Демонстрации Андреаса Demo - Сущность разума Устранение Аллергических реакций

Когда Марии было одиннадцать лет, ее укусила в ногу пчела. Для большинства из нас это было бы болезненным, но незначительным происшествием. Однако последовавшие события сделали этот случай незабываемым для Марии и ее семьи. Через десять минут после укуса Мария почувствовала в горле острую боль и зуд; казалось, что горло опухает. Вскоре ей стало очень трудно дышать. Испуганная семья моментально доставила ее в ближайшую неотложку. Ко этому времени Мария уже едва дышала. Дежурный врач немедленно ввел три разных препарата, чтобы пресечь ее симптомы. Он сказал, что она могла бы умереть от удушья, если бы ей не была оказана срочная медицинская помощь. Марию предупредили, чтобы она избегала пчел, чтобы не допустить смертельно опасного рецидива, и она прилагала к этому все усилия.

Десять лет спустя Мария прошла проверку, чтобы выяснить, сохранилась ли ее сверхчувствительность. Врач, проводивший кожный тест, сказал ей, что ее чувствительность все еще очень сильна, и посоветовал делать ежедневные инъекции пчелиного антигена, чтобы постепенно выработать переносимость пчелиных укусов. Для полной безопасности ей надлежало делать эти уколы всю оставшуюся жизнь. В течение следующих двенадцати лет Мария самостоятельно проводила это лечение. Года за четыре до моей работы с ней изменения в процедуре сделали невозможным самостоятельное введение антигена, поэтому Мария решила прекратить уколы.

Когда Мария узнала, что в НЛП есть метод, который позволяет устранить аллергическую реакцию, это заинтересовало ее. «Мария, сначала я хочу дать вам представление о том, что мы будем здесь делать. Уже давно известно, что аллергия, по существу, есть «ошибка» иммунной системы. Когда иммунная система функционирует хорошо, она выявляет действительно опасные вещества и реагирует на них, чтобы защитить ваше благополучие. Именно так ваш организм защищает вас от вредных бактерий и вирусов.

Но иногда иммунная система ошибается и определяет безопасное вещество — пищу, пыльцу, пыль или пчелиный укус — как нечто опасное, каковым оно на самом деле не является. Если ваша иммунная система считает нечто подобное опасным, то, в конечном счете, вы получаете аллергию вместо защиты. В вашем случае иммунная система сделала очень серьезную ошибку, которая чуть было не стоила вам жизни. А когда возникает ошибка, ее вполне естественно было бы исправить.

Процесс, который мы собираемся применить, просто «переобучит» вашу иммунную систему, чтобы она конструктивно реагировала на пчелиные укусы. Мы объясним вашей иммунной системе, что хотя пчелиный укус беспокоит и болит, это не то, о чем стоит сильно беспокоиться. Назначение вашей иммунной системы — защищать вас. Как только она узнает, что пчелиные укусы безвредны, вы действительно окажетесь в гораздо большей безопасности, потому что исчезнет угроза аллергической реакции. Ваша иммунная система приобретет способность нормально реагировать и на все прочие безопасные вещи.

Сначала я хотел бы, чтобы вы лишь в незначительной степени испытали свою аллергическую реакцию — так, чтобы я смог понаблюдать, как вы реагируете сейчас, и смог позже отличить новую реакцию от старой». Поскольку приступы Марии были смертельно опасными, мне нужно было быть чрезвычайно осторожным, чтобы вызвать лишь частичный аллергический ответ. Я подчеркнул, что мне необходимо увидеть ее реакцию лишь в незначительной степени, и внимательно наблюдал, готовый прервать развитие реакции еще до того, как симптомы станут интенсивными. «Я бы хотел, чтобы вы закрыли глаза и вернулись в свои одиннадцать лет, в момент сразу же после того, как вас укусила пчела, когда вы только начинаете замечать эти симптомы в своем горле… о’кей, достаточно! Вы можете открыть глаза и теперь смотреть на меня, чувствуя, как ваш организм возвращается к норме».

Пока Мария вспоминала это событие, ее внешний вид претерпел множество изменений. Она вся напряглась, особенно лицо, которое сильно побледнело. Она также демонстрировала множество других признаков стресса. Я предложил ей вспомнить аллергическое состояние, чтобы увидеть, как она выглядела в этом состоянии. Эта информация нам понадобится позже, когда я захочу провести тест и посмотреть, изменилось ли проблемное состояние Марии.

«Мария, следующий шаг этого процесса состоит в том, что вы подумаете о чем-то похожем на пчелиный укус — но на что ваша иммунная система уже знает, как реагировать конструктивно, без аллергической реакции. Что вам кажется похожим? Как, например, вы переносите укусы муравьев?»

«Как насчет осиных укусов?» — спросила Мария. «Меня кусали осы, и до и после того пчелиного укуса — и у меня никогда не было ничего кроме боли в месте укуса, покраснения и припухлости».

«Это великолепно. Поскольку ваш организм уже знает, как конструктивно реагировать на укус осы, мы используем эту реакцию в качестве ресурса для переобучения вашей иммунной системы. Теперь снова закройте глаза и вспомните случай, когда вас укусила оса. Ощущая укус и переживая то, как это происходит, вы можете осознать, что ваша иммунная система точно знает, как конструктивно отреагировать на эту ситуацию. Обратите внимание, как это происходит».

Когда Мария реагировала на свое представление об осином укусе, ее поза и выражение лица сильно изменились. Ее спина выпрямилась, дыхание стало размеренным и т.д. Увидев эти несловесные изменения, я протянул руку и мягко и уверенно положил ее на плечо Марии, так чтобы мое прикосновение ассоциировалось с ее конструктивной реакцией на укусы ос.

«Мария, я буду держать руку на вашем плече, чтобы стабилизировать здоровую реакцию, которую вы сейчас испытываете. Ваш организм уже знает, как конструктивно реагировать на укус осы. Теперь я хочу, чтобы вы открыли глаза и вообразили, что через всю комнату проходит достаточно толстый экран из оргстекла, прямо перед вами от пола до потолка. Вы находитесь здесь, в полной безопасности, защищенная от всего того, что будет происходить по ту сторону экрана.

Теперь увидьте по ту сторону стекла себя. Смотрите, как та Мария воспринимает укус осы; ее иммунная система реагирует нормально и спокойно…

Теперь вы можете наблюдать и замечать, как это происходит, когда Мария с той стороны точно так же реагирует на укус пчелы. Как и в случае с осой, ее иммунная система точно знает, что делать».

Я очень внимательно наблюдал за Марией, чтобы убедиться, что ее несловесная реакция остается нормальным ответом на укус осы, что это не та реакция, которую я видел вначале, когда она вспоминала, как ее кусала пчела. Если бы она пришла в состояние старой аллергической реакции, мне нужно было бы прервать ее, вернуть назад и начать сначала.

«Теперь уберите плексигласовый экран, протяните руку и поместите Марию, которую вы видите перед собой, обратно внутрь себя, так чтобы вы смогли приобрести ее знание о том, как конструктивно реагировать на укусы пчел… Теперь, когда ваша иммунная система знает, что делать, вообразите, что вас кусает пчела — прямо здесь — и обратите внимание, как это происходит, когда у вас есть ресурсы для нормальной реакции. У вас может возникнуть чувство признательности за то, что ваша иммунная система так быстро научилась чему-то важному, и вы можете насладиться своей новой реакцией».

В то время как Мария делала это, ее несловесное поведение оставалось ресурсным; она сохранила ту же нормальную реакцию, думая о том, как ее кусает пчела. В ходе этого процесса я стабилизировал ее состояние, держа свою руку на ее плече. Дальше мне необходимо посмотреть, будет ли она реагировать таким же образом без моей помощи, поэтому я убираю руку с плеча. Когда я попросил ее закрыть глаза и живо представить, как ее снова кусает пчела, ее несловесное поведение свидетельствовало о нормальной реакции иммунной системы. Я сделал еще один шаг в своей проверке. «Мария, теперь вообразите, что вы берете этот ресурс своей иммунной системы, знающей, как вести себя конструктивно, и снова переживаете тот пчелиный укус, который вам пришлось перенести в одиннадцать лет. Как это произошло бы сейчас?» Когда Мария представляла себе это, прежнего стрессового ответа больше не было. На месте той реакции я наблюдал у Марии все несловесные признаки нормального ресурсного состояния. Весь процесс занял примерно десять минут.

Когда мы закончили, Мария не была уверена, как и большинство людей в такой ситуации, что она в чем-то изменилась. Однако к концу сеанса я видел значительное изменение в ее несловесной реакции на укус пчелы, поэтому я был уверен, что все сработало. Принимая во внимание серьезность ее прежней аллергической реакции, я рекомендовал ей не проверять результат и не отправляться для этого сразу в места скопления пчел и не подставляться под их укусы, и, может быть, для начала просто пройти кожный тест. Однако вскоре жизнь неожиданно предоставила ей возможность пройти более серьезную проверку.

Месяца через два после того, как я поработал с Марией, ее укусила пчела, когда она была одна дома. Она испугалась и немедленно позвонила в клинику скорой помощи, чтобы проконсультироваться о правилах применения эпинефринного набора, который она недавно приобрела. Она не хотела применять этот набор до тех пор, пока в нем не возникнет необходимость, поэтому позвонила живущей по соседству подруге, объяснила ей ситуацию и продолжала разговаривать с ней без перерыва в течение двадцати минут. За исключением небольшого покраснения и припухлости — что нормально для пчелиного укуса — у нее не было никакой реакции. И хотя Мария была очень рада случившемуся, она до сих пор остается скептиком, и с мудрой предусмотрительностью берет с собой в поездки свой эпинефринный набор — в качестве меры предосторожности.

 Метод

Этот метод был разработан двумя нашими коллегами — Тимом Халлбомом и Сьюзи Смит — на основе приема, автором которого является Роберт Дилтс — один из самых давних и талантливых коллег Ричарда Бендлера и Джона Гриндера.

Обширный клинический опыт показывает, что эта антиаллергическая тактика действует эффективно в 80% тех случаев, когда заранее известен аллерген, вызывающий аллергическую реакцию. Она также хорошо работает со многими «гиперчувствительностями» к металлам, химикатам и другим веществам, которые не считаются настоящими аллергиями.

Мы были удивлены, обнаружив, что некоторые люди избавились от своей аллергической реакции, просто прослушав аудиозапись, хотя большинство людей при использовании этого метода нуждается в помощи специалиста. Один мужчина позвонил и сообщил:

«Я прокрутил вашу противоаллергийную кассету своей жене и еще двум людям, у которых были аллергии. После простого прослушивания записи все трое обнаружили, что их аллергии исчезли! У моей жены была аллергия на ноготки и на многие другие цветы — и она удивила меня букетом ноготков на столе».

Неспецифические аллергии

В случаях неспецифических «сенных лихорадок», когда трудно выделить конкретный аллерген, метод срабатывает значительно реже — возможно, потому, что при этом сложнее определить достаточно похожую ситуацию с нормальной реакцией. Однако иногда нам удавалось достичь эффекта и в таких ситуациях.

Анна, с детства страдавшая от астмы, заметила, что ее астматические симптомы значительно усиливались весной и в период цветения трав. Она подумала, что ее астма может быть частично обусловлена аллергической реакцией. Когда я применил к ней антиаллергийный процесс, она не смогла придумать ничего такого, что достоверно не вызывало бы у нее аллергической реакции. И тогда вместо этого я попросил ее вспомнить прежнее время в ее жизни — когда у нее не было никаких симптомов.

«Наблюдайте за той Анной — Анной, которая знает, как нормально реагировать на множество вещей — на пыльцу, плесень, пыль и так далее. Организм той Анны просто автоматически реагирует конструктивным образом». Это вызвало у нее позитивную реакцию; она выглядела очень сильной, когда думала про «ту Анну».

Через насколько дней после сеанса Анна с большим удовольствием сообщила, что ее астматические симптомы ослабли до половины или одной трети от своей прежней интенсивности. Поскольку она была дипломированной медицинской сестрой и довольно много знала о своей астме и способах ее лечения, она чувствовала, что сама уверенно сможет сократить свой курс лечения.

Что делать, если этот метод не работает?

 

Как мы упоминали раньше, по невыясненным пока еще причинам этот метод не срабатывает в 20% случаев его применения к конкретным аллергиям. Успех метода зависит от способности терапевта искусно использовать слова для вызывания у клиента определенных состояний. Принципиально важным фактором — как и во всех методах НЛП — является также несловесная конгруэнтность терапевта. Возможно, некоторые неудачи в применении метода обусловлены просто ограниченностью словесных и несловесных навыков человека, проводящего процедуру.

В других случаях причиной неэффективности этого метода может быть еще один фактор, часто называемый «вторичной выгодой». Словами «вторичная выгода» мы просто обозначаем идею о том, что любое наше поведение преследует какую-то позитивную цель. Например, если у человека аллергия на сахар, то полезной целью (вторичной выгодой) такой аллергии может быть защита от лишнего веса. Если бы мы успешно устранили эту аллергию, человек потом столкнулся бы с новой проблемой: активное употребление сахара привело бы к увеличению веса. Если какая-то часть человека осознает это, она будет мудро и энергично сопротивляться устранению аллергии.

Чтобы разрешить этот конфликт, можно научить человека более эффективным альтернативным способам контролирования собственного веса. В этом случае аллергия уже не будет единственно возможным средством достижения позитивной цели, следовательно, отпадет необходимость отчаянно сопротивляться ее устранению. Подобным же образом, человек может сохранять аллергию на сигаретный дым лишь потому, что у него нет других способов спокойно настоять на том, чтобы окружающие не курили; или потому, что эта аллергия для него — единственный способ обратить на себя внимание присутствующих. Может быть, ему неловко говорить: «Я предпочитаю, чтобы вы не курили в моем присутствии» или «Я хочу, чтобы вы обратили на меня внимание», — и аллергия «говорит» за человека. Если человек, не желающий, чтобы в его доме жили кошки, избавится от своей аллергии на кошек, то он, возможно, более не сможет проявлять настойчивость в том, чтобы удалить кошек из дома.

Когда позитивные функции (вторичные выгоды) известны, то, как правило, можно найти эффективные альтернативные способы их осуществления. Однако часто эти позитивные функции остаются неосознанными, и если их не определить, то они обычно становятся серьезным препятствием на пути к позитивному изменению вне зависимости от того, какой при этом используется метод. В главе 8 описан метод, который поможет нам определять эти позитивные функции корректно и аккуратно, и это позволит нам находить наиболее эффективные альтернативные решения.

Научное обоснование

В последние годы было собрано так много экспериментальных научных доказательств тесной анатомической и биохимической взаимосвязи между нервной системой и иммунными реакциями, что возникла даже новая отрасль науки — «психонейроиммунология». Прежние наблюдения тоже указывали на то, что эмоции, настроение и стресс влияют на иммунную реакцию. Однако раньше считалось, что связь эта исключительно гормональная и неспецифическая.

Книга Берни Зигеля «Любовь, лекарства и чудеса» [1] и Стефена Лока «Внутренний целитель» [2] являются превосходными источниками доказательств — и анекдотических, и научных доказательств способности мозга воздействовать на иммунную систему.

Тех, кто хотел бы получить информацию о влиянии психологических факторов на деятельность иммунной системы из научных источников, мы отсылаем к нескольким недавним статьям в научном журнале AAAS [3]. Отчет 1985 года подводит итоги «Первого международного семинара по нейроиммунной модуляции», проведенного в Национальном институте здоровья. В частности, в этой статье говорится:

«Исследователи показали, что стрессы — как серьезные, так и более прозаические — могут изменять иммунные реакции, и что классическое павловское обусловливание как форма обучения тоже влияет на них. Более того, существуют анатомические и химические связи между иммунной и нервной системами, которые могут способствовать интеграции их деятельности. Не только нервная система может оказывать влияние на иммунные реакции, но, как показали последние работы, иммунные реакции тоже способны изменять деятельность нервных клеток. Фактически клетки иммунной системы могут функционировать в сенсорном качестве, посылая в мозг сигналы о стимулах, например, о вторжении чужеродных патогенов, которые не могут быть выявлены классической сенсорной системой».

В 1984 году в эксперименте с двойным контролем [4] морским свинкам вводили инородный белок, чтобы вызвать у них иммунную реакцию, и при этом в клетку к свинкам помещали источник специфического запаха. После пяти повторений таких инъекций в сочетании с одним и тем же запахом аллергическая реакция животных, сопровождавшаяся снижением уровня гистамина, могла быть вызвана одним только запахом. Уровень гистамина, зафиксированный во время введения в клетку источника сильного запаха, в среднем в тридцать раз превышал те значения, которые определялись в отсутствии этого источника. В другом исследовании [5] у крыс тренировали аллергическую реакцию на свет и звук. Уровень концентрации специфичных энзимов, повышение которого по имеющимся данным связано с развитием аллергической реакции, был приблизительно вчетверо выше, чем у тех животных, которые не подвергались такой тренировке.

Некоторые исследователи считают, что люди приобретают аллергии тем же самым способом. Какое-нибудь особенное событие или эмоция может вызвать у человека активную реакцию иммунной системы, и это может произойти в то самое время, когда рядом находится кошка, курящий человек, цветы или другой «аллерген». Точно так же, как морские свинки приобрели аллергическую реакцию на запах, человек усваивает аллергическую реакцию на то вещество, которое случайным образом оказалось рядом с ним в тот момент, когда его иммунная система была в возбужденном состоянии.

В описанном в этой главе методе для изменения иммунной реакции тоже используется техника простого обусловливания. Когда клиент воображает ситуацию с нормальной иммунной реакцией, это приводит к нормальному физиологическому ответу, которым затем замещается неконструктивная аллергическая реакция. Промежуточный шаг, когда человек видит себя с новой желаемой реакцией, не является во всех случаях абсолютно необходимым. Этот шаг упрощает процесс обучения новой реакции, и в то же время снижает вероятность возвращения человека к старой аллергической реакции.

Поскольку этот метод демонстрирует, что человеческая иммунная реакция может быть переобусловлена за несколько минут, существуют колоссальные возможности его применения в лечении широкого круга заболеваний, в которых возникает нежелательная иммунная реакция. Используя подобный процесс, вероятно, можно снижать или устранять неконструктивные аутоиммунные реакции в таких заболеваниях как множественный склероз, ревматический артрит и туберкулез кожи. Наш опыт применения этого метода согласуется и с многочисленными подтверждениями того факта, что психологическими методами иммунная реакция может быть усилена, в том числе и при таких заболеваниях, как рак.

Предостережения и советы

Если вы заинтересованы в испытании этого метода, мы хотели бы сделать два важных предостережения. Во-первых, если аллергия, с которой вы имеете дело, предполагает возможность возникновения каких-либо опасных для жизни реакций, подобных той, которая возникала у Марии, применяйте этот метод только под непосредственным наблюдением врача. Тогда, если вы случайно все-таки вызовете острую аллергическую реакцию, то врач с помощью лекарств сможет справиться с неожиданными неприятностями.

Мы являемся сторонниками того, чтобы каждый человек с аллергией любого типа в дополнение к использованию этого метода получал необходимую медицинскую помощь.

Во-вторых, мы хотели бы напомнить вам, что этот метод основан на способности организма связывать аллергическую реакцию с тем или иным стимулом. Если человек применяет метод неосторожно, то вместо устранения аллергии он может случайно связать ее с другим стимулом. По-видимому, нечто подобное происходит с людьми, имеющими аллергию на широкий круг стимулов. Хотя в нашей практике применения этого метода такой неосторожной подмены стимулов никогда не случалось, не следует совершенно исключать эту опасность особенно в тех случаях, когда психотерапевту не хватает опыта.

Если после чтения этой главы ваша аллергия неожиданно тихо покинула вас, как это случалось с некоторыми людьми, поздравьте и поблагодарите свое подсознание. Если же для избавления от аллергической реакции вам нужен «гид», мы рекомендуем найти человека, хорошо обученного этому методу. Прежде чем помогать кому-то с помощью описанного метода, мы рекомендуем вам пройти сначала интенсивный тренинг, чтобы научиться достигать желаемых результатов без риска для ваших клиентов.

Литература

«Love, Medicine and Miracles», by Bernie Siegel, 1986.

«The Healer Within», by Stephen Locke, 1986.

«The Immune System “Belongs in the Body”». Science, March 1985, pp. 1190-1192. Глубинные анатомические и биохимические связи между иммунной и нервной системами помогают объяснить, как настроение может влиять на подверженность заболеваниям.

«Learned Histamine Release». Science, 17 August 1984, pp. 733-734.

«Pavlovian Conditioning of Rat Mucosal Mast Cells to Secrete Rat Mast Cell Protease II». Science, 6 January 1989, pp. 83-85.

Нет комментариев