Демонстрации Сдвиг критерия

Демонстрация сдвига критерия

(Следующий транскрипт взят из тренинга, проведенного Коннирой в Далласе, Техас, в январе 1986 года. Транскрипт был незначительно отредактирован для облегчения чтения.)

Хотите посмотреть, как я быстро продемонстрирую пример изменения? О’кей. Кто уже рассортировал свою иерархию, во-первых? И, во-вторых, вы знаете нечто, что хотите сделать либо более, либо менее важным. Думая об этом, подумайте обо всей информации, которую имеете лично вы, и подумайте о том, что говорили вам другие люди. Есть ли нечто, что, по мнению других людей, вы могли бы сделать более или менее важным? Это не значит, что вы обязаны, но это — источник информации. Вы можете рассмотреть её и решить, считаете ли вы это хорошей мыслью или нет.

Дэвид (быстро): О’кей. Что вам требуется?

Этот человек эффективен, когда надо переходить к делу! О’кей, какова ваша иерархия? Как вы кодируете её с точки зрения субмодальностей?

Дэвид: Что до субмодальностей, у меня есть «удовольствие» (делает жест левой рукой далеко вперёд и чуть-чуть влево). Потом «личное совершенствование» (показывает на расстояние около 2 футов прямо впереди), а потом «семья» (показывает обеими руками около груди), и я нахожусь в ней.

А что более важно?

Дэвид: Семья.

О’кей, я это подозревала. Таким образом, он имеет «близкие ему» критерии. Я всегда говорю о «высокоценных» критериях, и это действительно обычный способ говорить о них. Некоторые люди имеют «близкие» критерии, а другие — «базовые» ценности, О’кей, таким образом, его критерии находятся на линии, чуть-чуть уходящей влево с одним критерием вдалеке и более важными критериями ближе. Теперь, есть ли у вас в уме нечто, что вы хотите сделать более важным или менее важным?

Дэвид: Угу.

Хотите ли вы сказать нам об этом или нет? Вы не обязаны. Это не имеет значения.

Дэвид: Ну, у меня тут проблема. Когда вы недавно говорили, это связывалось с тем, что во мне уже некоторое время переваривается. Я позволяю себе доходить до точки, — когда я становлюсь больным, урабатываясь до смерти — и только потом я забочусь о личных нуждах. Мне нужно приблизить это (показывая обеими руками по направлению к груди) по важности.

«Заботиться о личных нуждах». (Верно.) О’кей. Теперь вам нужно как-то понять, в каком месте человек хочет, чтобы его критерий, в конечном счете, оказался; иначе вы можете сделать его более важным, чем сама жизнь, не успев опомниться: «Подожди-ка минутку, это не столь важно». Итак, вы хотите, чтобы он был «столь же важным, как» или «более важным, чем»?

Дэвид: Более важным, чем урабатываться до смерти.

Хороший выбор. (Смех) Ничего не могу возразить.

Дэвид: Мне бывает очень трудно в рабочей обстановке сказать «Нет». Я могу быть таким больным, что впору укладываться в постель, но буду продолжать без остановки.

О’кей. Теперь мы проведем экологическую проверку. В общем, это звучит хорошо. Я хочу убедиться, что тот способ, которым он сам это интерпретирует, будет для него эффективным. Поэтому, если вы представите себе, что станете реагировать на личные потребности как на более важные, нежели работа, завершение дел и тому подобное… Представьте себе, как измениться ваша жизнь. И просто проверьте, имеются ли в такой жизни какие-либо проблемы?

Дэвид: Гмм. Это будет очень отличаться. Это что-то вроде как будто есть какая-то часть, которая спрашивает «Как это будет?»

«Хотелось бы знать». Да, то есть вы можете не знать до конца — и это может означать, что позднее, после того как мы проделаем это изменение, вы захотите немного адаптировать его; вам может понадобиться что-нибудь добавить или убавить, или передвинуть.

Дэвид: Ну, и в голову постоянно приходит мысль об общей природе эффективности. Если я буду больше заботиться о себе, я обязательно буду эффективнее и в рабочей обстановке.

Это верно. Так что эти вещи в действительности не конфликтуют друг с другом. (Верно.) А теперь, когда вы думаете о том, чтобы заботиться о личных потребностях, — где вы это сейчас видите?

Дэвид: Вон там. (Он показывает правой рукой прямо вперед и вверх). Далеко в том направлении (обе руки).

Далеко в том направлении, О’кей. Это ключ. Находится ли это на одной линии с остальными вашими критериями, или выходит за линию?

Дэвид: Хм, это довольно-таки по центру, и выше, и…

Я спрашиваю, лежит ли это на линии

Дэвид: — Это приблизительно на таком же расстоянии, как Аллен (Аллен сидит в конце комнаты), но выше, примерно на линии потолка.

Я вижу, что вы имеете в виду, говоря о том, чтобы это приблизить! (Аллен поднимает обе руки).

Дэвид: Спасибо! (Он машет Аллену, и подает ему знак «О’кей»).

Аллен, вы не могли бы пересесть вперед, когда я подам вам знак? (шутя)

Дэвид: Вытяни руки и принеси это мне (смех).

О’кей. Ну, а где находится «реагирование на работу»?

Дэвид: О’кей. Работа. Что-то вроде как там, внизу. (Он показывает прямо перед собой и вниз, слегка направо.)

А как далеко от вас?

Дэвид: Как раз по эту сторону от телевизора. Прямо там внизу.

Внизу около телевизора, О’кей, теперь давайте проведем небольшую проверку. Эти два критерия находятся в другом месте, чем первые три; это не просто прямая линия. Я хочу проверить и выяснить, имеет ли значение верх или низ. Поэтому возьмите критерий, связанный с работой, (О’кей.)

Если вы его приподнимете, — мы его вернем на место, — но если вы его поднимете (Дэвид качает головой) на время, он выглядит более или менее важным?

Дэвид: (Его рука движется влево-вправо в направлении критерия, связанного с работой.) Там очень — это получается… (Он смеётся и машет правой рукой от себя и вверх) он отодвигается, когда этот поднимается (делает жест в сторону критерия «личных потребностей»). О просто вроде как там.

О! То есть он на одной траектории с тем, другим критерием. О’кей. Верните его обратно, (О’кей.) Теперь я бы хотела, чтобы вы взяли тот, что отвечает за личные потребности. (Аллен поднимает руки, а Дэвид смеётся и показывает на Аллена) Это ваш сигнал. Аллен!.. А теперь я хочу, чтобы вы передвинули этот критерий ближе. Эту технику вы выполняете медленно — вы не делаете этого быстро — так, чтобы вы могли заметить эффект по мере придвижения его поближе. Вы можете провести нечто вроде внутренней проверки. Обычно люди как-то ощущают, когда критерий находится на нужном месте. У вас есть также конечная цель. Вы знаете, что хотели бы, чтобы это было более важным, чем работа. Так что позвольте картине постепенно приближаться, и вы можете заметить, какое она оказывает воздействие, становясь более важной, и просто поймайте ощущение, когда она окажется на нужном месте… (Дэвид издает вопросительный звук.) Во-во. (Он машет левой рукой, показывая неопределенность или неуверенность).

Подвигайте его немного взад-вперед, если не вполне уверены. Проверьте.

Дэвид: О, если я подвину его ещё ближе, О’кей.

Хорошо. И когда вы делаете это с людьми, похоже, происходит один интересный феномен, заключающийся в том, что, когда критерий попадает на нужное место, происходит что-то вроде хлопка. (Дэвид кивает головой, «Да», и обеими руками жестикулирует: «Конечно») В особенности, если вы говорите людям, что это произойдёт (смех). (Руки Дэвида движутся, как будто устанавливают что-то на место.) Он просто как бы обосновывается там… попадает на нужное место. Техника «хлопка», О’кей, и дайте мне знать, когда вам покажется, что он встал на нужное место.

Дэвид: О’кей. Что-то вроде того. (Что-то вроде?) Ну, вы знаете, я не привык (Он отодвигается назад), чтобы это было так близко. Это что-то вроде словно «Ух»… (рука касается подбородка в положении «задумчивости») Я замечаю также некоторые другие вещи, связанные с этим.

Замечаете ли вы что-то, что вы могли бы захотеть подрегулировать? Здесь, вверху, вы можете увидеть это более ясно. Возможно, вы не были уверены в том, что находилось на этой картине, когда она была далеко.

Давид: Именно это я сейчас и замечаю.

Возможно, вы захотите немного изменить содержание сейчас, когда она приблизилась, и вы в состоянии разглядеть всё, что там есть…

Дэвид: Гммм… Да, она крайне сложная.

Это хорошо или?..

Дэвид: Удивительно.

О’кей. Сложная в каком отношении?

Дэвид: Ну, когда я думал обо всех этих «личных потребностях», я думал о физической болезни, однако это кажется лишь незначительной частью целого. (Большой и указательный палец его левой руки делают маленький указующий жест.) Вы знаете, это… (Его левая рука очерчивает в пространстве большой круг вокруг предыдущего жеста.)

Некая часть вашего мозга соединила там кучу разных вещёй

Дэвид: Да, потому что содержание, вы знаете, типа физического здоровья (Это одна часть, О’кей) просто в этом маленьком (оба указательных пальца очерчивают маленький прямоугольник в центре круга.)

Теперь я хочу, чтобы вы проверили остальные части, о существовании которых раньше не подозревали, и удостоверились, что вы вполне довольны, имея их на соответствующем по важности месте.

Дэвид: О’кей, когда вы сказали это, материал вокруг начал перемещаться.

Хорошо. Могут существовать части этой картины, которые вы хотите отодвинуть подальше; или же могут быть части, которые вы захотите подвинуть ещё ближе…

Дэвид (кивая): Они придвинулись, О’кей. Теперь всё здорово, О’кей.

Хорошо. Теперь, когда вы глядите на конфигурацию, кажется ли вам, что она будет на вас работать? Или же есть дополнительные уточнения?

Дэвид: Такое впечатление, будто что-то не совсем правильно — это вроде бы действительно близко, но не совсем там.

О’кей, поэтому потратьте время на то, чтобы это стало чётко видимым. Просто просмотрите всю эту штуку.

Дэвид (смеётся): Привет, Аллен! Ты не совсем там, но… Я буду использовать твое правое плечо в качестве её угла… О’кей (закрывает глаза)

А пока вы это делаете, я расскажу группе некоторые вещи, которые вы уже знаете… Вот о чем я хотела бы сказать: когда вы выполняете подобный процесс, то включение паттернов гипнотического языка в значительной степени облегчает человеку задачу. Вы говорите что-то вроде. «Вы можете позволить этому образу приблизиться, и заметить, когда он найдет нужное положение», (Дэвид кивает), так что вы предварительно предполагаете определённые вещи, которые не хотите ставить под сомнение — это сделало бы процедуру для человека труднее, чем необходимо. Это много легче, чем спрашивать: «Он в нужном месте?», потому что тогда они начнут сомневаться…

Дэвид: О’кей. Когда я позволил этому работать, экран вон там расширился (он рисует перед собой обеими руками большой прямоугольник) в большой прямоугольник, разделённый на части. (Он делает резкие вертикальные движения рукой, перемещая её слева направо)… Так что это словно — (Его правая рука делает широкое движение слева направо перед ним, в то время как он тихонько свистит).

То есть, он расширился.

Дэвид: Да. Это довольно здорово.

Походило ли это?..

Дэвид: Да, после того, как я позволил этому… (широко разводит руки в стороны)…

Увеличиться. (У-гу.) И это имеет смысл, потому что вы можете действительно полностью его рассмотреть и узнать, что там есть.

Дэвид (кивая): У-гу. И у меня появляется теперь всевозможная странная кинестетика, (Обе руки вращаются чередующимися кругами в районе живота.) что-то вроде словно «Ух ты!» (Его голова и грудь подаются назад.)

И единственная вещь, которую надо проверить — это является ли «странная кинестетика» странной в том смысле, что «Она отличается, у меня никогда так раньше не было». (Дэвид кивает: «У-гу») Потому что если это кинестетика, говорящая «Что-то не в порядке», тогда вы захотите внести дополнительные уточнения. И Дэвид конгруэнтно реагирует на сообщение: «Это просто что-то незнакомое». О’кей. Это часть, посвященная изменению.

А теперь мы хотим провести проверку. (О’кей.) Это конкретное изменение немного труднее проверить, чем другие. Если вы можете тут же придумать что-нибудь реальное, — проверьте таким образом. Например, один человек понизил важность мнений окружающих и повысил важность исполнения того, что сам считал верным. Сразу после этого кто-то из его группы сказал ему, чтобы он что-то сделал: «Сделай это со своими субмодальностями», и его немедленной реакцией было: «Нет, я не думаю, что это правильно. Мне нужно сделать что-то другое». Это был незапланированный ход, но потом они осознали, что это оказалось прекрасной проверкой. То есть это один из способов, каким вы можете иногда проверить. С этим конкретным изменением мы так поступить не можем, но мы всегда можем проверить в воображении. Вообразите себя в ситуации, где могла бы проявиться эта разница. (Он закрывает глаза.) Это самая общая проверка, какую вы можете сделать. Пусть они отыщут контекст, в котором эта новая конфигурация вызовет изменение…

Дэвид (кивает и улыбается, очень расслабленно): О’кей, есть.

Что вы думаете? По-моему, выглядит неплохо.

Дэвид: «Нет» выскочило действительно легко. Это был типичный телефонный звонок: «Ты мне сейчас нужен», и действительно быстрая проверка: «Нет, ты можешь позвонить тому-то и тому-то». (Он щелкает пальцами.)

Великолепно. Да, и это тот тип автоматического сдвига, который вы получаете, когда критерии человека располагаются в новом порядке. Вам не требуется заставлять себя действовать по-другому, просто вы такой на самом деле. О’кей, попробуйте другой контекст, — я хочу провести тщательную проверку. (Он закрывает глаза, «О’кей, другой контекст») Другой контекст, в котором наличие этой новой конфигурации приведет к изменению… (О’кей)

А как здесь?

Дэвид: Удивительно, (смех)

Это удивительно и восхитительно или?..

Дэвид: Да. Я взял альтернативу, где кто-то дал мне возможность пойти и сделать что-то для самого себя. Обычно я отказываюсь и говорю, «Нет, у меня нет времени». А тут я делал это и думал: «Что я делаю?» (Поворачивает голову и смотрит вокруг) «Это не нормально». Так что это довольно приятно.

О’кей, хорошо. А если вы можете подумать ещё и о третьем контексте… Три — это магическое число в НЛП…

Дэвид (приподнимает голову и склоняет её вправо): Ну, это нечто, чего я уже давным-давно не видел, (смех) Я имею в виду, не видел лично, последний отпуск у меня был семь лет назад.

Вы ещё хуже, чем мы!..

Дэвид: Это здорово. Он только что вписался в мой календарь.

О’кей, это мне нравится, и число три удовлетворяет моему критерию хорошей проверки. Поэтому спасибо.

Дэвид. Спасибо вам.

Теперь, ещё одна вещь, о которой я бы позаботилась, выполняя маневр такого рода — это убедиться, что он не уйдет слишком далеко в направлении «Теперь он собирается быть в отпуске 300 дней в году, а работать 65» (смех). Я не получила от него никаких признаков того, что он пойдет столь далеко. Он решил: «Я записываю дни отпуска в свой календарь, я ведь семь лет не имел отпуска». Это не похоже на «Я собираюсь пять лет не работать». Тогда бы я стала размышлять: «Что же я здесь наделала?» Так что, проделав с кем-то сдвиг, вы можете слегка проверить границы, чтобы убедиться, что он не зашел чересчур далеко. Если он перестанет работать, и перестанут поступать деньги, то у него возникнут трудности с проведением отпуска.

Нет комментариев