Демонстрации Реагирование на критику

(Следующий транскрипт — отредактированный вариант видеозаписи, где Стив демонстрирует внедрение этой стратегии на Карле, участнике одного из наших Семинаров Уровня Практиков в январе 1987). Мы также включили некоторые последующие комментарии, сделанные Карлом двумя неделями позднее.

Во время демонстрации мы собираемся сделать две вещи. Одна заключается в том, что я хочу продемонстрировать внедрение самой стратегии и прохождение через различные ответвления этой стратегии и т. д. Другая вещь, которую я собираюсь сделать — это продемонстрировать незаметный способ внедрения стратегии, а именно выполнение этого в диссоциированном состоянии. И это будет для вас не так-то легко, Карл, потому что вы ведь не любитель диссоциации, верно?

Карл: М-м, нет, я люблю делать диссоциацию.

Вы можете это сделать? (Гм-м-м.) О’кей. Прекрасно. Итак, я хочу, чтобы вы сделали следующее: увидели Карла вон там в какой-либо ситуации, в которой кто-то может дать какую-нибудь обратную связь, которая может быть истолкована как критика. Вы просто видите это вон там, О’кей? (Карл немного отклоняется назад.) Ну вот! Так то лучше. Хорошо. Вы можете видеть его так далеко, как вам удобно. Вы можете поместить лист плексигласа вот здесь, если хотите. (Карл улыбается и кивает.) О, вам это нравится, правда? О’кей, хорошо. И я хочу, чтобы вы остались в этом диссоциированном состоянии. Вот что вы будете делать: наблюдать, как он проходит через эту стратегию. Так что вы будете просто наблюдателем, и ваша функция как наблюдателя — это в любой момент заметить, если у него там появятся какие-либо проблемы. Тогда вы можете дать мне знать о них, и мы сможем сделать что-либо, чтобы с ними справиться, (О’кей.)

О’кей, прекрасно. Итак, вы просто будете наблюдать за этим. А другой способ создать для человека рамку — это сказать, что мы просто собираемся испробовать это там, что мы не собираемся внедрять это в него раньше, чем проделаем до конца там и убедимся, что там всё в полном порядке; мы не собираемся ничего делать с ним здесь. Правда, это в некотором смысле надувательство. Но это очень полезное надувательство для некоторых людей, которые действительно насторожены: «Н-нет-т… не суйтесь в мои мозги», или что-то в этом роде. В некотором смысле, верно то, что это не будет внедрено до того и без того, чтобы были учтены любые экологические соображения. Поэтому эта часть утверждения верна. Однако, когда вы видите себя вон там, выполняющего это, вы также учитесь с помощью само-метафоры внутри. Итак, это именно вы собираетесь учиться новому способу реагирования на критику, так как я полагаю, что вам не слишком-то нравится тот способ, который есть у вас сейчас. Верно?

Карл (качая головой): Никоим образом, Хозе. Мне он не нравится.

О’кей, хорошо. Итак, увидьте его там, а через несколько мгновений пусть кто-то другой скажет нечто, что может быть истолковано как критика. И то, что ОН собирается делать, есть нечто очень, очень важное. Он собирается диссоциироваться от критики, (О’кей.) А вы будете наблюдать за ним. (Карл: Диссоциированным, в то время как я диссоциирован.) Правильно, в то время как вы диссоциированы. (О’кей.)

Это что-то вроде процедуры работы с фобией, когда вы имеете трехместную диссоциацию, и функция та же самая. Итак, некто собирается сказать нечто Карлу. А вы можете просто выдумать то, что кто-то может подойти и сказать ему. А этот Карл, находящийся там, собирается как-то удержать это на расстоянии (О’кей) вплоть до момента, когда у него будет возможность полностью оценить это. Он может сделать это двумя способами. Он может услышать слова и представить их напечатанными в пространстве на расстоянии вытянутой руки. Или он может слышать эти слова, но на расстоянии, (О’кей.)

И он может делать это несколькими разными способами, а вы можете просто смотреть и наблюдать, как он это делает. Итак, наблюдайте за ним в то время, когда он слышит критику. И это какие-то критические замечания о нём. И он собирается удерживать их на расстоянии вытянутой руки. Он собирается остаться диссоциированным от них. И он собирается потом создать картину о том, что представляет собой эта критика; лучше в виде фильма. Таким образом, он собирается создать репрезентацию критики, оставаясь в диссоциированном состоянии, (О’кей.) А потом он собирается сравнить этот фильм с фильмом с наилучшей имеющейся у него информацией об этой же самой ситуации. Это понятно? (Да.) О’кей. Чтобы оценить и сказать: «Ну, есть ли в этом смысл?» Есть ли какой-либо способ, каким он мог бы извлечь из этого смысл? Теперь, когда вы наблюдаете, как он делает это, может ли он достигнуть какого-то понимания этого? Есть ли смысл в том, что некто мог сказать про него такое?

Карл: Это имеет большой смысл.

О’кей, это имеет большой смысл. Здесь я хочу, чтобы вы пронаблюдали за тем, как он будет решать, как он хотел бы отреагировать на эту информацию. Потому что если в этом есть смысл, то это значит, что это хорошая информация, которой у него не было раньше, правда? (Да.) Так что он может сказать: «Спасибо», или: «Парень, я рад, что ты привлёк к этому моё внимание. Я посмотрю, что я могу сделать с этим». Или что угодно.

Карл: Он уже не чувствует себя внутри дерьмом. Я имею в виду — (смех).

Это хороший план.

Карл: Просто ощущение намного лучше.

О’кей. И теперь ему будет легче найти хорошее применение любой содержащейся там информации, потому что он не чувствует себя внутри дерьмом, верно?

Карл: Верно! Верно. Ему намного легче объективно относиться к этому.

Точно. Кстати, вот что такое «объективный». «Объективный» означает, что вы диссоциированы. Поэтому, когда вы наблюдаете за ним, я хочу, чтобы вы следили, как он проходит через процесс принятия решения о том, какого рода реакция подходит к этой ситуации — в смысле, что он мог бы по-другому делать в будущем, какого-либо рода изменения, которым он, возможно, захотел бы подвергнуться, или что угодно, что было бы подходящим, полезная реакция на информацию, которую ему только что предоставили…

О’кей, таким образом, он прошел через процесс принятия решения. А теперь сделайте так, чтобы он действительно осуществил это, если это возможно сделать сейчас, и прореагировал на это. Кто-то критиковал его, верно? Поэтому, если есть подходящий ответ этому человеку, например: «Спасибо, что вы обратили на это моё внимание», или «Да, парень, я наделал делов…», или…

Карл: Да! Это как раз то, что он сделал. Он благодарит этого человека!

Это что-то новое, а? Вместо того, чтобы кинуться на него с кулаками.

Карл: Ага. Он никогда раньше его не благодарил. В прошлом была не столько сильная злость против этого человека, сколько злость на самого себя. (О’кей, всё верно), и он не обязан больше чувствовать злость на себя. Он может воспринять это как урок.

Великолепно. И после того как он завершил это взаимодействие с тем человеком, я хочу, чтобы вы наблюдали за ним, в то время как он тратит некоторое время на то, чтобы синхронизировать с будущим какое-то другое будущее поведение. Итак, он принял некие решения о том, что он упускал, или не замечал, или не придавал этому значения, или что бы то ни было. (Верно.) Как он может синхронизировать новое поведение с будущим? Возможно, сначала ему нужно принять решение относительно нового поведения. Что он собирается делать в будущем по-другому, в то время как вы наблюдаете его синхронизирующим это с будущим, — так что он проходит через решение, когда и где он хочет быть другим, и как именно. Вы можете быстро просмотреть некоторые старые реакции, или использовать «Генератор Нового Поведения», или что бы то ни было. О’кей. Он уже совершил это изменение? (Да.) О’кей.

Карл: Да, действительно. Он не чувствует напряжения внутри. Прежде всего, он рад тому, что всё это вообще произошло, потому что он учится на этом.

Это как-то отличается от вашего прошлого опыта?

Карл: Он никогда в жизни такого не испытывал. Никогда!

Похоже, что это действительно так, не правда ли? (смех) У него такой вид, будто он только что увидел ангела, спустившегося с неба!

Карл: Знаете, это очень здорово, а контекст касается семьи, и — ему просто раньше не было легко в семье, но это просто — я хочу сказать, он действительно улыбается.

О’кей. Я бы хотел, чтобы вы проиграли другой сценарий, немного отличный. Итак, вы снова видите его там, и пока что вокруг него никого нет. (О’кей.) На этот раз кто-то собирается подойти и сделать ему очень неопределённое критическое замечание типа: «Ты, вонючка», или «Ты, индюк» или что-либо вроде этого, так что он должен действительно сделать паузу и собрать информацию, — потому что он слышит «Ты, индюк» и создаёт картину индюка и создаёт картину себя, и картины не совпадают, верно? (смех) Поэтому он должен сначала собрать информацию типа: «Хорошо, можете ли вы мне сказать больше? Как, конкретно, я являюсь индюком?» или что угодно ещё, до тех пор, пока он не получит информацию: «О чём на самом деле говорит этот человек?»

Карл: «Что они пытаются ему сказать?»

«Что они пытаются ему сказать?» И он может сделать это довольно вежливым и нейтральным тоном, потому что он просто

Карл: Он может диссоциироваться.

Диссоциироваться. И он просто хочет иметь эту информацию. И когда он уже получит информацию, достаточную для того, чтобы создать фильм о том, чем озабочен этот человек — тогда он снова может пройти через это… Ну, а на этот раз совпадает это или нет?

Карл: После того как они ему сказали?

После того как они сообщили ему некоторые детали, есть ли какое-то соответствие… немножко?

Карл: Да. Это была скорее шутка, чем что-либо ещё. (О’кей.) Но он, вероятно, не узнал бы об этом, если бы не задал вопросов: «Каким конкретно образом я являюсь индюком?» (смех) В прошлом он, вероятно, не стал бы этого спрашивать. Он бы просто подумал: «Да, я индюк». Либо это, либо «Сам индюк, мать твою».

Верно. Мать твою, О’кей. Теперь смотрите на него, в то время как он снова проходит через эту процедуру решения о том, как отреагировать на этого человека. Возможно, вы уже это сделали. А потом, есть ли какой-либо способ поведения, который он хотел бы иметь в будущем? Есть ли что-либо полезное? А иногда, если это просто игра, это может быть просто что-то вроде не имеющего значения обмена добродушными шутками, и действительно нет никакого стимула к изменению поведения…

О’кей, теперь я хочу, чтобы вы проделали это ещё одни раз. На этот раз некто действительно очень странный появляется на улице прямо из ниоткуда и произносит какие-то странные замечания, из которых вы не можете извлечь никакого смысла, (О’кей.) И знаете, он опять спрашивает: «Хорошо, можете ли вы больше сказать об этом?» Или «Как конкретно?» или что-нибудь в этом роде. И, знаете, он получает в ответ просто «словесный салат»; это шизофреник, который просто сбежал из больницы, или что-то в этом роде. И когда вы делаете фильм из того, что представляют собой его картины и что вы запомнили из только что случившегося, они просто совершенно не совпадают. (Верно.) И в определенный момент вы говорите: «Благодарю, но благодарности не будет», или «Простите», или что-нибудь ещё. Вы предпринимаете серьезное усилие понять, что человек имеет в виду, и есть ли в этом какая-то реальная информация — или же это просто выпад, исходящий из его собственного внутреннего пространства, а в этом случае вы можете спокойно проигнорировать его, потому что у вас нет никакого. (Карл: Это не стоит того) Это не стоит того, потому что в нём нет никакой информации, которую вы хотели бы использовать для изменения своего поведения в будущем, верно?

Карл: На этом не научишься.

Верно: О’кей, теперь, наблюдая, как Карл там проходит через всё это, я делаю вывод, что ощущение действительно хорошее. Верно? (Действительно хорошее.) Это выглядит привлекательно? (Выглядит привлекательно.) Есть ли какие-либо проблемы с какой-либо частью этого? Нет ли какой-либо части этого, которую вы хотели бы как-то изменить, которая бы вас как-то беспокоила?..

Карл: Единственное — это что я просто — я хочу, чтобы это произошло. Я хочу быть там, внутри. Я не хочу быть диссоциированным! (Смех)

Хорошо, это следующий шаг. Но там всё выглядит хорошо, верно? (Нет проблем.) О’кей, великолепно.

О’кей, постепенно протяните руку и помашите тому, кто там находится. (Стив показывает, как он вытягивает руки, а потом медленно возвращает их к своей груди) и очень постепенно, со своей собственной скоростью, притяните его к себе, и сделайте его полностью частью вас. (Карл протягивает руки и возвращает оттуда того, другого Карла. В это время появляется множество несловесных сдвигов — более глубокое дыхание, изменение цвета кожи и т. д. — которые указывают на мощную интеграцию с множеством ощущений)…

Потратьте пару минут, чтобы принять всё это в себя… Просто побудьте там некоторое время… (Карл вытирает глаза.) Это для вас большое событие, не так ли? (Карл кивает.) Я рад, что вы вышли сюда. Это хорошо… Итак, просто потратьте некоторое время, чтобы побыть там и просто позвольте всему этому материалу улечься. Потратьте на это столько времени, сколько хотите. Я буду повторять материал с группой; а вы просто побудьте там.

О’кей, есть ли у вас вопросы? Можете взглянуть на листок с конспектом, если хотите, О’кей.

Ди: Так — или я это пропустила, или что — но вы не предложили ему сделать одно — как я видела — где кто-то, о ком бы он по-настоящему беспокоился, уважал, восхищался и с кем был бы по-настоящему близок, сказал бы ему что-то совершенно пошлое, безвкусное и злое.

Когда будете в малой группе, позаботьтесь, чтобы они сделали это с вами (смех).

Ди: О’кей. Ну, я имею в виду, что если к вам подходит какой-то клоун — это ладно, вы (пожимает плечами): «Кого это заботит?» Но если так поступает кто-то вам небезразличный, это уже не так легко перенести.

Это нечто другое, верно. Так вот, на самом деле он выбрал кого-то из своей семьи

Карл: Это то, с чего я начал.

То есть на самом деле он начал с чего-то похожего.

Карл: Потому что, знаете, что до меня, то это самое трудное — было самым трудным для меня, и я не рассердился на человека, который сказал мне это. Я сердился на себя за то, что не в состоянии был ответить на это так, как считал нужным. А что касается моей собственной семьи, я знаю, что прежде всего они любят меня, и с их точки зрения это конструктивно. Дело просто в том, что я на это реагировал, знаете. Я начинал автоматически подозревать себя по поводу чего-то, что я делал, и потом просто автоматически: «Да, я — этот пропащий человек». То есть я знал, что у них хорошие намерения; просто я на это так реагировал. А будучи в состоянии диссоциироваться и наблюдать за собой диссоциированным

Ди: О’кей. Но чувствовали ли бы вы себя также, если бы то, что они сказали — как вы сказали: «О, да, я могу видеть, что это обоснованно». Предположим, что это было совершенно неверно по отношению к вам. Это могло быть обоснованно для них, и они могли так думать, но для вас абсолютно нереально, чтобы это было правдой. Чувствовали ли бы вы то же самое?

Карл: Если бы я наблюдал это точно также? Да. Я защищён. Раньше, в прошлом, это просто входило в меня. (Карл показывает рукой на середину груди.) Но быть в состоянии увидеть то, что они мне говорят, на картинке и иметь эту диссоциацию — это в точности похоже на быструю терапию фобии, это дает вам возможность испытывать нечто и быть отделенным от этого, так что вы не обязаны ассоциироваться и чувствовать себя дерьмом. (Принимать это внутрь физиологически.) Правильно. Если хотите, можете прямо сейчас сказать мне что угодно, и мы можем проверить это.

Ди: Ну, у меня нет для вас никаких злых слов.

Я учил этому много раз, но до вас действительно доходило хуже всех.

Карл поднимает глаза и улыбается: Это проверка. Это называется проверкой, верно?

Ди: Мне казалось, что он очень трогателен. Он вошел мне прямо в сердце.

Если есть конкретная ситуация, Ди — та, что всегда задевает вас или что-то в этом роде — я рекомендую не использовать её в качестве первого примера, который вы будете проигрывать. Потому что когда вы впервые учитесь водить машину, вы не садитесь в автомобиль и не едете прямо к Ла-Маншу или Дайтона Бич или куда-нибудь в этом роде; вы учитесь, будем надеяться, на грязной проселочной дороге, или футбольном поле, или на чём-то подобном. Обязательно поступайте так и с наиболее тяжелым для вас видом критики — исходит ли она от босса, от супруга, от ребенка, или от кого бы то ни было. Обязательно используйте её уже после того, как вы достигаете некоторой беглости в выполнении промежуточных шагов, потому что иначе вы можете застрять на каком-нибудь шаге, и всё может развалиться. Обязательно проверьте это. И я согласен с тем, что, по-моему, было целью вашего замечания; «Ну ладно, вы знаете, что кое с чем это может работать; но как насчёт тех реальных трудных ситуаций?» Обязательно используйте это и в трудных случаях. Это сработает, если вы действительно вмонтируете систему, потому что эта стратегия — точно также как быстрая терапия фобии — порождает диссоциацию, так что вы можете наблюдать за всем со стороны. Одна из приятных особенностей этого метода вмонтирования заключается в том, что если тот другой вы, который находится там, наломает дров…

Карл: Вы защищены от этого.

Вы защищены. Вы можете просто наблюдать за этим, а потом просто прокрутить фильм обратно и сказать: «О’кей», кое-что подрегулировать, а потом снова прокрутить его вперёд, так что…

Карл: Вы полностью контролируете ситуацию, что бы ни происходило.

Последующее интервью

Прошло около двух недель Что ж, расскажите людям, которые будут смотреть запись.

Карл: Ну, после того как была вмонтирована стратегия критицизма, двое людей — как гром среди ясного неба — вдруг подходят ко мне и обзывают меня сопляком и всякое такое; а потом начинают смеяться, потому что они просто хотели проверить это, но…

Это была не очень хорошая проверка, верно?

Карл. Нет, это должно было быть сделано в реальном мире. А на моей работе — я никогда не осознавал этого раньше, но я хожу к людям домой и убираю оборудование, которое моя компания там установила. И когда я его убираю, оно оставляет дыры у них в стенах и повсюду. И они с самого начала подписали контракт, что мы не отвечаем и всё такое. Я оказываюсь там, и я тот, на кого они орут и вопят Я никогда раньше не осознавал, что это беспокоит меня, вы знаете, бессознательно. Но когда это случалось в последние две недели, я автоматически отступал на шаг назад — и я делаю это прямо сейчас, поскольку вспоминаю это. И когда это стало происходить, это происходило осознанно — я это видел и решал, стоит это того или нет, и продолжал с той точки. И чем чаще это случалось, тем быстрее происходило. Поэтому люди, с которыми я работаю, они, таким образом, действительно помогали мне врубиться. Поэтому я почти что проделывал рефрейминг. Знаете, это было похоже на «продолжай, не останавливайся! Это здорово».

Чем больше, тем лучше (Да) Именно так это и работает. Когда вы внедряете новую систему, подобную этой, — чем больше раз она проигрывается, тем более автоматической становится. Теперь, вы сказали, что осознанно вам надо отступить на шаг назад. Это было то, что вы осознанно замечали, верно? (Верно.) Вам ведь не требовалось осознанно думать о том, чтобы сделать это, верно?

Карл: Нет, нет, нет, нет. Это происходило само по себе. Два раза во время вождения машины — я много вожу машину — я кого-нибудь подрезал, и тогда это тоже хорошо срабатывало (смех). Особенно, знаете ли, в прошлом, я всегда начинал: «О, я ужасный водитель»; а потом, если это подтверждалось, я говорил: «Да, хорошо, в следующий раз мне придется вести себя немного получше».

Хорошо. В какой-то момент я встревожился, не превратил ли я вас в паршивого водителя.

Карл: Я думаю, что самая лучшая проверка произошла вчера. Я подстриг волосы и был этим очень доволен. Я думал, что хорошо выгляжу, и пошел домой, к своим родителям. Я там не живу, просто зашел их навестить. И сказал: «Мам, я подстригся». А она смотрит на меня и начинает: «А как же сзади?», потому что обычно я коротко стригся сзади, а в этот раз нет. И знаете, она была вполне серьезна: «Почему сзади не подстриг?» И мгновенно: шаг назад: «Это обоснованно?» – «Нет». Это было действительно мощно. И то, что это было с ней — семейная сцена — и то, что я этого не планировал, это было полностью бессознательно и действительно мощно. Так что у меня успех.

О’кей. Большое спасибо.

Карл: Спасибо вам.

(Теперь прошло более восьми месяцев, и Карл по-прежнему хорошо реагирует на критику.)

Нет комментариев