Демонстрации Демонстрации Бендлера Фокусы языка от Бандлера: Шлюха

Часто бывает, что семья приводит дочь-подростка, потому что с ней что-то неладно: она наслаждается сексом, и они не могут заставить ее прекратить это. Поговорите-ка об идеалистической, чрезмерной, возмутительной задаче: заставить человека вернуться в состояние девственности! Родители хотят, чтобы вы убедили их дочь в том, что на самом деле секс неприятен, и что он опасен, и что если она им наслаждается, то это так на нее повлияет, что она будет мучиться всю оставшуюся жизнь! Некоторые терапевты действительно берутся за эту задачу, и некоторым это даже удается.

Один отец буквально втащил ко мне свою дочь, заломив ей руку за спину, швырнул ее в кресло и рявкнул:
“Сидеть!”
“Что-то не так?” – спросил я.
“Девчонка – немного шлюха!”
“Я не нуждаюсь в шлюхе; зачем вы ее сюда привели?”

Вот уж прерывание из прерываний! Эти первые строчки – моя слабость; вы можете прямо-таки поджарить кому-нибудь мозги строчкой такого рода. После этого задайте ему один вопрос – и он никогда не сможет вернуться туда, где был.

“Нет, нет! Я не о том говорю”.
“Кто эта девочка?”
“Моя дочь”.
“Вы превратили свою дочь в шлюху!!!”
“Нет, нет! Вы не понимаете!”
“И вы привели ее сюда ко мне! Как гадко!”
“Нет, нет, нет! Вы все неправильно поняли”.

Этот мужчина, который вошел, рыча и вопя, теперь умоляет меня понять его. Он полностью переключился с нападения на свою дочь на собственную защиту. Тем временем его дочь тихо хохочет. Она считает это великолепным.

“Ну, тогда объяснитесь”.

“Я просто думаю, что с ней произойдут все эти кошмарные вещи”.
“Ну, если вы обучаете ее этой профессии – вы правы, черт возьми! ”
“Нет, нет, видите ли, это…”

“Хорошо, что вы хотите, чтобы я сделал? Чего вы хотите?”

Тогда он начал описывать все, чего он хотел. Когда он кончил, я сказал:
“Вы втащили ее сюда с рукой, заломленной за спину, и швыряли во все стороны. Так обращаются с проститутками; вот чему вы ее обучаете”.
“Ну, я хочу заставить ее…”
“О, “заставить” – научить ее тому, что мужчины управляют женщинами, швыряя их в разные стороны, командуя ими напропалую, заламывая им руки, заставляя их поступать против собственной воли. Это то, что делают сутенеры. Тогда единственное, что осталось делать, – брать за это деньги”.
“Нет, это не то, что я делаю. Она спит со своим приятелем”. “Она брала с него деньги?” – “Нет”. – “Она его любит?” – “Она слишком молода, чтобы любить”.
“Разве она не любила вас, когда была маленькой девочкой?”

Выплывает образ из той поры, когда она была маленьким ребенком, сидящим на папином колене. Стариков вы почти всегда сможете растрогать такой картиной.

“Позвольте мне кое-что у вас спросить. Взгляните на свою дочь. Разве вы не хотите, чтобы она была способна любить и наслаждаться сексуальной жизнью? Нравы этого мира изменились, и вы не обязаны их одобрять. Но как бы вам понравилось, если бы единственным усвоенным ею способом общения с мужчинами стал тот, каким вы ввели ее в эту дверь несколько минут назад? И она бы дождалась, пока ей не исполнится двадцать пять, и вышла бы замуж за кого-нибудь, кто стал бы ее избивать, швырять почем зря, оскорблять и заставлять поступать против своей воли”.
“Но она может ошибиться, и это повредит ей”.
“Это возможно. Через пару лет этот парень может бросить ее, как горячую картошку, и исчезнуть. И когда ей будет плохо и одиноко, ей не к кому будет пойти, потому что она будет ненавидеть вас до мозга костей. Если она придет к вам, вы просто скажете:”Я же говорил”.
Даже если она в одиночестве сумеет в такой момент пойти и найти кого-то другого и установить настоящие отношения, то когда у нее будут свои дети – ваши внуки – она никогда не придет и не покажет их вам. Потому что она запомнит то, что вы сделали, и не захочет, чтобы ее дети научились этому”.

В этот момент отец не знает, что думать, так что вот каким образом он оказывается в ваших руках. Вы смотрите ему прямо в глаза и говорите:”Разве не более важно, чтобы она научилась устанавливать любовные отношения?.. Или ей научиться усваивать нравы любого мужчины, который сумеет принудить ее к чему угодно? Так поступают сутенеры”.

Попробуйте-ка выбраться из такого оборота событий. Из этого нет выхода. Никоим образом его мозг не смог бы пойти теперь назад и делать то, что делал раньше. Он не смог бы вести себя как сутенер. Неважно, заставляете вы кого-либо НЕ делать или ДЕЛАТЬ что-то, или заставляете вы ее делать нечто “хорошее” или “плохое”. То, каким способом вы ее заставляете, учит ее быть управляемой этим способом.

Проблема в том, что в этом месте ему нечего больше делать. Он остановлен на привычном пути, но ему нечего делать взамен. Мне нужно предложить ему делать что-нибудь, например, учить ее наилучшему возможному способу, каким мужчина может вести себя с женщиной. Потому что тогда если то, что его дочь имеет с этим парнем, не хорошо – она не будет удовлетворена. Теперь он был мой. Знаете, что это значит? Он должен сформировать мощные положительные отношения с женой, и быть любезным с другими членами своей семьи, и заставить свою дочь чувствовать себя с ними более хорошо, чем с этим парнем, который увивается за ней. Каково в качестве компульсии?

И я ни единого раза не сказал:”Как вы чувствуете себя в связи с этим? Что вы сейчас чувствуете? Что вы осознаете?”, или “Раскайтесь”, или “Обратитесь внутрь и спросите себя”.

Люди так легко забывают, чего хотят. Они делают один шаг по дороге, чтобы попытаться получить это – а потом их захватывает дорога, на которой они пытаются. Они не замечают, что путь, который ими выбран, чтобы получить желаемое, неэффективен. Когда он неэффективен, они идут на терапию, чтобы попробовать научиться, как делать это лучше. Они не заметили, что то, чему они пытаются научиться, дает им в точности то, чего они не хотят.

Когда происходит что-то, что вам не нравится, вы всегда можете сказать:”Это ты виноват; я тебя уничтожу”. Возможно, там, в джунглях, это было весьма полезно. Но сознание должно развиться до того уровня, на котором вы говорите:”У меня есть мозг. Давайте-ка пройдемся немного назад, учтем, чего я хочу, и устремимся к этому”.

Нет комментариев