Демонстрации Быстрое лечение аллергии

 

Следующая демонстрация была проведена в Национальной Ассоциации на Национальной Конференции по Нейро-Лингвистическому Программированию в Чикаго, штат Иллинойс, в  1988 году.

Сюзи: Хорошо, Линда. Вы говорите, что у вас аллергия на сено и траву.

Линда: Да. Меня проверял аллерголог, и я знаю, самой худшей для меня является трава тимофеевка, даже когда косят газон, меня это беспокоит. У меня есть лошадь, поэтому иметь аллергию на сено весьма неудобно.

Сюзи: Я могу представить. Если бы у нас был пучок скошенной травы тимофеевки в этой комнате прямо сейчас, что бы с вами происходило?

Линда: Сначала я бы отекла и почувствовала сухость во рту, потом бы ощутила зуд на небе во рту, а потом бы у меня покраснели и начали слезиться глаза.

Сюзи: Так, ради проверки представьте, что трава прямо сейчас здесь. Что у вас…

Линда:  (Входит в реакцию и смеется.)

Сюзи: Ладно (Аудитория смеется.) Стоп! Стоп! Мы только хотели калибровать.

(Группе): Она только что продемонстрировала одно из интересных явлений, связанных с аллергией. Люди могут дать реакцию, только подумав о том, что они находятся в присутствии аллергена! Вот история, которая произошла в начале века с врачом по имени Маккензи, лечившим женщину, у которой была сильнейшая аллергическая реакция на розы. Он обнаружил, что если он покажет этой женщине очень натурально выглядевшую искусственную розу, у нее все равно будет сильнейшая реакция2. Линда также показывает нам силу ума. Только думая о траве тимофеевке, она готова дать реакцию, которая у нее обычно бывает.

(Линде): Как быстро вы получаете эту реакцию? Кажется, совершенно моментально, правда? Если на вас воздействовать какое-то время, станет хуже.

Lynda: It’s immediate, and as long as the allergen is histamine, which creates the runny noses, itches and other things that go along with hay fever.

Если сделать вывод, что иммунная система совершила ошибку относительно того, что опасно, и промаркировала вещества, которые приведут в действие активную часть иммунной системы. Стоит только раз допустить эту ошибку, и клетка в теле закодирована, а иммунная система будет моментально приводиться в действие всякий раз.

Мы можем поблагодарить нашу иммунную систему за такую работу. Только раз простудный вирус или бактерии были промаркированы, и иммунная система будет действовать в ответ на опас-‘ ность. Однако, не очень приятно, когда она начинает действовать, когда опасности нет.

(Линде): Раз ваша иммунная система научилась этому так быстро, значит она очень обучаема. Сейчас мы хотим научить ее новому ответу. Мы хотим показать ей, что ответ, который у нее сейчас, ей не нужен. Мы хотим показать более подходящий ответ. Мы скажем вашей иммунной системе: «Не этот ответ, вот этот ответ. (Жестикулирует разными руками.) Не этот этот.» Это просто дело переобучения.

(Группе): Мы хотим провести экологическую проверку, прежде чем мы начнем.

(Линде): Если бы у вас не было такой реакции на сено и траву, какой бы была ваша жизнь? Какое значение это бы для вас имело?

Линда: Ну, последние 10 или 15 лет это уменьшалось. Поэтому, я думаю, что продолжало высвобождать энергию. Как будто этой части не хватает. Мусора.

Сюзи: Не могло бы это иметь каких-либо отрицательных последствий? Есть ли какая-нибудь причина, что вам не стоит от этого отказываться?

Линда: Нет, я никаких причин придумать не могу.

Сюзи: Я имею в виду, это не то, чтобы вы хотели все свое время проводить со своими лошадьми, а другое бы проходило в стороне.

Линда: (Смеясь) Нет. Это не ограничит количество времени. Я этого не допущу. If I leave the situation, my symptoms subside.

Линда: Это моментально, и пока аллерген находится рядом, реакция будет проявляться, пока я не начну медитировать. Если я уйду от ситуации, мои симптомы утихнут.

Сюзи: С каких пор это для вас проблема?

Линда:  (Пауза.)  Где-то лет с 11 или 12.

Сюзи: Значит, вы с этим связаны долгое время, большую часть вашей жизни.

Я не знаю, знаете ли вы, как работает иммунная система; это действительно очень интересно. С алергией происходит то, что ваша иммунная система слишком сильно реагирует и становится сверхактивной.

У нее есть ряд разных клеток с разными функциями. Макрофаг — это клетка, которая обычно отвечает за сено, траву или пыль (безвредные вещества), которые вы вдыхаете. Эти клетки — «уборщики». Они выглядят, как осьминог с длинными щупальцами, которые достигают и проглатывают все, что является чужеродным веществом и что может проникнуть в тело.

Когда макрофаг встречает вирус, часть его он проглатывает, а часть выставляет сверху, как флаг. Это почти флаг победителя, потому что его держат сверху, чтобы вызвать тревогу у основной иммунной системы, потому что тело подверглось вторжению.

Этот флаг предупреждает Т-клетки, готовые помочь, о возможной опасности. Их работа — сделать, чтобы ниши на поднятой стороне флага соответствовали нишам у них с боков, которые маркируют вещество, как опасное. Если есть совпадение, они прилипнут к веществу и моментально пошлют сигнал о помощи к Т-клеткам-убийцам. Т-клетки-убийцы приносятся, готовые бороться. Они прибывают туда, где поднят флаг, и взрывают вирус с помощью химической инъекции.

Линда: Они взрывают какие клетки?

Сюзи: Они взрывают клетки, которые находятся на том месте, где макрофаг держит флаг. Это прекрасно срабатывает, если у вас там вирус или бактерии, но с аллергией Т-клетки-убийцы атакуют ваши здоровые клетки. Одно из химических веществ выделяемых при взрыве клеток-гистамин, который вызывает насморк, зуд и другое, сопровождающее сенную лихорадку.

Сюзи:  Однажды,  когда  мы  с  Тимом   проводили  этот  процесс с парнем, у которого была аллергия на траву, мы получили другой ответ, когда задали этот вопрос. Он сказал: «Ой! Тогда мне бы пришлось косить газон! Сейчас это приходится делать моей жене!»

(Группе): В этот момент мы  хотим убедиться, что мы  можем иметь дело со вторичной выгодой. Например, вы можете встретить ребенка, у которого аллергия или астма и которому из-за этого уделяется много времени. В таком случае вам нужно помочь этому ребенку научиться привлекать внимание без астмы или аллергии.

Кажется, для Линды нет серьезных экологических вопросов, чтобы отказаться от этой аллергии; ни в том, что она говорит, ни в какой-либо невербальной неконгруэнтности.

(Линде): Как выглядит сено или трава, рядом с которыми вы можете находиться, и с которыми ваше тело не ошибается? Есть ли какой-нибудь вид травы, зеленой травы?

Линда: А как насчет домашних растений?

Сюзи: Хорошо. С любыми видами зеленых домашних растений вы чувствуете себя прекрасно? Другими словами, ваша иммунная система насчет них не ошибается?

Линда: Да. Я себя прекрасно чувствую с домашними растениями.

Сюзи: Мы продолжим с контр-примером, который близок тому веществу, которое сейчас вызывает реакцию; чем ближе, тем лучше.

Вернитесь в прошлое и окажитесь там полностью со своими домашними растениями; действительно там. И я хочу, чтобы ваша иммунная система уделила особое внимание тому, как она реагирует когда вы находитесь среди зеленых домашних растений в вашем доме. И пусть ваша иммунная система обратит особое внимание именно на то, как она делает это для вас. (Ставит якорь на это состояние.) Хорошо.

(Группе): Мне нужно убедиться в том, что у меня есть хороший сильный якорь для этого контр-примера. Пусть человек ассоциирует особую ситуацию до того, как вы поставите якорь.

(Линде): Теперь, Линда, я хочу, чтобы вы представили, что через всю комнату, от стены до стены находится щит из плексигласа, защищающий вас. А там, по другую сторону плексигласа, вы видите Линду. И вы видите Линду с той реакцией, которую вы только что установили. (Продолжает удерживать якорь) Линду, чья иммунная система хорошо знает, как правильно реагировать на зеленые растения, растущие в доме. Когда вы смотрите на Линду там, вы знаете, что у нее такая иммунная система, которая знает, как правильно реагировать. (Пауза.) Хорошо. Теперь я хочу, чтобы вы очень осторожно поместили ту Линду вот там в ситуацию, где бы она была окружена травой, из-за которой обычно возникали проблемы — травой тимофеевкой. Что бы там ни было. Смотрите на Линду там, зная, что у нее есть эта реакция, на которую мы поставили якорь, и она ей полностью доступна. Ее иммунная система точно знает, как правильно реагировать. И вы заметите, что Линда меняется там, в то время как она находится в контакте с травой. И вам может показаться действительно странным то, что начинает происходить у вас внутри. (Пауза.) И наблюдайте за той реакцией, которая теперь похожи на ту, что была на зеленые растения. (Пауза.) Хорошо. Вот так.

(Линде): Теперь я хочу, чтобы вы вышли туда, собрали тех Линд и привели их прямо сюда к этой Линде, сидящей здесь. Возвращайтесь сюда со мной. Представьте себе прямо сейчас, что кто-то косит траву здесь, в этой комнате. Косят траву тимофеевку, и ваша иммунная система совершенно невосприимчива, реагирует так, как вы бы хотели, чтобы она реагировала. И она знает прямо сейчас, как правильно реагировать. Вообразите, что вы видите траву тимофеевку — как вы находитесь здесь рядом со мной. (Пауза.) Просто расслабьтесь. (Пауза.) Мн-м. Вот так.

Теперь, в скором будущем у вас будет возможность находиться в присутствии травы тимофеевки, сена или чего-нибудь в этом роде. Я хотела бы, чтобы вы побыли со своими лошадьми и покормили их.

 Линда: Хорошо.

Сюзи: И пусть ваша иммунная система уделит особое внимание. Теперь она знает, как правильно реагировать, когда вы в этом положении.  (Пауза.) Хорошо.

(Группе): Мы на минутку на этом задержимся, чтобы это улеглось. Это немного похоже на работу с фобией. Часто ваш клиент какое-то время сомневается и говорит  «Подождите минутку. Я не знаю, что происходит. Это не должно так легко и это не должно ‘так хорошо работать».

Есть ли у вас какие-либо вопросы к Линде и к тому, что она здесь испытала?

Мужчина: Когда вы представляете, что вы находитесь в присутствии аллергена, было ли вообще какое-нибудь ощущение?

Линда: Совсем чуть-чуть. Как бы сзади середины лица, если в этом есть какой-нибудь смысл. Это все, что у меня было похожим, на то, что бывает обычно. Было похоже на самое начало той самой реакции, а потом это не пошло дальше.

Женщина: Как для вас прошла реорганизация вашей иммунной системы?

Линда: Было очень похоже на упавший якорь. Как будто вы чувствуете, что передается новый ответ. Что-то происходит.

Сюзи: Это прекрасное описание. Это изменение действительно глубоко затронуло ее неврологию.

(Линде): Теперь, когда все это улеглось, представьте себе то же самое, что вы в начале — что вы вдыхаете большую мощную струю запаха травы тимофеевки. (Пауза, мягче.) И отметьте, что происходит внутри. (Пауза.) Теперь изо всех сил попытайтесь снова получить старую реакцию. (Мягче.) Изо всех сил, как только сможете.  (Пауза.)

Линда: Я все еще начеку, жду, что что-то произойдет. (Смеясь.)

Сюзи: Поразительно. Нельзя сделать лучше! (Смеясь.)

(Группе): Для тех, кто проводил калибровку, это та же реакция, что мы получили до процесса?

Аудитория: Нет.

Сюзи: Сейчас она все еще на чеку, и правильно. Когда это все началось, ей было 11 или 12. Она все еще ждет реакции, потому что этот стимул приходил почти каждый раз.

(Линде): И вы будете приятно удивлены, когда вы выйдете отсюда и будете ждать старой реакции и скажете: «Ой, ее нет. Я могу теперь наслаждаться моими лошадьми, когда я с ними».

Линда: Мм-м.

Сюзи (Мягче.) Больше там ничего не произойдет. И вы можете благодарить свою иммунную систему за то, что она так восприимчива к обучению новому.

Линда: Спасибо.

Сюзи: Этот процесс вы легко можете проделать и сами с собой. Вы говорили, что у вас аллергия ко многому.

Линда: Да, есть еще и кое-что другое; это было самое большое!

Сюзи: Теперь, поскольку вы — человек, который легко обобщает, я не хотела бы, чтобы вы думали, что и на другом это может тоже срабатывать.

Линда:  (Смеясь.) Хорошо.

Сюзи: Пусть ваша иммунная система пройдет через процесс автоматически… чтобы вы не делали это сознательно. Потому что… вы знаете, мы учимся очень быстро, и нет никакой причины, по которой это не может идти дальше и не совершать этот процесс с теми другими веществами, о которых вам даже не нужно беспокоиться.

Нет комментариев