Демонстрации Избавление от навязчивого стыда

Знание внутренней структуры зарождения чувства стыда позволяет нам каким-то образом исправить дело. Для начала я попросил Риту вспомнить о таком случае, когда она нарушила какие-либо нормы, но при этом не испытывала стыда, а прореагировала как-то иначе. Когда Рита задумалась над таким случаем, взгляд ее скользнул совсем в другом направлении: вверх и вправо. Она увидела себя извне, смогла войти в образ и вновь пережить случившееся. Окружающие ее люди находились в движении и были такого же размера, что и она. Она также заметила, что ее тело окружено тонким, прозрачным предохранительным щитом.

Итак, теперь, когда я знаю, как Рита представляет ресурсный опыт, когда она не соответствовала нормам другого человека, я могу воспользоваться полученной информацией с целью изменения ее восприятия стыда. Я попросил Риту вновь вернуться к тому случаю, когда она испытывала чувство стыда. «Вы видите, как все окружающие пристально смотрят на вас. А что произойдет, если вы уменьшите их в размере? Сделайте их такими же, как вы сами». Эта новая картина понравилась Рите гораздо больше. Она почувствовала себя гораздо более сильной и могущественной, когда окружающие ее люди стали такими же, как она.

Теперь Рита была готова перекодировать свое чувство стыда, которое следовало закодировать точно также, как она это сделала с ресурсным случаем.

— Возьмите эту картину и поместите ее в ту же точку, где вы увидели базовый случай, когда вы не испытали чувство стыда.

— Она стала ярче и пришла в движение, — сказала Рита. При этом она выглядела совсем иначе, и ее голос стал более одухотворенным.

Окружающие больше уже не смотрели прямо на нее, они действовали более естественно, изредка поглядывая на Риту, глядя друг на друга и т. д. Когда я напомнил Рите о внесении в эту картину прозрачного защитного щита, она смогла увидеть ситуацию, прежде вызывавшую у нее чувство стыда, совсем иначе.

Итак, Рита чувствовала себя теперь более гибко, но этого было недостаточно. Возможно, что она по-прежнему будет нарушать нормы других людей, а затем страдать от последствий своего поступка. Поскольку стыд подразумевает нарушение чьих-либо норм, важно помочь Рите в определении того, согласно каким нормам она хочет жить, а какие нормы кажутся ей устаревшими или чуждыми. Когда Рита видела окружающих ее людей, как неких гигантов, она была неспособна оценить их нормы, поскольку была переполнена отрицательными эмоциями. Теперь, когда Рита чувствует себя более гибко, ей легче обдумать, какие нормы она нарушила в данной ситуации.

— Рита, когда вы теперь рассматриваете данный случай, обратите внимание на то, какие нормы вы нарушили и для кого это было важным. Может быть, эта норма соответствует и вам самим? А может быть, она присуща другим людям и когда-то в прошлом была свойственна и вам? — Рита сказала, что данная норма ей не подходила.

— Тогда какая норма вам подходит?.. — Рита определила одну, но не назвала мне ее. Затем я решил проверить, является ли ее норма взаимно обязывающей, напоминает ли она «золотое правило».

— Хотели бы вы, чтобы окружающие вас люди следовали этой же норме, которую вы выбрали для себя?

Рита утвердительно кивнула головой. Невербально Рита давала мне знать, что ее новая норма будет учитывать интересы окружающих.

— Обратите внимание на то, как вы хотите поступить в данной ситуации, учитывая то, что вы признаете нормы окружающих, и зная, какому жизненному принципу вы бы хотели следовать сами. Вам нужно лишь заметить разницу, совсем необязательно беспокоиться о жизненных принципах окружающих. Возможно, вам захочется сделать что-то, чтобы поддержать хорошие отношения с этими людьми, несмотря на то, что они следуют другим жизненным принципам. А может быть, вы не захотите иметь с ними ничего общего. У вас множество возможностей, и вы, без сомнения, можете воспользоваться одной из них, а затем, возможно, вы измените свою точку зрения.

Рита кивнула головой.

— Да, мне кажется, что я хочу работать в другой ситуации. Я не хочу больше работать с этими людьми. Их жизненные принципы глупы, и я не хочу находиться рядом с ними.

До этого момента Рита считала себя хуже этих людей, ее чувство стыда было во власти их норм жизни, хотя Рита и не была согласна с ними. Теперь же Рита действовала с некоторым «превосходством». Если бы она вновь вернулась к этим людям и повела себя высокомерно с ними, она тем самым вызвала бы у них озлобленность, а затем вновь пережила бы последствия этого. Поскольку мне не хотелось создавать ей дополнительные проблемы, я решил помочь ей придти к той реакции, которая бы была более сбалансирована и полезна.

— Интересно, а что произойдет, если вы подумаете об этих людях с чувством сострадания. Что изменится в случившемся, если вы смиритесь с существованием их жизненных принципов, пусть даже они вам и кажутся абсурдными и вы знаете, что ваши жизненные принципы гораздо лучше? Никто из нас не лишен недостатков, смиритесь с их недостатками, испытайте чувство сострадания к этим людям, проникнитесь уважением к ним. Что изменилось при этом?

Пока я говорил, Рита значительно изменилась. Она стала выглядеть мягче, добрее и более основательной. Имея эту перспективу, Рита все равно может предпочесть покинуть свою работу, но в таком случае она расстанется со своими коллегами, уважая их как людей, а не отталкивая их с чувством превосходства.

То, что мы только что проделали, разрешило конкретную ситуацию, которая беспокоила Риту, когда она не принимала жизненные принципы других людей. Однако данное решение было бы неуместно, если бы она принимала жизненные принципы, которые она нарушила. Если бы она была согласна с этими нормами жизни, то мы бы хотели, чтобы само осознание этого факта мотивировало ее извиниться за свое поведение, каким-либо образом загладить свою вину, и тогда она смогла бы сохранить отношения с окружающими.

После этого я попросил Риту вспомнить случай, когда она нарушила чьи-то жизненные принципы, с которыми она была согласна. Когда она выбрала пример, я сказал: «Сначала оцените сам факт того, что вы смогли это заметить. Это означает, что проблема разрешима. Если бы вы этого не заметили, вы бы продолжали поступать таким образом, что это мешало бы вашей дружбе с этими людьми». Сначала Рита слегка удивилась, но затем улыбнулась: «Действительно, это так».

Мы убедились в том, что воспоминание о случившемся сконцентрировано в том же месте, что и базовый случай — вверху и справа, окружающие ее люди были одного с ней размера и находились в естественном взаимодействии. Прозрачный щит вновь позволил Рите спокойно анализировать ситуацию.

— Я хочу, чтобы вы решили, как вы хотите поступить, чтобы следовать своим жизненным принципам. Может быть, вы хотите извиниться или еще как-нибудь сгладить свою вину? Что вы можете сделать, чтобы окружающие вас люди поняли, что вы разделяете их жизненные принципы и готовы придерживаться их в будущем?..

Рита задумалась…

— Мне многое приходит на ум, и мне кажется, что убедительнее всего будет, если я осуществлю все, что я думаю.

Выражение лица Риты и то, как она это произнесла, свидетельствовало о том, что она была настроена осуществить все задуманное и планировала, как это сделать. Таким образом, мне не пришлось помогать ей в этом вопросе.

— Ни один человек на земле не способен жить в согласии со всеми своими жизненными принципами, бывают моменты, когда два жизненных принципа находятся в конфликте друг с другом, и мы вынуждены выбрать один из них. Вы принадлежите к тем людям, которые замечают, что преступили какую-то норму, и в будущем изменяют свое поведение с тем, чтобы соответствовать как можно большему числу жизненных принципов, а не одной какой-то норме…

Рита по-прежнему выглядела очень озабоченной, поэтому я спросил у нее, не возникли ли у нее какие-нибудь вопросы.

— Нет. Я просто думаю, что мне больше не надо мучиться от чувства стыда. Я могу просто отбросить что-либо, как не представляющее для меня значения, или сделать что-то, чтобы поправить положение. Все это кажется таким простым.

— Я поняла, откуда исходит это чувство стыда, — вдруг сказала Рита. Когда я была маленькой, моя бабушка была постоянно рядом со мной, грозя мне пальцем и повторяя, что мне должно быть стыдно.

— Я уверен, что это не доставляло вам удовольствия. Возможно, что вы были не согласны с одними ее жизненными принципами, а другие принимали. Было бы прекрасно, если бы вы смогли проделать то, что мы только что сделали, со всеми вашими случаями из детства, когда вам пришлось испытать чувство стыда.

Рита охотно приняла мое предложение.

Если бы мы решили разбирать эти случаи по отдельности, то нам бы на это потребовалось несколько месяцев. Вместо этого, я решил воспользоваться процессом, напоминающим процесс «разрушения решения», с тем, чтобы трансформировать сразу все переживания. Когда я спросил Риту, где находилось ее прошлое, Рита показала мне рукой влево. Именно там большинство людей хранят свои воспоминания.

— Закройте глаза и почувствуйте, что у вас есть ваша собственная перспектива, и вы можете не реагировать на то, что чьи-то жизненные принципы расходятся с вашими собственными. Вернитесь в прошлое к любому из случаев, когда ваша бабушка стыдила вас, сохраняя в себе эти новые возможности…

— Вы можете вернуться в самое раннее детство, а затем медленно продвигаться во времени, замечая, как прошлое ощущение стыда изменяется благодаря вашим новым способностям и перспективам… Двигайтесь все время в направлении настоящего, и, когда вы вновь в нем окажетесь, отправляйтесь дальше, в будущее, поступая так, как вам позволяют ваши новые возможности. Рита вернулась в настоящее с улыбкой, довольная полученными результатами.

Поведение в противопоставлении к собственной личности

Несмотря на то, что Рита довольно часто испытывала чувство стыда, она рассматривала это чувство как нечто, связанное с ее конкретными поступками, совершенными в определенное время и в определенном месте. Она никогда не рассматривала это чувство относительно ее собственного «я», относительно ее бытия. Она воспринимала себя не как «дурного человека», а как человека, который время от времени поступает дурно.

В отличие от Риты, Джейн, которая также мучалась от чувства стыда, испытывала его в более общей форме. Для Джейн стыд был комментарием к ее существованию, к ее ощущению собственной ценности, а не результатом ее поведения. Там, где Рита говорила: «Мне стыдно за то, что я сделала», Джейн говорила: «Мне стыдно за себя». Она говорила о стыде, как о чем-то, затрагивающем самую ее суть. Я оценил мужество Джейн поднять этот вопрос на семинаре и попытаться решить его.

— В обычной жизни я никогда бы не задумалась об этом и никогда бы не заговорила об этом, потому что окружающие меня люди не делают этого, — сказала Джейн. — Но недавно я обнаружила, что передо мной встала проблема. Здесь я чувствую себя в полной безопасности и могут открыто смотреть на то, что происходит. Я могу выложить все, что меня беспокоит, и попытаться помочь себе.

Когда я спросил Джейн, как у нее возникает чувство стыда, она сказала, что обычно видит себя преувеличенно страшной, деформированной и обнаженной, окруженной людьми больших размеров, которые пристально и неодобрительно смотрят на нее. Как и у Риты, стыд у Джейн вырисовывался в соответствии с той же моделью людей больших размеров, пристально смотрящих прямо на нее. Я был рад, что Джейн смогла перенести этот образ в свое сознание, так как теперь мы были способны изменить его и это стоило изменить. Когда я спросил ее, что произойдет, если она войдет в этот образ, Джейн ответила мне, что чувство стыда станет просто непереносимым.

Представьте себя обнаженной — это наиболее общий пример чувства стыда: все наши недостатки становятся видимы окружающим. Это напоминает те сны, в которых мы находимся среди людей и вдруг обнаруживаем, что не одеты или что на нас пижама. Стоять обнаженным перед людьми, разглядывающими вас — это классическое восприятие стыда.

Джейн также хотела приобрести больше возможностей контролировать чувство стыда.

— Мне трудно определить, когда я не испытываю стыда. Мне кажется, что этот деформированный и обнаженный образ всегда преследует меня. Я думаю, что только раз в жизни я не испытала чувства стыда.

Как и у Риты, этот случай располагался у Джейн совсем в другом направлении, к тому же она так же была окружена «предохранительным щитом».

Я попросил Джейн вновь посмотреть на картину стыда.

— Прежде всего измените свое изображение. Вы больше уже не деформированы, вы видите себя такой, какая вы есть на самом деле. Вы так же можете надеть что-нибудь на себя, если вы этого хотите, так как в обычной жизни вы одеты. А теперь, глядя на это изображение, заметьте, как светится ваша внутренняя красота…

Я дал Джейн возможность внести все эти коррективы. Через некоторое время она выглядела довольной и одухотворенной. Итак, она была готова увеличить свое изображение, став, таким образом, одного размера с окружающими. После этого я попросил ее перенести эту картину в то направление, где находился тот случай, когда она не испытала чувство стыда, и добавить к ней «защитный щит»…

Затем я попросил Джейн рассортировать свои жизненные принципы так же, как это сделала Рита.

— В нашем обществе каждый человек имеет различные жизненные принципы, и то, что присуще вам, может оказаться неприемлемым для меня. Исходя из этой точки зрения, подумайте, каким нормам вы хотели бы следовать. Зная, что вы можете действовать в соответствии со своими жизненными принципами, вы можете так же модифицировать их в соответствии с тем, к каким последствиям приводят ваши действия. Вы сможете заметить, когда окружающие вас люди следуют другим правилам, и это, в свою очередь, поможет вам решить, чего вы хотите в каждой конкретной ситуации. Когда другие считают, что вправе навязывать вам свои жизненные принципы, вы заметите, что это так же является их жизненным принципом, — им кажется, что так будет лучше… Решите для себя, каким правилам вы хотите следовать…

А когда чьи-либо жизненные принципы отличаются от ваших собственных, вы, тем не менее, можете уважать их, чувствуя себя при этом уверенно, потому что уверены в своих собственных жизненных принципах…

Если же вы сделали что-то, что нарушило ваши собственные правила, все, что вам нужно — это решить, как вам следует извиниться и загладить свою вину. При этом нет никакой необходимости испытывать чувство стыда. Каждый из нас способен ошибиться, и, если вы способны заметить свою ошибку, вы должны быть рады, так как это дает вам возможность исправить ее. Если же вы не замечаете, где вы допустили ошибку, вы не способны ничего исправить и рискуете потерять дружбу людей, которыми вы дорожите.

Я убедился, что Джейн обобщила эту новую перспективу своих жизненных принципов и перенесла ее в другие сферы жизни. Было видно, что она испытала большое облегчение, приобретя способность думать о себе по-новому.

Спустя месяц Джейн сообщила мне, что ее «глубокое замешательство» значительно уменьшилось. «Теперь, когда я вспоминаю о тех вещах, которые вызывали у меня смущение, это меня больше так не пугает. Я больше не краснею и чувствую себя гораздо лучше. Я думаю, что мне нужно предпринять какие-нибудь действия, чтобы почувствовать собственную значимость, но мне кажется, что это уже не связано с чувством стыда, это уже совсем другая проблема».

Как стыд воздействует на человека

Стыд очень часто описывали как «потаенное чувство» или «скрытое чувство». Стыд может быть небольшим неудобством для одних и настоящей катастрофой для других.

Когда человек испытывает стыд, он обычно стесняется этого, и он не склонен рассказывать о нем. Вот почему мы так высоко ценим смелость Риты, Джейн и некоторых других наших пациентов.

Создание «надежного окружения», о котором говорила Джейн, облегчает задачу найти решение данной проблемы. Одна из возможностей создания такого «надежного окружения» — это признание того, что никто не виноват. Стыд очень часто является результатом того, что некто постоянно повторяет вам: «Ты плохой», не говоря вам при этом конкретно, что ему в вас не нравится, не давая понять, что и как вы должны делать. Так поступают родители, учителя и другие «авторитеты», но это происходит потому, что у них нет другого выбора. Все мы делаем все, что в наших силах. Если мы будем знать, как это сделать лучше, мы сделаем лучше.

В некотором смысле, человек испытывает чувство стыда потому, что он был способным учеником, воспитанным в окружении, где ему прививалось это чувство. Мы же пользуемся его способностями для того, чтобы он быстро сумел приобрести другое представление о себе.

Мы можем помочь ему побороть самое сильное чувство стыда, возникающее в результате того, что человек располагает лишь одним жизненным принципом: «Я должен угождать людям» — любым людям! Если человек будет уделять слишком много внимания на то, чтобы угождать окружающим, это приведет его к тому, что он будет уступать и сносить безропотно любые оскорбления.

Трансформируя чувство стыда, очень важно признать разницу между жизненными принципами других людей и вашими собственными. Необходимо так же быть очень внимательным в решении того, какие жизненные принципы приносят вам пользу. Поступая таким образом, мы тем самым строим чувство собственного «я», которое часто называют самоуважением или целостностью личности: «Вот кем я являюсь, вот что мне кажется важным». Мы начинаем существовать как личности только тогда, когда становимся независимыми в этом смысле. До этого же момента мы остаемся отражением другого человека и зависим от него в смысле нашей индивидуальности. Если вы вспомните героя Вуди Аллена из фильм «Селиг» с характером хамелеона, вы получите хороший пример человека, не имеющего ни собственной индивидуальности, ни собственной души.

И Рита и Джейн оказались способными быстро перейти от ощущения стыда к более гибкой реакции. Если вы никогда ранее не задумывались о ваших собственных предпочтениях, не пожалейте времени на то, чтобы их тщательно проанализировать.

Очень часто чувство стыда оказывается связанным с другими проблемами, переживаемыми человеком. Например, бывает полезно поработать с травмирующими переживаниями.

Безусловно, гораздо легче избавиться от чувства стыда, если рядом с вами человек, обученный данному методу. Но если вы решите воспользоваться данным методом самостоятельно, мы предлагаем вам его подробное описание.

 

Нет комментариев