Демонстрации Взмах

 

К моменту нашей встречи Маку было 30 лет, он уже десять лет как не пил, хотя до этого четыре года страдал алкоголизмом. Он носил черную кожаную куртку, ездил на мотоцикле Харли-Дэвидсон, был абсолютно невозмутим и имел над собой полный контроль. Его любимым выражением было: “Сдери с себя свое лицо”. Мак жаловался на то, что он часто чувствовал себя плохо и хотел как-то избавиться от этого. Когда я поинтересовался, что являлось причиной его дурных чувств, он ответил:
– Я как бы вижу лицо определенного человека, а затем мне вдруг становится не по себе.

Я начал задавать ему вопросы, пытаясь понять, какие конкретные образы и звуки, возникающие в сознании Мака, влекут за собой эти чувства:
– Так как же возникает у вас это неприятное чувство?
– Все дело в том, что произошло в последний раз между мной и этим человеком.

Мак рукой сделал жест вверх и влево, что означало, что отложившийся в памяти образ находится за рамками его сознания, а значит он не имеет над ним никакой власти. Он просто замечает, что внезапно ему становится плохо. Я продолжал задавать ему вопросы, стараясь, чтобы мучающий его образ стал более осознанным.
– А оттуда вы знаете, что причина именно в этом?
– Я пережил это. Я смотрю на лицо этого человека и ухожу прочь. О, черт! (Мак произносит это со смешанным чувством омерзения и гнева.)
– Предположим, что этот человек только что вошел к нам в комнату и вы увидели его лицо. Что приводит вас к восклицанию: “О, черт!”?

Мак вновь делает жест в направлении вверх и влево.
– Я просто вспоминаю последний случай, который произошел с нами. Мне не понравилось, как он поступил. Впрочем, я также остался недоволен и собственным поведением.
– Значит, именно это воспоминание является причиной ваших дурных чувств. Вы можете вспомнить, как вы представляете это?
– Да, я вижу все случившееся.

Итак, теперь у нас есть достаточно материала, и мы можем приступить к работе. Изменив его реакцию на это воспоминание, мы сможем изменить и его чувства.
– Давайте, Мак, немного поэкспериментируем с этой картиной. Сначала удалите ее от себя. – (Мак расслабляется.) – Влияет ли это на вашу реакцию на случившееся?
– Да, она стала менее интенсивной.

– А теперь вновь приблизьте эту картину к себе. Мак пытается отпрянуть от наступившего образа, он вновь напряжен.
– Теперь все стало гораздо хуже.
– Сейчас попробуйте увеличить картину в размерах. – (Вновь Мак пытается удалиться от надвигающегося на него образа.) – Не правда ли, это лишь ухудшает дело?
– Да, безусловно.

– В скольких измерениях находится данная картина: в двух или в трех?

– Скорее всего в одном. Она плоская и напоминает слайд.
– Давайте попытаемся сделать ее трехмерной.

До настоящего времени все тело Мака как бы подтверждало его реакцию: “О, черт!” Теперь же реакция выглядит несколько иной. Его тело становится более пластичным, плечи опускаются, дыхание становится более мягким. “Что изменилось при этом?” Голос Мака становится очень мягким.
– Она стала реальной. Она стала больше напоминать человека, а не просто образ.
– Каким образом это влияет на вашу реакцию? Вы также выглядите намного мягче.
– Картина стала намного мягче. Теперь мне хочется не рычать, а вздохнуть с облегчением. У меня больше нет такого чувства насилия.
– Теперь представьте, что этот человек вошел в комнату, вы видите его, и вы вспоминаете, что произошло с вами ранее, но видите при этом все в трех измерениях. Проиграйте небольшой фильм. Как это будет выглядеть?

Мак выглядит задумчивым и созерцательным. Вновь все его тело расслабляется.
– Все совсем иначе. Все действительно совсем иначе, – говорит Мак мягким голосом. – Это не значит, что мне хочется подбежать к нему и сказать: “О! Все в порядке!” Но в то же время я не подойду к нему и не скажу ему: “Пошел вон, скотина!” Все гораздо мягче. Это уже не просто черно-белая реакция.

– Совершенно верно. Сделав картину трехмерной, БЫ также стали трехмерным. Вы стали мягче и глубже. Теперь попробуйте то же самое в другой ситуации, где подобная трехмерность могла бы оказаться на ваш взгляд полезной.

– Гм, – Мак задумывается секунд на пятнадцать, азатем улыбается и говорит мягким голосом, – я вспомнил, как раньше мы говорили с Эйми о том, что ей было нужно. Когда картина перестает быть плоской, гораздо легче увидеть другие вещи. В результате передо мной открывается множество новых возможностей.
– Таким образом, вы согласны с тем, что подобное изменение будет для вас полезно?
– Я не очень уверен в этом. Если я все время буду так поступать, я не смогу больше держать дистанцию между собой и окружающими меня людьми, – сказал Мак, сделав останавливающий жест левой рукой.
– Если вы не умеете ладить с людьми, вам приходится держать их на расстоянии, так как с ними бывает очень нелегко. Но если мы создадим такие умения, вы сможете общаться с людьми, ладить с ними. Совсем не обязательно, чтобы вопрос стоял или-или. Вы по-прежнему сможете держать определенных людей на расстоянии, если считаете это необходимым. Мы никогда не избавляемся от возможностей, мы лишь добавляем к ним новые. К тому же мы не будем приступать ни к каким изменениям до тех пор, пока вы не решите, что вы действительно в них нуждаетесь.
– Все это выглядит совсем неплохо. Я думаю, что мне это подходит.

Закройте глаза и не торопясь создайте такой образ собственной личности, каким бы вы хотели быть в отношениях с тем человеком из вашего прошлого. Я могу предложить вам некоторые возможности, и вы выберете то, что вам подходит. Возможно, вы захотите представить Мака, способного реагировать на окружающих как на людей трехмерных. А может быть, вы увидите Мака, способного одновременно реагировать на позитивное и негативное. Этот Мак не просто подразделяет людей на плохих и хороших. Он видит их положительные и отрицательные стороны.

Мак кивает головой и делает несколько раз движение левой рукой слева направо.
– Оттенки цветов.
– Именно. В таком случае Маку будет гораздо легче иметь уравновешенную реакцию и в том случае, когда он знакомится с понравившимся ему человеком, и в том случае, когда человек оказывается излишне назойливым и его приходится держать на расстоянии… Это также поможет Маку лучше понимать людей, и ему будет легче с ними общаться… Возможно, вам захочется, чтобы Мак умел решать, когда он хочет быть с человеком в близких отношениях, а когда хочет держать дистанцию. Он способен стать близким другом, и он ценит это (Мак широко улыбается), но в то же время он знает, когда ему этого не хочется (Мак утвердительно кивает). К тому же ему известны все другие возможности общения, находящиеся внутри этих двух крайних точек. Мак открывает глаза.
– Все хорошо, но мне не хватает во всем этом одного чувства – чувства безопасности. – Мак двумя рука ми как бы изображает щит, находящийся на уровне его груди.
– Безопасность от чего? Может быть, вы имеете в виду физическую безопасность?
– Нет, с этим у меня нет никаких проблем. Вы забираете у меня созданное мной чувство безопасности.
– Но вы по-прежнему владеете тем поведением, которое было, присуще вам в течение многих лет. Мы не можем отнять это у вас, мы, впрочем, и не хотим этого делать. Я просто хочу, чтобы вы по-новому пользовались своими прежними умениями.
– Но мое прежнее поведение не кажется мне больше приемлемым.
– Понятно. Вы чувствуете, что означает для вас безопасность, но вы не можете объяснить это словами. – Мак соглашается со мной. – Снова закройте глаза и попытайтесь понять это чувство. Подсознательно вы хорошо знаете, что значит для вас безопасность. Сделайте так, чтобы это подсознательное знание трансформировалось в образ Мака, способного быть в безопасности, используя какие-либо другие способы. Вам совсем необязательно знать, как ему удается быть в безопасности или какой у него при этом есть выбор. Вам нужно лишь суметь признать в нем такую способность. Я предполагаю, что этот Мак будет находиться в гораздо большей безопасности, нежели прежний Мак, так как его безопасность будет основываться на более твердой, реальной почве… Итак, как же выглядит этот Мак?

Мак открывает глаза, смотрит вверх, задумывается на некоторое время, затем улыбается.
– Достаточно, – подтверждая сказанное, он слегка ударяет себя по бедрам.
– Уверены ли вы, глядя на этого Мака, что он находится в безопасности?
– Абсолютно уверен и не только в этом. – Мак улыбается и кивает головой.
– Вам нравится этот Мак? – Мак быстро кивает головой. – Внимательно проверьте это. Устроит ли вас, если вы станете, как он? – Мак внимательно изучает созданный им образ, а я продолжаю говорить. – Если у вас вдруг возникнут какие-то возражения, мы модифицируем этот образ. Способен ли созданный вами Мак справиться с различными ситуациями, в которых вы можете оказаться, умеет ли он извлекать пользу из сделанных им ошибок, чтобы не повторить их в будущем?
– Я все понял, я понял. Этот Мак способен на все это. – Он вновь бьет себя по бедрам, чтобы подтвердить сказанное.

Теперь, когда Мак имел перед собой свой собственный образ, владеющий желанными возможностями, необходимо было соединить это “решение” с его “проблемой”. Поскольку я знал, что для Мака важны трехмерность и близость образа, я решил воспользоваться именно этим.
– Я хочу, чтобы вы снова закрыли глаза и внимательно посмотрели на созданный вами образ, так чтобы ваше подсознание хорошо запомнило его… И после этого быстро поместите этот образ в свою память… Теперь вновь вернитесь к той картине, с которой мы начали. Вспомните человека, который вызвал у вас неприятное чувство. Представьте его очень близко и в двух измерениях… А сейчас представьте вдалеке, так же в двух измерениях свой собственный образ, который вы только что запомнили…

Теперь быстро поменяйте местами эти два образа. По мере того как образ человека удаляется от вас, он становится трехмерным. В то же время ваш собственный образ, приближаясь к вам, так же приобретает трехмерные очертания. – Мак выполняет мои указания, и я вижу, как расправляются его плечи и он улыбается.
– Хорошо. Теперь быстро сотрите все сделанное и повторите то же самое еще пять раз. Каждый раз не забывайте стирать полученные образы с вашего внутреннего экрана. Постарайтесь, чтобы смена образов с каждым разом ускорялась.
– Итак, было время, когда определенный человек служил причиной вашего дурного настроения, не так ли?

Мак вспоминает об этом человеке, улыбается и говорит:
– Да, был такой человек.

Мак только что гибко прореагировал на образ, заставлявший его прежде чувствовать себя плохо. Это служило подтверждением тому, что его новая реакция была доведена до автоматизма.
– Теперь вспомните людей, с которыми у вас также были трудности в прошлом. Постарайтесь понять, произошло ли обобщение этой новой реакции:.

После короткого раздумья Мак вновь улыбается:
– Нет проблем!
– А сейчас представьте, что один из этих людей поступил в будущем на ваш взгляд несносно. – Мак вновь широко улыбается и смеется. Это занятие заняло у меня приблизительно 20 минут.

Что произошло с Маком в дальнейшем

В следующие после занятия недели Мак заметил, что в нем происходят изменения, и это ему нравилось. Он даже продал свой мотоцикл, так долго являвшийся для него огромной ценностью, объяснив свои действия тем, что он больше в нем не нуждается. Он также почувствовал, что по-прежнему нуждается в большем ощущении собственной безопасности и безопасности своих эмоций. В детстве любые расхождения во мнениях при водили к физическим злоупотреблениям и разрыву отношений. У Мака не было личного опыта, когда интимные отношения способны были пережить серьезные расхождения. Поскольку на примере других людей Мак знал, что такое все-таки возможно, он намеренно создал; в своей супружеской жизни ряд нарушений, чтобы; проверить, сможет ли любовь пережить их. Именно это, дало Маку полное ощущение собственной безопасности, в котором он так нуждался. Позднее Мак говорил нам: “Теперь я спокойно продвигаюсь по жизни”. Мы были рады, что он сам нашел путь к принятию следующего важного шага.

Сейчас прошло уже полтора года с нашей встречи. Мак теперь оказывает помощь людям, страдающим от алкоголизма и наркомании. В нашей последней беседе он рассказал нам о случае, продемонстрировавшем его новую способность.
– Недавно произошел случай, давший мне понять, что я уже не тот, кем был прежде. Ко мне в офис пришел парень, он был взвинчен до предела. Он был на грани потери всякого контроля над собой. Суд приговорил его к двадцати шести часам терапии и ко второй ступени обучения, но он еще об этом не знал. Когда я зачитал ему приговор, он потерял всякое самообладание. Он сжал кулаки и направился ко мне.

Первое, что я подумал, было: “Я пропал”. Но затем я решил, что мне нужно лишь взять под контроль свое пространство. Все это уже не выглядело ситуацией, в которой речь шла о жизни и смерти. Я очень осторожно уложил парня на пол. Все это было сделано лишь с одной целью: защитить себя.
– А как бы вы поступили в подобной ситуации раньше?
– О! Раньше он бы вылетел у меня из окна. Конечно не в буквальном смысле, но смею вас заверить, он бы сильно ушибся, падая на пол. Несколько лет назад со мной произошел почти такой же случай. Парень вытащил нож и направился ко мне. Он очнулся на полу со значительными повреждениями.

Нет комментариев