Демонстрации За пределами верований-II

0 854

Ричард: Как-то я написал свою профессию на заявлении о кредите так: «Убийца священных коров». (Смех). Ладно, когда у тебя есть верование, откуда ты знаешь, что оно есть? Ты знаешь, что оно у тебя есть?
Мужчина: Если знаешь… что у тебя есть, по крайней мере, одно верование, значит, оно у тебя есть.
Р.: Это умный ответ, но недостаточно хороший здесь (смех).
М.: Верно.
Р.: Ну, что ты знаешь о каком-нибудь веровании, которое у тебя есть?
М.: Я верю, что Ричард Бэндлер неплохо знает свое дело.
Р.: Хорошо. Откуда ты знаешь, что у тебя есть это верование?
М.: Я видел, как он работает с людьми.
Р.: Нет, мы не говорим о нем. Мы говорим о твоем веровании.
М.: О, и вот сейчас у меня есть верование. Я продолжаю тратить деньги, чтобы в результате прийти снова (смех).
Р.: Вот откуда я знаю, что у него есть верование (смех).
М.: И еще — люди, я возвращаюсь и говорю им: «Да, я там был… работал с Ричардом Бэндлером», — и они тоже верят. У нас у всех много веры.
Р.: Тебе нужно быть осторожным. За такие разговоры тебя могут линчевать (смех).
М.: Я… я живу в очень укромном месте. Маци — очень укромное место.
Р.: О, в Маци, это другое дело (смех). Да, я не езжу в Маци, так что у меня нет этой проблемы. Люди в Коне все еще не вычислили, чем я зарабатываю на жизнь. Они все время спрашивают: «Чем ты зарабатываешь на жизнь?». Я им говорю:
«Ну, знаешь, нейролингвистическое программирование». И они начинают: «Да, а что это такое?». И я отвечаю: «Это — как серфинг, только безопаснее (смех). Знаешь, это то, когда изменяешь память». И они Говорят: «А, я это делал» (смех). Нет, в результате я решил себе облегчить жизнь. Я им сказал, что я водопроводчик на пенсии. И там был избыток водопроводчиков, поэтому меня такого рода вещи не спрашивают (смех). В самом деле, я… они. Люди спрашивали меня, ДМ (доктор медицины) ли я. Я отвечал: «Да, Депрессивный Маньяк. Лицензия от штата Калифорния (смех). Депрессивный здесь, а маньяк — там» (смех). Ну, откуда ты знаешь, если… что у тебя есть верование?
М.: А, из-за двух вещей. Одна…
Р.: А, да.
М.: Одна из вещей…
Р.: Что там? Ну, ладно, ты остановись и глаза подними вверх. У меня интуиция, ты нарисовал изображение (смех). Нет, ты ничего не видел, когда взглянул вверх?
М.: Это зависит от… (глаза вновь поднимаются). Да.
Р.: Все нормально. Это твоя субъективность, не моя.
М.: В моей субъективности у меня есть убеждение.
Р.: Хорошо. Откуда ты знаешь, когда оно у тебя есть? Из чего сделано убеждение?
М.: Для меня — сверхкинестетическая репрезентация (на жаргоне НЛП — чувства).
Р.: Хорошо. У тебя есть чувство. Ладно, как ты узнаешь, о чем это чувство?
М.: А, оно позволяет мне упорядочить мир.
Р.: Хорошо. Но когда у тебя это чувство, откуда ты знаешь, о каком предмете это чувство? Раз у тебя больше одного убеждения. Откуда ты знаешь, когда ты убежден в чем-либо в противоположность чему-то другому…
М.: …другое верование о…
Р.: Ладно, но… хорошо, у тебя есть чувство, ладно. Как это чувство говорит, о чем оно? Ты говоришь с собой при помощи слов или рисуешь изображение, или, я хочу сказать…
М.: Ну, я думаю, я рисую изображение.
Р.: Хорошо пока. Если ты остановишься и подумаешь о том, в чем ты убежден, какова структура того, что ты обнаруживаешь внутри? Дам тебе минутку подумать об этом. Видишь, это для меня Действительно сейчас тема на вечер. Было ли… если ты собираешься иметь дело с верованиями, вопрос о том… например, у некоторых из вас есть верования, которые очень сильны в противоположность другим, которые могут быть различными. Я хочу сказать, что можно иметь верование о том, что ты хочешь съесть на обед. Или верование о том, что ты хочешь делать в течение вечера. И это верование может быть очень легко изменено. В то время, как есть другие верования, которые очень, очень сильны и существуют в течение длительного времени. Ну, и откуда ты знаешь, когда у тебя есть верование? Вы, ребята, хотите, чтобы я снова пришел завтра или… (пожимает плечами, смех). Ну, остановись и подумай о веровании, которое у тебя есть. Когда ты остановишься и подумаешь о верованиях.. . ладно. Если ты думаешь о веровании, которое у тебя есть, что ты думаешь об этом? (указывает на кого-то еще). Ты выбираешь какое-нибудь очень сильное верование. Откуда ты знаешь, что у тебя есть это верование?
Женщина: Я это чувствую.
Р.: Хорошо. Ладно, у тебя есть чувство. Теперь (медленно) откуда ты знаешь, какое это верование? У тебя больше, чем одно сильное верование (быстро).
Ж.: Оно сильное.
Р.: Ладно, хорошо. (По одному слову) Теперь откуда ты знаешь, каков предмет этого верования?
Ж.: Потому что это самое сильное чувство, которое я испытываю.
Р.: Ну, откуда ты знаешь, которое… которое это чувство?
Ж.: Я… слышу.
Р.: Ты что-то слышишь. Ты говоришь себе что-то. Что? Что такого ты говоришь себе, например?
Ж.: Я говорю себе, что верование там есть, и оно настоящее.
Р.: Ладно. Откуда ты знаешь, что сказать себе? Если я попрошу тебя подумать о сильном веровании, ты спрашиваешь себя: «Сильное верование?». А потом тебе отвечает голос и что-то называет?
Ж.: Нет. Я слышу себя… я слушаю себя…
Р.: Хорошо. Ну, у тебя больше верований, чем всего лишь одно?
Мужчина: Да, но оно простое.
Р.: Хорошо. А когда ты думаешь о другом веровании, которое у тебя есть, ты делаешь то же самое?
Ж.: Да (беспечно).
Р.: Ладно. Откуда ты знаешь, что говорить? Хорошо, когда ты говоришь — какое у тебя главное верование?
Ж.: Да. Я слышу, как я это говорю.
Р.: Хорошо. Откуда ты знаешь, что сказать?
Ж.: А, это множество химикатов за пределами человеческого опыта.
Р.: Ладно, ты как-нибудь их проходишь?
Ж.: Очень быстро.
Р.: Хорошо, ну ведь мы на этих семинарах примерно этим и занимаемся… имеем дело с такими вещами. Так значит ты очень быстро сквозь них проходишь? Ты это делаешь также с помощью слуха или, может быть, делаешь это визуально?
Ж.: Нет, у меня есть чувство.
Р.: Ну, ладно у тебя есть чувство. Ты просто бегло проходишь через кучу чувств?
Ж.: Да.
Р.: Хорошо… и им не сопутствуют никакие изображения?
Ж.: Одно (Р. пародирует движение глаз, краснеет, смех).
Р. (улыбаясь): Одно. (Смех). Для каждого чувства? Это слайд или кино?
Ж.: Нет, только по одному за раз. Висит на этой маленькой стенке. Для этого определенного верования.
Р.: Ладно, хорошо. Так что у тебя есть изображение. Это слайд, или кино?
Ж.: Оно просто там есть. Это слайд.
Р.: Это просто неподвижное изображение?
Ж.: Да. Но у него несколько изменений.
Р: Хорошо. Голографическое. Теперь. Когда у тебя есть… Когда ты останавливаешься и думаешь о веровании, которое теперь усилилось…
Ж.: О, хорошо.
Р.: Хорошо. Откуда ты знаешь, что у тебя есть это верование?
Ж.: Гм. Не то, что я слишком-то уж спрашиваю, а затем говорю: «Да, ладно, что угодно», и затем это становится неприятным, и я начинаю смотреть, пока оно не станет хорошим.
Р. (С преувеличенным терпением): Хорошо, но откуда ты знаешь, каков его предмет?
Ж.: Из-за того, что я… потому что потом я чувствую, как если бы мне сказали, я начала чувствовать. Это все, что мне нужно. И затем я говорю себе…
Р. (делает вид, кивая, что это имеет какой-то смысл, но в то же время с юмором показывает, что все это выглядит чушью, чтобы повести ее на путь): Откуда ты знаешь, какова потребность, когда ты это чувствуешь?
Ж.: Ну, в общем, если я не могу решить (корчит гримасу), я говорю: «Ты знаешь» — и я знаю.
Р.: Ты говоришь одно, затем говоришь другое, а потом с первым связано более сильное чувство?
Ж.: Я чувствую целую кучу. Я чувствую целую кучу. Я стону… (жестикулирует, что это могло быть, могло и не быть). А потом что-то совершенно неожиданное… и я начинаю…
Р.: Хорошо. В то время как это очень…
Ж. (глаза верх): И оно подходит.
Р.: Так… но с сильным верованием, когда ты это говоришь (щелкает пальцами), у тебя очень устойчивое чувство?
Ж.: Центрированное (слово указывает на чрезмерную дозу терапии и означает «да» ).
Р.: Центрированное чувство. Хорошо. Ну, а когда у тебя это чувство, ты смотришь на это изображение?
Ж.: Нет.
Р.: Ладно. Итак, у тебя просто устойчивое чувство?
Ж : Иногда я могу взглянуть и увидеть изображение.
Р.: Ну, это так, по крайней мере, ты знаешь, что… о чем это устойчивое чувство.
Ж.: Да.
Р.: Иначе кто-то, знаешь ли, мог бы тебе сказать, что оно о том, чтобы купить у них машину. Ты знаешь…
Ж.: У меня есть одно, которое не вполне соответствует.
Р.: Да, не вполне соответствует чему?
Ж.: Моему изображению.
Р.: Оно не соответствует твоему изображению. Ну, ладно. Когда ты меняешь… Ты можешь посмотреть на это изображение? Хорошо. Так вот. Это вот изображение — в виде слайдов… чем оно отличается от других изображений, которые у тебя есть? Если ты нарисуешь изображение чего-то еще… ладно, ты сделала слайд, скажем, пива в противоположность вину. Если ты сделаешь слайд с пивом, у тебя есть какое-нибудь устойчивое чувство?
Ж.: Нет. Просто маленькое отрывочное изображение.
Р.: Маленькое отрывочное изображение. А то, другое, большое изображение? Что происходит, если изображение пива ты сделаешь таким же вот большим?
Ж.: Я не хочу (смеется). Гм.
Р.: Это меняет то, как ты чувствуешь?
Ж.: Да. Но не хотим же мы заменить то, что у меня есть, пивом.
Р.: Хорошо. Но, но…
Ж.: Я не хочу.
Р.: Ты не хочешь. Вопрос в том — ты можешь?
Ж.: Вероятно, смогла бы.
Р.: Так, хорошо. У тебя там есть большие изображения верований, которые у тебя есть, но которых ты не хотела бы иметь? Другими словами, не было ли чего-то из того, что ты сегодня делала, тем, что ты думала о себе, во что ты верила, но не хотела, чтоб так было на самом деле? Ты можешь подумать о чем-нибудь таком?
Ж.: Из того, что я только что услышала, как только ты сказал, я отчетливо увидела что-то еще, затем я подумала о сегодняшнем дне.
Р.: Ну, ладно. Ты сейчас можешь подняться, посмотреть на него и сжать его?
Ж.: Большое?
Р.: Да, то, что тебе не нравится.
Ж.: Да.
Р.: Что происходит, когда ты его сжимаешь? Это уменьшает интенсивность твоего верования?
Ж.: Да (с большим удивлением).
Р. (саркастично, но с направленным юмором): Становится ли это, так сказать, более маленькой идеей?
Ж.: Да.
Р.: Что произойдет, если ты сожмешь его до самого конца, пока изображение не станет просто точкой?
Ж.: Тогда это меняется… все у меня отлично.
Р. (как будто случается что-то непредвиденное): Так, здесь остановка (смех). Могу сказать, что мы собираемся туда попасть (смех). Это как твоя новая штука, верно, в виде точек?
Ж.: Да (смех).
Р.: Извини, но не могла бы ты мне подробнее объяснить? Когда что-то всего лишь точка, то все нормально?
Ж.: Пока я на нее смотрю.
Р. (кивая, как будто это имеет какой-то смысл, но корча гримасы): Хорошо (смех). Если тебе приходится на нее смотреть. Ну, ладно, если ты остановишься и подумаешь, подумаешь о том веровании, которое сжала до точки, ты все еще веришь, что оно истинно?
Ж.: Гм. О, да, это… оно еще там есть, но да, я могу с ним сейчас справиться.
Р.: Хорошо, это улаживает дело (смех). Теперь ты знаешь, что я здесь делаю.
Мужчина: Что-то находишь в каждой субмодальности. Конечно, мы не можем с этой штукой… (смех).
Р.: Ты улавливаешь суть этого (смех), цель этого, того, что мы здесь делаем — дать тебе возможность самому быть за рулем. Когда ты говоришь — просто изменение субмодальности — это то, что я сделал? Просто сменил субмодальность?
М.: Нет, нет. Ты ее опознал. Ты сменил субмодальность, и в результате она ушла… и с этим изменились и другие вещи.
Р.: Когда ты берешь изображение и превращаешь его в точку, ты просто меняешь субмодальность?
Ж.: Да и нет.
Р.: Да, что-то вроде этого. Видишь ли, вопрос в том, что делает верование долговременным? Другими словами, нужно уметь проводить различия, чтобы не забыть, во что ты веришь изо дня в день. Хотя есть такие, которые это забывают (смех). Так, и если ты хочешь, чтобы верование было большим, сильным верованием, которое длится долго, нужно знать для каждого индивида и особенно для самого себя, благодаря чему это происходит. Смотри, есть, например, что-нибудь, чему бы ты хотел о себе поверить, но не веришь?
Ж.: Да.
Р.: Подумай о чем-нибудь. И что… Как это выглядит? Это большое изображение? Разве нет? (смех). Это было маленькое изображение, верно?
Ж.: Да.
Р.: Ты веришь этому?
Ж.: Это зависит от… (бормочет).
Р.: Ну, чего ты ждешь? Те, в которых ты веришь, это твое… ты себя в них видишь?
Ж.: Каким образом?
Р. (имитируя уличный жаргон гетто): Давай, скажи: «образом».
Ж. (подражая): Скажи: «образом».
Р.: Ладно, ты помнишь, что у тебя было верование, в которое ты верила. И ты продолжаешь верить. Это, которое…
Ж.: Маленькое?
Р.: Не маленькое, а главное верование.
Ж.: А, да.
Р.: Ты видишь себя в нем?
Ж.: Частично.
Р.: Ты видишь себя в части изображения? Ты мне говоришь, что оно все-таки есть.
Ж.: О нет, я никогда не была в его части. Знаю, что сейчас я там (смех).
Р.: Ну, это твое главное верование, не мое (смех).
Ж.: Я знаю, когда мы раньше на него смотрели…
Р.: Так, здесь остановимся. Ты видишь себя в изображении или нет? Крис, не принесешь ли мне стакан воды?
Ж.: Гм. Я могу чувствовать целую… Ты это знаешь.
Р.: Я знаю. Ты нам все время это говоришь. Но вопрос в том, как тебе удается так хорошо получить это чувство? Есть что-нибудь еще, по поводу чего ты также бы хотела иметь такие сильные чувства? (смех).
Ж.: Гм.
Р. (с юмором и сарказмом): А, вероятно, нет (смех). Есть и другие вещи, по отношению к которым тебе хотелось бы испытать сильные чувства. Разве не… там. Ну…
М.:Ну-у-у-у…
Р.: Ладно, вопрос сейчас в том — видишь ли ты себя на этом слайде или нет?
Ж.: Хммм…
Р.: Ну, тебе придется взглянуть на изображение. Или ты там есть, или тебя там нет.
Ж.: О, я там есть. Я внутри изображения (смех).
Р.: Хорошо. Теперь вернись и подумай о чем-нибудь, во что бы хотела поверить.
Ж.: Хорошо.
Р.: Ты видишь себя на этой картинке?
Ж.: Да. И когда я добралась до большой, у меня внутри появилась и маленькая.
Р.: Она все еще меньше?
Ж.: Маленькая и большая?
Р.: Да.
Ж.: Гм.
Р.: Она была все-таки маленькой?
Ж.: Нет. Она была меньше большой. Большая была у меня главной.
Р.: Была. Отлично. Когда ты сейчас на них смотришь, они одного размера?
Ж.: Если я смогу ее перенести. Конечно (показывает направление). Если я перенесу их туда, то все нормально.
Р.: Да. В самом деле? Посмотри… посмотри на одну, а затем на вторую. Они одного размера? Крис, спасибо. Хорошо, ты в обе одинаково веришь?
Ж.: Что?
Р.: Ты в обе из них одинаково веришь?
Ж.: Гм. Не то, чтобы обе были одного… ощущение верования так же сильно, как сильно верование.
Р.: Да?
Ж.: Да.
Р.: Хорошо. Ну, было не трудно, правда?
Ж.: Да.
Р.: Ты хотела через это в себя поверить. Сейчас веришь?
Ж.: Да.
Р.: Отлично (смех).
Ж.: Большое спасибо (смех). Здорово, ты молодец, знаешь, за то, что ты Ричард Бэндлер и все такое (смех,разговор и смех на заднем плане).
Р.: Конечно, есть еще проблема в том, какие верования стоит иметь (смех).
Ж.: Мне мои нравятся.
Р.: Хорошо. Так. Важно уметь это проделывать с кем-либо, чтобы это работало и надолго сохранялось. Это не просто смена субмодальностей — это выяснение того, из чего получается сильное верование. Какой именно элемент… проверка этих элементов, когда смотришь, можно ли ослабить или усилить верование, выяснить, какие же элементы в субмодальностях обеспечивают его продолжительность, а затем быстро их заменяешь. Смахивает на паттерн взмаха.
Ж.: Но знаешь что?
Р.: Что?
Ж.: Была область, где я…
Р.: Да, ты была. Ну да. Вот что заставляет это работать. Да. Вот примерно то, что я вам говорил (смех), ты… ты очень кратко это высказала. И ты очень сжато продемонстрировала свое нежелание на нее смотреть. Ты повторяешь: «Но я могу чувствовать это сильнее». — «Есть изображение?» — А ты говоришь: «Нет». (Смех). Видишь, мы должны замечать такие вещи. Как, например, оценочные движения глаз. Вы, ребята, когда-нибудь об этом слышали?
Ж.: Откуда ты знаешь?
Р.: Ну, это не обязательно. Хотя это всегда приятно. Видишь ли, дело в том… что если у кого-нибудь есть верование относительно себя самого, которое ему не нравится… тот факт, что оно ему не нравится, приводит к тому, что он начинает для него становится неэкологичным. И если ты хочешь убедиться, что ты контролируешь экологию изменения, то тебе нужно выяснить, в то время как начинаешь брать верование и сжимать его, есть ли затруднения. Например, в ее случае — это сжимание. У других людей будет что-то другое. Как только ты начинаешь их просить видоизменить его, если они начнут нервничать, то это очень хорошее указание на то, что ты делаешь уже то, что забирает, но не приготовил ничего взамен. Знаешь, перед тем, как я с ней это сделал, я остановился и сказал: «Подумай о чем-нибудь, во что бы ты хотела о себе поверить». И когда убираешь одно и заменяешь его чем-нибудь другим, если у тебя с этим трудности, это потому, что против этого то, что у них остается. И в этот момент у тебя, можно надеяться, богатый выбор. Можно выяснить, что такое то, о чем они говорят. Например, если их верование в том, что они могут летать… да. Но мы… они вон там могут спрыгнуть с моста. В этом мире, знаешь, есть люди, которые приняв какие-то наркотики или не проснувшись как следует, скажут: «Я могу летать, я могу летать», и они будут неправы. И это значит, что возможно провести неэкологическую замену. В этом случае те, кто сейчас здесь, я думаю, должны быть в состоянии это заметить и иметь какие-то дополнительные ресурсы… Например, вы когда-нибудь слышали о… о, как это называется… ммм… ре-что-то или нет? (смех).
Мужчина: Повторное обвинение.
Р.: Да, повторное обвинение. Вот что это было (смех). Это когда, если это неэкологично, то обвиняешь в своей семье кого-то другого (смех). Ладно. Экологическая проверка получается, когда подождешь, после того как ты это делал в течение, примерно, пяти минут, а затем заставишь их вернуться и выяснить, осталось ли оно там. Например, подумай сейчас об этом. Хорошо, ну, ты хотела поверить чему-то о себе, верно? Ты все еще этому веришь?
Ж.: О, да. Но я хотела сказать тебе, что это, как… Это как будто ты…
Р.: Пожалуйста, по-английски (смех).
Ж.: Когда я поместила большую картинку вот здесь. То, на что я, по правде, не хотела смотреть, потому что до этого, я думаю, я не очень-то хорошо могла видеть. И поместила маленькую точку прямо здесь, в центре.
Р.: Да.
Ж.: А потом ты сказал: «Ну, во что ты больше всего веришь? Вот в это».
Р.: Да.
Ж.: Хорошо. Но эта маленькая штука… я поместила маленькую штуку визуально прямо туда. Это пятнышко…
Р.: Да.
Ж.: Ну, большая штука там, которой я хотела стать…
Р.: Ну.
Ж.: Что я как-то смогла почувствовать, я поместила сюда. Но мне пришлось… потом, когда я передвинула их сюда — хорошо. Я это передвигаю, ввожу это сюда. Себе.
Р.: Доставляешь себе?
Ж.: Я это чувствую. Р.: Да? Ж.: Да. Р.: Отлично.
Ж.: Но та крошечная ситуация, которая мне раньше не нравилась — все эти годы она была такой большой. Ну и эта огромная штука, в которую я теперь верю, вместе с тем, какой я хочу быть в будущем, была… Я могу все это сюда поставить, все сейчас же. Все сейчас здесь. Вот где я сейчас. Р.: Это ясно (смех). Это называется… перекодировка. М.:А…
Р.: Ты знаешь, что это такое, да? М.: Это где ты берешь… (смех). Ж.: Так что, ты говоришь, это было? Р.: Это был. Ты его знаешь? Ж.: Нет.
М.: Да, ты знаешь. Ж.: Что — о, эту вещь? Р.: Да (смех).
Ж.: Нет, я этого не знала (смех). М.: Верю, верю.
Р.: Ты знаешь, что, когда есть квадрат, ты помещаешь его в уголке и увеличиваешь? Это ты знаешь? Ж.: О, да.
Р.: Хорошо. Это ведь тот же образец, которым ты пользовалась. Ты просто не пользовалась квадратами, Ж.: Круг?
Р.: Да. Это… это верно. Сколько раз ты это делала? Ж.: Один, один раз удачно.
Р.: Один раз удачно. Сколько раз ты это делала? Ж.: Что-что? Р.: Что-что? Ну, ты ведь делала это пару раз перед этим
удачным, правда?
Ж,.’. …Я не знаю. Откуда ты знаешь? Я точно делала это
один раз.
Р.: Потому что я все время просил тебя делать это снова и
снова.
Ж.: Правда?
Р.: Да.
Ж.: О! (смех). Ну, я…
Р.: А потом я просил тебя объяснить, что же ты такое сделала. .. Ладно. Ну, есть еще одно (смех). Хочешь попробовать еще раз? Что ты там делала не один раз? (смех).
Ж.: Каждый раз, когда я это делаю, я больше это чувствую (смех). Ты бы не стал…
Р.: Да (смех). Знаешь кто-то мне сказал, что ты это не можешь делать скрытно (смех).
Ж.: Но как же, с каждым разом, когда… я это делаю, я…
Р.: Там, откуда я родом, мы называем это контрабандой (смех). Ладно. Ты знаешь, какое сейчас задание? (Разговор на заднем плане).
Ж.: У меня есть вопрос.
Р.: Да, мадам.
Ж.: А зачем помогать кому-то верить во что-то такое о себе, что почти… например, я толстая, я плохо… играю в теннис, например…
Р.: В противоположность… во что бы ты хотела верить?
Ж.: Например, я бы хотела верить, что я хорошо играю в теннис. Что мне это даст хорошего, если я этому верю, а это неправда?
Р.: А, совсем ничего не даст.
Ж.: Да.
Р.: Было бы гораздо полезнее верить, что ты можешь стать хорошей теннисисткой.
Ж.: О! (смех).
Р.: Если бы ты не верила, что можешь стать хорошей теннисисткой, крайне маловероятно, что у тебя когда-либо была бы даже возможность.
Ж.: Ладно, так…
Р.: Знаешь, большинство людей не… Я с тобой согласен. Большинство не приходят сюда и не просят того, что полезно. Они приходят… Люди приходят и они хотят приобрести уверенность. Очень редко просят помочь им стать знающими (компетентными). А лучший способ приступить к этому — выяснить, что же такое, что ты делаешь. Другими словами, каково верование. И если оно тебе не нравится, попроси… скажи им сделать что-нибудь другое. Я хочу сказать, по-моему, гораздо полезнее заставить людей поверить в то, что они на-учатся.что-то делать, чем укрепить их в заблуждении, что они уже знают, как это делать. И я с этим согласен. И можно… обычно все равно можно определить этих людей, так как у них полно такого рода верований. И они часто появляются на семинарах. И эти люди, которые всегда говорят о том, как… я сделаю что-нибудь с субмодальностями, и они говорят: «Ну, да, я уже знаю субмодальности». Они об этом слышали один раз, следовательно, знают, как это делать. Но сложности и тонкости того, чтобы выяснить, с какими именно элементами работать, чтобы получить долговременные результаты — вот откуда приходит настоящее мастерство. Самая сложная часть того, что я прошу вас сделать — это точно выяснить, какой элемент производит изменение в долговременном веровании. Зная это, вы можете ослабить верование и заменить его другим, более функциональным. Вот так. Моя работа — это на 95 процентов сбор информации и 5 процентов — действия.
Мужчина: Смотря какая информация.
Р.: Верно. И уметь постоянно, по мере поступления, проверять информацию. Постоянно проверяя количество информации. Если они рассказывают тебе что-то о себе, заставь их попробовать и выясни, работает ли это. Я хочу сказать, я проверял это на банке пива в противоположность вину. И когда она сказала мне, что не хочет делать эту банку такой большой — вот ответ на твой вопрос. Она сказала: «Я не хочу, чтобы банка с пивом была такой большой». Я сказал: «Ладно, давай выберем, что ты хочешь». Но это указание, когда люди начинают говорить тебе, что они утратят свою реальность. Это говорит о том, что ты там, где и должен быть. Это не говорит о том, что надо торопиться. Но это говорит о том, что ты работаешь с проявленным элементом. И когда ты обнаружишь то, что они там хотят что-то полезное, они не будут чувствовать себя так, как будто сходят с ума. Затем они почувствуют, что они становятся лучшими человеческими существами, а не сумасшедшими. И поверь, если кто-то знает, что можно разобрать действительность по швам, это вот та самая комната, где я обычно это делаю. У меня был семинар, который назывался «Ткань Действительности». Мы все собирались и методично анализировали нашу способность различать — что настоящее, а что нет. Вот почему никого из этих людей здесь нет (смех).
Мужчина: Мы есть (смех).
Р.: А? Есть надежда, что мы их соберем снова. На самом деле, мы их собрали немного по-другому… так, что создаются даже более сильные действительности. Потому что, чтобы иметь возможность функционировать, необходимо иметь хорошее чувство совместной реальной действительности. И часть того, что я прошу вас сделать — это расширить вашу совместную (разделенную) реальную действительность, чтобы информация, которую вы собираете с другого человека, позволила сработать тому, что вы для них сделаете, и вам позволила заметить, работает ли она. Потому что вы разделяете их реальность, а не гнете ее в ту или иную сторону, и вы в состоянии войти в нее и проверить. Проверить ее, быть в состоянии оказать на нее влияние и изменить ее. И это позволит вам делать все, что угодно, в этом мире. Знаете, вы можете заставить себя поверить, что прекрасно играете в теннис, но вы все равно проиграете. Но можно заставить себя поверить, что ты можешь быть прекрасным теннисистом, и что играть — удовольствие. Тогда ты будешь хорошим теннисистом и будешь получать удовольствие от игры. И для меня это гораздо более функциональная вещь. Потому что если даже ты и проиграешь, то все равно получишь большое удовольствие от самого процесса игры. И для меня это гораздо более важно, чем то, можешь ли ты кинуть мяч через сетку, где никого нет (смех). Что… А… Американское хобби — перекидывать мяч назад и вперед через сетки туда и обратно. В самом деле, люди здесь помешаны на этом. Знаешь, мячи продолговатые и круглые. Они хотят их пинать туда и сюда. И еще они часто хотят загонять мячи в лунки. Меня взяли поиграть в гольф. Я никогда не играл в гольф. Там, откуда я родом, не было курсов по гольфу. По крайней мере, здесь они нас обманули (смех). И я отправился поиграть в гольф. Тебе дают маленькую палочку и маленький мячик, а потом его надо послать через все поле, постараться попасть в лунку (смех)… По-моему, довольно глупо. Но это один из тех видов спорта, которые мне нравятся, потому что во время игры в гольф можно выпивать (смех). Вот почему мне всегда нравились кегельбаны — кроме того, чтобы поднимать тяжелый шар (смех). Знаешь, мне всегда хотелось выстрелом сбить кегли. Мне это казалось гораздо более легким (смех). Ладно. У вас есть… Э… Здесь есть люди, которые помогут вам пройти через это, если вы застрянете и… Займитесь этим.

Нет комментариев