Demo - Используйте свой мозг для изменений Замешательство в понимание

Многие люди попадают в передряги потому, что испытывают из-за чего-либо замешательство. Я хотел бы показать вам, как брать замешательство и превращать его в понимание. Мне нужен человек, чтобы поиграть с ним – продемонстрировать, как это делается. Продемонстрировав, я собираюсь попросить вас объединиться в пары и проделать это друг с другом, так что будьте внимательны.

Билл: Я бы хотел это сделать.

Сначала подумайте о том, что приводит вас в замешательство и что вы хотели бы понять.

Билл: Есть куча вещей, которых я не понимаю.

Стоп. Я хочу, чтобы вы внимательно слушали, что я прошу вас сделать. Я не просил вас думать о том, чего вы не понимаете; я попросил вас подумать о том, что приводит вас в замешательство. “Замешательство” и “непонимание” сильно отличаются друг от друга. Есть куча вещей, которых вы не понимаете, потому что ничего о них не знаете. Возможно, вы не понимаете хирургии на открытом сердце или как сконструировать водородную бомбу. Вы не испытываете из-за этого замешательства; у вас просто нет информации, необходимой, чтобы понять, как делаются эти вещи.

Замешательство, однако, всегда есть указание на то, что вы находитесь на пути к пониманию. Замешательство предполагает, что у вас есть множество данных, но они еще не организованы способом, который позволяет вам понять их. Итак, я хочу, чтобы вы подумали о чем-то, что приводит вас в замешательство: что-то, в чем у вас большой опыт, но он лишен для вас смысла.

Билл: О’кей. Я думаю о…

Минуточку. Вам запрещается сообщать мне содержание того, о чем вы думаете. Содержание нужно лишь в том случае, если вы любопытны. Я математик; я интересуюсь только формой. Кроме того, остальным людям здесь слишком легко потеряться в содержании. Я хочу, чтобы они научились процессу, который я демонстрирую.

Вы подумали о том, что приводит вас в замешательство. Теперь я хочу, чтобы вы подумали о чем-то похожем и понятном вам. Говоря “похожее”, я имею в виду, что если ваше замешательство относится к чьему-либо поведению, то пусть ваше “понимание” тоже относится к чьему-то поведению. Если ваше замешательство имеет отношение к тому, как работает автомобильный мотор, то пусть понимание будет чем-то механическим – ну, например, как работает ваш тостер.

Билл: Я подумал о том, что понимаю.

Теперь у вас есть два внутренних опыта; один из них мы называем “понимание”, а другой – “замешательство”. В обоих есть картины?

Билл: Да.

Различия между ними – вот что меня интересует. Чем они отличаются? Например, одна может быть фильмом, а другая слайдом. Или одна может быть черно-белой, а другая цветной. Я хочу, чтобы вы обратились внутрь и исследовали эти два опыта, а потом сказали мне, чем они отличаются.

Билл: Замешательство – слайд, и он маленький. Понимание – это фильм, и большой.

Есть еще какие-то отличия? Если образ замешательства меньше, он, вероятно, и дальше находится.

Билл: Да, он дальше.

В каком-либо из них есть звук?

Билл: Да, в понимании есть звук, описывающий, что я вижу. Замешательство беззвучно.

Откуда вы знаете, что одно вызывает у вас замешательство, а другое вы понимаете?

Билл: У меня разные ощущения, когда я смотрю на эти две картины.

О’кей. Как ваши чувства узнают, что нужно чувствовать именно это, когда вы смотрите на эти картины.

Билл: Полагаю, потому, что я их так научил.

Я хочу, чтобы вы все кое-что заметили. Я задал вопрос типа “Как?”, спрашивая о процессе, а он ответил на вопрос “Почему?”. “Потому что” всегда отвечает на “Почему”. Все, что вы получите из “потому что” – пучок исторических теорий. У меня есть только одна теория: что люди потому испытывают столько проблем с управлением своими мозгами, что земная ось наклонена. Так что на самом деле у вас чей-то чужой мозг, и он дурной. Вот и все теоретизирование, каким я занимаюсь.

Попробуем еще. Билл, как вы узнаете, что нужно испытывать разные чувства, когда смотрите на эти две разные картины?..

Билл: Не знаю.

Мне нравится этот ответ.

Билл: После того как я подумал об этом, я решил, что не знаю.

Бывает. Притворитесь, что знаете. Говорите. Худшее, что может произойти, – это, что вы можете ошибиться. Много лет назад я осознал, что ошибался так много раз, что решил просто идти вперед и ошибаться более интересными способами.

Билл: Когда я смотрю на картину понимания, то могу видеть, как все работает. Это дает мне мягкое чувство расслабления. Когда я смотрю на другую картину, я не моту увидеть, что произойдет дальше; я чувствую небольшое напряжение.

Это определенно звучит как весьма отличные переживания. У кого-либо есть какие-либо вопросы о том, что я делаю?

Мужчина: У вас это выглядит так просто. Как вы узнаете, какие вопросы задавать?

Все, что я хочу знать, это:”Чем отличаются эти два опыта?” Ответом являются конкретные различия в зрительном, слуховом и кинестетическом опыте человека. Мои вопросы часто направлены на то, чего человек не замечает, и всегда – на то, чтобы помочь ему сделать такие различения, которых он не делал раньше. Например, когда я спросил Билла, было ли это слайдом или фильмом, он ответил с легкостью. Но раньше он, вероятно, никогда даже не замечал этой разницы, потому что его об этом никто никогда не спрашивал.

Женщина: Существует ли какой-то определенный порядок вопросов, которые вы задаете? Вы спросили, был ли это слайд или фильм, до вопроса о цветном или черно-белом.

Есть определенный смысл в том, чтобы сначала спрашивать о вещах, а потом о качествах; вы реже будете сбиваться с дороги. Если вы спрашиваете:”Сколь быстро оно движется?”, а оно оказывается слайдом – это может привести в некоторое замешательство человека, с которым вы это проделываете. Сначала ищите основное, а потом спрашивайте о других более тонких различениях, которые могут там оказаться.

То, какие вопросы вы задаете, – это еще и функция от осведомленности. Я уже несколько раз исследовал замешательство и понимание, так что я уже знаю, какого рода различия там скорее всего окажутся. Это так же, как и все, чему мы обучаемся. Делая это впервые, мы немного запинаемся. Позже, лучше познакомившись с тем, что делаем, мы приобретаем большую рациональность и систематичность. Кроме того, вы можете просто составить длинный список всех вариантов и пройтись по ним – одному за другим. Но проще сначала упомянуть несколько основных особенностей – чтобы повернуть разум этого человека в правильном направлении – а потом спросить:”Чем отличается одно от другого?”

Теперь давайте перейдем к более интересной части. Билл, я хочу, чтобы вы взяли “замешательство” и изменяли его, пока оно не станет точно таким же, как “понимание”. Я не хочу, чтобы вы меняли содержание. Я хочу, чтобы вы изменили только процесс, который используете, – чтобы представить то же самое содержание. Сначала я хочу, чтобы вы взяли этот слайд и превратили его в фильм.

Билл: Даже близко не могу этого сделать.

Сделайте так. Сначала сделайте серию слайдов с разных моментов времени. Когда их у вас будет достаточно, быстро просмотрите их один за другим. Немного ускорьте это – и получите фильм. Фильм – это всего лишь последовательность неподвижных картин, которые показывают быстро и последовательно.

Билл: О’кей. Я получил фильм.

Хорошо. Теперь добавьте повествовательную звуковую дорожку, описывающую его (Билл кивает).

Теперь увеличьте размеры этого фильма и придвиньте его к себе, пока он не окажется той же величины и на том же расстоянии, что и ваше изображение понимания. Что происходит, когда вы это делаете? Теперь вы понимаете?

Билл: Да. Теперь я могу видеть, что происходит; я чувствую себя гораздо комфортнее. У меня одинаковое чувство к обеим картинам.

Есть смысл в том, что когда у вас есть широкоформатный фильм с повествовательной звуковой дорожкой, то вы поймете нечто лучше, чем когда все, что у вас есть, – это маленькая, молчащая, неподвижная картинка. У вас гораздо больше информации, и она организована так, что вы можете ее постичь. Это естественный для Билла способ учиться тому, как понимать что-либо.

Женщина: Разве не обязательно иметь больше информации, чтобы выйти из замешательства?

Иногда дело в этом. Но часто у человека на самом деле есть информация; к ней просто нет такого доступа, который обеспечил бы понимание. Дело не в том, что чего-то не хватает; просто то, что у вас есть, плохо организовано. Вы все знаете гораздо больше, чем думаете. Замешательство обычно порождается не недостатком информации, а ее избытком. Часто чье-либо замешательство представляет собой огромный коллаж из данных или множество быстро мелькающих картинок. Картины понимания у большинства людей, напротив, хорошо организованы и очень экономны. Они похожи на элегантное математическое уравнение или на хорошие стихи. Эти люди очищают скопище данных вплоть до очень простого представления. То, что я сделал с Биллом, просто дало ему возможность собрать данные, которые у него уже были, таким образом, чтобы он смог понять их. Способность использовать ваш мозг означает способность получать доступ, организовывать и использовать то, что вы уже имеете.

Большинство из вас видели, что происходит, когда в камине догорает огонь. Если вы немного передвинете дрова – он снова вспыхнет. Вы ничего не добавили. Единственный элемент, который вы изменили, – это расположение, но это порождает гигантское различие.

Если вы думаете, что вам нужно больше информации – возможно, вы зададите кучу вопросов. Если ответы содержат только сырые данные, они вряд ли вам помогут, и придется продолжать спрашивать. Чем больше у вас ответов, тем меньше вы будете думать о вопросах, которые задаете. Но если ответы позволяют вам организовать данные, которые у вас уже есть, – это может помочь вам понять. Это то, что часто называют “пассивным обучением”, – про человека, который вечно требует:”Кормите меня с ложечки”. Другие люди могут воспринять огромное количество сведений и организовать их самостоятельно, без особой помощи извне. Это то, что часто называют “активным обучением”.

Теперь, Билл, я хочу, чтобы вы попробовали это в другую сторону. Возьмите то, что вы вначале понимали, и превратите в меньшую, более удаленную, неподвижную картину, и сотрите звуковую дорожку

Билл: Теперь я напряжен и растерян.

Стало быть, теперь мы могли бы взять любую вещь, в которой вы уверены, и запутать вас ко всем чертям. Вы все смеетесь; вы не осознаете, как это может быть полезно! Разве вы не знакомы с людьми, которые уверены, что понимают что-либо, а на самом деле – нет?.. И эта ложная уверенность доставляет им кучу неприятностей? Хорошая доза замешательства могла бы замотивировать их послушать окружающих и собрать кой-какую очень полезную информацию. Замешательство и понимание – это внутренние переживания. Они не обязаны иметь какое-либо отношение к внешнему миру. Вообще, если вы оглянетесь вокруг, – связи обычно немного.

Чтобы Билл получил опыт, который он называет “пониманием”, ему нужно пройти через процесс, в котором имеющаяся у него информация представлена в качестве широкоформатного фильма со звуковой дорожкой. Иногда это происходит случайно, в других случаях это может быть вызвано другими людьми. Однако теперь, зная, как это работает, он может намеренно включать этот процесс всякий раз, когда он из-за чего-то растерян. Если у него недостаточно данных, он может не прийти к полному пониманию; в фильме могут быть пробелы, или звуковая дорожка может давать время от времени провалы. Но для него это будет лучшим представлением того, что ему известно. Эти пробелы в фильме точно укажут, где ему нужно получить дополнительную информацию. И всякий раз, когда ему наскучит то, что он уже слишком хорошо понимает, он может сам себя ввести в замешательство – в качестве прелюдии перед тем, как прийти к какому-то новому, иному пониманию.

Нет комментариев