.

26:32 Линда: Угу.

26:33 Вирджиния: Это было так, и это было рядом с тобой все вре­мя. Твой отец не мог быть тому причиной, по­скольку этого было слишком много, боль была слишком сильна. Он тоже, тоже, как я думаю, де­лал все, что мог, чтобы облегчить ей жизнь. В дополнение к заботе о детях. Причем в то же время, поведение, которое было этим обусловлено, было отвергающим поведе­нием, но не потому, что она была нетерпимой. Хорошо. Но ты не могла этого знать.

26:46 Линда: Угу.

26:59 Линда: Угу.

27:00 Вирджиния: Когда ты была маленьким ребенком… Не можешь ли ты опуститься на колени, чтобы показать, ка­кой маленькой ты была? Хорошо. Итак, вот она выступает, с ее «образо­ванием». Твои волосы в беспорядке. Ты должна есть больше. Ты водишься не с теми людьми. Что еще там могло быть? Ну, это, собственно, неважно. Ты знаешь, что это было.

27:15 Вирджиния: Теперь появляется твой отец и он — без особой суеты — как бы переманивает тебя поближе к себе, и вы с ним общаетесь вне поля зрения твоей матери. Так это было?

27:29 Линда: О да, он был милым.

27:31 Вирджиния: Он был милым. Да. Хорошо. Тебе следует спро­сить себя: «Как это случилось, если он такой ми­лый, то как случилось, что она такая злобная?» Но это уже другой вопрос.

27:38 Вирджиния: Хорошо. Итак, в тот момент времени, когда ты была очень маленькой, смотрела на все глазами ребенка, ты действительно делала именно то, что было тебе необходимо, потому что никого не было рядом. Ты тогда еще не посетила этот семинар, знаешь ли. Твоя мать тоже этого не делала.

27:52 Вирджиния: Теперь ты выросла, и ты восприняла все эти уро­ки и в результате сказала… Ты не могла бы встать? Ты сказала в результате: «Моя мать не находила меня приемлемой. Она не находила меня достойной любви».

28:08 Вирджиния: «И за это я заставлю ее заплатить!» Месть — одна из вещей, кото­рые вырастают из этого. Многим ли из вас это знакомо? «Я заставлю тебя заплатить!» Хорошо. Я хотела бы… когда вы слышите такое, я бы не хотела, чтобы вы начали впадать в депрессию, но ты заключила, что если бы ты была… если бы у нее было хоть немного доброты, она нашла бы, что ты достойна любви. Хорошо. Итак, ты сейчас здесь, а что представ­ляет собой она в свои 70 лет?

28:38 Линда: 83.

28:39 Вирджиния: 83. Хорошо. Она все еще пытается найти возмож­ность стать значимым для тебя человеком. Я не стремлюсь заткнуть тебе рот. Я говорю, что это вроде как два ребенка в семье, они ссорятся и один хочет убить другого.  И один говорит: «Послушай, не имеет значения, что ты делаешь, я не собираюсь этого делать. Вот! Я первый убью тебя». И второй отвечает: «Ну, если не я убью тебя первый».

29:04 Вирджиния: Хорошо (смотрит вниз и влево). Что мы делаем? Мы говорим об уязвимости. И у тебя все еще сохраняется ощу­щение, что она тебя отвергала. Теперь, когда я спросила тебя: «Мо­жешь ли ты признать тот факт, что она уделяла тебе внимание?» — это было трудно. Я хочу, что­бы ты задала ей («матери») вопрос, а ты (обра­щается к «матери Линды») отвечай, когда она тебя спросит. «Ты когда-нибудь любила и ценила меня?» (Линде.) Спроси ее об этом.

29:29 Линда: Ты когда-нибудь любила и ценила меня?

29:31 «Мать Линды»: Да, но я не могла тебе об этом сказать

29:35 Вирджиния (обращается к «матери Линды»): Не только это. Ты мечтала, что она сможет стать тем, чем ты не смогла. Скажи ей об этом.

29:44 «Мать Линды»: Я хотела для тебя всего того, что я не имела или не могла добиться.

29:49 Вирджиния (Линде): Ты веришь в это?

29:50 Линда  (кивает):  Угу.

29:51 Вирджиния: Подойди ближе, только на один шаг ближе в то вре­мя как ты позволяешь себе поверить в это. И она делала то, что делает такое множество людей — ис­пользовала в качестве способа воспитания и обу­чения слова: «какая ты плохая» и «почему ты не другая?» И, я знаю, ты многое об этом знаешь. Итак, когда ты смотришь на нее сейчас, что ты чувствуешь?

30:11 Линда: О, я чувствую любовь.

30:14 Вирджиния: Хорошо.

30:15 Линда: И печаль.

30:16 Вирджиния: Хорошо. Теперь я просто хотела бы, чтобы ты побыла с этим какое-то время. Поскольку раз ты ощущаешь это чувство любви и печали, ты начинаешь чувствовать и что-то другое здесь.

30:26 Линда: Угу.

30:29 Вирджиния: Смотри, Линда, вот что несказанно огорчает меня, — какое множество людей не замечает любви, ко­торая есть в их жизни, потому что рядом с ними нет никого, кто помог бы им от­крыть ее.

30:44 Вирджиния: Когда мы еще являемся маленькими деть­ми, что бы мы ни делали, мы всегда делаем луч­шее из того, на что мы способны.

30:50 Вирджиния: У твоей матери, могу тебе сказать, даже за миллион лет не смогло бы когда-либо и мыс­ли возникнуть, что она каким-то образом тебя унижает. Она выросла во време­на невежества, она выросла в такие времена, когда чувствовала, что не может смотреть на себя как на нечто, имеющее ценность. И она следовала тому же старому паттерну «не де­лай этого».

31:13 Линда: Угу.

31:15 Вирджиния: Итак, сейчас… Где там твой муж? Можешь ли ты подойти и встать рядом со своей тещей? Хоро­шо. Что ты сказала о нем? «Он замечательный». Я хочу, чтобы ты посмотрела на него, и продол­жая думать, что он замечательный, вслух сказа­ла: «Я тоже замечательная». Посмотри, что с то­бой при этом произойдет.

31:30 Линда: Я тоже замечательная.

31:34 Вирджиния: Что ты при этом почувствовала?

31:36 Линда: Я почувствовала себя… замечательно.

31:38 Вирджиния: Хорошо. Теперь я хочу, чтобы ты посмотрела на свою мать и осознала, что если бы она знала то, что ты теперь знаешь, она могла бы сказать то же самое. И какие у тебя при этом ощу­щения?

31:52 Линда: Это… Это интересно. Я чувствую себя так, будто я должна была ска­зать что-то, что действительно хочу ей сказать. И мучительно и прекрас­но — это очень страшно.

32:06 Вирджиния: Да, она могла бы заплакать.

32:07 Линда: Потому что это могло бы освободить все ее эмоции, потому что я никогда, за всю свою жизнь не видела ее плачущей, ты знаешь — что-то вроде этого.

32:11 Вирджиния: И если она должна заплакать, не можешь ли ты принести сюда салфетки? Это почти единственное, что происходит, когда люди плачут — у них льют­ся слезы. Я ни­когда не видела, чтобы при этом рухнул дом. И если ты думаешь, что тут могут пролиться слезы, мне всегда казалось, что самым добрым, вежливым и полным заботы поступком в этом случае было бы принести салфетки.

32:29 Линда: Мне тоже.

32:30 Вирджиния: Прекрасно. Итак, сейчас, когда ты смотришь на нее и можешь установить с ней контакт и пого­ворить с ней о вещах, которые кажутся тебе му­чительными и прекрасными, какие чувства это у тебя вызывает?

32:44 Линда: Очень страшно.

32:46 Вирджиния: Хорошо. Прекрасно. Когда ты думаешь о страхе, какая картина перед тобой возникает? Страх. Что за картину ты видишь, что тебе страшно?

33:00 Линда: Только… Я не вижу картины, я просто… У меня такое чувство, что… просто, наконец, стать ближе к кому-то.

33:10 Вирджиния: Хорошо.

33:10 Линда: Эта уязвимость или это соприкосновение, или то, что я вижу, как моя мать делает что-то, чего я никогда раньше не виде­ла, — выражает другие эмоции помимо гнева.

33:18 Вирджиния: Хорошо. Прекрасно.

33:19 Линда: Это просто страшно.

33:20 Вирджиния: Хорошо. Это потому что это новое.

33:24 Линда: Да, в наших отношениях.

33:26 Вирджиния: Хорошо. Скажи, насколько — в данный момент времени — велики шансы, что ты сможешь рискнуть и познакомить­ся с чем-то новым, чего ты никогда раньше не видела?

33:38 Линда: Я задавала себе этот вопрос много раз, но только в отношении моей матери.

33:42 Вирджиния: Хорошо, давай взглянем на тебя, поскольку это на самом деле должно происходить с тобой.

33:47 Линда: Я делаю… Я чувствую, что делаю это…

33:49 Вирджиния: Посмотри на нее сейчас.

33:50 Линда: …В отношениях с другими людьми. Я чувствую, будто я работаю над моими отношениями с ма­терью в отношениях с другими людьми.

33:56 Вирджиния: Это не будет тем же самым. Все дру­гие люди — это не твоя мать. Вот твоя мать.

34:05 Вирджиния: Ты знаешь, о чем я вдруг подумала? Ты не лю­бишь проигрывать. И ты дума­ешь, что если ты начнешь говорить со своей ма­терью таким образом, она победит. Это очень сильное чувство, я думаю. Есть в этих словах не­кий смысл?

34:19 Линда: Нет, у меня нет… я не чувствую этого.

34:24 Вирджиния: Что ты чувствуешь?

34:31 Линда: Я думаю, я боюсь прекратить играть в прятки со своей матерью.

34:35 Вирджиния: Хорошо. Не могла бы ты начать… давайте разыг­раем небольшую сценку и просто посмотрим, что происходит. Что я сейчас делаю, это, я надеюсь, то, что Линда так прекрасно позволяет себе де­лать, — содержание может причинить боль, но процесс… Мы все, так или ина­че, носим такие вещи в себе. И процесс разре­шения себе перейти к другому образу действий — это то, что сейчас здесь происходит. Вспомни, с чем ты пришла. Ты при­шла со словами: «Я иногда чувствую себя силь­ной, и я иногда чувствую себя размазней». Что я сказала — это что ощущение «размазни» прихо­дит, когда ты чувствуешь бессилие.

35:11 Линда: Угу.

35:12 Вирджиния: И к какому выводу я пришла относительно твоей матери — бессилие приходит, потому что ты ни­когда по-настоящему не чувствовала, что она тебя ценит.

35:17 Линда: Угу.

35:18 Вирджиния: Вот что я получила. Это так?

35:20 Линда: Да. Это, может быть, чрезмерное упрощение, в том смысле, что…

35:24 Вирджиния: Да что угодно.

35:26 Линда: Хорошо.

35:27 Вирджиния: Просто что-то вроде твоей установки. Ты это тоже сознаешь?

35:30 Вирджиния: Я имею в виду чувство, что она собирается испариться, или — я не знаю — ты собираешься испа­риться. Хорошо.

35:35 Линда: Угу.

35:36 Вирджиния: Потому что это принадлежит времени, когда ты была очень мала, и у тебя не было способов взгля­нуть на вещи. Тоскующая часть тебя…

35:52 Вирджиния: Приведи свою самооценку. Давай посмотрим, о чем плачет твоя самооценка. Давай дадим шанс кому-нибудь еще, а то она уже «самооценена». Посмотри вокруг и выбери кого-нибудь. Хо­рошо. Можно любого, мужчину, женщину, все рав­но.

36:10 Линда: М-м, не хочешь ли быть моей самооценкой?

36:19 Вирджиния (обращается к «самооценке Линды»): Можешь ли ты присесть здесь, пониже. И я… песня, которую я услышала от нее, когда ты го­ворила, это: «Я хочу, чтобы все меня любили и ценили». Это верно или неверно?

36:35 Линда: Это верно.

36:36 Вирджиния (обращаясь к «самооценкеЛинды»): Не могла бы ты просто начать повторять, может быть тонень­ко, но очень легко: «Я хочу, чтобы все меня лю­били и ценили».

36:42 «Самооценка Линды»: Я хочу, чтобы все меня любили и ценили.

36:45 Вирджиния: Теперь есть часть тебя, ко­торая говорит: «Будь осторожна. Ты должна быть осторожна, сближаясь с теми, кто будет любить и ценить тебя». Разве это не так?

36:52 Линда: Угу.

36:53 Вирджиния: Прекрасно. Теперь, не могла бы ты позволить себе на минутку осознать, что тебе необходимо соблю­дать осторожность, но что тебе нет необходимо­сти держать свою осторожность перед собой. Ты можешь держать ее рядом с собой.

37:08 Вирджиния: И что ты можешь переместиться внутри себя в другое место, где ты знаешь что-то об этой даме (Вирд­жиния указывает на «мать Линды»), как о челове­ческом существе — что ее обращение с тобой имеет очень мало общего с тем, что она есть. Ты знаешь это.

37:23 Линда: Угу.

37:24 Вирджиния: Я думаю, какая-то часть тебя знает это.

37:25 Линда: Угу.

37:26 Вирджиния: Но травмы, которые наносили в течение стольких лет… Ты хочешь увидеть сияние в ее глазах. И ты все еще пре­доставляешь ей самой сделать все это. Это было бы чудесно.

37:37 Вирджиния: Но что если ты сама начнешь процесс, о котором она ничего не знает? Как насчет того, что это ты была тем ребенком, который теперь вырос и спо­собен управляться с чем-то новым, поскольку ты получила много новых знаний? Твоей матери здесь нет.

37:52 Линда: Угу.

37:53 Вирджиния: И она не сможет узнать, как это сделать. Не можешь ли ты по­казать ей путь?

37:58 Линда: Я хотела бы.

37:59 Вирджиния: Посмотри на нее и позволь этому стать частью того, с чем ты находишься сейчас в контакте. И знай, что показывая путь, ты, возможно, начнешь получать что-то в ответ для этой маленькой самооценки, которая говорит: «Я хочу, чтобы все меня любили и цени­ли». Что ты при этом чувствуешь?

38:20 Линда: Я хочу. Я искала… способ.

38:25 Вирджиния: Хорошо. Теперь я хочу, чтобы ты сейчас сделала вот что, и посмотри, как это звучит

38:28 Вирджиния: «Спасибо за то, что уделяла мне внимание. И есть несколько моментов, которые связаны с твоим способом выказывать мне внимание и которыми я хотела бы поделиться с тобой, потому что они мне не подходят». И подойди к ней и возьми ее за руку, когда будешь благодарить. (Вирджиния тянется, чтобы взять «мать Линды» за руку.) По­скольку это то, в чем она нуждается. А действие, которое ты хочешь осуществить, это поделиться с ней тем, насколько ты отличаешься от ее ожиданий по поводу тебя. Так что ты можешь сказать: «Ты знаешь, меня тоже беспокоит мой вес. Кажется, я никак не могу поправиться», или «Я иногда беспокоюсь, что говорю слишком громко. Музыка — это другое дело, потому что я отношусь к ней иначе».

39:00 Вирджиния: Можешь ли ты представить, что делаешь это?

39:03 Линда: Угу.

39:04 Вирджиния: Сейчас. Давай посмот­рим, что происходит, когда ты пропускаешь это через свою гортань.

39:10 Линда: Мамочка, я дей­ствительно признательна… тебе… за внимание ко мне, но мне надо сказать тебе пару вещей обо мне.

39:18 Вирджиния: Не могла бы ты убрать «но», и пусть это будет само по себе завершенное предложение.

39:22 Линда: Хорошо. Мамочка, я действительно признательна… тебе за внима­ние ко мне. Вопрос с моим весом поднимался 9483 раза… Нет, я веду себя по-детски Воп­рос с моим весом поднимался столько раз, и мне надо тебе сказать, что я чувствую себя живой и здоровой. Я не больна. Ты знаешь… ты знаешь, как я живу. Я ем здоровую пищу. Я постоянно за­нимаюсь, и я вижу, что ты беспокоишься обо мне, и я просто хочу тебя попросить больше не вол­новаться, потому что я действительно здорова.

40:00 Вирджиния: Прекрасно, а теперь просто остановись на мину­ту и войди в контакт с тем, что ты чувствуешь, когда делишься этой тонкой и правдивой частью самой себя со своей матерью, признавая при этом также ее присутствие. Что ты чувствуешь при этом?

40:16 Линда: Я чувствую… это что-то шизофреническое. Одна часть меня чувствует, что это действительно чу­десно, а другая часть собирается сделать что-то вроде, при мысли, что она придет и скажет: «Но ты выглядишь ужасно. Ты жутко тощая, и, ты знаешь, у тебя никогда не будет друзей, если ты будешь такой тощей».

40:31 Вирджиния: Хорошо. Прекрасно, тогда мы на этом сейчас ос­тановимся. И я хотела бы начать работать над этим после обеда, потому что это еще одна замечательная часть. Ты готова продолжать?

40:40 Линда: Да.

40:41 Вирджиния: Прекрасно. Итак, давайте остановимся прямо сейчас и затем продолжим после обеда. Хоро­шо?

40:46 Линда: Хорошо.

40:47 Вирджиния: Спасибо. Лин­да, Линда, вернись.

(Перерыв на обед)

40:50 Вирджиния: Линда, не хочешь ли вернуться сюда? Видите ли, есть пара вещей в том, что я делала сегодня утром… Привет, моя дорогая.

40:57 Линда: Привет.

40:58 Вирджиния: …И дело в том, что я не хотела бы никого эксплу­атировать. Я не хочу бросать никого в подвешен­ном состоянии. Когда мы что-то на­чинаем, процесс изменения — это одна из тех вещей, через которые нам нужно пройти. И мень­ше всего на свете я хотела бы тебе внушить — возвращаясь к сегодняшнему утру, — что ты долж­на делать что бы то ни было по-другому. Но если что-то поменялось, или у тебя возникла какая-то потребность, или ты захотела от чего-то избавиться, или открыть какие-то но­вые перспективы, то могли произойти некоторые вещи. Итак, я хотела бы знать, что именно слу­чилось с тобой… после того, как мы… как ты по­кинула эту сцену

41:33 Линда: Я почувствовала… я чувствую… незавершенность. Хм… у меня множество стра­хов по поводу того, чему я пытаюсь дать выход или превратить в любовь или как ты хочешь это назвать. Я чувствую себя ошеломленной, во-первых, во-вто­рых, я чувствую усталость, а еще, в-третьих, у меня просто поджилки трясутся, но я действительно хочу закончить это.

42:01 Вирджиния: Хорошо. Скажи, в твоем сознании есть образ того, что значит «закончить»? Когда ты закончишь, как ты узнаешь об этом? Кстати, не могла бы «мать Линды» выйти сюда и встать рядом со мной? Где она? Так, она здесь. Просто встань рядом со мной, вместе с (обращается к Линде) твоим «отцом». (Обращается к «матери Линды».) Найди своего мужа. Просто встаньте рядом со мной, пока ты (обращается к Линде) рассказываешь мне, как это будет выглядеть, когда мы закончим. Это вопрос, кото­рый зададут многие люди.

42:24 Линда: Я рассматриваю это в терминах уровней. Я думаю, какая-то степень ясности.

42:30 Вирджиния: Ясность в отношении чего?

42:33 Линда: В отношении того, что я могу сделать… чтобы… переключиться на другую манеру общения со сво­ей матерью.

42:44 Вирджиния: Ты хочешь это сделать?

42:45 Линда: Я думаю, да.

42:46 Вирджиния: Прекрасно. Загляни в себя и проверь, нет ли у тебя каких-то возражений против того, что ты только что сказала — любые возражения вооб­ще.

42:57 Линда: Ну, возражения проистекают опять-таки из страха, что…

43:02 Вирджиния: Прекрасно, можешь ли ты описать мне картину страха, твою картину страха? Давай посмотрим, что мы можем с этим сделать.

43:08 Линда: Хорошо. Моя картина страха, это… хм… настолько открытая коммуникация с моей матерью, что или она, или я — мы обе — можем сказать друг другу вещи, которые могут оказаться очень… тяжелы­ми. Иногда мне кажется, что я боюсь, что если бы я действительно начала общаться с моей ма­терью, плотина прорвалась бы, и я сказала бы все, что я когда-либо хотела ей сказать, и что причинило бы боль.

43:37 Вирджиния: Хорошо. Думаю, я получила представление о том, что ты хотела мне сказать. Что отыскивая способ заново установить контакт со своей матерью, ты боишься — и, возможно, обосно­ванно, — что ты сделаешь только хуже.

43:56 Линда: Угу.

43:57 Вирджиния: Прекрасно. А сейчас, осознаешь ли ты, что на самом деле ты хочешь сказать это не своей ма­тери, ты хочешь сказать это собственному обра­зу своей матери?

44:05 Линда: Умом я понимаю это. Я, кажется, не могу этого вынести.

44:11 Вирджиния: Хорошо. Тогда мы можем не делать этого сегод­ня. Мы можем не делать этого сегодня. Поскольку одна из твоих черт, как я успела понять, — это что ты обладаешь высокоразвитой способностью упи­раться на тех или иных вещах. Иногда это ошибочно трактуется, как…

44:23 Линда: Это называется упрямством.

44:25 Вирджиния: Да. Ну, пусть так, да. Я не сказала этого, это было…

44:27 Линда: это было очень мило, Вирджиния.

44:31 Вирджиния: И здесь у нас длинная история с этим — с твоим беспокойством, и что ты хотела бы сделать мень­ше всего — это еще усилить свою изоляцию от матери. (

44:39 Линда: Угу.

44:40 Вирджиния: Вот что у меня получается. Хорошо. Сейчас я со­бираюсь сказать тебе кое-что, от моей головы — твоей голове, и я не знаю, согласишься ты со мной или нет, и это нормально. 44:49 Вирджиния: Я собираюсь попросить, чтобы эта подушка представляла весь твой инфантильный гнев прямо здесь

45:00 Вирджиния: И я хочу, чтобы ты рассказала этой подушке все те вещи, которые ты хотела сказать особе, которая стоит там, но на самом деле это здесь. И я хочу, чтобы ты посмотрела, что произойдет, когда ты начнешь говорить это. Мне это не причинит вреда, но… так же как и этой подушке.

45:16 Линда: Это получается плакаться перед 8 миллионами людей

45:19 Вирджиния: Восемь миллионов? Ты не очень хорошо считаешь.

45:21Линда: Хелен продаст множество записей.

45:24 Вирджиния: Ну, она может это не записывать. Это тебя разо­чарует?

45:27 Линда: Ох, может быть.

45:28 Вирджиния: Прекрасно. Смотри, как это может быть в общем виде — в общем, Линда…

45:43 Линда: Ага.

45:35 Вирджиния: …То, что мы получаем как дети, мы переносим во взрослую жизнь, без того, чтобы интегриро­вать это.

45:41 Линда: Верно.

45:42 Вирджиния: И я не могу подумать о чем-то, что могло бы быть более целительным для человека…

45:47 Линда: Угу.

45:48 Вирджиния: …Как на уровне «я знаю об этом», так и на этом другом замечательном уровне, потому что твоя забота настолько удалена от тебя, что на самом деле ты знаешь, что в насто­ящий момент почти ничего не можешь сделать со своей матерью.

46:00 Линда: Угу.

46:01 Вирджиния: На самом деле ты, вероятно, понимаешь, что если бы ты сказала все это своей матери, она могла бы ответить: «Я этого не помню».

46:08 Линда: Угу.

46:09 Вирджиния: Можешь ли ты представить, что это так?

46:10 Линда: Угу.

46:11 Вирджиния: Так что на самом деле мы мимоходом оскорбля­ем кого-то, но иногда каким-то образом это за­стревает у нас в горле, и иногда освобождение — это освобождение отсюда Итак, что ты сказала бы… здесь есть образ твоей матери, что ты ей сказала бы?

46:29 Линда: Хм, я хочу сказать ей, что…

46:33 Вирджиния: Говори ей «ты».

46:43 Линда: Хорошо. Что ты действительно мучила меня, ты не могла сказать… ни разу не сказала мне, что любишь меня, никог­да… не нянчила меня, не укладывала спать, не купала меня. Самых простых вещей, которые де­лают все матери, ты избегала просто потому что ты не была… ты не умела быть близкой.

47:10 Вирджиния: Хорошо. Теперь я хочу, чтобы ты закрыла глаза, и я собираюсь взять тебя за руку, и я собираюсь представить тебя в возрасте 10 дней. Кто тебя купал?

47:17 Линда: Никто.

47:18 Вирджиния: Никто? Ты оставалась грязной?

47:19 Линда: Угу.

47:20 Вирджиния: Я в это не верю. А ты в это ве­ришь?

47:22 Линда: Верю.

47:23 Вирджиния: Какой же грязной ты была, когда помылась в пер­вый раз! Лет в 6, наверное? 47:27 Линда: Ох! Может быть, кто-то меня и мыл. Может быть, она купала меня, когда мне было десять дней от роду.

47:31 Вирджиния: Прекрасно. Сейчас я хочу, чтобы ты не открыва­ла глаза.

47:34 Линда: Хорошо.

47:35 Вирджиния: И теперь я хочу, чтобы ты всмотрелась в себя и (с сомнением) проверила, неужели ты действитель­но веришь, что… что тебя никто ни разу не иску­пал с тех пор, как тебе исполнилось десять дней.

47:56 Линда (после паузы, длившейся 11 секунд). Возможно.

47:57 Вирджиния: Возможно.

47:58 Линда: Угу.

47:59 Вирджиния: Возможно что?

48:01 Линда: Что меня никто не купал с тех пор, как мне было 10 дней.

48:03 Вирджиния: То есть я — к полному моему изумлению — имею дело с проказой. Ты об этом говоришь? О том, что твоя мать не могла прикасаться к тебе, потому что у тебя была проказа или что-то в этом роде?

48:14 Линда: Нет, дело не во мне, дело в ней.

48:17 Вирджиния: Это у нее была проказа?

48:18 Линда: Нет, она не могла ко мне прикасаться.

48:20 Вирджиния: Почему?

48:21 Линда: Потому что она боялась меня.

48:22 Вирджиния: Сколько тебе было лет и насколько большой ты была?

48:25 Линда: Я была чудесной маленькой девочкой.

48:28 Вирджиния: «Чудесная маленькая девочка». С чего ты это взяла?

48:30 Линда: Я знаю это.

48:32 Вирджиния: Прекрасно. Сейчас я хочу, чтобы ты по­смотрела на меня и позволила себе увидеть эту чудесную часть, и что ты — эта чудесная малень­кая девочка. Твоя мать также это знала. Твоя мать также это знала. Ты знаешь, что она знала?

48:44 Линда: Я знаю, что она знала; я знаю, что она никогда не показывала этого.

48:48 Вирджиния: О, хорошо. И как долго ты собираешься изводить себя и внушать себе дурные чувства в отноше­нии кого-то, кто имел это внутри, но не мог вы­пустить наружу? Как долго ты собираешься де­лать это с собой?

49:00 Линда: Я… я ищу, я хотела бы… прекратить это… прямо сейчас… если смогу.

49:06 Вирджиния: Есть ли какая-то часть тебя, которая не до конца верит, что твоя мать была очень-очень привяза­на к тебе и очень сильно заботилась о тебе? Фактически, она была настолько вниматель­на и так сильно заботилась, что почти придиралась к тебе? Есть еще какие-то вопросы…

49:21 Линда: Не почти, Вирджиния.

49:23 Вирджиния: Она действительно придиралась к тебе. Отлично, тогда я усилю мысль, что она придиралась к тебе. Она заботилась о тебе так сильно, что придира­лась к тебе.

49:28 Линда: Угу.

49:29 Вирджиния: Хорошо. Теперь ты знаешь, что это правда?

49:34 Линда: Думаю, что знаю.

49:36 Вирджиния: Прекрасно. Всмотрись в себя и проверь, есть ли какие-то возражения, дорогая… Есть ли какая-то часть твоего тела, которая думает, что есть возражения против того, что ты говоришь.

49:50 Линда: Есть что-то…, что-то есть, но я не знаю, что это.

49:56 Вирджиния: Как ты это ощущаешь? Твоя маленькая самооценка… не можешь ли ты вернуться сюда? Ты нужна нам.

50:02 Линда: Я чувствую себя, будто… чувство, которое было у меня всю мою жизнь, что… часть ее любила меня, помимо рассудка, а часть ее хотела меня разру­шить.

50:17 Вирджиния: Прекрасно. Давай возьмем их — обе части. «Она любила тебя помимо рассудка».

50:20 Линда: Верно.

50:21 Вирджиния: Какая часть ее была этой частью?

50:26 Линда: Я думаю, ее сердце и материнское чувство… что-то очень глубокое.

50:31 Вирджиния: Выбери, пожалуйста, здесь сердце своей мате­ри — кого-нибудь из присутствующих.

50:43 Линда: Брюс.

50:46 Вирджиния: Отлично, вот сердце твоей матери.

50:48 Линда: Можно ли в это поверить!

50:50 Вирджиния: Да, у нее просто чудесное сердце.

50:51 Линда: О да.

50:52 Вирджиния: Прекрасно, просто стой здесь. Теперь какая часть тебя, как ты думаешь, была той, которая стремилась тебя разрушить?

51:00 Линда: Какая часть ее?

51:02 Вирджиния: Угу.

51:06 Линда: Ее… ее воспитание.

51:10 Вирджиния: Можешь ли ты выбрать здесь ее воспитание? И пусть его олицетворяют ее отец и мать. У нее были братья или сестры?

51:18 Линда: Семеро.

51:20 Вирджиния: Семь братьев и сестер? Прекрасно, найди мать, отца и семь братьев и сестер, и мы расставим их где-нибудь здесь.

51:24 Линда: Хорошо.

51:28 Вирджиния: На самом деле мы спустимся сюда. Пусть все части спуска­ются сюда.

51:33 Линда: Марси, ты можешь быть «матерью моей матери».

51:35 Вирджиния: То есть твоей бабушкой, если не возражаешь. Лад­но, Марси — «мать твоей матери». Хорошо. Не приведешь ли ты сюда своего «отца»?

51:40 Линда: Можешь ты подойти сюда и быть моим «дедом»?

51:46 Вирджиния: Хорошо. Не станешь ли вот здесь, справа, да, вот с этой стороны.

51:50 Линда: Я думаю, один из ее братьев умер.

51:52 Вирджиния: Неважно, все равно осталось его влияние.

51:54 Линда: Не можешь ли подойти сюда… просто все подойдите, пожалуйста, сюда.

51:56 Вирджиния: Они все… не могли бы они… Давайте не будем иг­рать в смену пола, если можно.

52:01 Линда: Хорошо. Ты имеешь в виду, сделать, как было на самом деле?

52:04 Вирджиния: Да. Это я и имела в виду.

52:08 Линда: Три сестры.

52:10 Вирджиния: И четыре брата? Или три брата?

52:13 Линда: И три брата.

52:14 Вирджиния: Потому что ты — одна из них. Не выберешь ли заместителя для самой себя? Нет, подожди, это же не ты. Конечно, нет. Это место для другого человека.

52:19 Линда: Моя «мать» уже здесь.

52:20 Вирджиния: Твоя «мать» уже здесь, так что с ней мы опреде­лились.

52:22 Линда: Нам нужно трое мужчин.

52:24 Вирджиния: Трое мужчин, так, хорошо, мы хотим найти кого-то… вот один.

52:27 Линда: Один и… Вы двое, не хотите ли подойти и…

52:28 Вирджиния: Двое из тех, сзади, напротив стены. Думаю, так, подойдите сюда.

52:31 Линда: Так, вам надо уйти? Хорошо.

52:33 Вирджиния: Ну, мы не собираемся это затягивать, но сколь­ко… как долго вы собираетесь еще пробыть здесь? Давайте посмотрим, можем ли мы это устроить. Прекрасно, спасибо. Ты собираешься здесь ос­таваться? О, один есть прямо здесь.

52:44Линда: Ода, подойди, пожалуйста.

52:46 Вирджиния: Их немного, но они есть.

52:47 «Сердце матери»: А это нормально, что я — материнское сердце?

52:50 Вирджиния: Да, конечно, все в порядке. Между прочим, сер­дце пола не имеет. Нет такой вещи, как сердце женщины и сердце мужчины. Сердце — это сердце. Отлично. Так, теперь, вот твоя мать.

53:02 Линда: Верно.

53:03 Вирджиния: А то, что ты назвала частью, которая хочет тебя разрушить, представлено этими людьми.

53:08 Линда: Угу.

53:10 Вирджиния: Хорошо. Теперь, когда ты говоришь, а то, что ты говоришь, — это заключение, что она (мать) свя­зана — однако она связана с этим — с тем, что происходило здесь (в ее семье), и что повлияло на то, как ее сердце говорило с тобой — вот, что ты говоришь мне. Эта так или нет?

53:26 Линда: Я немного отключилась, не можешь ли ты повто­рить это снова?

53:28 Вирджиния: Да. Я положу это на пол, потому что мы вернемся к ней потом. Возьми меня за руки.

53:33 Линда: Хорошо.

53:34 Вирджиния: Вот что ты сказала, и то, что ты сказала, было, по моему мнению, просто блестяще. Ты знала сердце своей матери. Она не могла выразить то, что было в ее сердце, по причине, как ты сказа­ла, полученного ею воспитания.

53:44 Линда: Угу.

53:45 Вирджиния: В ее воспитании участвовали все эти люди.

53:48 Линда: Угу

53:50 Вирджиния: Хорошо. То, что я хочу сейчас сделать, связано с тем, что известно тебе. Ты не могла бы… где твои «бабушка» и «дедушка»? Замечательно. Не можешь ли ты расположить их так, чтобы было видно, где была она? Ты можешь сделать это? Поставь их.

54:05 Линда («бабушке»): Ты должна распластаться на полу…

54:08 «Бабушка Линды» (смеется): Распластаться на полу?

54:10 Линда: С кучей равиоли вокруг (смеется).

54:12 Вирджиния: Распластаться на полу. Может, она сделает еще больше, если уткнется носом в пол? (Линда по­казывает, как ее «бабушка» должна спрятать го­лову, прикрыв ее согнутыми руками.) Верно, вер­но. Замечательно. Этот жест ты (Линде) здесь использовала, помнишь? [40:16] Ложись на пол.

54:22 Линда (обращается к своему «деду» и показывает, что нужно делать): Ты должен сделать вот так, как будто собираешься ее ударить.

54:25 Вирджиния: Хорошо. (Обращается к «сердцу матери».) Теперь я хочу, чтобы ты сделал вот что — сел здесь, чуть ближе (вне сцены), прямо здесь, готово. (Обра­щаясь к «деду», который, положил руку на голову «бабушки».) Нет, не делай так. Это слишком не­жно. Ты готовишься — пока он занят — правиль­но, как будто удар, хорошо? Так, пока они гото­вятся, кто родился первым?

54:38 Линда (показывая на одну из участниц): Вот она.

54:41 Вирджиния: Отлично, можешь поставить ее, придать позу, что­бы отобразить отношения с ними?

54:46 Линда: Ну, ты должна стоять рядом с ним («дедом»), как-то примерно вот так.

54:52 Вирджиния: Рядом с ним, как будто он — ее щит?

54:56 Линда: Нет. Нет, ты… он заставлял ее делать множество разных вещей с самого раннего возраста — все очень интеллектуальные вещи.

55:04 Вирджиния: Хорошо. Итак, она садится там и…

55:06 Линда: Ты боишься его.

55:08 Вирджиния: Она садится на пол там, рядом с ним…

55:10 Линда: Ну да.

55:11 Вирджиния: …И просит и умоляет, сидя на полу. (Обращаясь к первой «сестре».) Ты идешь и садишься на пол. Немного сюда, вперед, сжимаешься перед ним. Хорошо. Теперь следующий.

55:19 Линда: Моя мать.

55:20 Вирджиния: Прекрасно, итак, теперь идешь ты. Ты — вторая. Она — первый второй ребенок?

55:24 Линда: Верно.

55:25 Вирджиния: Куда ты ее поместишь?

55:27 Линда: Ты должна перейти на ту сторону, занять примерно такую же позицию, как она [первая «сестра»] и драить пол.

55:33 Вирджиния: Хорошо. Теперь следующий.

55:35 Линда: Ох, ты, я даже не уверена. Я думаю, это был брат.

55:38 Вирджиния: Ну?

55:39 Линда: И я не уверена, кого выбрать. Разве это так важно?

55:42 Вирджиния: (обращается к «брату»): Хорошо, просто слоняй­ся тут и постарайся выглядеть совершенной раз­мазней (смеется). Что он предположительно должен делать?

55:44 Линда: Слоняться вокруг и выглядеть размазней.

55:48 Вирджиния: Размазней. Прекрасно, теперь, когда ты это ска­зала, я, кажется, понимаю, что ты имеешь в виду это.

55:49 Линда: Нуда, за исключением того, что ты мужчина, так что не так сильно съеживаешься, ты просто си­дишь с отсутствующим видом, вроде как дере­вянный.

55:51 Вирджиния: Хорошо. Прекрасно. Хорошо.

55:55 Линда: Остальные братья делают примерно то же самое.

56:01 Вирджиния: Хорошо, просто присядьте там. И что, они все смотрят на него, как будто он — «великий паша» в этой группе?

56:03 Линда: Верно.

56:05 Вирджиния: Отлично, итак, устраивайтесь перед ним и поста­райтесь выглядеть должным образом испуганны­ми. Склоните голову в сторону вашего «отца». Так, а что с этими двумя?

56:11 Линда: Вам надо… просто будьте… стойте от него так далеко, как можете, но не настолько далеко, что­бы он рассердился, что вы слишком далеко от него. И постарайтесь выглядеть очень робкими и тихими, оба.

56:12 Вирджиния: (обращаясь к «семье»). Итак, вы все исполнены стыда, все чувствуете себя жертвами. Вы испол­нены страха в полном смысле этих слов. (Обра­щаясь к Линде.) Они что-нибудь значат для тебя?

56:22 Линда: Я так думаю.

56:38 Вирджиния Хорошо. (Вирджиния снова берет Линду за руку.) Стыд, который доходит до меня, такой сильный (Линда кивает), и я сейчас слышу, послушай, как твоя мать говорит: «Какой стыд, что ты не занима­ешься музыкой». Как бы то ни было, давайте на это посмотрим. Сейчас я хочу, чтобы вы издавали звуки, — каждый произ­водит какие-нибудь звуки, которые соответствуют его позиции. Давайте послушаем.

56.47 Линда: Громче. (Звуки становятся громче.)

56:48 Вирджиния: Можете ли вы добавить какие-нибудь подходя­щие слова?

57:14 Вирджиния: «Я не хочу». «Нет». «Пожалуйста, не надо». «По­жалуйста».

57:16 Вирджиния: Громче. Громче.

57:26 Вирджиния: Отлично, теперь потише. Теперь потише. (Обра­щается к Линде.) Скажи, что ты чувствуешь, ког­да смотришь на это?

57:34 Линда (прерывающимся голосом): Ну, я чувствую настоящую печаль и испытываю огромное сочувствие к моей матери. Мой дед не был… очень уж злым, но все в порядке.

57:46 Вирджиния: Хорошо. Да, я вижу, что не был. Теперь давай от­влечемся на минутку. (Обращаясь к «семье».) Не вставайте, просто оставайтесь там, где вы нахо­дитесь. Итак, как он (указывает на «отца Линды») попал в эту картину, чтобы отыскать ее?

57:57 Линда: Он был… (Линда начинает плакать.) Ох, он был забавным.

58:10 Вирджиния: Был забавным? Хорошо.

58:12 Линда: И много пел.

58:14 Вирджиния: Хорошо. Отлично. (Линда плачет.) Итак, чтобы скрыть свою боль, он был забавным и пел — и что бы там ни было еще. Но как ему удалось узнать, что она там? Как сумел он обнаружить, что она вообще живет на свете?

58:28 Линда: Ну, я убеждена, что люди притягиваются друг к другу.

58:31 Вирджиния: Ну, так как он это сделал? Был ли он другом од­ного из братьев? Может, они ходили на танцы? Как сумел он обнаружить, что она живет на све­те?

58:39 Линда: Я действительно ничего об этом не знаю.

58:41 Вирджиния: А ты придумай.

58:43 Линда: Хорошо. Они оба оказались на одной вечеринке и их познакомили там их общие друзья. И его привлекло в ней то, что она была религиозной — хорошей католичкой — и очень… имела твердые моральные устои.

59:02 Вирджиния: Прекрасно, значит, он полагал, что она не будет «гулять на стороне»?

59:07 Линда: Верно.

59:08 Вирджиния: Он полагал, что она окажется верной женой. Не так ли?

59:09 Линда: И хорошей матерью.

59:10 Вирджиния: Значит ли это, что там, где он вырос, женщины вели себя распущенно?

59:14 Линда: Нет, он… его родители умерли, когда он был очень молод, и он был младшим ребенком, а ребенок, который родился до него, был на двадцать лет его старше, так что он был, в общем, один.

59:24 Вирджиния: А кто же о нем заботился?

59:26 Линда: Его старший брат и его жена.

59:28 Вирджиния: Итак, возможно не было ничего — для него — к чему он мог действительно приложить руки.

59:32 Линда: Не было.

59:33 Вирджиния: Была ли эта жена распущенной? Жена его брата, была ли она распущенной?

59:36 Линда: Я так не думаю, я сомневаюсь в этом.

59:37 Вирджиния: Ну, кто-нибудь в этой семье был распущенным, я тебя уверяю.

59:44 Линда: Он был очень распущенным, очень неразборчивым, необузданным, психованным пар­нем.

59:46 Вирджиния: Хорошо. Прекрасно. Хорошо. Итак, он нашел ее. А сейчас я просто хочу, чтобы ты на минутку за­думалась о том, какими бывают люди. Он — нео­бузданный и распущенный (Линда смеется), и она — очень, очень сильная и, кажется, испол­ненная целомудрия.

60:03 Линда: Верно.

60:04 Вирджиния: Можешь ли ты представить, что он надеялся найти в ней поддержку для себя?

60:08 Линда: О, определенно.

60:10 Вирджиния: А она рассчитывала, что он внесет свет в ее жизнь?

60:13 Линда (кивает): Верно.

60:14 Вирджиния (обращается к «отцуЛинды»): Отлично, так вот, я хотела бы, чтобы ты запел, так хорошо, как уме­ешь, и был таким забавным, как сможешь (Линда смеется), и отправился туда спасать ее. Просто спаси ее, обними, сделай это. Давайте посмот­рим, как это произойдет. Потому что ты хочешь это сделать, потому что она — именно то, что тебе нужно. Итак, иди и сделай это.

60:30 Линда (обращаясь к Рэнди, своему «отцу»): Ты получил правильные указания! («Отец» смотрит вверх и медлит в нерешительности.)

60:34 Вирджиния: Позволь этому произойти.

60:37 «Отец Линды»: Дайте мне подумать… Хм. (Подходит к «матери Линды» Почему бы тебе не пойти со мной? Пой­дем на вечеринку сегодня вечером. Это хорошая вечеринка, я знаю. (Берет ее за руку и тянет к себе.)

60:47«Мать Линды» (нерешительно и немного испуганно): Ах, ах.

60:48«Отец Линды»: Ты хочешь пойти? Мария.

60:50«Мать Линды»: Я хотела бы…

60:51 «Отец Линды»: Мария (Начинает петь ее имя на мотив из «Вестсайдской истории». Группа смеется.)

60:54 Вирджиния: Продолжай, это замечательно.

65:56 «Отец Линды» (поет): Я только что встретил девушку по имени Мария (Перестает петь.) А как твое настоящее имя?

60:59 «Мать Линды»:  Наоми.

61:00 «Отец Линды»: Наоми.

61:01 Вирджиния (обращаясь к «отцу» и «матери»). Хорошо, отлич­но. Теперь все можете затихнуть ненадолго, про­сто немного потише. (Обращается к Линде.) Сей­час я хочу, чтобы ты посмотрела на этих двоих какое-то время.

61:06 Линда: Хорошо.

61:07 Вирджиния: И что ты чувствуешь сейчас, когда смотришь на них?

61:10 Линда: Они прелестны

61:12 Вирджиния: Я бы хотела, чтобы ты удержала эту картину, по­тому что это действительно так. Чего он не знал о ней — это что жесткость может возобладать надо всем.

61:21 Линда: Угу.

61:22 Вирджиния: Оказаться сильнее ее зрелости… ой, то есть ее целомудрия. И что его жизнерадостность может вступить в противоречие с ее ощущением, что во всем должен быть своей порядок. И таким об­разом он… то, что давало им возможность быть вместе, превратилось в ярмо на их шеях.

61:38 Линда: Угу.

61:39 Вирджиния: Итак, к тому времени, когда появилась ты… Сколь­ко в вашей семье было детей? Трое?

61:43 Линда: И я была младшей.

61:45 Вирджиния: Ты была младшей. А кто родился до тебя, двое братьев?

61:48 Линда: Средний был мальчик, а старшая — девочка.

61:50 Вирджиния: Прекрасно, можешь найти здесь свою старшую сестру и брата? Вы все можете сесть и поблагода­рить Бога, что ваша «жизнь» закончилась… воз­можно.

61:59 Линда: У меня нет выбора.

61:59 Вирджиния: А это не твоя старшая сестра?

62:02 Линда:Да.

62:04 Вирджиния: А где твой…

62:05 Линда: Он идет сюда. Нет, он уходит. Он уходит.

62:07 Вирджиния: Хорошо.

62:08 Линда: Мы остались без мужчин. Может быть, я могу выбрать женщину на роль сердца моей матери, а он может тогда стать моим братом.

62:12 Вирджиния: Отлично, так и сделай.

62:14 Линда: Не станешь ли теперь моим братом?

62:16 «Сердцем матери»:  Хорошо. Все, что пожелаешь, Линда. У меня такое большое сердце.

62:19 Линда: Не хочешь побыть сердцем моей матери?

62:21 Вирджиния: И затем, тебе еще надо найти… у тебя есть еще сестра?

62:25 Линда: Нет.

62:26 Вирджиния: Кто-то на твою роль — заместитель для тебя.

62:30 Линда: Кто-нибудь хочет быть моим заместителем?

62:33 Вирджиния: Отлично. Теперь я хочу, чтобы ты расположила этих двоих, потому что я вижу, что там происхо­дит — они прекратили это делать.

62:41 Линда: Верно.

62:42 Вирджиния: Отлично. Итак, что потом произошло? Вот их пер­вый ребенок. Мне кажется, твоя мать спустя не­которое время стала ходить как-то так и начала отдаляться. (Обращаясь к «матери».) Не спускайся оттуда (с возвышения, где та стоит). Я не хочу, чтобы ты это делала.

62:51 Линда: «Мать» должна стоять примерно так, но только повернувшись спиной (г. е. отвернувшись от «отца»).

62:54 Вирджиния: Отлично. Хорошо. Это…

62:55 Линда: А ты (обращается к «сестре») должна стоять ря­дом с моим «отцом», держа его за руку.

62:58 Вирджиния: Прекрасно, прекрасно. Хорошо. И повернись к «матери» спиной, но, наверное, не совсем — про­сто больше лицом к «отцу». А что с твоим «бра­том»? Куда ему встать?

63:10 Линда: Ты, хм, в стороне от обоих, совершенно в сто­роне, и переплети ноги и смотри вниз, на свои ноги.

63:20 Вирджиния: Хорошо.

63:23 «Брат Линды»: Примерно здесь?

63:25 Вирджиния: Ну да, только повернись к ним спиной. Что-то вроде: «Что вы делаете в этом мире?» и, я не знаю… «размазня».— так ты могла бы назвать такое поведение, верно?

63:30 Линда: О, он довольно злой, угрюмый. Угрюмый — да.

63:33 Вирджиния: Да, выглядит как дождевая туча. Теперь, что касается тебя. Поставь себя туда. Где она на­ходится, где ты находишься? Твоя заместитель­ница, вот она. Где ты стоишь?

63:47 Линда: Я… ну… прыгаю вот тут, поодаль. Тебе не обяза­тельно прыгать, но я слегка…

63:57 Вирджиния («заместительнице» Линды): Да, можешь прыгать вот здесь. Просто прыгай здесь и ползай, и будь осторожна, чтобы не войти с кем-нибудь в слиш­ком тесный контакт. Отлично. И еще будь осто­рожна, чтобы не оказаться здесь или здесь (око­ло «матери» и «сестры»). (Обращается к Линде.) Хорошо. Итак, когда ты смотришь на это сейчас, что ты чувствуешь?

64:14 Линда: Печаль.

64:15 Вирджиния: Хорошо. (Берет Линду за руку.) Так было не все­гда, но так было, когда ты это видела. Хорошо. Итак, что случилось с ним?.

64:26 Линда: Он был… он был, как бы сломлен моим отцом, потому что не соответствовал тому, о чем мой отец мечтал. И он был… правда испорчен моей матерью.

64:45 Вирджиния: Хорошо, т. е. ты говоришь, что если я встречу его сегодня, я смогу заметить, в частности, что он очень застенчив и не стремится выдвигать себя на первый план

64:54 Линда: Он алкоголик, и он очень замкнутый.

64:56 Вирджиния: Да, и, таким образом, он, должно быть, пример­но так себя и ведет. Итак, ты в настоящее время алкоголик. Это не значит, что ты не можешь быть интересным или приятным человеком. Это зна­чит, что когда тебе становится больно, ты топишь эту боль. А что случилось с твоей сестрой, с тво­ей старшей сестрой?

65:10 Линда: Она… сбежала… и затем родила ребенка… и затем сбежала и стала хиппи. А сейчас она «заново родилась».

65:20 Вирджиния: Хорошо. Итак, она… (Обращается к «сестре».) Итак, мы просто видим, что ты убегаешь и потом возвращаешься, а затем опять убегаешь и воз­вращаешься. Итак, если ты не против этого, ты можешь сделать это. А ты?

65:30 Линда: Ты… хм… (голос Линды начинает прерываться).

65:35 Вирджиния: Ты сейчас говоришь о себе — «я».

65:37 Линда: Верно. Ты… слонялась здесь… (плачет) и старалась сделать всех счастливыми.

65:45 Вирджиния: Хорошо. И ты преуспела, хотя бы чуть-чуть?

65:49 Линда: О да.

65:50 Вирджиния: Я хочу, чтобы ты была в контакте с этим. Хорошо. Что ты чувствуешь прямо сейчас, пока позволяешь себе это осознать?

66:02 Линда: М-м-м… это бремя.

66:07 Вирджиния: Хорошо. Теперь вот, что я хотела бы показать тебе. Я хочу, чтобы вы все сделали свои позы очень напряженными, очень напряженными. Все, пожа­луйста, примите позы, которые будут очень на­пряженными. (Обращаясь к «самооценке Линды».) Ты знаешь, что такое это напряжение, именно из-за него ты плакала. Ты ведь самооценка, верно?

66:27 Вирджиния: Здесь у нас материнское сердце, оно бьется. И я хочу, чтобы ты стучала, как метроном, просто сту­чала и стучала: бум, бум, бум, назад и вперед.

66:36 Вирджиния: И я хочу, чтобы ты (обращается к «самооценке Линды») немного поплакала, а затем представи­ла слезы всех этих людей. Теперь я собираюсь попросить всех вас, чтобы вы позволили себе… дали себе сообщение о позитивной оценке и начали ее вы­пускать; сделайте вдох, позвольте своему телу наполниться воздухом и, когда вы это делаете, позвольте своему телу расшириться, чтобы вме­стить весь воздух, который к вам приходит, пусть все ваше тело распрямится, и вы почувствуете свободу двигаться, как вам угодно… Пусть все это произойдет… Делайте… и проверяйте, как вы двигаетесь — назад и вперед. Теперь, когда вы подниметесь на ноги, оглянитесь вокруг, и если увидите других людей, делайте то, что вы хотите сделать… сделайте это.

67:40 Вирджиния: Итак, теперь хочу узнать у тебя, Линда, что ты здесь увидела?

67:44 Линда: Это превратилось в любовь.

67:47 Вирджиния: Да. И ты знаешь, как это произошло?

67:54 Линда: Нет.

67:55 Вирджиния: Что я сказала? Я собираюсь сейчас изобразить из себя школьного учителя. Что я сделала? В ка­ком направлении я повела эти изменения?

68:07 Линда: Ты попросила их дышать.

68:09 Вирджиния: Да, а потом?

68:11 Линда: Я не уверена, что я слушала.

68:13 Вирджиния: Хорошо. Я рада, что ты сказала мне это, пото­му что это очень важно. После того как я попро­сила их глубоко дышать, я предложила им позволить телу расшириться, чтобы вместить поступающий воздух. Теперь ты вспомнила, что слышала это? (

68:27 Линда: Смутно.

68:29 Вирджиния: Хорошо. И это нормально, потому что ты была занята другими вещами. И затем я сказала: «Теперь, когда вы поднялись на ноги, что вам хочется сделать?» Ты видела, что они сделали? Что именно ты видела?

68:40 Линда: Они встали и… выглядели оживленными и… (почти плачет) удовлетворенными людьми.

68:47 Вирджиния: Отлично. Теперь ты видишь здесь эту даму («мать»). Это дама, чье поведение было связано с этим (жест в сторону «семьи матери»), а не с этим, потому что она не знала об этом; оно было связано с тем лучшим, что она знала о том, как ей следует обращаться со своими детьми. Не все, что она делала, оказалось удачным, но она очень старалась. Сейчас, когда ты смотришь на нее отсюда, какие чувства ты осознаешь в себе по отношению к ней?

69:10 Линда: Я чувствую более сильное сострадание.

69:12 Вирджиния: Можешь ли ты придвинуться к ней немного ближе и посмотреть, какие чувства это вызывает? Так близко, как ты хочешь, чтобы почувство­вать. Хорошо. И позволь себе оставаться в кон­такте, как сейчас, осознавая, что ты, с чем ты сейчас соприкасаешься — это жизненная сила твоей матери. То, что ты видела до этого — было поведение, проявившееся вслед­ствие того, что жизненная сила не имела возмож­ности выразить себя, и это взгляд самооценки. Что ты сейчас чувствуешь, «самооценка»?

69:40 «Самооценка Линды»: М-м-м! Я действительно чувствую… огромное количество любви и… ах… я переполнена.

69:49 Вирджиния: Теперь, когда ты придешь к своей владелице, тебе больше не надо бу­дет плакать.

69:52 «Самооценка Линды»:Угу.

69:53 Вирджиния: Ты хочешь подойти к ней? И ты можешь наслаждаться ею, и она может наслаждаться то­бой, но то, чем она наслаждается, — это жизнь. Как тебе это было? Как тебе это было?

70:04 Линда: Это было… Я не знаю. Я не знаю, как мне выразить это словами. Это было очень полезно, очень… выразительно… Это… это, ах — это что-то, что я могла бы отчаянно любить настолько, чтобы суметь перенести в мою жизнь то, что я сейчас чувствую. И оказался потерян разъем — связь. Я просто… Я… как я смогу разговаривать с моей матерью по-другому?

70:35 Вирджиния: Можешь ли ты увидеть, как ты делаешь «это», чем бы оно ни было?

70:39 Линда: Да, могу.

70:41 Вирджиния: Хорошо. Согласна, потому что твой взгляд изме­нился. В твоих глазах теперь дру­гое выражение, и на твоем лице тоже другое выражение, вот здесь. И это говорит мне, что ты пере­шла в другое внутреннее состояние. Я не знаю, какие в точности это будут слова. И я не знаю, какие в точности это будут действия, но одну вещь я дей­ствительно знаю: ты никогда больше не посмот­ришь на свою мать, как раньше. И она никогда больше не посмотрит на тебя, как раньше, по­тому что ты придешь к ней с чем-то другим И теперь все эти проклятия в ее адрес и тому подобное стали действительно неуместными.

71:18 Вирджиния: Вы это осознаете? Мы прошли через период, когда мы только и зани­маемся, что всех критикуем. Предположим, это было необходимо для нашего здоровья — гово­рить, какие плохие были наши родители и все остальное. Но дело совершенно не в этом.

71:28 Вирджиния: И как, как ты себя чувствуешь, дорогая?

71:31 Линда: 20 слов или меньше?

71:34 Вирджиния: Все, что ты захочешь сказать, дорогая. Я знаю, многие вещи просто не выразить слова­ми. Все, что я хочу знать, это хочешь ли ты чем-нибудь поделиться?

71:43 Линда: Я чувствую (переводит взгляд влево, подыски­вая слова), что-то изменилось… и я думаю, ты права, что я больше просто не смогу смотреть на мою мать, как раньше. М-м… (смот­рит влево, а потом вниз и влево) я ощущаю боль­ше ясности и намного больше любви. Я люблю всех в этой комнате.

72:04 Вирджиния: Чудесно. Чудесно, чудесно.

72:09 Линда (все еще обнимая Вирджинию за плечи): Огромное спасибо, за то, что ты сделала. Это было чудесно.

72:12 Вирджиния: Это… ты проделала универсальный путь. В мире найдется очень мало людей, ко­торые не могли бы проделать этот путь с тобой. Может быть, не в точности — не в точности те же чувства по отношению к матери… Но сколь многие из нас чувствуют, что были чего-то лише­ны, когда росли? Боже! Нам следовало бы рож­даться только у по-настоящему воодушевленных, интеллигентных, правильных людей. По какой же такой причине они позволили своим яйцеклет­кам и сперматозоидам слиться и дать нам жизнь, когда они не были по-настоящему готовы сде­лать это? А? Чудесно. Хорошо. Большое вам спасибо.

72:50 Вирджиния: Я уже говорила вам о том, что работаю с семья­ми вот уже более 40 лет, и я замечаю очень и очень многое. Все, к чему я стремлюсь, вы толь­ко что видели.

 

Транскрипт взят из книги: ВИРДЖИНИЯ САТИР: паттерны ее магии

Нет комментариев