Демонстрации Катлин: лечение фобии

Из приводимой ниже полной записи мы имеем счастливую возможность увидеть весь процесс психотерапии с применением косвенного внушения. Мы можем увидеть способы, с помощью которых Эриксон внушает нужные мысли, а потом возвращается к ним позже. Мы имеем возможность понаблюдать за тем, как он использует долговременное постгипнотическое внушение и переструктурирование.

Стенограмма является записью работы Эриксона с Катлин, студенткой, проходившей обучение на его практических семинарах. Невозможно определить, как Эриксон выяснил, что она страдает от своеобразной фобии – страха перед рвотой. Когда его спрашивали, он просто отвечал: “Слухами земля полнится”. Наверное, ему рассказал кто-то из студентов. Или, может быть, он сам пришел к такому выводу. Но как бы там ни было, он не сомневался в выборе метода терапии и не ошибся.

Эриксон: Вы отдаете себе отчет, что находитесь в трансе, не так ли? Вы лучше поймете это, если закроете глаза. Теперь я хочу, чтобы находясь в трансе вы ощутили уют и спокойствие. Я хочу, чтобы вы ушли в транс очень глубоко, так глубоко, что у вас возникнет ощущение, что вы являетесь чистым сознанием, лишенным тела, что вы можете парить в пространстве и что тело вас больше не держит, вы можете свободно парить и передвигаться во времени. И я хочу, чтобы вы выбрали частицу своего прошлого – то время, когда вы были еще совсем маленькой девочкой. И мой голос пойдет за вами. И мой голос превратится в ваших родителей, в ваших соседей, в ваших друзей, одноклассниц и подруг, в ваших учителей. Я хочу, чтобы вы перенеслись в свою школу и снова стали сидящей в классе маленькой девочкой, полной счастья от чего-то, что произошло много лет назад и что вы сами давным-давно позабыли. И я хочу, чтобы вы испытали еще одно состояние. Пусть, когда я скажу вам пробуждаться, пробуждение начнет распространяться от шеи к макушке головы. Ваше тело будет продолжать спать глубоким сном. И хотя пробуждаться от шеи вверх к голове будет трудно, вы можете это сделать.
Скоро вы начнете пробуждаться, начиная с шеи. Не бойтесь, потому что ваше тело крепко спит. Потратьте столько времени, сколько будет нужно для того, чтобы пробудиться, начиная с шеи вверх к голове. Это трудно, но вы это можете. (Длинная пауза)

Вот начинает пробуждаться ваша голова. Ваши глаза постепенно открываются. (Пауза)

Вы это можете. И, может быть, ваше тело, спящее крепким сном, окажется телом маленькой девочки. Вы медленно пробуждаетесь, начиная с шеи к голове. Ваши глаза начинают раскрываться. По мере того как вы поднимаете голову, к вашей шее возвращается способность двигаться. (Пауза)

Поднимите голову и смотрите на меня – вы меня видите. Ваша голова проснулась? Вы знаете, что в этом мире много способов приспособиться к жизни. Я бы очень не хотел пойти окупаться в Северном Ледовитом океане, а вот моржу это нравится; и киту это нравится. Я знаю, что в Антарктиде холодно. Я бы очень не хотел быть пингвином и высиживать яйцо при шестидесяти градусах ниже нуля, держа его между лап и оставаясь без пищи два месяца, пока моя толстая супруга не вернется с океана и не наступит ее очередь высиживать яйцо. И вы знаете, что киты, эти огромные млекопитающие, питаются мельчайшим планктоном, живущим в океанской воде. Хотел бы я знать, сколько тонн океанской воды им надо пропустить через рот, чтобы набрать достаточное количество планктона. Вы знаете, я рад, что кит может питаться планктоном и вырасти большим и толстым. А знаменитые австралийские ныряльщики любят кататься на спине тигровой акулы, когда она медленно плавает, вбирая жабрами кислород и поедая планктон, чтобы доставить питание своему огромному телу. Надеюсь, вы не будете возражать против того, чтобы киты и акулы жили таким образом? А недавно я видел учебный фильм о дятлах, снятый одним орнитологом в Черном Лесу. Дятел три недели подряд выдалбливал в дереве дупло, чтобы оно было достаточно глубоким и просторным для выведения потомства. Пока дятлы-родители летали за кормом, ученый вырезал заднюю стенку дупла и заменил ее стеклянной пластиной, восстановив таким образом его целостность и прочность. Затем он установил электрическую подсветку, чтобы можно было заснять рост птенцов, когда они вылупятся. И в конце он укрепил на шее птенца колечко, чтобы в отсутствие родителей достать пищу и посмотреть, чем он питается. Таким образом он открыл, что дятел крайне необходим для жизни леса. Он обнаружил в пище вредителей, жуков, пожирающих листья и кору деревьев. Конечно, родители летали искать жуков, у них имеются шейные мешки, в которых они частично переваривают этих твердых жуков, чтобы, вернувшись в гнездо, отрыгнуть содержимое в клюв своего потомства. Конечно, со своей человеческой точки зрения я полагаю, что сосать материнскую грудь – это гораздо лучший способ получения пищи для младенца. Но если бы я был птенцом дятла, я бы гораздо больше предпочитал отрыжку из полупереваренных жуков. Итак, человек – это вершина развития животного мира, однако все эти навыки, столь характерные для животных, имеют свои параллели в человеческой жизни. Отрыгиванием, рвотой мы спасаем себе жизнь. Люди постоянно что-нибудь глотают и только для того, чтобы их желудок говорил им: “Жалкий ты дурень, избавься от этого немедленно, самым кратчайшим путем”. Разве это не так? И я думаю, что людям очень повезло, что у их желудков, не имеющих мозгов, все же хватает ума сказать: “Избавься от этой дряни, и как можно скорее”. Все эти вещи в жизни человека очень-очень важны и достойны восхищения. Считаете ли вы теперь, что у вас когда-либо снова возникнет страх перед рвотой? Это вовсе не нужно. Вам не нужно зависеть от вашего мозга, и это здорово. И вы можете согласиться с тем, что реакция организма часто более разумна, чем реакция ума. Итак, не расскажете ли вы нам, как вы боялись рвоты?

Катлин: Как вы это узнали?
Эриксон: Слухами земля полнится. Вы знаете, когда у вас появился страх рвоты?
Катлин: Давно.
Эриксон: Вам знакомо выражением “Онтогенез повторяет филогенез”? Развитие индивида повторяет развитие вида. Несмотря на то, что вы можете дышать носом, анатомически у вас там имеются рудименты жабр. Что значит чувствовать полностью в ясном сознании? Как велико ваше тело? Вас не удивляет, что вы можете им пользоваться? Нет, вы не можете встать.
Катлин: Что я не могу делать?
Эриксон: Вы не можете встать.
Катлин: Вы в этом уверены?
Эриксон: Я уверен, а вы?
Катлин: Минуту назад я была уверена, я думаю, что могу.
Эриксон: Каждый, сидя в этой в этой комнате, знает, что он может. А вы только думаете, что можете.
Катлин: Я знаю, что могла это сделать минуту назад. У меня всегда был сильный страх того, что я не смогу двигаться, став калекой, как моя мать.
Эриксон: Что сделало ее калекой?
Катлин: Много лет я думала, что это полиомиелит, но потом я поняла, что дело было в ее психике. Полиомиелит у нее действительно был, но реальной причиной была ее психика.
Эриксон: У меня действительно был полиомиелит, был по-настоящему, к тому же организм порядочно износился за эти годы. В один прекрасный день я развалюсь, как старая телега. Однако же до этого момента я собираюсь держаться. Знаете, когда я был маленьким, родители повезли меня в гости к брату моей бабушки. Его семья держала овец, и они их стригли. Я слышал, как блеяла овца. Я убежал, потому что не понимал, что это значит, стричь овцу. Тетя Мэри подала к столу жареную печенку и с тех пор я много лет не мог есть печенку, потому что вспоминал уши той овцы. Сейчас, имея подагру, я не могу съесть столько печенки, сколько бы мне хотелось. А сейчас закройте глаза и пробуждайтесь полностью. Полностью. Пробуждайтесь полностью. Свободной. Постарайтесь сейчас не улыбаться. Так что же вы думаете о рвоте? Это похоже на ощущение, которое возникает, когда вы выпьете слишком много содовой воды. И у вас тошнота, вас тошнит.

Катлин: Неужели вы тайно собираете слухи?
Эриксон: Сегодня зашла ваша подруга и сказала, что у вас был плохой сон, от которого в памяти остались только эмоции. Это навело меня на мысль, что у вас есть фобия. Другой мой собеседник сказал, какая именно. Разве вы не рады, что существуют сплетни? Вы верите в переселение душ?
Катлин: Я собираюсь вернуться в качестве французской дудочки.
Эриксон: Я думаю, вам придется расстаться с этой мыслью.
Катлин: Знаете, я всю свою жизнь возвращалась в качестве такой французской дудочки, сама не зная этого! Сейчас у меня возникает зрительный образ; раньше я слышала только звук!
Эриксон: Пусть вам это послужит уроком: ваша способность мыслить не ограничена вашей черепной коробкой. Вы помните слова Шекспира: “Стадии жизни по-настоящему начинаются во младенчестве” Сейчас, я думаю, вы должны сделать хорошее начало в жизни. А в Послании Апостолов к Коринфянам говорится: “Когда я был ребенком, я говорил как ребенок. Я поступал, как ребенок. А теперь я стал взрослым человеком и отложил детские забавы”. Значит, и страхи тоже, правда? Какое ваше первое имя?
Катлин: Кэти.
Эриксон: Может быть, мне официально изменить его вам? Отныне вы будете только Катлин, а не Кэти, с ее кошачьим оттенком имени и рвотой. Как вы себя чувствуете?
Катлин: Что-то среднее между растворением в пространстве и умиротворением.
Эриксон: Есть одна старая ирландская песня, я не хочу звать свою жену, чтобы она процитировала ее. Я никогда не цитирую точно. Я вам могу представить мнение Маргарет Мид, считающей, что я не умею точно цитировать поэзию. Но у меня не вызовет трудности представить вам доктора Маргарет Мил. И еще одно, в чем я был уверен: в том, что я мог процитировать стихотворение Гертруды Эпстайн “Роза, это роза, это роза, это роза”. Был уверен только для того, чтобы потом узнать от членов своей семьи, которым нравилось это стихотворение, что в имени Гертруды Стайн нет “Эп”, и что там только три розы! Сейчас мне приходит на ум “Нырнул Мак-Гинти в глубину моря”. Он поклялся, что если бы это было море ирландского виски, то он бы никогда не стал выныривать. А если бы в этом море не было воды, то он не потратил бы зря ни одной его капли, отрыгивая ее! А Катлин – это хорошее ирландское имя! Сейчас вы видели психотерапию в действии. Не было ничего похожего на то, чтобы я встал в позу. Я смеялся и шутил. Может быть, я утомил кого-либо из вас разговорами о китах и планктоне и тому подобном. О дятлах и жуках.

Запись опубликована в книге “Мой голос останется с Вами”

Нет комментариев