Демонстрации Конфликт убеждений

 

Наиболее серьезные столкновения происходят, когда конфликтующие убеждения относятся к негативным суждениям о себе. При таком конфликте практически всегда возникают недоверие, ненависть или боязнь самого себя. В большинстве подобного рода конфликтов мы наблюдаем противостояние разума и эмоций, точного расчета и интуиции, ребенка и взрослого, прошлого и будущего, перемен и установившегося порядка. Это и есть знаменитый дуализм ИН-ЯН даосизма.

Определение характера конфликта

Я хотел бы показать другие способы, при помощи которых можно интегрировать новое убеждение. Вернемся к линии времени. Очень часто конфликты проявляются между нарождающейся новой идентичностью – нашим новым или скрытым “я” и нашим нынешним “я “или какими-то другими частями “я”. В этой технике мы будем использовать в основном три позиции на линии времени.

Р.Д.: Крис, вы спрашивали о конфликтах с самим собой. Не хотите ли вы выйти сюда?

(Крис выходит и садится на стул.)

Р.Д.:. Крис, первое, что я хочу выяснить: что представляет собой ваш результат, какая стоит перед вами цель?

К.:. Я хочу помогать людям добиваться успеха.

Р.Д.: Итак, вы хотите помогать другим добиваться успеха. Отметим, что это своего рода ориентация на других. Я хочу, чтобы прежде всего вы создали почву для этой новой идентичности, для этого нового убеждения.

Это значит, что мы хотим создать по-настоящему хорошую репрезентацию данного результата. Например, если некто болен и хочет выздороветь, то необходимо создать полную и яркую репрезентацию здоровья.

 

Первый этап

Р.Д.: Крис, вот прямо перед вами линия времени. Справа от вас будущее, слева – прошлое. Прежде всего, я хочу, чтобы вы встали на эту линию, и вместо того чтобы двигаться в направлении прошлого, как в предыдущий раз, направились в будущее и создали репрезентацию, время и обстоятельства, при которых могли бы полностью осуществить свою цель.

Например, если кто-то хочет похудеть, то ему следует идти по линии в направлении той точки в будущем, где он может сказать: “Вот здесь по весу и по фигуре я буду таким, каким хочу быть “. Таким образом, он намеревается заглянуть в будущее и заняться созданием ресурса, пока полностью не получит то, что будет соответствовать его результату.

(Обращаясь к Крису): Идите вперед в своем обычном темпе.

(Р.Д. указывает Крису направление к его будущему.) То, что вы хотите создать, – это ваше новое “я “. А теперь я хочу, чтобы вы вошли в это свое новое “я”, которое способно обладать всеми этими ресурсами.

(Обращаясь к аудитории): Мы, разумеется, будем все время наблюдать физиологию, положение тела, жесты и сопутствующие им асимметрии.

(Крис медленно идет вдоль линии, выпрямляется и останавливается, Его физиология изменилась.)

Р.Д.: Поскольку вы уже ощутили себя в этой обстановке, я бы хотел, чтобы вы визуализировали то, как все это должно быть; прислушайтесь к голосу, которым вы будете говорить; определите, откуда вы будете говорить; хорошо прочувствуйте свою позу, движения, чтобы вы во всей полноте знали, что будет собой представлять ваше будущее.

(Р.Д. кладет левую руку на правое плечо Криса в качестве якоря его физиологии.)

Второй этап: Репрезентация результата из мета позиции

А теперь сделайте шаг назад с линии времени и вернитесь в настоящее. И уже из настоящего посмотрите на этого человека, который и является ВАМИ в будущем.

(Р.Д. вновь приводит Криса в настоящее и сводит его с линии времени, так что тот оказывается в диссоциированной позиции Б и садится на стул.)

Р.Д.: Можете ли вы видеть и слышать этого СЕБЯ?

(Обращаясь к аудитории): Мы начнем с того, что скажем: это то убеждение, та идентичность, которую данный человек хочет иметь. “Я хочу помогать людям добиваться успеха”.

(Обращаясь к Крису): Следующий вопрос достаточно прост: Что вас останавливает? Это ваше будущее, это ваш следующий шаг к своей миссии.

(Обращаясь к аудитории): Думайте об этом таким образом: люди скажут “О, этот результат просто великолепен, это так прекрасно!” Затем вы возвращаетесь в сегодняшний день и говорите: “Он там, он так великолепен, добивайся его, отправляйся за ним”. В ответ же получаете только вежливое покашливание или покачивание головой.

 Это как раз та часть, которую мы сейчас хотим выявить: какой здесь конфликт?

(Обращаясь к Крису): Когда вы глядите на это будущее, есть ли у вас голос, какое-то чувство? Что-то в вас самом выказывает несогласие, неприятие?

К.:. Все. (что-то тихо бормочет) (Роберт громко провозглашает за Криса, который пробормотал ему несколько слов): Он говорит, что это нечто вроде: если ты добьешься успеха, ты исказишь свою миссию.

Третий этап: Поиск конфликтующей системы убеждений

(Обращаясь к Крису): Я хочу найти ту часть, что несет это убеждение. Поместите эту свою часть на линию времени там, куда она лучше всего подходит. Это где-то в прошлом? Или где-то рядом с настоящим? Откуда, из какого места на линии времени пришло это убеждение? Встаньте и определите физически, где это место.

(Крис встает на свою линию времени и, глядя в будущее, идет в прошлое и останавливается там, где было образовано его ограничивающие убеждение. Крис идет вдоль своей линии времени медленно и в полнейшей тишине. Руки у него сложены на груди, как будто он молится.)

(Роберт, обращаясь к аудитории, сперва говорит очень тихим голосом): Между прочим, пока он это проделывает, обратите внимание, на каком уровне располагаются эти конфликты. Довольно часто бывает, что в будущем кто-то хочет иметь способность типа: Я хочу, чтобы я мог помогать другим делать это.

Но то, с чем она конфликтует, является убеждением о миссии. Очевидно, что если мотивация развития этой способности вступает в конфликт с моей миссией, то она будет отвергнута.

Если же мне удается найти для этой способности место в моей миссии, то она становится частью моей идентичности и приобретает естественность и легкость.

То же самое происходит и у людей, старающихся победить болезнь.

Я хочу выздороветь, но это не согласуется с моей идентичностью. Я снова хочу быть здоров, но не могу, поскольку это эгоистичное желание.

Здесь мы имеем очень интересное убеждение: Если я добьюсь успеха на этом уровне способностей, то потерплю неудачу со своей миссией. Это классический конфликт.

(Обращаясь к Крису): Вы что-нибудь обнаружили, Крис?

К.: Одну минуту.

Р.Д.: Хорошо, минута пошла. Значит, ничего особенного?

(Р.Д. кладет правую руку на левое плечо Криса в качестве якоря этого чувства из прошлого и указывает ему направление будущего.) Итак, находясь здесь, вы говорите: “Эта будущая цель вступает в конфликт с моей миссией, это ее исказит “.

К.: Какой-то голос говорит мне: “Лучше позаботься о себе, а не о других”.

Р.Д.: Эта часть говорит: “Тебе следует позаботиться о себе, а не о других. В большей мере ориентируйся на себя, не на других”.

(Обращаясь к аудитории): Обратите внимание на физиологические проявления в этой позиции. Они совершенно не похожи на те, что ассоциированы с будущим.

Четвертый этап: установление критериев из мета позиции

(Обращаясь к Крису): Выйдите из этого пункта и вернитесь в мета позицию настоящего.

(Крис вновь возвращается по своей линии в настоящее, сходит с нее и занимает диссоциированную позицию Б. Садится на стул.)

(Обращаясь к Крису): А теперь визуализируйте эту часть себя в своем прошлом так, чтобы вы могли увидеть того, кто говорит: “Это нехорошо – хотеть помогать другим добиваться успеха”.

И оттуда, где вы находитесь, посмотрите не только на “себя из прошлого” на своей линии времени, но также и на “себя в будущем”. Там же, где вы находитесь сейчас, вы не являетесь ни одним из них.

Вот здесь тот, который из будущего, говорит: “Я очень хочу помочь другим добиться успеха”, а вон там другой, из прошлого, говорит: “Нет, это опасно, подумай сперва о себе”.

Каковы критерии того, кто в вашем прошлом? Каковы его ценности?

Ничего страшного, если вам не удается выразить это словами прямо сейчас, но в любом случае, вам пока нужно оставаться вне любого из них.

Пятый этап: выявление позитивных намерений

Итак, мы имеем две конфликтующие идентичности, разделенные и помещенные туда, где им надлежит быть. Теперь нам предстоит разрешить конфликты в системе убеждений.

(Из каждой позиции А, Б и В Крис будет рассказывать нам об убеждениях и ценностях каждой идентичности в позициях А и В,. и о том, что каждая из них думает о другой. Позиция Б диссоциирована и будет главным образом помогать находить объяснение линиям поведения А и В. Р.Д. будет вести данный процесс до выяснения позитивных намерений. Он будет продвигаться к уровню ценностей, пока между частями не прекратится конфликт.)

Из позиции А

Р.Д.:. (Обращаясь к Крису): Теперь я попрошу вас подойти сюда к своему будущему, быть здесь самим собой и подумать о том, кто из вашего прошлого препятствует вашему будущему.

(Крис переходит в позицию будущего А.)

(Обращаясь к аудитории): Еще раз обратите внимание на разницу в мимике.

(Обращаясь к Крису): Что вы думаете о той своей части, что находится там, позади? Она вам нравится? Что она собой представляет? Не глупа ли она? Не опасна ли? Что вы о ней думаете?

К.: Она совершает ошибку. Она заблуждается.

Р.Д.:. Почему она совершает ошибку? Почему вы уверены, что это именно так?

К.: Я думаю, что она боится, вот и все.

Р.Д.: Таким образом, когда вы смотрите на ту часть, эта ваша часть говорит: “Я испугана”. У меня складывается впечатление, что эта часть говорит что-то вроде: “Ну, на самом деле это не имеет значения, почти не имеет значения. Это неважно”. Но все-таки, важно это или нет?

К.. Нет.

Р.Д.’. (Обращаясь к аудитории): А сейчас я хотел бы попробовать еще кое-что. Когда Крис стоит в своем будущем и обращен лицом к будущему, он рассматривает эту свою часть позади себя как ошибочную и незначительную. Но что, если бы он стоял в своем будущем, обратившись лицом к прошлому?

(Обращаясь к Крису): Посмотрите на эту часть вашего прошлого отсюда, из вашего будущего, повернитесь и посмотрите на свое прошлое. Что думает эта ваша часть в будущем о той, которая сейчас находится там, в вашем прошлом?

(Обращаясь к аудитории): Изменения в мимике очень интересны, не правда ли?

К.: Я думаю, что способен помочь той части.

Р.Д.: Таким образом, оглядываясь, ваша часть говорит: “Я могу помочь той части из прошлого”.

 Из позиции В Давайте на время сойдем с вашей линии времени, вернемся к этой части в прошлом и поглядим на вас в будущем.

(Крис возвращается по линии времени к своему стулу, а затем переходит в позицию В в своем прошлом.)

Р.Д.: Что вы думаете о той части, которая в будущем? Нравится ли она вам? Не боитесь ли вы ее? Почему? Не знаете? Что вы о ней думаете? Чего вы боитесь? Что могло бы произойти, если бы вы не боялись?

К.: Я был бы с ней заодно.

Р.Д: И что тогда?

К:. Я не знаю. (Глаза Криса опущены.)

Р.Д: (Обращаясь к аудитории): И вот опять вы можете наблюдать разницу между двумя типами мимики, особенно же разницу в ключах доступа между репрезентациями этих двух идентичностей: прошлая является кинестетической, а будущая – визуальной.

Между прочим, нет никакой разницы между боязнью паука или боязнью змеи.

Когда вы находитесь рядом с пауком, вы чувствуете себя неспокойно. Но если вы боитесь самого себя, то вам даже некуда скрыться, и независимо от того, насколько прочные стены вы возводите или как высоко забираетесь в горы, вы не можете скрыться от самого себя.

Хорошенько вдумайтесь, Крис. В чем заключается это убеждение? Что вы могли бы утратить?

(После долгого молчания)

К.: Я испытываю чувство глубокой печали.

Р.Д.: Возвращайтесь в мета позицию и оставьте все это позади.

Из позиции Б

(Крис диссоциируется, возвращается в позицию Б и садится на свой стул.)

Р.Д.: Теперь та часть, что находится в будущем, смотрит назад и говорит: “Я не могу ей ничем помочь, она просто-напросто ошиблась.

Та, что из прошлого, боится той, из будущего. Она даже точно не знает, почему. Когда мы говорим: “Что произошло бы, если бы вы были заодно?” – то в ответ получаем ощущение глубокой печали. Почему оно возникает? О чем мы обычно печалимся? Об утрате?

Эта часть говорит: “Если я сделаю это, я потеряю что-то очень важное”.

Не знаю, относится ли это к Крису, но иногда это выглядит так: “Я человек конченный. Делайте со мной что хотите. Может быть, тогда я заблуждался, но поступить иначе я не мог”.

Очень часто мы можем наблюдать один интересный парадокс: становясь старше и накапливая больше ресурсов, мы развиваем различного рода новые способности и типы поведения, но наша идентичность, как правило, бывает окончательно определена где-то там, в далеком детстве. Поэтому, даже если мы и обладаем этими способностями, при их использовании возникает ощущение чего-то неестественного.

“Хоть я и занимаюсь сейчас всем этим, но мое истинное “я” в прошлом.

“Этот печальный перепуганный маленький мальчик и есть подлинный я”.

“Вся эта нынешняя способность – сплошное притворство. Я могу проделать все это, но это не подлинный я, и если бы я превратился во взрослого человека, то мне пришлось бы отказаться от себя самого”.

Некоторые люди чувствуют, что если они по-настоящему изменятся, то какая-то их часть умрет. И в каком-то смысле умрет, возможно, и та старая идентичность. И это ощущение может быть довольно сильным.

Я помню, как когда-то работал с еще одной женщиной, которая считалась шизофреничкой. Она то бывала подавлена и замкнута, то вдруг разражалась приступами диких эмоций. Когда же мы добрались до основной доминанты той системы, что была причиной всех ее проблем, то выявилось убеждение, которое можно выразить так: “Если я решусь быть такой, как все, то утрачу себя. Я просто исчезну “.

При той системе семьи, в которой она жила, это было необходимое убеждение, чтобы развить хоть какую-то идентичность. Но обратите внимание на лежащую в основе структуру убеждения. “Я отличаюсь от других людей. Я должна быть диаметрально противоположна всему, что происходит вокруг меня. Если люди счастливы, то я должна быть печальна и уходить в себя. Если люди спокойны и ведут себя тихо, то я буду беспокойной и очень шумной. Я должна делать все что угодно, лишь бы наперекор другим, в противном случае я просто не существую”.

Вот что направляло жизнь этой женщины. Поэтому всегда и в любой обстановке она поступала не так, как надо. Эта женщина чувствовала, что если не будет поступать таким образом, то не будет больше существовать, умрет. И ужас перед этим чувством, перед утратой своего существования был определенно сильнее любого наказания, которому она подвергалась за неправильные поступки.

Обратите внимание, что она сказала: “Даже если бы я хотела быть, как кто-то еще…” Это означает, что если бы ей кто-то начал нравиться и она захотела бы на него походить, то и тогда она перестала бы существовать. Если вам начинают нравиться люди, то они будут высасывать из вас вашу идентичность, даже если вы просто хотели быть, как они, независимо от того, поступали вы в действительности, как они или нет.

Между прочим, вы должны осознавать, что обычная техника НЛП по достижению раппорта здесь работать не будет, поскольку едва вы добьетесь раппорта с подобным человеком, он перестанет существовать. И это является именно тем видом убеждений, которые вызывают то, что зовется психозом или душевным заболеванием.

(Обращаясь к Крису, сидящему на стуле): Я привнес все это в данный контекст, Крис, чтобы понять некоторые из страхов и печалей, направленных на вас самого; важно принимать в расчет подобного рода решения и убеждения об идентичности.

Я бы хотел, чтобы вы, находясь здесь и оставаясь в диссоциированным состоянии, посмотрели на ту старую вашу часть, что печальна и испугана, а также на ту часть в будущем, которая полна ресурсов и готова прийти на помощь. Поглядите на них издалека, откуда-нибудь сверху.

Когда вы глядите на эту часть из вашего прошлого, можете ли вы хоть что-то понять? Каковы ее намерения?

К.: Я бы сказал, что, вероятно, это выживание: “Ты должен выжить”.

Р.Д.: (Обращаясь к аудитории): Она боится за свое выживание. Та же часть, что в будущем, хочет идти вперед и помогать людям. Очень часто у людей можно обнаружить такие части, которые возражают против своего собственного поведения: “Мне не нравится то, что делает та часть: она меня пугает”. Или: “То, на что она способна, меня пугает”.

Первое, что вам необходимо сделать при любых переговорах – между двумя людьми в компании или между вашими собственными частями, – выявить те ценности, которые ими движут. Цели и намерения направляют всякую деятельность.

Часто вы обнаруживаете, что люди не возражают против намерений Или ценностей другого человека, если узнают, что они собой представляют. Более того, вы увидите, что они разделяют ценности друг друга. И тогда вам больше не нужно будет утруждать себя рассуждениями о поведении этой части, о том, что она знает или не знает, и переходить на уровень критериев и ценностей.

 

Шестой этап: выявление общей цели

Из позиции А

Р.Д.: (Обращаясь к Крису): Теперь перейдите сюда, в свое будущее, в позицию А. Взгляните на ту свою часть, что находится вон там, в прошлом. Эта часть там, позади, грустна и боится вас, и она намерена выжить. А вы разве не хотите, чтобы она выжила?

К.: Да, хочу.

Р.Д.. Да, вы действительно хотите, чтобы она выжила. Таким образом, вы не угрожаете ее выживанию. Что же является вашей целью? Каково ваше намерение? Какова та ценность, которой вы привержены?

К.: Добиться успеха.

Р.Д: (Обращаясь к аудитории) Итак, критерий – успех. А какова цель успеха? Я задаю этот вопрос, потому что хочу обратиться к еще более глубинному критерию.

Обратите внимание, что здесь, в позиции А, мы говорим о действии способности и деятельности, а там, в позиции Б – о выживании, идентичности.

Когда вы занимаетесь бизнесом или работаете с людьми или семьей, вы часто сталкиваетесь с подобным конфликтом между той частью, что хочет быть созидательной, делать что-то новое, рисковать, и той частью, что боится потерять стабильность и идентичность.

(Обращаясь к Крису): Зачем Вам успех?

К:. Чтобы чувствовать себя полезным.

Р.Д:. Мне кажется, было бы затруднительно чувствовать себя полезным, если вы не сумеете выжить.

К.. Да.

Р.Д.: Теперь вернитесь к той своей части, что относится к вашему прошлому. (Крис идет к позиции В.)

Из позиции В

Р.Д.: Слышите ли вы, что говорит та, будущая часть? – “Я не хочу препятствовать вашему выживанию. Моя цель – чувствовать себя полезной, добиться успеха, но и выжить”. Верите ли вы ей? Или нет?

К.: Я не вижу, как она может это сделать.

Р.Д.:. (Обращаясь к аудитории) Эта часть говорит буквально следующее: “Я не вижу, как”. Меня это ничуть не удивляет, между прочим, если принять во внимание положение глаз Криса. Эта часть из прошлого очень кинестетична.

(Обращаясь к Крису): Вашей целью является выживание. Это не противоречит успеху, не так ли? Или полезности? Что хорошего в выживании, если нельзя быть полезным и растущим, преуспевающим и счастливым одновременно? Помимо этого, для того чтобы по-настоящему выжить, мне часто приходится делать что-то новое.

Другими словами, то, что помогает мне выжить как ребенку, отличается от того, что помогает мне выжить как взрослому.

И если критерием действительно является выживание, то оно подразумевает приспособление к новой обстановке и создание новых ресурсов. Вы не можете выжить, если не развиваете чего-то нового.

Подумайте об этом, а затем переходите в мета позицию. (Крис возвращается на свой стул, садится и погружается в размышления.)

Седьмой этап:ресурсы, которыми можно поделиться

Р.Д.’. (Обращаясь к аудитории): Мы взяли эту будущую цель и сделали более весомым уровень ценностей, поддерживающих эту цель. Сейчас это уже не просто цель: теперь она соотносится с более глубинными ценностями.

Трудность данной проблемы заключается в том, что эта будущая часть сидит вот здесь со всей данной способностью, но не осознавая глубинную сущность идентичности. Прошлая же часть обладает глубокими ощущениями, но не имеет способности.

Это весьма обычное явление, имеющее место в нашей жизни. Молодой человек бывает способен на очень глубокие переживания и на кардинальные решения, но не обладает нужными способностями. Поэтому он и говорит: “Мне нужно видеть, как”.

Р.Д.: (Обращаясь к Крису) Итак, нам сейчас предстоит сделать следующее: я предлагаю вам поглядеть на каждую из этих двух частей из своей диссоциированной позиции здесь, в настоящем, и определить отсюда, каким ресурсом обладает каждая из них.

Каким ресурсом обладает ваша часть в будущем, какого нет у той,другой части?

К.: Знанием, подходом, профессионализмом.

Р.Д.: Так, а теперь другой важный вопрос: что есть у той вашей. части в прошлом, чего нет у этой, но что ей очень нужно?

К.: (Что-то бормочет.)

Р.Д.: Он говорит: “Характер”.

Это очень важно. Эта часть воспринималась нами как постоянно боящаяся чего-то. Но она обладает характером. Я имею в виду, что она готова постоять за свои убеждения, неважно, верные они или ошибочные, независимо от того, что говорят другие.

Подумайте о том, сколько усилий и самоотверженности требуется для того, чтобы сбросить лишний вес, бросить курить или начать новый бизнес. Здесь требуется нечто большее, чем видение и знание того, как; это требует определенной энергии и характера.

 

Восьмой этап: интеграция новой идентичности

А теперь я хочу заняться именно этим. Отсюда видно, что обе эти части на самом деле по-настоящему нуждаются друг в друге. Вы видите, что их цели не конфликтуют. Им обеим нужны выживание и лучшая жизнь.

Перенос ресурсов из позиции В в позицию А

Войдите в часть, относящуюся к прошлому. Я хочу, чтобы вы глубоко прониклись этими ощущениями, этой глубиной, этим мужеством и этой энергией.

(Р.Д. включает якорь, ассоциированный с прошлой идентичностью.) Я хочу, чтобы вы медленно подошли к этому будущему себе, сохраняя в себе все эти ощущения. Таким образом, в конечном итоге вы привносите это ощущение в физиологию своего будущего “я”. Вы должны перенести этот ресурс из прошлого… прямо сюда.

(Физиология Криса меняется по мере того, как он движется по своей линии времени, пока у него не проявляется физиология его будущего состояния, хотя и измененная: в ней присутствуют некоторые физиологические проявления более юного Криса.) Переход из позиции А в позицию В Теперь я попрошу вас вооружиться видением и умением этой своей будущей части и вернуться с ними в свое более раннее “я”, обладая этим умением и этой способностью помогать добиваться успеха другим, перенеся их с собой назад в прошлое, чтобы помочь добиться успеха своему более молодому “я”.

(Р.Д. притрагивается к якорю, ассоциированному с будущим состоянием.) Принесите эти способности своему “я” из прошлого и полностью войдите в это “я” из прошлого.

(Крис весьма эмоционально переходит из позиции в будущем в позицию в прошлом. Его физиология отражает его более молодое “я”, но частично сохраняя физиологию будущего состояния.) Вернувшись в свое прошлое, вы можете “видеть, как” все эти ресурсы сплавились воедино. Таким образом, два образа мышления будут полностью интегрированы.

(Обращаясь к аудитории): Как вы можете заметить, у него уже потрясающим образом начинает меняться физиология.

Возвращение в позицию Б.

Девятый этап: интеграция прошлой и будущей систем убеждений

Теперь давайте вновь вернемся в мета позицию, проверим и убедимся в том, что разногласий больше не осталось. Как бы ведя каждую часть за руку, мы поможем им подойти еще ближе друг к другу, слиться в новую идентичность на линии времени в вашем настоящем.

Когда вы из мета позиции глядите на них, обратите внимание, как далеко они были одна от другой и как постепенно сближаются. Собственно, я хочу, чтобы вы представили себе, как берете их в руки, чтобы соединить вместе.

 

Десятый этап: полная интеграция

Как только будете готовы, я хочу, чтобы вы взяли весь образ, целиком всю картину интеграции обеих частей вашей идентичности, которая здесь, в настоящем. А теперь со всей этой глубиной, характером, энергией, видением и знанием войдите в этого интегрированного себя в настоящем, а затем идите в будущее. У вас есть прошлое, у вас есть настоящее, у вас есть будущее.

(Закрыв глаза, Крис идет к своему будущему состоянию, слегка спотыкается, но вновь обретает равновесие и затем уверенно идет к будущему.)

Все нормально: иногда вы натыкаетесь на своем пути на что-то, но будущее принадлежит вам.

Комментарии

Думаю, что подобные динамические конфликты могут происходить и семье, и в отношениях руководителей с подчиненными. Чем чаще отец говорит сыну: “Давай же действуй, ты способный, не глупи и ничего не бойся, не будь слабаком, ты совершаешь ошибку, тебе не следует чего-то бояться”, – тем чаще сыну приходится доказывать, что ему следует чего-то бояться, и т.д.

Другими словами, чем меньше сын находит понимания, тем сильней он должен придерживаться своих убеждений, чтобы сохранить свою идентичность. И, разумеется, чем сильнее он их придерживается, тем сильнее давит на него отец. Отец создает контекст, в котором сыну, чтобы преуспеть в данном деле, приходится жертвовать взаимоотношениями. И таким образом, каждый из них подталкивает другого к еще большему отчуждению, не отдавая себе в этом отчета.

Но если они сумеют перейти на уровень общих ценностей, то, возможно, обнаружат, что собой представляют их убеждения друг о друге, и таким образом они получат новые представления, исходя из которых смогут найти какое-то решение.

В случае Криса одна его часть думала, что другая совершила ошибку, и была, в некотором смысле, слаба и испугана. Но эта часть способна осознать то, что его более молодое “я” не совершило ошибки на уровне идентичности. И фактически сила, с которой оно держалось за эту идентичность в течение стольких лет, является именно той силой, в которой нуждается его будущее “я”, чтобы осуществить свои намерения. Оно расположилось здесь, считая, что все уже продумано и определено, не осознавая, что это требует еще и характера.

Из мета позиции нам открывается новая перспектива, при которой обеим частям ясно видно, что они и в самом деле имеют общие ценности. Они не являются различными “я” и различными идентичностями. На самом деле они связаны, и на уровне идентичности являются одним и тем же. Они являются “мною” – все это является “мною”.

Из мета позиции мы можем видеть, что более молодое “я” обладает ресурсами, которыми другое “я” может воспользоваться или чему-то у них научиться. Но и более взрослое “я” также обладает ресурсами, которыми может воспользоваться более молодое “я”. Решением будет не то, что говорит более старое “я”: “Не глупи, ты совершаешь ошибку, не удерживай меня”, а “У тебя есть что-то, чего мне недостает, я никогда не оставлю тебя”.

Иногда жаждущие успеха члены системы полагают примерно следующее: “Если только я начну грустить или чего-то бояться, то потерплю неудачу”. Они неосознают того, что эти чувства придают успеху гораздо большую глубину.

Многие люди твердят без устали: “Успех, успех, успех…”, – не желая замечать наиболее важную сторону жизни – ее глубину. Чувство печали или даже ощущение слабости увеличивает ее глубину. Глубина переживаемого страха придает глубину и успеху. Если я точно знаю, на что иду, то могу испытывать чувство страха, чувство печали, и тем не менее двигаться вперед.

Я наблюдал некоторых людей, занимающихся НЛП, которые пытаются не замечать своей печали или страхов, как бы говоря: “Просто отвернись, сосредоточься на своем результате, забудь о своих страхах и дерзай!” Но подлинная глубина в том, чтобы ни от чего не отказываться, ибо сама жизнь в этом и заключается. И если вы не можете почувствовать свою слабость, если вы не можете обратиться к этому чувству страха, к этому чувству печали в других людях, то как сможете помочь им добиться успеха?

Дон Хуан сказал Карлосу Кастанеде: “Быть воином – значит быть способным вынести без остатка как ужас, так и чудо, которые являет собой жизнь человеческая”.

Если вы обратитесь только к одной стороне, то потеряете глубину.

Нет комментариев