Вирджиния Сатир (Virginia Satir) Беррес Скиннер (Burrhus Skinner) Фриц Перлз (Fritz Perls) Грегори Бейтсон (Gregory Bateson)
 

ГОСЫ психология

ЮУРГУ  Челябинск

Методы теоретической и практической психологии

(информация для подготовки. Надеюсь будет полезна психологам)

1 Измерения в психологии.
Понятие измерения.
Измерение может быть самостоятельным исследовательским методом, но может выступать и как компонент целостной процедуры эксперимента.
Как самостоятельный метод, измерение служит для выявления индивидуальных различий поведения субъекта и отражения им окружающего мира, а также для исследования адекватности отражения (традиционная задача психофизики) и структуры индивидуального опыта.
Измерение включается в контекст эксперимента как метод регистрации состояния объекта исследования и соответственно изменения этого состояния в ответ на экспериментальное воздействие.
На основе теории измерения строятся психологические тесты. Тест – сокращенная по времени и упрощенная процедура психологического измерения, применяемая для решения практических (иногда исследовательских) задач.
Внешне процедура психологического измерения ничем не отличается от процедуры психологического эксперимента. Более того, в психологической исследовательской практике понятия “измерение” и “эксперимент” часто используются как синонимы. Однако при проведении психологического эксперимента нас интересуют причинные связи между переменными, а результатом психологического измерения является всего лишь отнесение испытуемого либо оцениваемого им объекта к тому или иному классу, точке шкалы или пространству признаков.
В строгом смысле слова психологическим измерением можно назвать лишь измерение поведения
Процедура психологического измерения состоит из ряда этапов, аналогичных этапам экспериментального исследования.
Основой психологических измерений является математическая теория измерений – раздел психологии, интенсивно развивающийся параллельно и в тесном взаимодействии с развитием процедур психологического измерения. Сегодня это – крупнейший раздел математической психологии.
С математической точки зрения, измерением называется операция установления взаимно однозначного соответствия множества объектов и символов (как частный случай – чисел). Символы (числа) приписываются вещам по определенным правилам.
Специфика измерений в психологии.
В чем заключается суть психологического измерения?
В психологии различают три основные процедуры психологического измерения. Основанием для различения является объект измерения.
Во-первых, психолог может измерять особенности поведения людей для того, чтобы определить, чем один человек отличается от другого с точки зрения выраженности тех или иных свойств, наличия того или иного психического состояния или для отнесения его к определенному типу личности. Психолог, измеряя особенности поведения, определяет сходства или различия людей. Психологическое измерение становится измерением испытуемых.
Во-вторых, исследователь может использовать измерение как задачу испытуемого, в ходе выполнения которой последний измеряет (классифицирует, ранжирует, оценивает и т. п.) внешние объекты: других людей, стимулы или предметы внешнего мира, собственные состояния. Часто эта процедура оказывается измерением стимулов. Понятие “стимул” используется в широком смысле, а не в узкопсихофизическом или поведенческом. Под стимулом понимается любой шкалируемый объект.
В-третьих, существует процедура так называемого совместного измерения (или совместного шкалирования) стимулов и людей. При этом предполагается, что “стимулы” и “испытуемые” могут быть расположены на одной оси. Поведение испытуемого рассматривается как проявление взаимодействия личности и ситуации. Подобная процедура применяется при тестировании знаний и задач по Кумбсу, Гуттману или Рашу.

В психологии используется множество конкретных измерительных методик. Удобную классификацию психологических измерений предложил С. С. Паповян [Паповян С. С, 1983]. Будем придерживаться ее в дальнейшем изложении.
Методы психологических измерений могут быть классифицированы по различным основаниям:
1) процедуре сбора “сырых” данных;
2) предмету измерения;
3) виду используемой шкалы;
4) типу шкалируемого материала;
5) моделям шкалирования;
6) числу “мерностей” (одномерные и многомерные);
7) мощности метода сбора данных (мощные или слабые);
8) типу ответа индивида;
9) какими они являются: детерминистскими или вероятностными.
Для психолога-экспериментатора главными основаниями являются процедура сбора данных и предмет измерения.
Процесс непосредственного исследования предполагает контакт исследователя с объектом, в результате чего получают совокупность характеристик этого объекта. Полученные характеристики являются главным материалом для проверки рабочей гипотезы и решения проблемы. В зависимости от предмета и цели исследования эти характеристики могут представать в виде различных параметров объекта (пространственных, временных, энергетических, информационных, интеграционных), в виде соотношений между частями объекта или его самого с другими объектами, в виде различных зависимостей его состояний от всевозможных факторов и т. д. Всю совокупность подобных сведений называют данными об объекте, а точнее, первичными данными, чтобы подчеркнуть непосредственный характер этих сведений и необходимость их дальнейшего анализа, обработки, осмысления. На первый взгляд забавное, но по существу верное мнение высказывает Ж. Годфруа, считающий, что данные – это элементы подлежащие анализу, это любая информация, которая может быть классифицирована с целью обработки [89].

Шкалы измерения в психологии:

Правила, на основании которых числа приписываются объектам, определяют шкалу измерения.
Измерительная шкала – основное понятие, введенное в психологию в 1950 г. С. С. Стивенсом (Экспериментальная психология/Под, ред С. С. Стивенса. М., 1963); его трактовка шкалы и сегодня используется в научной литературе.
Итак, приписывание чисел объектам создает шкалу. Создание шкалы возможно, поскольку существует изоморфизм формальных систем и систем действий, производимых над реальными объектами.
Шкала (лат. scala – лестница) в буквальном значении есть измерительный инструмент.
В настоящее время под измерением понимается конструирование любой функции, которая изоморфно отображает эмпирическую структуру в символическую структуру. Как уже отмечено выше, совсем не обязательно такой структурой должна быть числовая. Это может быть любая структура, с помощью которой можно измерить характеристики объектов, заменив их другими, более удобными в обращении (в том числе числами).

Операция сравнения является первичной для построения любой шкалы.

номинальная шкала,
Неметрические данные – это те, которые не имеют метрики, т. е. единиц измерения.
Метрические – количественные данные, имеющие единицы измерения.
Качественные данные (классификаторные, номинативные) – сведения, на основании которых изучаемый объект (или его состояние) можно отнести к какому-либо множеству (классу) сходных объектов. В этих данных отражаются сугубо качественные характеристики объекта, не позволяющие выяснить степень выраженности признака объекта, а следовательно, и его соотношение с подобными объектами, входящими в тот же класс. Эти данные указывают только на наличие или отсутствие какого-либо признака, по которому объект можно отнести к тому или иному классу. Каждый класс сходных объектов имеет определенное наименование, поэтому система классов носит название шкалы наименований (номинальной шкалы), а сами данные называются номинативными. Психологическая основа получения таких данных и построения таких шкал – процессы опознания (идентификации), т. е. установление отношений равенства или неравенства. Примеры: 1) синий – красный – желтый и т. д.; 2) мужчина – женщина; 3) холерик – сангвиник – флегматик – меланхолик.

порядковая шкала,

Порядковые, или компаративные (лат. comparativus – сравнительный) – это данные, на основании которых объекты можно сравнивать по степени выраженности их признаков в системе оценок «больше – меньше». Это дает возможность упорядочивать объекты по определенному изучаемому признаку в возрастающем (убывающем) порядке, т. е. ранжировать. Соответствующие шкалы называются порядковыми или ранговыми. Но далее субординации здесь не продвинуться. Указать, насколько различаются между собой объекты, невозможно. Психологическая основа выявления этих данных и построения порядковых шкал – процессы различения и предпочтения, т. е. установление отношений «равно – неравно» и «больше – меньше». Примеры: любые шкалы оценок, шкала твердости минералов Мооса, итоговая турнирная таблица без указания результатов, ранжирование популярных артистов, приятность звуков, запахов, цветов и т. п.

Порядковая шкала образуется, если на множестве реализовано одно бинарное отношение – порядок (отношения “не больше” и “меньше”). Построение шкалы порядка – процедура более сложная, чем создание шкалы наименований.
Шкалы порядка широко используются в психологии познавательных процессов, экспериментальной психосемантике, социальной психологии: ранжирование, оценивание, в том числе педагогическое, дают порядковые шкалы. Классическим примером использования порядковых шкал является тестирование личностных черт, а также способностей. Большинство же специалистов в области тестирования интеллекта полагают, что процедура измерения этого свойства позволяет использовать интервальную шкалу и даже шкалу отношений.

шкалы интервалов и отношений.

Интервальные данные – это те, которые позволяют метрически оценить выраженность признака и ответить на вопрос, «на сколько» у одного объекта этот признак выражен больше или меньше, чем у другого. Эта разница на континууме значений измеряемого признака (на шкале) представляется как некоторая сумма субъективно равных интервалов, поэтому и данные называются интервальными. А шкалы – шкалами интервалов, расстояний или разностей, где интервалы являются единицами измерения. Психологическая основа – способность к уравниванию субъективных (в первую очередь, сенсорных и эмоциональных) расстояний. Примеры: шкалы температур по Цельсию, Реомюру и Фаренгейту; календарные даты; шкалы, основанные на прямом измерении сенсорных расстояний.

Шкала интервалов является первой метрической шкалой. Собственно, начиная с нее, имеет смысл говорить об измерениях в узком смысле этого слова – о введении меры на множестве объектов. Шкала интервалов определяет величину различий между объектами в проявлении свойства. С помощью шкалы интервалов можно сравнивать два объекта. При этом выясняют, насколько более или менее выражено определенное свойство у одного объекта, чем у другого.
Шкала интервалов очень часто используется исследователями. Классическим примером применения этой шкалы в физике является измерение температуры по Цельсию. Шкала интервалов имеет масштабную единицу, но положение нуля на ней произвольно, поэтому нет смысла говорить о том, во сколько раз больше или меньше утренняя температура воздуха, измеренная шкалой Цельсия, чем дневная.
Шкала отношений – наиболее часто используемая в физике шкала. По крайней мере, идеалом измерительной процедуры является получение таких данных о выраженности свойств объектов, когда можно сказать, во сколько раз один объект больше или меньше другого.
Это возможно лишь тогда, когда помимо определения равенства, рангового порядка, равенства интервалов известно равенство отношений. Шкала отношений отличается от шкалы интервалов тем, что на ней определено положение “естественного нуля”. Классический пример – шкала температур Кельвина.

Методы измерения порогов чувствительности.

Исторически сложилось так, что первыми методами психологических измерений были методы, позволяющие определять локализацию точки на психологической шкале. Их появлением мы обязаны Г.Т. Фехнеру, пытавшемуся с их помощью разрешить психофизическую проблему — выяснить закон соответствия психического образа и вызвавшего его физического воздействия. Согласно Фехнеру, через абсолютный порог задается начальная точка отсчета на психологической шкале, а через разностный порог вводится единица измерения на ней.
Под порогом всегда подразумевается некое критическое значение, разделяющее исследуемый ряд явлений на 2 класса. Абсолютный порог — то минимальное значение в континууме стимулов, выше которого раздражитель всегда воспринимается. Разностный порог — то минимальное различие в выраженности определенного физического параметра стимулов, превышение которого приводит к восприятию их различия.
Для решения основной задачи Фехнером была предпринята разработка методов измерения порога. Предложенные им три метода измерения порога добрую сотню лет были единственными методами определения чувствительности и до сих пор признаются классическими.
Характерной чертой трех классических пороговых методов является довольно большое разнообразие стимулов, применяемых в эксперименте в качестве независимой переменной, и отсутствие какого бы то ни было контроля упомянутых выше несенсорных факторов, фактически всегда включенных в эксперимент. Те статистические показатели, которые приняты в этих методах в качестве пороговых мер, на самом деле являются, строго говоря, мерами исполнения, т.к. определяются не только уровнем чувствительности испытуемого, но и теми несенсорными факторами, которые управляют выбором его ответа.
Имеются различные психофизические методы определения порогов чувствительности (1, 2) для любой сенсорной модальности. Те, которые описываются ниже, являются основными и происходят из оригинальной работы Густава Теодора Фехнера. Они используются для установления как абсолютных, так и дифференциальных порогов, так как в обоих применяются одни и те же процедурные принципы.

Метод минимальных изменений,

Для установления дифференциального порога предъявляется ряд стимулов по возрастанию и убыванию, и субъект (или наблюдатель) сообщает, был ли каждый стимулбольшим, меньшим или равным стимулу, с которым проводится сравнение. Для абсолютных порогов нет стимула для сравнения, и субъект просто сообщает, было ли обнаружено присутствие стимула или нет. Обычно принято считать порогом 50% точку – точку, в которой субъект обнаруживает стимул в половине случаев для абсолютных порогов) или решает, что данный стимул заметно отличает от стимула, с которым он сравнивается в половине попыток (для диффенциальных порогов),

Предположим, нас интересует величина звукового сигнала, начиная с которой испытуемый может его слышать, т. е. мы должны определить нижний абсолютный порог громкости. Измерение методом минимальных изменений проводится следующим образом. Испытуемому дается инструкция говорить «да», если он сигнал слышит, и «нет», – если не слышит.
Аналогичным способом определяется верхний абсолютный порог – значение стимула, при котором он перестает восприниматься адекватно. Верхний абсолютный порог иногда называют болевым порогом, потому что при соответствующих ему величинах стимулов мы испытываем боль – резь в глазах при слишком ярком свете, боль в ушах при слишком громком звуке.
Абсолютные пороги – верхний и нижний – определяют границы доступного нашему восприятию окружающего мира. По аналогии с измерительным прибором абсолютные пороги определяют диапазон измерений сенсорной системы, но, кроме доступного диапазона измерений, работу прибора характеризует его точность, или чувствительность. Аналогом чувствительности прибора в сенсорной системе служит разностный порог. Этот порог равен величине, на которую нужно изменить значение стимула, чтобы испытуемый заметил изменение в своих ощущениях.

Данный метод является единственным среди методов измерения чувствительности, который дает знание величины порога в ходе самого измерения. В процедуре этого метода прямо отразилось понимание порога как барьера, разделяющего стимульный ряд на два класса ощущаемых и неощущаемых стимулов или их разностей.
1. Измерение абсолютного порога (RL) методом минимальных изменений.
2. Измерение дифференциального порога (DL) методом минимальных изменений.
3. Варианты метода минимальных изменений.
Процедура “вверх-вниз” (метод лестницы). Этот вариант метода границ, предложенный Корнсвитом (1962), предполагает использование двух вариантов ответов. Суть его состоит в том, что как только происходит смена категории ответа, допустим, смена ответа “слышу” на ответ “не слышу”, так сразу же происходит смена направления изменения стимула, т.е. переход от нисходящего ряда к восходящему до следующей смены категории ответа.

метод постоянных раздражителей,

Подобен методу пределов, за исключением того, что вместо использования градуированного ряда стимулов, предъявляемого по возрастающей или убывающей, здесь используется ряд фиксированных стимулов, и каждый из них предъявляется много раз в произвольном порядке,
Метод состоит в предъявлении испытуемому ряда стимулов, неизменных в течение всего опыта, и название отсюда — метод постоянных раздражителей (МПР), метод констант. В случае измерения разностного порога предъявляется стандартный стимул и сравниваемый с ним. В силу того, что параметры стандартного и сравниваемого стимулов в течение всего опыта неизменны, каждый из сравниваемых стимулов образует со стандартным постоянную разницу. Отсюда еще одно название этого метода — метод постоянных разниц
Метод констант пользуется репутацией самого точного и надежного, поскольку сама процедура метода предусматривает такую организацию стимуляции, которая исключает ошибки привыкания и ожидания.
Он оказался наиболее гибким, получаемые этим методом результаты находили объяснение в русле самых различных психофизических концепций.
1. Определение разностного порога методом констант.
Процедура. В предварительных испытаниях экспериментатор ориентировочно определяет пороговую зону, т.е. тот диапазон различия стимулов, на границах которого испытуемый начинает практически всегда ощущать отличие эталонного стимула от сравниваемого. Затем экспериментатор выбирает в пределах этой зоны ограниченный ряд стимулов, которые будут сравниваться с эталоном (чаще всего 5—7При определении разностного порога стимулы предъявляются парами — эталон и сравниваемый — одновременно или последовательно. Стимульная последовательность, составленная из пар стимулов, является по своим свойствам случайной, но сбалансированной: каждая пара предъявляется равное число раз, частота предъявления каждой пары распределена на последовательности равномерно.
2. Определение абсолютного порога методом констант.
Процедура измерения абсолютного порога от измерения разностного порога методом констант отличается только тем, что в каждой пробе испытуемому предъявляется один из нескольких (обычно 5—9) постоянных стимулов, на который испытуемый дает один из двух возможных ответов.
метод средней ошибки и их применение для определения абсолютных и дифференциальных порогов чувствительности.

Здесь субъект регулирует сам стимул непосредственно. Для дифференциального порога он регулируется относительно стимула, с которым сравнивается; для абсолютного порога субъект находит самое слабое обнаруживаемое значение.

В отечественной литературе этот метод известен также под названием метод воспроизведения, метод подгонки, метод подравнивания и метод установки. Этот метод отличается от других пороговых методов двумя процедурными особенностями — испытуемый сам регулирует величину изменяемого параметра стимула; стимул может принимать любое значение в заданном диапазоне, т.е. его изменения непрерывны. Фехнером этот метод предназначался для измерения дифференциальной чувствительности. Позднее он стал использоваться для измерения абсолютной чувствительности, хотя, по мнению Фехнера, метод средней ошибки (МСО) не позволяет прямо измерить порог; он дает меру, пропорциональную чувствительности. Вместе с тем это единственный метод, в котором субъективный эквивалент эталона определяется непосредственно в процедуре измерения. Второй отличительной особенностью этого метода является наиболее естественная для испытуемого процедура определения равного эталону стимула путем собственноручного подравнивания. Благодаря этим свойствам МСО довольно часто применяется в исследованиях восприятия. Именно этот случай применения метода средней ошибки стал хрестоматийным (Гилфорд, 1954; Вудвортс и Шлосберг, 1971).
1. Применение метода средней ошибки для измерения дифференциального порога.
Процедура. При измерении дифференциальной чувствительности испытуемому предъявляются одновременно два стимула, эталон — Sst и переменный Svar, величину которого может изменять испытуемый. Аппаратура должна позволять плавную регулировку изменяемого параметра переменного стимула. Задача испытуемого состоит в подравнивании переменного стимула к эталону. Испытуемому дается установка на точность, а не на быстроту воспроизведения эталона. Никаких ограничений на свободу движений при регулировке стимула в процессе подравнивания не вводится. Подравнивание должно начинаться то от большего, чем эталон, значения, то от меньшего. Чтобы исключить для испытуемого возможность осуществлять подравнивание на основе одного только кинестезического впечатления, необходимо в обоих случаях менять начальные точки. Обычно бывает достаточно выбрать три заметно различающиеся начальные значения переменного стимула, большие и меньшие, чем эталон, и чередовать их, применяя в течение опыта равное число раз.
2. Применение метода средней ошибки для измерения абсолютной чувствительности.
В этом случае испытуемый регулирует величину стимула, первоначально вызвавшего отчетливое ощущение, до тех пор, пока не установит такое его значение, при котором он впервые утрачивает ощущение воздействия стимула. Если установка начинается с явно неощущаемой величины стимула, то испытуемый должен найти такое его значение, при котором ощущение впервые появляется. Обычно рекомендуется для оценки абсолютного порога использовать такие меры центральной тенденции, как медиана и среднее. Меры изменчивости (межквартильный размах и стандартное отклонение) в данном случае характеризуют только вариативность установок. В случае получения бимодального распределения за оценку абсолютного порога следует брать середину расстояния между двумя экстремумами аналогично определению точки субъективного равенства в задаче измерения разностного порога.
Наиболее адекватно применение МСО в тех случаях, когда требуется оценка точки субъективного равенства. Именно этим объясняется довольно широкое применение метода в шкалирующих процедурах.
Существенно ограничивает область применения метода средней ошибки необходимость обеспечения плавной регулировки стимуляции, что, в свою очередь, может быть достаточно сложной технической проблемой.

2 Методы изучения памяти.
Перед исследованием памяти может стоять одна из трех задач: установить объем и прочность запоминания, дать характеристику физиологической природе забывания и описать возможные уровни смысловой организации памяти.
Для первой задачи применяются приемы удержания ряда из изолированных, не связанных между собой элементов (бессмысленных слогов, слов, чисел или зрительно предъявляемых геометрических фигур).
Методы исследования объема и прочности элементарной памяти имеют несколько вариантов.
К ним относятся, с одной стороны, методы исследования удержания ряда из несвязанных между собой элементов, с другой стороны, методы исследования заучивания длинного (запредельного) ряда таких элементов.
сследование физиологической природы забывания ставит перед собой задачу изучения: лежит ли в основе забывания слабость следов или их торможение интерферирующими агентами.
Для ответа на этот вопрос проводится серия исследований, при которых, с одной стороны, проверяется способность удерживать в памяти следы данного ряда на известный промежуток времени (не заполненный никакой побочной деятельностью) и, с другой стороны, прослеживается, как влияет на удержание следов посторонняя (интерферирующая) деятельность.
Для исследования уровня доступной смысловой организации памяти обычно пользуются методами изучения опосредствованного запоминания, разработанными Л. С. Выготским, А. И. Леонтьевым и Л. В. Занковым.
Метод опосредствованного запоминания состоит в том, что испытуемому дают задачу использовать для запоминания предложенного ряда слов вспомогательные картинки, логически связывая каждое слово с определенной картинкой; проделав эту часть опыта, испытуемый затем должен просматривать отобранные картинки и каждый раз называть то слово, для запоминания которого была использована данная картинка.
В каждом конкретном случае выбор предмета или метода исследования зависит от конкретной задачи, которая стоит перед экспериментатором.
.
Экспериментальное изучение памяти заключается обычно в том, что испытуемому предъявляют для запоминания тот или иной стимульный материал, который спустя некоторое время он должен узнать или воспроизвести. В этих экспериментах всегда имеется четыре переменных:
1) вариации стимульного материала и способа его предъявления испытуемому;
2) вариации способа запоминания стимульного материала;
3) вариации интервала между запоминанием и воспроизведением (или узнаванием);
4) вариации способа воспроизведения запечатленного материала.
Различия методов исследования и заключаются в модификации этих переменных.
Методы также можно разделить на исследования памяти конкретного человека и исследования общих закономерностей памяти. К числу последних относится, например, получение кривой забывания Эббингауза или же нахождение числа Миллера.

Исследование непроизвольного запоминания.

Непроизвольное запоминание представляет собой процесс запоминания, протекающий на фоне деятельности, направленной на решение немнемических задач [10, с. 92]. Непроизвольное запоминание – это продукт и условие познавательных и практических действий. Это не случайный, а закономерный процесс, детерминированный особенностями деятельности субъекта.
Для изучения особенностей непроизвольного запоминания используется ряд конкретных методик.
-К примеру, А.А. Смирнов при исследовании роли активности в непроизвольном запоминании предлагал испытуемым пары фраз, на которых они должны были выводить определённые орфографические правила, а затем придумывать примеры на эти правила. На следующий день испытуемым предлагалось воспроизвести те фразы, которыми они оперировали накануне. Опыты показали, что собственные фразы запоминались гораздо продуктивнее предложенных экспериментатором.
-Методика И.П. Зинченко [10, с. 88] направлена на изучение влияния направленности деятельности на продуктивность запоминания. Для этого он предложил методику классификации предметов и составления числового ряда. При выполнении этих обеих задач предметы числа запоминались непроизвольно. Когда предметы и числа были объектом деятельности испытуемых (классификация предметов в первом опыте и составление числового ряда во втором), они запоминались лучше, чем, когда служили фоновыми раздражителями. Однако и в этом случае (когда объекты выступали в качестве фонового раздражителя) запоминание было результатом проявления со стороны испытуемых какой-либо активности по отношению к этим объектам, хотя она и проявлялась лишь в форме случайных ориентировочных реакций.
-Методика «Классификация изображений предметов».
Экспериментальный материал – 15 карточек, на каждой из которых изображён один предмет. 15 предметов легко классифицируются: животные, фрукты, игрушки. Кроме изображения предмета, на каждой карточке (в правом верхнем углу) написано двузначное число.
Перед началом исследования карточки располагаются на щите в случайном порядке и закрываются листом бумаги. Участвующим в исследовании выдаётся инструкция следующего типа, в которой говорится о том, что будет проводится опыт на умение классифицировать предметы по общим признакам. Задача испытуемого состоит в том, чтобы расклассифицировать предметы по группам и записать их в этом порядке, ставя в начале группы её название. После окончания опыта его участникам предлагается по памяти воспроизвести в любом порядке сначала предметы, изображённые на карточках, а затем числа.
На основании анализа данных делаются выводы об условиях продуктивности непроизвольного запоминания.

Измерение объема кратковременной памяти, метод Джекобса.
Кратковременная память представляет собой такой её вид, который характеризуется очень кратким сохранением материала после однократного непродолжительного восприятия и только немедленным воспроизведением. Для измерения объёма кратковременной памяти могут использоваться различные методики.
«Метод Джекобса». Этот метод проводится на цифровом материале и представляет собой следующую работу. Испытуемому предъявляются последовательно семь рядов цифр, которые содержат от 4 до 10 элементов. Ряды цифр составляются случайно. Экспериментатор по одному разу читает по очереди каждый ряд, начиная с самого короткого. После прочтения каждого ряда, через 2-3 секунды, испытуемые письменно воспроизводят в протоколе элементы рядов. Опыт повторяется несколько раз на различных цифровых рядах. После эксперимента испытуемый даёт отчёт о том, какими приёмами он пользовался для запоминания рядов. Анализ результатов и формулирование выводов об объёме кратковременной памяти проходит на основании полученных количественных данных, а также на основе словесного отчёта испытуемых о ходе процесса запоминания.
Ещё одна методика определения кратковременной памяти разработана Л.С. Мучником и В.М. Смирновым («Определение индекса кратковременной памяти»). В первой части предложенного ими теста задания выполняются по методу Джекобса. Во второй части опыта определяется объём оперативной памяти, для чего испытуемому предъявляют случайные однозначные числа, которые он должен попарно складывать в уме и запоминать результаты сложения. После окончания испытуемый должен воспроизвести все результаты подсчётов. По окончании двух опытов подсчитывается по специальной формуле индекс кратковременной памяти.
Методика «Измерение объёма кратковременной памяти методом определения отсутствующего элемента». Испытуемые предварительно знакомятся с рядом стимулов, которые используются в эксперименте. Затем эти стимулы предъявляются им в случайном порядке. Задача испытуемого состоит в том, чтобы определить, какой из элементов ряда отсутствует в предъявленной последовательности. В качестве стимулов для запоминания могут выступать числовые ряды, слова и др. В заключении эксперимента делаются выводы об объёме кратковременной памяти.

Запоминание материала, превышающего объём кратковременной памяти.
Запоминание – это процесс запечатления и последующего сохранения воспринятой информации. По степени активности протекания этого процесса принято выделять два вида запоминания: непреднамеренное (или непроизвольное) и преднамеренное (или произвольное).
Непреднамеренное запоминание – это запоминание без заранее поставленной цели, без использования каких-либо приемов и проявления волевых усилий. Это простое запечатление того, что воздействовало на человека и сохранило некоторый след от возбуждения в коре головного мозга.
В отличие от непроизвольного запоминания, произвольное (или преднамеренное) запоминание характеризуется тем, что человек ставит перед собой определенную цель – запомнить некую информацию – и использует специальные приемы запоминания.
Главная особенность преднамеренного запоминания – это проявление волевых усилий в виде постановки задачи на запоминание. Многократное повторение позволяет надежно и прочно запомнить материал, во много раз превышающий объем индивидуальной кратковременной памяти. Такая деятельность, направленная на запоминание, а затем и воспроизведение удержанного материала, называется мнемической деятельностью.
– мнемическая деятельность
– осмысленное
– механическое запоминание.
Другой характеристикой процесса запоминания является степень осмысления запоминаемого материала. Поэтому принято выделять осмысленное и механическое запоминание.
Продуктивность запоминания зависит и от того, как осуществляется запоминание: в целом или по частям. В психологии известны три способа заучивания большого по объему материала: целостный, частичный и комбинированный. Первый способ (целостный) состоит в том, что материал (текст, стихотворение и т. д.) читается от начала до конца несколько раз, до полного усвоения. При втором способе (частичном) материал делится на части и каждая часть заучивается отдельно. Сначала несколько раз прочитывается одна часть, потом вторая, затем третья и т. д. Комбинированный способ представляет собой сочетание целостного и частичного.
Таким образом, для успешного запоминания необходимо учитывать особенности механизмов процесса запоминания и использовать разнообразные мне-мические приемы.
1. Сравнительно простые события в жизни, которые производят на человека особенно сильное впечатление, могут запоминаться сразу и надолго, и по истечении многих лет с момента первой и единственной встречи с ними могут выступать с отчетливостью и ясностью.
2. Более сложные и менее интересные события человек может переживать десятки раз, но они в памяти надолго не запечатлеваются.
3. При пристальном внимании к событию достаточно бывает его однократного переживания, чтобы в дальнейшем точно и в нужном порядке воспроизвести по памяти его основные моменты.
4. Человек может объективно правильно воспроизвести события, но не осознавать этого, и, наоборот, ошибаться, но быть уверенным в том, что воспроизводит их правильно.
5. Если увеличить число элементов запоминаемого ряда до количества, превышающего максимальный объем кратковременной памяти, то число правильно воспроизведенных элементов этого ряда после однократного его предъявления уменьшается.
Одновременно при увеличении такого ряда возрастает и количество необходимых для его запоминания повторений. Например, если после однократного запоминания в среднем человек воспроизводит 6 бессмысленных слогов, то в случае, когда исходный ряд состоит из 12 таких слогов, воспроизвести 6 из них удается, как правило, лишь после 14 или 16 повторений. В случае если количество слогов в исходном ряду будет равно 26, то понадобится примерно 30 повторений для получения того же самого результата, а в случае ряда из 36 слогов — 55 повторений.
6. Предварительное повторение материала, который подлежит заучиванию (повторение без заучивания), экономит время на его усвоение в том случае, если число таких предварительных повторений не превышает их количества, необходимого для полного заучивания материала наизусть.
7. При запоминании длинного ряда лучше всего по памяти воспроизводятся его начало и конец (“эффект края”).
8. Для ассоциативной связи впечатлений и их последующего воспроизводства особо важным представляется то, является ли они разрозненными или составляют логически связное целое.
9. Повторение несколько раз подряд заучиваемого материала менее продуктивно для его запоминания, чем распределение таких повторений во времени, например, в течение нескольких часов или дней.
10. Новое повторение способствует лучшему запоминанию того, что было выучено раньше.
12. То, чем человек особенно интересуется, запоминается без труда. Наиболее отчетливо эта закономерность проявляется в зрелые годы.
13. Редкие, странные, необычные впечатления запоминаются лучше, чем привычные и часто встречающиеся.
14. Любое новое впечатление, полученное человеком, не остается в его памяти изолированным и неизменным. Будучи запомнившимся, в одном виде, оно со временем может несколько измениться, вступив в ассоциативную связь с другими впечатлениями, изменившись под их влиянием.

Метод удержанных членов ряда.
Данный метод был предложен Г. Эббингаузом. Методика состоит из трех опытов. В первых двух способ предъявления материала слуховой, а в III – зрительный. В I опыте испытуемому читают ряд из 10 не связанных между собой слов и предлагают воспроизвести его в любом порядке. Затем экспериментатор читает второй ряд из 20 слов, в который включены в случайном порядке 10 слов из первого ряда. Испытуемый должен отвечать “да” при словах, которые предъявлялись в первом ряду. Во II аналогичном опыте для воспроизведения предлагается ряд из 15 слов, а для узнавания 30 слов. После предъявления всего ряда испытуемому предлагают сразу либо через определенный промежуток времени устно или письменно воспроизвести все, что он запомнил. В III опыте испытуемому предъявляются геометрические фигуры. Задача испытуемого запомнить фигуры и воспроизвести их (зарисовать) спустя 5 секунд после окончания экспозиции. Во второй части опыта испытуемому показывают матрицу “В”, содержащую другие фигуры. Спустя 5 секунд, ему показывают матрицу “С”, содержащую 20 фигур, среди которых 9 старых (из матрицы В) и 11 новых стимулов. Задача испытуемого с помощью мыши указать старые стимулы. Во всех опытах число правильно воспроизведенных элементов отражает степень запоминания материала.

Метод заучивания-воспроизведения, метод антиципации.
В этом задании используется метод заучивания. Экспериментальным материалом служат не связанные между собой по смыслу слова (из четырех-шести букв). Суть метода состоит в том, что испытуемому на слух предъявляют ряд из 12 слов с требованием заучить его до безошибочного воспроизведения в любом порядке. Стимулы предъявляют несколько раз. После каждого предъявления ряда испытуемый пытается его воспроизвести. Опыт продолжается до полного заучивания всего ряда. Количество повторений, которое потребуется для первого безошибочного воспроизведения всех элементов ряда в любом порядке, служит показателем запоминания.

Исследование влияния объема материала на продуктивность запоминания – метод антиципации. Методика состоит из трех опытов, в которых используются, соответственно, ряды из 5, 9, обессмысленных слогов. Испытуемому на слух предъявляют ряд слогов, которые он должен запомнить таким образом, чтобы отдельный элемент ряда вызывал у него представление о следующем за ним элементе. Начиная со второго повторения ряда, испытуемый при предъявлении отдельного элемента пытается каждый раз назвать следующий за ним элемент, и весь опыт повторяется до тех пор, пока он не воспроизведет безошибочно весь ряд. Если испытуемый затрудняется, ему быстро оказывают помощь, и его поправляют, если он ошибается. В методе антиципации каждый предъявленный элемент ряда служит сигналом для следующего за ним стимула и, кроме того, для подтверждения или исправления реакции предвосхищения испытуемого. Исключение в этом отношении представляют первый и последний элементы ряда: для первого нет сигнала, последний же сам не является сигналом. Для того чтобы в опыте была возможна антиципация и первого элемента, ряд начинают с не идущего в счет дополнительного стимула, назначение которого в том, чтобы напомнить испытуемому первый элемент ряда.

Исследование процесса воспроизведения в форме узнавания.

Метод тождественных рядов.
Цель методики – изучить особенности воспроизведения и узнавания одного и того же материала и сравнить продуктивность этих процессов. Сущность метода узнавания состоит в следующем. Испытуемому однократно предъявляют ряд элементов. Далее, во второй части опыта, предъявляют второй ряд с большим или таким же количеством аналогичных элементов, среди которых имеются все или несколько элементов первого ряда, и предлагают узнать старые стимулы, т.е. элементы первого ряда.
Сравнение результатов, полученных при использовании метода удержанных членов ряда и метода узнавания на аналогичном стимульном материале позволяет изучать различия процессов

Исследование опосредованного запоминания.

Метод двойной стимуляции.
метод был разработан А.Р. Лурия и А.Н. Леонтьевым. Он позволяет определить условия увеличения продуктивности опосредованного запоминания. Сущность его заключается в том, что испытуемому предъявляют ряд слов для запоминания и предлагают к каждому подобрать какую-либо картинку, связывая ее по смыслу со словом. Затем, глядя на отобранные картинки, он должен воспроизводить предъявленные ранее слова. Серии картинок, используемые как вспомогательное средство для запоминания, могут быть различными по трудности ассоциирования их с экспериментальным материалом.

Метод парных ассоциаций.

Способ исследования памяти человека, при котором сначала запоминается список пар стимулов (бессмысленных слогов, слов, картинок и т.п.), затем дается задание при последующем предъявлении каждого первого члена пары воспроизвести второй член.

Метод пиктограмм.
Цель этого метода – изучение эффективности опосредованного запоминания. Сущность метода пиктограмм состоит в том, что испытуемому зрительно или на слух предъявляется стимульный материал: 2 набора отвлеченных понятий и предлагается их запомнить. Для лучшего запоминания разрешается делать на бумаге какие-либо простые зарисовки или ставить условные знаки. При воспроизведении разрешается опираться на свои зарисовки.
1. Метод последовательного воспроизведения. Опыт является групповым, в нем участвуют 10 испытуемых. Все, кроме одного из них, выходят из аудитории. На доску вывешивается картина, которую нужно внимательно рассмотреть оставшемуся в аудитории первому испытуемому. Продолжая рассматривать картину, он рассказывает ее содержание но всех подробностях второму испытуемому, который для этого приглашается в аудиторию, но не видит картины. В аудиторию входит третий испытуемый, и второй, все еще не видя картины, передает ему свой вариант описания. Закончив рассказ, он присоединяется к аудитории и получает возможность видеть картину, но ему не разрешается вносить какие-либо изменения в только что законченный рассказ. Таким образом, последовательные описания передаются от одного к другому испытуемому, пока перед аудиторией не пройдет вся группа участников эксперимента. Первое описания делается непосредственно во время наблюдения картины, все прочие без прямого наблюдения. В конце опыта можно попросить участников обсудить свои отчеты и по общему соглашению восстановить оригинал, каким он должен быть, по их общему мнению, независимо от того, что каждому из них удалось запомнить.

3 Виды заданий, используемые для диагностики мышления.

Мышление – это психический познавательный процесс, особая форма психического отражения наиболее обобщенного и опосредованного познания окружающей действительности.
Первичную информацию в мышление передают более простые психические познавательные процессы.
Само мышление является одним из высших и сложных психических процессов.
Существует целый ряд классификации видов мышления:
– наглядно – действенное (когда решение задач осуществляется с помощью реального (физического ) преобразования ситуации и опробования тех или иных свойств предмета );
– наглядно – образное (связано с представлением ситуаций и изменений в них );
– словесно- логическое (характеризуется использованием понятий и логический конструкций при использовании определенного материала).
Теоретическое мышление направлено на открытие законов, правил, свойств предметов.
Практическое мышление – подготовка физического преобразования действительности. Данный вид мышления связан с постановкой цели, выработкой плана, проекта, схемы деятельности.
Творческий вид мышления характеризуется созданием субъективно нового продукта.

Существует ряд индивидуальных особенностей мышления:
– самостоятельность мышления (характеризуется умением человека выдвигать задачи, находить нужное решение к ним, не прибегая к помощи извне);
– широта мышления (выражается в познавательной деятельности человека, охватывающей различные области, широкий кругозор);
– глубина мышления (умение проникнуть в сущностные характеристики сложнейших проблем, и умение видеть проблему там, где другие сделать это неспособны);
– гибкость мышления (выражается в свободе мысли от сковывающего стереотипа прошлых приемов,способов решения задач, в умении быстро менять действия в зависимости от складывающейся обстановки);
– быстрота мышления (способность быстро разобраться в сложной обстановке и принять правильное решение).

Мышление – процесс познавательной деятельности индивида, характеризующийся обобщенным и опосредованным отражением действительности.
Мышление отражает бытие в его связях и отношениях, в его многообразных опосредованиях. Раскрытие отношений, существенных связей между предметами, обобщение этих связей составляет существенную задачу мышления.

Репрезентация мыслительных операций в различных диагностических заданиях.

Соответственно, мыслительная деятельность людей совершается при помощи мыслительных операций: сравнения, анализа и синтеза, абстракции, обобщения и конкретизации. Все эти операции являются различными сторонами основной деятельности мышления – опосредования, то есть раскрытия все более существенных объективных связей и отношений между предметами, явлениями, фактамианализ – расчленение целостной системы на взаимосвязанные части и установление связей и отношений между этими частями;
синтез – объединение, построение и составление единого целого из элементов на основе предшествующего анализа, установление связей и отношений между компонентами;
сравнение – это операция мышления для определения качественного или количественного различия между явлениями одного рода;
конкретизация – операция, направленная на установление всех возможных связей и отношений изучаемого объекта по пути от общих положений к частному случаю;
абстрагирование – отвлечение от самого предмета;
обобщение- установление наиболее общих свойств и качеств предмета или явления.

Сравнение – это сопоставление предметов и явлений с целью нахождения сходства и различия между ними. Сравнивая предметы или явления, мы всегда можем заметить, что в одних отношениях они сходны между собой, в других – различны. Признание предметов сходными или различными зависит от того, какие части или свойства предметов являются для нас в данный момент существенными. Нередко бывает так, что одни и те же предметы в одних случаях считаются сходными, в других – различными.
Анализ и синтез – важнейшие мыслительные операции, неразрывно связанные между собой. В единстве они дают полное и всестороннее знание действительности.
Анализ – это мысленное расчленение предмета или явления на образующие его части или мысленное выделение в нем отдельных свойств, черт, качеств. Воспринимая предмет, мы можем мысленно выделять в нем одну часть за другой и таким образом узнавать, из каких частей он состоит.
Синтез – это мысленное соединение отдельных частей предметов или мысленное сочетание отдельных их свойств. Если анализ дает знание отдельных элементов, то синтез, опираясь на результаты анализа, объединяя эти элементы, обеспечивает знание объекта в целом.
Абстракция – это мысленное выделение существенных свойств и признаков предметов или явлений при одновременном отвлечении от несущественных признаков и свойств.
Выделенные в процессе абстрагирования признак или свойство предмета мыслятся независимо от других признаков или свойств и становятся самостоятельными объектами мышления.
Обобщение тесно связано с абстракцией. Человек не смог бы обобщать, не отвлекаясь от различий в том, что им обобщается.
Конкретизация – это мысленное представление чего-либо единичного, что соответствует тому или иному понятию или общему положению. Мы уже не отвлекаемся от различных признаков или свойств предметов и явлений, а, наоборот, стремимся представить себе эти предметы или явления в значительном богатстве их признаков.
Кроме рассмотренных видов и операций, имеются еще и процессы мышления. К ним относятся суждение, умозаключение, определение понятий, индукция, дедукция.

Исследование операции обобщения.
Обобщение тесно связано с абстракцией. Человек не смог бы обобщать, не отвлекаясь от различий в том, что им обобщается. Нельзя мысленно объединить все деревья, если не отвлечься от различий между ними. При обобщении предметы и явления соеди¬няются вместе на основе их общих и существенных при¬знаков. За основу берутся те признаки, которые мы полу¬чили при абстрагировании, например, все металлы электропроводны. Обобщение, как и абстрагирование, проис¬ходит при помощи слов. Всякое слово относится не к единичному предмету или явлению, а ко множеству сход¬ных единичных объектов. Например, в понятии, которое мы выражаем словом «фрукты», соединены сходные (су¬щественные) признаки, которые имеются в яблоках, гру¬шах, сливах и др.
Методы выделения общих признаков предметов при выполнении операции сравнения
Еще С. Л. Рубинштейн писал: «Мышление внутренне связанно с обобщениями – оно совершенствуется в них и ведет к обобщениям более высокого порядка» [17].
В.В. Богословский определяет мышление как опосредованное, обобщенное отражение действительности в их общих и существенных признаках и свойствах, в их связях и отношениях, а также на основе полученных обобщенных знаний – познание и творческое построение новых единичных предметов и явлений действительности [17].

«обобщение – одна из основных характеристик познавательных процессов, состоящая в выделении и фиксации относительно устойчивых, инвариантных свойств, предметов и их отношений [21].
Н. А. Менчинская, исследуя зависимость обобщения от особенностей анализа, выделяет такие виды обобщения, как обобщение «генерализацию» и собственно обобщение. Первый вид обобщения означает слитность, нерасчлененность того или иного содержания, т.е. этот вид основан на слабом анализе; второй вид является результатом тщательного анализа. «Правильно обобщение не удается там, где отсутствует разграничение существенных признаков от несущественных».
М.Н. Шардаков [25] предложил классификацию разных видов обобщающей мыслительной деятельности школьников, развивающуюся в процессе учения. Он рассматривает 3 вида обобщения:
1. Обобщение существенных и общих свойств единичных предметов и получение тем самым предметных понятий.
2. Обобщение существенных и общих связей и отношений между отдельными предметами или явлениями и получение тем самым понятий отношений.
3. Особым видом обобщения является обобщение учебного материала.

Обобщение непосредственно связано с другими мыслительными операциями.
Обобщение – это нахождение общего в предметах и явлениях. Нахождение общего включает в себя сопоставление предметов, вычленение общих признаков в каждом из данных предметов и объединение последних по этим признакам.
Т.о., в любой процесс обобщения входит абстракция, поскольку, не вычленив нужные признаки, нельзя объединить предметы.
Каждый предмет имеет существенные и несущественные признаки и свойства. Точно так же каждое явление возникает перед нами в существенных и несущественных связях и отношениях. Предметы или явления одного рода имеют существенные признаки или связи, которые всегда общие [25]. Существенные признаки – это признаки постоянные, устойчивые, сохраняющиеся у данной группы предметов при вариации несущественных. При помощи существенных признаков предмет может быть легко отличен от предметов, которые даже сходны с ним, но не точно совпадающие с тем предметом, о котором идет речь.
Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что обобщение – одна из основных и наиболее значимых форм мышления. Не умея обобщать, невозможно формировать понятия и законы, делать выводы.

Тест №1. испытуемому предъявляют бланк и говорят: “Здесь в каждой строке написано четыре слова, из которых 3 можно объединить в одну группу и дать ей название, а одно слово к этой группе не относится. Его нужно найти и исключить (вычеркнуть). Всего 18 заданий”. Исследователь вместе с испытуемым решают и разбирают пример.

Тест №2. Предназначение.
Сейчас Вам предстоит решать задачи на обобщение. Всего задач будет 15. Каждая задача состоит из трёх слов, которые в чём-то похожи друг на друга. Эти три слова объединяет некое общее качество. Придумайте общее название для всех этих трёх слов. Старайтесь, чтобы название было точное.
Возьмём для примера три слова: “метр”, “сантиметр”, “миллиметр”. Их можно объединить одним понятием – “мера длины”. Не стоит давать описания вроде: “с помощью них можно измерить отрезок” и тому подобные.

Тест 3
1-Й Субтест (осведомленность).
Он состоит из предложений вопросительного характера. В каждом из них не хватает одного слова. Испытуемый должен из приведенных слов выбрать и подчеркнуть то, которое правильно дополняет данное предложение. Одинаковыми ли по смыслу являются ли слова?
ЛУЧ и
а) прямая б) отрезок в) полупрямая г) плоскость д) линия
2-Й субтест (осведомленность).
К слову в левой части листа подобрать из предложенных слов такое, которое совпадало бы с ним по смыслу, т. е. слово-синоним. Его нужно подчеркнуть.
РАЗНОСТЬ
а) число б) результат вычитания в) уменьшаемое г) вычитаемое
3-Й субтест (установление отношений аналогии).
Даны три слова. Между первыми двумя существует определенная связь. Нужно найти к третьему слову такое, которое было бы так же с ним связано, как первое со вторым. Это слово надо подчеркнуть.
ПИЛА: ПИЛИТЬ = ПЕРИМЕТР:
а) искать б) прибавлять в) вычислять г) отнимать
4-Й субтест (логическое обобщение).
Даны четыре слова, три объединены одним признаком, четвертое к ним не подходит. Его нужно подчеркнуть.
а) рубль б) пуд в) длина г) метр

Исключение лишнего.
Существуют два
варианта методики исключения – словесный и предметный.
Словесный вариант производится при помощи бланка, содержащем серии из
5 слов. Обследуемому говорят, что 4 из 5 слов в серии являются в какой-то
мере однородными понятиями и могут быть объединены по общему дляних приз-
наку, а 1 слово не соответствует этим требованиям и должно быть исключено.

Существенную роль, играет отношение обследуемого к допущенным ошиб-
кам – сам ли он их заметил или с помощью исследующего, как он мотивирует
ошибочные решения и насколько они доступны коррекции.
Для проведения предметного варианта необходимо подготовить набор кар-
точек, каждая из которых содержит изображения 4 предметов. Дается инструк-
ция: “Из изображенных на рисунке 4 предметов 3 имеют между собой общее,
их можно объединить в одну группу, называть одним словом, а один сущест-
венно от них отличается и должен быть исключен”. Как и в предыдущем вари-
анте, отдельные серии предъявляются обследуемому в определенной последова-
тельности, с нарастающей сложностью. Наряду с выполнимыми заданиями в эту
методику иногда специально вводят серии рисунков, где нельзя такого рода
обобщение произвести.

Выделение существенных признаков.
Существенные признаки – это признаки постоянные, устойчивые, сохраняющиеся у данной группы предметов при вариации несущественных.
Методика выявляет способность испытуемого дифференцировать существен-
ные признаки предметов или явлений от несущественных, второстепенных. Кро-
ме того, наличие ряда заданий, одинаковых по характеру выполнения, позво-
ляет судить о последовательности рассуждений испытуемого.

“В каждой строчке здесь 1 слово на-
ходится перед скобками, а 5 – в скобках. Все слова, находящиеся в скобках,
имеют какое-то отношение к стоящему перед скобками. Однако вы должны из
них выбрать 2 наиболее существенных, являющихся неотъемлемыми признаками
слова, стоящего перед скобками. Выберите только 2 и подчеркните их”.

Слова в задачах подобраны таким образом, что обследуемому приходится
продемонстрировать свою способность уловить абстрактное значение тех или
иных понятий и отказаться от более легкого, бросающегося в глаза, но не-
верного способа решения, при котором вместо существенных выделяются част-
ные, конкретно-ситуационные признаки. Так, к слову “игра” правильное реше-
ние предусматривает такие существенные признаки, как “игроки” и “правила”,
в то же время некоторые обследуемые здесь выбирают слово “карты”. При та-
ком решении задания следует обязательно обсудить с больным результаты.
Иногда даже подсказка исследующего о том, что речь идет об абстрактном
значении этих понятий, не помогает обследуемому найти правильное решение.
Это свидетельствует о недостаточности у него уровня процессов обобщения и
отвлечения.

Абстрагирование.
мысленное выделение существенных особенностей предметов и явлений и отвлечение от несущественных при рассмотрении их с определенной точки зрения [21; с.1].
Наиболее подробные методические рекомендации по формированию операции абстрагирования предлагает Л.А.Бирюков, который делит этот процесс на три этапа.
Первый этап:
1. Формируемые понятия: существенный признак.
2. Формируемые умения: выделение существенных признаков.
Второй этап:
1. Формируемые понятия: несущественные признаки.
2. Формируемые умения: выделение несущественных признаков; противопоставление существенным признакам несущественных.
Третий этап:
1. Формируемые понятия: прием абстрагирования; структура приема абстрагирования.
2. Формируемые умения: выполнение приема абстрагирования в полном объеме; включение приема абстрагирования в систему ранее изученных приемов.

Рассматривается на примере изучения основных физических понятий.
Бирюков Л.А. пишет: «…прием абстрагирования, как любой прием, имеет свою структуру, т.е. состоит из ряда действий, выполняемых в строгой последовательности» [21; с.23] и предлагает следующий алгоритм действий.
1. Определить объект наблюдения (исследования) и выделить в нем как можно больше признаков.
2. В соответствии с поставленной целью наблюдения (исследования) сравнить признаки между собой и выделить группу существенных.
3. Выделить группу признаков, от которых нужно отвлечься в соответствии с поставленной целью.
4. Сопоставить получившуюся после выделения существенных признаков и отвлечении от несущественных идеальную модель объекта реальному предмету или явлению.
5. Определить условия, при которых реальному объекту возможно сопоставить идеальный объект и наоборот [21].
Обобщая, можно сказать:
1) успешное выполнение операции абстрагирования зависит от функционирования анализа, синтеза и сравнения;
2) абстрагирование как операция логического мышления имеет функцию, отвечающую за выделение существенных и несущественных признаков объектов.

Обобщающая и изолирующая абстракция.

ОБОБЩА́ЮЩАЯ АБСТРА́КЦИЯ- процедура отвлечения от несходных, различающихся св-в (признаков) предметов, приводящая к введению в рассмотрение их одинаковых (тождественных, совпадающих, равных) св-в и к образованию (общего) понятия о предметах, обладающих выделенными св-вами (признаками). Генерализирующей, или обобщающей, абстракции, результатом к-рой являются понятия, в к-рых мыслятся предметы, поскольку они образуют классы (напр., “металлы”) или агрегаты (напр., “человечество”), и к-рые обычно могут быть выражены как в единственном, так и во множеств. Числе напр., “храбрец” (“храбрецы”), “нация” (“нации”), “сласти”, от понятий “храбрость”, “национальность” (в смысле свойства принадлежать к к.-л. нации), “сладость”, в к-рых мыслятся изолированно взятые признаки, рассматриваемые как самостоят. предметы
обобщающая абстракция — даёт обобщённую картину явления, отвлечённую от частных отклонений. В результате такой абстракции выделяется общее свойство исследуемых объектов или явлений. Данный вид абстракции считается основным вматематике и математической логике.

Абстракция отождествления, или обобщающая абстракция – абстракция, которая показывает одинаковые свойства предметов и не берет во внимание отличающие их признаки. Такой вид абстракции человек часто использует в математике и математической логике.

ИЗОЛИРУЮЩАЯ АБСТРА́КЦИЯ – мысленное выделение словесно обозначаемого отд. признака к.-л. предмета или предметов, соответствующего тому или иному их свойству или их отношению к др. предметам; при этом выделенный признак мыслится изолированным от др. признаков, охватывающих всю совокупность свойств и отношений данных предметов.

В результате И. а. отдельно взятый признак становится особым предметом мысли. Понятия, в к-рых мыслятся такого рода предметы, наз. абстрактными понятиям таковы понятия “справедливость”, “важность” и т. п. И. а., не имеют объема в обычном для логики смысле; подходя к вопросу шире, можно считать, что и они имеют объем, но он состоит из одного “абстрактного предмета”, т.е. того признака, к-рый выделен данной

Абстракция аналитическая, или изолирующая, в результате которой четко фиксируются свойства объектов, обозначаемые определенным именем (“теплоемкость”, «растворимость», «непрерывность», «четность», «наследственность» и др.);

Понятие.

Понятие как форма мышления.
Специфическим содержанием мышления является понятие.
Понятие – это опосредованное и обобщенное знание о предмете, основанное на раскрытии его более или менее существенных объективных связей и отношений. Понятие имеет абстрактный характер.
Понятие – простейшая логическая форма мысли, отражающая предметы и явления в их общих существенных признаках. Признаком называют все то, в чем предметы могут быть сходны между собой, или чем они друг от друга отличаются

Общим называется признак, присущий классу однородных предметов. Если какие-то предметы сходны в отношении некоторого признака, то их можно объединить в группу, класс, отличающийся от других классов как раз тем, что входящие в него предметы обладают данным признаком
Существенный признак – такая сторона, черта, особенность предмета, которая необходимо ему присуща, лишившись которой он передает быть самим собой, становится иным предметом.
Несущественный признак может приобретаться или теряться предметом, но это никак не влияет на его существование в качестве данного предмета.
Различие между существенными и несущественными признаками не является строгим: то, что в одном отношении кажется существенным, в других отношениях может оказаться несущественным, и наоборот.
Формой существования понятия является слово.

Метод определения понятий очень прост и состоит в том, что человека просят определить то или иное слово, т. е. сказать, что это такое, что оно значит.
Результаты применения (на детях)
Результаты применения этого метода таковы. Дошкольники и младшие школьники, получив такое задание, называют какие-нибудь признаки или функции определяемого предмета, или включают его в конкретные ситуации («собака — она охраняет дом», «собака лает», «собака кусает», «молоко — оно вкусное, его кошка лакает, маленькие дети не любят пить»). У старших школьников и у людей с более высоким уровнем образования преобладают ответы иного типа: определяемое подводится под более общее понятие («собака — это животное» и т. п.).[1]
Содержание и объём понятия.

Понятие качественно отличается от форм чувственного познания: ощущений, восприятий и представлений, существующих в сознании человека в виде наглядных образов отдельных предметов или их свойств.
Понятие как форма мышления отражает предметы и их совокупности в абстрактной, обобщенной форме на основании их существенных признаков.
Понятие – одна из основных форм научного познания. Формируя понятие, наука отражает в них изучаемые ею предметы, явления, процессы.
Содержание и объём понятий
Признаки есть то, чем одно представление или понятие отличается от другого. Например, признаками золота мы считаем “металл”, “драгоценный”, “имеющий определённый удельный вес” и т. п. Это всё то, чем золото отличается от других вещей, от не-металлов, от недрагоценных металлов и т. п.
Не все признаки нужно считать равноценными. Каждое понятие имеет множество различных признаков, но при мышлении о нём мы прежде всего по преимуществу мыслим только известные признаки. Эти признаки являются как бы основными, около которых группируются другие признаки. Первые признаки называются сущственными, или основными, а остальные — второстепенными. Основные признаки — это такие признаки, без которых мы не можем мыслить известного понятия и которые излагают природу предмета.
Признаки понятий со времени Аристотеля принято делить на следующие 5 классов:
1. Родовой признак. Если мы скажем, что химия есть наука, то наука будет родовым признаком для понятия “химия”; в числе других признаков, присущих понятию “химия”, есть и признак “наука”; этот признак отличает химию от всего, что не есть наука. Род (genus) или родовой признак есть понятие класса, в который мы вводим другое рассматриваемое нами понятие.
2. Видовое различие. Если мы скажем, что химия есть наука, занимающаяся изучением строения вещества, то прибавление признака — “занимающаяся изучением строения вещества” будет служить для обозначения того, чем эта наука отличается от других наук. Такой признак, который служит для того, чтобы выделять понятие из ряда ему подобных понятий, называется видовым различием (differentia specifica).
3. Вид (species). Если к родовому признаку присоединить видовое различие, то получится вид. Например, “здание для склада оружия” == арсенал; “здание для склада хлеба” = амбар. В этом случае “здание” есть род, “для хранения оружия” есть видовое различие; присоединение к роду видового различия даёт вид “арсенал”. Присоединение к понятию “здание” видового признака “служащее для хранения хлеба” даёт вид “амбар”. Вид может быть Признаком, потому что его можно приписать понято. Например, “эта наука есть химия”.
4. Собственный признак (proprium). Собственный признак — это такой признак, который присущ всем вещам данного класса, который не содержится в числе существенных признаков, но который может быть выведен из них. Например, существенным признаком человека является его “разумность”. Из этого свойства вытекает его способность владеть речью. Этот последний признак есть собственный признак. Основной признак треугольника — это прямолинейная плоская фигура с тремя сторонами. Что же касается того признака треугольника, что сумма углов его равняется двум прямым, то это есть его собственный признак, потому что вытекает или выводится из основных признаков.” Мы этого признака не мыслим, когда думаем о треугольнике, поэтому он является выводным.
5. Несобственный признак (accidens). Несобственный пригнан — это такой признак, который не может быть выведен из существенного признака, хотя и может быть присущ всем вещам данного класса. Например, чёрный цвет ворона есть accidens. Если бы чёрный цвет ворона был выводим из основных свойств то, то он мог бы быть назван proprium, но он не выводим, так как бы не знаем, по какой причине вороны имеют чёрный цвет юрьев. Он есть, следовательно, accidens.
Содержание и объём понятий. Понятия могут быть рассматриваемы с точки зрения содержания и объёма.
Содержание понятия—это то, что мыслится в понятии. Например, в понятии “сахар” мыслятся признаки: сладкий, белый, шероховатый, имеющий тяжесть и т. д.; эти признаки в совокупности и составляют содержание понятия “сахар”. Содержание понятия, другими словами, есть сумма признаков его; поэтому каждое понятие можно разложить на ряд присущих ему признаков. Содержание понятия может быть весьма изменчивым в зависимости от принятой точки зрения, от размера знания и т. п. Например, в понятии “сахар” химик мыслит одно содержание, а нехимик— другое.
Объём понятия есть то, что мыслится посредством понятия, т. е. объём понятия есть сумма тех классов, групп, родов, видов и т.п., к которым данное понятие может быть приложено. Например, объём понятия “животное”: птица, рыба, насекомое, человек и т. д.; объем понятия “элемент”: кислород, водород, углерод, азот и т. д.; объём понятия “четырёхугольник”: квадрат, прямоугольник, ромб, трапеция;
Таким образом, различие между объёмом понятия и содержанием понятия сводится к следующему: объём понятия означает ту совокупность предметов, к которым должно прилагаться данное понятие, а содержание обозначает те признаки, которые приписываются тому или другому понятию.
Отношение между объёмом и содержанием понятия. Для того чтобы ответить на вопрос, какое существует отношение между объёмом и содержанием понятия, возьмём какой-нибудь пример. Объём понятия “человек” обширнее, чем, например, объём понятия “негр”. Употребляя понятие “человек”, мы думаем обо всех людях, мы думаем о людях, живущих во всех пяти частях света, между прочим и в Африке. Употребляя понятие “негр”, мы думаем только о тех людях, которые живут в Африке. Но о содержании этих двух понятий следует сказать как раз наоборот: содержание понятия “негр” будет обширнее содержания понятия “человек”. Когда мы говорим о негре, то мы можем найти в нём все признаки понятия “человек” плюс ещё некоторые особенные признаки, как-то: чёрный цвет кожи, курчавые волосы, приплюснутый нос, толстые губы и т. п.
Итак, по мере увеличения содержания понятия уменьшается его объём, и наоборот.
Определение понятий.
Обобщение и ограничение понятий.
Обобщение понятий — логическая операция, посредством которой в результате исключения видового признака получается другоепонятие более широкого объема, но менее конкретного содержания; форма приращения знания путём мысленного перехода отчастного к общему в некоторой модели мира, что обычно соответствует и переходу на более высокую ступень абстракции

Обобщение и ограничение понятий.
Ограничение и обобщение. Процесс образования менее общих понятий из более общих называется ограничением (determlnatio). Для образования менее общего понятия мы должны к более общему прибавить несколько признаков, благодаря чему понятие уясняется (determinatur). Например, чтобы из понятия “дерево” получить менее общее понятие “пальма”, надо к признакам дерева прибавить специальные признаки пальмы: вид её листьев, прямизну ствола и т. д. Обратный процесс образования более общего понятия из менее общего, при котором, наоборот, некоторое количество признаков от данного понятия отнимается, называется обобщением (generalisatio).
Предположим, что у нас есть понятие А (наука). Из него при помощи видового различия а мы можем образовать вид Аа (математика); прибавив к понятию Аа видовое различие B (определение пространственных отношений), получим геометрию АаЬ. Прибавив к этому виду признак с (определение пространственных отношений на плоскости), получим планиметрию АаЬс.
Обратный процесс — получение более общих понятий путём отбрасывания отдельных признаков — будет называться обобщением. И тот и другой процесс можно изобразить при помощи следующей схемы, в которой стрелки показывают или нисхождение от более общих понятий к менее общим или, наоборот, восхождение от менее общих к более общим понятиям.
Обобщение – логическая операция перехода от понятия с меньшим объемом к понятию с большим объемом. Другими словами, логическая операция перехода от видового понятия к родовому посредством усечения содержания исходного понятия.
Ограничение – логическая операция (обратная обобщению) перехода от понятия с большим объемом к понятию с меньшим объемом. Другими словами это есть переход от родовых понятий к видовым путем прибавления к содержанию родового понятия видообразующего признака.

Более сложными операциями над понятиями являются деление и классификация.
Классификация.
классификации, потому что он служит вспомогательным средством для индукции; с другой стороны, как мы сейчас увидим, классификация возможна только благодаря индукции. Классификацией мы называем распределение вещей по классам согласно сходству между ними. Так, например, мы можем отнести зарево, кровь, вишни в один класс, потому что все они при всём различии имеют то общее, что они суть красного цвета. Классификация вещей, или распределение их по классам, преследует свои определённые задачи, которые можно формулировать так: задача классификации заключается в том, чтобы распределить вещи по группам в таком порядке, который наиболее полезен для припоминания вещей и для определения свойств их.
Первое требование хорошей классификации заключается в том, чтобы пункты сходства, на основании которых мы составляем классы, были важны в практическом отношении.
Второе требование хорошей классификации состоит в том, чтобы она давала нам возможность сделать наибольшее число утверждений. Та классификация наилучшая, в которой предметы сходны друг с другом в возможно большем числе признаков.
Из этого становится ясной связь классификации с индукцией. Именно классификация предполагает индукцию, потому что эта последняя определяет те общие признаки, которые дают возможность относить предметы в общий класс. Только что указанный признак классификации отличает естественную классификацию от искусственной. Чтобы понять это, возьмём пример какой-нибудь искусственной классификации. Мы можем распределить фамилии каких-либо авторов по первым буквам их фамилий. Это иногда очень важно потому, что .мы можем в случае надобности отыскивать те или иные фамилии. Но такая классификация допускает чрезвычайно мало утверждений. В самом деле, что мы можем утверждать относительно того или иного автора только на том основании, что фамилия его начинается с буквы А или с буквы Б?.
Естественная классификация. Для того чтобы мы могли делать большое число утверждений, мы должны брать за основание классификации такие признаки, которые влекут за собой большое число других признаков. Это бывает в том случае, когда мы соединяем предметы в классы по признакам существенным, выражающим природу вещей.
Искусственная классификация. Искусственная классификация кладёт в основу классификации какие-либо произвольные признаки.
В связи с классификацией следует упомянуть о научной номенклатуре и научной терминологии.
Номенклатура самым теснейшим образом связана с классификацией. Группы естественные или искусственные, на которые распределяются предметы, не могут быть нами запоминаемы, не могут быть сообщаемы другим, если только эти группы не фиксируются определёнными названиями. Для этого именно существует номенклатура. Номенклатура может быть определена как собрание названий всех реальных родов, классов, например в ботанике, зоологии, химии и т. П
Терминология есть совокупность названий или терминов, которые отличают те или другие свойства или части индивидуальных предметов, рассматриваемых наукой. Различие между номенклатурой и терминологией сводится к следующему. Если мы говорим о роде “роза”, то мы употребляем номенклатуру ботаники, если же мы говорим о свойствах индивидуума вида “роза”, то мы употребляем не номенклатуру, а терминологию. Термины дают нам возможность описывать индивидуальные предметы.

Исследование связей между понятиями.
Сравнимыми считаются понятия, которые имеют общие признаки, т.е. имеют общее родовое понятие (желтый – зеленый, токарь – станочник, студент – школьник и т.п.).
Несравнимые понятия не имеют общих признаков (атом – малярия, климат – лошадь и т.п.), т.е. отсутствует общее основание для их сравнения.

Отношения между объемами понятий принято изображать с помощью круговых схем (кругов Эйлера): мы рисуем кружок, в центре которого пишем какую-то “букву – А, В, С… Кружок с буквой, скажем, А, схематично представляет объем понятия А.

Виды совместимости:
1) РАВНОЗНАЧНОСТЬ (ТОЖДЕСТВО). В отношении тождества находятся такие понятия, объемы которых полностью совпадают
Москва (А), Столица России (В) или Сын (А), Внук (В) Объемы понятий “сын” и “внук” совпадают (каждый сын есть чей-то внук и каждый внук – чей-то сын), но содержание различно

2) ПЕРЕСЕЧЕНИЕ. В отношении пересечения находятся понятия, объемы которых совпадают лишь частично.
Студент (А)
Спортсмен (В)
Существуют спортсмены, не являющиеся студентами. Есть студенты не занимающиеся спортом, но имеются спортсмены одновременно являющиеся студентами
3) ПОДЧИНЕНИЕ. В отношении подчинения находятся такие понятия, объем одного из которых полностью входит в объем другого (при этом понятие с большим объемом (родовое) называется подчиняющим, понятие с меньшим объемом (видовое) – подчиненным).
Человек (А)
Студент (В)
1) СОПОДЧИНЕНИЕ. В отношении соподчинения находятся два или более непересекающихся понятий, принадлежащих общему родовому понятию.
Деревья (А)
Сосна (В)
Береза (С)

2) ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЬ. В отношении противоположности находятся понятия, которые являются видами одного и того же рода, при этом одно из них содержит какие-то признаки, а другое эти признаки отрицает и заменяет противоположными признаками (объемы понятий А и В в объеме родового понятия занимают наиболее удаленные части).
Цвет (А)
Черный (В)
Белый (С)

В сумме объемы противоположных понятий не исчерпывают объем родового понятия. Эти понятия можно рассматривать как соподчиненные.
3) ПРОТИВОРЕЧИЕ. В отношении противоречия находятся такие два понятия, которые являются видами одного и того же рода, при этом одно понятие указывает на некоторые признаки, а другое эти признаки отрицает, не заменяя их никакими другими признаками
Виновный (А)
Невиновный (не-А)
(здесь родовое понятие – “человек”)

Аналогии.
Эти отношения анализируются, например: “овца – стадо” – часть и целое, “малина –
ягода” – это определение, “море – океан” различаются в количественном от-
ношении и т. д. Затем внимание обследуемого обращается на расположенные
ниже пары слов, принцип связи которых он должен сопоставить с одним из об-
разцов. Против каждой пары он ставит тот номер, который стоит около пары-
образца. Примерное решение задания носит следующий характер:
“Глава является частью романа, аналогично тому, как овца – частью стада”.
Обсуждение совместно с больным допущенных ошибочных решений дает исследующему материал, на основании которого можно судить о нарушениях логического строя мышления, его целенаправленности и критичности.

Аналогия — понятие, известное со времён античности. Уже тогда было замечено, что уподобляться друг другу, соответствовать и быть сходными по своим свойствам могут не только предметы, но и отношения между ними. Помимо аналогии свойств существует также аналогия отношений.
Хорошим примером последней является аналогия между предметами и отбрасываемыми ими тенями.
Вообразим себе караван, идущий в пустыне на заходе солнца. Тени, падающие на песок, удлинены и деформированы. Но каждому положению, каждому движению наездников и животных соответствует определённое положение и движение тени на песке. Между людьми и верблюдами и их искажёнными тенями мало сходства. Животные и люди являются трехмерными, цветными; тени же плоские, чёрные, карикатурно удлинённые. И вместе с тем между миром вещей и миром их теней есть элемент подобия и даже тождества. В обоих мирах существуют одни и те же отношения. Взаимные положения теней являются такими же, как взаимные положения членов каравана. Каждому наклону головы, каждому движению ноги наездника или верблюда отвечают точно такое же движение соответствующей тени на песке. Можно сказать, что поведение теней строго аналогично поведению тех объектов, которые отбрасывают эти тени.
При аналогии отношений уподобляются отношения. Сами же предметы, между которыми эти отношения имеют место, могут быть совершенно разными.

Аналогия отношений, способная сопоставить и сблизить все что угодно, является мощным оружием человеческого мышления, требующим, однако, особой осторожности и рассудительности при его применении. В умелых руках такая аналогия может стать средством глубоких, опережающих своё время прозрений или ярких, поэтических образов, заставляющих увидеть мир в новом свете и в необычном ракурсе.

Аналогия во всех случаях означает определённое подобие, сходство: вещей, свойств, отношений. Но не всякое сходство есть аналогия. Например, два близнеца очень похожи друг на друга, но вряд ли можно сказать, что они являются «аналогами» друг друга. Аналогия — только частный случай сходства. Начало рассуждения по аналогии всегда требует установления определённого сходства. Сама аналогия — это всего лишь продолжение первоначального сходства, перенос его с известных свойств на неизвестные.
Как бы широко ни простиралось и как бы вольно ни истолковывалось сходство, оно никогда не будет полным и абсолютным.

Сходство всегда сопряжено с различием и без различия не существует. В этом плане аналогия — это всегда попытка продолжить сходство несходного .
Как только это осознается, встаёт самый важный вопрос, касающийся аналогии. Рассуждение по аналогии продолжает сходство, причём продолжает его в новом, неизвестном направлении. Не наткнётся ли эта попытка расширить сходство на неожиданное различие? Как разумно продолжить и развить установленное начальное сходство? Каковы критерии или гарантии того, что подобные в чем-то объекты окажутся сходными и в других своих свойствах?
Умозаключение по аналогии не даёт достоверного знания. Если посылки такого умозаключения являются истинными, то это ещё не означает, что и его заключение будет истинным: оно может быть истинным, но может оказаться и ложным.

Проблематичность, или вероятность, может быть большей или меньшей. Аналогию, дающую высоковероятное знание, принято называть строгой или точной. Научные аналогии обычно являются строгими. Рассуждения по аналогии, нередкие в повседневной жизни, как правило, поверхностны и не особенно строги. От аналогий, встречающихся в художественной литературе, точность вообще не требуется.
Как повысить вероятность выводов по аналогии?
В начале рассуждения по аналогии фиксируется сходство сопоставляемых объектов. Здесь надо стремиться к тому, чтобы было схвачено и выражено действительное, а не поверхностное или мнимое сходство. Желательно, чтобы сравниваемые объекты были подобны в важных, существенных признаках, а не в случайных и второстепенных деталях. Полезно также, чтобы круг совпадающих признаков объектов был как можно шире.
Для строгости аналогии важен, далее, характер связи сходных признаков предметов с переносимым признаком. Информация о сходстве должна быть того же типа, что и информация, распространяемая на другой предмет. Если исходное знание внутренне связано с переносимым признаком, вероятность вывода заметно возрастает.
Кроме того, при проведении аналогии необходимо тщательно учитывать не только сходные черты сопоставляемых предметов, но и их различия. Как бы ни были подобны два предмета, они всегда в чем-то отличаются друг от друга. И если их различия внутренне связаны с признаком, который предполагается перенести с одного предмета на другой, аналогия неминуемо окажется маловероятной, а возможно, вообще разрушится.

Итак, рассуждение по аналогии, порождающее новые идеи и решения, является переносом, продолжением сходства. Понятия, допущения, формально-математические структуры и т.п. из той области, где уже была продемонстрирована успешность их применения, переносятся в другую область, являющуюся для исследователя центром его проблемной ситуации.
.
Аналогия — мощный генератор новых идей, гипотез, предположений. Причём важно, что аналогии создают для науки не просто запас идей, но арсенал решений, точнее, их полуфабрикатов.
Аналоговые переносы — твёрдая почва для контролируемого риска . С их помощью мобилизуются решения, уже доказавшие свою работоспособность, хотя и в другом контексте, и устанавливаются взаимосвязи между новыми идеями и тем, что уже считается достоверным знанием. Новые идеи не возникают на пустом месте. Они — результат преобразования уже известного, и старый опыт служит для них определённым подкреплением.
Иногда говорят, что применение аналогии ограничено, что новое знание — это как раз то знание, которое не имеет аналогии. История науки убеждает в обратном: самое радикальное новшество обнаруживает некоторые неожиданные аналогии с уже имеющимися знаниями.
Аналогия является также мощным средством установления связи между отдалёнными областями и тем самым сближения их.
Одно из наиболее важных понятий в биологии — гомология , т.е. сходство органов животных и растений по основному плану строения. Это сходство объясняется общностью происхождения, параллельной генетической дерминацией или тем, что данные органы являются завершением одного какого-то эволюционного ряда. Гомология — биологическая разновидность аналогии.
Последовательности.
Умозаключения.
Умозаключение – форма мышления, посредством которой из одного и более суждений выводится новое суждение.
Истинность заключения обусловлена двумя факторами: во-первых, истинностью посылок, во-вторых, формальной правильностью связи между посылками – правильной формой соответствующего умозаключения.
Истинным является мышление, адекватно отражающее фрагмент действительности, а “правильным” называется мышление, не нарушающее правил и законов формальной логики.
Структура умозаключения
Любое умозаключение состоит из посылок и заключения или вывода из посылок. Посылки – это исходные суждения, азаключение – новое суждение.
При выявлении логической формы умозаключения посылки и заключение принято записывать столбиком. Посылки отделяются от заключения горизонтальной чертой. Над ней записываются посылки, а под ней – заключение.
Традиционный древнегреческий силлогизм:

[посылка] Все люди – смертны.
[посылка] Все греки – люди.
________________________________________
[заключение] Следовательно, все греки смертны

Логическим основанием выведения нового суждения является смысловая связь посылок. Они состоят из суждений, состоящих из одинаковых терминов, т. е. связанных по содержанию. Если взять разные по содержанию суждения, то вывод из них невозможен. Например, из суждений “Все планеты – небесные тела” и “Ручка – канцелярский прибор” нельзя сделать заключение. Ни в действительности, ни логически они не связаны.
В зависимости от последовательности движения мысли и логической обоснованности выводного суждения умозаключения делятся на виды:
1) дедуктивные: от более общего знания к менее общему; заключение с логической необходимостью вытекает из посылок, оно ими обосновано полностью и однозначно;
2) индуктивные: от менее общего знания к более общему; заключение имеет чаще всего вероятностный характер;
3) умозаключения по аналогии: от частного знания к частному; заключение носит вероятностный характер.
Дедуктивные умозаключения дают чисто формальные выводы, т.е. по существу лишь раскрывают в новой форме информацию, изначально заложенную в посылках.
Индуктивные выводы и аналогии уступают дедукции в точности, но имеют преимущество в том, что только в них появляется принципиально новое знание.

В обобщенном виде умозаключение можно охарактеризовать как такую мыслительную структуру, в которой из двух или более истинных исходных суждений (называемых посылками), на основании определенной логической связи между ними, формируется новое истинное суждение. Иначе говоря, умозаключение – это мыслительная форма, позволяющая получать новое истинное знание из уже известного истинного знания; это форма опосредованного другими мыслями опережающего отражения (без обязательного непосредственного соприкосновения с предметом, с областью отражения), дающая новое знание на основе связи между собой нескольких исходных мыслей, т.е. на основе определенной закономерной (в этом смысле логической) связи между уже известными и истинными исходными суждениями. При этом, подчеркнем еще раз, истинный вывод будет следовать только тогда, когда исходные мысли являются истинными, а связи между ними логичными (закономерными).
В таких случаях и говорят об истинности и правильности мышления. Истинными мысли бывают тогда, когда их содержание адекватно отражает предмет мысли, соответствует действительности. Правильными мыслительные формы и мышление бывают тогда, когда они построены в соответствии с требованиями логики к структуре мыслей. Поэтому и часты случаи, когда истинные исходные мысли, связанные в рассуждении (умозаключении) неправильно, не в соответствии с требованиями логики, не в соответствии со структурными законами форм мысли, дают ложный вывод, ложное выводное знание.
Дедуктивные умозаключения – это рассуждения от общего к частному и единичному, они характерны наличием среди посылок общего суждения.
Индуктивные умозаключения, наоборот. — рассуждения от единичного и частного к общему, здесь в качестве посылок выступают суждения единичные, частные, а вывод делается общий. Среди индуктивных умозаключений выделяют умозаключение по полной индукции и по неполной.
Традуктивные умозаключения — умозаключения, в которых и посылки, и вывод одинаковой степени общности, т.е. это умозаключения из суждений отношения и умозаключения по аналогии.
Умозаключение по аналогии – умозаключение, в котором на основании сходства одних признаков предмета делается вывод о сходстве других признаков.

А имеет признаки a, b, c, d.
В имеет признаки a, b, c.
________________________________________
Вероятно, В имеет признак d.
где a, b, c – общие признаки, d – переносимый (экстраполируемый).

Аналогия представляет собой переход к знанию той же степени общности, то есть от единичных суждений к единичным, от частных – к частным, от общих – к общим.
Основанием умозаключений по аналогии служит сходство (аналогия) предметов, их свойств и отношений. Сходство предметов определяется двумя факторами:
Но умозаключения по аналогии играют важную эвристическую роль в научном познании. Аналогия – один из основных способов формирования научных гипотез, источник догадок и предположений, которые затем проходят проверку более строгими дедуктивными и индуктивными методами. На первых этапах исследования незнакомых явлений ученый ищет среди уже известных ему явлений какие-то аналогии для нового.
В зависимости от характера признака, переносимого с одного предмета на другой, различают аналогию свойств и аналогию отношений.
Аналогия свойств – это умозаключение по аналогии, в котором роль переносимого признака играет признак-свойство.
Схематично аналогию свойств можно изобразить следующим образом:
Предмет А имеет признаки а, b, c.
Предмет В имеет признаки а, b, c.
Предмет А имеет признак d.
Вероятно, предмет В имеет признак d.
Пример 1. В философии существует проблема чужого сознания. Дело в том, что мы не можем непосредственно установить наличие сознания у другого человека. Джордж Беркли предлагал решить эту проблему методом аналогии. А именно: из внутреннего опыта нам (А) известно, что наше собственное сознание (d) связано с обладанием членораздельной речью (a), адекватной реакцией на речь других людей (b) и адекватной реакцией на действия других людей (c). Если мы наблюдаем, что другой человек (B) обладает членораздельной речью (a), адекватно реагирует на нашу речь (b) и наши действия (c), то на этом основании мы заключаем, что он обладает сознанием (d).
Пример 2. Когда-то путем умозаключения по аналогии возникло предположение, что на Марсе (В) есть жизнь (d). Оно было сделано на основании сходства Марса (В) и Земли (А) по величине (а), по наличию атмосферы (b), на основании того, что обе планеты являются достаточно остывшими (с), и на основании знания о том, что на Земле (А) имеется жизнь (d).
Аналогия отношений – это умозаключение по аналогии, в котором переносимым признаком является признак-отношение.
Схема аналогии отношений:

Предмет а подобен предмету с.
Предмет b подобен предмету d.
Между предметами с и d имеется отношение R.
Вероятно, между предметами a и b имеется отношение R.
Пример. «Как из непосредственного солнечного света в заимствованное отражение луны, переходим мы от наглядного, непосредственного… представления… к абстрактным… понятиям разума, которые получают всё своё содержание только от наглядного познания и по отношению к нему» (Шопенгауэр А. «Мир как воля и представление»).
В этой аналогии Шопенгауэр уподобляет чувственные представления (а) солнечному свету (с), а абстрактные понятия (b) – свету луны (d). Но известно, что луна светит отраженным светом солнца («заимствует» свой свет у солнца), то есть между светом луны и светом солнца существует отношение заимствования содержания (R). Шопенгауэр делает заключение, что отношение заимствования содержания (R) имеет место и между чувственными представлениями (а) и абстрактными понятиями (b).
В аналогии отношений терминами (образцом и субъектом) выступают не отдельные предметы, а системы объектов. Например, в рассмотренной только что аналогииобразцом аналогии является система «солнечный свет (с) – свет луны (d)», субъектоманалогии – система «чувственные представления (а) – абстрактные понятия (b)».Переносимый признак – это признак-отношение «заимствовать содержание у чего-то…» (R).
Фигуральная аналогия – это умозаключение, основывающееся на сходстве отношений между предметами из качественно отличных областей действительности, связь которых имеет только символическое значение.
Пример. «Трудно определить, что такое демократия. Она подобна жирафу. Раз посмотришь – и уж больше ни с чем не перепутаешь».

Причины ошибок выводов по аналогии:
1) несущественность признаков, служащих основанием аналогии;
2) отсутствие связи между признаками, служащими основанием аналогии, и переносимым признаком.
Повышение вероятности истинности заключений, полученных по аналогии, можно обеспечить, выполняя следующие требования:
1) число общих для образца и субъекта аналогии признаков должно быть как можно большим;
2) признаки, служащие основанием аналогии, должны быть существенными для сравниваемых предметов;
3) общие признаки должны охватывать различные стороны сравниваемых предметов;
4) переносимый признак должен принадлежать к тому же типу, что и признаки, составляющие основание аналогии, и быть связанным с ними;
5) необходимо учитывать, наряду со сходством предметов, их различие.

4 Исследование процесса формирования понятий.

Мыслительные стратегии.

мышления фиксирует два признака: обобщенность и опосредованность. По этим признакам мышление обычно отделяют от восприятия. Мышление в отличие от восприятия выходит за пределы чувственного данного и расширяет границы познания. В мышлении на основе сенсорной информации делаются определенные теоретические и практические выводы. Оно отражает бытие не только в виде отдельных вещей, явлений и их свойств, но и определяет связи, существующие между ними, которые чаще всего непосредственно, в самом восприятии человеку не
Свойства вещей и явлений, связи между ними отражаются в мышлении в обобщенной форме, в виде законов, сущностей.

Петровского можно дополнить, что мышление – это, прежде всего, движение идей, раскрывающее суть вещей. Его итогом является не образ, а некоторая мысль, идея.
Что же такое стратегия? Прежде всего, выявим этимологию данного понятия. Слово стратегия имеет греческие корни. Оно происходит от слова «strategia», что означает умелое руководство. Ваша стратегия – это то, что вы делаете, во многих отношениях это то, куда вы руководите своими ресурсами, в данном случае ресурсами мыслительной деятельности.
Стратегия – это долгосрочный план действий, разработанный для того, чтобы достичь определенной цели, в основном победы. Понятие стратегия отличается от понятия тактики и немедленных действий. Стратегия рассчитана на то, чтобы сделать существующую проблему более легкой для понимания с целью её конечного разрешения.
По сути, мышление – это умственный процесс, позволяющий человеку представлять себе картину мира и эффективно работать с ним в соответствии со своими целями, планами и желаниями. Стратегически мыслить – это нескучное и нужное размышление, это умение человека, позволяющее ему обезопасить себя от неизвестности будущего путем принятия определенных решений и действий.
2. Классификация стратегий мышления
Американские исследователи Д.С. Брунер и К. Левин изучали различные приемы, к которым прибегали испытуемые при решении тех или иных мыслительных задач. Оказалось, что можно выделить три подхода, различающиеся как по эффективности, так и по уровню сложности.

1. Одним из подходов, указанный Брунером и Левином является «случайный перебор» [2, с. 364]. При такой стратегии случайным образом формулируется гипотеза либо осуществляется выбор, а затем оценивается их правомерность, и в случае отрицательной оценки выдвигается новое предположение; так продолжается до тех пор, пока не будет найдено решение.
Необходимо отметить, что такая стратегия осуществляется по методу проб и ошибок, и ее используют, как правило, дети и субъекты со слабо структурированным мышлением.
Главный недостаток данной стратегии мышления состоит в том, что поиск ведется несистематично и поэтому может оказаться неполным и привести либо к отказу от дальнейших попыток, либо к неприятным последствиям (особенно если речь идет, например, о распознавании ядовитых грибов).

2.Следующая стратегия мышления – рациональный перебор. При такой стратегии исследуют некое центральное, промежуточное или наименее рискованное предположение, а затем, изменяя каждый раз по одному элементу, «отсекают» неверные направления поиска
Рассмотрим очень простой пример. Ясно, что если меня попросят отгадать неизвестную мне букву алфавита, задавая вопросы, на которые мне будут отвечать «да» или «нет», то логичнее всего будет сначала спросить, расположена ли она в алфавите между а и m или между n и z. Если верным окажется второй вариант, то можно будет спросить, располагается ли она между n и s или между t и z. При таких последовательных приближениях круг поиска постепенно сужается, пока не будут найдены ключевые элементы искомой категории или поставленной задачи. Именно так мы чаще всего узнаем животное, которое видели во время прогулки, или находим место поломки в двигателе автомобиля. Интересно отметить, что именно так работает и «искусственный интеллект» компьютера.

3.Систематический перебор. При этой стратегии мышления субъект охватывает своим умом всю совокупность возможных гипотез и систематически анализирует их одну за другой, пытаясь прийти таким образом к каким-то выводам.
Можно сказать, что такая стратегия, разумеется, самая строгая, но в то же время и самая скучная. Неудивительно поэтому, что в повседневной жизни она используется редко. Однако это единственная стратегия, позволяющая действительно наиболее адекватно разрабатывать планы долговременных или сложных действий.
В науке, например, очень многие эксперименты бывают заранее обречены на неудачу, из-за того, что исследователь с самого начала не предусмотрел все возможные последствия различных манипуляций и меры строгого контроля всех переменных, кроме независимой.

С другой стороны, всегда хочется верить, что диагноз, поставленный нам врачом, явился результатом систематического, а не рационального и тем более не случайного перебора.

Поскольку люди обычно не располагают всеми необходимыми данными для решения своих проблем и не могут оценить все последствия того или иного выбора, они довольно редко в своей повседневной жизни выбирают действительно наиболее адекватные формы поведения. Впрочем, как сказали бы оптимисты, именно это, может быть, и делает нашу жизнь столь красочной и неповторимой.

На основе анализа 2000 экспериментов Брунер выделил четыре вида стратегий, которыми пользуются испытуемые во время поиска искусственного понятия.
1. Стратегия одновременного поиска (или симультанная стратегия). Испытуемые, пользующиеся этой стратегией (их около 2%), сразу после предъявления им первой же карточки формулируют для себя все возможные гипотезы. Выбор каждой последующей карточки они производят таким образом, чтобы независимо от ответа экспериментатора (“Да” или “Нет”) исключить максимальное число неверных гипотез. Эта стратегия очень эффективна, но чрезвычайно трудна, поскольку испытуемый постоянно должен помнить, какие гипотезы уже оказались неверными и какие еще необходимо проверить.

2. Стратегия последовательного поиска. Она отличается от предыдущей стратегии тем, что испытуемый формулирует только одну гипотезу, которую затем последовательно проверяет соответствующим выбором карточек. Такого рода испытуемые, как правило, высказывают свою гипотезу лишь после трех-четырех ходов. И если она оказывается неверной, то они формулируют следующую, затем так же тщательно ее проверяя. Эта стратегия требует больших затрат времени и с этой точки зрения малоэффективна. Однако ее применяет около 25% испытуемых, поскольку она довольно легка в использовании.

3. Консервативная стратегия. В отличие от двух предыдущих стратегий испытуемые, пользующиеся ею, предварительно вообще не формулируют никаких гипотез. Их стратегия основана на проверке значимости отдельных признаков предъявленной им карточки, т. е. в выявлении иррелевантных (незначимых) признаков. Эта стратегия весьма эффективна в том случае, если задуманное экспериментатором понятие содержит лишь один существенный признак, но она требует значительных временных затрат, когда понятие содержит больше признаков. Несмотря на это, именно данной стратегией пользуется около 70% испытуемых.

4. Азартная стратегия. Характерной чертой данной стратегии является то, что, как и в консервативной стратегии, испытуемые проверяют не гипотезы, предварительно ими сформулированные, а пытаются отгадывать задуманное экспериментатором понятие, проверяя значимость сразу двух или больше признаков. Ответ экспериментатора “Нет” приводит этих испытуемых в тупик, поскольку неизвестно, к какому признаку карточки этот ответ относится. Успех при использовании данной стратегии может быть лишь делом случая.

Исследование процесса формирования понятий.

Понятие — это отражение общих и существенных свойств предметов или явлений. В основе понятий лежат наши знания об этих предметах или явлениях. Принято различать общие и единичные понятия.
Общими понятиями называют те, которые охватывают целый класс однородных предметов или явлений, носящих одно и то же название. Единичными называются понятия, обозначающие какой-либо один предмет. Например, «Енисей», «Венера», «Саратов» и др.
формирование понятия происходит не только посредством уяснения каких-либо общих свойств и особенностей группы предметов, но в первую очередь через приобретение знаний о свойствах и особенностях единичных предметов. Закономерный путь формирования понятий — это движение от частного к общему, т. е. через обобщение.
Усвоение понятий — это достаточно сложный процесс, который имеет несколько этапов. На первых этапах формирования понятия не все существенные признаки воспринимаются нами как существенные (это особенно характерно для детей). Более того, то, что является существенным признаком, нами может не осознаваться вообще, а то, что является несущественным, воспринимается нами как существенное. Сегодня у нас есть все основания считать, что основой формирования понятий является практика. Очень часто, когда нам не хватает практического опыта, некоторые наши понятия имеют искаженный вид. Они могут быть необоснованно сужены или расширены. В первом случае понятие, сформированное нашим сознанием, не включает в себя то, что должно включать, а во втором случае, наоборот, объединяет в себе ряд признаков, совсем не свойственных отражаемому в понятии предмету.
Вероятно, можно выделить не только этапы формирования понятий, но и определенные механизмы этого процесса. Мы не ошибемся, если скажем, что некоторые понятия формируются у нас в первый год жизни, и мы не можем раскрыть закономерности их формирования, потому что приобретаемые нами в первые годы жизни знания попадают в разряд неосознаваемых.
Усвоить понятие можно двумя путями: либо нас специально учат чему-либо, на основе чего формируется понятие, либо мы в процессе деятельности самостоятельно формируем понятие, опираясь на собственный опыт. Каким путем будет происходить усвоение, зависит от того, чему учится человек.
Мы уже отметили, что усвоение понятий идет по пути обобщения. Но каковы механизмы усвоения понятий? Американские психологи выделяют несколько способов усвоения понятий через практический опыт.
-Простейший способ они называют стратегией экземпляра. Проиллюстрировать его можно на том, как ребенок усваивает понятие «мебель». Когда ребенок встречает известный пример, или экземпляр, — скажем, стол — он сохраняет его образ в памяти. Позднее, когда ребенок должен решить, является или нет новый элемент — скажем, другой стол — примером мебели, он сравнивает этот новый объект с хранимыми в памяти образами мебели, включая образ стола.
-По мере взросления человек начинает пользоваться другой стратегией — проверкой гипотезы. Он изучает известные примеры понятия, ищет признаки, относительно общие для них (например, многие предметы мебели находятся в жилых пространствах), и выдвигает гипотезу, что именно эти общие признаки характеризуют данное понятие.
Исследование физиологических основ мышления позволило установить, что эти две стратегии приобретения понятий — стратегия экземпляра и стратегия проверки гипотезы — реализуются различными участками мозга.
Одним из наиболее важных моментов в усвоении понятия является его осознание. Иногда, используя понятие, мы до конца не осознаем его смысл. Поэтому осознание понятия может рассматриваться как наивысшая ступень в формировании понятий, как звено, соединяющее понятие и понимание.
понимание определяли как отражение связей, отношений предметов или явлений реального мира. В современной науке понимание трактуется как способность постичь смысл и значение чего-либо, а приведенное выше определение полностью отражает суть суждения. Конечно, в современной психологии понятия «суждение» и «понимание» не являются полностью тождественными, но они самым тесным образом связаны друг с другом. Если понимание — это способность, то суждение — это результат данной способности.
Методика Выготского-Сахарова.
(Методика Выготского–Сахарова)
Цель: изучение процесса формирования искусственных понятий испытуемого.
Вводные замечания.
Теоретическую основу данной методики составляет теория Л.С. Выготского об опосредствованном характере высших психических функций. Методика Выготского–Сахарова известна в психологии еще и под названием методики двойной стимуляции, так как в ней в одинаковой степени роль стимулов грают перцептивные (чувственные) и вербальные (словесные) признаки объектов.
Впервые методика была использована в совместном исследовании Л.С. Выготского и Л.С. Сахарова при изучении процесса образо-вания понятий. Сущность этой методики, писал Л.С. Выготский, за-ключается в том, что она исследует развитие и деятельность высших психических функций с помощью двух рядов стимулов, каждый из которых выполняет свою роль по отношению к поведению испытуемо-го. Один ряд стимулов выполняет функцию объекта, на который на-правлена деятельность спытуемого, а другой – функцию знаков, с помощью которых эта деятельность организуется.
В исследовании Л.С. Выготского и Л.С. Сахарова в качестве стимулов-объектов использовались фигуры различных цветов, формы, высоты и размеров, а как стимулы-средства – слова, написанные на обратной стороне каждой из фигур, являющиеся экспериментальными понятиями (они обозначали определенную совокупность признаков стимулов-объектов). В ходе эксперимента испытуемый постепенно раскрывал признаки, входящие в экспериментальное понятие, отбирая фигуры, на которых, по его мнению, аписано одно из понятий, и проверяя каждый раз правильность своего выбора. Методика также используется для изучения основных мысли- тельных операций: анализа, синтеза, сравнения, бстрагирования и обобщения. Применение метода двойной стимуляции дало возмож- ность исследовать, как испытуемый использует знаки в качестве средств направления своих мыслительных операций и как в зависимо- сти от способа употребления слова протекает и развивается весь про-цесс образования понятий.В дальнейшем методика получила широкое методологическое осмысление как средство анализа развития и функционирования высших психических функций в целом.
Для проведения исследования необходимо подготовить набор из 21 картинки разных стереометрических фигур, отличающихся также заливкой и величиной (см. приложение 12). Фигурам, принадлежащим по какому-либо из этих признаков к одному классу, присваивают оди-наковые условные надписи, которые сами по себе ничего не значат.
Экспериментатор 1 определяет для себя, с каким из классов фигур он будет работать (например, с обозна-ченными «биг» в качестве понятия «красные фигуры»). Затем он в беспорядке размещает весь набор фигур на столе надписанной сторо-ной вниз и сообщает испытуемому инструкцию. Экспериментатор 2 записывает в протоколе порядковый номер выбора, выбранную фигу-ру, гипотезу испытуемого относительно задуманного экспериментато-ром понятия, время выбора каждой фигуры, а также реакции испытуе-мого в ходе проведения эксперимента (табл. 7).
Инструкция испытуемому.
«Сейчас я покажу Вам одну из фигур. Посмотрите на нее внима-тельно. Скажу Вам, что на ее нижней стороне имеется надпись «биг».Надпись эта условна. Ваша задача состоит в том, чтобы определить, по какому из признаков объединены фигуры, имеющие такую же надпис биг», выбрав для этого минимальное количество фигур из предъяв-ленного Вам набора».
Л. С. Выготский и его сотрудник Л. С. Сахаров изменили методику Аха с целью более глубокого изучения значений слов и самого процесса их (значений) формирования. Методика Аха не позволяла изучать этот процесс поскольку слова были связаны с обозначаемыми ими фигурами с самого начала; «слова не выступают с самого начала в роли знаков, они принципиально ничем не отличаются от другого ряда стимулов, выступающих в опыте, от предметов, с которыми они связываются»[5]. Поэтому в то время как в методике Аха названия всех фигур даны с самого начала, задача же даётся позже, после их заучивания, в методике Выготского-Сахарова, напротив, задача даётся испытуемому в самом начале, а названия фигур — нет.
Перед испытуемым в случайном порядке ставятся фигуры разной формы, цвета, плоскостных размеров, высоты; на нижней (невидимой) стороне каждой фигуры написано искусственное слово. Одна из фигур переворачивается и испытуемый видит её название. Эта фигура откладывается в сторону, а из остальных фигур испытуемого просят отобрать все, на которых по его мнению написано то же слово, а потом предлагают объяснить, почему он выбрал именно эти фигуры и что искусственное слово означает. Затем отобранные фигуры возвращаются к оставшимся (кроме отложенной), открывается и откладывается ещё одна фигура, давая испытуемому дополнительную информацию, и его снова просят отобрать из оставшихся фигур все, на которых написано слово. Эксперимент продолжается до тех пор, пока испытуемый правильно не отберёт все фигуры и не даст правильного определения слова.[6]

Методика Брунера.

Цель: Изучение модели формирования искусственных понятий.
Ход эксперимента: Студенты делятся на пары: экспериментатор и
испытуемый. Экспериментатор записывает в протоколе задуманное им
понятие и из всего набора показывает испытуемому одну из отвечающих
этому понятию карточку. Затем он предъявляет испытуемому все остальные
карточки, после чего сообщает ему инструкцию.

Инструкция: Перед Вами набор из 81 карточки. Я задумал понятие
(например, «черные фигуры» или «два красных квадрата»). Понятие
образовано мною сложением двух или трех признаков карточек-объектов или
же с использованием только одного признака. Я Вам только что показал одну
карточку, и это означает, что данный объект входит в задуманный мной
класс объектов. Ваша задача состоит в том, чтобы путем минимального
выбора карточек определить, какое понятие я задумал. После каждого
Вашего выбора, я Вам буду говорить: «Да» или «Нет». Ответ «Да» означает,
что выбранная Вами карточка содержит хотя бы один признак задуманного
мною понятия, ответ «Нет» – что данная карточка не содержит ни одного
признака задуманного понятия. Уже после второго выбора карточки, а затем
и после каждого следующего выбора вслед за моим ответом Вы должны
будете формулировать вслух гипотезу относительно задуманного мною
понятия. Опыт закончится тогда, когда очередная Ваша гипотеза совпадет с
задуманным мною понятием

Джером Брунер (1956) отказался от использования искусственных слов. В его эксперименте непосредственной задачей испытуемых становится не определение того, какие объекты соответствуют тому или иному искусственному слову, а определение содержания задуманного экспериментатором «понятия».
Брунер использовал набор объектов с 6-ю признаками (форма, цвет и число фигур на карточке, форма, цвет и число обрамляющих фигуры каёмок), каждый из которых мог принимать 3 значения. Испытуемым заранее объясняют, что их должны интересовать именно эти признаки, а также что под понятием следует понимать определённую комбинацию значений некоторых признаков, и что одни карточки являются положительными примерами данного понятия (т. е. содержат эту комбинацию), а другие — отрицательными (т. е. не содержат её). После этого экспериментатор начинает предъявлять испытуемому карточки по одной, всякий раз сообщая, является данная карточка положительным или отрицательным примером задуманного понятия. Карточки предъявляются в определённом, заранее избранном порядке. Каждая карточка предъявляется на 10 секунд, и после каждого такого предъявления испытуемый записывает своё предположение о задуманном понятии. Экспериментатор не отвечает на вопросы о предыдущих карточках, записывать что-либо кроме гипотез запрещено, и даже к записям своих предыдущих гипотез испытуемый не может возвращаться, т.к. его просят закрывать их картонкой. Предъявленных карточек по меньшей мере достаточно для исключения всех неверных гипотез.[9]

Исследование формирования оптимальной стратегии решения задачи: методика «Ханойская башня».

АНАЛИЗ ФОРМИРОВАНИЯ ОПТИМАЛЬНОЙ СТРАТЕГИИ РЕШЕНИЯ ЗАДАЧИ «ХАНОЙСКАЯ БАШНЯ»

Цель: Методика позволяет производить анализ процесса формирования
стратегии и выработки определенных эвристических правил.
Ход эксперимента: В задаче «Ханойская башня» от испытуемого тре-
буется поэлементно перенести «башню» с клетки А на клетку С,придерживаясь определенных правил.
Все студенты учебной группы делятся на пары: экспериментатор и
испытуемый. Положение каждого диска после каждого перемещения по
игровому полю записывают с помощью принятых номеров дисков и
буквенных обозначений квадратов поля (пример см. в «Протоколе занятия»).
До начала опыта экспериментатор устанавливает на поле А башню дисков и
дает испытуемому инструкцию.
Инструкция: Ваша задача состоит в том, чтобы, используя минимальное
число ходов, – поэлементно перенести башню, состоящую из шести дисков с
поля А на поле С. Перемещать диски разрешается в любом направлении в
пределах игрового поля. При решении этой задачи необходимо строго
следовать следующим ограничивающим правилам:
1) одновременно нельзя перемещать два или более дисков,
2) перемещению подлежит только диск, лежащий сверху башни,
3) нельзя диск большего размера класть сверху диска меньшего размера,
4) при двукратном перемещении одного и того же диска Вам придется начать
все сначала.

Обработка результатов: Задача оценки состоит в выявлении ошибок,
допущенных испытуемым путем проверки последовательности его ходов.
При этом следует обратить особое внимание на 32-й ход: если испытуемый
усвоил эвристические правила решения задачи, то на этом ходу в протоколе
должна, быть запись «VIC». Таким образом, перед 32-м ходом испытуемый
должен понять, что для достижения цели башня из пяти дисков должна
находиться на поле В. Это, в свою очередь, возможно, если башня из четырех
дисков перед этим была на. поле С и т. д. Внимание следует обращать и на
ошибки типа «зацикливания», т. е. многократное повторение одних и тех же
ходов, не ведущих к решению задачи. Задача имеет единственное
оптимальное решение: она решается за 63 хода, что может быть выражено
как 2? – 1, где a – число дисков в башне.
В выводах необходимо указать, на какой по счету попытке, испытуемый
усвоил эвристические правила решения данной задачи и какие ошибки и
вследствие каких причин он допускал.

Исследование лабильности мыслительных процессов:

«словесный лабиринт
позволяет вы¬явить противоположное по отношению к ригидности качество мыслитель¬ных процессов — их подвижность, или лабильность. Под лабильностью мыслительных процессов понимается скорость перестройки этих процес¬сов при последовательном переходе от решения одной задачи к другой.
По¬скольку для решения всех задач не существует единого алгоритма, времен¬ные показатели решения отдельных задач субъектом позволяют оценить его способность переключаться с одного способа решения на другой.
Пока¬зателем лабильности (подвижности) мышления в данной методике высту¬пает время, затраченное испытуемым на решение каждого из десяти лаби¬ринтов.
Предполагается, что увеличение временных показателей и особен¬но их неравномерность по отношению друг к другу свидетельствует о труд¬ностях переключения с одного способа решения на другой (типичная кар¬тина для ригидности). Наоборот, низкие и ровные по отношению друг к другу временные затраты свидетельствуют о легкой переключаемости с одно¬го способа решения на другой (типичная картина для лабильности мышле¬ния)
Процедура эксперимента. Испытуемому предлагается 10 словесных лабиринтов. Под лабиринтом подразумевается столбик беспорядочно перемешанных букв и 6 строк по 6 букв в каждой строке. Набор букв выглядит случайным, но в нем обязательно зашифровано какое-нибудь слово. Задача обследуемого — как можно скорее найти выход из лабиринта, используя три правила. Первое — вход в лабиринт всегда начинается с правого нижнего угла, а выход всегда находится в левом верхнем углу. Второе — передвигаться по лабиринту можно только ходом шахматной фигуры ладьи: только по прямой на любое количество букв. Третье — любая „пройденная“ буква входит в зашифрованное слово, пропустить или перескочить ее невозможно. Регистрируется время за которое испытуемый проходит каждый лабиринт.
Примеры словесных лабиринтов
1-ый ЛАБИРИНТ 2-ой ЛАБИРИНТ
ЬТОТИЧ
САВИЧЮ
ИКЫДАЛ
АВЫЗАК
ВЫСИПО
СЬТАРД ЬСОКБИ
ТИЕЛИК
СНИИРС
ОЕНТАД
НЖИВДО
БАКЩДП

«анаграммы».

Методика предназначена главным образом для выявления комбинаторных способностей, уровня беглости абстрактно-логического мышления. На результат оказывает также большое значение способности к обобщению, умение выделять существенные признаки, объём словарного запаса испытуемого. Данную методику нельзя отнести к тестам на вербальный интеллект, потому что уровень комбинаторных способностей в равной степени одинаково коррелирует и с вербальным интеллектом, и с невербальным.
Стимульный материал включает двенадцать наборов анаграмм. В каждом наборе имеется четыре анаграммы. Одна анаграмма является “лишней”, то есть не подпадает под некую категорию, общую для остальных трёх слов. В этой части методика похожа на тест “Исключение лишнего”. Отличие заключается ещё и в том, что в задачу испытуемого не входит обобщение трёх слов конкретным понятием.
Методику можно проводить как индивидуально, так и в группе.
Спектр применения методики достаточно широкий. В практике работы школьного психолога методику можно применять, например, в программах развития интеллектуальных способностей. В профподборе/профотборе её можно применять по отношению к профессиям, требующим высокий уровень комбинаторных способностей: аналитик, программист, менеджер и многие другие.
При повторном тестировании рекомендуется использовать другую форму. Всего методика А-2011 имеет четыре формы. Данная форма – форма А. Возраст: 16 +
Испытуемому предлагают бланк, на котором располагается таблица с анаграммами, в которой имеются пустые ячейки. В пустую ячейку следует записать лишнее слово (именно слово, а не его анаграмму). Также нельзя использовать вычеркивание лишней анаграммы, потому что испытуемый должен продемонстрировать то, что он смог решить анаграмму. Время проведения теста не ограничивается.
Инструкция. В четвёрке анаграмм имеется одна лишняя. Анаграмма – это слово, в котором буквы случайным образом поменялись местами. Обратите внимание, что иногда в случайном порядке буквы занимают свои прежние места, то есть слово может остаться неизменным. Три исходных слова объединены каким-то общим признаком, качеством. Вам следует найти лишнее слово и написать его. Обратите внимание, что его следует написать не в виде анаграммы, а в исходном, правильном виде.
1 ЯЛВИОИБ АИМЯЕНР НААДКА ДФРО
2 ЫЛАЙ ЫРБУЙ ЙЛГООБУ РЛОХ
3 НЕСИКЕП ОУЛГЬБД ЛНБОАКО СГУЬ
4 АКЛАУ ВПЛАТО ЬАРАКС РАСАМА
5 РАИИН УСИРМП ЕДЕНЛРБ СОЕТТР
6 БУТА УМИИАЗД ИДУНИМЗ АСЛМИ
7 АРАХС ЕИДОЛН ИЮЙР ДРБНЫЯО
8 СРУТАН АЕЕВРН НУРА УЗВ
9 НАБАН НДЯЫ НМГОА ЕОКВСЛ
10 ТСНИУКП ЗЗДЕАВ ЧНЫУЕЙ АЛПТЕАН
11 ЕЛННИ ЛИНАТС БСКАМИР АНКОЕ
12 ТЯРЬОКБ ЛЬЮИ РЬНЯБО ККАМАА

Методы исследования творческого мышления.
МЕТОДЫ ИЗУЧЕНИЯ ТВОРЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ
Эмпирическое изучение творческого мышления проводится с использованием следующих методов.
1. Анализ процесса решения малых творческих задач или задач “на соображение”, требующих переформулирования задачи или выхода за пределы тех ограничений, которые субъект сам на себя накладывает.
2. Использование наводящих задач. В этом случае изучается чувствительность человека к подсказке, содержащейся в наводящих вопросах, которая решается легче, чем основная, но построена по тому же принципу и поэтому может помочь в решении основной.
3. Использование “многослойных” задач. В этом случае дается серия однотипных задач, имеющих достаточно простые решения. Творческий человек проявляет “интеллектуальную инициативу” и попытается открыть более общую закономерность, лежащую в основе каждого отдельного решения.
5. Анализ продуктов деятельности для определения степени новизны и оригинальности.
6. Некоторые шкалы проективных тестов /ММРI, тест Роршаха /могут давать информацию о выраженности творческого начала в мышлении человека.
7. Специальные тесты креативности, основанные на решении задача так называемого открытого типа, т.е. не имеющих какого-то одного правильного решения и допускающие неограниченное, как правило, число решений. Пример такого задания – тест Торренса.

успешностью решения проблемных ситуаций. Было установлено, что последняя зависит от способности по-разному использовать данную в задачах информацию в быстром темпе. Такой тип мышления (Дж. Гилфорд, Н. Марш, Ф. Хеддон, Л. Кронбах, Е.П. Торренс) назвали креативностью и стали изучать ее независимо от интеллекта – как мышление, связанное с созданием или открытием чего-либо нового.

Для определения уровня креативности Дж. Гилфорд выделил 16 гипотетических интеллектуальных способностей, характеризующих креативность.

Среди них:

1) беглость мысли – количество идей, возникающих в единицу времени;
2) гибкость мысли – способность переключаться с одной идеи на другую;
3) оригинальность – способность производить идеи, отличающиеся от общепринятых взглядов;
4) любознательность – чувствительность к проблемам в окружающем мире;
5) способность к разработке гипотезы;
6) ирреальность – логическая независимость реакции от стимула;
7) фантастичность – полная оторванность ответа от реальности при наличии логической связи между стимулом и реакцией;
8) способность решать проблемы, то есть способность к анализу и синтезу;
9) способность усовершенствовать объект, добавляя детали;

Е.П. Торрес выделяет четыре основных параметра, характеризующих креативность:

– легкость – быстрота выполнения текстовых заданий;
– гибкость – число переключений с одного класса объектов на другой в ходе ответов;
– оригинальность – минимальная частота данного ответа к однородной группе;
– точность выполнения заданий.

Методические приёмы исследования конвергентного и дивергентного мышления.

Под конвергентным («сходящимся») мышлением понимается поиск единственного решения. «Если говорить коротко, под конвергентным мышлением понимается линейное, логическое (дискурсивное) мышление, предполагающее одно-единственное правильное решение проблемы. Именно этот тип мышления ассоциируется с ай-кью и классическим методом преподавания».
Под дивергентным («расходящимся») мышлением понимается «веерообразный» поиск по всем направлениям, часто приводящий к оригинальным решениям. Джой Гилфорд писал: «Под креативностью следует понимать способность отказываться от стереотипных способов мышления. Основой креативности является дивергентное мышление…»
«Дивергентное мышление против всякой однозначности, «чёрно-белых» истин. Ему чужды мертвящие, абстрактные схемы. «Дивергентный» ум нацелен на поиск инновационных путей, нетрадиционный идей. В литературе, адресованной массовому читателю, ближайшей параллелью дивергентному мышление является понятие горизонтального мышления».
Методики оценки дивергентного мышления Большой класс диагностических методик для выявления дивергентного мышления разработан на основе кубической модели структуры интеллекта Дж.Гилфорда.
Наибольшей популярностью пользуются следующие тесты:
1.Образная беглость (образное элементы).
Тесты:
1)скетчи придумать 120предложений на заданную тему;
2)сделать фигуру даны три линии, из которых сконструировать фигуры;
3)эскизы на странице даны одинаковые фигуры (круги или квадраты), которые надо дорисовать, чтобы получились какиенибудь предметы.

2.Легкость словоупотребления (символическое элементы).
Тесты:
1)словесная беглость придумать слова с определенной буквой, например о (поле, окно и т.д.);
2)суффиксы придумать слова с определенным суффиксом;
3)префиксы;
4)первые и последние буквы.

3.Легкость воспроизведения идей (семантическое элементы).
Тесты:
1)генерация идей назвать вещи, имеющие определенное свойство (белый, вкусный);
2)тема 1 придумать больше идей, связанных с заданной областью;
3)тема 1 придумать больше слов, связанных с заданной областью;
4)последствия необычного события (например, начнется дождь и не кончится);
5)тест применения дается обычный предмет, для которого надо придумать максимальное количество способов применения.

4.Образная гибкость (образное классы).
Тест классификация дано несколько фигур, которые надо распределить на классы.

5.Символическая гибкость (символическое классы).
Тест группировка чисел дано несколько чисел, которые надо распределить на классы.

6.Варианты употребления (семантическое классы).
Тесты:
1)применение даны два предмета (кирпич и карандаш), надо указать формы их применения;
2)альтернативное использование 6вариантов использования газеты.

7.Дивергентная символическая продуктивность (символическое отношения).
Тесты:
1)группы букв 4буквы из множества имеют общее свойство, выбрать еще 4буквы с тем же свойством;
2)правила чисел используя два числа при помощи математических операций получить шесть других.

8.Легкость в использовании ассоциаций (семантическое отношения).
Тесты:
1)ассоциативная беглость подобрать синонимы для заданного слова;
2)включение в сравнение (лягушка мягкая как губка);
3)контролируемые ассоциации дано два слова, надо определить, что их объединяет.

9.Дивергентная образная продуктивность (образное системы).
Тест конструирование предметов из 5фигур и линий (круга, треугольника и т.д.) сделать предмет (лампу, клоуна).

10.Дивергентная символическая продуктивность (символическое системы).
Тесты:
1)создание кода из чисел и букв;
2)комбинация чисел сконструировать ряд уравнений из предложенных чисел.

11.Легкость выражения (семантическое системы).
Тесты:
1)предложение в 4слова составить различные предложения из 4слов по начальным буквам (п д к е);
2)интерпретация сравнений пример: женская одежда подобна осени, она…;
3)аранжировка слов придумать разные предложения из 4данных слов.

12.Образная адаптивная гибкость (образное преобразования).
Тест спички дана конфигурация из спичек, некоторые из которых надо переложить, чтобы получилась другая конфигурация.

13.Семантическая адаптивная гибкость (семантическое преобразования).
Тесты:
1)заголовок сюжета пример: Миссионер захвачен в Африке людоедами. Он в котле.;
2)отдаленные последствия;
3)символы придумать символы к действиям или предметам.

14.Образное совершенствование (образное выводы).
Тесты:
1)декорации добавить к контурам предметов декоративные линии и детали;
2)формальные эффекты к простым линиям добавить бессмысленные детали.

15.Символическое совершенствование (символическое выводы).
Тест фиксированные слова из букв, входящих в предложенные 2слова, составить пары новых слов.

16.Семантическое совершенствование (семантическое выводы).
Тесты:
1)совершенствование плана дан план, к которому надо добавить детали, ориентированные на конечную цель;
2)возможные профессии назвать профессии, которые могут быть символизированы указанным знаком (горящая электрическая лампочка).

17.Особые операции.
Тесты:
1)как можно усовершенствовать обычные предметы (телефон, тостер);
2)какие проблемы могут быть связаны с обычными предметами.

Литература: ТафельР. Диагностические методики для выявления (идентификации) творческих личностей в американской психологии. Дис. канд. психол. н. М., 1974.

– рассказ – монологическое изложение материала на тему, применяемое для формирования системности и целостности дивергентного мышления;
– написание эссе – метод, используемый для развития в первую очередь системности и целостности дивергентного мышления,
-интерпретация. Метод необходим для развития рефлексивности и гибкости мышления. Учащиеся осуществляют интерпретацию либо текстов, либо устных высказываний. И тексты, и высказывания повышенной сложности. Школьник должен предложить несколько вариантов интерпретации;
– моделирование. Необходимый метод для развития системности и целостности мышления, а также способности самоопределяться в ситуации неопределенности (в различных деловых играх). Построение модели всегда происходит системно и целостно, кроме того, процесс моделирования позволяет предусмотреть различные варианты поведения в ситуации неопределенности;
– доказательство. Как метод развития критичности очень эффективен. Применяется в том числе и при написании эссе. Ученику нужно доказать ложность или истинность высказывания различными способами;

– метод мозговой атаки “6, 3, 5” состоит в том, что 6 специалистов за 5 минут должны предложить 3 варианта прогноза развития той или иной ситуации. Через 5 минут для той же процедуры приглашаются следующие 6 сотрудников и т.п. Таким образом, за полчаса фирма может получить 108 новых идей и предложений, которые затем активно обсуждаются и используются. Метод имеет важное значение для получения случайных результатов;
– метод разложения на части применяется в отношении материальных (вещественных) объектов; он заключается в составлении перечня основных характеристик идеи или предмета и рассмотрении каждой из них на возможное усовершенствование;

– что это такое? (Требовалось привести несколько ответов на вопрос). В большинстве случаев вначале размышления направлены на то, чтобы получить один-единственный правильный ответ. Но нужно не прекращать поиск;
– установление связей. Способность устанавливать связи и соотношения, иногда даже странные – очень важная способность для дивергентного мышления;
– метафоры и сравнения (давалось задание: изучите приведенные ниже сравнения и объясните, почему они правомочны);
– разделение и соединение. (Есть еще один хороший способ генерирования идей. Он называется “анализ атрибутов”. При анализе атрибутов создается список свойств, характеристик и параметров той идеи, над которой вы работаете. Затем в целях создания новой идеи нужно менять по одному или сразу же по нескольку свойств);
– упражнения на импровизацию;
– упражнения на развитие метафоричности (ответы на вопросы: экономика – это… философия – это…).

В исследованиях Е. Торранса, Д. Гилфорда, К. Тейлора, Г. Груббера подчеркивается, что целью дивергентного мышления является развитие исследовательского интереса, ориентированность на поиск новых форм деятельности. Кроме этого дивергентность активизирует способность оценивать, сравнивать, строить гипотезы, анализировать и классифицировать полученный материал.

Впервые в науку понятие “дивергентное мышление” ввел Дж. Гилфорд (1967). Он указал на принципиальное различие между двумя мыслительными операциями: конвергенцией и дивергенцией. Дивергентное мышление определяется им как «тип мышления, идущий в различных направлениях»3. Это мышление допускает варьирование путей решения проблемы, приводит к неожиданным выводам и результатам. Фактически дивергентное мышление позволяет порождать множество разнообразных оригинальных идей в нерегламентированных условиях деятельности.
Дивергентное мышление опирается на воображение. Оно предполагает, что на один вопрос может быть несколько ответов, что и является условием порождения оригинальных идей и самовыражения личности.

Исследования дивергентного мышления (И.Хайн, А.Б.Шнедер, Д.Роджерс) доказывают, что важнейшей характеристикой дивергентного мышления является становление таких психических новообразований, которые выступают как исследовательская активность.
Следует выделить несколько важных оттенков, характеризующих дивергенцию:
1) расхождение как дискретность признаков (свойств);
2) расхождение как снижение связности и возрастание дифференцированности признаков (свойств);
3) расхождение как существование и функционирование признаков (свойств) в параллельном, альтернативном, взаимодополняющем (или взаимоисключающем) режиме;
4) расхождение, приводящее к росту неопределенности и многообразия5 .
Характеризуя дивергентное мышление, Л. Я. Дорфман прибегает к следующему сравнению: “Метафорически дивергентные идеи можно уподобить энциклопедии: в ней много статей, каждая — на отдельную тему, статьи непосредственно не связаны между собой, а в совокупности они образуют мощный интеллектуальный ресурс и потенциал”6 . Выдвижение дискретных, параллельных, альтернативных, взаимодополняющих (или взаимоисключающих) идей характеризует дивергентное мышление, которое продуцирует не просто идеи, а дифференцированные и слабо связанные непосредственно между собой идеи. “Потомy они и являются расходящимися”, — комментирует Дорфман (там же). Каждая из дивергентных идей по отдельности — это относительно самостоятельная (автономная) идея; она может иметь частный характер и быть обособленной от других идей. Дивергентные идеи в совокупности — это когнитивный “рынок” идей с присущим ему разнообразием, многообразием и возможностью выбора. Это расходящиеся возможности, создающие неопределенность и вариативность.
– Тест дивергентного мышления Гилфорда предназначен, в основном, для взрослых людей, батарея креативных тестов состоит из экспресс-тестов, а тесты творческого мышления Торренса являются весьма трудоемкими при проведении и обработке данных. Также для диагностики креативности Е.Е. Туник был адаптирован
-тест Вильямса, предназначенный для комплексной диагностики креативности у детей и подростков от 5 до 17 лет, оценивающий как характеристики, связанные с творческим мышлением, так и личностно-индивидные креативные характеристики.
— Тест креативности Медника;
— Тест креативности Торренса;
— Тест диагностики структуры интеллекта.

Методики Дж. Гилфорда и Е. Торранса.
В зарубежной психологии креативность изучается в русле четырех основных направлений.
Первое направление изучает творческое мышление по продукту (Ж. Тейлор). Критериями творчества здесь являются количество, качество и значимость продукта. Ж. Тейлор [110] описал следующие уровни творческого продукта:
Представители второго направления рассматривают креативность прежде всего в структуре личности, как одну из ее черт. Истоки продуктивности находятся в самой жизненной позиции субъекта.
Представители третьего направления (Дж. Уоллес) изучают творческое мышление как психический процесс.
И, наконец, представители четвертого направления рассматривают креативность как заданную способность.
Ведущими исследователями в данной отрасли, безусловно, являются Дж. Гилфорд и Е. Торренс. Однако, если Дж. Гилфорд рассматривал креативность как заданную способность, и его эксперименты были направлены, в основном, на диагностику уровня креативности и исследование взаимосвязи с некоторыми когнитивными факторами личности, то Е. Торренс занимался изучением креативности в динамике, рассматривая возможности целенаправленного воздействия на развитие креативности как способности [136], [137], [138].
Гилфорд отходит от классического деления мышления на индуктивное и дедуктивное. С его точки зрения и тот, и другой вид описывают лишь однонаправленное – конвергентное мышление, которое обеспечивает решение проблемы путем обнаружения необходимого свойства, единственного отвечающего условиям и требованиям задачи.
На основании проведенных исследований он выделяет четыре глобальных фактора креативности, расположенных внутри его трехмерной модели интеллекта:

-оригинальность (способность продуцировать отдаленные ассоциации, необычные ответы);
-семантическая гибкость (способность выделить функцию объекта и предположить его новое использование);
-образная адаптивная гибкость (способность изменять форму объекта, чтобы увидеть в нем новые возможности);
-семантическая спонтанная гибкость (способность продуцировать разнообразные идеи).

Кроме этого, Дж. Гилфорд упоминает шесть параметров креативности: 1) способность к обнаружению и постановке проблем; 2) способность к генерированию большого числа идей; 3) гибкость — способность к продуцированию разнообразных идей; 4) оригинальность – способность отвечать на раздражители нестандартно; 5) способность усовершенствовать объект, добавляя детали; 6) способность решать проблемы, т.е. способность к анализу и синтезу.
Особого внимания также заслуживают работы известного американского психолога Е. Торренса. По его мнению, креативность — это не специальная, а общая способность, которая базируется на констелляции общего интеллекта, личностных характеристик и способностей к продуктивному мышлению. Е. Торренс [137], анализируя проблему творчества (креативности), подчеркивает, что в современных исследованиях креативность трактуется как высший мыслительный процесс. Это является значительным шагом вперед по сравнению с ранними трактовками, в которых креативность рассматривалась как регрессивный мыслительный процесс, более низкий по сравнению с рациональным логическим мышлением
На первом этапе испытуемому предлагаются задачи, анаграммы, он должен максимально быстро выделить верную гипотезу и сформулировать правило для решения проблемы. Затем предлагаются картинки. Необходимо назвать всевозможные, самые невероятные обстоятельства, приведшие к данной ситуации и ее возможные последствия. На втором этапе испытуемому предлагаются предметы, требуется перечислить различные способы их применения. По мнению автора методики, достаточно освободить мышление от постоянно задаваемых действительностью рамок, и человек станет нешаблонно, творчески мыслить [136].
Еще одной известной моделью структуры интеллекта является мо¬дель Дж. Гилфорда. Он разработал ее на основе гипотетической тео¬рии, которую позднее проверил экспериментально [122-124].
Ведущим положением теории Дж. Гилфорда является отказ от ге¬нерального фактора в пользу представлений о том, что существует 150 разных интеллектуальных способностей. Исходным пунктом его мо¬дели служит гипотеза о существовании трех измерений, комбинация которых определяет разные типы интеллектуальных способностей.
Одно измерение — вид умственных операций, включенных в способ¬ность. Дж. Гилфорд выделяет пять таких операций:
познание;
память;
дивергентное мышление;
конвергентное мышление;
оценивание.
Другое измерение — содержание — характеризует природу матери¬ала или информации, на основе которых осуществляются действия. Дж. Гилфорд различает пять типов содержания:
изобразительное;
слуховое;
символическое;
семантическое;
поведенческое.
Третье измерение — продукт, или результат, характеризует форму, в которой информация обрабатывается испытуемыми. Дж. Гилфорд называет шесть типов продукта:
элементы;
классы;
отношения;
системы;
типы преобразования;
выводы.
В соответствии с моделью Дж. Гилфорда каждая способность опре¬деляется ее уникальным положением по каждому из трех измерений. Эту модель называют «кубообразной моделью структуры интеллек¬та». Поскольку в ней содержится 5x5x6 категорий, т. е. 150 ячеек, то каждой ячейке соответствует один фактор, или способность, хотя не¬которые ячейки могут содержать более чем один фактор. Способности могут различаться как по всем трем измерениям, так и по одному или двум, а по другим двум или одному измерениям совпадать. Однако степень их связи не зависит от того, по одному или двум измерениям они сходны.
Если анализ Дж. Гилфорда верен, то теоретически возможно скон¬струировать тесты, измеряющие отдельные способности. Дж. Гилфорд и его коллеги идентифицировали 105 из 150 намеченных факторов и создали 105 тестов. Согласно теории Дж. Гилфорда, все факторы, вы¬деленные им, являются ортогональными, независимыми. Дж. Гилфорд не выделял факторы второго, третьего порядка, что отличало его тео¬рию от иерархических теорий Ч. Спирмена, Ф. Вернона, Р. Кеттелла. Сконструированные им тесты были отобраны таким образом, чтобы их результаты не коррелировали между собой.
Однако экспериментальные данные самого Дж. Гилфорда не под¬твердили его теорию. Не менее чем в 76 % случаев между тестами были определенные корреляции [124]. Об этом же свидетельствуют и дан-ные других психологов. Кроме того, критические замечания в адрес теории Дж. Гилфорда касались включения им в число интеллектуаль¬ных способностей таких измерений, которые обычно к ним не отно¬сятся. В первую очередь, это факторы, включающие поведенческое содержание, где требовалось ощущение положения тела, а также ди¬вергентное мышление, относимое не к интеллекту, а к креативности.

5 Основные направления исследования речи.
Экспериментальная психосемантика.
Предметом экспериментальной психосемантики являются субъективные системы значений, основным методом – многомерное шкалирование – построение субъективных семантических пространств.
Процедуры построения субъективных пространств освобождают результаты исследования от влияния системы значений самого исследователя. Экспериментальная психосемантика позволяет реконструировать видение мира глазами самого субъекта. В то время как при традиционном подходе к измерению индивидуальных различий индивид рассматривается как точка в пространстве диагностических параметров, заданных исследователем, при экспериментально-психосемантическом подходе индивид как бы оказывается носителем особого пространства, заданного им самим, — пространства индивидуальных значений.
В зарубежных исследованиях подобный подход развивается, прежде всего, последователями Ч. Осгуда (основная методика «семантический дифференциал») и Дж. Келли («репертуарный ролевой тест личностных конструктов»).
Психосемантические методы предоставляют возможность для разрешения дилеммы между «стандартизацией» и «индивидуализацией». Это наиболее ярко иллюстрирует метод личностных конструктов Дж. Келли. В отличие от семантического дифференциала, экспериментатор, использующий теорию личностных конструктов, не задает испытуемому готового набора шкал. Испытуемый сам формулирует названия значимых для него шкал в ходе процедуры триадической оценки сходства «элементов»..
В отечественной психологии необходимость исследования значений была весьма отчетливо сформулирована на теоретико-методологическом уровне прежде всего в работах школы Выготского—Леонтьева. В работах А.Н. Леонтьева психологический смысл проблемы значений раскрыт через систему оппозиций «значение — чувственная ткань сознания», «значение — личностный смысл».
В слое данных, полученных с помощью психосемантической методики от одного субъекта, содержатся группировки объектов, которые информируют исследователя о наличии у субъекта определенных актуальных категорий. Субъективная категория — это подмножество множества объектов, все элементы которого обладают одинаковым значением. Но данные матрицы «объект — объект» сами по себе еще не информируют о значениях, соответствующих этим категориям. Разбиение людей на две противопоставленные категории «полных» и «худых» еще не дает сведений о том, какой из вариантов для испытуемого более приемлем.
Предметом психосемантики является моделирование систем значений как структур репрезентации опыта в сознании. Исторически, первые структуры репрезентации опыта описывались как промежуточная переменная (О) в необихевиоральной схеме S – O – R. Для построения моделей психосемантики требуется априорное постулирование существования семантического пространства, организованного по типу разнообразных метрических пространств.

Экспериментальное исследование интравербальных связей.

исследование связей значений и смыслов психологическими методами не имеет в своем арсенале большого разнообразия средств. Одним из наиболее распространенных является метод ассоциативного эксперимента.
.
Психологи, работающие в области языка, признают необходимость более глубокого уяснения связей между словами. Такие связи принято называть интравербальными (иногда – интравербальными ассоциациями). Статистические исследования таких связей подтверждают, что если встречается какой-либо символ, то можно предполагать с большей вероятностью, чем простая случайность, что скоро за ним последует и символ, с ним связанный.

Одним из самых простых и давно известных методов раскрытия интравербальных связей является экспериментальное исследование словесных ассоциаций, получившее широкую известность благодаря работам Юнга (1918). При обычной форме этого эксперимента испытуемому предлагается ответить на услышанное им слово-стимул любым первым пришедшим ему на ум словом. В полученных ответах наблюдается значительное совпадение ассоциаций у разных лиц. Например, установлено, что из 1000 испытуемых около 650 отвечают на слово “лампа” словом “свет”. Большинство слов дает меньшее однообразие, но для каждого случая можно указать определенное число совпадающих ответов. Таким образом, можно установить некоторую группу вероятных ответов, из которых одни встречаются чаще, другие реже. Как показали испытания словесных ассоциаций, интравербальные связи в пределах данной языковой группы носят довольно устойчивый характер.

Насколько “свободные ассоциации” действительно свободны?

Предполагается, что при свободных ассоциациях законы ассоциации имеют полную власть. Тем не менее, реакция “другим словом” является до некоторой степени ограничивающей и искусственной.
(Неограниченная и ограниченная ассоциации, видимо, были бы более объективными терминами. Экспериментатор, например, может дать испытуемому инструкцию: на каждое слово-раздражитель реагировать произнесением слова с противоположным значением тем самым экспериментатор ограничивает реакцию. Так как испытуемый следует такой инструкции, то, очевидно, что он некоторым образом контролирует свой собственный ассоциативный процесс).

Как только эксперимент на свободные ассоциации стал широко применяться, стало ясно, что любое знакомое слово-раздражитель вызывает одну и ту же реакцию у многих испытуемых и что относительная частота различных реакций на то же самое слово представляет интерес.

Классификации реакций при свободной ассоциации

Неоднократно делались попытки дать классификацию словесных ассоциаций, но признаки, по которым образуются интравербальные связи, и, соответственно, получаемые при испытаниях ответы настолько разнообразны, что ни одна из предложенных классификаций не получила всеобщего признания.
Обычно различают:
– антонимы (мокрый – сухой),
– синонимы (боль – страдание),
– подчиненные слова (фрукт – яблоко),
– соподчиненные слова (яблоко – персик),
– подчиняющие слова (яблоко – фрукт),
– ассонирующие слова (воля – доля),
– дополняющие слова (вперед – продвижение),
– “эгоцентризмы” (успех – я должен),
– грамматические изменения (иду – шел) и др.

Классификация, приспособленная для клинического использования испытания на свободные ассоциации.
Уэллс (1911) использовал следующую более разработанную классификацию, принятую Юнгом (1919):

1. Неспособность реагировать
2. Оценка
роза-красивая
3. Реальное суждение
шпинат-зеле ный
4. Подлежащее-глагол
собака-кусать
5. Дополнение – глагол
олень – стрелять
6. Причина-следствие
шутка-смех
7. Координация
корова-лошадь
8. Субординация
фрукт – яблоко
9. Суперординация
стол – мебель
10. Контраст
черное – белое
11. Сосуществование
воскресенье-церковь
12. Идентичность
цветение-цветок
13. Доканчивание фразы
вперед-марш
14. Доканчивание или составлепие слова
марш-ировка
15. Созвучие
рот-кот
16. Синтаксическое изменение
глубокий – глубина

Эти классы рассматривались как распадающиеся на три большие группы: эмоциональная (включающая классы 1-2), реальная (классы 3-12); и чисто вербальная или лингвистическая: (классы 13-15). Отсутствие реакции включалось в эмоциональную группу на том основании, что сильная эмоция, вызываемая раздражителем, могла привести испытуемого в состояние смятения и затормозить реакцию, но и другие помехи могли дать те же самые результаты.

Обобщающая классификация
1. Определения, включающие синонимы и суперординацию.
2. “Завершение” или утверждение, широко понимаемые.
3. Координация, включая контраст.
4. Оценочные и личные ассоциации.

Использование свободного ассоциативного эксперимента для построения семантического поля слова.

В настоящее время ассоциативный эксперимент является наиболее разработанной техникой психолингвистического анализа семантики речи.
Процедура ассоциативного эксперимента состоит в следующем. Испытуемым предъявляется слово или целый набор слов и говорится, что им необходимо ответить первыми приходящими в голову словами. Обычно каждому испытуемому дается 100 слов и 7—10 минут на ответы*. Большинство реакций, приводимых в ассоциативных словарях, получено у студентов университетов и колледжей в возрасте 17-25 лет (при этом слова-стимулы давались на родном для испытуемых языке).

В прикладной психолингвистике разработано несколько основных вариантов ассоциативного эксперимента:
1. «Свободный» ассоциативный эксперимент. Испытуемым не дается никаких ограничений на словесные реакции.
2. «Направленный» ассоциативный эксперимент. Испытуемому предлагается называть только слова определенного грамматического или семантического класса (например, подобрать прилагательные к существительным).
3. «Цепочный» ассоциативный эксперимент. Испытуемым предлагается реагировать на слово-стимул сразу несколькими словесными ассоциациями — например, назвать в течение 20 секунд 10 различных слов или словосочетаний.

Одной из главных отличительных особенностей ассоциативного эксперимента является его простота и доступность применения, поскольку он может проводиться и индивидуально и одновременно с большой группой испытуемых. Испытуемые оперируют значением слова в контексте ситуации речевого общения, что позволяет выявлять в ходе эксперимента и некоторые неосознаваемые компоненты значения. Так, по результатам эксперимента, проведенного В. П. Беляниным (21), было установлено, что в слове экзамен в сознании студентов — носителей русского языка — присутствуют и такие эмоционально-оценочные «психологические компоненты» семантики этого слова, как трудный, страх, страшный, тяжелый. Следует отметить, что в соответствующих «ассоциативных» словарях они не нашли отражения.
Ассоциативные эксперименты показывают, что одной из личностно-психологических особенностей ассоциативных реакций испытуемых разного возраста (соответственно, имеющих разный уровень языкового развития) является выраженная в разной степени ведущая ориентировка на фонологические и грамматические признаки слова-стимула.
.
Семантические поля слов «активного словаря» (как и определяемые ими ассоциативные реакции) у каждого человека отличаются большим индивидуальным своеобразием, как по составу лексических единиц, так и по прочности семантических связей между ними. Актуализация той или иной связи в ответе-реакции не случайна и может зависеть даже от ситуации (например, у ребенка: друг — Вова). Большое влияние на структуру и особенности речевой (вербальной) памяти человека оказывает общий уровень образования и культуры. Так, ассоциативные эксперименты ряда отечественных психологов и лингвистов выявили, что лица с высшим техническим образованием дают чаще парадигматические ассоциации, а с гуманитарным — синтагматические (41, 102).

СВОБОДНЫЙ АССОЦИАТИВНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ

Сущность свободного ассоциативного эксперимента в следующем: испытуемому предлагают как можно быстрее отвечать на слова экспериментатора первым пришедшим в голову словом. По характеру ассоциаций (содержанию ответов) испытуемого, времени реакции, общему поведению испытуемого и по ряду других признаков можно судить об его установках, мотивах и эмоциональном состоянии.
Данные, полученные в ассоциативном эксперименте, могут быть использованы для изучения семантических связей слов. В качестве примера можно рассмотреть методику, предложенную американским психологом К. Ноблом, основывающуюся на проведении свободного ассоциативного эксперимента.
Считается, что слово вместе со своими ассоциациями образует некоторое семантическое поле, причем значение слова не равно сумме значений его ассоциатов, но оно включает в себя некоторый компонент, являющийся общим для значения данного слова и значений его ассоциатов. Принимается, что ключевое слово входит в семантические поля слов, встретившихся в ответах испытуемых более одного раза. Слова, встречающиеся в ответах групп испытуемых всего один раз, считаются не связанными семантически с ключевым словом и являются результатом случайной или индивидуальной ассоциации.

Цепной ассоциативный эксперимент.
В цепном ассоциативном эксперименте испытуемому предлагается ответить за ограниченный временной промежуток любым возможным количеством слов. Под цепной ассоциативной реакцией понимают неуправляемое, спонтанное, протекание процесса воспроизведения содержания сознания и подсознания субъекта. В цепном ассоциативном эксперименте измеряется общий объем продуцируемых ассоциаций за единицу времени (чаще всего за 1 мин), опуская при этом длительность латентного (скрытого) периода формирования ассоциаций. Главным индикатором качества цепных ассоциаций является структура ассоциативного ряда [1, 149-151]. Однако этот тип ассоциативного эксперимента страдает одним существенным недостатком – в нем наблюдается значительная связь между последовательно наступающими реакциями. Нередко оказывается, что реакция является фактически не реакцией на первоначальный стимул, а реакцией на предшествующую реакцию, оказавшуюся новым стимулом.
При точном соблюдении инструкции перечисляемые испытуемыми слова независимо от его воли объединяются по смыслу в так называемые семантические гнезда. (Например, в наборе ассоциаций, данных на стимул вода: кран, ванна, водопад, природа, озеро, пот, бег можно обнаружить три семантических гнезда.) При этом размер семантических гнезд может быть разным: одно гнездо может включать в себя от одного до нескольких слов.
Методика является одним из многочисленных вариантов теста словесной ассоциации и предназначена для изучения специфики ассоциативного мышления, личностных особенностей, зон индивидуальной психической напряженности испытуемых.

Под цепной ассоциацией понимают неуправляемое, спонтанное протекание процесса воспроизведения содержания сознания и подсознания субъекта так называемый «поток подсознания».
Эти слова независимо от желания испытуемых объединяются в определенные семантические группы, или семантические гнезда. Размер и количество семантических гнезд при этом может быть разным, что и определяет индивидуальные особенности. В одном гнезде может быть от одного слова до нескольких и даже до всех слов цепочки: например, в цепочке «песня, веселая, голос, красивый, металл, золото, серебро, блестит, весна, цветы, аромат» выделяются три семантических гнезда по 3-4 слова в каждом. Эти гнезда в соответствии с их содержанием подводят под более общую категорию – название. В данном примере это могут быть названия «красивая песня», «блестящий металл», «цветущая весна». Судя по названиям и небольшим размерам семантических гнезд данный испытуемый не испытывает особых тревог и каких-либо беспокойств, поэтому психоаналитик ограничивается обычной беседой. Если же размеры гнезда становятся крупными – 10-15 слов, а названия отражают неприятные эмоциональные события, например, страх ограбления или болезненное состояние, задачей психоаналитика становится разработка конструктивных мер по выводу его пациента из тягостного состояния.

Инструкция: «В течение одной минуты записывайте любые слова, приходящие вам в голову. Не перечисляйте предметы, находящиеся в поле вашего зрения, и не вспоминайте ранее заученные ряды слов. Начали!»

Направленный ассоциативный эксперимент.
Направленный ассоциативный эксперимент от различных вариантов свободного ассоциативного теста отличается тем, что испытуемый в ответ на слова-стимулы отвечает (или записывает) не любыми словами, пришедшими ему в голову, а в соответствии с инструкцией экспериментатора. Таким образом, ассоциативные реакции испытуемых как бы направляются по определенному руслу. Это накладывает ограничения на процессы мыслительного поиска испытуемых при выборе подходящих слов из имеющихся в их распоряжении. Инструкции могут быть разными как по направленности, так и по степени сложности.
Например, подбор реакций-антонимов или синонимов – более легкая задача, чем подбор по принципу родовидовых или степенных отношений. Количество стимулов, как и в предыдущем варианте свободного ассоциативного эксперимента, 30-40 слов, но в соответствии с инструкцией они выбираются более осмысленно, например, по словарю синонимов или антонимов.

Инструкция для испытуемых: «В ответ на предъявленное слово-стимул запишите слово противоположного значения (антоним)».
ри хорошем или удовлетворительном знании языка и активном использовании его внутренних структурных связей испытуемые покажут высокие результаты по второй колонке – адекватным реакциям, до 100 %. Достаточно точно хорошими для диагностики будут и показатели по третьей колонке, но все же желательно более точно выполнять инструкцию экспериментатора. Например, если на слово-стимул «позор» испытуемый отвечает словом «гордость», то такой ответ попадет во вторую колонку, так как по словарю антонимов русского языка надо было написать слова «почет», «слава» или «честь». В третью колонку попадают те ответы испытуемых, которые не соответствуют инструкции вообще. Например, в ответ на слово «позор» испытуемый пишет слова «стыд», «осуждение» и прочие, не соответствующие идее противоположности.
Направленный ассоциативный тест проверяет не только знание языка, но и умение логически мыслить, соотносить различные типы связей, таким образом, дифференцирует индивидуальные мыслительные особенности испытуемых.

Исследование прагматического значения слов.

Значения языковых единиц существуют не в человеческом сознании, а в самих этих единицах, то есть не в мозгу человека, а в речи.
Природа знака обусловливает следующее. Любой знак является знаком лишь благодаря тому, что он что-то обозначает, иными словами, относится к чему-то, лежащему вне знака, Следовательно, значение есть не сущность, а отношение. Это отношение знака к чему-то, лежащему вне знака, и есть значение знака.
Следует уточнить, к чему именно знак относится, то есть определить, какое отношение или отношения между знаком и чем-то другим являются значением (значениями) данного знака. В современной семиотике принято говорить о трех основных типах отношений, в которые входит знак и, соответственно, о трех основных типах значений:
1) Прежде всего это отношение между знаком и предметом, обозначаемым данным знаком. Предметы, процессы, качества, явления реальной действительности, обозначаемые знаками, принято называть референтами знака, а отношение между знаком и его референтом – референциальным значением знака (referential meaning). [Другие употребляемые в научной литературе термины: “денотативное”, “понятийное” или “предметно-логическое” значение.] При этом референтом знака, как правило, является не отдельный, индивидуальный, единичный предмет, процесс и т.д., но целое множество однородных предметов, процессов, явлений и пр.
2) Вторым типом отношений, в которые входит знак, является отношение между знаком и человеком, пользующимся данным знаком (то есть отношение между языковым знаком и участниками речевого процесса – говорящим или пишущим и слушающим или читающим). Люди, использующие знаки языка, отнюдь не безразличны к ним – они вкладывают в них свое субъективное отношение к данным знакам, а через них – к самим референтам, обозначаемым данными знаками. Так, русские слова “очи”, “глаза” и “гляделки”; “почивать”, “спать” и “дрыхнуть”; “похитить”, “украсть” и “спереть” обозначают, соответственно, одни и те же референты, то есть имеют одинаковые референциальные значения, но они отличаются по тем субъективным отношениям, которые существуют между этими знаками и людьми, использующими эти знаки. Эта субъективные отношения (эмоциональные, экспрессивные, стилистические и пр.), которые через знаки переносятся на обозначаемые знаками референты, называются прагматическими отношениями. Соответственно второй тип значений мы будем называть прагматическими значениями знаков. [Другие употребляемые термины – “коннотативное значение”, “эмотивное значение”, “стилистическая” иди “эмоциональная” окраска.] Как правило, прагматические значения языковых знаков являются одинаковыми для всего коллектива людей, говорящих на данном языке.
3) Любой знак, в том числе и языковой, существует не изолированно, а как составная часть определенной знаковой системы. В силу этого любой знак находится в сложных и многообразных отношениях с другими знаками той же знаковой системы. Такие отношения называются лингвистическими. Соответственно мы будем говорить о лингвистических значениях языковых знаков. [Другие термины – “внутрилингвистическое значение”, “значимость”.]
Итак, любой языковой знак находится в определенных отношениях с: а) обозначаемым им референтом; б) людьми, пользующимися данным знаком, и в) другими знаками, входящими в ту же самую языковую систему. В силу этого семиотическое содержание знака складывается из трех компонентов – референциального, прагматического и лингвистического значений.
В меньшей степени, чем референциальные значения, поддаются передаче при переводе значения прагматические. Дело в том, что отношение разных человеческих коллективов к данным предметам, понятиям и ситуациям может быть различным.
Если для такой жанровой разновидности текста, как научная и техническая литература, характерна преобладающая роль референциальных значений, то для художественной литературы, в особенности для лирической поэзии, ведущими и основными часто оказываются не референциальные, а прагматические отношения. Из этого вытекает, что при переводе текстов художественных, в особенности поэтических, переводчик нередко вынужден жертвовать передачей референциальных значений с тем, чтобы сохранить несравненно более существенную для данного типа текстов информацию, заключенную в выражаемых в нем прагматических (эмоциональных и пр.) значениях. В ряде случаев наиболее существенная информация оказывается заключенной именно в лингвистических значениях, так что переводчик бывает вынужден жертвовать ради передачи внутрилингвистических значений значениями других типов, в первую очередь референциальными.
Система ПРАГМАТИЧЕСКИХ значений, выражаемых в языке, является весьма сложной, и эти значения качественно неоднородны. Представляется возможным предложить нижеследующую схему классификации прагматических значений.
I. Стилистическая характеристика слова. Можно выделить в словарном составе языка следующие виды стилистической характеристики слов:
1) нейтральная;
2) обиходно-разговорная;
3) книжная;
4) поэтическая;
5) терминологическая.
II. Регистр слова. Имеются в виду определенные условия или ситуация общения, обусловливающие выбор тех или иных языковых средств, в том числе лексических единиц. Можно наметить существование пяти регистров, среди них:
1) фамильярный;
2) непринужденный;
3) нейтральный;
4) формальный;
5) возвышенный.
III. Эмоциональная окраска слова. Лексические единицы могут быть подразделены на три основные группы:
1) отрицательно-эмоциональные;
2) нейтрально-эмоциональные и
3) положительно-эмоциональные.
Выделенные здесь аспекты классификации слов по их прагматическим значениям не являются строго взаимоисключающими – между стилистической характеристикой, регистром и эмоциональной окраской существует тесная связь.
Вполне обычной является ситуация, когда лексемы двух разных языков, полностью совпадающие по своему референциальному значению, расходятся в отношении прагматических значений, то есть по стилистической характеристике, регистру или эмоциональной окраске (“кисть” – “hand”, “очи” – “eyes”, “град” – “city”, “buck” – “доллар”, “quid” – “фунт” и т.д.).
Расхождение значений единиц исходного языка и языка перевода в процессе перевода нередко ведет к тому, что те или иные из этих значений оказываются при переводе утраченными. Обычно это выражается в замене стилистически или эмоционально “маркированных” слов исходного языка нейтральными словами языка перевода.
Но если такие потери при переводе являются до некоторой степени неизбежными, то совершенно недопустимо обратное – замена нейтральной лексики на прагматически маркированную.
С рассматриваемой проблемой передачи прагматических значений тесно связан вопрос о передаче при переводе метафорических значений слов. Речь в первую очередь идет здесь о передаче эмоционально окрашенных сравнительных оборотов (“хитер как лиса” – “sly as a fox”, “труслив как заяц” – “timid as a hare”, но “упрям как осел” – “obstinate as a mule”, “глуп как пробка” – “stupid as an ass”, “пьян как сапожник” – “drunk as a lord”, “слепой как крот” – “blind as a bat”). В ряде случаев для названия некоторых качеств в одном из сопоставляемых языков вообще нет сравнительных оборотов (“dead as a doornail” – “мертвый”); в этих случаях могут возникать затруднения при переводе.
Следующим этапом метафоризации значения слова является употребление второго компонента сравнительного оборота для обозначения самого лица или предмета. Но не во всех языках такие метафорические значения слов совпадают. Английское “rat” обозначает “труса”, русское “крыса” метафорически не употребляется. Русское “гусь” означает плутоватого человека, “паук” – кровопийцу-эксплуататора, английские “goose” и “spider” метафорических значений не имеют (“Хорош гусь!” – “There’s a good one!”). В узбекском же языке “паук” – символ хитрости. Все эти моменты должны обязательно учитываться при переводе и последующей редакционной обработке.
К прагматическому значению слова примыкает его коннотация, т.е. те дополнительные ассоциации, которые слово вызывает в сознании носителей данного языка. Слово “черемуха” вызывает у русского воспоминание о весне, природе, а английское “bird cherry” для американца и англичанина остается только названием малоизвестного растения. Напротив, для русского “остролист” и “омела” – всего лишь ботанические термины, для англичанина же их эквиваленты “holly” и “mistletoe” – символы Рождества. Для русского “отруби” – корм для скота, для англичанина “bran” – блюдо, которое принято подавать на завтрак.
Эмоциональная окраска слова. В любом языке существуют слова и выражения, компонентом семантической структуры которых является эмоциональное отношение говорящего к называемому словом предмету или понятию, то есть отрицательная или положительная оценка тех прсдметов, явлений, действий и качеств, которые обозначаются данным словом. В этом случае принято говорить об эмоциональной окраске слова — отрицательной или положительной. Слова, не содержащие в себе никакого оценочного момента (таких в словаре подавляющее большинство), считаются «эмоционально нейтральными». Таким образом, лексические единицы могут быть подразделены на три основных группы: отрицательно-эмоциональные, нейтрально-эмоциональные и положительно-эмоциональные.
Наряду с указанными выше тремя основными видами прагматических значений, выражаемых в языковых знаках (стилистическая характеристика, регистр и эмоциональная окрашенность), существует и четвертый вид значений, который, по нашему мнению, должен быть отнесен к числу прагматических. Речь идет о так называемой «коммуникативной нагрузке» языковых элементов в строе предложения, обусловленной различной степенью осведомленности говорящего и, особенно, слушающего в отношении сообщаемой в предложении информации. Известно, что в строе предложения, употребляемого в речи, выделяются обычно элементы, содержащие в себе информацию, уже известную слушающему (читающему) и принимаемую говорящим (пишущим) как данное, как исходное при построении сообщения и, с другой стороны, элементы, несущие информацию новую, еще неизвестную слушающему, то есть впервые сообщаемую и, тем самым, семантически наиболее существенную для данного высказывания. Так, в предложении Иванов пришел при обычной интонации слово Иванов является «данным», так как говорящий предполагает, что слушающему известно, о ком идет речь: «новым» же в этом предложении являетсяпришел. При обратном же порядке слов (опять-таки при обычной, нсэмфатичсской интонации) «коммуникативная нагрузка» элементов предложения меняется на прямо противоположную: в предложении Пришел Иванов «данным» является уже пришел, а «новым» — подлежащее Иванов, поскольку предполагается, что слушающему известно, что кто-то пришел, но неизвестно, кто именно (это предложение можно рассматривать как ответ на явный или подразумеваемый вопрос: Кто пришел?). Поскольку сама описываемая ситуация в обоих случаях остается одной и той же, указанные значения «данного» и «нового» никак нельзя считать референциальными. С нашей точки зрения, они должны быть причислены к значениям прагматическим, поскольку они определяются исключительно отношением самих участников коммуникативного акта к описываемой в предложении ситуации.
Прагматика определяется также и как “один из планов или аспектов исследования языка, выделяющий и исследующий единицы языка в их отношении к тому лицу и лицам, которые пользуются языком [3, С. 344]. Разнообразие терминов подтверждает многогранность прагматики как направления лингвистических исследований. Соответственно сложность изучения прагматики, наряду с семантикой, фразеологией и другими лингвистическими дисциплинами, заключается в ее связи с речевой деятельностью.

Одной из нерешенных проблем прагмалингвистики является проблема соотнесения семантики и прагматики. По мнению Р. Познера [5, Р. 198-199], это разграничение в лингвистическом описании должно основываться на разграничении значения (sense) и употребления (use) слов в речевой коммуникации.

Рассматривая противопоставление “семантика – прагматика” необходимо отметить, что семантические толкования формальны: они зафиксированы в словарях в виде обобщенных дефиниций того или иного значения слова. Прагматические толкования функциональны: они отражают реальное функционирование лексической единицы в тексте.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что значение слова складывается из чисто семантической доли и из прагматической, связанной с употреблением знака.

Традиционно, когда говорят о прагматическом значении или компонентах значения слова, имеют ввиду его эмоционально-оценочные компоненты. Но, как отмечает Н. Д. Арутюнова, оценка является лишь одним, хотя, возможно, и самым ярким типом прагматических значений [7, С. 24].

О. А. Косвдко также считает, что прагматический спектр слов не может быть редуцирован и сведен к одному оценочному сегменту и выделяет следующие ведущие компоненты: во-первых, эмотивный компонент, выражающий эмоциональное отношение говорящего/пишущего к передаваемому сообщению, во-вторых, компоненты социального статуса, свидетельствующие о профессиональной принадлежности говорящего, а также включающие культурные и исторические аспекты, входящие в плоскость широкого контекста. Сюда же могут быть отнесены и компоненты тональности ситуации, стилистической отнесенности и текстуальной организации, а также особенности регистра [8, С. 37].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что семантические и прагматические аспекты в структуре лексического значения слова находятся в значении дополнительности.

Семантический дифференциал.

Метод семантического дифференциала (от греч. semantikos — означающий и лат. differentia — разность) используется в области психолингвистики и экспериментальной психосемантики для выявления субъективных (индивидуальных) семантических полей и относится к методам «шкалирования». Последние используются в психологии для получения количественных параметров исследуемого явления в целях объективной оценки его соотношения с другими объектами. В качестве объекта исследования при этом могут выступать как физические, так и социальные процессы.

Методика семантического дифференциала получила широкое применение в исследованиях массовой коммуникации, а также в «рекламном деле». (В частности, для решения задачи выбора «оптимальных» вариантов речеобозначения рекламируемых товаров и услуг, т. е. наиболее «хороших», «положительных» слов из соответствующего ряда синонимов). Кроме того, семантический дифференциал применяется в исследованиях, связанных с изучением психологии восприятия и поведения человека, с анализом социальных установок и личностных мотивов. Его используют в психологии, психиатрии, психодиагностике (в том числе для профессионального отбора при приеме на работу, например, в отечественной компьютерной системе «Профессор-кадры» [17, 102 и др.]).

Для лингвистов, работающих в области семиотики, эта методика интересна тем, что с ее помощью можно выявить новые, ранее не известные аспекты значения слов. В лингвистике различают слова экспрессивно нейтральные (например: отец, глаза, есть, ударить) и экспрессивно окрашенные {папа, батя, очи, гляделки, лопать, врезать).

Методика семантического дифференциала оказалась применимой и для исследования фонетического значения слов.
Семантический дифференциал (англ. semantic differential) — метод построения индивидуальных или групповых семантических пространств (англ. semantic space). Координатами объекта в семантическом пространстве служат его оценки по ряду биполярных градуированных (трех-, пяти-, семибалльных) оценочных шкал (англ. rate scale), противоположные полюса которых заданы с помощью вербальных антонимов. Эти шкалы отобраны из множества пробных шкал методами факторного анализа.
Метод семантического дифференциала был введён в психологические исследования Чарльзом Осгудом (англ. Charles E. Osgood) в1957 году[1]. Ч. Осгуд обосновывал использование трёх базисных оценочных семибальных шкал:

«оценка»: хороший 3 2 1 0 −1 −2 −3 плохой
«сила»: сильный 3 2 1 0 −1 −2 −3 слабый
«активность»: активный 3 2 1 0 −1 −2 −3 пассивный

Семантическим дифференциалом (в узком смысле) называют также биполярную градуированную
Построение координат значения
Для построения семантического пространства группе испытуемых предлагается оценить некое множество объектов (понятий) по набору биполярных градуированных шкал. При построении таких оценок, по мнению Ч. Осгуда и последующих исследователей, существенную роль играет явление синестезии.
В качестве полюсов для определения биполярных шкал возможно использование не только прилагательных. Например, в исследовании В. Ф. Петренко[2] были использованы графические абстрактные изображения. Ранее графическими изображениями для обозначения полюсов шкал воспользовался Леон Джемс. Варианты таких полярных изображений: черный круг — белый круг; стрелка, направленная вверх, — стрелка, направленная вниз, и т. п.
Кроме того, в исследованиях часто используются монополярные шкалы, с помощью которых объекты оцениваются по выраженности одного свойства; применение факторного анализа для поиска базисных свойств не требует биполярности. Униполярные шкалы с использованием прилагательных в англоязычной литературе часто называют шкалами Стапеля или шкалами Ликерта по имени исследователей, впервые описавших применение такого типа шкал. В русскоязычной психологической литературе за всеми оценочными шкалами вообще с числом пунктов шкалы больше трёх закрепилось наименование «семантический дифференциал».
Базисные шкалы Ч. Осгуда далеко не всегда являются главными факторами, и размерность семантических пространств также не всегда равна 3. Так, в качестве основных координат в индивидуальном семантическом пространстве встречаются такие наборы, как
приятный — неприятный, опасный — безопасный (размерность 2);
появляются также 6-7 мерные индивидуальные семантические пространства[3].
В. Ф. Петренко были выделены следующие факторы: «оценка», «сила», «активность» (Осгудовский базис) и, кроме того, «упорядоченность», «сложность», и ещё один особенный фактор, названный «комфортность».
Метод семантического дифференциала позволяет ставить и решать следующие типовые вопросы:
различие в оценке одного понятия разными испытуемыми (или разными группами испытуемых в среднем по группе);
различие в оценке двух (или более) понятий одним и тем же испытуемым (или группой);
различие в оценке одного и того же понятия одним и тем же испытуемым (или группой) в разное время (то есть измерять изменения значений, которые возникают под воздействием средств массовой коммуникации, из-за изменения социальных или культурных контекстов, в результате обучения и т. д.).
Построение семантических пространств и анализ положения объектов в семантических пространствах — важный инструмент во многих практических приложениях:
Для анализа восприятия рекламы и для её проектирования[5][6];
Для сравнительного анализа различных групп — от групп потребителей в маркетинге[7] до гендерных стереотипов[8];
Для исследования экономического поведения[9];
Для изучения важнейших процессов социальной самоидентификации[10] и для решения многих других задач социологии[11]
в политических технологиях[12][13].

Исследование письменной речи.

При исследовании письменной речи следует иметь в виду содержание письма , для чего лучше всего давать определенную тему , например река , лес , осень , весна , лето , и просить изложить все , что к ней относится , в определенное время , например , в течение 1/4 часа.
По написанному отрывку можно будет определить последовательность изложения , богатство сочетаний и разнообразие содержания , грамматическую связь и правильность грамматических форм , орфографию , а также начертание букв , твердость или мягкость почерка , его размашистость или сжатость и другие особенности.
Следует также использовать письмо под диктовку и даже списывание. Здесь должно обращать внимание на точность передачи слышанного и виденного , те или другие пропуски , удвоения , ошибки и проч.
Переходя к рассмотрению начертания букв или почерка в письме , нель-зя не отметить прежде всего , что , по исследованиям Ufer ‘ a , большинство тех особенностей , которые встречаются в рукописях взрослых , могут быть отмечены уже у детей как бы в зачаточном виде. Таким образом , особенности почерка , выражающиеся расстоянием букв одной от другой , относи тельным положением букв , их связью , расстоянием слов одного от другого , относительной величиной различных букв , неодинаковостью отдельных частей букв , отношением их к строчкам и прибавочными особенностями в виде крючков , завитушек и различного рода вспомогательными знаками , начинают обнаруживаться уже с самого первого периода употребления руки для письма и лишь с течением времени все более и более закрепляются и усиливаются , частью же видоизменяются в той или другой мере.
В развитии речи реально проявляются и различия письменной и устной речи и их общность; она сказывается и в их взаимодействии. Сначала, естественно, доминирует устная речь; она определяет письменную речь ребенка; ребенок пишет, как говорит: выработавшиеся у него формы устной речи определяют на первых порах строение его письменной речи.
Но и в письменной речи неизбежно выпадает ряд выразительных моментов устной речи; если они не восполняются надлежащей перестройкой ее предметно-смыслового содержания, письменная речь в силу этого оказывается беднее устной. В дальнейшем письменная речь с теми требованиями продуманности, логичности, связности, которые она предъявляет, начинает оказывать существенное влияние на развитие устной речи – в той ее форме, которая нужна для ответа учителю, для связного изложения учебного, научного материала.
Основным звеном в развитии письменной речи является развитие связной речи – умение отобразить в речи все существенные связи предметного содержания так, чтобы смысловое содержание речи образовало контекст, понятный для другого. Развитие связной – контекстной речи существенно зависит от развития письменной речи.
Со связностью речи в вышеуказанном смысле слова связана ее точность. Всякая научная речь должна быть точной. Развитие точной речи является одной из существенных задач культуры речи, особенно важной для развития научного мышления. Точной может быть названа такая речь, в которой слова являются терминами, а их значения – понятиями. Термином слово становится, поскольку, освобождаясь от привходящего, случайного, наносного содержания, оно целиком определяется из контекста определенной системы знания. Исторический термин определяется лишь в историческом контексте, математический термин – в математическом; термин – это контекстное слово. Умение пользоваться словами научной речи как терминами и способность осознать их точное терминологическое значение являются существенной стороной в развитии речи.
Развитие связной и точной речи падает по преимуществу на время обучения в средней школе.
В подростковые и юношеские годы в связи с умственным развитием, в особенности при хорошей культуре, речь, как письменная, так и устная, становится все более богатой, многогранной, все более литературной: в связи с овладением в процессе обучения научным знанием и развитием мышления в понятиях речь становится более приспособленной к выражению отвлеченной мысли. Уже имевшиеся в распоряжении ребенка слова приобретают более обобщенное, отвлеченное значение. Помимо смыслового развития наличного словесного запаса, в речь включается ряд новых специальных терминов – развивается техническая научная речь. Наряду с этим в речи подростка ярче, чем у ребенка, учащегося в начальной школе, выступают ее эмоционально-выразительные – лирические и риторические – моменты.

6 Методы исследования внимания.

Измерение объёма внимания.
Исследование объема внимания обычно производится путем
-анализа числа од¬новременно предъявляемых элементов, которые могут быть с ясностью восприня¬ты субъектом.
Для этих целей используется прибор, позволяю=-0хзщий предъявлять определенное число раздражителей за такое короткое время, за которое испытуе¬мый не может перевести глаза с одного объекта на другой, исключая движение глаз, а также измерить число единиц, доступных для одновременного (симультанного) восприятия.

Прибор, применяемый для этой цели, называется тахистоскопом (от греч. та-хисто — быстрый, скопио — смотрю).
Число ясно воспринятых предметов и является показателем объема внимания. Если предъявляемые фигуры достаточно просты и разбросаны по демонстрируе¬мому полю в беспорядке, объем внимания обычно не превышает 5-7 одновремен¬но ясно воспринимаемых объектов.

Для того чтобы избежать влияния последовательного образа, краткую экспози¬цию предъявляемых объектов обычно сопровождают «стирающим образом», для чего на темном экране, который остается видимым, испытуемому рисуется беспо¬рядочный набор линий, без изменения сохраняющихся после всех предъявлений и как бы «стирающих» последовательный образ предъявляемых объектов.

В последнее время были сделаны попытки выразить объем внимания в числах, принятых в теории связи для измерения « пропускной способности каналов» путем использования теории информации, однако эти попытки измерения объема внимания в «битах» (единицах теории информации) имеют ограниченное значение и применимы лишь в тех случаях, когда испытуемый имеет дело с хорошо известным ему конечным числом возможных фигур, из них лишь некоторые предъяв¬ляются ему на короткий срок.

Понятие «объем внимания» очень близко к понятию «объем восприятия», и ши¬роко применяемые в литературе понятия «поле ясного внимания» и «поле неясно¬го внимания» очень близки к понятиям «центр» и «периферия» зрительного вос¬приятия, в отношении которого они были подробно разработаны.

Исследование концентрации и устойчивости внимания.

• насколько прочно и устойчиво сохраняется внимание к определенной зада¬че в течение длительного времени;

• отмечаются ли при этом известные колебания в устойчивости внимания;

• когда возникают явления утомления, при которых внимание субъекта начи¬нает отвлекаться побочными раздражителями.[3]

-Для измерения устойчивости внимания обычно используются таблицы Бурдона, со¬стоящие из беспорядочного чередования отдельных букв, причем каждая буква по¬вторяется в каждой строке одно и то же число раз. Испытуемому предлагается в те¬чение длительного времени (3, 5, 10 мин) вычеркивать заданные буквы (в простых случаях одну или две буквы, в сложных — заданную букву лишь в том случае, если она стоит перед другой, например гласной буквой). Экспериментатор отмечает чис¬ло букв, вычеркнутых в течение каждой минуты, и число обнаруженных пропусков.

-Аналогичное значение имеют таблицы Е. Крепелина, состоящие из столбиков цифр, которые испытуемый должен складывать в течение длительного времени. Продук¬тивность работы и число допускаемых ошибок могут служить показателем колеба¬ний внимания.

Для того чтобы повысить требования к произвольной организации внимания, про¬ведение описанных проб осложняется выделением отвлекающих факторов. Так, ис¬пытуемому дается задание вычеркивать определенные буквы не в бессмысленном наборе букв, даваемом в таблицах Бурдона, а в интересном по содержанию тексте. В этом случае отвлекающее влияние интересного текста может привести к повыше¬нию числа пропусков и снижению продуктивности работы, и наоборот, устойчивость произвольного внимания выражается в том, что выполнение требуемой задачи оста¬ется неизменным даже в условиях введения отвлекающих внимание влияний.[3]

Корректурная проба Бурдона.
Метод исследования внимания «Корректурная проба» создал Б. Бурдон в 1895 году. В эксперименте испытуемому предъявляется страница, заполненная какими-нибудь знаками, расположеными случайно. Это могут быть цифры, буквы, геометрические фигуры, рисунки-миниатюры. Задача испытуемого находить определенный знак и как-нибудь его выделить – подчеркнуть, вычеркнуть, отметить. Какой именно знак и что необходимо сделать задается в инструкции.
Существует целый ряд вариантов корректурной пробы: буквенный, цифровой, с кольцами, рисунки и пиктограммы для детей.
С помощью корректурной пробы можно оценить разные параметры внимания: устойчивость, концентрация, также распределение и переключение. Диапазон применения корректурной пробы очень широк – со дошкольного возраста и до пенсионного. Т.е. для использования данного теста практически не существует возрастных ограничений – важно правильно подобрать стимульный материал. Тест может быть полезен в клинической практике, школьной диагностике, в процессе профориентации и профотбора.

Варианты «тестов на вычёркивание».

Б.Бурдон предложил в 1895 году методику для исследования концент-
рации и устойчивости внимания — Durchstreich-Test [Burdon, 1965] (тест на
вычеркивание или корректурная проба).

Существуют различные модификации данного теста: корректурная про-
ба с кольцами Ландольта [Бурлачук, 1989] — методика наиболее приемле-
мая для обследования детей;
корректурная проба Бурдона—Анфимова
[Крылов, 1980; Рубинштейн, 1980] — русифицированный вариант методи-
ки;
проба Иванова—Смоленского [Бурлачук, 198] состоящая из различных
вариантов сочетаний букв;
вариант корректурной пробы на фрагменте
связного текста, предложенный Г.Мюнстербергом [Теплов, 1985];
корректурная проба для оценки избирательности внимания со спрятанными сло-
вами внутри бланка со случайным набором букв [Крылов, 1980].

К тестам на вычеркивание можно отнести и тест дискриминации фор-
мы, разработанный И. Шванцарой [Шванцара, 1976]. В качестве элемен-
тов в даном тесте используются сложные геометричекие фигуры.

Таблица Крепелина.
Счет по Крепелину. Методика была предложена Крепелиным в 1895 г. для исследования работоспособности – упражняемости и утомляемости.
В большой столбец записывалось много однозначных чисел, которые испытуемый должен складывать в уме. Результаты оценивались по количеству сложенных в определенный промежуток времени чисел и допущенных при этом ошибок.
Задача исследования: изучение устойчивости внимания при простой, но монотонной работе. Этот метод был предложен Э. Крепелином для исследования волевого усилия, упражняемости при умственной работе. При применении метода до после трудового задания он может служить способом оценки его утомляемости.
Не менее известной является методика длительного счета по Крепелину
[Бурлачук, 1989; Крепелин, 1898; Лаускас, 1967]. В 1892 г. для исследова-
ния устойчивости внимания, работоспособности и утомляемости Е. Кре-
пелин предлагал испытуемым в течение часа складывать простые числа,
расположенные на листке колонками, по 50 чисел в каждой колонке. В ка-
честве показателей использовались продуктивность (количество сложений)
и число ошибок за каждые 3 мин работы (20 интервалов).

Новейший вариант пробы Крепелина предложен Е. Христиансеном
[Christiansen, 1983]. В данном варианте устранены различия в трудности
заданий, определенных эмпирическим путем (например, переход через де-
сяток, но не для всех чисел), и введены нормативы для различных возраст-
ных групп.

Интеллектуальная проба.
В данном эксперименте произвольное внимание исследуют методом интеллектуальной пробы. Метод заключается в поиске, различении и регистрации простых и четных чисел, объединенных в группы по три числа в каждой, которые экспериментатор зачитывает в ряду случайных чисел.
Характеристиками произвольного внимания в этом случае будут распределение и устойчивость внимания, а косвенным показателем распределения внимания — коэффициент распределения внимания (С). Его вычисляют как результат отношения количества правильно зарегистрированных испытуемых троек простых чисел а и троек четных чисел b (m = b + а) к общему количеству троек (N) согласно программе экспериментатора. Таким образом, результат всегда представляет число меньше 1, результат будет равен 1.
Тестовый материал. Для проведения занятия экспериментатору нужен цифровой бланк, на котором имеется 300 чисел (от 1 до 29). Среди них часть цифр встречается группами, образуя тройки — всего пять троек простых чисел (например, 13,19,17) и пять троек четных чисел (например, 22,16,4). Скорость чтения экспериментатором — одно число за 2 с. Для регистрации времени экспериментатору необходим секундомер.

Исследование переключения внимания.
В числе важнейших для чтения свойств внимания также следует выделить переключение, или переключаемость. Под ним понимается способность человека быстро переходить от одной деятельности к другой. Переключаемость означает сознательное и осмысленное перемещение своего внимания с одного объекта на другой или с одних свойств, качеств ситуации на другие. Многие отмечают, что им трудно оторваться от одного и переключиться на другое.

В психологии существуют несколько методов исследования переключения внимания. Прежде всего следует отметить методы Шульте и всевозможные его модификации.

Красно-черные таблицы Горбова-Шульте.
Для проведения исследования потребуются таблицы Горбова – Шульте размером 49 х 49см с цифрами от 1 до 25 черного и от 1 до 24 красного цвета (рис 2), секундомер и указка. Обязательно заранее подготовить протокол с целью регистрации в нем времени и ошибок при поиске цифр.
9 17 9 25 20 14 11
4 13 20 22 19 5 3
21 18 6 7 16 23 8
15 2 5 10 16 6 24
4 12 3 21 19 13 14
2 17 24 15 22 1 11
1 18 12 7 10 23 8

Порядок работы. Занятие проводится индивидуально с каждым испытуемым. Перед ним вертикально на столе устанавливается черно-красная таблица, дается указка и сообщается инструкция: «На таблице 25 черных цифр от 1 до 25 и 24 красные цифры от 1 до 24.Нужно показывать и называть черные цифры в возрастающем порядке от 1 до 25, а красные в убывающем порядке от 24 до 1. Необходимо вести счет попеременно: сначала называть черную цифру, потом красную, затем вновь черную, а за ней красную до тех пор, пока счет не будет окончен. Выполнять задание нужно быстро и без ошибок». Экспериментатор в протоколе фиксирует время отдельно по каждому из пяти этапов (по десять цифр на каждый этап) и ошибки испытуемого следующих типов: замена порядка ошибка, при которой испытуемый цифры, называемые им в возрастающем порядке, начинает называть в убывающем порядке, и, наоборот; замена цифры изменение ее порядкового номера: вместо 23 называет 21; замена цвета вместо черной называет и показывает цифру красного цвета.
Анализ экспериментальных данных имеет смысл осуществлять в нескольких направлениях. Во-первых, необходимо, в результате сопоставления данных, сделать вывод о наличии или отсутствии возрастных различий по обследуемым группам в целом. Во-вторых, следует решить вопрос о степени выраженности индивидуальных различий, то есть, в какой мере отличаются данные, полученные при обследовании одного испытуемого, от среднегрупповых показателей. И, наконец, в-третьих, если мы имеем экспериментальные данные по развитию других характеристик внимания, можно осуществить интериндивидуальный анализ, соотнеся между собой величины шкальных оценок по различным свойствам внимания.

Использование корректурной пробы для исследования переключаемости внимания.

Корректурная проба как метод исследования внимания впервые была предложена Б. Бурдоном в 1895 году. Суть эксперимента в следующем: испытуемому предлагается таблица с различными знаками, расположенными в случайном порядке, в которой он должен, согласно инструкции, вычеркивать определенный знак. В настоящее время существует несколько вариантов корректурного теста: буквенный (Анфимов, 1908), цифровой (Аматуни, 1969) и с кольцами Ландольта (корректурный бланк содержит случайный набор колец с разрывами, направленными в различные стороны). Традиционная процедура проведения корректурной пробы позволяет оценить устойчивость и концентрацию внимания. Изменяя процедуру эксперимента, можно исследовать переключение и распределение внимания.

Возможны индивидуальная и групповая формы проведения эксперимента. Экспериментатор дает испытуемому бланк корректурной пробы и сообщает инструкцию: «На бланке строчками напечатаны буквы русского алфавита. Вы должны просматривать эти буквы строчка за строчкой, слева направо и вычеркивать все буквы «к» и «р». Старайтесь работать как можно быстрее, но самое главное в этом задании – работать без ошибок, внимательно, ни одной буквы «к» и «р» не пропустить и ни одной лишней не вычеркнуть. Кроме того, когда я скажу «Черта!» – поставьте вертикальную черту у той буквы, у которой Вас застал мой сигнал, и продолжайте работать дальше. Все понятно?» Экспериментатор включает секундомер и дает испытуемому сигнал начать. Через каждые 30 секунд (или каждую минуту) экспериментатор произносит слово «Черта!». Общая длительность эксперимента от 3 до 10 минут (в зависимости от возраста испытуемого, задачи исследования). После окончания эксперимента проводится проверка правильности выполнения задания по заранее изготовленному «ключу». «Ключ» представляет собой бланк, на котором все подлежащие вычеркиванию буквы обведены ярким цветным карандашом, а в конце каждой строчки проставлена цифра, обозначающая число таких букв в данной строчке.
Процедура проведения
Эксперимент проводится в две серии. Продолжительность серий одинакова и составляет 5 -10 ми¬нут. Отдых между сериями примерно такой же продолжительности. В первой серии испытуемый получает задание вычеркивать какие-ли¬бо буквы, например, «к» и «р». Во второй серии поминутно чередуют¬ся два способа выполнения задания. Например, может быть дана сле¬дующая инструкция: «В течение первой минуты вы будете вычерки¬вать буквы «в» и «е». Это первый способ работы. Через минуту я скажу: «Черта, второй способ!». Это значит, нужно провести верти¬кальную черту на том месте, где вас застанет команда, и продол¬жать работу вторым способом – вычеркивать буквы «л» и «с». Через минуту следует команда: «Черта, первый способ! Пос¬тавьте черту и начните работать первым способом и т.д. Вопросы есть
Обработка результатов
Разными авторами предлагаются различные способы обработки результатов. Например, обработка ре-зультатов может быть построена на подсчете количества ошибок переключения (см.: Словарь-справочник по психодиагности¬ке / Под ред. Л.Ф. Бурлачука, С.М. Морозова. – Спб., 2001.) В предлагаемом ниже варианте суть обработки составляет сравнение эффективности деятельности испытуемого при двух способах работы с переключением и без переключения. Для расчетов могут быть использованы следующие формулы.

Исследование распределения внимания.

Распределение внимания означает одновременное сосредоточение его на двух различных видах деятельности. Человек часто вынужден распределять свое внимание между двумя или несколькими видами. Первые эксперименты по изучению распределения внимания относятся к 1887 г., когда французский психолог Ф. Полан обнаружил у себя способность, декламируя знакомое стихотворение, писать одновременно другие стихи. Он мог декламировать поэму, производя также простое умножение чисел. Естественно, выполнение одновременно двух деятельностей может приводить к частичному, а иногда и к полному нарушению одной из них.

Методика «Индивидуальные особенности распределяемости внимания»
Цель. Изучение индивидуальных особенностей проявления распределяемости внимания испытуемых.
Ход опыта. Испытуемый называет по порядку буквы алфавита и после каждой из них – число, прибавляя при следующей букве по 3, то есть: «а-1», «б-4», «в-7», «г-10», «д-13» и т. д., пока не дойдет до буквы «ф». Затраченное время (в с.) записывают на доске. Опыт повторяют еще с двумя-тремя испытуемыми.
Испытуемый пишет на доске числа от 1 до 20 и одновременно громко считает в обратном порядке – от 20 до 1.
Испытуемый громко читает по книге текст и одновременно пишет что- нибудь на доске (например, + -+ – + – и т. д.). Все следят за тем, насколько легко и равномерно протекают оба вида деятельности.
Испытуемые должны письменно производить счет и произносить наизусть стихотворение. Количество ошибок и быстрота действий явятся показателями распределяемости внимания.

Использование корректурной пробы для исследования распределения внимания.
Процедура эксперимента
Эксперимент проводится индивидуально. Включает в себя две серии, каждая продолжительностью 5-10 минут, с таким же интервалом между ними.
Первая серия эксперимента проводится по традиционной схе¬ме. Испытуемый вычеркивает любые две буквы, например, «к» и «р». Во второй серии он получает задание вычеркивать две бук¬вы, например, «с» и «б» и одновременно называть вслух только четные (или нечетные) числа. Экспериментатор фиксирует все ошиб¬ки в счете, а также характер совмещения двух видов деятельнос¬ти. Экспериментатор фиксирует все ошиб¬ки в счете, а также характер совмещения двух видов деятельнос-ти.

Исследование избирательности внимания.

Избирательностью внимания называют возможность успешной настройки внимания на сознательное восприятие информации при наличии помех.

Тест “Калейдоскоп”
Аналог теста “Круг Когана”. Оценка избирательности сенсорного внимания производится на основании вычисления абсолютной точности ответов (в процентах). Абсолютные значения переводятся в балльные оценки.

Описание
Испытуемому предъявляются изображения, различающиеся по форме, размеру и цвету. Необходимо, как можно скорее, сосчитать фигуры, отвечающие запрашиваемому параметру:
кружков;
квадратов;
треугольников;
многоугольников;
красных фигур;
зеленых фигур;
синих фигур;
желтых фигур

Тест на избирательность внимания. Кюси
Исследуется избирательность внимания. Использование методики только в условиях индивидуального эксперимента.

Инструкция:
Вам будет предложено последовательно одна за другой несколько карточек, на которых нарисованы крестики. Фигура-эталон, изображенная крестиками слева, имеется в замаскированном виде справа. Ваша задача отыскать ее и очертить карандашом. Работать как можно быстрее.

Тест Мюнстерберга.

Методика Мюнстерберга направлена на определение избирательности и концентрации внимания. Методику можно использовать при профотборе на специальности, требующие хорошей избирательности и концентрации внимания, а также высокой помехоустойчивости.

Оснащение эксперимента. Бланк (прил. 1.8, 1.9), секундомер, протокол, ключ.
Инструкция: «На бланке напечатаны буквы русского алфавита, среди которых есть сочетания, образующие слова-существительные в именительном падеже единственного числа. Вам необходимо внимательно просмотреть строку за строкой, обнаружить эти слова и подчеркнуть их, начиная с первой и заканчивая последней буквой. Постарайтесь не подчеркивать лишних букв. Задание выполняйте быстро и точно».

Обработка. По ключевому бланку оценивают количество выделенных слов и количество ошибок (пропущенные и неправильно выделенные слова), заполняют протокол обработки данных.
На основании полученных данных вычисляют скорость работы (А) испытуемого и точность (Т) выполнения им задания (по формуле Уиппли), уровень концентрации (К) и качество работы (R) как в разделе I.1.1.

7 Методы исследования эмоций.

Обычно эмоцию определяют как особый вид психических процессов, которые выражают переживание человеком его отношения к окружающему миру и самому себе. Особенность эмоций состоит в том, что они в зависимости от потребностей субъекта непосредственно оценивают значимость действующих на индивид объектов и ситуаций. Эмоции выполняют функции связи между действительностью и потребностями.

В свое время Е.А. Зинченко занимался разработкой метода экспертного визу-
ального определения эмоциональных состояний рабочих на производстве. В ре-
зультате сложной многоэтапной работы Е.А. Зинченко отобрал показатели с наи-
большими коэффициентами весомости: рот, глаза, брови, цвет лица, движение рук,
дыхание и интонация высказываний.

На основе этих показателей была построена
таблица экспертной оценки эмоциональных состояний. Все внешнеэмоциональные
показатели обобщаются интегративной оценкой в целостную картину эмоцио-
нального состояния с учетом индивидуальных особенностей оцениваемого субъ-
екта [9].
Е.В. Фетисова, проведя эксперимен-
тальное исследование, пришла к выводу, что при восприятии и определении эмо-
ционального состояния другого человека по его выразительным движениям, глав-
ным определяющим фактором является не какой-то один экспрессивный признак,
но целостное представление об этом человеке, основанное на комплексе реальных
взаимосвязей между выразительными компонентами. Только при условии форми-
рования такого целостного образа возможна адекватная оценка эмоционального
состояния другого человека [20].

Исходя из анализа литературных и экспериментальных данных, можно предпо-
ложить, что имеются некие целостные перцептивные системы восприятия различ-
ных эмоций, и они зафиксированы еще на подпороговом уровне. Формирование и
актуализация этих систем происходит не просто индивидуально у каждого челове-
ка, но в строгом соответствии с его эмоциональной чувствительностью

– Физиологические показатели и диагностика эмоций.
– Диагностика эмоций с помощью анализа речи.
– Использование опросников
– Методы диагностики эмоций по лицевой экспрессии.
– Использование цветового теста.

Самооценка эмоционального состояния.
МЕТОДИКА САМООЦЕНКИ ЭМЦИОНАЛЬНЫХ СОСТОЯНИЙ (А.УЭССМАН И Д.РИКС)
Испытуемому да ется инструкция: «Выберите в каждом из пред ложенных наборов суждений то, которое лучшевсего описывает ваше состояние сейчас. Номер суждения, выбранного из каждого набора, запиши те в соответствующей строке для ответов».
Измеряются следующие показатели
П1 (показатель) — С (самооценка) «спокойствие — тревожность» (индивидуальная самооценка — И1 — равняется номеру суждения, выбранного испытуе мым из данной шкалы. Аналогично получаются инди видуальные значения по показателям П2, П3, П4);
П2 — С «Энергичность — усталость»;
П3 — С «Приподнятость — подавленность»;
П4 — С «Чувство уверенности в себе — чувство беспомощности»;

Данная методика эффективна, если необходимо выявить изменение эмоционального состояния человека на протяжении определенного периода времени.
Простота выполнения задания делают ее весьма оперативным инструментом. При этом можно как вычерчивать кривые изменения отдельных показателей, так и работать только с интегральным результатом.

К недостаткам вышеописанной методики можно отнести следующие:
1) Утверждения, включенные в 1-3 разделы, описывают эмоциональное состояние человека лишь в диапазоне понятий «тревога/спокойствие» и «подъем/депрессия», не отражая выраженность других эмоций, таких, например, как гнев, обида, разочарование, гордость и др.
2) Утверждения, составляющие 4 раздел, характеризуют в основном когнитивную сферу (убеждения человека, касающиеся его возможностей), а не сферу эмоций.

Эмоциональная направленность личности.

Опросник Б.И. Додонова по изучению эмоциональной направленности личности.
концепцию эмоциональной направленности личности, основанную на понимании эмоции как особого рода ценности. Создал ряд методик для выявления индивидуальных особенностей эмоций. Методика по изучению эмоциональной направленности личности состоит из 60-ти различных утверждений. Все утверждения подразделяются на 10 шкал, каждая из которых отражает определенное эмоциональное направление личности.
Интерпретация эмоциональных направленностей:
1 Альтруистическая — в основе потребность в содействии и помощи, покровительство другим людям;
2 Коммуникативная — базируется на потребности в общении, дружеских отношениях, сочувствующем собеседнике;
3. Глорическая — потребность самоутверждения, славы, почета;
4. Праксическая — ценностные переживания, связанные с реализацией деятельности, которая нужна субъекту сама по себе;
5. Пугническая — борьба. Опирается на потребность в преодолении опасности, на базе которой возникает позднее интерес к борьбе;
6. Романтическая — стремление ко всему необычайному, таинственному;
7. Гностическая — стремление понять, разрешить сложную проблему;
8. Эстетическая — тяга к произведениям искусства, стремление к эстетической гармонии с миром, к переживанию чувства прекрасного;
9. Гедонистическая — выражение потребности в телесном и душевном комфорте;
10 Акизитивная — (приобретение) — тяга к накоплению, коллекционированию вещей, выходящему за пределы практической нужды в них.
Из предложенных вариантов ответов выберите один и запишите соответствующее ему число баллов перед номером утверждения. Затем заполните матрицу, поставив на место номеров утверждений (пропущенные номера поставьте сами по указанному образцу) соответствующие им баллы ответов. Ответы оцениваются по шкале:

Тест состоит из ряда утверждений, касающихся отдельных сторон характера, а также мнений и чувств по поводу некоторых жизненных ситуаций. Чтобы оценить степень вашего согласия или несогласия с каждым из утверждений, используйте следующую шкалу:

Распознавание невербальных проявлений эмоций.

– Физиологические показатели и диагностика эмоций.
– Диагностика эмоций с помощью анализа речи.
– Методы диагностики эмоций по лицевой экспрессии.

Физиологические показатели и диагностика эмоций. Поскольку возникновение эмоций связано с изменением физиологических параметров, естественно стремление исследователей, диагностирующих наличие того или иного эмоционального состояния, опираться на эти «объективные» показатели.
– частота сердечных сокращений (ЧСС),
-артериальное давление (АД) и
-кожно-гальваническая реакция (КГР),
-показатели температуры кожи на пальцах руки. динамика зависит от знака эмоции: при тревоге и депрессии наблюдается снижение температуры, а положительные эмоции сопровождаются ее повышением (Хессет, 1981).
– тремор (Luria, 1932; Berrien, 1939; Писаренко, 1970а, б; Васюков, 1970),
-реакция на движущийся объект (РДО) и отмеривание временных отрезков (Пономарев, 1960; Элькин, 1962).
– оценки временных интервалов.
Диагностика эмоций с помощью анализа речи.
Выделяются следующие характеристики: частота основного тона речи за каждый период, средняя частота основного тона речи за любой отрезок высказывания, интервал изменения частоты основного тона, изрезанность кривой основного тона. Эти показатели позволяют определить степень эмоционального возбуждения говорящего. Э. Л. Носенко (1978) предложены другие критерии изменения речи при эмоциональном напряжении, о чем уже говорилось в разделе 10.2.
Однако вопрос о том, можно ли диагностировать качество (модальность) эмоций по физиологическим показателям, до сих пор дискутируется учеными.
В исследовании А. Е. Ольшанниковой показано, что одни и те же эмоциональные состояния (например, страх) могут у различных людей сопровождаться как увеличением, так и уменьшением исходных (фоновых) значений вегетативных реакций. Э. Гельгорн и Дж. Луфборроу (1966) указывают, что наряду со случаями учащения пульса при ожидании удара электрическим током, может.наблюдаться и его урежение. Авторы приводят результаты наблюдения за людьми, прятавшимися в бомбоубежищах: при взрыве бомбы одни люди бледнели, а другие краснели.

Методы диагностики эмоций по лицевой экспрессии. Первые попытки создания методики для определения умений распознавать эмоции по лицевой экспрессии были предприняты Э. Борингом и Э. Титченером, использовавшими схематические рисунки, созданные в 1859 году немецким анатомом Т. Пидеритом (цит. по: Woodworth, Schlosberg, 1955, с. 113). Они создали взаимозаменяемые изображения отдельных частей лица и, комбинируя их, получили 360 схем мимического выражения, которые предъявлялись испытуемым. Однако процент правильных ответов при распознавании разных эмоций был невысок – от 26 до 57 %.
CARAT – методика, разработанная Р. Бак (R. Buck et al., 1972) строится на предъявлении слайдов, на которых запечатлена реакция человека, рассматривающего различные по содержанию сцены из окружающей жизни. Испытуемый должен распознать, рассматривая слайд, какую сцену наблюдает человек. В другом тесте, состоящем из 30 коротких фрагментов общения представителей различных профессий (учителей и учеников, психотерапевтов и клиентов, врачей и пациентов), испытуемый должен определить, какие эмоции испытывают изображенные люди, выбрать их обозначение из пяти возможных.
Тест PONS («профиль невербальной чувствительности») включает 220 фрагментов поведения, представленного в различных элементах экспрессии (только поза, только выражение лица и т. д.). Испытуемый должен выбрать из двух предложенных определений только одно, относящееся к наблюдаемому фрагменту экспрессивного поведения человека. Испытуемый должен определить меру привязанности между людьми, зафиксировать проявление ревности и т. д. Недостатком теста является высокая неопределенность критериев оценки.
Используя возможности данного теста, Д. Арчер (D. Archer, R. Akert, 1984) создает тест 5/Т(ситуативно-интерактивные задачи), который отличается от предыдущих методик тем, что в качестве демонстрационного материала применяются видеозаписи бытовых сцен и найдены четкие критерии адекватности их понимания. Например, испытуемый должен просмотреть видеозапись взаимодействия 2-4 человек и ответить на вопрос о модальности их отношений. Позже разрабатывается тест IPT
Для определения способности распознавания эмоций по лицевой экспрессии разработан также тест FMST(The Facial Meaning Sensitive Test) – Г. Дейл (G. Dale, 1992; см. в приложении).
Исследования показали, что представленное невербальное поведение воспринимается точнее, чем естественное, спонтанное. Экспрессия лица, изображенная актером, распознается точнее, чем изображенная непрофессионалом.
. Что касается методов исследования эмо-
циональности по мимической лицевой экспрессии, то отметим, что начало им бы-
ло положено с использования в качестве стимульного материала фотографий, изо-
бражающих основные эмоции (К. Изард). Но результаты, полученные таким обра-
зом, были порой весьма противоречивы, поскольку фотографии несут элемент ин-
дивидуальности. Возникла необходимость стандартизации стимульного материала
— создания эталонов, отражающих проявления основных эмоций человека. О не-
обходимости создания таких эталонов писали многие авторы. Например, в работах
В.А. Лабунской указывается на то, что изучение особенностей восприятия лиц
других людей и дифференциация выражений их лиц и соответствующих им со-
стояний у разных людей не одинакова

Т.Н. Малкова долгое время занималась разработкой четких критериев оценки
мимических реакций и создания эталонов для каждого вида эмоциональной экс-
прессии. В результате такие эталоны созданы, и они достаточно хорошо работают
[14, 15, 3, 4]. Эталоны представляют собой стандартизированные и апробирован-
ные схемы-изображения основных эмоций.
45
В совместном исследовании В.А. Барабанщикова и Т.Н. Малковой, целью ко-
торого являлось изучение связи эффективности восприятия экспрессии человече-
ского лица, изображенного на фотографии, с локализацией мимических проявле-
ний, было отмечено, что мимические изменения лица и проявляются, и восприни-
маются не изолированно, а как целое, в системе [4].
Идею о целостном восприятии эмоциональных состояний можно найти и у
других авторов. J.M. Seals, P.A. Kaufman пишут, что преподаватели колледжей,
которых особенно предпочитают студенты, в большинстве характеризуются вы-
раженным невербальными поведением (J.M. Seals, P.A. Kaufman, 1977. Цит. по
Е.В. Фетисовой [20]). Исследования, проведенные в клинике, показали, что имен-
но невербальное поведение психотерапевта играет важную роль в формировании
отношения к нему у пациента.
Для изучения распознавания эмоций на лицах младенцев родителями Р. Эмде и К. Изард Она представляет собой буклет, состоящий из 30 цветных фотографий детей в возрасте 1 года, показывающих их лицо и плечи. На фотографиях представлены лица детей в естественной обстановке, отражающие как одну определенную эмоцию, так и смешанные эмоции.
Испытуемым предлагается посмотреть на фотографию и написать в бланке для ответов наиболее ясную эмоцию, которую, по их мнению, испытывает ребенок.
Методы объективного отражения и фиксации .
-электромиографические методы диагностики эмоций по выражению лица (измерение лицевой экспрессии).
– разработана программа для ЭВМ, позволяющая автоматически дифференцировать основные эмоции по ЭМГ лицевой мускулатуры.
– лицевая экспрессия находится под социальным контролем, определяемым принятыми нормами поведения. Это снижает надежность использования данного метода для диагностики эмоций.
—Плохо подчиняется волевому контролю лишь круговая мышца глаза, которая участвует в выражении эмоции радости.

Графическое выражение эмоций.

В. А. Лабунской был разработан метод «вербальной фиксации признаков экспрессии эмоциональных состояний». Этот метод представляет модифицированный вариант метода словесного портрета, широко применяемого психологами в области социальной перцепции. От участника исследования, выполняющего задание по этой методике, требуется описание самых различных особенностей другого человека. Перед испытуемым ставится задача описать экспрессивные признаки шести эмоциональных состояний: радости, гнева, отвращения, страха, удивления, страдания. Нужно назвать те экспрессивные признаки, на которые он ориентируется при опознании эмоциональных состояний другого человека.
В связи с этим в целях диагностики эталонов экспрессивного поведения Лабунской был разработан метод «графической фиксации признаков экспрессии эмоциональных состояний». Данный метод – это также перевод экспрессивного поведения на язык образов.
В эксперименте испытуемым предъявляется набор слов, значение и смысл которых им необходимо изобразить графически. В набор слов входит шесть контрольных, обозначающих эмоциональные состояния: радость, гнев, удивление, отвращение, страдание, страх. Слова зачитываются с интервалом 10 секунд.
<
>
Таким образом, на уровне графической фиксации изображаются те же элементы экспрессивного поведения, что и в «вербальных эталонах».
Совпадение экспрессивных признаков, наиболее часто описываемых испытуемыми и изображенных в пиктограммах, привело Лабунскую к выводу, что именно эти признаки являются необходимыми для опознания состояния по его экспрессии, а умение субъекта выделить такие признаки (зафиксировать их на вербальном или графическом уровне) может послужить залогом успешного опознания состояний по их выражению в реальном общении. Справедливость этого вывода была доказана Лабунской в серии исследований по сопоставлению успешности опознания выражений лица с типом «вербального эталона» и показателями графической фиксации эталонов экспрессии.

Физиологические корреляты эмоций.

Эмоции выражаются не только в двигательных реакциях: мимике, жестах, но и в уровне тонического напряжения мышц. В клинике мышечный тонус часто используется как мера аффекта. Многие рассматривают повышенный мышечный тонус как показатель отрицательного эмоционального состояния (дискомфорта), состояния тревоги. Тоническая реакция диффузна, генерализована, захватывает все мышцы и тем затрудняет выполнение движений. В конечном счете она ведет к тремору и хаотичным, неуправляемым движениям.
Одним из наиболее чувствительных индикаторов изменения эмоционального состояния человека является его голос. Разработаны специальные методы, позволяющие по голосу распознавать возникновение эмоциональных переживаний, а также дифференцировать их по знаку (на положительные и отрицательные).
Важным компонентом эмоция являются изменения активности вегетативной нервной системы. Вегетативные проявления эмоций весьма разнообразны: изменение сопротивления кожи (КГР), частоты сердечных сокращений, кровяного давления, расширение и сужение сосудов, температуры кожи, гормональный и химический состав крови и др. Известно, что во время ярости повышается уровень норадреналина и адреналина в крови, учащается ритм сердца, перераспределяется кровоток в пользу мышц и головного мозга, расширяются зрачки. Благодаря этим эффектам животное подготавливается к интенсивной физической деятельности, необходимой для выживания.
Особую группу эмоциональных реакций составляют изменения биотоков головного мозга.
Эмоциональные состояния человека находят отражение в ЭЭГ скорее всего в изменении соотношения основных ритмов: дельта, тета, альфа и бета. Изменения ЭЭГ, характерные для эмоций, наиболее отчетливо возникают в лобных областях. По некоторым данным у лиц с доминированием положительных эмоций регистрируются альфа-ритм и медленные составляющие ЭЭГ, а у лиц с преобладанием гнева – бета-активность.

Использование цветового теста для диагностики текущего эмоционального состояния.

В зависимости от эмоционального состояния человека происходят специфические изменения цветовой чувствительности глаза (Бразман и др., 1967; Дорофеева, 1968; Ивашкин, 1974; Шварц, 1948). Л. А. Шварц была показана связь положительных эмоций с увеличением чувствительности глаза к красно-желтой части цветового спектра и отрицательных эмоций с повышением чувствительности к сине-зеленой части. Другие исследователи (М. Э. Бразман и др., Э. Т. Дорофеева) выявили более сложные зависимости. По их данным, каждому эмоциональному состоянию соответствует определенное изменение чувствительности глаза к трем основным цветам спектра: красному, зеленому и синему.
По данным В. Н. Ворсобина и В. Н. Жидкина (1980), при радости у дошкольников при выборе цвета наблюдалось увеличение доли красно-желтой части спектра и уменьшение доли зелено-голубой части спектра. В ситуации страха выявлено уменьшение выбора красно-фиолетовой части спектра и увеличение выбора зелено-голубой части спектра. Выбор красно-желтой части спектра оставался таким же, как и в неэмоциогенной ситуации. В то же время авторы отмечают, что красный цвет постоянно выбирается детьми как при переживании страха, так и радости, т. е. выбор этого цвета недостаточно специфичен. Необходимо учитывать, в составе какого цветового сочетания присутствует выбранный цвет.
Цветовые психодиагностические методики относят к экспресс – методам. В этом понятии, кроме указания на скоростной характер тестирования, неявно содержится и намек на определенную поверхностность данных методов, как чересчур «торопливых». Но, как можно было убедиться, ознакомившись с содержанием заключительной главы, у цветовых методик в большей степени присутствует первое достоинство, чем второй недостаток.

Большинство цветовых тестов классифицируются как проективные методы. Если исходить из того, что «проективный» означает способный выявлять неосознаваемое, то это так, но если рассматривать процедуру цветового ранжирования, то «проективного» в ней совсем мало, если есть вообще, при условии, что понятие «проективный» не толкуется слишком широко.

Важно отметить и такое достоинство цветовой психодиагностики, как ее игровой характер, особенно у методов, основанных на процедуре цветового ранжирования..

Цветовой тест отношений (ЦТО) Е.Ф. Бажина и А.М. Эткинда

Стандартная процедура проведения Цветового теста отношений состоит из 4-х этапов.

1.Определение лиц, предметов и понятий, играющих в жизни испытуемого существенное значение. В каждом конкретном случае их список может варьировать. Чаще всего, в него входят – «я сам», члены семьи, сотрудники по работе, «прошлое», «настоящее» и «будущее», «болезнь» и «врач», если обследуется больной и т.д.

2.Этап тестирования. Возможны два его варианта: диагностический и исследовательский. В первом случае, испытуемого просят выбрать (один-два) наиболее подходящие к данному лицу, предмету или понятию цвета. Во втором, – испытуемому необходимо проранжироваить все цвета 8-ми цветовой таблицы по степени соответствия, содержащимся в списке лицам, предметам и понятиям.

После завершения цветового ассоциирования, испытуемый ранжирует цвета 8-ми цветовой таблицы согласно стандартной инструкции ЦТЛ. Этап интерпретации результатов. Он основывается на двух процедурах:

Методика цветовых выборов Люшера — Люшер считает, что восприятие цвета объективно и универсально, но что цветовые предпочтения являются субъективными, и это различие позволяет объективно измерить субъективные состояния с помощью цветового теста.

Сама процедура тестирования состоит в упорядочивании цветов испытуемым по степени их субъективной приятности. Тестирование проводится при естественном освещении, однако недопустимо воздействие на таблицу цветов прямого солнечного света. Инструкция предусматривает просьбу отвлечься от ассоциаций, связанных с модой, традициями, общепринятыми вкусами и постараться выбирать цвета, только исходя из своего личного отношения.
Поскольку выбор цвета основан на бессознательных процессах, он указывает на то, каков человек на самом деле, а не на то, каким он себя представляет или каким бы он хотел быть, как это часто случается при использовании опросных методов.
Результаты цветовой диагностики Люшера позволяют произвести индивидуальную оценку и дать профессиональные рекомендации о том, как можно избежать психологического стресса и физиологических симптомов, к которым он приводит. Кроме того, тест Люшера предоставляет дополнительную информацию для психотерапии и гомеопатической терапии.
Сторонники применения теста Люшера утверждают, что он позволяет провести быстрый и глубокий анализ личности на основе информации, полученной при простом ранжировании цветов.
Цветовой тест Люшера предназначен для исследования особенностей эмоционального состояния. Суть процедуры тестирования представляет собой ранжирование цветов испытуемым по степени их субъективной приятности (симпатичности).
Метод рисуночной фрустрации Розенцвейга предназначен для исследования реакций на неудачу и способов выхода из ситуаций, препятствующих деятельности или удовлетворению потребностей личности.
Рисуночный тест Дж.Бука “Дом. Дерево.Человек” позволяет выявить степень выраженности незащищенности, тревожности, недоверия к себе, чувства неполноценности, враждебности, конфликтности, трудностей в общении, депрессивности.

эмоциональные состояния человека влияют на ситуативное отношение к цвету (изменения цветовой чувствительности, цветовых предпочтений и т.д.); в- третьих, устойчивые эмоциональные особенности (свойства) субъекта также находят свое отражение в различных вариантах цветовых предпочтений.

8 Факторный и типологический подходы к исследованию личности.

Факторный подход
2-х факторныйОсновные идеи факторного анализа -Спирменом – Он выдвинул положение, согласно которому при изучении двух связанных тестов способностей можно ожидать открытия двух типов факторов, влияющих на результат выполнения теста. Первый – генеральный фактор (например, вербальная беглость, общий интеллект, уровень образования), важный для обоих тестов. Второй – специфический фактор (например, зрительная память, восприятие пространства, специфическая информация), уникальный для каждого теста. метод факторного анализа был разработан как средство определения существования генеральных факторов и помощи в их выявлении
Многофакторный – Торстоун – Убедительность аргументов Терстоуна, вкупе с открытиями в собственной лаборатории Спирмена, привели к тому, что почти все работники этой области признали, что внимательный взгляд открывает существование не только генеральных факторов, общих для всех тестов или измерений, и специфических факторов, ограничивающихся одним тестом, но и существование групповых факторов, включенных в более чем один тест, но при этом не генеральных в собственном смысле. Именно этим групповым факторам уделяет особое внимание нынешний факторный анализ.
Барт (Burt, 1941) предложил широко принятое описание видов факторов, которые можно выявить на основе факторного анализа. Он полагает, что существуют универсальные или генеральные факторы, определяющие проявления по всем показателям, а также частные или групповые факторы, играющие роль в описании более, чем одного показателя, но не всех. Далее, существуют единичные или специфические факторы, относящиеся лишь к одному показателю, и, наконец, есть случайные или ошибочные факторы, появляющиеся при единственном проявлении одного показателя, и их следует отнести на счет ошибки измерения или отсутствия
Спирмен разработал двухфакторную модель анализа, Л. Тэрстоун ввел в психологию многофакторный анализ, позволивший оперировать групповыми факторами. К. Барт обосновал существование генеральных факторов (определяющих проявление по всем показателям), групповых факторов (значимых при описании более чем одного фактора), специфических факторов (относящихся лишь к одному показателю) и случайных, ошибочных факторов как артефактов. Наиболее популярные Факторные теории личности разработаны Кэттеллом, Айзенком и Дж. П. Гилфордом.
Теория Р.Б.Кэттелла исходит из “теории черт” и построения на их основе личностного профиля.
Личность – это совокупность черт, позволяющая предсказать действия человека в данной ситуации. Связана как со внешним, так и с внутренним поведением индивида . Целью психологических исследований личности является установление законов, по которым люди ведут себя в типичных социальных ситуациях.
Теория Г.Ю.Айзенка . Построена по иерархическому типу и включает описание трехфакторной модели психодинамич. свойств (экстраверсия – интроверсия, нейротизм и психотизм). Эти свойства Айзенк относит к типам общего уровня иерархич. организации структуры личности На следующем уровне находятся черты, ниже – уровень привычных реакций, реально наблюдаемое поведение.
Факторы II порядка Кэттелла соответствуют первым двум факторам Айзенка, который при исследовании личности также использовал методы оценки, опросники, ситуационные тесты, физиол. измерения, а также учитывал роль наследственности.
Теория Дж.П.Гилфорда . Теория изложена в книге Гилфорда “Личность” (1959), хотя его исследования по факторному анализу восходят к началу 30-х гг. XX ст. По мнению ученого, факторно-аналитические исследования черт личности является единственно адекватными для измерения индивидуальных различий, в т.ч. в области интеллекта и креативности.
Гилфорд рассматривает личность как иерархическую структуру черт от широких типов на вершине через первичные черты к гексам (специфическим диспозициям, подобным навыкам) и к специфическим действиям на нижнем уровне. В структуре личности выделяет три сферы: способностей, темперамента и гормическую сферу (динамические черты, по Кэттеллу). Каждый фактор Гилфорд рассматривает как более общую функцию, проявляющуюся в поведении. Например, параметр темперамента “позитивный-негативный” в поведении выступает как фактор “уверенности против неполноценности”, а в области эмоций – как фактор “бодрость против робости”. В области способностей Гилфорд создал факторную модель “структуры интеллекта”.
Факторный анализ представляет собой ветвь математической статистики. Часто встречающееся ошибочное представление о факторном анализе как о психологической теории имеет свою причину: факторный анализ зародился и всегда интенсивно применялся в психологической науке.
Появление факторного анализа обычно связывают с именем Ч.Спирмена.
В последующие 20 лет были достигнуты значительные успехи в разработке как психологических теорий, так и математического обоснования факторного анализа.
Задача факторного анализа состоит в замене набора параметров меньшим числом некоторых категорий (“факторов”), являющихся линейной комбинацией исходных параметров. Удовлетворительным решением служит такая система факторов, которая достаточно адекватно передает информацию, имеющуюся в наборе параметров. Таким образом, главная цель факторного анализа – сжатие информации, экономное описание.

СУТЬ ПОДХОДА – Теоретик, придерживающийся факторного подхода, в типичном случае начинает исследование поведения с получения большого количества данных относительно каждого из большого числа субъектов. Данные могут быть получены на основе опросников, оценок, ситуационных тестов или любого другого источника, обеспечивающего существенные и поддающиеся количественной оценке показатели поведения. В идеале эти показатели должны относиться к различным сторонам поведения. Получив эти поверхностные показатели, исследователь применяет методику факторного анализа для того, чтобы выявить лежащие в глубине факторы, определяющие или контролирующие вариации поверхностных переменных. Так, он надеется определить небольшое число базовых факторов, действие которых ответственно за большую часть вариаций в огромном количестве показателей, с которых начинает исследователь.
Решение, полученное методами факторного анализа, может послужить основой при формулировании некоторой научной гипотезы; возможно и обратное: методами факторного анализа ищется подтверждение существующей гипотезы. Теория Спирмена является иллюстрацией второго подхода. Спирмен показал, что если между парными корреляциями имеются определенные взаимосвязи, то может быть выписана система линейных уравнений, связывающих все рассматриваемые параметры, генеральный фактор и по одному дополнительному характерному фактору на каждый параметр. Эти взаимосвязи и позволяют дать статистическое обоснование двухфакторной теории. Если набор психологических параметров не удовлетворяет условиям существования указанных взаимосвязей, то может быть постулирована более сложная гипотеза, требующая уже несколько генеральных факторов для адекватного статистического описания системы параметров.
Факторный анализ – комплекс аналитических методов, позволяющих выявить скрытые признаки, а также причины их возникновения и внутренние закономерности их взаимосвязи.
Факторный анализ направлен на преобразование исходного набора признаков в более простую и содержательную форму. Центральная задача метода – переход от совокупности непосредственно измеряемых признаков изучаемого явления к комплексным обобщенным факторам, за которыми стоят комбинации исходных признаков, выделяемых на основе их внутренних закономерностей, отражающих структуру исследуемой области явлений.
Согласно точке зрения одного из создателей факторного анализа – Л. Терстона, этот метод применяется для «конденсирования» тестовых оценок, сведения их к относительно малому числу независимых переменных и для выделения факторов, необходимых для описания индивидуальных различий тестовых результатов.

Типологический подход
Проблема типологии была выдвинута К.Г. Юнгом – получаем опорные точки зрения для приведения «хаотического избытка индивидуального опыта к некоторому порядку». Кроме того, типология личности предоставляет ключ к фундаментальным различиям в психологических теориях. И, наконец, типология — «существенное средство для определения личностного уравнения практического психолога».
не создано единой общепризнанной типологии личности, хотя количество типологий по самым различным основаниям, безусловно, увеличилось.
2 классификации
-одно из них имеет целью построение типологии (по тем или иным априорным основаниям) и
-теоретико-феноменологическое выявление и обобщение существующих в реальности типов».
Ключевыми проблемами в каждом случае являются выдвижение и описание основания классификации, т.е. определенного признака. Не менее важно обосновать выбор именно этого признака (или признаков).
Типологии отличаются в зависимости от того, какая задача решается:
Собственно исследовательская, объяснительная. Поиск связи характера с телесными особенностями. Кречмер, Шелдон.
Эмпирико-описательная. Описать как можно больше типов. Описание пограничных форм. Ганнушкин (психопатии), Личко (крайние степени нормы у подростков), акцентуации Леонгарда.
Собственно терапевтическая. Типология Юнга: А) Выделение разной направленности (экстра-интроверт), типология как картина равновесия. Б) Выделение доминирующей функции. В) расширение количества функций.
Чем привлекательно типологическое мышление:
Универсальность – любого человека можно подвести под любое количество типов
Простота – отнесение человека к типу избавляет от необходимости узнавать человека дальше
Недостатки типологий:
Типологизация останавливает дальнейшее познание.
В типологии не учитываются изменения, которые могут произойти с человеком.
Категоричность типологических обозначений. Либо левый, либо правый. Нет промежуточных стадий.
Оценочность: большинству типологических характеристик присуща положительная отрицательная оценка.
Искусственность: тип основывается на одном качестве личности, которому придаётся огромное значение, другие качества мало учитываются.
Отнесение человека к типу является не познанием человека как такового, а познанием того, как он соотносится с какими-то нашими задачами. Типологии имеют практическое значение.
Существующее многообразие научных типологий личности можно условно разделить на несколько групп.
1. Самыми древними являются гуморальные теории.
2. В морфологических теориях в качестве признака классификации личности используются особенности строения тела человека.
3. Следующая группа типологий личности может быть условно обозначена как психофизиологическая. Здесь главным признаком классификации являются психофизиологические характеристики субъекта, главным образом — типологические свойства нервной системы человека. Ярким примером подобных типологий являются типологии личности в работах И.П. Павлова, Б.М. Теплова, В.Д. Небылицына.
4. Психиатрические типологии основаны на разнообразных патопсихологических признаках и используются в основном в клинической практике. Наиболее известными здесь являются типологии акцентуаций К. Леонгарда и А.Е. Личко.
5. У самой многочисленной группы типологий личности основными признаками классификации являются собственно психологические, личностные характеристики, которые всегда так или иначе касаются отношений личности с другими людьми, и поэтому данную группу типологий условно назовем социально-личностной. В частности, А.Ф. Лазурский считал свою типологию психосоциальной и в основу положил принцип активного приспособления личности к окружающей среде.
Типология Юнга также является одной из самых известных и важных в группе социально-личностных типологий
Менее известна типология Э. Шпрангера, основанная на доминировании в личности той или иной системы жизненных ценностей. Им выделяются шесть основных типов личности: теоретический, экономический, эстетический, социальный, политический, религиозный.
6. К социально-психологическим типологиям могут быть отнесены типологии по различным профессиональным признакам. Например, идущее от К. Левина традиционное деление руководителей по стилю руководства на авторитарных, демократических и либеральных.
1. Сопоставление наиболее распространенных факторных методик исследования личности показало, что личностные методики используют в основном 15 ± 5 факторов, ортогонализация которых даёт четвёрку независимых факторов.
2. Сопоставление трёх клинических типологий позволяет выделить 16 типов личности. Столько же типов выделяют наиболее развитые теоретические типологии.
3. На основе системного анализа литературных данных сформулирована гипотеза о существовании единой 16-ти элементной типологии личности, реализующая идею взаимосвязанности и дополнительности типологического и факторного подходов.

Факторные опросники.

группировка личностных признаков (черт), а не обследуемых. Соответственно диагностика осуществляется по степени выраженности этих черт. Достаточно типичным представителем опросников черт личности можно назвать 16PF Кеттелла. Здесь факторный анализ является методом преобразования исходного, достаточно большого набора групп тесно связанных между собой признаков в более простую и содержательную форму методом, позволяющим, по мнению Кеттелла, «открывать основные первичные свойства личности».
В факторных опросниках теории их авторов выступают более выпукло, явно. В любом случае игнорировать теории, на основе которых разрабатываются эти психодиагностические инструменты, оперируя, как это иногда делается, лишь количественными данными по измеряемым той или иной методикой показателям, — путь, ведущий к ошибкам в диагнозе и прогнозе.

Наряду с опросником «Шестнадцать личностных факторов» в отечественной практике используются адаптации опросников Р. Кеттелла для детей в возрасте 8-12 лет (Children Personality Questionnaire — CPQ) и для старшеклассников (High School Personality Questionnaire — HSPQ), выполненные Э. М. Александровской иИ. Н. Гильяшевой. Недоcтатки этих опросников — те же, что и оригинальных версий, они указаны выше.
В 90-е гг. XX в. А. Г. Шмелев с соавторами, опираясь на опросник 16 PF и Атлас личностных черт для русского языка, разработали опросник Шестнадцать русскоязычных факторов (16 РФ), являющийся первой универсальной многофакторной отечественной методикой, позволяющей оценивать профиль личности с учетом специфики русскоязычной культуры. Сбор нормативных данных и анализ психометрических характеристик для этого опросника продолжается.
Низкая воспроизводимость данных и недостаточная стабильность черт, оцениваемых с помощью опросников Р. Кеттелла, стимулировали попытки психологов выделить меньшее количество факторов, которые отличались бы большим постоянством и универсальностью. Наиболее известными были работы В. Нормана и его последователей, начатые в 60-е гг. и приведшие к выделению так называемой«большой пятерки». Их подход был похож на подход Р. Кеттелла, который начал с полного списка названий черт личности, а затем сократил его посредством различных процедур. Развитие 5-факторного подхода можно проследить, начиная с ранних работ Л. Терстоуна (1934), Д. Файска (1949), но обычно отцом «большой пятерки» считают В. Нормана.
В исходной модели содержались следующие черты: экстраверсия, нейротизм, сговорчивость, совестливость и культура. Позднее «культура» была заменена «открытостью опыту» (или «интеллектуальной свободой»). Эти 5 факторов не всегда воспроизводились в исследованиях. По мнению Г. Айзенка, это объясняется тем, что в «большой пятерке» смешаны факторы первого (сговорчивость, совестливость и открытость опыту) и второго порядка.
Поэтому им была предложена 3-факторная модель, представленная факторами наиболее высокого уровня. Это экстраверсия, нейротизм и психотизм. Для диагностики первых двух им был создан опросник EPI (Eysenck Personality Invektory). Разработанный в 1964 г., он содержал 57 вопросов, 24 из которых выявляли экстраверсию — интроверсию, 24 — нейротизм — эмоциональную стабильность. Еще 9 вопросов составляли шкалу лжи. Опросник имеет две параллельные формы. Испытуемый должен был на вопросы отвечать «да» или «нет».
В 1975 г. Г. Айзенк дополнил опросник новой шкалой — шкалой психотизма, которая направлена на выявление склонности индивида к противостоянию социальным воздействиям. Новый опросник EPQ (Eysenck Personality Questionnaire) в нашей стране не нашел широкого применения.
Опросник EPI впервые был адаптирован в Институте психоневрологии им. В. М. Бехтерева в 1970-1974 гг. Более поздняя модификация была предпринята В. М. Русаловым (1992) в Институте психологии РАН. Он сделал попытку улучшить психометрические свойства опросника, переформулировав или заменив отдельные пункты, а также получил нормы на достаточно представительной выборке.
Опросник EPI широко используется в отечественной психологической практике — в спорте, медицине, а также в психологических исследованиях.

Опросник Р. Кэттелла 16 PF.

Опросник личностный. Впервые опубликован Р. Кэттеллом в 1950 г., последнее переработанное руководство к тесту вышло в 1970 г. (Р. Кэттелл с соавт.). Предназначен для измерения 16 факторов личности и является реализацией подхода к ее исследованию на основе черт.
Разработаны две основные эквивалентные формы опросника (А и В, причем А считается стандартной формой) по 187 вопросов в каждой (для обследования взрослых людей с образованием не ниже чем 8-9 классов).
История создания методики
В разработке теста Р. Кэттелл первоначально исходил из т. н. L-данных (life record data), т. е. данных, полученных путем регистрации реального поведения человека в повседневной жизни. Выделенные Г. Олпортом и X. Олдберг 4500 слов, ясно обозначающих черты личности и особенности поведения (на базе словаря из 18000 слов), Р. Кэттелл разбил на синонимичные группы и отобрал в каждой из них по одному слову, выражающему основное смысловое содержание соответствующей группы. Это позволило сократить список личностных черт до 171. Затем каждая из этих характеристик личности оценивалась экспертами с целью выбора наиболее значимых. Взаимная корреляция экспертных оценок позволила выделить 36 корреляционных плеяд, внутри которых расположились высоко коррелирующие характеристики. Все плеяды содержали пары членов, имеющие значимые отрицательные корреляции, например: веселый–печальный, разговорчивый-молчаливый и т. д. Так был получен набор из 36 биполярных названий, который был расширен до 46 за счет включения специальных терминов, найденных в работах других исследователей. Для всех биполярных пар были составлены рабочие определения.
В результате факторизации L-данных было получено от 12 до 15 факторов. В дальнейшем Р. Кэттелл осуществил переход (обусловленный трудностями экспертного оценивания) к Q-данным (questionnaire data), т. е. данным, полученным с помощью опросников. При этом сбор Q-данных координировался с имеющимися L-данными. Р. Кэттеллом созданы разные модификации факторных моделей с различным числом входящих в них факторов, однако наиболее известной является 16-факторная, соотнесенная с рассматриваемым тестом.
Первичные факторы
Факторы личности, диагностируемые опросником, обозначаются буквами латинского алфавита, причем буква «Q» используется только для тех факторов, которые выделены на основе Q-данных. Факторы имеют «бытовые» и «технические» названия. Первые представляют собой общедоступные определения, ориентированные на непрофессионалов.. Следует иметь в виду, что определение концов оси фактора как положительных (+), так и отрицательных (-) условно и не имеет ни этического, ни психологического смысла. Обычно описание каждого фактора у Р. Кэттелла состоит из разделов:
а) буквенный индекс фактора; разработана также система универсальной индексации, включающая сведения о принципе выделения того или иного фактора и его порядковом номере;
б) техническое и бытовое название;
в) список наиболее значимых характеристик в L-данных;
д) интерпретация фактора.
Рассмотренные выше 16 факторов — первого порядка. В итоге их дальнейшей факторизации были выделены, более общие, факторы второго порядка. Р. Кэттелл неоднократно «извлекал» вторичные факторы из корреляций между первичными. В разных работах автора представлено от четырех до восьми вторичных факторов.
Наиболее важными из них являются «экстраверсия-интроверсия» и «тревожность-приспособленность».
Предпринимались попытки получения факторов третьего порядка, однако практического значения результаты не имеют.
Психометрические характеристики теста
Подход Р. Кэттелла к исследованию личности достаточно уязвим. Не удалось верифицировать и исходную гипотезу об идентичности структурных элементов в факторах, выделенных на основе L-данных и тех, которые выделены на основе Q-данных. В факторах, выделенных из L-данных, обнаруживаются те, которым нет соответствия в факторах, выделенных из Q-данных, и наоборот. Исключительно низки интеркорреляции переменных, якобы характеризующих один и тот же фактор, но полученных из разных источников (L- и Q-данные). Сказанное позволяет сделать вывод о том, что Р. Кэттелл принял факторный анализ за гораздо более эффективный инструмент познания личности, чем он фактически является.
Коэффициент надежности шкал-факторов опросника, определенный путем расщепления, находится в пределах 0,71-0,91. Коэффициент ретестовой надежности через двухнедельный промежуток — 0,36-0,73. Автор также сообщает о достаточно высокой валидности опросника.
Модификации теста
Р. Кэттеллом и его сотрудниками, помимо двух основных форм опросника (А и В), разработаны формы С, D и Е. Формы С и D сокращенные, по 105 заданий, и предназначены для лиц, имеющих более низкий уровень образования. Форма Е используется для обследования тех, кто малограмотен (в 1985 г. опубликованы нормы для заключенных, культурно неприспособленных и т. п. лиц). Б, Брианом в 1987 г. на основе формы Е предложен компьютерный «Профессионально-личностный отчет» (Vocational Personality Report), предназначенный для использовании в консультациях по выбору работы и службах планирования для малограмотных. Известны варианты опросника для детей и подростков. Существует специальное «патологическое» дополнение к опроснику, которое состоит из 12 клинических факторов-шкал. Возможно групповое обследование.
Инструкция
«В данном исследовании вам будет предложен ряд вопросов и три варианта ответа на каждый вопрос («а», «б», «в»). Отвечать нужно следующим образом: сначала прочтите вопрос и варианты ответов на него, затем выберите один из трех предложенных вариантов ответа, отражающих в большей степени ваше мнение, нежели два остальных, и отметьте его в соответствующей клеточке на бланке ответов.

Интерпретация
Из имеющихся показателей по всем 16 факторам строится так называемый «профиль личности». При интерпретации уделяется внимание, в первую очередь, «пикам» профиля, то есть наиболее низким и наиболее высоким значениям факторов а профиле, в особенности тем показателям, которые в «отрицательном» полюсе находятся в границах от 1 до 3 стенов, а в «положительном» – от 8 до 10 стенов.
Анализируется совокупность факторов в их взаимосвязях в таких, например, блоках:
1. интеллектуальные особенности: факторы B, M, Q1;
2. эмоционально-волевые особенности: факторы C, G, I, O, Q3, Q4;
3. коммуникативные свойства и особенности межличностного взаимодействия: факторы A, H, F, E, Q2, N, L.

MMPI.

Миннесотский многоаспектный личностный опросник (Minnesota Multiphasic Personality Inventory, MMPI)– предложен С. Хатуэем и Дж. Маккинли
в 1940 г. MMPI является реализацией типологического подхода к изучению личности и занимает ведущее место среди других личностных опросников в психодиагностических исследованиях (библиография составляет около 4000 названий). Опросник состоит из 550 утверждений, образующих 10 основных диагностических шкал. На каждое из утверждений обследуемые (лица в возрасте от 16 лет и старше с коэффициентом интеллекта не ниже 80) должны дать ответ: «верно», «неверно», «не могу сказать». Ответ, совпадающий с «ключом», оценивается в один балл. Возможны различные варианты предъявления утверждений, обычно это делается с помощью карточек, которые обследуемый раскладывает на три группы в соответствии со своим ответом. Для ускорения интерпретации структуры показателей, экономного описания «профиля» используется система его числового кодирования.
Основные клинические шкалы MMPI и примеры утверждений по каждой из них.
1. Шкала ипохондрии (HS) – определяет «близость» обследуемого к астеноневротическому типу личности.
2. Шкала депрессии (D) – предназначена для определения степени субъективной депрессии, морального дискомфорта (гипотимический тип личности).
3. Шкала истерии (Ну) – разработана для выявления лиц, склонных к невротическим реакциям конверсионного типа (использование симптомов физического заболевания в качестве средства разрешения сложных ситуаций).
4. Шкала психопатии (Ра) – направлена на диагностику социопатического типа личности.
5. Шкала мужественности/женственности (MF) – предназначена для измерения степени идентификации обследуемого с ролью мужчины или женщины, предписываемой обществом.
6. Шкала паранойи (Ра) – позволяет судить о наличии «сверхценных» идей, подозрительности (паранойяльный тип личности).
7. Шкала психастении (Pt) – устанавливает сходство обследуемого с больными, страдающими фобиями, навязчивыми действиями и мыслями (тревожно-мнительный тип личности).
8. Шкала шизофрении (Sc) – направлена на диагностику шизоидного (аутического) типа личности.
9. Шкала гипомании (Ма) – определяется степень «близости» обследуемого гипертимному типу личности.
10. Шкала социальной интроверсии (Si) – диагностика степени соответствия интровертированному типу личности. Клинической шкалой не является, добавлена в опросник в ходе его дальнейшей разработки.

Типологический подход.
Изучение типов акцентуаций характера (методика Г. Шмишека или патохарактерологический диагностический опросник А.Е. Личко).

Важнейшим средством выявления акцентуаций Леонгард считал наблюдение за реакциями человека в процессе беседы, направленной на прояснение и уточнение диагноза, а также за его поведением в различных ситуациях – на работе, в домашней обстановке, среди друзей и знакомых, в узком кругу и в большой группе людей. Во всех этих ситуациях, включая беседу, он обращал особое внимание на мимику, жестикуляцию и интонации, которые позволяют установить соответствие содержания высказываний человека его настоящим переживаниям. Например, ничего не выражающее лицо может свидетельствовать о равнодушии обследуемого, вопреки его утверждению о том, что он полон печали. Или наоборот, человек может заявлять, что «все давно забыто», но при этом проговаривать это слишком быстро или с большими паузами и сопровождать свою речь едва заметными вздохами, выдающими то, что он пытается скрыть за словами – печаль, огорчение, досаду и т.п.
Для прояснения истинной картины поведения Леонгард старался выяснить факты, которые действительно имели место в жизни и могли бы подтвердить либо опровергнуть наличие тех черт, о которых говорит человек. Так, обследуемый может отрекомендовать себя как человека старательного, целеустремленного, серьезного, живого и т.д., но все эти заявления ничего не стоят, если он не сможет рассказать, в чем именно проявляется его старательность и серьезность. По мнению Леонгарда, заявления человека могут служить лишь ориентиром для того, кто пытается описать его личность. Объективным же критерием описания являются особенности поведения в конкретных ситуациях, подтвержденные яркими примерами, демонстрирующими наличие существенных отличий поведения обследуемого от поведения других людей.
Таким образом, выяснение фактов и наблюдение Леонгард считал более достоверными методами описания личности, чем тесты (вопросники), которые, по его мнению, можно использовать только с большими оговорками. Важно не столько то, что отвечает человек на вопрос, а то, как он это делает, то, насколько вопрос понят и то, в каком контексте дается ответ. По этой причине при использовании вопросника, составленного Г. Шмишеком для диагностики акцентуаций, «необходимо делать поправку на возможные ошибки» и уточнять первичные результаты в процессе беседы и наблюдения за поведением человека в разных жизненных ситуациях.
При анализе акцентуаций необходимо учитывать ряд важных моментов, связанных со спецификой подходов авторов, которые работали в этом направлении.
1. Типология акцентуаций характера представляет собой обобщение опыта работы с пациентами психиатрической клиники. Она была разработана К. Леонгардом для постановки и уточнения диагноза, на основании которого можно проводить лечение больных людей.
2. Поскольку наличие акцентуаций еще не является признаком патологии, а свидетельствует об определенном потенциале личности, подход К. Леонгарда можно использовать в работе со здоровыми людьми с целью описания их возможностей и ограничений, а также прогноза поведения в различных ситуациях. Однако при этом необходимо проявлять осторожность в интерпретациях и не забывать о «крайностях», которые Леонгард включил в свои описания выделенных им типов.
3. Личностный опросник Г. Шмишека был составлен на основе вопросов, которые К. Леонгард задавал своим пациентам в процессе клинической беседы, и не противоречит общему подходу автора концепции акцентуированных личностей. Тем не менее, тест имеет свои ограничения, поэтому результаты, полученные после подсчета данных, нуждаются в уточнении, которые лучше всего делать в процессе беседы и наблюдения за человеком в реальных жизненных ситуациях.
4. Личностный опросник А.Е. Личко (ПДО) только частично опирается на концепцию К. Леонгарда и предназначен для диагностики типов психопатий и акцентуаций характера в подростковом возрасте. Чаще всего, этот опросник применяется в клинических целях, и для его использования необходимы специальные знания в области патопсихологии и психологии развития.
5. С позиции индивидуального подхода, подразумевающего целостное описание личности с учетом ее уникальности, наиболее ценным является не столько умение распознать отдельные ярко выраженные черты и получить подтверждения их реального существования, сколько способность соединить полученную информацию в общую картину. В этом смысле полезно рассматривать и интерпретировать сочетания черт – так называемые, «букеты» акцентуаций, которые составляют ядро личности и позволяют получить достаточно полное представление о поведении человека.
МЕТОДИКА ОПРЕДЕЛЕНИЯ
АКЦЕНТУАЦИЙ ХАРАКТЕРА
(К. ЛЕОНГАРД)
ОПИСАНИЕ
Личностный опросник для определения типа акцентуации был разработан Г. Шмишеком (Schmieschek Fragebogen) на основе концепции К. Леонгарда и впервые опубликован в 1970 г. С его помощью выявляются следующие десять типов акцентуации: гипертимность, возбудимость, эмотивность, дистимия (депрессивность),невротичность(тревожно-боязливая акцентуация), интроективная (аффективно-экзальтированная) акцентуация, циклотимическая (аффективно-лабильная) акцентуация, застревание (паранойяльная акцентуация), педантизм (ригидная акцентуация) и демонстративность.
Акцентуации рассматриваются как крайний вариант нормы, в чем состоит их главное отличие от психопатий — патологических расстройств личности.
Люди различаются между собой не только акцентуированными чертами. Даже не обнаруживая черт, выделяющих личность на фоне среднего уровня, люди все же несходны между собой. Имеются в виду те особенности, которые придают человеку как таковому его индивидуальные черты.
Опросник включает в себя 88 вопросов, 10 шкал, соответствующих определенным акцентуациям характера. Первая шкала характеризует личность с высокой жизненной активностью, вторая шкала показывает возбудимую акцентуацию. Третья шкала говорит о глубине эмоциональной жизни испытуемого. Четвертая шкала показывает склонность к педантизму. Пятая шкала выявляет повышенную тревожность, шестая – склонность к перепадам настроения, седьмая шкала говорит о демонстративности поведения испытуемого, восьмая – о неуравновешенности поведения. Девятая шкала показывает степень утомляемости, десятая – силу и выраженность эмоционального реагирования.
Выделенные Леонгардом 10 типов акцентуированных личностей разделены на две группы: акцентуации характера (демонстративный, педантичный, застревающий, возбудимый) и акцентуации темперамента (гипертимический, дистимический, тревожно-боязливый, циклотимический, аффективный, эмотивный).
ОБРАБОТКА
ОРИГИНАЛЬНЫЙ ВАРИАНТ
При подсчете баллов на каждой шкале опросника Леонгарда для стандартизации результатов значение каждой шкалы умножается на определенное число. Это указано в ключе к методике. Акцентуированные личности не являются патологическими. Они характеризуются выделением ярких черт характера.
Оценивание уровня акцентуированного выражения личности производится по ключевой таблице и результаты отражаются на графике.

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ АКЦЕНТУАЦИЙ ПО ЛЕОНГАРДУ
1.Демонстративный тип (Акцентуация – «Вытеснения»). Высокие оценки по этой шкале говорят о повышенной способности к вытеснению, демонстративности поведения. Характеризуется повышенной способностью к вытеснению, демонстративностью поведения, живостью, подвижностью, легкостью в установлении контактов. Склонен к фантазерству, лживости и притворству, направленным на приукрашивание своей персоны, авантюризму, артистизму, к позерству. Им движет стремление к лидерству, потребность в признании, жажда постоянного внимания к своей персоне, жажда власти, похвалы; перспектива быть незамеченным отягощает его. Он демонстрирует высокую приспосабливаемость к людям, эмоциональную лабильность (легкую смену настроений) при отсутствии действительно глубоких чувств, склонность к интригам (при внешней мягкости манеры общения). Отмечается беспредельный эгоцентризм, жажда восхищения, сочувствия, почитания, удивления. Обычно похвала других в его присутствии вызывает у него особо неприятные ощущения, он этого не выносит. Стремление к компании обычно связано с потребностью ощутить себя лидером, занять исключительное положение. 2.Педантичный тип (Акцентуация – «Ригидная»). Высокие оценки говорят о ригидности, инертности психических процессов, о долгом переживании травмирующих событий. Характеризуется ригидностью, инертностью психических процессов, тяжелостью на подъем, долгим переживанием травмирующих событий. В конфликты вступает редко, выступая скорее пассивной, чем активной стороной. В то же время очень сильно реагирует на любое проявление нарушения порядка. На службе ведет себя как бюрократ, предъявляя окружающим много формальных требований. Пунктуален, аккуратен, особое внимание уделяет чистоте и порядку, скрупулезен, добросовестен, склонен жестко следовать плану, в выполнении действий нетороплив, усидчив, ориентирован на высокое качество работы и особую аккуратность, склонен к частым самопроверкам, сомнениям в правильности выполненной работы, брюзжанию, формализму. С охотой уступает лидерство другим людям.
3.Застревающий, неуравновешенный тип (Акцентуация – «Паранойяльная»). Основная черта этого типа – чрезмерная стойкость аффекта со склонностью к формированию сверхценных идей. Его характеризует умеренная общительность, занудливость, склонность к нравоучениям, неразговорчивость. Часто страдает от мнимой несправедливости по отношению к нему. В связи с этим проявляет настороженность и недоверчивость по отношению к людям, чувствителен к обидам и огорчениям, уязвим, подозрителен, отличается мстительностью, долго переживает происшедшее, не способен “легко отходить” от обид. Для него характерна заносчивость, часто выступает инициатором конфликтов. Самонадеянность, жесткость установок и взглядов, сильно развитое честолюбие часто приводят к настойчивому утверждению своих интересов, которые он отстаивает с особой энергичностью. Стремится добиться высоких показателей в любом деле, за которое берется и проявляет большое упорство в достижении своих целей. Основной чертой является склонность к аффектам (правдолюбие, обидчивость, ревность, подозрительность), инертность в проявлении аффектов, в мышлении, в моторике.
4.Возбудимый тип (Акцентуация – «Проективная»). Таким людям свойственна повышенная импульсивность, ослабление контроля над влечениями и обсуждениями. Недостаточная управляемость, ослабление контроля над влечениями и побуждениями сочетаются у людей такого типа с властью физиологических влечений. Ему характерна повышенная импульсивность, инстинктивность, грубость, занудство, угрюмость, гневливость, склонность к хамству и брани, к трениям и конфликтам, в которых сам и является активной, провоцирующей стороной. Раздражителен, вспыльчив, часто меняет место работы, неуживчив в коллективе. Отмечается низкая контактность в общении, замедленность вербальных и невербальных реакций, тяжеловесность поступков.
5.Гипертимический тип (Акцентуация – «Гипертимическая»). Высокие оценки говорят о постоянном повышенном фоне настроения в сочетании с жаждой деятельности, высокой активностью, предприимчивостью. Людей этого типа отличает большая подвижность, общительность, болтливость, выраженность жестов, мимики, пантомимики, чрезмерная самостоятельность, склонность к озорству, недостаток чувства дистанции в отношениях с другими. Часто спонтанно отклоняются от первоначальной темы в разговоре. Везде вносят много шума, любят компании сверстников, стремятся ими командовать. Они почти всегда имеют очень хорошее настроение, хорошее самочувствие, высокий жизненный тонус, нередко цветущий вид, хороший аппетит, здоровый сон, склонность к чревоугодию и иным радостям жизни. Это люди с повышенной самооценкой, веселые, легкомысленные, поверхностные и, вместе с тем, деловитые, изобретательные, блестящие собеседники; люди, умеющие развлекать других, энергичные, деятельные, инициативные. Большое стремление к самостоятельности может служить источником конфликтов. Им характерны вспышки гнева, раздражения, особенно когда они встречают сильное противодействие, терпят неудачу. Склонны к аморальным поступкам, повышенной раздражительности, прожектерству. Испытывают недостаточно серьезное отношение к своим обязанностям. Они трудно переносят условия жесткой дисциплины, монотонную деятельность, вынужденное одиночество.
6.Дистимический тип (Акцентуация – «Дистимическая (депрессивная)»). Этот тип является противоположным предыдущему, характеризуется сниженным настроением, фиксацией на мрачных сторонах жизни, идеомоторной заторможенностью. Люди этого типа отличаются серьезностью, даже подавленностью настроения, медлительностью, слабостью волевых усилий. Для них характерны пессимистическое отношение к будущему, заниженная самооценка, а также низкая контактность, немногословность в беседе, даже молчаливость. Такие люди являются домоседами, индивидуалистами; общества, шумной компании обычно избегают, ведут замкнутый образ жизни. Часто угрюмы, заторможены, склонны фиксироваться на теневых сторонах жизни. Они добросовестны, ценят тех, кто с ними дружит и готовы им подчиниться, располагают обостренным чувством справедливости, а также замедленностью мышления.
7.Тревожно-боязливый тип (Акцентуация – «Невротическая»). Основная черта — склонность к страхам, повышенная робость и пугливость, высокий уровень тревожности. Людям данного типа свойственны низкая контактность, минорное настроение, робость, пугливость, неуверенность в себе. Дети тревожного типа часто боятся темноты, животных, страшатся оставаться одни. Они сторонятся шумных и бойких сверстников, не любят чрезмерно шумных игр, испытывают чувство робости и застенчивости, тяжело переживают контрольные, экзамены, проверки. Часто стесняются отвечать перед классом. Охотно подчиняются опеке старших, нотации взрослых могут вызвать у них угрызения совести, чувство вины, слезы, отчаяние. У них рано формируется чувство долга, ответственности, высокие моральные и этические требования. Чувство собственной неполноценности стараются замаскировать в самоутверждении через те виды деятельности, где они могут в большей мере раскрыть свои способности.
8.Циклотимический (аффективно-лабильный) тип (Акцентуация – «Циклотимическая»). Людям с высокими оценками по этой шкале соответствует смена гипертимических и дистимических фаз. Характеризуется сменой гипертимных и дистимных состояний. Им свойственны частые периодические смены настроения, а также зависимость от внешних событий. Радостные события вызывают у них картины гипертимии: жажда деятельности, повышенная говорливость, скачка идей; печальные— подавленность, замедленность реакций и мышления, так же часто меняется их манера общения с окружающими людьми. В подростковом возрасте можно обнаружить два варианта циклотимической акцентуации: типичные и лабильные циклоиды. Типичные циклоиды в детстве обычно производят впечатление гипертимных, но затем проявляется вялость, упадок сил, то, что раньше давалось легко, теперь требует непомерных усилий. Прежде шумные и бойкие, они становятся вялыми домоседами, наблюдается падение аппетита, бессонница, или, наоборот, сонливость. На замечания реагируют раздражением, даже грубостью и гневом, в глубине души, однако, впадая при этом в уныние, глубокую депрессию, не исключены суицидальные попытки. Учатся неровно, случившиеся упущения наверстывают с трудом, порождают в себе отвращение к занятиям. У лабильных циклоидов фазы смены настроения обычно короче, чем у типичных циклоидов. “Плохие” дни отмечаются более насыщенными дурным настроением, чем вялостью. В период подъема выражены желания иметь друзей, быть в компании. Настроение влияет на самооценку.
9.Аффективно-экзальтированный тип (Акцентуация – «Интроетивная»). Лицам этого типа свойственен большой диапазон эмоциональных состояний, они легко приходят в восторг от радостных событий и в полное отчаяние от печальных. Яркая черта этого типа— способность восторгаться, восхищаться, а также— улыбчивость, ощущение счастья, радости, наслаждения. Эти чувства у них могут часто возникать по причине, которая у других не вызывает большого подъема, они легко приходят в восторг от радостных событий и в полное отчаяние— от печальных. Им свойственна высокая контактность, словоохотливость, влюбчивость. Такие люди часто спорят, но не доводят дела до открытых конфликтов. В конфликтных ситуациях они бывают как активной, так и пассивной стороной. Они привязаны к друзьям и близким, альтруистичны, имеют чувство сострадания, хороший вкус, проявляют яркость и искренность чувств. Могут быть паникерами, подвержены сиюминутным настроениям, порывисты, легко переходят от состояния восторга к состоянию печали, обладают лабильностью психики.
10. Эмотивный тип (Акцентуация – «Эмоцентрическая»). Это чувствительные и впечатлительные люди, отличаются глубиной переживаний в области тонких эмоций в духовной жизни человека. Этот тип родственен экзальтированному, но проявления его не столь бурны. Для них характерны эмоциональность, чувствительность, тревожность, болтливость, боязливость, глубокие реакции в области тонких чувств. Наиболее сильно выраженная черта— гуманность, сопереживание другим людям или животным, отзывчивость, мягкосердечность, сорадование чужим успехам. Они впечатлительны, слезливы, любые жизненные события воспринимают серьезнее, чем другие люди. Подростки остро реагируют на сцены из фильмов, где кому-либо угрожает опасность, сцена насилия может вызвать у них сильное потрясение, которое долго не забудется и может нарушить сон. Редко вступают в конфликты, обиды носят в себе, не “выплескиваются” наружу. Им свойственно обостренное чувство долга, исполнительность. Бережно относятся к природе, любят выращивать растения, ухаживать за животными.
Описание акцентуаций строится по следующему плану: номер акцентуации, ее название, название типа по К.Леонгарду, общее описание, описание черт личности и характера человека, привлекательных по первому впечатлению; описание «конфликтных» черт человека; указание ситуаций наиболее благоприятных и наиболее конфликтогенных для человека, обладающего описываемой акцентуацией. Для краткости изложения, последние черты личности обозначаются (+) или (—) ситуации.

Использование методов наблюдения, интервью и беседы для исследования личности.

ИНТЕРВЬЮ.
Интервью – один из самых старых и распространённых методов получения информации о людях. Персонолог в интервью получает информацию, задавая интервьюируемому определенные вопросы и выслушивая ответы. Фактически сам способ проведения интервью зависит от конкретной интерисующей темы или цели.
Интервью, когда его проводит опытный интервьюер, даёт полезную информацию о личности и о его жизненной ситуации: способность эффективно общаться с другимим людьми, восприятие себя и значения других, уровень тревоги, планы на будущее и удовлетворённость работой. Структуирование вопросов – один из путей повышения надёжности и валидности информации, получаемой в интервью.
Не смотря на свой субъективный характер интервью, особенно дополненное информацией, полученной из более объективных источников, является одним из основных и необходимых методов личности.

БЕСЕДА.

Специфический для психологии метод исследования человеческого поведения – это беседа. Беседе – это диалог между двумя людьми, в ходе которого один человек выявляет психологические особенности другого. Ж. Пиаже, представители его школы, гуманистическая психология часто использовали данный метод. Беседа является дополнительным методом в структуре эксперимента на первом этапе, когда собирается первичная информация об исследуемом, и которая его инструктирует, и мотивирует. На последнем этапе исследования беседа используется в форме постэкспериментального интервью.
Исследователи различают два вида беседы :
1.Клиническая беседа, являющаяся составной частью клинического опроса.
2. Интервью- целенаправленного опроса „лицом к лицу”.
Содержание бесед записываются, протоколируются полностью с использованием аудиозаписей или выборочно в зависимости от конкретных целей исследования.
Желательно, чтобы беседа проводилась с учётом данных, полученных при помощи наблюдения и анкетирования. В цели беседы также входит проверка предварительных выводов, при помощи наблюдения и анкетирован

Виды наблюдения.

Наблюдение является одним из наиболее часто используемых и вместе с самонаблюдением старейшим в психологии исследовательским методом. Это целенаправленное, организованное восприятие и регистрация объекта. Оно используется в качестве самостоятельного метода, но в большинстве случаев выступает как составная часть беседы, различных типов эксперимента, изучение деятельности и т.п. Главная цель наблюдения заключается в получении подробной описательной информации, и определяется общими задачами и гипотезами исследований. Цель наблюдения опредяляет используемый тип наблюдения: непрерывный, дискретный, фронтальный, выборочный
Различают:
НЕСИСТЕМАТИЧЕСКОЕ НАБЛЮДЕНИЕ – создание некоторой обобщенности картины поведения индивида или группы в определенных условиях, а не фиксация причинных зависимостей и строгое описание явлений.
СИСТЕМАТИЧЕСКОЕ НАБЛЮДЕНИЕ которое проводится по определенному плану. Исследователь выделяет регистрируемые ( переменные) особенности поведения и классифицирует условия внешней среды.
СПЛОШНОЕ НАБЛЮДЕНИЕ которое проводится исследователем для фиксации особенностей поведения индивида, и которые доступны для максимального и подробного наблюдения.
ВЫБОРОЧНОЕ НАБЛЮДЕНИЕ – внимание лишь на определенные параметры поведения или типы поведенческих актов.
ВКЛЮЧЕННОЕ НАБЛЮДЕНИЕ делится на открытое, в котором наблюдаемые знают о том, что их поведение фиксируется исследователем и на скрытое наблюдение в котором наблюдаемые не знают, что их поведение фиксируется.

С помощью основных методов наблюдения можно дать правильное качественное и количественное описание поведения. При естественном наблюдении наблюдатель отделен от тех, кого наблюдают, а субъекты исследования либо не знают о присутствии наблюдателя, либо привыкают к нему. При наблюдении участников исследования наблюдатель становится активным членом изучаемой группы. Наблюдения различаются по степени воздействия экспериментатора на наблюдаемые условия. Методология наблюдения учитывает три проблемы: отсутвие контроля, искажение, вносимое наблюдателем, и реактивность субъектов. Результаты наблюдений обычно систематизируются Затем данные наблюдения переходят к объяснению наблюдаемого, являющееся выражением более общих законов познания свойственным и другим неэкспериментальным, клиническим методам – анкетирование, беседа и изучению продуктов деятельности.

ОШИБКИ НАБЛЮДЕНИЯ:
Галло- эффект. Обобщенное впечатление наблюдателя ведет к грубому воспариятию поведения, игнорированию тонких различий.
Эффект снисхождения. Тенденция всегда давать положительную оценку происходящему.
Ошибка центральной тенденции. Наблюдатель стремится давать усердную оценку наблюдаемому поведению.
Ошибка корреляции. Оценка одного признака поведения даётся на основании другого наблюдаемого признака. ( Пример, интеллект оценивается по беглости речи).
Ошибка конраста. Склонность наблюдателя выделять у наблюдаемых черты, противоположные с обственным.
Ошибка первого впечатления. Первое впечатление об индивиде определяет восприятие и оценку его дальнейшего поведения.
Когда нужно получить целостную картину происходящего, отразить поведение индивидов и исследовать естественное поведение без вмешательства из вне в ситуации, то наблюдение, является незаменимым методом. Результаты наблюдений за испытуемыми в ходе выполнения или экспериментального задания являются важнейшей дополнительной информацией для исследования.

Научное наблюдение подчиняется ряду правил и требований:
во-первых, любое исследование, которое стремится к объективности, состоит в определении круга исследуемых фактов, а также дальнейшего их наблюдения;
во-вторых, отбор способа наблюдение;
в-третьих, складывание плана и программы исследования;
в-четвертых, направленность наблюдения на важные явления, обособление важного от несущественного, главного от второстепенного;
в-пятых, объективная и точная регистрация фактов, формулирование из них определенных выводов;
в-шестых, наблюдение требует ведения журнала; наблюдений и регистраций событий, стенографических записей, протоколов и т.п., в которых фиксируются не только факты, которые характеризуют действия, поступки, поведение, а и условия, в которых они происходили;
в-седьмых, наблюдение следует проводить в естественных условиях и не вмешиваться в ход событий;
в-восьмых, проверяя обоснованность и надежность полученных результатов, следует выполнить повторные аналогичные наблюдения (на том же объекте и в одних и тех же условиях);
в-девятых, наблюдение необходимо при возможности повторять в разное время, в разных условиях и ситуациях.

Составление схемы структурированного наблюдения.

Представленный, хоть и неполный, перечень может оказать суще¬ственную помощь при планировании действий наблюдателя, особенно в начале исследования. Процесс познания есть построение исследова-телем определенной системы классификаций наблюдаемого поведе¬ния.
Наблюдатель, не имеющий своей системы классификации, может увидеть много, а зафиксировать и определить очень мало.
Исследова¬тель, пользующийся слишком полной и жесткой системой классификации, будет наблюдать лишь то, что соответствует его концепции, он зафиксирует все, что увидит, но увидит он не все.
Накопление впе¬чатлений приводит к конкретизации наблюдаемых элементов, их ран¬жированию с точки зрения важности для целей исследования, что способствует структуризации наблюдаемого явления и переходу от не¬структурированного наблюдения к структурированному.
Элементы Направления наблюдения
Наблюдаемые Сколько человек участвует в процессе? Кто они, каковы их роли в наблюдаемой ситуации? Как они взаимодействуют?
Обстановка Где происходит наблюдение? Какие элементы обстановки способствуют совершению наблюдаемого процесса? Какие действия обстановка поощряет, а каким препятствует? (Например, танцы в ресторане)
Цель Имеются ли у наблюдаемых какие-либо формальные цели или они оказались на месте наблюдения случайно? Совместимы ли цели различных участников ситуации (например, дети канючат сладости у родителей, которые не склонны тратить на это деньги)?
Поведение Что и как делают участники ситуации? Какого рода поведение является ожидаемым? Каковы стимулы, влияющие на поведение? Каковы эмоции, выражаемые при той или иной форме поведения? Каков результат (последствия) поведения?
Частота и продолжитель-ность Когда возникла и как долго длилась наблюдаемая ситуация? Как часто она возникает?

Рассмотрим разработку процедуры структурированного наблюдения. Структурированное наблюдение проводится с целью описания типич¬ности (распространенности) той или иной формы поведения.
Для раз¬работки процедуры структурированного наблюдения важно не только
-определить наиболее значимые элементы наблюдаемого процесса, ко¬торые будут включены в бланк регистрации, но и какие
-признаки этих элементов будут фиксироваться в ходе исследования:
–наличие (отсут¬ствие) или
–интенсивность их проявления.
Структурированное наблюдение, как правило, применяется при исследовании частных ситуаций, поэтому исследователь должен создавать систему категорий и единиц наблюдения в соответствии с моделью последующего анализа. При планировании рабочего документа таких элементов может быть задействовано значительное число, чтобы под¬робнее воссоздать наблюдаемое явление, но при апробации инструмен¬та исследования (бланка наблюдения) некоторые из них могут быть исключены либо как неработающие, либо как недостоверные.
Структурированное (контролируемое) наблюдение предполагает:
– разработку системы документов и показателей, характеризующих выделенные для наблюдения элементы объекта;
– наличие разработанного плана;
– анализ установок наблюдателей относительно природы и структуры изучаемого объекта.
– ставится проблема единиц измерения, их качества

Виды интервью.
Сущность и разновидности интервью
Достаточно распространенной формой социологических опросов является интервью (англ. interview), которое представляет собой своеобразную целенаправленную беседу «с глазу на глаз» с опрашиваемым. Вначале интервью применялось в основном в медицине в качестве клинической беседы с пациентом как средство получения достоверной информации о больном. Впоследствии, по мере развития эмпирических исследований, наряду с анкетированием оно стало одним из распространенных методов получения социологической информации об изучаемом объекте.
Интервью — целенаправленная, заранее запрограммированная беседа с респондентом. Характер общения, степень контакта, взаимопонимание интервьюера (лица, ведущего интервью) и опрашиваемого во многом определяют глубину и качество получаемой информации о том или ином социальном факте или явлении.
При проведении интервью социолог исходя из ситуации и наблюдения за поведением собеседника может получить ту информацию, которая не стала бы его достоянием в случае осуществления анкетного опроса (анкетирования).
Различают несколько видов интервью: «от полной свободной беседы с опрашиваемым до полностью формализованной процедуры опроса».
Свободное интервью, как правило, не имеет плана и заранее сформулированных вопросов. Его проводят в основном не специально выделенные лица (интервьюеры), а социологи, которые сами определяют тему беседы, формулируют вопросы, их последовательность, уточняют тему и т.д. Чаще всего свободное интервью применяется при опросах экспертов в начальной (разведывательной) стадии социологического исследования.
Глубинное интервью преследует цель получить информацию, свидетельствующую не только о наличии того или иного социального факта, явления, но и объясняющую причины появления данных фактов, явлении. Как правило, применяется для выяснения общественного мнения по тому или иному кругу вопросов.
При проведении интервью вопросы, с которыми интервьюер обращается к своим респондентам, могут иметь открытый или закрытый характер.
Интервью с открытыми вопросами проводится по заранее разработанному плану, представляющему собой целый набор открытых вопросов, расположенных в определенной последовательности. Задавая эти вопросы респонденту, исследователь выслушивает ответы на них, фиксируя их полное содержание с помощью магнитной записи или стенографии.
При интервью с закрытыми вопросами, которое обычно называют стандартизованным, исследователь обращается к респондентам с вопросником, являющимся по сути дела анкетой, в которой содержатся в основном вопросы закрытого типа. Респондент должен выразить свое согласие или, наоборот, отрицательное отношение к одному из поставленных вопросов. Интервьюер при проведении этого рода интервью выступает в роли простого исполнителя-информатора, он лишен возможности изменять содержание вопросов, их последовательность или задавать какие-либо дополнительные вопросы. Стандартизованное интервью — наиболее распространенный вид и чаще проводится при переписи населения.
Экспертное интервью
Экспертное интервью – одна из разновидностей глубинного интервью, его главной особенностью является статус и компетентность респондента, который выступает опытным участником изучаемого рынка. Экспертное интервью предполагает получение от респондента развернутых ответов на вопросы о тенденциях и особенностях рынка, прогнозах его развития.
Эксперты – специалисты, которым известны специфические стороны изучаемого явления. В большинстве случаев экспертные интервью проводятся с руководителями компаний или руководителями крупных подразделений, представителями исполнительной и законодательной власти регионов, учеными, работниками вузов и научно-исследовательских организаций, сотрудниками негосударственных, частных экспертных или консультационных структур, членами экспертных советов и т.п.
Для проведения опроса интервьюер должен обладать достаточной компетентностью в изучаемом предмете, а также знать терминологию, используемую профессионалами при обсуждении вопросов по теме исследования.
Важное значение имеет умение интервьюера плавно переходить от одной темы к другой.
Качество интервью заметно снижается, если во время беседы респондент занимается домашними делами, убирает рабочее место, служебное помещение или решает какие-либо профессиональные вопросы. Если в ответ на вашу просьбу об интервью респондент высказал намерение уйти, то не следует, принуждать его к беседе, лучше договориться о новой встрече.
Следовательно, для проведения опроса необходимо выбирать время, наиболее удобное для респондента.
Задача интервьюера состоит в том, чтобы постараться максимально непредвзято и объективно зарегистрировать ответы респондента, ставить вопросы тактично, ровно, ненавязчиво, в затруднительные моменты проявляя находчивость, быстроту реакции и умение вести разговор в нужном направлении.
Правила ведения беседы
При установлении первого контакта необходимо создать благоприятную атмосферу для предстоящего разговора.
При проведении опроса интервьюер должен соблюдать следующие правила:
• не допускать своей интерпретации формулировки вопросов. Изменение формулировок разрешается лишь в исключительных случаях, и о первом же подобном факте следует ставить в известность научных руководителей опроса;
• не допускать своего толкования ответа на вопрос;
• задавать вопросы строго в той же последовательности, которая предусмотрена анкетой;
• исключить сознательный пропуск каких-либо вопросов, зафиксированных в анкете, кроме специально оговоренных.
Если опрашиваемый не понял вопроса, то интервьюеру рекомендуется еще раз медленно повторить его и дать возможность подумать респонденту.
Те вопросы, цель которых — выявление мнения респондента о каких-либо фактах, более всего требуют точности формулировок, и интервьюеру надо придерживаться только той формулировки, которая дана в анкете. При постановке вопросов о фактах интервьюер может уточнять, разъяснять вопрос, чтобы добиться правильного понимания.
Приведем наиболее распространенные средства, которые используются большинством интервьюеров для стимулирования ответов респондентов, получения наиболее полной и точной информации.
Выражение согласия — внимательный взгляд, кивок, улыбка, поддакивание.
Использование коротких пауз.
Повторение основного, вопроса.
Частичное несогласие, например: «Вы говорите, что… Однако некоторые люди полагают, что…».
Просьба пояснить, например: «Мне не совсем ясно, как… Не могли бы Вы объяснить, что имеете в виду…», «Итак, Вы только что сказали, что… Уточните, пожалуйста…».
Уточнение с помощью неправильного повторения ответа, например:
Вы заметили, что обычно возникают споры по вопросам трудовой дисциплины?
Нет, я сказал «иногда».
Простите, я, очевидно, не расслышал.
Указания на противоречия в ответах.
Повторение последних слов респондента (метод «эхо»).
Нейтральное требование добавочной информации, например: «Это интересно, я хотел бы знать больше о проведении Вами свободного времени. Не могли бы Вы рассказать об этом немного подробнее?».
Требование определенной добавочной информации, например: «Почему Вы думаете именно так? Как вы пришли к этому выводу? Когда?».
После всякого выраженного сомнения или несогласия и получения на них разъяснения интервьюер должен выразить свое понимание, согласие, одобрение: «Да, да, вы правы. Сейчас мне ясно. Это очень интересно» и т.д.
Если интервьюер получил ответ типа «Не знаю», то обязательно должен понять, что скрывается за ним: а) действительное ли незнание; б) непонимание смысла вопроса; в) неумение выразить свое мнение; г) боязнь выразить его вслух; д) боязнь дать «неправильный» ответ, т.е. не то, что могли сказать другие. В зависимости от этого интервьюер должен выбрать линию поведения. Например, если есть подозрение в некомпетентности респондента, рекомендуется детализировать вопрос; если не понял содержания, — повторить; если респондент боится высказать мнение, поставить вопрос в косвенной, безличной форме.
Выделяют следующие формы интервью:
По форме и технике опроса –
1) стандартизированное (формализованное, структурированное) интервью – формализованная процедура опроса, т.е. имеется стандартизация плана интервью, а именно: жесткая формулировка вопросов (закрытых) и веера вариантов ответов к ним, а также определенная последовательность вопросов и их задавания;
2) полустандартизированное (полуформализованное, полуструктурированное) интервью – интервью, предполагающее использование не только закрытых вопросов, но и некоторого количества открытых вопросов;
3) нестандартизированное (свободное) интервью – интервью, при котором стандартизация процесса собственно интервью сведена к минимуму, здесь нет заранее подготовленного плана и сформулированных вопросов.
По целевому назначению –
1) ретроспективное интервью (имеет целью оценочное воспроизведение прошлых фактов, событий участниками или свидетелями ситуации);
2) интроспективное интервью (имеет целью изучить мнения и оценки людей по поводу текущих событий);
3) прожективное интервью (имеет целью выявить возможное отношение людей к виртуально возможным событиям или поведение людей в потенциально возможных ситуациях).

Преимущества и недостатки указанных методов.

9 Психодиагностика интеллекта.

Попытка упорядочить информацию, накопленную в области экспериментально-психологических теорий и исследований интеллекта, принадлежит М.А. Холодной. Ею были выделены восемь основных подходов, для каждого из которых характерна определенная концептуальная линия в трактовке природы интеллекта:

Социокультурный – интеллект рассматривается как результат процесса социализации и влияния культуры в целом (Дж. Брунер; М. Коул и С. Скрибнер; Л. Леви-Брюль; А.Р. Лурия; Л.С. Выготский и др.).

Генетический – интеллект определяется как следствие усложняющейся адаптации к требованиям окружающей среды в естественных условиях взаимодействия человека с окружающим миром (У.Р. Чарлсворз; Ж. Пиаже).

Процессуально-деятельностный – интеллект рассматривается как особая форма человеческой деятельности (С.Л. Рубинштейн; А.В. Брушлинский; Л.А. Венгер; Н.Ф. Талызина; О.К. Тихомиров; К.А. Абульханова-Славская и др.).

Образовательный – интеллект как продукт целенаправленного обучения (А. Стаатс; К. Фишер; Р. Фейерштейн; Н.А. Менчинская; З.И. Калмыкова; Г.А. Берулава и др.).

Информационный – интеллект определяется как совокупность элементарных процессов переработки информации (Х. Айзенк; Э. Хант; Р. Штернберг и др.).

Феноменологический – интеллект как особая форма содержания сознания (В. Келер; К. Дункер; Р. Мейли, М. Вертгеймер; Р. Глезер; Дж. Кэмпион и др.).

Структурно-уровневый – интеллект как система разноуровневых познавательных процессов ( Б.Г. Ананьев; Е.И. Степанова; Б.М. Величковский и др.).

Регуляционный – интеллект как форма саморегуляции психической активности (Л.Л. Терстоун и др.)

Отсутствие однозначности в определениях интеллекта связано с многообразием его проявлений. Однако всем им присуще то общее, что позволяет отличать их от других особенностей поведения, а именно активизация в любом интеллектуальном акте мышления, памяти, воображения – всех тех психических функций, которые обеспечивают познание окружающего мира. Соответственно под интеллектом как объектом измерения подразумеваются те проявления индивидуальности человека, которые имеют отношение к его познавательным свойствам и особенностям [4].

Тесты исследования интеллекта очень многочисленны и разнообразны. Это разнообразие связано с тем, что они разрабатываются в русле разных теорий интеллектуального развития. Так же как ведутся споры по поводу понятия интеллекта, так же нет согласия и в вопросе о том, как определить уровень интеллекта. Одни авторы считают, что интеллект определяется единственной способностью или умением, другие – что это целый набор разнообразных индивидуальных способностей.

Рассмотрим особенности психодиагностики интеллекта.
Интеллект (от латинского – Intellectus) в широком смысле – это совокупность всех познавательных функций индивида: от ощущения и восприятия до мышления и воображения; в более же узком смысле – это мышление.
Развитие стандартизированных тестов интеллекта началось с работы Альфреда Бине в начале ХХ века во Франции. Бине не пытался создать тест для исследования IQ, он попытался выявить детей, у которых могли бы возникнуть трудности в школе. Он анализировал способности, которые казались ему важными для успеха в школе, а затем работал над созданием тестов, чтобы измерять эти способности. Исторически IQ был обозначен как пропорция умственного развития и хронологического возраста умноженная на 100. В наше время IQ измеряется иными способами, но все еще по шкале в 100 единиц со стандартным отклонением 16.
идею о тестировании интеллекта и концепцию IQ со следующими представлениями о тестах IQ и о том, что они измеряют.
Основные положении концепции:
– Тесты это гораздо большее, чем простые показатели успеваемости в школе; они измеряют фундаментальные интеллектуальные способности.
– В основе этих способностей лежит обобщенный фактор (обычно называемый «g»). Этот фактор – общее развитие интеллекта.
– Общее развитие интеллекта передается генетически.
– Повторные измерения интеллекта могут давать различные результаты из-за ситуативных факторов или ошибок во время вычислений, но теоретически, абсолютно правильные вычисления всегда давали бы один и тот же результат во время изучения одного и того же индивида.
– И индивидуальные и групповые различия всегда четки и неизменны.
– Различия в учебном опыте или возможностях могут повлиять на показатель исчисляемого интеллекта, но не на сам интеллект.
В настоящее время наиболее широкое распространение получили разработки в области определения IQ Ганса Юргена Айзенка. По Айзенку, фундаментальным базисом интеллектуальных различий является скорость протекания психических процессов.
По Айзенку, между сложностью задачи и временем, затраченным на ее решение, существует логарифмическая зависимость. Общий уровень способностей определяется с помощью комплекса тестов с использованием словесного, цифрового и графического материала. Задания различаются на два типа:
В 1960 году Гетцельс и Джексон публикуют данные об отсутствии корреляции между показателями интеллекта и креативности. Творческая одаренность и творческая продуктивность характеризуются несколько иными параметрами:
– Богатство мысли (количество новых идей в единицу времени)
– Гибкость мысли (скорость переключения с одной задачи на другую)
– Оригинальность
– Любознательность
– Способность к разработке гипотезы
– Иррелевантность – логическая независимость реакции от стимула
– Фантастичность – оторванность ответа от реальности при наличии определенной логической связи стимула и реакции
Эти вышеперечисленные параметры творческого мышления входят в состав кубической модели Гилфорда – «дивергентное мышление».
2. Тесты для измерения интеллекта, их виды
Строгой классификации тестов для измерения ума или его отдельных особенностей не существует. Сегодня как в отечественной, так и в зарубежной литературе используются следующие термины: наиболее обобщенный и часто употребляемый – “тесты интеллекты” или его несколько устаревший вариант “умственные тесты”. На ряду с ними встречаются такие термины, как “тесты специальных возможностей”, “тесты общего интеллекта” или в качестве синонима “тесты общих способностей”. Исторически сложилось деление этих тестов на измеряющие общий интеллект и специальные способности, и сегодня вряд ли есть необходимость в новых классификациях, несмотря на все чаще употребляемый для обозначения тех и других термин “когнитивные тесты”.
В зависимости от типа заданий тесты подразделяются на: вербальные (например, тест классификации слов) и невербальные (например, матрицы Равена). Помимо этого тесты интеллекта делятся на: индивидуальные (например, шкалы Векслера) и групповые (например, армейский тест Альфа). Кроме названных разновидностей тестов, иногда выделяются тесты интеллекта для специфических популяций (А. Анасиази). Эти тесты предназначены для обследования младенцев, лиц с физическими недостатками и людей, принадлежащих к разным культурам.

Зависимость тестовых оценок окружающей среды означает их непостоянство, изменчивость. Понимание этого приводит к изменению основной цели тестирования. Жесткая, неизменная классификация индивидов по результатам интеллектуальных тестов имела тяжелые отрицательные последствия, так как низкий IQ оставлял на ребенке как бы печать неполноценности, менял отношение к нему окружающих и тем самым способствовал сохранению неблагополучных условий развития.

Сложившееся в современной отечественной психодиагностике понимание умственного развития отражает представления ряда ведущих психологов (А.Н. Леонтьева, Н.С. Лейтеса, К.М. Гуревича и др.). Оно рассматривается как функция накопления фонда знаний, а также мыслительных операций, обеспечивающих приобретение и использование этих знаний. По существу, данная характеристика отражает формы, способы и содержание мышление человека. Именно это и диагностируют тесты интеллекта.

Рассмотрим, в чем состоят принципиальные отличия тестов умственного развития, ориентированных на норматив, от традиционных тестов интеллекта.
Первое отличие – особое содержание большинства заданий тестов. Если обычно автор интеллектуального теста при отборе понятий, включаемых в задания, руководствуется собственным опытом и интуицией, проверяя себя практикой, и использует, как правило, житейские понятия, то авторы нормативно-ориентированных тестов опирались на анализ школьных программ. В них содержатся основополагающие понятия, а также умственные действия, владение которыми может служить показателем умственного развития школьников. При отборе понятий психологи старались, чтобы они примерно в равных пропорциях представляли все изучаемые учебные предметы и циклы (общественно-гуманитарный, естественнонаучный и физико-математический).
Второе отличие рассматриваемых методик от тестов интеллекта заключается в иных способах репрезентации и обработки диагностических результатов, основными средствами среди которых является отказ от статистической нормы как критерия приближения данных к социально-психологическому нормативу. В тестах норматив представлен в форме полного набора заданий.
Третье отличие отечественных тестов умственного развития от традиционных – коррекционность, дающая возможность проследить ближайшее развитие учащихся и предусмотреть специальные меры и направления устранения замеченных дефектов развития.

Критериальная валидность тестов интеллекта.
Критериальная валидность – комплекс характеристик, включающий текущую и прогностическую валидности методики и отражающий соответствие диагноза и прогноза определенному кругу критериев измеряемого явления. В качестве критерия валидиза-ции выступают независимые от результатов теста и непосредственные меры исследуемого качества, такие как уровень достижений в какой-либо деятельности, выраженность определенного свойства личности. Критериальная валидность может быть определена на основании сопоставления результатов теста с экспертными оценками хорошо знающих обследуемого лиц, с результатами наблюдения за проявлением этой особенности в его поведении, с объективными сведениями о круге общения.
Критериальная валидность включает как комплекс связей с текущим состоянием изучаемого явления, так и вероятность, обоснованность прогноза о его состоянии в будущем. Здесь в рамках критериальной валидности различаются текущая (диагностическая, конкурентная) и прогностическая валидности. В случае характеристики текущей критериальной валидности изучение корреляции результатов теста с независимыми критериями проводится параллельно с измерением. Показатели текущей критериальной валидности указывают на степень репрезентации характеристик изучаемого психического явления в результате теста.
Предсказательная критериальная валидность может отражать как соответствие прогноза, сделанного на основании данного теста, реальному состоянию измеряемого качества спустя некоторое время, так и временной интервал, в котором результат теста является валидным.
Валидизация по какому-либо критерию эффективно осуществляется методом контрастных групп. При этом, как правило, используют сложный критерий, в котором отражено комплексное влияние различных факторов. Например, при характеристике критериальной валидности теста интеллекта показатели умственно отсталых детей могут быть сопоставлены с показателями нормальных школьников того же возраста. Множество факторов, обусловивших помещение ребенка в специальное учреждение для детей с глубокой умственной отсталостью, составят критерий валидизации. Аналогично критериальной валид-ности личностного опросника, предназначенного для выявления «уровня невротизации», определяется критерий валидизации на основе сравнения его результатов у пациентов, страдающих неврозами, и практически здоровых людей. Такой критерий в силу его обобщенности, интегративности приближает критериальную ва-лидность к области конструктной валидности.
Валидность (теста) эмпирическая, Критериальная валидность (criterion validity, empirical validity) – степень соответствия теста определенному критерию (например, критерию для оценки эффективности деятельности). Оценивается величиной связи теста с независимым от него критерием. Чем значительнее связь, тем выше эмпирическая валидность. Для оценки вида и степени связи используются средства математической статистики
ак уже указывалось в разделе 3.1, тест, обладающий высокой критериальной валидностью должен давать монотонную зависимость величины критерия от тестового балла (см. рис. 6). Для того чтобы получить монотонную линию регрессии, психодиагност должен вклю¬чить в тест X только такие пункты, которые являются валидными по критерию С. В противном случае на кривой неминуемо появятся про¬валы.
Если при анализе корреляций между батареей из 200 заданий и ка¬ким-то критерием получают 10 заданий, значимо коррелирующих е критерием на уровне ошибки р < 0,05, то это может быть следствием чисто случайного совпадения (сравните 10/200=0,05). Чтобы убедиться в том, что отобранные пункты теста действительно могут различать (или прогнозировать) критерий, нужно рассмотреть, как коррелиру¬ют с критерием эти пункты на другой выборке, которая не использо¬валась при их отборе.
Метод критериального тестирования очень трудоемок. .Прак¬тически невозможно построить критериальный тест за счет одной статистики, сколь бы мощными выборками и батареями заданий мы ни располагали. Необходима работа над содержательной валидностью заданий. Критериальное тестирование имеет ограни¬ченное применение в задачах построения методик с широкой областью применения.
Критериально-ориентированные тесты отличаются от традиционных тестов тем, что в традиционных оценка осуществляется путем соотнесения индивидуальных результатов с групповыми (ориентация на статистическую норму), а в критериально-ориентированных – оценка осуществляется путем соотнесения индивидуальных результатов с некоторым критерием. В качестве такого критерия выступает уровень владения навыком, умениями, знаниями.
определение критериальной валидности в том смысле, что эталонный тест, валидность которого определена, выступает в качестве независимого критерия.

Индивидуальные тесты интеллекта.
Тесты интеллекта относятся к тестам общих способностей. Это совокупность методик, предназначенных для измерения уровня интеллектуального развития. Тесты интеллекта характеризуются тем, что в них выводится единый показатель развития интеллекта (IQ), как способности успешно решать широкий класс жизненных проблем. [9]

Первым исследователем, использовавшим в психологической литературе термин «умственный тест» (интеллектуальный тест), был Дж. Кеттелл. Этот термин после статьи Дж. Кеттелла «Интеллектуальные тесты и измерения», опубликованной в 1890 г. В журнале «Mind» («Мысль»),
Метод тестов получает широкое распространение – шаг в его развитии французским врачом и психологом А. Бине, создателем самой популярной в начале ХХ в., серии интеллектуальных тестов. -пределить детей, способных к учению, от страдающих прирожденными дефектами и не способных учиться в нормальной школе. – Именно в связи с этими целями Бине в сотрудничестве с Т. Симоном создал первую шкалу Бине-Симона в
Льюис Терман из Стенфордского университета адаптировал пункты теста, предложенные первоначально Бине, для американских школьников. Он стандартизировал применение теста и разработал возрастные нормы, предъявляя этот тест тысячам детей. В 1916 году он опубликовал Стэнфордскую версию тестов Бине, известную теперь как шкала интеллекта Стэнфорд—

Несмотря на свой возраст, тест Стэнфорд-Бине — один из наиболее часто применяемых.
Терман сохранил понятие умственного возраста, предложенное Бине. Каждый пункт теста был нормирован но возрастам, то есть он соответствовал возрасту, при котором его проходит существенное большинство детей. Умственный возраст ребенка определяется путем суммирования количества пунктов, пройденных на каждом возрастном уровне. Кроме того, Терман принял удобный индекс интеллекта, предложенный немецким психологом Вильямом Штерном. Этот индекс называется коэффициентом интеллекта, широко известным как IQ (Intelligence Quotient). Он выражает интеллект как отношение умственного возраста (УВ) к хронологическому (ХВ):

В последней версии теста Стэнфорд—Бине вместо показателя IQ используются оценки возрастных стандартов. Их можно выражать в перцентилях, показывающих, сколько процентов испытуемых в стандартизируемой группе попадают выше или ниже данного показателя (Thorndike, Hage & Satter, 1986). И хотя концепция IQ все еще используется в тестировании интеллекта, последний уже не вычисляется по приведенной формуле. Вместо этого используются таблицы перевода исходных показателей теста в стандартные показатели, которые подобраны так, что в каждом возрасте средний показатель равен 100.
В соответствии с современным взглядом на интеллект как состоящий из различных способностей, в версии 1986 года все задания Теста Стэнфорд—Бине разбиты на 4 большие группы в соответствии с областями интеллекта: вербальное мышление, абстрактное/визуальное мышление, количественное мышление и кратковременная память

-Первая форма шкал Векслера, известная как шкала интеллекта Векслера-Белльвью, была опубликована в 1939 г. Одной из главных целей подготовки этой шкалы была разработка теста интеллекта, пригодного для тестирования взрослых людей. Представляя впервые эту шкалу, Векслер отмечал, что доступные ранее тесты интеллекта разрабатывались главным образом для школьников и адаптировались для взрослых добавлением более трудных заданий того же типа. Стремление преодолеть все эти недостатки и привело к разработке первой шкалы Векслера-Белльвью. По форме и содержанию эта шкала служит базисной моделью для всех последующих векслеровских шкал интеллекта, каждая из которых вносит в свою очередь некоторые усовершенствования в предыдущую. [1] В 1949 г. Была подготовлена векслеровская шкала интеллекта для детей (WISC) как расширение шкалы Векслера-Белльвью в сторону более низких возрастных уровней.
Большинство психологов в настоящие время признают, что интеллектуальные тесты измеряют уровень сформированности некоторых интеллектуальных навыков, которые зависят как от степени обученности индивидов, так и от их природных возможностей. Но отделить одно от другого в тестовых результатах не возможно.
Современная редакция этой хорошо себя зарекомендовавшей шкалы является результатом наиболее обширного ее пересмотра. Сохраняя главные преимущества более ранних редакций как индивидуально применяемого клинического инструмента, эта версия отражает результаты развития как теоретических представлений об интеллектуальных функциях, так и методологии конструирования тестов.

Шкалы интеллекта по Векслеру. В 1939 году Дэвид Векслер разработал новый тест, поскольку полагал, что тест Стэнфорд—Бине слишком зависит от речевых способностей и, кроме того, не годится для взрослых. Векслеровская шкала интеллекта взрослых (Wechsler Adult Intelligence Scale, WAIS) (1939, 1955, 1981) состоит из двух частей — вербальной шкалы и шкалы достижений, по которым получаются раздельные показатели, а также интегральный показатель IQ. Пункты теста описаны в табл. 12.3. Позднее Векслер разработал аналогичный тест для детей, Векслеровскую шкалу интеллекта для детей (

Пункты, относящиеся к шкале достижений, требуют манипуляций с кубиками, картинками и другими материалами. Векслеровская шкала позволяет также вычислять показатель по каждому из субтестов, так чтобы экзаменатор имел более ясную картину интеллектуальных сил и слабостей индивида. Например, расхождение показателей для вербального теста и теста достижений подсказывает экзаменатору обратиться к конкретным проблемам научения, таким как трудности с чтением или нарушения речи.
Шкала Стэнфорд—Бине и шкала Векслера дают хорошую надежность и валидность. Их повторяемая надежность составляет около 0,90, и обе они обладают достаточной валидностью в прогнозировании школьных успехов с коэффициентом валидности около

Групповые тесты интеллекта.
Шкалы Стэнфорд—Бине и Векслера являются тестами индивидуальных способностей; то есть они применяются специально подготовленным экзаменатором к отдельному индивиду. Групповые тесты способностей, наоборот, применяются одним экзаменатором к большому числу людей и обычно в виде бланков, заполняемых с помощью ручки.
Тест школьной успеваемости (Тест Академических Способностей) (SAT) и Американский тест для колледжей (American College Test, ACT) — это примеры групповых тестов общих способностей, и они знакомы большинству студентов колледжей в США. Практически во всех колледжах с 4-годичным обучением от абитуриентов требуют пройти один из таких тестов; это делается для того, чтобы установить общий стандарт для учащихся средних школ с разными программами и выпускными оценками. SAT подвергся серьезному пересмотру в 1994 году, и помимо прочих изменений, теперь в нем есть новый раздел и математические вопросы открытого типа (а не только с выбором из возможных вариантов, как раньше). Эти изменения, как и некоторые из недавних изменений, внесенных в ACT, явились реакцией на новые направления в школьных программах, отдающие предпочтение более сложным навыкам чтения, письма и математического мышления.
Корреляция между показателями SAT и средними отметками первокурсников варьируется в разных исследованиях, причем средняя величина составляет 0,38 для вербального раздела SAT и 0,34 для математического раздела (Linn, 1982). Когда эти корреляции корректируются с учетом того, что многие учащиеся с очень низкими показателями не зачисляются в колледж (и значит, их нельзя включать в подсчет валидной корреляции), в результате получаются корреляции в диапазоне 0,50. Это значит, что 44% учащихся из верхней пятой части распределения показателей SAT попадут также и в верхнюю пятую часть распределения средних отметок первокурсников, по сравнению всего с 4% учащихся, попадающими в нижнюю пятую часть распределения показателей в SAT. Таким образом, показатели SAT значительно улучшают прогнозируемость, но ясно также и то, что отметки первокурсников, имевших идентичные показатели в SAT, сильно отличаются.

Факторный подход. Некоторые психологи считают, что интеллект есть некоторая общая способность понимания и мышления, проявляющая себя в разных формах. Так полагал и Бине. Хотя в его тесте были самые разные разделы, он заметил, что одаренные дети превосходят тупых по всем показателям. Поэтому он предположил, что разные задачи позволяют получить выборки показателей для обобщенной базовой способности. Сходным образом, несмотря на то что Векслер составил свою шкалу из различных подшкал, он также полагал, что «интеллект является совокупной или глобальной способностью индивида действовать целенаправленно, мыслить рационально и эффективно справляться со своим окружением» (Wechsler, 1958).

Другие психологи, однако, сомневаются в существовании «общего интеллекта». Они считают, что тесты на интеллект измеряют ряд умственных способностей, относительно независимых друг от друга. Одним из методов получения более точной информации о способностях, определяющих успешность выполнения теста на интеллект, является факторный анализ. Этот математический метод используется для определения минимального количества факторов, или способностей, лежащих в основе паттерна корреляций, полученных для некоторого массива различных тестов. Основная идея заключается в том, что два теста, которые очень сильно коррелируют друг с другом, возможно, измеряют одну и ту же способность. Факторный анализ данных, полученных при помощи набора тестов, показывает, сколько в имеющемся наборе корреляций есть различимых факторов, а также вес или влияние каждого из них.

Создатель факторного анализа Чарльз Спирман (Spearman, 1904) первым предположил, что все индивиды обладают разными факторами общего интеллекта (g). Человека можно охарактеризовать как в целом одаренного или тупого в зависимости от того, каким g он обладает. Согласно Спирману, фактор g — основная детерминанта успешности выполнения пунктов теста на интеллект. Кроме этого, для отдельных способностей или тестов специфичны особые факторы, называемые s. Например, арифметические тесты или тесты на пространственные отношения будут каждый иметь свой s. Измеренный у индивида интеллект будет отражать величину g плюс величину различных s-факторов. Успехи индивида в математике будут определяться его общим интеллектом плюс математическими способностями.
Позднее Луис Терстоун (Thurstone, 1938) возражал против идеи Спирмана об общем интеллекте, полагая, что при помощи факторного анализа его можно разделить на ряд первичных способностей. После многократных применений тестов, факторного анализа данных, очистки шкал и повторного тестирования Терстоун выделил 7 факторов, из которых он составил свой тест первичных умственных способностей (Test of Primary Mental Abilities).
Пересмотренные варианты этого теста все еще широко используются, но его прогнозируемость не выше, чем у тестов общего интеллекта, таких как шкалы Векслера. Терстоун надеялся путем факторного анализа открыть первоэлементы интеллекта, но эта надежда реализовалась не полностью по нескольким причинам. Вычисленные им первичные способности не являются совершенно независимыми; действительно, значительные взаимокорреляции между ними говорят в пользу концепции фактора общего интеллекта, лежащего в основе отдельных способностей. Кроме того, ряд первичных способностей, выделенных путем факторного анализа, зависит от характера самих пунктов теста.

При создании групповых интеллектуальных тестов психологи стремились воспроизвести результаты индивидуальных тестов интеллекта, таких как шкала интеллекта Стэнфорд-Бине. Отис, аспирант Льюиса Тёрмена, разрабатывал бланковые версии группового теста на основе неск. заданий Бине для своей докторской диссертации. Он закончил свои диссертационные исслед. примерно в то время, когда началась Первая мировая война и возникла потребность в процедуре отбора и классиф. огромного количества призывников. Отис присоединился к Тёрмену, Йерксу и др. известным психологам того времени, разрабатывавшим инструмент для такой классиф. Именно материал Отиса лег в основу Армейского альфа-теста, первого группового теста интеллекта. Крупномасштабный «эксперимент» с Армейским альфа-тестом доказал пригодность метода группового тестирования. В течение короткого времени групповые тесты интеллекта стали широко распространенными в американских школах в связи с сильно возросшим притоком учащихся.
Содержание
Ранние групповые интеллектуальные тесты, разрабатывавшиеся для использования в школах, как правило, включали в себя один или два уровня, содержащих неск. субтестов, проводимых в разное время. Такие тесты обычно были перегружены заданиями на оценку словарного запаса, общей осведомленности и полученных в школе умений и навыков. Многие из этих ранних мер интеллекта пересекались с мерами школьных достижений.
Одна хорошо известная серия тестов учебных способностей — Тест школьных способностей Отиса — Леннона (OLSAT).Два элементарных уровня этой серии — для дошкольников и учеников 1—3 классов — дают итоговый показатель, осн. на выполнении трех субтестов; классификация, аналогии и вербальный комплексный (неск, различных типов заданий, измеряющих следование указаниям, количественные рассуждения и словесное понимание). Др. три уровня — для учащихся 4-12 классов — содержат ряд различного типа заданий в формате циклического, или спирального, комплекса, облегчающего проведение и обработку результатов теста. Типы заданий включают словесные аналогии, противоположности, фигурные аналогии, последовательности фигур, решение арифметических задач, числовые последовательности, завершение предложений и умозаключения. Интерпретация дается единому итоговому показателю. OLSAT предназначен для прогнозирования школьной успеваемости.
Др. широко используемой серией тестов являются Тесты когнитивных способностей (CogAT). Существуют три тестовых батареи в многоуровневом формате (3-12 классы школы), к-рые могут использоваться по отдельности или в совокупности как многоаспектный оценочный инструмент. Вербальная батарея (Verbal Battery)содержит четыре субтеста (словарный, завершение предложений, классификация слов и словесные аналогии). Количественная батарея (Quantitative Battery)включает три субтеста (количественные отношения, числовые последовательности и составление равенств). Невербальная батарея (Nonverbal Battery)представлена тремя субтестами (классификация фигур, фигурные аналогии и фигурный синтез). По каждой батарее выводится единая итоговая оценка для интерпретации. По словам авторов, эта серия тестов измеряет академические способности и способность к абстрактному мышлению с опорой на вербальные, числовые и фигурные символические системы, распространенные в нашей культуре.
Групповое тестирование, так же как и первая шкала Бине, было создано в ответ на настоятельную потребность практики. А практика требовала диагностировать большие массы людей с целью отбора наиболее подготовленных к тому или иному виду деятельности, а так же распределения людей по разным видам деятельности в соответствии с их индивидуальными особенностями. Поэтому в период Первой мировой войны появилась новая форма тестовых испытаний – групповое тестирование. [1,123]
Необходимость как можно быстрее отобрать и распределить полутора миллионную армию рекрутов по различного рода службам, школам и училищам.
Так появились две формы армейских тестов – Альфа и Бета. Первая из них предназначалась для работы с людьми, знающими английский язык – для общего обычного тестирования. Второй представлял собой невербальную шкалу, рассчитанную на неграмотных и новобранцев иностранного происхождения, которые не могли пройти тестирование на английском языке. Оба эти теста пригодны для проведения в больших группах. [8]
Вскоре после окончания Первой мировой войны было получено разрешение использовать военные тесты в гражданских целях. Армейские Альфа и Бета тесты не только сами неоднократно перерабатывались, но и послужили образцом для многих групповых тестов интеллекта. Вскоре были разработаны групповые тесты интеллекта для лиц всех возрастов и категорий. [1]
Поскольку групповые тесты создавались как средства массового тестирования, их инструкции и процедура проведения были достаточно просты и потому предъявляли минимум требований к подготовке лиц, работающих с такими тестами.
В 1947 г. были впервые изданы Дифференциальные тесты способностей (DAT), в последующем периодически пересматривались. DAT предназначались главным образом для использования в профессиональном и образовательном консультировании учащихся 7 – 12-х классов. Другая очень известная батарея тестов общих способностей – GATB – использовалась а промышленности и армии для профессиональной консультации, размещения кадров по рабочим постам. [2]
Первый в ряду нормативных тестов умственного развития был Школьный тест умственного развития (ШТУР), предназначенный для учащихся 7 – 10 классов. Его первая редакция появилась в 1986 г. Для диагностики умственного развития выпускников средней школы и абитуриентов был разработан специальный тест умственного развития АСТУР. Тест создан на тех же теоретических принципах нормативной диагностики, что и ШТУР. В рамках концепции социально-психологического норматива в Психологическом институте РАО был так же создан тест умственного развития младших школьников (ТУРМШ). С его помощью можно оценивать уровень развития как наглядного, так и вербального мышления. Еще один тест умственного развития подростков (ТУРП), предназначенный для диагностики младших подростков 3 – 5 классов. [2, 9]
С тем чтобы объединить некоторые достоинства индивидуального тестирования с преимуществами группового, опробитуется ряд методик индивидуально адаптируемых тестов. Основной интерес до сих пор сосредотачивается на способах приспособления набора заданий к характеристикам ответов отдельных испытуемых.
Индивидуализированное адаптивное тестирование может давать столь же надежные и валидные результаты, как и общепринятые тесты, однако при существенно меньшем числе заданий и значительной экономии времени.

Тесты интеллекта, свободные от влияния культуры.
Р. Кэттелл попытался сконструировать тест , свободный от влияния культуры , на весьма специфическом пространственно-геометрическом материале (Тест интеллекта , свободный от культуры , CFIT ). Тест был опубликован в 1958 году. Р. Кэттелл разработал три варианта этого теста:
1) для детей 4—8 лет и умственно отсталых взрослых;
2) две параллельные формы (А и В) для детей 8— 12 лет и взрослых , не имеющих высшего образования;
3)две параллельные формы (А и В) для учащихся старших классов , студентов и взрослых с высшим образованием.
В ИЕРАРХИЧЕСКИХ моделях факторы способности помещаются на разных этажах иерархии , определяемых уровнем обобщенности фактора.
Типичной и наиболее популярной в литературе является модель Ф. Вернона. На вершине иерархии располагается генеральный фактор по Спирмену. На следующем уровне находятся два основных групповых фактора: вербально-образовательные способности (близкие к тому , что называется словесно-логическим мышлением в терминах отечественной психологии) и практико-технические способности (близкие к наглядно-действенному мышлению). На третьем уровне находятся специальные способности: техническое мышление , арифметическая способность и т. д. и , наконец , в низу иерархического дерева помещаются более частные субфакторы.
Основная психодиагностическая ценность таких методик заключается в возможности оценивать преимущественно биологически детерми¬нированный («врожденный») компонент интеллекту¬ального потенциала, не зависящий от последующих влияний культурной среды (воспитания, образования, целенаправленного обучения).
«Культурно-независимый тест интеллекта» Кеттелла впервые был издан в 1949 году Институтом личностного тести¬рования и тестирования способностей и затем неоднократно переиздавался. Тест прошел проверку на валидность и надежность, стан¬дартизирован в США, Англии, ФРГ, Чехословакии и Болгарии.
Валидность проверялась на основе факторного анализа (конструктивная валидность). Была показана большая насы¬щенность теста общим фактором интеллекта «g». Полученные коэффициенты корреляции колеблются в пределах от 0.78 до 0.83. Проверка валидности по содержанию дала высокие кор¬реляции со Станфордской формой теста Бине 0.85) и с общим интеллектом теста Векслера (0.84).
.
Интерес к про¬блеме исследования интеллекта возник в начале XX века. Культурно-свободные тесты интеллекта требовались для отбо¬ра и распределения персонала, несмотря на принадлежность людей к разным социокультурным группам, для максимального использования человеческих ресурсов в развивающихся стра¬нах
Когда психологи в первой четверти XX в. начали разра¬батывать методику тестирования межкультурных различий, они надеялись на то, что, по крайней мере, теоретически можно будет измерить наследственный интеллектуальный потенциал, не зависящий от влияния культурного окружения. Поведение ин¬дивида представлялось лишь покрытым внешним налетом куль¬туры, проникнуть сквозь который предполагалось с помощью свободных от влияния культуры тестов. Однако, было дока¬зано, что наследственные факторы и факторы окружающей среды взаимодействуют на всех стадиях развития организма и что их совместное влияние сложно переплетено в фактиче¬ском поведении индивида. Эта посылка послужила причиной внимательного отношения к самому термину – «свободный от влияния культуры тест интеллекта» и переходу к терминологии: «общий для разных культур».
На наш взгляд, более адекватным инструментом для реше¬ния поставленных задач является «культурно-независимый тест интеллекта» Кеттелла.
«Культурно-независимый тест интеллекта» опирается на концепцию интеллекта Р. Кеттелла, получившую достаточно широкое распространение в англоязычных странах. По мне¬нию Р. Кеттелла, общий фактор интеллекта имеет психологи¬ческий смысл, если опираться на двухфакторную модель: «об¬щий флюидный фактор» (или «свободный» интеллект) – g1, и «общий кристаллический фактор» (или «связанный» интел¬лект) – g2.
«Свободный интеллект» формируется преимущественно под влиянием биологических детерминант, на базе индивиду¬альной архитектоники коры больших полушарий. В этом смы¬сле индивидуальное развитие уже на ранних возрастных этапах сопровождается развитием единой общей интеллектуальной способности. Она не связана с усвоением каких-либо специ¬фических знаний, навыков, умений или развитием какой-либо отдельной психической функции (сенсорной, моторной и т. п.)
«Флюидные» способности опираются на понимание основ¬ных видов логических взаимосвязей, на ведущие опера¬ции мышления: часть-целое, понимание сходства, причинных связей, индукцию, дедукцию, пространственные отношения. «Флюидный» интеллект определяет способность взаимосвязи между объектами, которые индивид способен вос¬принимать и с которыми способен манипулировать. Исследо¬вания психологов показывают, что в результате травм мозга и в процессе биологического старения «свободный интеллект» страдает в первую очередь, при большей стабильности «свя¬занного интеллекта», который может оставаться сохранным до глубокой старости.
«Связанный интеллект» является продуктом усвоения раз¬нообразных видов перцептивных и моторных умений и разви¬вается на базе «свободного интеллекта» в процессе игровой, учебной и профессиональной деятельности, в процессе воспи¬тания и общения, усвоения культурных ценностей. Его развитие обусловлено и спецификой образования, и некоторыми лич¬ностными особенностями (интересами, ценностными ориентациями, мотивацией, особенностями индивидуального развития памяти, внимания и т.д.). С этой точки зрения «связанный интеллект» близок к концепции интеллекта Векслера и измеря¬ется с помощью традиционных тестовых методик, оцениваю¬щих словарный запас, умение оперировать числами, адекват¬ность оценок и суждений об окружающем мире и социальных явлениях, механические умения и т.д. Таким образом, оценка «связанного интеллекта» во многом опирается на языковые и культурологические ограничения и вызывает затруднения при диагностике определенных групп населения. «Культурно-независимый тест интеллекта» Кеттелла измеряет именно «флюидный» или «свободный интеллект». Кеттелл считал, что «свободный интеллект» можно оценить на основе перцептивных заданий, в которых интеллект проявляется через способности восприятия.
Существует три варианта теста: 1. GFT 1 – для исследования детей с 4-х до 8-и лет, а также диагностики задержек психического развития. 2. GFT 2 – для диагностики «нормальной» выборки с 8-и до 60-и лет. 3. GFT 3 – для исследования одаренных лиц. Представленная в методическом руководстве шкала GFT 2 состоит из двух частей, каждая из которых содержит по четыре субтеста:
Итоговой оценкой теста является коэффициент интеллекта (IQ), представляющий собой интегральный показатель интел¬лектуального развития испытуемого.
Существенным дополнением в представленном тесте явля¬ется шкала процентилей, которая отражает процентную долю индивидов из выборки стандартизации, результаты которых ниже показателя IQ данного испытуемого.

Специфика тестов достижения, их отличие от тестов интеллекта.

Тесты достижений
Наряду с тестами интеллекта, специальных и комплексных способностей возник и еще один тип тестов, широко применяемых в учебных заведениях, – тесты достижений. В отличие от тестов интеллекта они отражают не столько влияние многообразного накопленного опыта, сколько влияние специальных программ обучения на эффективность решения тестовых заданий. История развития этих тестов может быть прослежена с момента смены в Бостонской школе устной формы экзаменов на письменную (1845). В Америке тесты достижений начали использоваться при отборе сотрудников на государственную службу уже с 1872 г., а с 1883 г. их применение стало регулярным. Наиболее значительная разработка элементов техники конструирования тестов достижений была выполнена в течение Первой мировой войны и сразу после нее. Тесты достижений относятся к наиболее многочисленной группе диагностических методик. Одним из наиболее известных и широко применяемых до сих пор тестов достижений является Стэндфордский тест достижений (SAT), впервые опубликованный в 1923 г. С его помощью оценивается уровень обученности в разных классах средних учебных заведений. Значительное число тестов специальных способностей и достижений было создано в рамках психотехники под воздействием практических запросов со стороны промышленности и экономики. Дальнейшее развитие тестов достижений привело к появлению в середине XX в. критериально-ориентированных тестов.

.

10 Использование метода психобиографиии для исследования личности.
Психобиграфические исследования личности представляют собой идиографическую технику, способствующую более широкому пониманию личности.
Биографический метод (он же психобиографический) – целостного изучения личности на всём протяжении её жизни в масштабе исторической эпохи,
психологическая, а в арсенале психологии уже давно имеется биографический метод (точнее, методы), который нацелен на исследование уникальной целостной личности как субъекта жизни, образно говоря, странника на жизненном пути
Биографический же метод по определению жизненный, рассматривает личность в ходе естественноисторического процесса ее бытия. Психологическое исследование на основе биографического метода есть исследование самого бытия личности. Оно направлено на психологические механизмы и законы ее социального поведения и жизнетворчества на жизненном пути.
Виктором Франклом, который писал: “Личность раскрывается в своей биографии. Она открывает себя, свое «так-бытие», свою уникальную сущность только биографическому объяснению, не поддаваясь прямому анализу. В конечном счете, биография – это не что иное, как объяснение личности во времени” (6, 100).
Биографический метод имеет древнюю предысторию и двухвековую историю, но в современной отечественной психологии заслуга его возрождения принадлежит Б. Г. Ананьеву (1907-1972), который в шестидесятые годы приступил к организации, проектированию и программированию комплексных исследований человека, в связи с чем обратился к проблемам методологии психологии и разработал новую классификацию ее методов, где биографическому отводится заметное место (7).
Его классификация отражает логику исследовательского процесса, начиная от планирования исследования и кончая интерпретацией полученных данных. Соответственно он выделил четыре класса методов: организационные, эмпирические, методы обработки, интерпретационные.
Самый обширный и разветвлённый класс методов – эмпирические, служащие средством добывания исходного эмпирического материала, из которых получают научные факты. К эмпирическим методам Ананьев относит обсервационные (Наблюдение и самонаблюдение), экспериментальные (естественный и лабораторный эксперимент), диагностические, праксиметрические и наряду с ними биографические методы.
Согласно Б. Г. Ананьеву, “биографический метод – собирание и анализ данных о жизненном пути человека как личности и субъекте деятельности (анализ человеческой документации, свидетельств современников, продуктов деятельности самого человека и т. д.)” (7, 310).
Словарь “Психология” 1990 года содержит следующую характеристику биографических методов: “способы исследования, диагностики, коррекции и проектирования жизненного пути личности… основаны на изучении личности в контексте истории и перспектив развития ее индивидуального бытия и взаимоотношений со значимыми другими, направлены на реконструкцию жизненных программ и сценариев развития личности, пространственно-временной организации ее деловой, семейной и духовной жизни, природной и социальной среды” (8, 40).
Биографический метод имеет своим предметом жизненный путь личности, точнее, личность как субъект этого пути.
также операциональной его стороне, конкретным методикам сбора, обработки и интерпретации биографических данных о личности.
Слово “биография” относится и к самой истории жизни, и к ее описанию. Наличие собственной истории – отличительный признак личности. “Можно даже сказать, что человек лишь постольку является личностью, поскольку имеет свою историю”, – писал С. Л. Рубинштейн (9, 643).

Жизненный путь личности и методические подходы к его изучению.

Жизненный путь — предмет биографического метода
В XX веке в общих чертах сложилась теория жизненного пути и личности. В психологической науке высказаны важные мысли и развиты теоретические представления о жизненном пути.
“Сущность человеческой личности находит своё завершающее выражение в том, что она не только развивается как всякий организм, но и имеет свою историю… Всякий человек имеет свою историю, поскольку развитие личности опосредовано результатом её деятельности, аналогично тому, как развитие человечества опосредуется продуктами общественной практики” (9, 641).
Б.Г.Ананьев характеризует жизненный путь как социально-историческую форму индивидуального развития человека, так что “все события этого развития (биографические даты) всегда располагаются относительно к системе измерения исторического времени… Психологическое изменение структуры личности , её характера и таланта уже немыслимо вне категории исторического времени…” (12, 54, 155).

Человек не просто живет, но ищет смысл, жаждет, чтобы его жизнь была значительной и не бесследной. Осознание жизни идет в разной форме – как переработка собственного прошлого и накопление через это жизненного опыта, как планирование будущего, как соотнесение планов и программ с результатами и достижениями, тех и других – с собственными внутренними потенциалами и притязаниями, желаниями стремлениями. Процессы осознавания, смыслообразования, построения собственной жизненной философии составляют более или менее напряженную внутреннюю жизнь, потаённую сторону жизненного пути.
Замечательно об этом размышлял Л.С.Выготский: “Вот – жизнь. Она глубже, шире своего внешнего выражения. Всё в ней меняется, всё становится не тем. Главное – всегда и сейчас, мне кажется, не отождествлять жизнь с её внешним выражением и всё. Тогда, прислушиваясь к жизни (это самая важная добродетель, немного пассивное отношение вначале), найдёшь в себе, вне себя, по всем столько, что вместить нельзя будет никому из нас. Конечно, нельзя жить, не осмысливая духовно жизнь. Без философии (своей, личной, жизненной) может быть нигилизм, цинизм, самоубийство, но не жизнь. Но есть ведь философия у каждого. Надо, видимо, растить её в себе, дать ей простор внутри себя, потому что она поддерживает жизнь в нас… Кризисы – это не временное состояние, а путь внутренней жизни. Когда мы от системы перейдём к судьбам (произнести страшно и весело это слово, зная, что завтра мы будем исследовать, что за этим скрывается), к рождению и гибели систем, мы увидим это воочию” (15, 127).
Осмысленность, осознанность жизненного пути – один из способов его субъектной детерминации, роль которой увеличивается в зрелости и различается от личности к личности. Субъектная детерминация проявляется также в форме поступков, активном волевом вмешательстве самого человека в ход собственной жизни. Человек – субъект – опосредует своей структурой, функционированием и деятельностью все объективные влияния и факторы жизни. Он
К. А. Абульханова-Славская, следуя идеям С. Л. Рубин¬штейна, подчеркивает активный, субъектный характер жизненного пути, описывает и анализирует жизнь человека как процесс активной жизнедеятельности (лучше сказать социальная жизнедеятельность, чтобы отличить ее от функционирования организма). ”
Понятийный аппарат биографического метода
Исходя из предварительных характеристик жизненного пути, установления специфики человеческой жизни, можно определить круг понятий биографического метода. Вместе с тем мы попробуем наметить концептуальные опоры теории жизненного пути, которые составляют фундамент биографического метода и основное содержание биографики. О главных понятиях “жизненный путь”, “жизнедеятельность” вкратце уже было сказано. Естественно, биографический метод оперирует общенаучными понятиями “личность”, “субъект”, “индивидуальность”, смысл которых уточняется применительно к биографической проблематике.
На наш взгляд, наиболее важным и специфическим является понятие “событие”, “событие жизни” Это случай, факт жизни, имеющий существенные последствия для ее дальнейшего хода, кладущий начало новому образу жизни, перестройке внутреннего мира и социального поведения личности, иначе говоря, переломный момент в ней.
Кроме событий, существуют более устойчивые и менее осознаваемые обстоятельства жизни – условия в которых она протекает – экономические, политические, юридические (правовые), моральные и пр. Характер этих обстоятельств зависит от конкретных времени и места жизни, что в общем фиксирует понятие хронотопа, в данном случае можно сказать биографический хронотоп.
Социальная ситуация развития— понятие известное в психологии со времен Л.С. Выготского, оно означает комплекс обстоятельств в их отношении к конкретной личности в определённый возрастной период. Это динамическая сторона обстоятельств жизни. В биографическом плане не меньшее значение имеет социально-историческая ситуация развития, определяемая исторической эпохой, в которой довелось жить конкретной личности.
С течением времени у человека складывается свойственный ему образ жизни, устоявшиеся, характерные формы индивидуальной жизнедеятельности личности, которые относятся к особенностям общения, поведения и деятельности в сферах труда, общественно-политической деятельности, быта и досуга. Эта объективная характеристика жизни дополняется субъективной – стилем жизни, т.е. системой психологических механизмов обеспечивающей тот или иной образ жизни.
Операциональный аппарат биографического метода
Операциональный аппарат биографического метода, предназначенный для получения, добывания эмпирической биографической информации и психологической помощи людям, также своеобразен. Здесь широко используются тексты биографического характера, так называемые личные документы, поэтому нередко говорят о методе личных документов. Это роднит его с гуманитарным источниковедением, в котором разработаны приемы критики источников, техника контент-анализа.
Биографический метод в психологии включает в свой арсенал и квазиэкспериментальные методики, опросники, биографическое интервью, сбор свидетельских показаний, продуктов деятельности, графические методики, позволяющие выявить и зафиксировать в удобной для обработки форме факты жизненного пути личности.
Метод является историческим: он рассматривает жизнь личности на фоне и в связи с историей общества, поколения, к которому принадлежит субъект жизнедеятельности.
отражается в различного рода текстах – в письменных документах и преданиях, а также памятниках типа продуктов деятельности, реликвий. Психолог, как историк, изучает тексты, материальные памятники прошлой жизни, чтобы по ним воссоздать историю личности, особенно историю ее души. Поэтому и в методической части биографирование сближается с историческим исследованием.
По своей направленности биографический метод является генетическим, а по организационной форме – лонгитюдным. Причем речь не идёт о многолетнем исследовании одних и тех же субъектов, а об охвате длительных периодов жизни за счёт ретроспекции и использования “памятников” прошлой жизни личности, за счет прогнозов и предвидений личности относительного собственного будущего. Лонгитюдность здесь имеет значение темпоральности, т.е. обязательного соотнесения всех биографических данных со временем жизни.
Становление так называемой всевозрастной психологии не возможно без биографического метода, который в принципе позволяет получить информацию о состоянии развития на всем протяжении жизни человека. Личность развивается в процессах жизнедеятельности, совершая поступки, планируя и осуществляя изменения в собственной жизни и тем самым в собственном развитии. Именно биографический метод помогает раскрыть субъектный характер развития личности, то, кем человек был, что он сделал и кем стал.
Как уже сказано, лонгитюдность биографического метода обеспечивается его значительной ретроспективностью. История жизненного пути – это прошлые события и обстоятельства.
Естественность, жизненность биографического метода задает его синтетический характер, так как он оперирует крупными, целостными единицами, выражающими личность в целом. Именно эта особенность роднит его с искусством, отсюда же значительная описательность метода.
Соответственно в процедуре биографического исследования сочетаются различные конкретные методы как аналитического, так и синтетического характера и потому метод является комплексным. Биографическое изучение личности обычно трудоемко и длительно, развертывается по этапам, опирается на серию конкретных биографических методик и техник.
Психолог понимает жизненный путь как взаимосвязь внешней и внутренней жизни, объективной и субъективной и уделяет последней не меньше внимания, чем событийной канве биографии.
Итак, биографический метод – инструмент научного познания человека.
Но есть и прикладные цели применения этого метода. Он используется как диагностический инструмент в работе с кадрами (личные биографические анкеты, опросники), при обследовании пациентов (анамнез), психологической экспертизе в судебной, педагогической практике.
Представления о закономерностях прохождения жизненного пути в определённом историческом времени служат для личности ориентирами в жизни, чтобы лучше удалось реализовать и развить свои потенциалы, получить подлинное удовлетворение от процесса и результатов жизни.
Каузометрия А.А. Кроника.

Каузометрия (от лат. causa – причина) – это один из биографических методов, предназначенный для исследования субъективной картины жизненного пути и психологического времени личности. Предложен в 1982 г. Е. И. Головахой и А. А. Кроником.
С его помощью описанию поддаются не только прошлые этапы жизни человека, но и предполагаемые будущие. Проводится в форме интервью, состоящего из шести основных процедур: биографическая разминка; формирование списка значимых событий; их датировка; причинный анализ отношений между этими событиями; целевой анализ; обозначение сфер принадлежности событий. Дополнительно производится оценка эмоциональной привлекательности событий, их удаленности в прошлое и будущее, и значимости «для себя» и для «других», а также локализация личного временного центра.
Итоги интервью изображаются в виде каузограммы – графика событий и связей между ними. Это дает наглядное представление о мотивационном статусе событий, их локализации в календарном и психологическом времени, роли (стартовой или финишной) в жизни исследуемого человека, о структуре связей между событиями. Все это позволяет сделать вывод о возможных деформациях картины жизненного пути, о масштабности, осмысленности и реализованности замыслов опрашиваемого. По этим данным можно судить об особенностях его стиля жизни и удовлетворенности своим прошлым, настоящим, будущим.

Оценка значимости жизненных событий.
В своем наиболее широком значении БМ в психологии – это особый концептуальный подход к изучению личности, основанный на представлении о том, что личность является “продуктом ” собственной биографии или истории своей жизни. Его можно кратко выразить формулой “личность – это жизненный путь человека “.
Им же была сформулирована идея жизненного пути как специфически человеческого способа индивидуального развития. Именно работами Рубинштейна и Ананьева был заложен принципиально новый взгляд, согласно которому личность не только продукт своей биографии, но и ее субъект, т. е. активный творец.
На разных стадиях жизненного пути соотношение вклада внешних воздействий и внутренней детерминации различается и зависит от уже достигнутого уровня личностного развития. Однако при любых условиях человек не бывает полностью рабом своей биографии. У него всегда остается возможность изменить себя и свою жизнь. Не случайно Рубинштейн среди значимых событий жизни особо выделял событияпоступки, т. е. выборы, исходящие от самой личности.

в реконструкции значимых для личности событий и выборов, выстраивании их причинноследственной последовательности и выявлении их влияния на дальнейшее течение жизни.
Под БМ подразумевают также любое использование биографических материалов – автобиографий, дневников, свидетельств очевидцев, биографических опросников и др. – для самых разнообразных исследовательских и практических целей [6], [7]. \
Формирование устойчивой иерархически организованной ценностномотивационной системы и может служить показателем обретения личностью своей идентичности, т. е. своего неповторимого лица, внутренней стабильности и согласованности.
Будучи однажды сформированной, такая система начинает играть определяющую роль в поступках и выборах человека. Если до известного времени его личность складывалась в основном под влиянием разнообразных внешних обстоятельств, то по мере формирования внутренней жизненной позиции на основе принимаемых ценностей именно последняя выходит на первый план среди прочих детерминант жизнедеятельности.
Уже априори можно выделить как минимум два типа жизненного пути ученого: ситуативный и собственно личностный.
В первом доминирует тенденция к подчинению жизни внешним обстоятельствам, как бы вынуждающим ученого в каждом конкретном случае поступать определенным образом. Одним из показателей подобного типа жизненного пути является изложение истории жизни и ее основных событий в терминах “повезло – не повезло “, “так сложились обстоятельства “, “у меня не было выбора ” и т. п.
О втором типе жизненного пути можно говорить в тех случаях, когда ученый осознает свое участие и ответственность за все, что с ним происходит (и, кстати, не только с ним, но и с наукой в целом), и пытается активно способствовать или противодействовать внешним обстоятельствам, планировать и ставить цели жизни, изменять ради их достижения окружение и себя самого.

Итак, коль скоро, чтобы стать незаурядным ученым, надо прежде всего стать незаурядной личностью, одна из главных задач БМ как инструмента изучения творческой личности должна состоять в выявлении биографических факторов, способствующих личностному росту, формированию и реализации личностной позиции в науке. С этой точки зрения не менее, а может быть и более полезным могло бы стать изучение посредственности в науке как модели воздействия неблагоприятных биографических условий и барьеров, препятствовавших становлению индивида в полноценную творческую личность.
В соответствии с полученными количественными показателями мы можем охарактеризовать следующие параметры: продуктивность воспроизведения образов жизненного пути, оценку событий испытуемым (значимость доя него тех или иных жизненных событий, нх жедатедьиость-нежедатедьиость, степень их влияния, среднее время антиципации и ретроспекции), а также дать содержательную характеристику событий (тип и вид значимых событий, их частоту встречаемости ( – и – ). Рассмотрим подробно каждый из параметров.
Определяется по количеству названных событий. Во многих событийных исследованиях учету количества событий уделяется особое внимание. Как в первоначальных работах, так и в последующих идея взаимосвязи количества событий недавнего прошлого и последующего физического или психического состояния оставалась центральной. При изучении жизненного пути в целом учет количества событий приобретает иное значение. Определенная проективность методики предполагает рядоположность интерпретации количества указываемых испытуемыми событий с интерпретацией количества ответов по тесту Роршаха, связывающей этот количественный параметр с психологическими характеристиками, выражающими продуктивность испытуемого. При этом учитывается богатство образов, легкость их актуализации, психическое состояние, а также условия обследования, социальные, культурные различия.
А. Значимость жизненных событий. Опреде-Оцавм тебытвй ляется по , которым наделяет испытуемый то или иное событие.
В ряде событийных исследований указывается на недостаточность учета только количества событий. Оценка событий позволяет определить значимость для личности данного события по сравнению с другими. Поэтому необходимо учитывать т.н. событий, характеризующего особенности восприятия испытуемым каждого события. Часто подчеркивается желательность выделения двух основных показателей – количества и событий. Дело в том, что в событийных исследованиях учет при анализе событий только общего их взятого в совокупности (например, в работах Т. Холмса и Р. Раз), означающего степень выраженности переживания, не дает информации о составляющих общего . Так, общий большой может быть как при одном большом событии, так и при множестве малых.
Б. Желательность – нежелательность событий. Во многих исследованиях утверждается о неспецифичности влияния событий на здоровье, т.е. их стрессогенности вне зависимости от желательности событий. В других работах речь идет о преимущественном влиянии негативных событий; предпринимаются попытки дифференциации событий на позитивные и негативные. Таким образом, вопрос еще не решек. Бели при анализе событий акцентировать внимание на степени их значимости, то, возможно, подобная дифференциация событий не становится особенно необходимой: если событие называется, ясно, что оно значимо. С другой стороны, однако, может возникнуть следующий вопрос: какие события более значимы – негативные (грустные, нежелательные) или позитивные (радостные, желательные)? Поэтому, вероятно, учет желательности – нежелательности все же целесообразен.
В. Степень влияния событий. Данный показатель конкретизирует предыдущие. X. Тарлов (Н. Thurlow) предложил классифицировать события на и с точки зрения оценивающего их испытуемого. При обработке результатов, полученных в результате применения , предлагается выделять по степени влияния на испытуемого события, оказывающие значительное влияние (4-5 баллов), умеренное (3 балла), малое (1-2 балла). Согласно данным психодиагностического исследования, проведенного автором, более достоверные различия между обнаруживаются по более общим показателям (, , степень влияния), чем по более дробным (, н т.п.). Поэтому при использовании методики целесообразнее учитывать более общие параметры.
А. Тип и вид значимых событий. Существует множество попыток классифицировать события по содержанию. В данной методике предлагается классификация X. Риза и М. Смайера (Н. Reese, М. Smyer) в модифицированном виде. Эта классификация предоставляет возможность проведения подробного содержательного анализа и побуждает исследователя к тщательному выяснению того, что стоит за каждым указываемым испытуемым событием, для которого определяются тип и вид.
Типы событий:
1. Биологический (например, травма, рождение ребенка).
П. Личносгно-психологический (например, выбор жизненного пути, события, связанные с использованием свободного времени).
III. Тип событий, относящихся к изменениям физической среды (например, землетрясение, полет).
IV. Тип событий, относящихся к изменениям социальной среды (например, вступление в брак, продвижение по службе).
По виду события могут относиться к следующим жизненным сферам:
Родительская семья.
Брак.
Дети.
Место жительства.
Здоровье.
.
Общество.
Межличностные отношения.
Материальное положение.
Учеба, повышение квалификации.
Работа.
Природа.

Принципы построения психобиографической анкеты.

Осо6енностью биографической анкеты является ее развёртка во времени, требование датировки событий и других фактов.

В разработанной нами биографической анкете содержались такие разделы:
1. Ступени социализации: детский сад – школа – вуз – работа;
2. Общественная деятельность и членство в организациях;
3. Среда развития: места жительства, учёбы, путешествия;
4. Интересы и любимые занятия;
5 Болезни, перенесённые в разные возрастные периоды.

11 Эксперимент как метод психологического исследования.

Ананьев – Его классификация отражает логику исследовательского процесса, начиная от планирования исследования и кончая интерпретацией полученных данных. Соответственно он выделил четыре класса методов: организационные, эмпирические, методы обработки, интерпретационные.
Самый обширный и разветвлённый класс методов – эмпирические, служащие средством добывания исходного эмпирического материала, из которых получают научные факты. К эмпирическим методам Ананьев относит обсервационные (Наблюдение и самонаблюдение), экспериментальные (естественный и лабораторный эксперимент), диагностические, праксиметрические и наряду с ними биографические методы.

эксперимент как исследовательский метод имеет узкое и широкое толкование. В узком значении он рассматривается как один из эмпирических методов наряду с такими, как наблюдение, психодиагностическое тестирование, беседа, опрос и др. Главное, что в этом случае отличает эксперимент, состоит в активном целенаправленном и регламентированном воздействии исследователя на изучаемый объект реальности.

В широком значении понятие «эксперимент» или включает в себя другие эмпирические методы, или сливается с ними в единое целое. В этом случае под экспериментом понимается «всякая исследовательская процедура, осуществляемая при контролируемых исследователем условиях. При таком определении к экспериментальным процедурам относится и ряд тестовых методик, и многие социометрические опросы лабораторного типа, и некоторые виды лабораторного наблюдения» [137, с. 222]. Действительно, весьма распространено мнение, что эксперимент – это частный случай наблюдения [167, 433, 444]. Не менее обычным делом является признание тестов разновидностью эксперимента [29]. Иногда это даже специально подчеркивается: «психодиагностический тест можно охарактеризовать как специальный психологический эксперимент, который служит выяснению индивидуальных различий» [459, с. 19]. Реже, но встречается подведение под экспериментальную технику социометрии, опроса и даже, групповой дискуссии [389, с. 466].
Хотя термины «эксперимент» и «эмпирия (эмпирика)» переводятся с греческого одинаково – «опыт», значения их в современной науке разные. Первый – это опыт как конкретный прием исследования в точно учитываемых условиях. Второй – это опыт как общая совокупность накопленных знаний и умений. Отсюда эмпирический метод – это любой способ получения фактических данных о действительности, основанный на человеческом опыте.

Место эксперимента в системе наук.
Эксперимент (лат. experimentum — “опыт, проба, испытание”) как общенаучный метод занимает важнейшее, если не центральное место в методологии современной науки. Эксперимент представляет собой исследовательскую ситуацию изучения явления в специально создаваемых, контролируемых условиях, позволяющих активно управлять ходом данного процесса, т.е. вмешиваться в него и видоизменять его в соответствии с исследовательскими задачами, а также воспроизводить изучаемое явление при воспроизведении данных условий. Задача исследователя-экспериментатора — изолировать изучаемое явление от несущественных влияний, выделить интересующий его феномен в “чистом виде”. Таким образом, в эксперименте, в отличие от наблюдения, создаются условия для более интенсивного анализа, для активного и сознательного воздействия на исследуемые объекты, часто с глубоким вмешательством в те или иные процессы. Конечно, в реальной экспериментальной практике далеко не всегда удается действительно овладеть изучаемым явлением, т.е. научиться вызывать его, управлять им, модифицировать в нужную сторону и т.п. Однако цель, которую преследует экспериментальная деятельность, состоит именно в этом — в достижении максимально возможного уровня управления данным процессом. Эго является методологическим идеалом экспериментального подхода.
Очевидно, что эксперимент является более мощным исследовательским средством, чем наблюдение. Ведь эксперимент по своему предназначению направлен на интенсификацию опыта, в отличие от экстенсивно ориентированного наблюдения.
научный эксперимент как осознанный методологический принцип-становится основой нового естествознания вообще. Заслуга в разработке эксперимента как основы научной методологии принадлежит прежде всего Галилео Галилею (1564-1642), который в конце XVI в. соединил экспериментальный подход с математическим мышлением и дал первое теоретическое осмысление этого методологического принципа. Современник Г. Галилея Фрэнсис Бэкон (1561-1626) дал развернутое изложение экспериментального метода как программы создания новой науки.
Структура эксперимента
В нее включаются:
1) субъект, проводящего экспериментальное исследование, или экспериментатор
2) исследуемый объект;
3) условия и обстоятельства экспериментирования, к которым относят конкретные условия времени и места, технические средства экспериментирования (прежде всего экспериментальную установку, а также сопутствующие инструменты и приборы) и теоретический контекст, поддерживающий данную исследовательскую ситуацию.

Действительно, с началом Нового времени происходит не только становление нового экспериментального метода в естествознании, но и практически синхронно этому разработка понятия функции в математике (хотя общие формулировки понятия функции были даны лишь в XVIII в.).
Итак, экспериментатор в ходе исследования пытается вмешаться в сам механизм протекания изучаемого процесса, в структуру того или иного явления. Цель эксперимента как исследовательской стратегии — выделить в изучаемом объекте существенные взаимосвязи, или, как мы говорили выше, интенсифицировать, углубить содержание эмпирического материала
Тема экспериментирования как самостоятельной составляющей научной деятельности стала достаточно заметной совсем недавно, к 80-90-м гг. XX в., когда стал несколько сокращаться перевес теории над экспериментом в философии и методологии науки. Появилось большее понимание того, что экспериментирование, экспериментальная наука в целом имеют более независимое от теорий существование, чем это представлялось в пылу антипозитивистской полемики; в последнее десятилетие выросло количество публикаций, в которых развивается тезис о том, что эксперименты ведут свою собственную жизнь (П. Галисон, Д. Гудинг, А. Франклин и др.). В том числе изучается такой обделенный до недавнего времени вниманием важный аспект научной деятельности, как научная аппаратура, приборы и их “собственная жизнь” в науке, а также обслуживающие их научные практики.

Эксперимент как активный метод исследования.

Эксперимент – базовый метод науки
И наблюдение, и измерение включены в такой сложный базовый метод науки, как эксперимент. В отличие от наблюдения эксперимент характеризуется вмешательством исследователя в положение изучаемых объектов, активным воздействием на предмет исследования различных приборов и экспериментальных средств. Эксперимент представляет собой одну из форм практики, где сочетается взаимодействие объектов по естественным законам и искусственно организованное человеком действие. Как метод эмпирического исследования этот метод предполагает и позволяет осуществлять в соответствии с решаемой проблемой следующие операции:
₋ конструктивизацию объекта;
₋ вычленение объекта или предмета исследования, его изоляцию от влияния побочных и затемняющих сущность явлений, изучение в относительно чистом виде;
₋ эмпирическую интерпретацию исходных теоретических понятий и положений, выбор или создание экспериментальных средств;
₋ целенаправленное воздействие на объект: планомерное изменение, варьирование, комбинирование различных условий в целях получения искомого результата;
₋ многократное воспроизведение хода процесса, фиксацию данных в протоколах наблюдений, их обработку и перенос на другие объекты класса, не подвергнутые исследованию.
Эксперимент проводится не стихийно, не наудачу, а для решения определенных научных проблем и познавательных задач, продиктованных состоянием теории. Он необходим как основное средство накопления в изучении фактов, составляющих эмпирический базис всякой теории, является, как и вся практика в целом, объективным критерием относительной истинности теоретических положений и гипотез.

Экспериментальное воздействие.
– предъявление испытуемому независимой переменной
– искусственно организованное человеком действие.
– целенаправленное воздействие на объект: планомерное изменение, варьирование, комбинирование различных условий в целях получения искомого результата
– одно из градаций/положений независимой переменной
– “помещается” не в обычную, а экспериментальную обстановку (под воздействие определенных факторов), а исследователь должен проследить направление, величину и устойчивость изменений интересующих его характеристик.
-экспериментальная ситуация, с постоянными или переменными контролируемыми условиями с целью получения результата и сравнения его с гипотезами

Зависимая и независимая переменная.
Выделяют три вида переменных: независимые, зависимые и дополнительные.

Фактор, изменяемый самим экспериментатором, т. е. стимул, называется независимой переменной (НП).

Фактор, изменение которого является следствием изменения НП, называется зависимой переменной (ЗП). По сути, ЗП – это компонент в составе ответа испытуемого, который непосредственно интересует исследователя.

Независимая переменная (НП) является главной составляющей экспериментальной ситуации. Именно ее воздействие на испытуемого исследуется в эксперименте через изучение его реакций. Обеспечив приемлемые внешние и внутренние условия опыта, экспериментатор приступает к непосредственному предъявлению испытуемому стимульного материала и регистрации его ответов, систематически контролируя постоянство созданных условий.

Чаще всего в роли НП выступают следующие факторы: а) стимул; б) любое внешнее условие опыта; в) какая-либо внутренняя ДП; г) способ выполнения экспериментальной задачи; д) режим стимуляции.

а. Под стимулом в данном случае понимается специальное внешнее воздействие, побуждающее испытуемого к определенным реакциям. Это может быть любой физический раздражители. Это может быть второсигнальный раздражитель – слово.

б. Любое внешнее условие экспериментальной ситуации, т. е.внешняя ДП, может приниматься исследователем как НП. Тогдаона практически ничем не отличается от «стимула».

в. В качестве НП может приниматься и любая доступная исследованию внутренняя дополнительная переменная. Те из них,которые в течение эксперимента у испытуемого могут изменяться, называются непостоянными ДП. Например, мотивация илипсихологическая установка на эксперимент, настроение, физиологическое состояние.

г. Задача и способ ее выполнения определяются выбранной методикой, соответствующей цели исследования. Для испытуемогометодика раскрывается через инструкцию, регламентирующуюего действия со стимульным материалом (НП) и характер ответов (R). Достижение одних и тех же целей, как известно, можно осуществить разными путями.

д. Режим стимуляции. Иногда экспериментатора интересуетвлияние на ответы порядка предъявления стимулов. Тогда режимизменения стимуляции сам выступает в качестве НП наряду сосновной независимой переменной. Такая задача часто встает настадии «отладки» методики, когда необходимо выяснить «вес»подобных влияний, чтобы учесть их в процедуре основных экспериментов. Если обнаруживается их значительное влияние, то в дальнейших опытах обычно применяется один из способов нейтрализации такого влияния: уравновешенный чередной порядок, предварительная практика, комбинирование группового состава и проч., о чем сказано ниже.

Конкретное предъявление и изменение НП зависит от задач исследования и методической специфики. Но есть и некоторые общие требования.
Во-первых, желательно иметь одновременно влияние только одной НП. Такие опыты называют «чистым экспериментом» [120, с. 115].
Второе требование: необходимо исключить одновременное изменение с НП других существенных условий экспериментальной ситуации. Это достигается контролем за ДП. Если этого добиться не удается, то могут быть три варианта решения проблемы.

Третье требование: максимум точности при изменении НП. В экспериментах с количественными НП это требование выливается в требование возможности измерения переменной.

Побочные переменные.
Дополнительные переменные (ДП) – это сопутствующие стимуляции (НП) воздействия на испытуемого, оказывающие влияние на его ответ, и соответствующие составляющие ответа, дополняющие ЗП. Совокупность дополнительных воздействий состоит, как правило, из двух групп: внешних условий опыта физичес-койприроды и внутренних факторов психологической природы.

К вне-шним ДП относятся: физическая обстановка опыта (освещенность, температурный режим, звуковой фон, пространственные характеристики помещения и т. д.), непредвиденные помехи (например, непредусмотренное появление посторонних лиц или самого экспериментатора в лаборатории), характеристики стимульного материала, не входящие в комплекс НП (например, форма зрительного тест-объекта при изучении влияния цвета на опознание); параметры аппаратуры и оборудования (например, дизайн измерительных приборов, отвлекающий испытуемого).
К внутренним ДП относятся: настроение и мотивация испытуемого, его отношение к экспериментатору и опытам, его психологические установки, склонности, знания, навыки и опыт в данной деятельности, уровень утомления и т. д. Всю совокупность перечисленных факторов можно представить следующей схемой:

Рис. 11. Схема соотношений переменных в эксперименте
Все дополнительные воздействия исследователь в идеале стремится свести на нет или хотя бы к минимуму, чтобы выделить в «чистом виде» связь между независимой и зависимой переменными.

Научная гипотеза.
4.1. ОБЩАЯ СХЕМА НАУЧНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

В самом первом приближении любое научное исследование, в том числе и психологическое, проходит три этапа: 1) подготовительный; 2) основной; 3) заключительный.
На первом этапе формулируются цели и задачи исследования, производится ориентация в совокупности знаний в данной области, составляется программа действий, решаются организационные, материальные и финансовые вопросы. На основном этапе производится собственно исследовательский процесс: ученый с помощью специальных методов вступает в контакт (непосредственный или опосредованный) с изучаемым объектом и производит сбор данных о нем. Именно этот этап обычно в наибольшей степени отражает специфику исследования: изучаемую реальность в виде исследуемых объекта и предмета, область знаний, вид исследования, методическое оснащение. На заключительном этапе производится обработка полученных данных и превращение их в искомый результат. Результаты соотносятся с выдвинутыми целями, объясняются и включаются в имеющуюся в данной области систему знаний.
Приведенные этапы можно разукрупнить, и тогда получим более подробную схему, аналоги которой в том или ином виде приводятся в научной литературе [21, 126, 176]:
I. Подготовительный этап
Постановка проблемы.
Выдвижение гипотезы.
Планирование исследования.
II. Основной этап
4. Сбор данных.
III. Заключительный этап
Обработка данных.
Интерпретация результатов.
Выводы и включение результатов в систему знаний.
Надо сказать, что приведенная последовательность этапов не должна рассматриваться как жесткая и обязательно принимаемая к неуклонному исполнению схема. Это скорее общий принцип алгоритмизации исследовательских действий. В некоторых условиях порядок следования этапов может изменяться, исследователь может возвращаться к пройденным этапам, не завершив или даже не приступив к исполнению последующих, отдельные этапы могут выполняться частично, а некоторые даже выпадать. Такая свобода выполнения этапов и операций предусматривается при так называемом гибком планировании.

ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ
Проблема (от греч. problema – задача, задание) есть теоретический или фактический вопрос, требующий разрешения. Этот вопрос может встать перед исследователем как некоторый пробел в знаниях и умениях, необходимых в практике, в том числе в научной практике. Но вопрос может быть и «спущен сверху» в виде директив, предлагающих его разрешить. Разновидностью директивного пути появления проблемы можно считать и заказ на исследование. Будем рассматривать первый вариант как типичный случай, поскольку и директивный путь исходно связан с неясностями в той или иной сфере человеческой жизни и деятельности.
Таким образом, именно недостаточность знаний, информации, противоречивость научных представлений в общественной практике или в результате научного исследования создают условия для появления и формулировки научной проблемы. В соответствии с общими функциями науки [20, 121, 204, 223, 255] могут рассматриваться: проблема доказательства существования какого-либо явления, проблема его описания, проблема выявления закономерностей его развития, проблема объяснения, проблема предсказания новых свойств этого явления или прогнозирования его воздействия и т. д
.
Постановка проблемы сопровождается неизбежно определением объекта и предмета исследования. Под объектом понимается тот фрагмент реального мира, на который направляются исследовательские действия и усилия. Предмет исследования определяет аспект изучения выбранного объекта и специфику исследования. Иначе говоря, «объект познания –это форма данности объективной реальности субъекту» познания, а «предмет научного познания – это форма данности познаваемого объекта познающему субъекту» [339, с. 61].
В психологии в самом общем плане объектом исследования выступают носители психики: человек, социальные группы, животные и их сообщества. Предметом психологического изучения выступает психика в целом или ее отдельные стороны и проявления. Это могут быть психические свойства, процессы, состояния, отношения как по отдельности, так и в различных совокупностях, дающих основание рассматривать человека как индивида, субъекта, личность, индивидуальность, а по некоторым предложениям даже как «универсум» [349].

Определение предмета невозможно произвести вне связи с какой-либо системой научных взглядов, концепций. Выбранная концепция определяет всю направленность, всю идеологию исследования: ради чего оно проводится, цели исследования, методологическую позицию исследователя, а отсюда и применяемые методы, и этику поведения ученого.
Опираясь на ту или иную концепцию, исследователь выдвигает предположение, способное, на его взгляд, заполнить имеющийся по данной проблеме дефицит информации. Это предположение в виде научной гипотезы и следует проверить в дальнейшем исследовательскими действиями.

Гипотеза – это научно обоснованное высказывание вероятностного характера о сущности изучаемых явлений действительности. Если гипотеза подтвердилась, то ее принимают, если не подтвердилась, то отвергают. Принятая гипотеза может в последующем при соответствующих дополнительных доказательствах ее жизнеспособности и плодотворности преобразоваться в теорию.

Выдвинутая до эмпирического исследования гипотеза обычно называется исследовательской или рабочей. Рабочая гипотеза дает первый, предварительный проект решения проблемы.

Определившись с предметом и концептуальными основами исследования и выдвинув рабочую гипотезу, можно четко сформулировать и цели исследования. Цель – это образ будущего результата, к которому должно привести исследование. В психологических исследованиях наиболее часто ставятся следующие цели:
Описание нового факта (феномена, эффекта). Иногда новый факт открывается неожиданно при решении иных задач, случайно при проверке какой-либо иной гипотезы. Егообнаружение в этом случае зависит от яркости феномена иот наблюдательности исследователя. Вероятность обнаружения, естественно, повышается, если этот эффект ожидаем, ученый готов его заметить и зафиксировать. В этом случае предполагаемое явление составляет элемент гипотезы.
Определение характеристик психического явления.
Выявление взаимосвязи психических явлений.
Изучение генетической динамики (развития) явлений.Динамика может пониматься как в онтогенетическом плане, так и в филогенетическом. В первом случае – это возрастные изменения психики. Во-втором – эволюционные, связанные с социо- и антропогенезом и (или) историческим развитием человечества.
Обобщение.
Суть обобщения – это выделение наиболее существенного в совокупности явлений. Вскрыть сущность явлений – дело весьма сложное, требующее таланта, квалификации, склонности к абстрактному мышлению.
6. Систематизация.

В экспериментальных исследованиях часто требуется оценить истинность рабочей гипотезы статистически. Иначе говоря, требуется определить степень вероятности выдвинутой гипотезы. Тогда гипотезу предпочитают формулировать не положительно, а отрицательно, отталкиваясь от противоположного утверждения. Такая отрицательная гипотеза носит наименование «нулевой» или «нуль-гипотезы».

Нуль понимается как отсутствие различий в показателях между явлениями или между двумя совокупностями данных [364, 453].

Иначе говоря, нулевая – это такая гипотеза, отклонение от которой приписывается случаю [179, с. 100; 364, с. 279-287].

Всякие другие возможные выводы называются альтернативными гипотезами. Подтверждение нуль-гипотезы ведет к отказу от исходной рабочей гипотезы, а ее опровержение дает возможность принять рабочую гипотезу. Но тогда исследователь уберегается от расширительного толкования результатов. В психологических исследованиях обычно нуль-гипотезы проверяются для трех уровней доверительной вероятности: 0.95,0.99 и 0.999.

Типы гипотез: теоретическая, экспериментальная, статистическая.
Научная гипотеза – это предположение, сформировавшееся на основе имеющихся наблюдений, теоретических размышлений, выдвигаемое как временное и уточняемое последующими экспериментами.
5 ‘

Гипотезы, применяемые в научном исследовании, делятся по степени обобщённости и абстрактности.
Теоретическая гипотеза – это утверждение о существовании некоторой обобщённой закономерности, причинной зависимости, закона функционирования и др. Теоретическая гипотеза предельно абстрактна и отражает общие положения теории. Теоретическая гипотеза должна сопровождаться теоретическим объяснением закономерности.
Экспериментальная гипотеза более конкретна и представляет собой предположение, выдвигаемое для решения проблемы методом экспериментального исследования. В экспериментальной гипотезе находит отражение частное, конкретное проявление теоретической закономерности. Одна и та же теоретическая гипотеза может выражаться через бесконечное множество экспериментальных. Экспериментальная гипотеза формулируется в терминах конкретной экспериментальной процедуры и включает в себя: независимую переменную, зависимую переменную, отношение между ними и уровни ключевых дополнительных переменных.
Выделяют несколько видов экспериментальных гипотез. Основная экспериментальная гипотеза – выражает предположение о наличии некоторой конкретной связи между зависимой и независимой переменной. При выдвижении экспериментальной гипотезы автоматически возникает гипотеза о противоположном отношении названных переменных. Такая гипотеза называется контргипотезой. Существует и третья ,.конкурирующая экспериментальная гипотеза – гипотеза об отсутствии влияния независимой переменной на зависимую, т.е. гипотеза об отсутствии какой-либо связи между исследуемыми явлениями.
Примеры формулировок экспериментальной гипотезы: «Чем…, тем….»;
«Если…, то »; «При наличии … имеет место ……
Статистическая гипотеза служит для оглзиизации _ процедуры сравнения регистрируемых параметров и необходима на этапе математической обработки и интерпретации данных эмпирических исследований. Экспериментальная гипотеза – первична, статистическая – вторична. Статистическая гипотеза формулируется в терминах сравнения математических величин. При этом, её формулировка зависит от схемы эксперимента. Например^ для интраиндивидуальной схемы ■ рекомендуется формулировка типа: «При условии Xj, О значимо отличается от О при условии «Хг»; для межгрупповой схемы: «О в группе «А» значимо отличается от О в группе «В».
Выделяют два вида статистических гипотез: Но и Hi. Эти гипотезы взаимоисключающие, поэтому после статистической обработки обязательно отвергается одна из них.
Но называется нулевой гипотезой или гипотезой об отсутствии различий. Но
строится на основе третьей конкурирующей экспериментальной гипотезы, т.е.
гипотезы об отсутствии влияния независимой переменной на зависимую. Если
между исследуемыми явлениями не существует связи, то изменяя независимую
переменную, мы не получим изменений в состоянии зависимой, и между
6

замерами не будет статистически значимых различий. Именно этот факт отражается в гипотезе Но.
Hi называется альтернативной гипотезой или гипотезой о различии. Н] строится на основе основной экспериментальной гипотезы и отражает различия между экспериментальными замерами, вызванные действием независимой переменной на зависимую.
Если направление действия независимой переменной трудно предсказать (например, вызывает независимая переменная увеличение или же снижение уровня зависимой, или же просто значимые изменения в распределении), то Hi формулируется как ненаправленная гипотеза. В этом случае говорится только о наличии различий: «Xi отличается от Х2» (или «Xi не отличается от Х2»); но не рассматривается направление изменений. Таким образом, ненаправленная альтернативная гипотеза может объединять в себе содержание и основной экспериментальной и контргипотезы. Ненаправленные гипотезы проверяются с помощью двусторонних статистических критериев.
Если предположение о направлении действия независимой переменной на зависимую достаточно ясно (например, действие независимой переменной вызывает увеличение значений зависимой), то формулируется направленная гипотеза. При этом, в формулировке отражается направление изменений: «Xi превышает Хг» (или «Х| не превышает Хг»). Направленные гипотезы проверяются с помощью односторонних статистических критериев.

Гипотеза – это научное предположение, вытекающее из теории, которое еще не подтверждено и не опровергнуто.
теоретические гипотезы и гипотезы как эмпирические предположения, которые подлежат экспериментальной проверке. Теоретические гипотезы выдвигаются для установления внутренних противоречий в теории либо для преодоления рассогласований теории и экспериментальных результатов и являются инструментом совершенствования теоретического знания.

второй тип гипотез – предположения, выдвигаемые для решения проблемы методом экспериментального исследования. Это экспериментальные гипотезы, которые не обязательно должны основываться на теории. Точнее, можно выделить, по крайней мере, три типа гипотез по их происхождению. Гипотезы первого типа основываются на теории или модели реальности и представляют собой прогнозы, следствия этих теорий или моделей (так называемые теоретически обоснованные гипотезы). Они служат для проверки следствий конкретной теории или модели. Второй тип – научные экспериментальные гипотезы, также выдвигаемые для подтверждения или опровержения тех или иных теорий, законов, ранее обнаруженных закономерностей или причинных связей между явлениями, но не основанные на уже существующих теориях,
Третий тип – эмпирические гипотезы, которые выдвигаются безотносительно какой-либо теории, модели, то есть формулируются для данного случая. После экспериментальной проверки такая гипотеза превращается в факт, опять же – для данного случая. Вместе с тем основная особенность любых экспериментальных гипотез заключается в том, что они операционализируемы. Проще говоря, они сформулированы в терминах конкретной экспериментальной процедуры. Всегда можно провести эксперимент по их непосредственной проверке. По содержанию гипотез их можно разделить на гипотезы о наличии: А) явления; Б) связи между явлениями; В) причинной связи между явлениями.
Готтсданкер выделяет следующие варианты экспериментальных гипотез:
контргипотеза – экспериментальная гипотеза, альтернативная к основному предположению; возникает автоматически;
третья конкурирующая экспериментальная гипотеза – экспериментальная гипотеза об отсутствии влияния независимой переменной на зависимую; проверяется только в лабораторном эксперименте;
точная экспериментальная гипотеза – предположение об отношении между единичной независимой переменной и зависимой в лабораторном эксперименте; проверка требует выделения независимой переменной и «очищения» ее условий;
экспериментальная гипотеза о максимальной (или минимальной) величине – предположение о том, при каком уровне независимой переменной зависимая принимает максимальное (или минимальное) значение.
экспериментальная гипотеза об абсолютных и пропорциональных отношениях – точное предположение о характере постепенного (количественного) изменении зависимой переменной с постепенным (количественным) изменением независимой; проверяется в многоуровневом эксперименте;
экспериментальная гипотеза с одним отношением – предположение об отношении между одной независимой и одной зависимой переменными.
комбинированная экспериментальная гипотеза – предположение об отношении между определенным сочетанием (комбинацией) двух (или нескольких) независимых переменных, с одной стороны, и зависимой переменной – с другой; проверяется только в факторном эксперименте.
Исследователи различают научные и статистические гипотезы. Научные гипотезы формулируются как предполагаемое решение проблемы. Статистическая гипотеза – утверждение в отношении неизвестного параметра, сформулированное на языке математической статистики. Любая научная гипотеза требует перевода на язык статистики. Для доказательства любой из закономерностей причинных связей или любого явления можно принести множество объяснений. В ходе организации эксперимента количество гипотез ограничивают до двух: основной и альтернативной, что и воплощается в процедуре статистической интерпретации данных. Эта процедура сводима к оценке сходств и различий. При проверке статистических гипотез используется лишь два понятия: H1 (гипотеза о различии) и H0 (гипотеза о сходстве). Как правило, ученый ищет различия, закономерности. Подтверждение первой гипотезы свидетельствует о верности статистического утверждения H1, а второй – о принятии утверждения H0 – об отсутствии различий.
Итак, экспериментальная гипотеза служит для организации эксперимента, а статистическая – для организации процедуры сравнения регистрируемых параметров. То есть статистическая гипотеза необходима на этапе математической интерпретации данных эмпирических исследований. Естественно, большое количество статистических гипотез необходимо для подтверждения или, точнее, опровержения основной – экспериментальной гипотезы. Экспериментальная гипотеза – первичная, статистическая – вторична.
. Теория в эксперименте непосредственно проверить нельзя. Теоретические высказывания являются универсальными; из них выводится частные следствия, которые и называются гипотезами. Они должны быть содержательными, операциональными (потенциально опровергаемыми) и формулироваться в виде двух альтернативных. Теория опровергается, если выводимые из нее частные следствия не подтверждаются в эксперименте.

Теоретическая и экспериментальная гипотезы. Гипотеза как высказывание, истинность или ложность которого заранее неизвестны, но может быть установлена опытным путем, направляет построение любого исследования.
Гипотезы, включающие утверждения каузального типа, проверяются только в экспериментальном исследовании. Рассматриваемые далее соотношения между уровнями теоретической и экспериментальной гипотез касаются предположений именно о каузальных закономерностях.
Итак, при логическом представлении экспериментальных данных, получаемых с познавательной (или исследовательской) целью, началом рассмотрения является не рабочая гипотеза, а теоретическая, благодаря которой по принципу организации условного суждения «если… то…» эксплицируется экспериментальная гипотеза. Являясь утверждением о каузальной зависимости, экспериментальная гипотеза автоматически порождает высказывание, противопоставляющее ей противоположное утверждение.
Экспериментальная гипотеза ставится в такие критические условия проверки, чтобы равными были шансы получить данные как «за», так и «против» предполагаемой в ней эмпирической закономерности. На этом уровне подразумевается (или формулируется) одновременно и проверка контргипотезы как отрицания предполагаемой каузальной зависимости, следующего из получения данных против исходной гипотезы.
Психологические и статистические гипотезы. Уровень статистических гипотез – это необходимый компонент проверки психологических гипотез, если исследователь претендует на признание полученных результатов в качестве достоверных или значимых и готов количественно оценить вероятность ошибок при принятии решений об экспериментальных фактах. Это решения о том, имело ли место различие между показателями ЗП в разных экспериментальных условиях и какие конкретно различия можно описать на уровне статистически значимых закономерностей. В статистических гипотезах уже нет утверждения о каузальном характере влияния НП. Статистические гипотезы – это гипотезы о выборочных значениях фиксируемых показателей. Такие гипотезы основаны на представлениях о распределении вероятностей в некотором «выборочном пространстве» событий. Статистическая проверка гипотезы состоит в выяснении того, насколько совместима эта гипотеза с имеющимся (наблюдаемым) результатом «случайного выбора».
Сама экспериментальная гипотеза не может считаться «доказанной». Она остается открытой для дальнейшей проверки – в других исследованиях, другими методическими средствами или на основе переформулирования входящих в нее гипотетических конструктов. Однако она может быть отвергнута на основании того, что не отвергнутой – на выбранном уровне значимости – осталась нуль-гипотеза.

Экспериментальная гипотеза включает обычно детерминистски сформулированное объяснение отношения между НП и ЗП при определенном уровне других – дополнительных – переменных. Предполагается, что в реальных условиях устанавливаемая зависимость должна «пробить себе дорогу» сквозь цепь случайностей или незапланированных влияний со стороны побочных переменных. Вероятностно оценивается не само отношение между переменными и не истинность психологического объяснения, а достоверность того, что ожидаемая зависимость эмпирически установлена.

Внешняя и внутренняя валидность эксперимента и их соотношение.

Надежность психологического — одна из важнейших характеристик методик и тестов психодиагностических — один из критериев их качества, относимый к точности измерений психологических. Отражает точность измерения психологического и устойчивость результатов к действию посторонних факторов.
Чем выше надежность теста или методики, тем они относительно свободнее от погрешностей измерения. При одном из подходов надежность теста рассматривается как устойчивость, стабильность результатов при повторном тестировании. При другом подходе — как проявление степени эквивалентности двух одинаковых по форме и цели (параллельных) тестов.
Надежность можно установить двумя общими способами: 1) путем сравнения результатов, получаемой посредством данной методики или теста разными диагностами; 2) путем сравнения результатов, получаемой применением данной методики или теста в идентичных условиях. Различается множество видов надежности и конкретных способов определения их уровня. Определение надежности теста бывает связано с понятием внутренней состоятельности теста; это выражается в расчленении теста на части с последующим сопоставлением результатов частей. Надежность теста определяется также методами анализа дисперсионного и факторного.
Валидность психологического измерения – одна из важнейших характеристик психодиагностических методик и тестов, один из основных критериев их качества. Это понятие близко к понятию достоверности, но не вполне тождественно. Проблема валидности возникает в ходе разработки и практического применения теста или методики, когда требуется установить соответствие между степенью выраженности интересующего свойства личности и методом его измерения.
Валидность указывает, что именно тест или методика измеряет и насколько хорошо это делает; чем они валиднее, тем лучше отображается в них то качество (свойство), ради измерения коего они создавались.

Применяются также дополнительные понятия валидности концептуальной, критериальной, конструктивной, и прочие виды валидности — со своими способами установления их уровня.
Требование валидности весьма важно, и многие нарекания в адрес тестов или иных психодиагностических методик связаны с сомнительностью их валидности.
Например, валидность измерения интеллекта зависит: 1) от определения понятия интеллекта, являющего ту или иную концепцию этого феномена; 2) от состава тестовых заданий, разрабатываемых согласно этой концепции; 3) от эмпирических критериев.
Разные концепции требуют различного состава заданий, поэтому важен вопрос валидности концептуальной. Чем больше задания соответствуют данной авторской концепции интеллекта, тем увереннее можно говорить о валидности концептуальной теста.
Корреляция теста с эмпирическим критерием указывает на его возможную валидность по отношению к данному критерию.
Определение валидности теста всегда требует постановки дополнительных вопросов: валидность для чего? для какой цели? по какому критерию? Итак, понятие валидности относится не только к тесту, но и к критерию оценки его качества. Чем выше коэффициент корреляции теста с критерием, тем выше валидность.
Надежность – устойчивость процедуры относительно объектов исследования.
Валидность – однозначность, устойчивость относительно измеряемых свойств объекта, т. е. предмета измерения. Устойчивость теста относительно объектов (испытуемых) является необходимым, но недостаточным условием его устойчивости относительно измеряемых свойств объектов. Следовательно, надежность является необходимым, но недостаточным условием валидности. Это означает, что валидность теста не может качественно и количественно превышать надежность. Данное соотношение нельзя, однако, трактовать как указание на прямую пропорциональную связь характеристик валидности и надежности. Повышение надежности отнюдь не сопровождается обязательным повышением валидности. Например, у теста-опросника из одного вопроса внутренняя согласованность предельна, однако валидность у него минимальна.

Валидность содержательная (внутренняя, логическая) – комплекс сведений о репрезентативности заданий теста по отношению к измеряемым свойствам и особенностям. Одним из основных требований при валидизации методики в этом направлении является отражение в содержании теста ключевых сторон изучаемого психологического феномена. Если область поведения или особенность очень сложна, то содержательная валидность требует представления в заданиях теста всех важнейших составных элементов исследуемого явления. Так, при разработке теста вербального интеллекта необходимо ввести группы заданий (субтестов) для проверки довольно разнородных по своему операциональному составу навыков письма и чтения.

Содержательная валидность – один из основных типов валидности методики, характеризующий степень репрезентативности содержания заданий теста измеряемой области психических свойств.
Комплекс сведений содержательной валидности традиционно имеет наибольшее значение для тестов, исследующих деятельность, близкую или совпадающую с реальной (чаще всего учебной или профессиональной). Изучаемая деятельность носит, как правило, синтетический характер, складывается из многих, подчас разнородных факторов (проявлений личностных особенностей, комплекса необходимых знаний и навыков, специфические способностей и т. д.). Поэтому одной из важнейших задач создания адекватной модели тестируемой деятельности является подбор таких заданий, которые будут охватывать главные аспекты изучаемого феномена в правильной пропорции к реальной деятельности в целом.
Валидность по содержанию закладывается в тест уже при подборе заданий будущей методики. Первым этапом валидизации является определение круга исследуемых свойств и видов деятельности, расчленение сложной способности или деятельности на элементы. На втором этапе разрабатывают собственно модель тестовой деятельности на основе наиболее важных элементов реальной деятельности. Наконец, на последнем этапе проводят анализ степени соответствия разработанной модели реальной деятельности, проверку соответствия пропорций представленности элементов в заданиях теста и в реальной деятельности. Так, для тестов достижений по отдельным предметам разработке конкретного содержания тестовых задач предшествуют полная систематическая проверка соответствующих учебников и учебных программ, а также консультации со специалистами по данному предмету. На основе собранной таким путем информации составляют спецификацию теста, где указывают тестируемые области содержания (темы), задачи (процессы) обучения, а также относительное значение каждой темы и процесса для достижения целей обучения на данном этапе. Конкретные задания оцениваются экспертами по принципу их близости к реальным требованиям. Эксперты выносят суждения о том, охватывает ли тест репрезентативную выборку конкретных навыков и знаний исследуемой области обучения.

Наряду с тестами достижений содержательная валидность является одной из важнейших форм валидизации критериально-ориентированных тестов, а также методик, предназначенных для профотбора, анализа успешности овладения профессией.

Эффективность любого из описанных нами экспериментов определяется тем, в какой мере его результаты можно распространить на интересующую исследователя популяцию: покупателей универсамов. курсантов, которые будут учиться сажать самолет Т-37, студентов, которым предстоит изучать испанский язык в высшей школе Постгейта.

Внешняя валидность (англ. external validity) — вид валидности, определяющий то, насколько результаты конкретного исследования можно распространить на весь класс подобных ситуаций/явлений/объектов. Данное понятие можно рассматривать какмеждисциплинарное: оно широко применяется в экспериментальной психологии, а также в других сферах науки. Внешняя валидность — соответствие реального исследования изучаемой объективной реальности.
Внешняя валидность определяет то, в какой мере результаты, полученные в эксперименте, могут соответствовать тому типу жизненной ситуации, которая была исследована, и то, насколько возможно обобщить эти результаты на все подобные жизненные ситуации[1]. Например, критику психологов-экспериментаторов в том, что о студентах-второкурсниках и белых крысах они знают очень много, а обо всём остальном — очень мало, можно рассматривать как критику внешней валидности[2].
Как и в отношении любой другой валидности, о внешней валидности в исследовании, вероятно, невозможно сказать, что она абсолютно соблюдена, можно указать только на её нарушение. Абсолютным соблюдение внешней валидности считалось бы тогда, когда результаты исследования можно обобщить на любые популяции при любых условиях и в любое время, поэтому учёные говорят не о соблюдении либо несоблюдении внешней валидности, а о степени её соблюдения.
Чтобы исследование обладало наивысшей степенью валидности, должна существовать возможность генерализации его результатов на
другие популяции,
другие условия,
другое время.
В экспериментах, проводимых на выборке испытуемых (с информацией о стоимости товаров), мы рассматривали вопрос, насколько хорошо данная выборка представляет популяцию покупателей универсама. Анализируя конкретные способы представления экспериментальной ситуации различных схем социальной структуры (авторитарной, демократической или анархистской), мы больше всего сомневались относительно операциональной валидности этих ситуаций. Все наши статистические решения имеют отношение к внешней валидности. Тем не менее экспериментальные выводы не могут быть до конца валидными, если они наряду с внутренней валидностью не будут обладать. внешней валидностью.

Экспериментальный контроль.
Внутренняя валидность — это тот минимум, без которого не может быть интерпретирован ни один эксперимент: действительно ли именно это экспериментальное воздействие привело к изменениям в данном эксперименте?
Внешняя валидность относится к возможности обобщения вывода на какие популяции, ситуации, другие независимые переменные, параметры воздействия и переменные измерения могут быть распространены результаты эксперимента.
Несомненно, что оба типа критериев являются важными, хотя часто они находятся в противоречии в том смысле, что увеличение валидности одного типа может угрожать валидности другого типа. Хотя внутренняя валидность есть условие sine qua non (непременное условие (лат.)) и хотя проблема внешней валидности, как и проблема индуктивного вывода, никогда не может быть полностью решена, очевидно, что нашим идеалом является выбор таких экспериментальных планов, которые обеспечивают оба типа валидности. Это особенно важно для педагогических исследований, где весьма желательным является распространение данных на практические ситуации, определенного характера. Различия и взаимоотношения между этими двумя видами валидности станут яснее после рассмотрения примеров при обсуждении конкретных типов эксперимента.
Контроль валидности эксперимента и экспериментальных данных своей целью имеет получение достоверных знаний: « … достоверность – правильное, точное, не вызывающее сомнений, отображение мыслью предметов и явлений окружающего мира … » « … достоверный – не подлежащий сомнению, истинный … ».

Факторы, угрожающие внутренней валидности и способы их контроля.
Далее будут представлены восемь различных классов внешних переменных, относящихся к внутренней валидности . Если эти переменные не контролируются в экспериментальном плане, то они могут дать эффекты, которые смешиваются с эффектом экспериментального воздействия. Эти переменные представляют влияние:
фона (history) — конкретных событий, которые происходят между первым и вторым измерением наряду с экспериментальным воздействием;
естественного развития (maturation) — изменений испытуемых, являющихся следствием течения времени per se (не связанных с конкретными событиями), например взросление, усиление голода, усталости и т. п.;
эффекта тестирования (testing) — влияния выполнения заданий, применяемых для измерения, на результаты повторного испытания;
инструментальной погрешности, нестабильности измерительного инструмента (instrumentation), при которой изменения в калибровке инструмента или изменения, характеризующие наблюдателя или оценочные показатели, могут вызвать изменения в результатах измерения;
статистической регрессии (statistical regression), имеющей место тогда, когда группы отбираются на основе крайних показателей и оценок;
отбора испытуемых (selection) — неэквивалентности групп по составу, вызывающей появление систематической ошибки в результатах;
отсева в ходе эксперимента (experimental mortality) — неравномерности выбывания испытуемых из сравниваемых групп;
взаимодействий фактора отбора с естественным развитием и др., которые в ряде квазиэкспериментальных планов с несколькими группами (таких, как план 10) ошибочно принимаются за эффект экспериментальной переменной 1 .
1 Непременное условие (лат.)

Факторы, нарушающие внешнюю валидность и способы их контроля.
К факторам, ставящим под угрозу внешнюю валидность , или репрезентативность эксперимента, относятся:
1) реактивный эффект, или эффект взаимодействия тестирования ,— возможное уменьшение или увеличение сензитивности, или восприимчивости, испытуемых к экспериментальному воздействию под влиянием предварительного тестирования. Результаты лиц, прошедших предварительное тестирование, будут нерепрезентативны по отношению к тем, кто не подвергался предварительному тестированию, то есть тем, из кого состоит генеральная совокупность, из которых были отобраны испытуемые;
2) эффекты взаимодействия фактора отбора и экспериментального воздействия;
3) условия организации эксперимента, вызывающие реакцию испытуемых на эксперимент , которая не позволяет распространить полученные данные о влиянии экспериментальной переменной на лиц, подвергающихся такому же воздействию в неэкспериментальных условиях;
4) взаимная интерференция экспериментальных воздействий , нередко возникающая, когда одни и те же испытуемые подвергаются нескольким воздействиям, поскольку влияние более ранних воздействий, как правило, не исчезает. Это относится особенно к планам экспериментов с одной группой (планы типа 8 и 9).

Экспериментальная выборка и её репрезентативность.
Эксперимент с одним испытуемым проводится тогда, когда: 1) индивидуальными различиями можно пренебречь, исследование чрезвычайно велико по объему и включает множество экспериментальных проб; 2) испытуемый — уникальный объект, например гениальный музыкант или творчески одаренный шахматист; 3) от испытуемого требуется особая компетентность при проведении исследования (экс¬перимент с обученными испытуемыми); 4) повторение данного эксперимента с уча¬стием других испытуемых невозможно.
Чаще эксперименты проводятся с группой испытуемых. В этих случаях выборка испытуемых должна представлять собой модель генеральной совокупности,на которую затем будут распространяться результаты исследования.
-Первоначально исследователь решает проблему численности экспериментальной выборки. В зависимости от цели исследования и возможности экспериментатора она может составлять от нескольких испытуемых до нескольких тысяч человек. Количество испытуемых в отдельной группе (экспериментальной или контрольной) варьируется от 1 до 100 человек. Для применения статистических методов обработки рекомендуется число испытуемых в сравниваемых группах не менее 30–35 человек
Для формирования выборки испытуемых необходимо учитывать несколько критериев.
1. Содержательный.Он заключается в том, что подбор группы испытуемых должен соответствовать предмету и гипотезе исследования
2. Критерий эквивалентности испытуемых.При формировании группы испытуемых следует учесть все значимые характеристики объекта исследования, различия в выраженности которых могут существенно повлиять на зависимую переменную.
3. Критерий репрезентативности.Группа лиц, участвующих в эксперименте, должна представлять всю часть генеральной совокупности, на которую будут распространяться результаты эксперимента.

Для нас уже очевидно, что экспериментальная выборка представляет собой мо¬дель популяции в целом или той ее части, поведение которой нас интересует.
Наиболее простой вариант был уже рассмотрен — составление репрезентатив¬ной группы испытуемых, характеристики которой соответствуют характеристикам интересующей нас популяции. Иногда невозможно найти способ создания репре¬зентативной группы.
Репрезентативность выборки испытуемых – степень адекватности отражения свойств и характеристик изучаемой популяции в выборке испытуемых, привлечённых для эксперимента.

Требования репрезентативности выборки означают, что по выделенным параметрам (критериям) состав обследуемых должен приближаться к соответствующим пропорциям в генеральной совокупности. Между тем строго репрезентативную выборку по всем важным для проблематики исследования параметрам обеспечить невозможно, и поэтому следует гарантировать репрезентацию по главному направлению анализа данных.
Прежде всего, надо уяснить, какие из имеющихся сведений о характеристиках генеральной совокупности существенны для целей исследования. Во многих случаях это половозрастной, социально-профессиональный, имущественный состав обследуемых, их пространственная локализация. Половозрастная структура «замыкает» на себя многие показатели семейного состояния, уже известные по другим данным. Возраст содержит указания на жизненный опыт и, как правило, на рабочий или профессиональный стаж. Социально-профессиональные, социально-статусные характеристики — это свидетельства о различиях в системе реального положения людей и их особых интересов, позиций. Пространственная локализация (по территории, подразделениям предприятий и учреждений, по другим административным и производственным «локалам») важна и с точки зрения особенностей условий этой деятельности (например, центр и периферия, основные и вспомогательные службы), и с точки зрения адресности итоговых выводов и рекомендаций, которые должны быть «привязаны» к административным или производственным ячейкам, имеющим четкие границы и часто самоуправляемым.

12 Виды психологического эксперимента и основные экспериментальные схемы.
Виды эксперимента
Существует множество взглядов на дифференциацию экспериментальных методик и значительное число обозначающих их терминов. Если обобщить результаты в этой области, то совокупность основных разновидностей эксперимента можно представить в следующем виде:
I. По действительности проведения и полноте процедуры
Реальный (конкретный).
Мысленный (абстрактный):
а) идеальный;
б) бесконечный;
в) безупречный.
II. По цели эксперимента
Исследовательский.
Диагностический (обследовательский).
Демонстрационный.
III. По уровню исследования
Предварительный (разведывательный).
Основной;
Контрольный.
IV. По типу воздействия на испытуемого
Внутренний.
Внешний.
V. По степени вмешательства экспериментаторов жизнедеятельность испытуемого (по типу экспериментальной ситуации)
А. Классическая группировка
1. Лабораторный (искусственный). ,
2. Естественный (полевой).
3. Формирующий.
Б. Неординарная группировка:
Эксперимент, дублирующий реальность.
Эксперимент, улучшающий реальность.
VI. По возможности влияния экспериментатора на независимуюпеременную
Спровоцированный эксперимент.
Эксперимент, на который ссылаются.
VII. По количеству независимых переменных
Однофакторный (двумерный).
Многофакторный (многомерный).
VIII. По числу испытуемых
Индивидуальный.
Групповой.
IX. По способу выявления связей между переменными (по процедуреварьирования экспериментальной ситуации)
Интрапроцедурный (внутри).
Интерпроцедурный (между).
Кросс-процедурный (пересечение).
X. По типу изменения независимой переменной
Количественный.
Качественный.

Реальный (конкретный) эксперимент – это опыт, проводимый в действительности в конкретных экспериментальных условиях.
Мысленный эксперимент – воображаемый опыт, невыполнимый в действительности.
Исследовательский эксперимент – это опыт, нацеленный на получение новых знаний об объекте и предмете изучения. Именно с этим видом опытов обычно ассоциируется понятие «научный эксперимент», поскольку главная цель науки – познание неизвестного
Диагностический (обследовательский) эксперимент – это опыт-задание, выполняемый испытуемым с целью обнаружения или измерения у него каких-либо качеств. Нового знания о предмете исследования (качестве личности) эти опыты не дают. Фактически это тестирование.
Демонстрационный эксперимент – это опыт иллюстративного характера, сопровождающий познавательные или развлекательные мероприятия. Непосредственной целью подобных опытов является ознакомление аудитории либо с соответствующим экспериментальным методом, либо с получаемым в эксперименте эффектом.
Предварительный (разведывательный) эксперимент – это опыт, осуществляемый для уточнения проблемы и адекватной в ней ориентировки. С его помощью зондируются малоизвестные ситуации, уточняются гипотезы, выявляются и формулируются вопросы для дальнейших исследований. Наиболее типичные задачи в этих случаях: 1) ознакомление испытуемых с процедурой основного эксперимента для полного уяснения ими инструкции и предотвращения возможных сбоев в дальнейшем; 2) отладка экспериментальной процедуры. В частности, определение оптимального режима предъявления стимуляции в основных опытах; 3) нивелировка (или устранение) влияния некоторых внутренних дополнительных переменных (например, тревоги, неопытности, возрастания опыта в данной деятельности и т. п.).
Основной эксперимент – это полномасштабное эмпирическое исследование, выполняемое с целью получения новых научных данных по интересующей экспериментатора проблеме. Полученный в итоге результат используется как в теоретических, так и в прикладных целях.
Контрольный эксперимент – это опыт, итоги которого сравниваются с результатами основного эксперимента. Необходимость в контроле может возникнуть по разным причинам. Например: 1) обнаружены ошибки в проведении основных опытов; 2) сомнения в точности выполнения процедуры; 3) сомнения в адекватности процедуры гипотезе; 4) появление новых научных данных, противоречащих полученным ранее; 5) стремление к дополнительным доказательствам справедливости принятой в основном эксперименте гипотезы и преобразованию ее в теорию; 6) стремление опровергнуть имеющиеся гипотезы или теории. Понятно, что по степени точности и надежности контрольные эксперименты не должны уступать основным.
Внутренний эксперимент – это реальный эксперимент, где психические явления вызываются или изменяются непосредственно волевым усилием испытуемого, а не воздействием из внешнего мира.
Внешний эксперимент – обычный экспериментальный способ изучения психических явлений, когда их появление или изменение достигается за счет внешних воздействий на органы чувств испытуемого.
Лабораторный (искусственный) эксперимент – это опыт, ставящийся в искусственно созданных условиях, позволяющих строго дозировать стимуляцию (независимые переменные) и контролировать прочие воздействия на испытуемого (дополнительные переменные), а также точно регистрировать его ответные реакции, включающие зависимые переменные. Испытуемый знает о своей роли в эксперименте, но его общий замысел ему обычно не известен.
Синонимом является термин – искусственный эксперимент, в котором подчеркивается неестественность экспериментальной ситуации в данном виде исследований.

Естественный эксперимент представляет собой в определенной мере промежуточную форму между экспериментом и объективным наблюдением. Действительно, обсервационная составляющая здесь более весома, чем в лабораторном эксперименте. Некоторые черты метода наблюдения даже проявляются сильнее экспериментальных особенностей. Так, инициатива экспериментатора явственно проступает только в период подготовки опыта и «внедрения» необходимых заданий в процесс последующей деятельности испытуемого. В течение же дальнейшего времени исследователь, как правило, играет более или менее пассивную роль наблюдателя.Но зато естественный эксперимент значительно «ближе к жизни», нежели лабораторный. Особенно широкое применение этот вид опытов находит в прикладных исследованиях и в сфере социально-психологической проблематики.
Синонимом естественного эксперимента выступает «полевой эксперимент».

Формирующий эксперимент – это метод активного воздействия на испытуемого, способствующий его психическому развитию и личностному росту. Активное воздействие экспериментатора заключается главным образом в создании специальных условий и ситуаций, которые, во-первых, инициируют появление определенных психических функций и, во-вторых, позволяют целенаправленно их изменять и формировать. Первое характерно и для лабораторного, и для естественного эксперимента. Второе – специфика рассматриваемой формы эксперимента. Формирование психики и личностных свойств – процесс длительный. Поэтому формирующий эксперимент обычно осуществляется продолжительное время. И в этом отношении может быть отнесен к лонгитюдному исследованию.
Эксперименты, дублирующие реальность, – это опыты, моделирующие конкретные ситуации реальной жизни, результаты которых имеют невысокий уровень обобщения. Их выводы приложимы к конкретным людям в условиях конкретной деятельности, поэтому их еще называют экспериментами полного соответствия.

Эксперименты, улучшающие реальность, – это опыты, в которых изменению подвергаются только некоторые, подлежащие изучению переменные. Остальные переменные – стабильны. Этот тип схож с лабораторным экспериментом по общепринятой классификации.
Спровоцированный эксперимент – это опыт, в котором экспериментатор сам воздействует на независимую переменную. Изменения НП могут быть как количественными, так и качественными. И тогда наблюдаемые экспериментатором результаты (в виде реакций испытуемого) как бы им же и спровоцированы.
Эксперимент, на который ссылаются, – это опыт, в котором изменение независимой переменной осуществляется без вмешательства экспериментатора.
Однофакторный (двумерный) эксперимент – это эксперимент с одной независимой и одной зависимой переменными. Поскольку имеется только один влияющий на ответы испытуемого фактор, постольку опыт и называется однофакторным или одноуровневым. А поскольку есть две измеряемые величины – НП и ЗП, постольку эксперимент называется двумерным или бивалентным.
Многофакторный (многомерный) эксперимент – это эксперимент с несколькими независимыми и обычно одной зависимой переменными. Не исключается и наличие нескольких зависимых переменных, но этот случай пока крайне редок в психологических исследованиях.
Индивидуальный эксперимент – опыт с одним испытуемым.
Групповой эксперимент – опыт с несколькими испытуемыми одновременно. Их взаимовлияния могут быть как существенными, так и незначительными, могут учитываться экспериментатором или не учитываться
Интрапроцедурный эксперимент (лат. intra – внутри) – это эксперимент, в котором все экспериментальные ситуации (а в сущности, все значения независимой переменной) предъявляются одному и тому же контингенту испытуемых. Если испытуемый один, т. е. осуществляется индивидуальный опыт, то говорят об интра-индивидуальном эксперименте.
Интерпроцедурный эксперимент (лат. inter – между) – эксперимент, в котором разным контингентам испытуемых предъявляются одинаковые экспериментальные ситуации. Работа с каждым отдельным контингентом осуществляется либо в разных местах, либо в разное время, либо разными экспериментаторами, но по идентичным программам
Кросс-процедурный эксперимент (англ. cross – пересекать) – это эксперимент, в котором разным контингентам испытуемых предъявляются неодинаковые ситуации. Если испытуемые работают поодиночке, то речь идет о кросс-индивидуальном эксперименте. Если же каждой ситуации соответствует определенная группа испытуемых, то это – кросс-групповой эксперимент, который иногда называют межгрупповым, что является терминологической неточностью.
Количественный эксперимент – это опыт, в котором независимая переменная может уменьшаться или увеличиваться. Ряд ее возможных значений представляет собой континуум, т. е. непрерывную последовательность величин. Эти значения, как правило, могут выражаться численно, поскольку НП имеет единицы измерения.
Качественный эксперимент – это опыт, в котором независимая переменная не имеет количественных вариаций. Ее значения предстают только как различные качественные модификации. Примеры: половые различия популяций, модальностные различия сигналов и т. п. Предельный случай качественного представления НП – это ее наличие или отсутствие. Например: присутствие (отсутствие) помех.
Качественный характер НП не обязательно приводит к неметрическим результатам эксперимента. Но получение метрических данных здесь, как правило, более проблематично, чем в количественных опытах.

Естественный и лабораторный эксперимент.

Лабораторный эксперимент проводится в специально созданных, искусственных условиях, где воссоздается фрагмент реальной действительности и возможен строгий, жёсткий контроль условий эксперимента. Лабораторный эксперимент рекомендуется, когда необходимо отделить независимую переменную от множества сопровождающих её факторов. Чаще всего лабораторный эксперимент используется для ^явления, обобщённых научных закономерностей. Лабораторный (искусственный) эксперимент – это опыт, ставящийся в искусственно созданных условиях, позволяющих строго дозировать стимуляцию (независимые переменные) и контролировать прочие воздействия на испытуемого (дополнительные переменные), а также точно регистрировать его ответные реакции, включающие зависимые переменные. Испытуемый знает о своей роли в эксперименте, но его общий замысел ему обычно не известен.
Синонимом является термин – искусственный эксперимент, в котором подчеркивается неестественность экспериментальной ситуации в данном виде исследований.

Лабораторный эксперимент проходит в искусственно созданной ситуации, максимально приближенной к профессиональной деятельности субъекта. Эта модель позволяет установить контроль за ходом наблюдения, регулировать действия, создавать необходимые условия и позволяет неоднократно воспроизводить тот или иной эксперимент в одном и том же месте в тех же условиях. Применяют лабораторный эксперимент чаще всего для моделирования какой-либо ситуации или одного аспекта трудовой деятельности, тщательного анализа и исследований.
В психологии применяют два типа эксперимента: лабораторный и естественный.
Лабораторный эксперимент проводят в специально организованных и в известном смысле искусственных условиях, он требует специального оснащения, а порой и применения технических приспособлений. Часто, хотя и не всегда, его проводят в специально оборудованных для этой цели помещениях (лабораториях) с применением сложной аппаратуры. В случае лабораторного эксперимента испытуемый, конечно, знает, что над ним проводят какой-то опыт, но обычно не знает ни цели, ни задач эксперимента.

Лабораторный эксперимент позволяет с помощью регистрирующих приборов точно измерить время протекания

психических процессов, например быстроту реакций человека, скорость формирования учебных, трудовых навыков. Его применяют в тех случаях, когда необходимо получить точные и надежные показатели протекания психических явлений при строго определенных условиях, например при изучении чувствительности органов чувств, при изучении процесса узнавания, процессов памяти (запоминания и воспроизведения), мышления, внимания. Примером лабораторного эксперимента может служить исследование процесса узнавания при помощи специальной установки (рис; 1), которая позволяет на особом экране (типа телевизионного) постепенно предъявлять испытуемому разное количество зрительной информации (от нуля до показа предмета во всех его деталях), чтобы выяснить, на каком этапе человек узнает изображаемый предмет.

Более ограниченное применение имеет пока лабораторный эксперимент при исследовании проявлений личности, характера. С одной стороны, здесь очень сложен и многогранен- объект исследования, с другой — известная искусственность лабораторной ситуации представляет немалые трудности. Например, исследуя проявления личности в искусственно созданных особых условиях, в частной, ограниченной ситуации, мы далеко не всегда имеем основания заключить, что аналогичные проявления будут характерны для этой же личности в естественно-жизненных обстоятельствах.

Естественный эксперимент проводится в обычных условиях (например, производства или обучения) или близких к ним. Поэтому естественный эксперимент иногда называют «полевым». Эксперимент состоит в том, что в реальное протекание деятельности в естественных условиях вводятся некоторые факторы, которые, по предположению исследователя, влияют на отдельные стороны этой деятельности. Результаты такого «внедрения» замеряются. Выводы, сделанные на основе естественного эксперимента, имеют значение, прежде всего, для тех условий, в которых проводился эксперимент, и перенос их на более широкую реальность затруднён.
Естественный эксперимент представляет собой в определенной мере промежуточную форму между экспериментом и объективным наблюдением. Действительно, обсервационная составляющая здесь более весома, чем в лабораторном эксперименте. Некоторые черты метода наблюдения даже проявляются сильнее экспериментальных особенностей. Так, инициатива экспериментатора явственно проступает только в период подготовки опыта и «внедрения» необходимых заданий в процесс последующей деятельности испытуемого. В течение же дальнейшего времени исследователь, как правило, играет более или менее пассивную роль наблюдателя.Но зато естественный эксперимент значительно «ближе к жизни», нежели лабораторный. Особенно широкое применение этот вид опытов находит в прикладных исследованиях и в сфере социально-психологической проблематики.
Синонимом естественного эксперимента выступает «полевой эксперимент».

Естественный эксперимент сочетает в себе, положительные стороны метода наблюдения и лабораторного эксперимента. Здесь сохраняется естественность условий наблюдения и вводится точность эксперимента. Естественный эксперимент строится так, что испытуемые (в частности, дети, школьники) не подозревают о том, что они подвергаются психологическому исследованию,— это обеспечивает естественность их поведения. Такой естественной экспериментальной обстановкой, предназначенной для изучения психической деятельности школьников, могут быть игры, специально организованные уроки, общественные поручения, выполнение домашних заданий. При организации естественного эксперимента также возможно применение технических средств (но при условии, что испытуемые не знает об этом). Можно записывать урок с помощью системы магнитофонов, которые должны быть замаскированы и не видны учащимся. Возможна киносъемка урока с помощью специально установленных, но невидимых учащимся киноаппаратов.

Интраиндивидуальная и межгрупповая схемы эксперимента.
ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ СХЕМА – схема проведения эксперимента (см.), организующая распределение испытуемых по различным уровням независимой переменной (см.). Есть две основные возможности такого распределения:

а) распределять нескольких испытуемых на каждый уровень независимой переменной;

б) распределять всех испытуемых на все уровни независимой переменной.

Можно выделить следующие Э.С.:

1) межгрупповая Э.С. – это предъявление каждого из условий независимой переменной разным группам испытуемых;

2) интраиндивидуальная Э.С. – это предъявление одному или нескольким испытуемым всех исследуемых условий. Иногда такая схема называется также схемой индивидуального эксперимента;

3) смешанная Э.С. – схема, при которой некоторые переменные являются межгрупповыми, а некоторые – интраиндивидуальными.

Каждая из схем обладает своими преимуществами и недостатками.
В эксперименте с межгрупповой экспериментальной схемой один уровень независимой переменной не влияет на ее другой уровень и у испытуемых не накапливается эффект от воздействия нескольких уровней независимой переменной. Однако у этой схемы есть и недостаток, так как существует возможность, что испытуемые в двух группах достаточно различны, чтобы это различие повлияло на эффекты независимой переменной. Поэтому любой межгрупповой эксперимент имеет потенциальную опасность смешения из-за разницы испытуемых в группах.
Интраиндивидуальная схема свободна от такого недостатка, так как каждый испытуемый сравнивается сам с собой при различных экспериментальных условиях. Наблюдаемый эффект при этом можно отнести к разнице в уровнях независимой переменной, а не к разнице в испытуемых. Однако эта схема также обладает рядом недостатков, влияющих на валидность внутреннюю (см.) экспериментов. Основное допущение экспериментов с интраиндивидуальной схемой – объект остается идентичен самому себе с течением времени – может нарушаться в силу ряда причин. При этом систематическая разница в наблюдениях будет вызвана не влиянием независимой переменной, а другими факторами. Указанные недостатки частично устраняются правильно сделанной рандомизацией (см.).

Контроль факторов, нарушающих внутреннюю и внешнюю валидность.
Факторы, угрожающие внутренней и внешней валидности
12 факторов, угрожающих валидности различных экспериментальных планов. Основным при составлении этого списка было различение внутренней и внешней валидности.

Внутренняя валидность — это тот минимум, без которого не может быть интерпретирован ни один эксперимент: действительно ли именно это экспериментальное воздействие привело к изменениям в данном эксперименте? Внешняя валидность относится к возможности обобщения вывода, на какие популяции, ситуации, другие независимые переменные, параметры воздействия и переменные измерения могут быть распространены результаты эксперимента. Несомненно, что оба типа критериев являются важными, хотя часто они находятся в противоречии в том смысле, что увеличение валидности одного типа может угрожать валидности другого типа. Хотя внутренняя валидность есть условие sine qua non (непременное условие (лат)) и хотя проблема внешней валидности, как и проблема индуктивного вывода, никогда не может быть полностью решена, очевидно, что нашим идеалом является выбор таких экспериментальных планов, которые обеспечивают оба типа валидности. Различия и взаимоотношения между этими двумя видами валидности станут яснее после рассмотрения примеров при обсуждении конкретных типов эксперимента.
Далее будут представлены внешние переменные, относящихся к внешней валидности. Если эти переменные не контролируются в экспериментальном плане, то они могут дать эффекты, которые смешиваются с эффектом экспериментального воздействия. Эти переменные представляют влияние:
1) фона (history)–конкретных событий, которые происходят между первым и вторым измерением наряду с экспериментальным воздействием;
2) естественного развития (maturation) — изменений испытуемых, являющихся следствием течения времени per se (не связанных с конкретными событиями), например взросление, усиление голода, усталости и т. п.;
3) эффекта тестирования (testing)–влияния выполнения заданий, применяемых для измерения, на результаты повторного испытания;
4) инструментальной погрешности, нестабильности измерительного инструмента (instrumentation), при которой изменения в калибровке инструмента или изменения, характеризующие наблюдателя или оценочные показатели, могут вызвать изменения в результатах измерения;
5) статистической регрессии (statistical regression), имеющей место тогда, когда группы отбираются на основе крайних показателей и оценок;
6) отбора испытуемых (selection) — неэквивалентности групп по составу, вызывающей появление систематической ошибки в результатах;
7) отсева в ходе эксперимента (experimental mortality) — неравномерности выбывания испытуемых из сравниваемых групп;
8) взаимодействий фактора отбора с естественным развитием и др., которые в ряде квазиэкспериментальных планов с несколькими группами (таких, как план 10) ошибочно принимаются за эффект экспериментальной переменной.
К факторам, ставящим под угрозу внешнюю валидность, или репрезентативность эксперимента, относятся:
9) реактивный эффект, или эффект взаимодействия тестирования,– возможное уменьшение или увеличение сензитивности, или восприимчивости, испытуемых к экспериментальному воздействию под влиянием предварительного тестирования. Результаты лиц, прошедших предварительное тестирование, будут нерепрезентативны по отношению к тем, кто не подвергался предварительному тестированию, то есть тем, из кого состоит генеральная совокупность, из которых были отобраны испытуемые;
10) эффекты взаимодействия фактора отбора и экспериментального воздействия;
11) условия организации эксперимента, вызывающие реакцию испытуемых на эксперимент, которая не позволяет распространить полученные данные о влиянии экспериментальной переменной на лиц, подвергающихся такому же воздействию в неэкспериментальных условиях;
12) взаимная интерференция экспериментальных воздействий, нередко возникающая, когда одни и те же испытуемые подвергаются нескольким воздействиям, поскольку влияние более ранних воздействий, как правило, не исчезает.

Кросс-индивидуальная схема.

(как предъявляется независимая переменная / стимул)
– реверсивное уравнивание при придъявлении стимулов
– полное уравнивание Все возможные сочетания стимулов для 3-х уровневого эксперимента.
– латинский квадрат

Эффекты ряда
В многоуровневом эксперименте уровни независимой переменной образуют ряд — от наименьшего значения к наибольшему. При любой схеме уравнивания — интра- или кросс-индивидуальпой — ответ на данный уровень независимой переменной может различаться в зависимости от того, какими были предшествующие ему уровни: белее низкими, более высокими или смешанными.

Мы только что видели, что в многоуровневом эксперименте схема межгруппового сравнения может потребовать слишком много испытуемых для уравнивания групп, а схема внутрииндивидуального контроля — слишком много времени на каждого испытуемого для элиминирования влияний последовательности. Выход состоит в том, чтобы каждому испытуемому предъявлять каждое условие, контроль же влияния последовательности проводить по всем испытуемым.
В результате одни и те же испытуемые будут проведены через все уровни и каждому испытуемому каждый уровень будет предъявлен только раз. Однако одному испытуемому (или группе) условия будут предъявлены в последовательности АБВГДЕ, другому же испытуемому (или группе) — в последовательности ЕДГВБА. Такие схемы обычно объединяют со схемами внутрииндивидуального контроля, относя их.к одному классу — схемам с повторными замерами, поскольку здесь каждому испытуемому предъявляется больше одного условия. Однако между ними имеется весьма важное различие. При использовании внутрииндивидуального контроля пробы, предъявляемые каждому испытуемому, составляют полный эксперимент. Что же касается внутренней валидности, то группа испытуемых используется для улучшения надежности, а не для контроля систематического смешения. Если применяется кросс-индивидуальный контроль, то заранее известно, что результаты каждого испытуемого будут искажены систематическим смешением. Для преодоления же этого систематического смешения требуется более одного испытуемого, Теперь мы опишем три наиболее распространенные схемы для многоуровневых экспериментов, использующих кросс-индивидуальное уравнивание.
Реверсивное уравнивание
Реверсивное (обратное) уравнивание — это схема, которую мы только что обсуждали. Она может быть представлена следующим образом:
Группа Последовательность испытуемых условий (уровней)
1 ВБАГД (вообще любая)
2 ДГАБВ (обратная ей)
Это означает, что используется только две последовательности уровней. Как мы только что показали, они не обязательно должны быть АБВГДЕ и ЕДГВБА, где А означает наименьший уровень независимой переменной и Е — наибольший уровень. Здесь вообще могут быть разные варианты. Например, в другой части экспериментов Готтсданкера и Уэй, о котором говорилось выше, в одном блоке проб временной интервал между двумя стимулами оставался постоянным. Одной группе из четырех испытуемых предъявлялось пять блоков по 100 проб с временными интервалами в следующем порядке: 50, 100, 200, 400 и 800 мс (т. е. АБВГД). Порядок предъявления для другой группы из четырех испытуемых был: 800, 400. 200, 100 и 50 мс (т. е. ДГВБА).
Реверсивное уравнивание обеспечивает для каждого уровня одну и ту же среднюю позицию по двум последовательностям. Так, для двух показанных на диаграмме порядков ВБАГД и ДГАБВ уровень Д находится в позиции 5 и 1 при среднем 3; уровень Г — в позиции 4 и 2 при среднем, снова равном 3, и т. д. Это уравнивание обеспечивает хороший контроль влияния последовательности, только если эффект переноса однороден, т.е. альный контроль, то заранее известно, что результаты каждого испытуемого будут искажены систематическим смешением. Для преодоления же этого систематического смешения требуется более одного испытуемого, Теперь мы опишем три наиболее распространенные схемы для многоуровневых экспериментов, использующих кросс-индивидуальное уравнивание. однороден, т.е. если предполагается, что позиция 1 влияет так же на позицию 2, ‘как позиция 2 на 3, или 3 на 4, или 5 на 6.

Полное уравнивание
Для того чтобы избежать систематического смешения, возникающего при неоднородном переносе в схеме реверсивного уравнивания, можно использовать все возможные последовательности уровней, вместо двух. Такая схема с полным уравниванием для трехуровневого эксперимента выглядит следующим образом: Группы, испытуемых Последовательности
1 АБВ
2 АВБ
3 БАВ
4 БВА
5 ВАБ
6 ВБА
Так, если бы в исследовании Готтсданкера и Уэй было использовано только три уровня независимой переменной (например 50, 100 и 200 мс), различным испытуемым — или группам испытуемых — были бы предъявлены.следующие шесть последовательностей: 50, 100 200 мс; 50, 200 и 100 мс; 100, 50 и 200 мс- 100, 200 и 50 мс; 200, 50 и 100 мс; 200, 100 н 50 мс. Мы не иллюстрируем полное уравнивание для большего числа уровней независимой переменной (обычно встречающегося в многоуровневых экспериментах) по той причине, что таблица оказалась бы слишком громоздкой. Например, для всех пяти уровней в исследовании Готтсданкера и Уэй потребовалось 120 последовательностей. Так что если бы даже только один испытуемый проводился через одну последовательность, то число испытуемых оказалось бы равным 120- Число последовательностей, необходимых для полного уравнивания, вычисляется как «-факториал, где п — число уровней. Для шести уровней й-факториал находится следующей серией умножений:
6Х5Х4Х3Х2Х1=720.
Поскольку кросс-индивидуальное уравнивание было введено дли сокращения числа испытуемых по сравнению с их числом в межгрупповой схеме, полное позиционное уравнивание используется крайне редко. Нижеследующая схема позволяет сократить число испытуемых, избегая допущения об однородном переносе, необходимом для схемы реверсивного уравнивания, если предполагается, что позиция 1 влияет так же на позицию 2, ‘как позиция 2 на 3, или 3 на 4, или 5 на 6.
Однако эффект переноса может быть неоднороден, как это было показано в главе 2, применительно к внутрииндивидуальной схеме; тогда.возникает серьезная проблема. Предположим, что существуют эффекты научения, которые равномерно улучшают ответ вплоть до третьей пробы, но не дальше. Для испытуемых, которым предъявляется последовательность ВБАГД, последние три уровня — А, Г и Д — будут в одинаково «выгодном положении». Для испытуемых, которым предъявляется обратная последовательность ДГАБВ, последние уровни — А, Б и В — будут также в одинаково «выгодном положении». Поэтому уровень А, находящийся в середине обеих последовательностей, будет иметь наибольшее преимущество, а В и Д — наименьшее. Если же эффект переноса связан с утомлением, а не научением, то теперь уровень в середине обеих последовательностей окажется в наиболее неблагоприятном положении.
Если эффект переноса различен в различных последовательностях, то величина переноса оказывается переменной, производящей смешение. В только что разбиравшейся последовательности ВБАГД ‘величина переноса для В равна 0 (поскольку это первое условие), для Б — 1 и для А, Г и Д — 2 (поскольку перенос не увеличивается после третьей пробы). Аналогично для обратной последовательности — ДГАБВ — величины переноса будут: 0 для Д, 1 для Г и 2 для А, Б, В. Общий суммарный эффект переноса будет ‘равен: 4 для А, 3 для Б и Г> 2 для В и Д. Из-за неэффективности в подобных случаях схемы реверсивного уравнивания исследователи обратились к схемам, ‘которые обеспечивают лучший контроль. Они и будут сейчас описаны.
Латинский квадрат
Если мы не хотим использовать осе возможные последовательности, то естественно прийти к идее о случайном выборе из всего их множества. Иногда это и делается. Однако в случайно выбранном наборе последовательностей мало вероятно, что каждый уровень окажется в каждой позиции равное число раз. Поэтому нежелательные последствия неоднородного переноса будут по-прежнему существовать.
Выходом будет случайный выбор среди «квадратов», в которых каждый уровень появляется один. раз в каждой позиции. Каждый такой квадрат представляет собой полную экспериментальную схему. Он называется латинским квадратом. Приведем пример одного из 8640 таких квадратов для шести уровней независимой переменной:
Группы испытуемых Последовательности
1 АБВГДЕ
2 ВДГАЕБ
3 ДВАЕБГ
4 БГЕВАД
5 ГЕБДВА
6 ЕАДБГВ
Поскольку в латинском квадрате каждый уровень оказывается в каждой позиции последовательности, естественно, требуется столько групп испытуемых, сколько уровней независимой переменной. Если бы Готтсданкер и Уэй использовали (как это им и следовало сделать) латинский квадрат вместо реверсивного уравнивания, их испытуемые должны были разбиться на пять групп соответственно пяти уровням независимой переменной. Значит, в их опыте должны были бы принять участие пять или десять испытуемых вместо восьми, как это было на самом деле (ведь восемь па пять не делится).
Исследователи обычно вводят ограничение на латинский квадрат. Оно состоит в требовании, чтобы каждому уровню один раз непосредственно предшествовал каждый другой уровень. Такой квадрат называют квадратом. В приведенном выше латинском квадрате это условие не соблюдалось. Например уровню Б только один раз предшествовали уровни A L Д, по три раза Е и ни разу В и Г. Метод получения сбалансированных квадратов приводится в работе Уаге-наара (1969), Вот пример;
Группа испытуемых Последовательности
1 АБВГДЕ
2 БГАЕВД
3 ВАДБЕГ
4 ГЕБДАВ
5 ДВЕАГБ
6 ЕДГВБА
Если бы все эффекты переноса были связаны с непосредственно предшествующим уровнем, сбалансированный квадрат был бы очень эффективен. К сожалению, нет способа проверить, в действительности ли это так. Рассмотрим теперь систематические смешения (влияния последовательности), которые могут возникать даже при полном уравнивании.
Асимметричные эффекты. Об этих эффектах уже говорилось в главе 2 в связи с интраиндивидуальными схемами. Таково, например, влияние предшествующего опыта А на Б, но не наоборот. Эта идея может быть распространена на многоуровневые эксперименты с использованием кросс-индивидуального уравнивания. Предположим, имеется пять уровней независимой переменной и использована схема полного уравнивания (т. е. все 120 последовательностей). Поскольку каждому уровню один раз предшествовала каждая из возможных последовательностей остальных уровней, каждому уровню ни разу не предшествовали идентичные. В целом более низким уровням предшествовали более высокие уровни и наоборот. Например, самому низкому уровню не может предшествовать серия еще более ‘низких уровней. Если имеется положительный перенос с меньших уровней на большие, но не наоборот, то больше всего от этого пострадает уровень А. Таким образом, асимметричный перенос в многоуровневом эксперименте будет благоприятно или неблагоприятно влиять на уровни в зависимости от степени их удаления от концов всего ряда уровней.
Эффект центрации. Другой эффект ряда был продемонстрирован в эксперименте Дж. Е. Кеннеди и Дж. Ландесмана (1963). Они провели два эксперимента, каждый по схеме латинского квадрата с двумя группами испытуемых. Задачей была токарная обработка де талей, независимой переменной являлась высота рабочей поверхности. Диапазон уровней в одном эксперименте пересекался с диапазоном уровней в другом. Независимой переменной служила высота рабочей поверхности. Зависимой переменной было среднее число деталей, обработанных в течение 3-минутной пробы.
Интересно, что испытуемые в условии А, где наименьший уровень равнялся 45 см, обнаружили наибольшую продуктивность при 15 см, в то время как испытуемые в условии Б работали на этом уровне относительно плохо. Эта вторая группа, для которой наименьшим был уровень 25 см, показала наилучшие результаты при уровне —5 и +5 см.
В этом эксперименте, таким образом, наиболее благоприятными оказались уровни, близкие к середине ряда, а не к его краям. Это были как раз. те единственные уровни, которым в последовательностях предшествовали как более низкие, так и более высокие уровни. Вы, конечно, можете сказать, что эти средние уровни казались для испытуемых «типичными» и поэтому наиболее удобными. Однако ваше объяснение имеет столько же оснований, сколько и мое. Ясно только одно: в этих опытах обнаружил себя эффект центрации.
Схемы полного позиционного уравнивания и латинского квадрата, в отличие от схемы реверсивного уравнивания. не требуют такого сильного допущения, как однородность переноса от одной позиции к следующей за ней. Однако в них сохраняется допущение, что отношение между настоящим и предшествующими уровнями не играет роли. Целый же ряд данных опровергает это (Поултон, 1973). Оказывается, важно, какие уровни в основном предшествуют: более низкие, более высокие или смешанные.
Многоуровневые эксперименты.
Рассматривается как средство установления связи между 2 неперерывными переменными. С его помощью можно выяснить какие изменения происходят с ЗП, но по мере того, как шаг за шагом изменяется НП.
2 признака МЭ:
1.НП имеет более, чем 2 уровня.
2.существует специальный порядок предъявления этих 3х или более условий НП, которые контролируются специальной схемой, подразумевающей уравнивание порядковых позиций каждого уровня в общей последовательности условий.
Преимущества МЭ: меньше шансов упустить эффект, лучший контроль над сопутствующим смешением (док-ва действия НП не убедительно, если явно возможно сопутствующее смешение, т.е. активным уровнем дополнит.переменной). преимущество МЭ на 2 уровнях состоит в способности вводить переменные в количественных и качественных видах, что способствует дальнейшему развитию понимания и обеспечивает проверку экспериментальной гипотезы. В МЭ экспериментальная гипотеза состоит в том, что ЗП должна измеряться постепенно по мере изменения НП. Любое изменение можно представить либо в абсолютных величинах, либо в пропорциональных.

Факторные эксперименты.

Факторные эксперименты применяются тогда, когда необходимо проверить сложные гипотезы о взаимосвязях между переменными. Общий вид по-добной гипотезы: «Если А1, А2,…, Аn, то В». Такие гипотезы называются комплексными, комбинированными и др. При этом между независимыми переменными могут быть различные отношения: конъюнкции, дизъюнкции, линейной независимости, аддитивные или мультипликативные и др. Факторные эксперименты являются част-ным случаем многомерного исследования, в ходе проведения которого пытаются ус-тановить отношения между несколькими независимыми и несколькими зависимы-ми переменными. В факторном эксперименте проверяются одновременно, как пра-вило, два типа гипотез:
1) гипотезы о раздельном влиянии каждой из независимых переменных;
2) гипотезы о взаимодействии переменных, а именно — как присутствие одной из независимых переменных влияет на эффект воздействия на другой.
Факторное планирова-ние эксперимента заключается в том, чтобы все уровни независимых переменных сочетались друг с другом. Число экспериментальных групп равно числу сочетаний уровней всех независимых переменных.
Чаще всего используются факторные планы для двух незави-симых переменных и двух уровней типа 2х2. Для составления плана применяет-ся принцип балансировки. План 2х2 используется для выявления эффекта воздей-ствия двух независимых переменных на одну зависимую.
Так же редко используются другие версии факторного плана, а именно: 3х2 или 3х3. План 3х2 применяется в тех случаях, когда нужно установить вид зависимо-сти одной зависимой переменной от одной независимой, а одна из независимых переменных представлена дихотомическим параметром. Пример такого плана — эксперимент по выявлению воздействия внешнего наблюдения на успех решения интеллектуальных задач. Первая независимая переменная варьируется просто: есть наблюдатель, нет наблюдателя. Вторая независимая переменная — уровни трудно-сти задачи. В этом случае мы получаем план 3х2.
Вариант плана 3х3 применяется в том случае, если обе независимые перемен-ные имеют несколько уровней и есть возможность выявить виды связи зависимой переменной от независимых. Этот план позволяет выявлять влияние подкрепления на успешность выполнения задании разной трудности.

Эксперименты и квазиэксперименты.
Концепция квазиэксперимента Д.Кэмпбелла.
Слабость лабораторного эксперимента состоит в продолжении его сильной стороны — в попытке выделить в чистом виде минимальное количество существенных факторов. При этом теряется специфика социальных связей.
То же происходит и в полевом эксперименте. Поначалу исследователь старается не вмешиваться в естественный процесс, но затем при интерпретации результатов происходит все то же — препарирование ситуации под проверяемую гипотезу.
Еще один источник смещения коренится в методах подбора испытуемых. Многие из них могут неосознанно подыгрывать исследователю, предугадывать ожидаемое от них поведение.
Понятие квазиэксперимента.
Понятие квазиэксперимента, подробно проанализированное Д.Кэмпбеллом, подразумевает разновидность экспериментального исследования, при котором осуществляется нечто вроде планирования эксперимента при сборе данных (то есть, в отношении того, когда и на ком производить измерение), но нет полного контроля за порядком экспериментальных воздействий (то есть, когда и кому предъявляются воздействия, рандомизация предъявлений).
Основанием для классификации квазиэкспериментов является мера, с которой исследователь может управлять воздействием экспериментальной переменной, то есть вторгаться в реальный ход событий (именно с этой точки зрения оцениваются возможности таких типов исследований, как корреляционное, панельное, эксперимент ex-post-facto).
На практике при проведении эмпирических исследований не всегда удается реализовать планы “истинных экспериментов”, использовать схемы контроля внешних переменных. В таких случаях для частичной компенсации и контроля эффектов, возникающих при нарушении планов “истинных экспериментов”, исследователи используют искусственные схемы – квазиэкспериментальные (как-бы экспериментальные) планы, которые являются попыткой учета реалий жизни. Квазиэксперимент – эксперимент с ограниченными формами контроля условий независимой переменной, Квазиэкспериментальные планы создаются специально с отступлением от схемы “истинного эксперимента”. Исследователь осознает те источники артефактов – внешние переменные, которые он не может контролировать. Существуют два типа квазиэкспериментальных планов: а) планы экспериментов для неэквивалентных групп; б) планы дискретных временных серий.
Рассмотрим основные из представленных планов. Квазиэкспериментальный план с неэквивалентной контрольной группой. Квазиэкспериментом является любое исследование, направленное на установление причинной зависимости между двумя переменными, в котором отсутствует предварительная процедура уравнивания групп. Участие контрольной группы заменено сравнением результатов неоднократного тестирования группы (или групп) до и после воздействия.
Квазиэкспериментальные планы временных серий по сути являются модификацией доэкспериментального плана. Чаще всего используется наиболее распространенный вариант – план для двух неэквивалентных групп с тестированием до и после воздействия.
Выбираются две естественные группы, например два параллельных школьных класса. Обе группы тестируются. Затем одна группа подвергается воздействию (ставится в особые условия деятельности), а другая – нет. Через определенное время обе группы проходят тестирование повторно. Результаты первого и второго тестирования обеих групп сопоставляются; для сравнения используют t-критерий Стьюдента и дисперсионный анализ. Различие O2 и O4 свидетельствует о естественном развитии и фоновом воздействии. Разница результатов первичного тестирования двух групп позволяет установить меру их эквивалентности в отношении измеряемой переменной.
Квазиэкспериментальный план для неэквивалентных групп – это планы, в которых учитываются ограничения форм контроля до осуществления экспериментального воздействия.
Данный план отличается от истинного эксперимента тем, что предварительное тестирование проходит одна группа, а итоговое (после воздействия) – эквивалентная (после рандомизации) группа, которая подверглась воздействию.
Главный его недостаток – невозможность контролировать влияние фактора “истории” – фоновых событий, происходящих наряду с воздействием в период между первым и вторым тестированием.
Квазиэкспериментальные планы дискретных временных серий – планы, построенные по схеме временных серий на одной группе, по структуре сходны с экспериментальными планами для одного испытуемого. План дискретных временных серий чаще всего используется в психологии развития, педагогической, социальной и клинической психологии. Суть его состоит в том, что первоначально определяется исходный уровень зависимой переменной на группе испытуемых с помощью серии последовательных замеров. Затем исследователь воздействует на испытуемых экспериментальной группы, варьируя независимую переменную, и проводит серию аналогичных измерений. Сравниваются уровни, зависимой переменной до и после воздействия.
План ex-post-facto. Одним из специфических методов, который известен в психологии является эксперимент, на который ссылаются или эксперимент ex-post-facto. Экспериментатор сам не воздействует на испытуемых. В качестве воздействия выступает некоторое реальное событие из их жизни. Отбирается группа “испытуемых”, подвергшаяся воздействию, и группа, не испытавшая его. Отбор осуществляется на основании данных об особенностях “испытуемых” до воздействия. В качестве сведений могут выступать личные воспоминания и автобиографии, сведения из архивов, анкетные данные, медицинские карты и т.д. Затем проводится тестирование зависимой переменной у представителей “экспериментальной” и контрольной групп. Данные, полученные в результате тестирования групп, сопоставляются, и делается выводе влиянии “естественного” воздействия на дальнейшее поведение испытуемых.

Обзор основных экспериментальных планов.

Простые (однофакторные) планы
Опыты с воспроизводимыми условиями
Опыты с привлечением двух независимых групп (экспериментальной и контрольной)
Комплексные планы
Планы для многоуровневых экспериментов
Факторные планы
Квазиэкспериментальные планы
Планы ex post facto
Планы экспериментов с малым N
Планы корреляционных исследований
Простые планы
Простые планы, или однофакторные, предусматривают изучение влияния на зависимую переменную только одной независимой переменной. Преимущество таких планов состоит в их эффективности при установлении влияния независимой переменной, а также в лёгкости анализа и интерпретации результатов. Недостаток заключается в невозможности сделать вывод о функциональной зависимости между независимой и зависимой переменными.
Опыты с воспроизводимыми условиями
В сравнении с опытами с привлечением двух независимых групп такие планы требуют меньшего количества участников. План не подразумевает наличия разных групп (например, экспериментальной и контрольной)[4]. Цель таких опытов — установить воздействие одного фактора на одну переменную.
Опыты с привлечением двух независимых групп
Опыты с привлечением двух независимых групп — экспериментальной и контрольной — опыты, в которых экспериментальному воздействию подвергается лишь экспериментальная группа, в то время как контрольная группа продолжает делать то, что она обычно делает. Цель таких опытов — проверка действия одной независимой переменной.
Комплексные планы
Комплексные планы составляются для экспериментов, в которых изучается либо воздействие нескольких независимых переменных (факторные планы), либо последовательное воздействие различных градаций одной независимой переменной (многоуровневые планы)[5].
Планы для многоуровневых экспериментов
Если в экспериментах используется одна независимая переменная, ситуация, когда изучаются только два её значения, считается скорее исключением, чем правилом. В большинстве однофакторных исследований используется три или более значений независимой переменной, — такие планы часто называют однофакторными многоуровневыми. Такие планы могут использоваться как для исследования нелинейных эффектов (то есть случаев, когда независимая переменная принимает более двух значений), так и для проверки альтернативных гипотез[6]. Преимущество таких планов — в возможности определить вид функциональной зависимости между независимой и зависимой переменными. Недостаток, однако же, заключается в больших временных затратах, а также в необходимости привлечь больше участников.
Факторные планы
Факторные планы подразумевают использование более чем одной независимой переменной. Таких переменных, или факторов, может быть сколько угодно, однако обычно ограничиваются использованием двух, трёх, реже — четырёх[7].
Факторные планы описываются с помощью системы нумерации, показывающей количество независимых переменных и количество значений (уровней), принимаемых каждой переменной. Например, факторный план 2х3 («два на три») имеет две независимые переменные (факторы), первая из которых принимает два значения («2»), а вторая — три значения («3»); факторный план 3х4х5 имеет соответственно три независимые переменные, принимающие «3», «4» и «5» значений соответственно[2].
В эксперименте, проводимом по факторному плану 2х2, допустим, один фактор, A, может принимать два значения — A1 и A2, а другой фактор, B, может принимать значения B1 и B2. В течение эксперимента согласно плану 2х2 должно быть проведено четыре опыта:
A1B1
A1B2
A2B1
A2B2
Порядок следования опытов может быть различным в зависимости от целесообразности, определяемой задачами и условиями каждого конкретного эксперимента.
Квазиэкспериментальные планы
Квазиэкспериментальные планы — планы для экспериментов, в которых вследствие неполного контроля за переменными нельзя сделать выводы о существовании причинно-следственной связи[8]. Это делалось с целью преодоления некоторых проблем, встававших перед психологами, которые желали провести исследование в менее строгой обстановке, чем лабораторная[9]. Квазиэкспериментальные планы часто применяются в прикладной психологии.
Виды квазиэксперементальных планов:
1. Планы эксперимента для неэквивалентных групп
2. Планы дискретных временных серий.
Типы:
1. Эксперимент по плану временных серий
2. План серий временных выборок
3. План серий эквивалентных воздействий
4. План с неэквивалентной контрольной группой
5. Сбалансированные планы.
Планы ex post facto
Исследования, в которых сбор и анализ данных производится после того, как событие уже свершилось, называемые исследованиями ex post facto, многие специалисты относят к квазиэкспериментальным[2]. Такие исследования часто осуществляются в социологии, педагогике, клинической психологии и нейропсихологии. Суть исследования ex post facto состоит в том, что экспериментатор сам не воздействует на испытуемых: в качестве воздействия выступает некоторое реальное событие из их жизни.
Планы экспериментов с малым N
Планы с малым N также называют «планами с одним субъектом», так как индивидуально рассматривается поведение каждого испытуемого. Одной из главных причин использования экспериментов с малым N считается невозможность в некоторых случаях применить результаты, полученные из обобщений на больших группах людей, ни к одному из участников индивидуально (что, таким образом, приводит к нарушению индивидуальной валидности)[11].

Планы корреляционных исследований
Корреляционное исследование — исследование, проводимое для подтверждения или опровержения гипотезы о статистической связи (корреляции) между несколькими (двумя или более) переменными. От квазиэкспериментального план такого исследования отличается тем, что в нём отсутствует управляемое воздействие на объект исследования[12].
В корреляционном исследовании учёный выдвигает гипотезу о наличии статистической связи между несколькими психическими свойствами индивида или между определёнными внешними уровнями и психическими состояниями, при этом предположения о причинной зависимости не обсуждаются[2]. Испытуемые должны быть в эквивалентных неизменных условиях. В общем виде план такого исследования можно описать как PxO («испытуемые» x «измерения»)[13].

План с предварительным и итоговым тестированием и контрольной группой и его варианты.
ПЛАНЫ ДЛЯ ОДНОЙ НЕЗАВИСИМОЙ ПЕРЕМЕННОЙ
План «истинного» экспериментального исследования отличается от других следующими важнейшими признаками:
1) применением одной из стратегий создания эквивалентных групп, чаще всего — рандомизации;
2) наличием экспериментальной и, как минимум, одной контрольной группы;
3) завершением эксперимента тестированием и сравнением поведения группы, получившей экспериментальное воздействие (X1), с группой, не получившей воздействия Х0.
Классическим вариантом плана является план для 2 независимых групп. В психологии планирование эксперимента начинает применяться с первых десятилетий XXв.
Существуют три основные версии этого плана. При их описании будем пользоваться символизацией, предложенной Кэмпбеллом.
Таблица 1

1. Экспериментальная группа R Х О1
2. Контрольная группа R О2

Здесь R– рандомизация, Х– воздействие, О1 — тестирование первой группы, О2 — тестирование второй группы.
1) План для двух рандомизированных групп с тестированием после воздействия. Его автор — известный биолог и статистик Р. А. Фишер [Fisher R. A., 1935]. Структура плана показана в таблице 1.
Равенство экспериментальной и контрольной групп является совершенно необходимым условием применения этого плана. Этот план рекомендуют использовать в том случае, когда нет возможности или необходимости проводить предварительное тестирование испытуемых. Если рандомизация проведена качественно, то этот план является наилучшим, позволяет контролировать большинство источников артефактов; кроме того, для него применимы различные варианты дисперсионного анализа.
После проведения рандомизации или иной процедуры уравнивания групп осуществляется экспериментальное воздействие. В простейшем варианте используется лишь две градации независимой переменной: есть воздействие, нет воздействия.
Если необходимо использовать не 1 уровень воздействия, то применяются планы с несколькими экспериментальными группами (по числу уровней воздействия) и одной контрольной.
Если же нужно контролировать влияние одной из дополнительных переменных, то применяют план с 2 контрольными группами и 1-й экспериментальной. Измерение поведения дает материал для сравнения 2 групп. Обработка данных сводится к применению традиционных для математической статистики оценок. Рассмотрим случай, когда измерение проводится интервальной шкалой. Для оценки различия в средних показателях групп используют t-критерий Стьюдента. Оценивание различий в вариации измеряемого параметра между экспериментальной и контрольной группами проводится с помощью критерия F. (Соответствующие процедуры – математическая статистика для психологов).
Применение плана для 2 рандомизированных групп с тестированием после воздействия позволяет контролировать основные источники внутренней невалидности (как их определяет Кэмпбелл). Поскольку предварительное тестирование отсутствует, исключен эффект взаимодействия процедуры тестирования и содержания экспериментального воздействия и сам эффект тестирования. План позволяет контролировать влияние состава групп, стихийного выбывания, влияние фона и естественного развития, взаимодействие состава группы с другими факторами, позволяет также исключить эффект регрессии за счет рандомизации и сравнения данных экспериментальной и контрольной групп. Однако при проведении большинства педагогических и социально-психологических экспериментов необходимо жестко контролировать исходный уровень зависимой переменной, будь то интеллект, тревожность, знания или статус личности в группе. Рандомизация — лучшая процедура из возможных, но она не дает абсолютной гарантии правильности выбора. Когда существуют сомнения в результатах рандомизации, применяют план с предварительным тестированием.
Таблица 2

1. Экспериментальная группа R О1 Х О2
2. Контрольная группа R О3 О4

2) План для двух рандомизированных групп с предварительным и итоговым тестированием. Рассмотрим структуру этого плана (таблица 2).
План с предварительным тестированием пользуется популярностью у психологов. Биологи больше доверяют процедуре рандомизации. Психолог прекрасно знает, что каждый человек своеобразен и отличен от других, и подсознательно стремится уловить эти различия с помощью тестов, не доверяя механической процедуре рандомизации. Однако гипотеза большинства психологических исследований, особенно в области психологии развития («формирующий эксперимент»), содержит прогноз определенного изменения свойства индивида под влиянием внешнего фактора. Поэтому план «тест–воздействие–ретест» с применением рандомизации и контрольной группой очень распространен.
При отсутствии процедуры уравнивания групп этот план преобразуется в квазиэкспериментальный .
Главный источник артефактов, нарушающий внешнюю валидность процедуры, — взаимодействие тестирования с экспериментальным воздействием. Например, тестирование уровня знаний по определенному предмету перед проведением эксперимента по заучиванию материала может привести к актуализации исходных знаний и к общему повышению продуктивности запоминания. Достигается это за счет актуализации мнемонических способностей и создания установки на запоминание.
Однако с помощью этого плана можно контролировать другие внешние переменные. Контролируется фактор «истории» («фона»), так как в промежутке между первым и вторым тестированием обе группы подвергаются одинаковым («фоновым») воздействиям. Вместе с тем Кэмпбелл отмечает необходимость контроля «внутригрупповых событий», а также эффекта неодновременности тестирования в обеих группах. В реальности невозможно добиться, чтобы тест и ретест проводились в них одновременно. План превращается в квазиэкспериментальный, например:
R О1 Х О2
R О3 О4
Обычно контроль неодновременности тестирования осуществляют два экспериментатора, проводящие тестирование двух групп одновременно. Оптимальной считается процедура рандомизации порядка тестирования: тестирование членов экспериментальной и контрольной групп производится в случайном порядке. То же самое делается и с предъявлением — не предъявлением экспериментального воздействия. Разумеется, такая процедура требует наличия значительного числа испытуемых в экспериментальной и контрольной выборках (не менее 30-35 человек в каждой).
Таблица 3 Таблица 4

Естественное развитие и эффект тестирования контролируются за счет того, что они одинаково проявляются в экспериментальной и контрольной группах, а эффекты состава групп и регрессии [Кэмпбелл, 1980] контролируются при помощи процедуры рандомизации.
Результаты применения плана «тест–воздействие–ретест» представлены в таблице.
При обработке данных обычно используются параметрические критерии t и F (для данных в интервальной шкале). Вычисляются три значения t: сравнение 1) О1 и О2 ; 2) О3 и О4; 3) О2 и О4. Гипотезу о значимом влиянии независимой переменной на зависимую можно принять в том случае, если выполняются два условия: а) различия между О1 и О2 значимы, а между О3 и О4 — незначимы и б) различия между О2 и О4 значимы. Гораздо удобнее сравнивать не абсолютные значения, а величины прироста показателей от первого тестирования ко второму (д(i)). Вычисляются д(i12) и д(i34) и сравниваются по t-критерию Стьюдента. В случае значимости различий принимается экспериментальная гипотеза о влиянии независимой переменной на зависимую (таблица 3)
Рекомендуется также применять ковариационный анализ по Фишеру. При этом показатели предварительного тестирования берутся в качестве дополнительной переменной, а испытуемые разбиваются на подгруппы в зависимости от показателей предварительного тестирования. Тем самым получается следующая таблица для обработки данных по методу MANOVA (таблица 4).
Применение плана «тест–воздействие–ретест» позволяет контролировать влияние «побочных» переменных, нарушающих внутреннюю валидность эксперимента.
Внешняя валидность связана с возможностью переноса данных на реальную ситуацию. Главным же моментом, отличающим экспериментальную ситуацию от реальной, является введение предварительного тестирования. Как уже отмечалось «тест–воздействие–ретест» не позволяет контролировать эффект взаимодействия тестирования и экспериментального воздействия: предварительно тестируемый испытуемый «сенсибилизируется» — становится более чувствительным к воздействию, так как мы измеряем в эксперименте именно ту зависимую переменную, на которую собираемся воздействовать с помощью варьирования независимой переменной.
Таблица 5

Предварительное тестирование Воздействие
Да Нет
Есть О2 О4
Нет О5 О6

При реализации этого плана каждой группе предъявляется лишь один уровень независимой переменной. Возможно и увеличение числа экспериментальных групп соответственно числу уровней независимой переменной. Для обработки данных, полученных с помощью такого плана, применяются те же статистические методы, что были перечислены выше.
Простые «системные экспериментальные планы», как ни удивительно, очень редко используются в современных экспериментальных исследованиях. Может быть, исследователи «стесняются» выдвигать простые гипотезы, помня о «сложности и многомерности» психической реальности? Тяготение к использованию планов с многими независимыми переменными, более того — к проведению многомерных экспериментов, не обязательно способствует лучшему объяснению причин человеческого поведения. Как известно, «умный поражает глубиной идеи, а дурак — размахом строительства». Лучше предпочесть простое объяснение любому сложному.
Этот план также находит широкое применение в педагогических и психологических исследованиях. Он лучше рассмотренного ранее плана, так как учитывает величину изменения зависимой переменной от первого ко второму измерению, т.е. имеет место контроль ЗП на уровнях «до» и «после» воздействия (схема О’ХО”). Достоверность выводов и при таком плане очень мала. Укажем некоторые причины.
Нет возможности развести факторы «фон» и «естественное развитие» от влияния собственно экспериментального воздействия.

Допустим, в качестве экспериментального фактора продолжает рассматриваться новый метод обучения. Показатели академической успеваемости изменяются к концу семестра (и началу экзаменационной сессии) сразу по нескольким причинам. Кроме воздействия обучения, вмешиваются побочные переменные. Так, «тревожность» как пример фактора «фон» обычно возрастает у студентов к началу экзаменационной сессии. Возможно, именно это является причиной больших усилий студентов в учебном процессе, а не воздействие нового метода обучения. В результате повышение показателей эффективности учения к концу семестра «естественно» и без эффекта введения нового метода.

К переменным фона может быть отнесена также переменная, называемая «экспериментальная изоляция». Например, в качестве экспериментальной исследуется группа в учреждении, пансионате и т.п. Члены этой группы оказываются вне влияний со стороны общения с другими аналогичными выборками – коллег, сверстников из других групп и т.п. Понятно, что в таких условиях возможно изменение установок, развитие (или даже искажение) мотивации учения и работы, т.е. появляются источники конкурирующих гипотез относительно причин изменений ЗП (О-измерений).
К факторам естественного развития относятся все те процессы (психического, экономического, социального и биологического характера), которые систематически изменяются независимо от конкретных внешних событий, просто с течением времени.
Так, испытуемые от момента измерения О’ к измерению О” могли стать старше, устать, подвергнуться каким-то социальным воздействиям, в качестве которых выступают изменения в обществе. Наконец, ситуация в стране могла измениться так, что «естественно» изменилось отношение людей к тем или иным аспектам реальности или к собственной деятельности.
Далее, при такой схеме нет возможности оценить «эффект тестирования». Хорошо известно, что при тестировании, например, интеллекта или уровня знаний повторное проведение теста, пусть и по другой, альтернативной форме, вызывает эффект тренировки.

Неучаствовавшие ранее в процедуре тестирования люди обычно показывают худшие результаты по тестам, чем уже получившие опыт знакомства с тестированием. Возможен и обратный эффект. Например, при тестировании предубежденности по отношению к национальным меньшинствам повторное измерение может продемонстрировать большую величину эффекта, чем он есть в действительности. На результаты оказывает влияние повышение осведомленности людей (в группе, популяции) относительно «желаемого», т.е. ожидаемого от них, эффекта. При анонимных опросниках это может быть связано, в частности, с тем, что в суждениях, выражающих враждебность или отрицательное отношение, испытуемые изменяют свои представления, принимая установку большей враждебности. Этот факт, кстати, полностью применим и к обоснованию неадекватности опросников, выясняющих отношение к преподавателю, если в анкету заведомо включаются «отрицательные» шкалы.
«Реактивность» испытуемых – еще одно конкурирующее объяснение при исследованиях по плану О’ХО”. Так, сама по себе процедура измерения переменных может выступать стимулом для изменения поведения, оценок или мыслей студентов.

Группа, подвергнутая тестированию, может начать демонстрировать иные формы поведения в силу возникновения у ее членов новых установок, связанных с реакцией на него. Известно, например, что появление в классе наблюдателя само по себе может изменить стиль общения преподавателя с учащимися. Для экспериментальных ситуаций эффекты реактивности принимают формуэффектов экспериментатора, что обсуждается специально в представлении понятия «первичный контроль».

Итак, в «доэкспериментальных» планах отсутствует контроль за уровнями НП, вследствие чего нельзя не только сделать вывод о действии НП, но и нельзя отвергнуть многообразие других объяснений изменений ЗП – «третьими» переменными, т.е. указаннымипобочными факторами. Эти конкурирующие гипотезы не могут быть отвергнуты из-за отсутствия данных о ЗП в аналогичных условиях для контрольных групп, испытуемые в которых не подвергались бы воздействию со стороны активного уровня НП.
В отличие от «доэкспериментальных» схем «истинные» эксперименты обязательно включают сравнение экспериментального и контрольного условий. Это могут быть группы людей, учебные группы либо два (и более) типа ситуаций, в которых один и тот же человек осуществляет конкретную деятельность (решает задачи, подвергается тестированию, работает на тренажерах, в общем, реализует любой вид активности, актуализирующей интересующий исследователя базисный процесс). Только такое сравнение позволяет интерпретировать изменения ЗП как следствия осуществленных форм экспериментальных воздействий.
Анализ «доэкспериментальных» планов в заданном контексте оставляет без внимания и проблему связи психологического воздействия с интерпретационными возможностями в рамках той или иной психологической гипотезы, а также неидентичности «управляемых воздействий» и «причинно-действующих» условий. При разработке «экспериментальных» схем синонимомэкспериментального воздействия является различие (качественное или количественное) между активным и неактивным уровнями НП. Психологической переменная становится в той степени, в какой разработаны гипотетические представления о связи ее с базисным процессом, на который оказывает влияние разница ее уровней (экспериментального и контрольного условий).

Планы с множественными сериями измерений.
Рассматривается как средство установления связи между 2 неперерывными переменными. С его помощью можно выяснить какие изменения происходят с ЗП, но по мере того, как шаг за шагом изменяется НП. 2 признака МЭ: 1.НП имеет более, чем 2 уровня. 2.существует специальный порядок предъявления этих 3х или более условий НП, которые контролируются специальной схемой, подразумевающей уравнивание порядковых позиций каждого уровня в общей последовательности условий. Преимущества МЭ: меньше шансов упустить эффект, лучший контроль над сопутствующим смешением (док-ва действия НП не убедительно, если явно возможно сопутствующее смешение, т.е. активным уровнем дополнит.переменной). преимущество МЭ на 2 уровнях состоит в способности вводить переменные в количественных и качественных видах, что способствует дальнейшему развитию понимания и обеспечивает проверку экспериментальной гипотезы. В МЭ экспериментальная гипотеза состоит в том, что ЗП должна измеряться постепенно по мере изменения НП. Любое изменение можно представить либо в абсолютных величинах, либо в пропорциональных.

«Лоскутные» планы.
План 15 является примером стратегии полевого ис¬следования, при котором, начав с неадекватного плана, затем добавляют к нему специфические меры контроля того или иного рекуррентного источника невалидности. Результатом часто оказывается неуклюжее нагромож-дение проверок, которое — хотя ему и недостает внут¬ренней симметрии истинных экспериментов — все же приближается к экспериментальному исследованию. Приняв эту стратегию, экспериментатор должен быть начеку относительно конкурентных интерпретаций (от-личных от констатации эффекта X ), от которых план не застрахован, и искать такие способы анализа или обобщения данных, которые исключали бы подобные интерпретации. Другая черта, часто присущая данному плану, состоит в выявлении эффекта X несколькими различными способами. Это очень важно, когда каждое отдельное сравнение результатов само по себе не поз-воляет сделать однозначного вывода.
Данный план применим в тех случаях, когда определенный ас¬пект институционального процесса циклически реали¬зуется каждый раз для новой группы респондентов, как это имеет место, скажем, в школе, в системе воспитания, обучения ремеслу и т. д. Если в этих усло¬виях интерес представляет оценка результатов такого всеобъемлющего и сложного воздействия, как об¬щая программа обучения и социализации, то план 15 является, видимо, наилучшим из всех пока разрабо¬танных.
Этот план был впервые концептуально разработан применительно к изучению влияния командирской и летной подготовки курсантов военно-воздушной школы (в ходе 14-месячного учебного цикла) на их социаль¬ные установки в отношении начальников и подчиненных и на функции лидерства в группе (Campbell, McCormack [16]). Проведение истинного эксперимента затруднялось отсутствием контроля над тем, кто будет подвергнут экспериментальному воздействию, а кто — нет. Действительно, как разделить принятых курсантов на две уравненные группы, одна из которых прошла бы годичную программу обучения, а другая — отправлена «на гражданку»? Даже если бы такой эксперимент и удалось поставить (непредвиденные сокращения бюд¬жета сделали бы в отдельных случаях возможным про¬ведение такого опыта), то все равно из тех, кто был принят, прошел отсев, доставлен на авиабазу, а затем отправлен домой, вряд ли получилась бы идеальная контрольная группа ввиду реакции испытуемых на экс¬перимент и нарушения ритма их жизни. Различие меж¬ду ними и экспериментальной группой, проходящей под¬готовку, вряд ли могло бы служить хорошей основой для распространения результатов на нормальные усло¬вия набора и обучения курсантов. Экспериментатор, од¬нако, мог выбирать, когда и на ком производить наблю¬дения. Это, а также тот факт, что экспериментальная переменная носила рекуррентный (циклический) харак¬тер, то есть оказывала воздействие каждый раз на новую группу респондентов, обеспечивало какую-то степень контроля параметров эксперимента. В этом исследова¬нии можно было проводить два типа сравнений, отно¬сившихся к влиянию опыта военной службы на соци¬альные установки. Каждое из них было совершенно не-адекватно в плане экспериментального контроля, но если оба они свидетельствовали об одном и том же, они взаимно подкрепляли друг друга, ибо их слабые места оказывались различными. Сравнения первого типа производились по результатам, полученным в одно и то же время на группах, отличавшихся сроком служ¬бы, а сравнения второго типа — внутри каждой группы между показателями первой недели и после 13 месяцев обучения. В идеализированной форме эта схема выгля¬дит так:
Класс А X О 1 ,
—————- .
Класс В O 2 X O 3
В этой схеме объединены «лонгитюдинальный» под¬ход и «сравнительное изучение поэтапных срезов» — процедуры, обычно используемые в исследованиях раз¬вития. При этом предполагается, что одновременно из¬мерения могут производиться на группе, уже подверг¬шейся X , и на группе, которая вскоре должна подверг¬нуться X . Сравнение данных O 1 и O 2 , следовательно, отвечает плану 3 (сравнение статических групп). По¬вторные измерения в классе В спустя один цикл позво¬ляют воспроизвести план 2. В табл. 3 первые две строч¬ки, относящиеся к плану 15, показывают особенности этих сравнений. Результат сравнения в поперечном срезе, О 1 > O 2 , нельзя отнести за счет фоновой стиму¬ляции или эффекта повторного тестирования. Однако его можно объяснить тем, что из года в год состав кур¬сантов меняется (на что указывает минус в колонке «состав группы») или что респонденты стали на год старше (минус по фактору «естественное развитие»). Если тестирования проведены в один и тот же период времени, то маловероятно смешивание эффектов X и фактора инструментальной погрешности, или изменения характера средств измерения. Эффект выбывания обычно также является конкурентным объяснением при сравнении социальных установок новичков и слушате¬лей второго года обучения: результаты O 1 и O 2 могут отличаться друг от друга из-за того, что лица, подоб¬ные отсеявшимся из класса A , еще представлены в клас¬се В. Этого недостатка можно избежать, если регистри¬ровать индивидуальные результаты и отложить анализ данных до того момента, когда закончится воздействие X на класс В , что позволит устранить из O 2 результа¬ты тех респондентов, которые не завершили курса под¬готовки. Поскольку эта процедура часто отсутствует, в колонке «выбывание» поставлен вопросительный знак. Другой знак вопроса в колонке «регрессия» предупреж¬дает о возможности ложных эффектов в случае, если в эксперименте используются показатели, по которым производился отбор курсантов для обучения. В этих условиях следует ожидать систематического смещения результатов, которое нельзя приписать воздействию X . Если сравнение предварительного и итогового тестиро¬ваний при O 2 и О 3 показывает, что изменение перемен¬ной от O 2 к О 3 того же порядка, что и при переходе от O 1 к O 2 , есть основания отклонить конкурентную гипотезу о том, что это изменение обусловлено разли¬чием в отборе слушателей для данных двух классов, а также исключить возможность использования в каче¬стве объяснения фактора выбывания. Однако если пользоваться одним лишь сравнением O 2 — O 3 , то воз¬никает опасность конкурентного объяснения результа¬тов фоновой стимуляцией и эффектом тестирования.
В тех случаях, когда исследуется эффект годичного обучения, наибольших затрат требует проведение двух измерений, разделенных промежутком времени в один год. Если на это уже имеются средства, то проведение дополнительных измерений во второй период обследо¬ваний потребует лишь незначительных добавочных за¬трат. Принимая это во внимание, можно расширить план данного эксперимента согласно схеме, приведен¬ной в табл. 3. Пользуясь правом решать, кто и когда будет проходить измерительную процедуру, можно раз¬бить класс В на две уравненные выборки, одна из ко¬торых обследуется и до и после воздействия, а дру¬гая — только после него ( O 4 ). Эта вторая группа обеспечивает сравнение тщательно уравненных выборок по первому измерению, проводимому до и после X , при¬чем точность сравнения здесь выше, чем для O 1 — О 2 с точки зрения фактора состава групп, и выше, чем для О 2 — O 3 в плане эффекта повторного тестирования. Эффект X , таким образом, должен быть зафиксирован в трех различных сравнениях: O 1 > O 2 , O 2 < O 3 и O 2 < O 4 .

13 Основные направления деятельности школьного психолога:

психологическое просвещение,
Создание условий, в рамках которых педагоги могли бы получить профессионально и личностно значимое знание: умение строить взаимоотношения со школьниками, с коллегами по работе, с родителями детей;
ознакомление педагогов-предметников и классных руководителей с основными закономерностями и особенностями психического развития школьников определённого возраста;
формирование у педагогов и воспитателей потребностей в психологических знаниях, желания использовать эти знания в своей работе с детьми;
включение школьников в актуально-значимые для данного возраста мероприятия: конкурсы, проекты;
знакомство родителей с актуальными проблемами возраста, способствуя тем самым более глубокому пониманию взрослыми динамики детского развития.

психологическая профилактика,
Создание и соблюдение в образовательном учреждении психологических условий, коррекционная и коррекционно-развивающая работа с детьми и подростками;
сохранение физического и психического здоровья школьников, привитие навыков здорового образа жизни;
оказание консультативной помощи родителям (или лицам, их заменяющим), педагогам;
оказание психолого-педагогической помощи в профессиональном самоопределении подростков.
Цель принципиально важного направления школьной практической деятельности педагога-психолога – развитие психолого-педагогической компетентности (психологической культуры) учащихся, педагогов, родителей.
Психопрофилактическая работа педагога-психолога строится в соответствии с планами работы учреждений образования, согласуется с заместителем директора по воспитательной работе. Осуществляется в интерактивной форме на педсоветах и методических объединениях, родительских собраниях, классных часах и т.п.
Содержанием психопрофилактической и просветительской работы для педагогов должно стать обучение педагогов учреждения образования технологиям проведения мероприятий по социализации учащихся на разных этапах обучения и воспитания, приемам интерактивного взаимодействия учителя с учениками, организации и проведения педагогического диагностического мероприятия и т.п.

психологическое консультирование,
Оказание психологической поддержки школьникам, их родителям, педагогам;
проведение консультаций с учащимися, их родителями и педагогами (по запросу);
организация сотрудничества педагогов в решении различных школьных проблем и профессиональных задач самого педагога;
психолого-педагогический консилиум, представляющий собой разработку и планирование единой психолого-педагогической стратегии сопровождения ребёнка в процессе его обучения.

-оказание помощи учащимся, их родителям и педагогам в решении актуальных задач развития, социализации, учебных трудностей, проблем взаимоотношений.
Психолого-педагогическое консультирование носит характер индивидуальной или групповой работы и реализуется по отношению ко всем участникам учебно-воспитательного процесса.
Для учащихся возможны такие консультативные формы, как телефон доверия, консультирование в школьной печати, групповые консультации на классных часах, а также психологическая поддержка в экстренных случаях.

Консультации для родителей организуются по специфическим проблемам учащихся (например: информирование о школьных трудностях их ребенка, разъяснение особенностей переживаемого ребенком возрастного этапа, информирование об особенностях взаимодействия с детьми-подростками, характере оказания помощи в подготовке домашних заданий и т. п.).
С педагогами проводятся психолого-педагогические консилиумы по вопросам предотвращения дезадаптации учащихся, индивидуальные консультации в случаях возникновения острых проблемных ситуаций.
В случае появления запроса на психотерапевтическое и психологическое консультирование по личным проблемам со стороны родителей или педагогов педагог-психолог выполняет диспетчерскую функцию, направляя к другим специалистам, сведениями о которых он располагает.

психодиагностика,
Выявление психологических особенностей школьников, влияющих на эффективность учебной деятельности детей;
определение путей и форм оказания помощи детям, испытывающим трудности в обучении и общении;
выбор средств и форм психологического сопровождения школьников в соответствии с присущими им особенностями обучения и общения;
контроль динамики психического развития детей.
— психолого-педагогическое изучение индивидуальных особенностей личности учащихся для выявления причин возникновения проблем в обучении и развитии; определения сильных сторон личности, ее резервных возможностей, на которые можно опираться в ходе коррекционной работы; раннего выявления профессиональных и познавательных интересов; определения индивидуального стиля познавательной деятельности и др.

Основными в работе педагога-психолога являются три диагностических минимума
Первый психодиагностический минимум проводится в начальный период обучения в школе в два этапа. Цель диагностического исследования на первом этапе – выделение группы детей, у которых осложненно протекает процесс адаптации.
На втором этапе проводится изучение личностных и индивидуальных особенностей учащихся для выделения групп детей, находящихся в социально опасном положении, учащихся с повышенными интеллектуальными способностями, имеющих особенности обучения и развития для психолого-педагогического сопровождения или определения индивидуального образовательного маршрута.

Второй психодиагностический минимум проводится также в два этапа – в четвертом и пятом классах. Основная цель диагностики в четвертом классе – мониторинг процесса обучения и уровня обученности учащихся для организации профилактической и развивающей работы, подготовки психолого-педагогических рекомендаций педагогам средней школы. Цель диагностики в пятом классе – содействие созданию благоприятных социально-психологических условий учащимся и классным коллективам в период перехода из начального в среднее звено школы.

Третий психодиагностический минимум проводится на этапе допрофильной подготовки с целью определения способностей и склонностей учащихся. Результаты этого минимума служат основанием для организации последующей профориентационной работы.

Все диагностические мероприятия с учащимися могут проводиться только с согласия родителей или лиц, их замещающих. Форму получения согласия учреждение образования определяет самостоятельно.
Некоторые диагностические мероприятия, такие как диагностика социально-психологического климата классных коллективов, анкетирование учащихся и родителей по отдельным проблемам, могут осуществляться совместно с классными руководителями и педагогами социальными
.
психокоррекция.
Развивающая деятельность имеет целью создание социально-психологических условий для целостного психологического развития школьников. Данная деятельность ориентирована на «психологически благополучных» школьников, уровень развития и актуальное состояние которых позволяет им решать достаточно сложные психологические задачи. Развивающая работа школьного психолога предусматривает, прежде всего, развитие познавательной, эмоционально-личностной, социальной сферы психической жизни и самосознания детей. Работа осуществляется в различных формах (тренинги, развивающие, обучающие занятия) на основе учета разнообразия познавательных, мотивационных, эмоциональных проявлений учащихся, самостоятельности, внедрение в практику работы с детьми развивающих программ, направленных на преодоление трудностей общения со сверстниками и со значимыми взрослыми.
Коррекционная работа ориентирована на школьников с различными психологическими проблемами и направлена на их решение. Осуществляется как в форме групповой, так и индивидуальной деятельности. Выбор конкретной формы работы зависит от характера проблемы (некоторые формы могут быть противопоказаны для групповой работы), возраста ребёнка, его пожеланий.
– создание условий для коррекционно-развивающей поддержки всем нуждающимся учащимся через оказание услуг или направление к соответствующим специалистам.
В рамках данного направления педагог-психолог на основании собственных наблюдений, а также наблюдений классных руководителей, педагогов-предметников, педагога социального, родителей, а также на основании результатов диагностических мероприятий выделяет группы детей, нуждающихся в коррекционной поддержке.
Педагог-психолог мотивирует учащихся и их родителей на посещение коррекционных мероприятий. Включение учащихся в коррекционные группы возможно только с разрешения родителей или лиц, их замещающих.
Педагог-психолог располагает сведениями об учреждениях, организациях и специалистах, оказывающих специальные медицинские, психологические, психотерапевтические услуги. Направляет учащихся на консультации или в коррекционные группы, работающие в региональных центрах, в том числе социально-педагогических, центрах внешкольной работы, центрах коррекционно-развивающего обучения и реабилитации и т. д.

Поддерживает связь с ведущими коррекционных групп, собирает информацию о происходящих изменениях (ведет учет, базу данных).

На основании рекомендаций, полученных от ведущих групп, формулирует систему мер для педагогов и классных руководителей с целью поддержки результатов коррекционной работы с учеником. При отсутствии возможности оказания ребенку психологической коррекционно-развивающей помощи в условиях центра коррекционно-развивающего обучения и реабилитации (ЦКРОиР) (например, в силу территориальной удаленности) специалисты данного центра составляют совместно с педагогом-психологом школы развернутую коррекционно-развивающую программу, оказывают методическую помощь.
Коррекционно-развивающая работа педагога-психолога в школе ориентирована на коррекцию межличностных отношений в классах, содействие преодолению кризисных периодов в жизни учащихся (например: переход в среднюю школу, в профильные классы, вступление в подростковый возраст, подготовка к сдаче экзаменов и т. п.) через систему больших психологических игр, малых тренингов с коллективами классов.

Значимым направлением развивающей работы педагога-психолога является помощь старшеклассникам в определении их жизненных планов, в прояснении временной перспективы, в профессиональном и личностном самоопределении.
Психолог организует коррекционно-развивающую работу в виде факультативов, кружков, клубов, в рамках часов школьного компонента.
Основная роль в коррекции познавательной сферы учащихся младших классов, имеющих трудности в обучении, принадлежит школьным логопедам и дефектологам.
В тех случаях, когда в населенном пункте отсутствуют учреждения и организации, оказывающие специализированную психологическую помощь, и невозможно осуществить диспетчерскую функцию, педагог-психолог ведет коррекционные группы, в том числе психотерапевтической направленности.

Необходимость работы с различным контингентом: учащиеся, учителя, родители.
Координация деятельности педагогов-психологов учреждений образования района, города
Координацию психологической работы в районе, городе осуществляет специалист регионального социально-педагогического центра, который располагает базой данных о кадрах педагогов-психологов, психологических и социальных службах района, города; соответствующих специалистах, работающих в медицинских учреждениях (см. приложение 1).
Данный специалист участвует в подборе и расстановке кадров социально-педагогической и психологической службы в соответствии с целями, задачами и особенностями структуры учреждений образования. Организует систематическую учебу для педагогов-психологов по утвержденному плану, направляет на курсы повышения квалификации в областные и республиканские учреждения.
Является координатором коррекционно-развивающей работы в районе с учащимися. Совместно с руководителями центров, в которых работают психологи, в начале учебного года составляет план проведения коррекционных групп в соответствии с потребностями района, города, контролирует функционирование коррекционных групп.
В районе целесообразна организация групп по следующим направлениям (примерная тематика):
для младших школьников:
эмоционально-поведенческие нарушения (например: агрессия, упрямство, несформированность произвольной сферы, тревожность, синдром двигательной активности и т. п.);
коммуникативные умения (например: застенчивость, неуверенность, неумение вступать и поддерживать контакт со сверстниками и взрослыми и т.п.);
коррекция познавательной сферы;
для подростков:
коммуникативные умения (застенчивость, неуверенность, неумение вступать в контакт со сверстниками противоположного пола, противостояние вредному влиянию (курение, наркотики, алкоголь и т.п.));
эмоционально-поведенческие нарушения (“трудные”, группа риска с разными проявлениями);
группы по подготовке волонтеров для работы со сверстниками;
для старшеклассников:
тренинг целеполагания, профессионального и личностного самоопределения;
для родителей:
тренинг “Эффективный родитель”.

14 Диагностика личности в школьной психологической службе.

Современная школа ориентирована на личностное развитие школьников. Личностный
подход, личность как ценность – становятся отличительными особенностями
современного образования.

Итак, личность – это не внешний, «социально желательный образ» человека (например, приятная внешность, хорошие манеры и т.д.), а способность быть субъектом, т.е. не пассивным потребителем внешних воздействий, а создателем своей позиции, преобразователем ситуации. Личность в каждом человеке проявляется индивидуально.

Основные характеристики личности и методы их изучения. Личность –
целостное образование, т.е. человек способен воспринимать мир в целом (анализ
через синтез) и сам есть и воспринимается как нечто целое: «личность что надо»,
«неприятная личность», неосновательный» или «надежный человек», творческая
личность», «скользкий, как налим» и т.д.
И тем не менее, есть ведущие, устойчивые характеристики личности, к числу
которых относят ценностные ориентации, интересы, мотивы, самосознание
(самооценка), эмоционально-волевое развитие, коммуникативные способности,
интеллектуальное развитие, успешность деятельности и т.д.

Оценка отдельных характеристик личности дает некоторое представление о личности
в целом. Однако чем больше характеристик будет изучено, тем более полно будет
представлена личность. С этой целью в психологии широко применяется так
называемый «профиль личности», идея создания которого связана с именем
русского профессора Г.И. Россолимо. Предлагаем один из вариантов профиля
личности, включающего наиболее существенные характеристики школьника в условиях
его реальной жизнедеятельности.
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПРОФИЛЬ ЛИЧНОСТИ ШКОЛЬНИКА (СОСТОЯНИЕ И ДИНАМИКА)

Основные свойства личности Уровни развития
Низкий Ниже среднего Средний Выше среднего Высокий
Ценностные ориентации
Самооценка
Уровень притязаний
Эмоциональное отношение к родителям
Эмоциональное отношение к учителям
Эмоциональное отношение к ученикам
Волевой самоконтроль
Тревожность
Негативные эмоциональные переживания
Познавательная активность
Уровень интеллекта
Потребность в общении
Потребность в достижениях

На основе данного «Профиля .» можно получить графический психологический
портрет школьника как основу для составления «Психологической характеристики
личности». А сам «Профиль.» может служить ориентирующей схемой в исследовании
личности школьника.

На самом деле и процедура изучения
личности и, в особенности, обработка и интерпретация полученных результатов
требуют от исследователя высокой профессиональной психологической культуры.
Любая ошибочная информация о личности, особенно в плане ее оценки, чревата
негативными последствиями, т.к. люди очень пристрастно и ранимо воспринимают
оценки своей личности со стороны, особенно от значимых лиц и в публичной
ситуации. К тому же, душевная жизнь человека очень сложна и не поддается
легким, одноразовым измерениям.

Для избежания ошибок необходимо подходить к диагностике личностных свойств
школьника ответственно, соблюдая логику исследования в психологии. Желательно
выполнение следующих правил, входящих в «Этический кодекс психолога»:
1. Создать для изучаемой личности состояние психологического комфорта в
процессе обследования, т.е. ввести положительный психотерапевтический эффект.
2. Сохранить в тайне полученную информацию, не допускать разглашения,
особенно в публичной ситуации.
3. Использовать психологическую информацию в интересах обследуемой
личности, передавать данную информацию другим лицам только в служебном
порядке, а также по запросу самого школьника или его родителей.
4. Сочетать диагностические задачи с формирующими, т.е. выдерживать
принцип: «Пришел, измерил, изменил» вопреки принципу: «Пришел, измерил и
ушел» (В.В. Давыдов).
5. В исследовании идти от задачи распознания и формирования личности – к
выбору соответствующих характеристик, доступных изучению, и только затем – к
подбору адекватных методик, а не наоборот.
6. Иметь в виду, что одного метода или методики, как бы совершенны они не
были, – недостаточно для изучения личности. Необходимо сочетание ряда
методов, и прежде всего тех, которые позволяют оценить результативность
деятельности и общения школьника.

Использование психодиагностических процедур в ходе оценки личностных особенностей школьников.
Беседа, наблюдение, тестирование как средства диагностики.

Метод наблюдения и беседы в диагностике психического развития младших школьников
Школьный психолог может использовать в целях диагностики учащихся не только экспериментальные методики, анкеты, наблюдения учителей по составленной им программе, но и материалы бесед, интервью, позволяющие получить более глубокие и разносторонние сведения о личности ученика.
Путем наблюдения можно оценивать некоторые индивидуально-психологические особенности учащихся. На основании поведенческих реакций, наиболее часто встречающихся в учебной деятельности и в повседневном общении, можно сделать вывод о силе, уравновешенности, подвижности нервных процессов.
О силе возбудительного процесса в центральной нервной системе можно судить по общей работоспособности и адекватности ответов на воздействующие стимулы: у «сильных» чем сильнее стимул, тем сильнее ответ. У «слабых» при повышении силы выше некоторой средней величины наблюдается снижение силы ответа. В большинстве случаев для относительно слабого типа нервной системы характерны также более тонкие пороги чувствительности, длительные переживания даже при небольших психотравмирующих воздействиях.
Основанием для отнесения к преимущественно сильному типу нервной системы со стороны возбуждения являются следующие показатели:
1) Способность длительное время выполнять неинтересную работу, не снижая интенсивности и продуктивности (в противоположность быстрой утомляемости, непроизвольной переключаемости заданной деятельности.)
2) Умение преодолевать трудности и неудачи в работе. Настойчивость в достижении цели.
3) Повышение упорства и работоспособности в трудных условиях, в опасности.
4) Стремление к самостоятельным поступкам, особенно в трудных, незнакомых ситуациях.
5) Способность быстро справиться и мобилизовать себя в случае неудач.
Основанием для отнесения к «слабому» типу являются противоположные показатели.
О силе тормозного процесса можно судить по способности к волевой задержке, быстроте формирования тонких дифференцировок по поведенческим реакциям, характеризуемых преобладанием тормозного компонента. Основанием для отнесения к «сильному» типу нервной системы со стороны торможения являются следующие показатели:
1) Высокая работоспособность особенно в неинтересном деле.
2) Сдержанность в поступках и разговоре, даже, несмотря на психотравмирующую ситуацию.
3)Сдержанность в общении. (Умение хранить интересные новости.)
4)Неторопливость в принятии решений.
5)Быстрое и прочное формирование различных навыков, связанных с тонкой дифференцировкой и волевой задержкой.
6)Неторопливость в движении, речи, скупая пантомимика, медленное и тщательное пережевывание пищи во время еды, хороший сон.
Основанием для отнесение к «слабому» типу являются противоположные показатели.
О подвижности нервных процессов (переход от возбуждения к торможению и обратно) можно судить по следующим показателям:
1)Преимущественно быстрый темп деятельности, даже при основной работе.
2)Быстрое усвоение нового материала (а иногда и быстрое забывание при отсутствии повторения)
3)Легкость и активность в новых знакомствах, стремление к новым впечатлениям.
4)Быстрая адаптация в новой обстановке.
5)Быстрое пробуждение и засыпание.
6)Живая речь, мимика, подвижность.
Основанием для включения в группы инертных являются противоположные признаки.
Попытку стандартизировать метод наблюдения сделал Стотт. Его карта наблюдений состоит из 16 комплексов симптомов- образцов поведения, симтомокомплексов. По результатам наблюдения заполняются таблицы, которые позволяют изучать особенности дезадаптированных к школе учеников. Согласно утверждению Стотта, числовые показатели симптомокомплексов имеют ориентировочное значение, обращаться с ними надо осторожно, методика для практических нужд не стандартизирована.
Виды наблюдений. В педагогических и психологических исследо¬ваниях применяется широкое разнообразие видов, форм наблюдений. К числу наиболее распространенных видов можно отнести следующие.
1. Наблюдения хронологические: лонгитюдные, или «продольные» (проводятся в течение длительного времени, обычно ряда лет и предполагают постоянный контакт исследователя и объекта изучения); периодические (проводятся в течение определенных, обычно точно заданных промежутков времени); единичные, или однократные (обычно представлены в виде описания отдельного случая).
2. В зависимости от ситуации наблюдения могут быть полевые (ес¬тественные для жизни наблюдаемого условия), лабораторные (объект наблюдается в искусственных условиях) и спровоциро¬ванные в естественных условиях.
3. В зависимости от позиции наблюдателя по отношению к объекту наблюдение может быть открытым или скрытым (например, че¬рез стекло Гезелла), наблюдением со стороны и включенным (ис¬следователь является членом группы, полноправным ее участником). Включенное наблюдение, как и наблюдение со стороны, может быть открытым и скрытым (когда наблюдатель действует инкогнито).
Перечисленные классификации не противостоят друг другу и в ре¬альном конкретном исследовании могут сочетаться их разные виды.
В заключение нужно еще раз подчеркнуть, что метод наблюдения является достаточно трудоемким и сложным диагностическим инст¬рументом, требующим от наблюдателя большого профессионального опыта и специальной подготовки. Сформулирован ряд правил, при соблюдении которых эффективность этого метода повышается:
проводить многократные систематические наблюдения данного поведения в разнообразных ситуациях, что позволит отделить случайные совпадения от устойчивых закономерных связей;
не делать поспешных выводов, обязательно выдвигать и прове¬рять альтернативные предположения относительно той реально¬сти, которая стоит за наблюдаемым фактом;
не отрывать частные условия возникновения наблюдаемого фак¬та от общей ситуации; рассматривать их в контексте общей ситу¬ации;
стараться быть беспристрастным;
оценивать одного обследуемого должны несколько наблюдате¬лей (не меньше чем 2 человека), и окончательная оценка должна образовываться из их наблюдений, при этом суждения каждого из них должны быть независимыми.
Беседа Беседа — это метод сбора первичных данных на основе вербальной коммуникации.
Он при соблюдении определенных пра¬вил позволяет получить не менее надежную информацию, чем в на¬блюдениях, о событиях прошлого и настоящего, об устойчивых склон¬ностях, мотивах тех или иных поступков, о субъективных состояниях. Было бы ошибкой считать, что беседа — самый легкий для приме¬нения метод. Искусство использования этого метода состоит в том,
чтобы знать, как спрашивать, какие задавать вопросы, как убедиться в том, что можно верить полученным ответам. Очень важно, чтобы бе¬седа не превращалась в допрос, поскольку ее эффективность в этом случае очень низка.
Беседа как метод психодиагностики имеет некоторые различия по форме и характеру организации.
Одним из наиболее распространенных видов беседы является ин¬тервью.
Интервью — это проводимая по определенному плану беседа, пред¬полагающая прямой контакт интервьюера с респондентом (опраши¬ваемым).
Диагностическим целям в большей мере соответствует стандар¬тизованная форма интервью, поскольку дает возможность получить сравнимые данные по разным испытуемым, ограничивает влияние по¬сторонних воздействий, позволяет в полной мере и в нужной последо¬вательности отработать все вопросы. Однако следует применять его только тогда, когда отвечающий охотно идет на это. В противном слу¬чае результат может быть неудовлетворительным, поскольку стандар¬тизованное интервью многими людьми воспринимается как ситуация экзаменационного опроса, что ограничивает проявления непосред¬ственности и искренности отвечающего. Интервью не должно быть продолжительным и скучным. Регистрация ответов не должна сдер-кивать отвечающего.
Определенные трудности в применении метода беседы возникают у психолога при работе с детьми [36; 94]. В этом случае стандартизо¬ванное интервью используется редко. Психолог стремится к более ес¬тественным формам беседы (диагностическому интервью). У детей чаще всего отсутствует какая-либо мотивация общения с психологом и поэтому не всегда удается сразу установить с ними контакт, так необ¬ходимый при проведении беседы. В этих случаях у психолога должны быть под рукой яркие игрушки, цветные карандаши, бумага и другие занимательные вещи, которые вызывают интерес ребенка и склоняют его к общению.
В беседе с детьми очень важную роль играет правильно сформули¬рованный вопрос. Как уже говорилось выше, вопросы являются ос¬новными элементами в структуре беседы. Они чаще всего распределя¬ются на три группы:
прямые («Ты боишься грозы?»);
косвенные («Что ты делаешь, когда бывает гроза?»);
проективные («Дети боятся грозы? Ну а как ты?»).
Косвенные и проективные вопросы помогают выявить такие осо¬бенности, которые трудно поддаются осознанию. Их можно использо¬вать, чтобы исключить социально желательные ответы.

Особенности и обоснованность применения психодиагностических методов в школьной психологической службе: тестов интеллекта, тестов достижений, личностных опросников, анкетного метода и проективных методик.
Тестирование ребенка нужно, как минимум, по следующим причинам:
Во-первых, чтобы определить, на сколько соответствует уровень его развития тем нормам, которые характерны для детей данного возраста.
Во-вторых, диагностика нужна для того, чтобы узнать индивидуальные особенности развития способностей. Какие-то из них могут быть развиты хорошо, а какие-то – не очень. Наличие у ребенка отдельных недостаточно развитых интеллектуальных способностей может стать причиной серьезных затруднений в процессе последующего обучения в школе. С помощью тестов эти «слабые места» можно выявить заранее, и внести соответствующие коррективы в интеллектуальный тренинг
В-третьих, тесты могут быть полезны для того, чтобы оценить эффективность тех средств и методов, которые используются вами для умственного развития ребенка.
И, наконец, в-четвертых, детей необходимо знакомить с различными тестами, чтобы они таким образом готовились к тем проверочным испытаниям, которые их будут ожидать и при поступлении в школу, и на различных этапах обучения в будущем. Знакомство с типичными тестовыми заданиями поможет им избежать во время таких испытаний излишнего эмоционального напряжения, или растерянности, называемыми «эффектом неожиданности», чувствовать себя более уверенно и комфортно.
Знание этих тестов позволит им уравнять шансы с теми, кто по тем или иным причинам уже имеет опыт тестовой проверки.
Есть три основные сферы, в которых психологически развиваются дети, – познавательные процессы, личность и межличностные отношения. Все они должны оцениваться, если ставится задача определить уровень психологического развития ребенка, для всех имеются специальные методики.

15 Диагностика готовности к школьному обучению.
Исходя из этого, диагностическая работа по определению готовности ребенка к школе должна помочь учителю не только правильно организовать набор учащихся в первые классы, но и осуществлять дифференцированный и индивидуальный подход к ним в процессе всего периода обучения.
В познавательном плане ребенок к поступлению в школу уже достигает весьма высокого уровня развития, обеспечивающего свободное усвоение школьной учебной программы. Однако психологическая готовность к школе этим не ограничивается. Кроме развитых познавательных процессов: восприятия, внимания, воображения, памяти, мышления и речи – в нее входят сформированные личностные особенности, включающие интересы, мотивы, способности, черты характера ребенка, а также качества, связанные с выполнением им различных видов деятельности. К поступлению в школу у ребенка должен быть достаточно развит самоконтроль, трудовые умения и навыки, умение общаться с людьми, ролевое поведение. Для того, чтобы ребенок был практически готов к обучению и усвоению знаний, необходимо, чтобы каждая из названных характеристик была у него достаточно развита.
Развитость восприятия проявляется в его избирательности, осмысленности, предметности и высоком уровне сформированности перцептивных действий. Внимание детей к моменту поступления в школу должно стать произвольным, обладающим нужным объемом, устойчивостью, распределением, переключаемостью.
Большие требования начальный этап школьного обучения предъявляет к памяти детей. Для того, чтобы ребенок мог хорошо усваивать школьную программу, необходимо, чтобы его память стала произвольной, чтобы ребенок располагал различными эффективными средствами для запоминания, сохранения и воспроизведения учебного материала.
воображения и внимания, способности регулировать образные представления через произвольные внимания, а также усвоение абстрактных понятий, которые вообразить и представить ребенку, как и взрослому человеку, достаточно трудно.
Еще большее значение, чем воображение и память, для обучаемости детей имеет мышление. При поступлении в школу оно должно быть развито и представлено во всех трех основных формах: наглядно-действенной, наглядно-образной и словесно-логической.Однако на практике учителя не редко сталкиваются с ситуацией, когда, обладая способностью хорошо решать задачи наглядно, ребенок с большим трудом справляется с ними, когда эти задачи представлены в образной и тем более словесно-логической форме. Бывает и наоборот: ребенок сносно может вести рассуждение, обладает богатым воображением, образной памятью, но не в состоянии успешно решать практические задачи из-за недостаточной развитости двигательных умений и навыков.
Речевая готовность детей к обучению и учению прежде всего проявляется в их умении пользоваться словом для произвольного управления поведения и познавательными процессами. Не менее важным является развитие речи как средства общения и предпосылки к усвоению письма.
Личностная готовность детей к обучению представляется не менее важной, чем познавательная и интеллектуальная. От нее зависят желание ребенка учиться и его успехи.
Первое, на что следует обратить внимание – это наличие у ребенка выраженного интереса к приобретению знаний, умений и навыков, к получению новой информации об окружающем мире.
Говоря о мотивационной готовности детей к учению, следует иметь в виду потребность в достижении успехов, соответствующую самооценку и уровень притязаний. Потребность достижения успехов у ребенка должна доминировать над боязнью неудачи.
Также должны быть развиты двигательные способности, работоспособность, от которых зависит усвоение достаточно большого объема знаний, формирование сложных умений и навыков.
Немаловажное значение для успехов в учении имеют коммуникативные черты характера ребенка, в частности его общительность, контактность, отзывчивость и покладистость, а также волевые черты личности: настойчивость, целеустремленность, упорство и другие.
Психологическую готовность детей дошкольного возраста к обучению в школе и к учению по всем описанным характеристикам на практике может установить только комплексное психодиагностическое обследование.
Психологическая готовность к школе – целостное образование. Отставание в развитии одного компонента рано или поздно влечет за собой отставание или искажение в развитии других. Комплексные отклонения наблюдаются и в тех случаях, когда исходная психологическая готовность к школьному обучению может быть достаточно высокой, но в силу некоторых личностных особенностей дети испытывают значительные трудности в учении.
А.Л.Венгером описаны три варианта развития 6-7-летних детей:
1. Тревожность.
2. “Негативистическая демонстративность”.
3. “Уход от реальности”.
днако разная степень готовности к школьному обучению, обусловленная различным уровнем психического развития детей, не позволяет всем учащимся сразу же успешно овладевать школьной программой. Поэтому задача психолога в совместной работе с учителем создать благоприятные условия для развития каждого ребенка, обеспечить с первых же дней его пребывания в школе индивидуальный подход к нему. Но осуществление последнего требует хорошего знания особенностей развития детей. В связи с этим нам следует познакомиться с будущими первоклассниками уже на этапе записи их в школу.
В частности, мы провели в апреле 2004 года фронтальное обследование детей 6-7 лет. Задачей обследования являлось выявление у детей уровня психологической готовности к обучению в школе. Для этого обследования были использованы диагностические задания:
1. “Узор” – на выявление тонкой моторики, зрительного анализа, координации в системе глаз – рука.
2. “Рисование бус” – на выявление количества условий, которые может удержать ребенок в процессе деятельности при восприятии задания на слух.
3. “Заселение дома” – на выявление способности детей к рассмотрению ситуации с разных сторон, умение переключиться с одного найденного решения на поиск другого.
4. “Раскрашивание фигур” – выявить, как дети классифицируют наглядный материал по самостоятельно найденному основанию.
5. Чтение схем слов – выявление готовности психологических и психофизиологических функций, обеспечивающих чтение, умение осуществлять звуковой синтез и соотносить письменный код со звуковым.
6. Составление схем слов под диктовку на выявление готовности психофизиологических функций, обеспечивающих восприятие речи на слух, уровень развития фонематического анализа, а также способности к переводу звукового кода в другую знаковую систему.
7. Выявление планирующей функции путем разметки шаблона на чистом листе.
8. Беседа: Оцениваются умение ребенка вступать в контакт, ориентировка на месте и во времени, эмоциональный фон, организация поведения, спонтанная речь,
Исследование произвольной сферы можно проводить при помощи методик, определяющих уровень развития произвольного внимания, памяти, а также умения действовать по правилу, поскольку именно эти параметры развития произвольной сферы определяют сформированность предпосылок к учебной деятельности.
Итак, диагностика готовности к школьному обучению, которую проводит психолог, включает:
Диагностику физиологической готовности, т.е. изучение:
общего физического развития;
моторики руки;
работоспособности;
характеристики движений;
произвольной регуляции действий.
Диагностику психологической готовности, т.е. изучение уровня развития:
восприятия;
памяти;
внимания;
мышления;
речи;
круга знаний и представлений об основных предметах и явлениях окружающей среды.
Диагностику социальной, или личностной, готовности, т.е. изучение:
уровня развития эмоционально-волевой сферы;
уровня развития коммуникативных навыков;
мотивации к обучению;
самооценки.

Диагностические программы по определению готовности детей к школе.
Методика диагностики интеллектуальной готовности к обучению в школе
1) Общая ориентация детей в окружающем мире и запас бытовых знаний Общая ориентация детей, только поступающих в школу, в окружающем мире и оценка запаса имеющихся у них бытовых знаний производятся по ответам на следующие вопросы:
2) Тест для оценки словесно-логического мышления
3) Графический диктант (по Д.Б. Эльконину)
4) Восприятие цвета
5) Концентрация внимания
6) Произвольное внимание. Пространственное восприятие, сенсомоторная координация (методика «Домик» Н.И. Гуткиной)
7) Воображение
Ребенку предлагается дорисовать шесть кругов так, чтобы получились разные предметы. Оценивается разнообразие и оригинальность изображений.
8) Тест «Школьной зрелости» (А. Керн)
Тест состоит из трех заданий:
рисование мужской фигуры по представлению,
подражание письменным буквам,
срисовывание группы точек.
9) Отношение ребенка к обучению в школе
Задача этой методики – определить исходную мотивацию учения у детей, поступающих в школу, т.е. выяснить, есть ли у них интерес к обучению.
Отношение ребенка к учению наряду с другими психологическими признаками готовности к обучению составляет основу для заключения о том, ютов или не ютов ребенок учиться в школе.
Отсутствие желания учиться при двух признаков психологической готовности – познавательного и коммуникативного – позволяет принимать ребенка в школу при условии, что в течение нескольких первых месяцев его пребывания в школе интерес к учению непременно появится.
10) Тест «Какой Я?»
Эта методика предназначается для определения самооценки ребенка-дошкольника. Экспериментатор, пользуясь представленным далее протоколом (Таблица 2), спрашивает у ребенка, как он сам себя воспринимает и оценивает по 10 различным положительным качествам личности. Оценки, предлагаемые ребенком самому себе, проставляются экспериментатором в соответствующих колонках протокола, а затем переводятся в баллы.
11) «Каков ребенок во взаимоотношениях с окружающими людьми?»
Эта методика представляет собой опросник, предназначенный для экспертного оценивания коммуникативных качеств личности ребёнка-дошкольника. Межличностные отношения или функционально связанные с ними коммуникативные качества личности ребёнка в данном случае определяются небольшой группой независимых взрослых людей, хорошо знающих данного ребёнка. Это его родители (родственники), воспитатели и другие педагогические работники дошкольных учебно-воспитательных учреждений.

Психологическая готовность к школьному обучению – это необходимый и достаточный уровень психического развития ребенка для освоения школьной учебной программы в условиях обучения в группе сверстников [9, c. 92].
Существуют различные подходы к понятию психологической готовности ребенка к школе.
Так, А. Керн в своей концепции исходит из следующих предположений:
Между физическим и психическим развитием существует тесная связь.
Момент, когда ребенок дорос до школьных требований, зависит в первую очередь от внутренних процессов созревания.
Важным показателем этого созревания является степень созревания визуальной дифференциации восприятия, способность к вычленению образа.
Но дальнейшие исследования показали, что взаимосвязь между уровнем физической и психической готовности к школе оказалась не настолько тесной, чтобы по одному показателю можно было судить о другом.
У А. Анастази трактуется понятие школьной зрелости как «овладение умениями, знаниями, способностями, мотивацией и другими необходимыми для оптимального уровня усвоения школьной программы поведенческими характеристиками» [1, c. 6].
И. Шванцара более емко определяет школьную зрелость, как достижение такой степени в развитии, когда ребенок становится способным принимать участие в школьном обучении. В качестве компонентов готовности к обучению в школе И. Шванцара выделяет умственный, социальный и эмоциональный компоненты.
Отечественный психолог Л.И. Божович еще в 60-е годы указывала, что готовность к обучению в школе складывается из определенного уровня развития мыслительной деятельности, познавательных интересов, готовности к произвольной регуляции своей познавательной деятельности и к социальной позиции школьника
Почти все авторы, исследующие психологическую готовность к школе, уделяют произвольности особое место в изучаемой проблеме. Д. Б. Эльконин считал, что произвольное поведение рождается в коллективной ролевой игре, позволяющей ребенку подняться на более высокую ступень развития, чем игра в одиночку. Коллектив корректирует нарушения в подражании предполагаемому образцу, тогда как самостоятельно осуществить такой контроль ребенку бывает еще очень трудно. «Функция контроля еще очень слаба, – пишет Д.Б. Эльконин, – и часто еще требует поддержки со стороны ситуации, со стороны участников игры. В этом слабость этой рождающейся функции, но значение игры в том, что эта функция здесь рождается. Именно поэтому игру можно считать школой произвольного поведения» [51, c. 287].
Психологическая готовность к систематическому обучению в школе – итог всего предшествующего развития ребенка в дошкольном детстве.
Готовность к школьному обучению предполагает определенный уровень умственного развития, а также сформированность необходимых качеств личности. В связи с этим ученые выделяют интеллектуальную и личностную готовность ребенка к обучению в школе. Последняя требует наличия известного уровня развития социальных мотивов поведения и нравственно-волевых качеств личности.
Под интеллектуальной зрелостью понимают дифференцированное восприятие, включающее: выделение фигур из фона; концентрацию внимания; аналитическое мышление, выражающееся в способности постижения основных связей между явлениями; возможность логического запоминания; умение воспроизводить образец, а так же развитие тонких движений руки и сенсомоторная координация. Понимаемая таким образом интеллектуальная зрелость отражает функциональное созревание структур головного мозга.
Эмоциональная зрелость в основном понимается как уменьшение импульсивных реакций и возможность длительное время выполнять не очень привлекательные задания.
К социальной зрелости относится потребность ребенка в общении со сверстниками и умение подчинить свое поведение законам детских групп, а также способность исполнять роль ученика в ситуации школьного обучения. формирование у ребенка готовности к принятию новой социальной позиции – положение школьника, имеющего круг прав и обязанностей.
Интеллектуальная готовность к школьному обучению. К любой деятельности человек должен быть подготовлен. Естественно, это относится и к ребенку. Но специфика учебной деятельности заключается в том, что в этой деятельности ребенок не просто получает знания, но еще и учится получать знания.
Личностная готовность к школьному обучению. Личностная готовность включает формирование у ребенка готовности к принятию новой социальной позиции – положение школьника, имеющего круг прав и обязанностей. Она выражается в отношении ребенка к школе, к учебной деятельности, учителям, самому себе. В личностную готовность входит и определенный уровень мотивационной сферы. Готовым к школьному обучению является ребенок, которого школа привлекает не внешней стороной (атрибуты школьной жизни – портфель, учебники, тетради), а возможностью получить новые знания, что предполагает развитие познавательных процессов. О личностной готовности ребенка к школе обычно судят по его поведению на групповых занятиях и во время беседы с психологом. Существуют и специально разработанные планы беседы, выявляющей позицию школьника (методика Н.И. Гуткиной), и особые экспериментальные приемы.
Личностная готовность к школе включает и определенное отношение к себе. Продуктивная учебная деятельность предполагает адекватное отношение ребенка к своим способностям, результатам работы, поведению, т.е. определенный уровень развития самосознания.
Физическая готовность к школьному обучению. Для успешного обучения в школе ребенку необходима не только умственная, нравственно-волевая подготовка, но и физическая. Меняющийся уклад жизни, нарушение старых привычек, возрастание умственных нагрузок, установление новых взаимоотношений с учителем и сверстниками – факторы значительного напряжения нервной системы и других функциональных систем детского организма, что сказывается на здоровье ребенка в целом. Не случайно на первом году обучения в школе у многих детей возрастает заболеваемость.
Психологическая готовность детей дошкольного возраста.
Приходя в школу, ребенок попадает в не знакомый ему, новый мир, к которому он вынужден приспосабливаться. И от того, насколько ребенок готов к школе, зависит его адаптация и успешность в обучении. Осознание особенностей детей старшего дошкольного возраста помогает диагностировать, корректировать и развивать необходимые для обучения в школе качества личности ребенка.
Познавательная готовность ребенка к школьному обучению.
1. Познавательный мотив – желание научиться читать для того, чтобы узнать много нового и интересного об окружающем мире (например, про животных и птиц, динозавров, космонавтов, растения и т.п.).
2. Перспективный мотив – стремление научиться читать для того, чтобы было легко и интересно учиться в школе.
3. Мотив личностного роста – желание научиться читать, чтобы стать таким, как взрослые, чтобы мама (папа, бабушка) удивились и сказали:
4. Деятельностный мотив – желание научиться читать, чтобы потом можно было поиграть в те игры, где нужно читать какие-то слова, придумывать разные увлекательные истории или сказки и т.п.
5. Мотив общения со сверстниками – стремление научиться читать для того, чтобы рассказывать о прочитанном своим друзьям и знакомым.
Важным аспектом умственной готовности к школе являют¬ся также умственная активность и познавательные интересы ребенка: его стремление узнать что-то новое, понять суть на¬блюдаемых явлений, решить умственную задачу. Интеллекту¬альная пассивность детей, их нежелание думать, решать задачи, прямо не связанные с игровой или житейской ситуацией, могут стать существенным тормозом в их учебной деятельности. Учеб¬ное содержание и учебная задача должны быть не просто выде¬лены и поняты ребенком, но должны стать мотивом его соб¬ственной учебной деятельности. Только в этом случае можно говорить об их усвоении и присвоении (а не о простом выпол¬нении заданий учителя). Но здесь мы возвращаемся к вопросу о мотивационной готовности к школе.

Личностная готовность к школьному обучению.
Личностная готовность к школьному обучению. Личностная готовность включает формирование у ребенка готовности к принятию новой социальной позиции – положение школьника, имеющего круг прав и обязанностей. Она выражается в отношении ребенка к школе, к учебной деятельности, учителям, самому себе.
В личностную готовность входит и определенный уровень мотивационной сферы. Готовым к школьному обучению является ребенок, которого школа привлекает не внешней стороной (атрибуты школьной жизни – портфель, учебники, тетради), а возможностью получить новые знания, что предполагает развитие познавательных процессов.
О личностной готовности ребенка к школе обычно судят по его поведению на групповых занятиях и во время беседы с психологом. Существуют и специально разработанные планы беседы, выявляющей позицию школьника (методика Н.И. Гуткиной), и особые экспериментальные приемы.

Личностная готовность также предполагает определенный уровень развития эмоциональной сферы ребенка. К началу школьного обучения должен быть достигнут сравнительно высокий уровень эмоциональной устойчивости, на фоне которого и возможно развитие и протекание учебной деятельности.
К концу дошкольного возраста должна сложиться такая форма общения ребенка со взрослыми, как внеситуативно-личностное общение (по М.И. Лисиной). Взрослый становится непререкаемым авторитетом, образцом для подражания.
Личностная готовность к школе включает и определенное отношение к себе. Продуктивная учебная деятельность предполагает адекватное отношение ребенка к своим способностям, результатам работы, поведению, т.е. определенный уровень развития самосознания. Определяя личностную готовность ребенка к школе необходимо выявить и специфику развития сферы произвольности. Произвольность поведения ребенка проявляется при выполнении требований, конкретных правил, задаваемых учителем, при работе по образцу.

Формирование внутренней позиции школьника.

Влияет и отношение других детей, сама возможность подняться на новую возрастную ступень в глазах младших и сравняться в положении со старшими. Стремление ребенка занять новое социальное положение ведет к образованию его внутренней позиции. Л. И. Божович характеризует это как центральное личностное новообразование, характеризующее личность ребенка в целом.

Образ жизни школьника в качестве человека, занимающегося в общественном месте общественно значимым и общественно оцениваемым делом, осознается ребенком как адекватный для него путь к взрослости — он отвечает сформировавшемуся в игре мотиву “стать взрослым и реально осуществлять его функции” (Д. Б. Эльконин).

Кроме отношения к учебному процессу в целом, для ребенка, поступающего в школу, важно отношение к учителю, сверстникам и самому себе. К концу дошкольного возраста должна сложиться такая форма общения ребенка со взрослыми, как внеситуативно-личностное общение ( по М. И. Лисиной). Взрослый становится непререкаемым авторитетом, образцом для подражания. Облегчается общение в ситуации урока, когда исключены непосредственные эмоциональные контакты, когда нельзя поговорить на посторонние темы, поделиться своими переживаниями, а можно только отвечать на поставленные вопросы и самому задавать вопросы по делу, предварительно подняв руку. Дети, готовые в этом плане к школьному обучению, понимают условность учебного общения и адекватно, подчиняясь школьным правилам, ведут себя на занятиях.

Новообразование «внутренняя позиция школьника», возникающее на рубеже дошкольного и младшего школьного возраста и представляющее собой сплав двух потребностей – познавательной и потребности в общении со взрослыми на новом уровне, позволяет ребенку включиться в учебный процесс в качестве субъекта деятельности, что выражается в сознательном формировании и исполнении намерений и целей, или, другими словами, произвольном поведении ученика.
Психологическая готовность к школе предполагает сформированность основных компонентов учебной деятельности, умственных и познавательных умений: дифференцированного восприятия, познавательной активности, познавательных интересов, сформированность произвольности (памяти, внимания, мышления). То есть, детей которые соответствуют составленным критериям, можно считать готовыми к школьному обучению. Но, прежде всего, необходимо помнить, что перед «психологической готовностью к школе» понимают не отдельные знания и умения, а их определенный набор, в котором должны присутствовать все основные элементы, хотя уровень их развития может быть разный.
Подводя итог всему сказанному, перечислим психологические сферы, по уровню развития которых судят о психологической готовности к школе: мотивационная, произвольная, интеллектуальная, волевая и социальная.

Мотивационная готовность к школьному обучению, её диагностика.

В поведении человека есть две взаимосвязанные стороны: побудительная и регуляционная. Побуждение обеспечивает активизацию и направленность поведения, а регулятивная отвечает за то, как оно складывается от начала и до конца в конкретной ситуации. Психические процессы, явления, состояния: ощущение, восприятие, память, воображение, темперамент, характер, эмоции – все это обеспечивает в основном регуляцию поведения. Что же касается его стимуляции или побуждения, то оно связанно с понятиями мотивации и мотива. Эти понятия включают в себя представления о потребностях, интересах, целях, намерениях, стремлениях, побуждениях, имеющихся у человека, о внешних факторах, которые заставляют его вести себя определенным образом, об управлении деятельностью в процессе ее осуществления и о многом другом. Среди всех понятии, которые используются в психологии для описания и объяснения побудительных мотивов в поведении человека, самыми общими, основными являются понятия мотивации и мотивов.
Мотивация является одной из фундаментальных проблем как отечественной, так и зарубежной психологии. Ее значимость для разработки современной психологии связана с анализом источников активности человека, побудительных сил его деятельности, поведения. Слово “мотивация” используется современной психологией в двояком смысле: как обозначающее систему факторов, детерминирующих поведение (сюда входят, в частности мотивы, цели, намерения, стремления и многое другое), и как характеристика процесса, который стимулирует и поддерживает поведенческую активность на определенном уровне. Таким образом мотивацию можно определить как совокупность причин психологического характера, объясняющих поведение человека, его начала, направленность и активность.
Мотивационная сфера включает и аффективную, и волевую сферу личности (Л.С.Выготский), переживание удовлетворения потребности. В обще психологическом контексте мотивация представляет собой сложное объединение, «сплав» движущих сил поведения, открывающихся субъекту в виде потребностей, интересов, целей, идеалов, которые непосредственно детерминируют деятельность дошкольника. Мотивационная сфера или мотивация в широком смысле слова понимается как стержень личности, к которому «стягиваются» такие ее свойства, как направленность, ценностные ориентации, установки, социальные ожидания, притязания, эмоции, волевые качества и другие социально-психологические характеристики.
Таким образом, можно утверждать, что, несмотря разнообразие подходов, мотивация понимается, большинством авторов, как совокупность, система психологически разнообразных факторов, детерминирующих поведение и деятельность ребенка на данном этапе развития.

Из множества побудителей поведения им были предложены четыре основных потребности: в достижении, в доминировании, в самостоятельности, в аффилиации. Эти потребности, рассмотренные в более широком контексте, М.Аргайл включил в общую структуру мотивации: 1) несоциальные потребности, которые могут вызвать социальное взаимодействие (биологические потребности в воде, еде, деньгах); 2)потребности в зависимости как принятие помощи, защиты, принятие руководства, особенно от тех, кто авторитетен (воспитатель, учитель); 3) потребность в аффилиации, то есть стремление быть в обществе других людей, в дружеском отклике, принятии группой, сверстниками; 4) потребность в чувстве собственного достоинства, самоидентификации, то есть в принятии самого себя как значимого. Очевидно, что потребность в зависимости, в самоутверждении и одновременно в агрессии может в значительной мере представлять интерес для анализа учебной деятельности и поведения обучающихся.

Что же касается мотива, то в психологии сложилось следующее его определение: мотив – это, то что, отражаясь в сознании человека, побуждает его к деятельности, направляя ее на удовлетворение определенной потребности. В общем, виде мотив есть отражение потребности, которая действует как объективная закономерность, выступает как объективная необходимость. Мотив – это то, что принадлежит самому субъекту поведения, является его устойчивым личностным свойством, изнутри побуждающим к совершению определенных действий.

Ребенок готовый к школе, хочет учиться и потому, что ему хочется занять определенную позицию в обществе людей, а именно позицию, открывающую позицию в мир взрослости, и потому, что у него есть познавательная потребность, которую он не может удовлетворить дома. Сплав этих двух потребностей способствует возникновению нового отношения ребенка к окружающей среде, названного Л.И.Божович «внутренней позицией школьника» (1968).
В случае доминирования социальных мотивов учения ребенок стремиться в школу, чтобы занять в обществе новую позицию, позицию школьника. Познавательная потребность выражена у него слабо, а потому в школе его прежде всего интересует не знание, которое дает учитель, а строгое исполнение роли ученика, заданной новой социальной позицией. В общих чертах первоклассник знает, что он должен делать как ученик, то есть как он должен исполнять роль ученика.

Такая структура мотивационной сферы позволит ученику успешно справляться со своими обязанностями до тех пор, пока для него не будет притягательна социальная позиция школьника.
Детей, у которых доминируют познавательные мотивы можно характеризовать как любознательных. Они хотят много знать, нередко приходят