Статьи Р. Дилтс про НЛП. Фрагмент из книги «Моделирование с помощью НЛП»

НЛП является наукой о поведении, предоставляющ ей:

1) эпистемологию — систему знаний и ценностей;

2) методологию — приемы и процедуры применения знаний и ценностей;

3) технологию — средства, позволяющие применять эти знания и ценности.

НЛП содержит ряд уникальных принципов и понятий, которые позволяют анализировать и выявлять значимые паттерны ценностей, поведения и межличностных отношений и превращать их в полезные и надежные инструменты. НЛП основано на ряде простых лингвистических, нервных и поведенческих паттернов и понятий, которые в некоторых аспектах являются более фундаментальными и независимыми от содержания, чем любая другая существующая модель человеческого мышления и взаимодействия. НЛП дает возможность оценивать не только поведенческое содержание наших поступков, Но и те невидимые силы, которые кроются за этим поведением, а также структуры мышления, которые обеспечивают успех нашим действиям. Название «нейро-лингвистическое программирование» подразумевает интеграцию трех различных отраслей науки.

Компонент «нейро» относится к нервной системе. Существенная часть НЛП связана с пониманием и использованием принципов и паттернов нервной системы. Согласно НЛП, мышление, память, творчество, создание мысленных образов и все остальные когнитивные процессы являются результатом выполнения определенных программ внутри нервной системы человека. Человеческий опыт представляет собой комбинацию или синтез информации, которую мы получаем и обрабатываем с помощью нервной системы. На практике это связано с восприятием мира через чувства: зрение, осязание, слух, обоняние и вкус.

Нейро-лингвистическое программирование связано также с лингвистикой. С точки зрения НЛП, язык в некотором смысле является продуктом нервной системы, однако при этом стимулирует и формирует деятельность самой нервной системы. С уверенностью можно сказать, что язык представляет собой один из основных способов, которым один человек может активировать или стимулировать нервную систему других людей. Таким образом, эффективное общение и взаимодействие связаны с использованием языка для обучения, стимуляции и вербализации понятий, целей и проблем применительно к той или иной задаче или ситуации.

Наконец, понятие «программирование». В основе нейро-лингвистического программирования лежит представление о том, что обучение, память и творчество являются функциями определенных нейро-лингвистических программ, которые с большей или меньшей эффективностью служат выполнению определенных задач или достижению определенных результатов. Иными словами, мы как человеческие существа осуществляем взаимодействие с окружающим миром посредством внутреннего программирования. Мы реагируем на проблемы и воспринимаем новые идеи согласно тому типу психических программ, который создали внутри себя, — а эти программы далеко не одинаковы.

Некоторые программы или стратегии являются более эффективными для осуществления того или иного вида деятельности, чем другие.  НЛП и различные направления психологии на определенных участках дублируют друг друга, поскольку НЛП берет начало в неврологии, лингвистике и когнитивной психологии. Кроме того, мы используем принципы компьютерного программирования и теории систем. Цель этого направления — синтезировать ряд различных научных теорий и моделей. Особую ценность НЛП придает то, что здесь в единую структуру сведены теории самого разного рода.

Большинство методик и приемов НЛП берут начало в таком процессе, как «моделирование». Первичная задача НЛП заключалась в том, чтобы смоделировать эффективное поведение и скрытые за ним когнитивные процессы. Моделирование в НЛП подразумевает определение того, как работает мозг («нейро»), путем анализа языковых паттернов («лингвистическое») и невербальной коммуникации. Затем результаты подобного анализа шаг за шагом складываются в стратегии или программы («программирование»), служащие для передачи навыка другим людям или в другие сферы применения.

НЛП было создано Джоном Гриндером и Ричардом Бэндлером (Handler & Grinder, 1975, 1976, 1979), которые начали с моделирования общих когнитивных, лингвистических и поведенческих паттернов выдающихся психотерапевтов — таких как Фриц Перлз (гештальт-терапия), Вирджиния Сатир (семейная терапия) и Милтон Эриксон (гипнотерапия). На первый взгляд, модель, основанная на интерактивных навыках успешных психотерапевтов, не может иметь отношения к другим областям деятельности — таким как менеджмент, обучение или руководство. Однако если задуматься над тем, какое понимание человеческой природы, восприятия и мотивации требуется для того, чтобы оказать терапевтическое воздействие на поведение другого человека, то становится очевидным, что в целом ряде аспектов навыки успешного психотерапевта совпадают с навыками успешных учителей, руководителей и менеджеров. Вне зависимости от степени совпадения одни и те же принципы моделирования могут быть использованы при выявлении значимых терапевтических средств и поведенческих, психологических и лингвистических методов выдающихся руководителей, менеджеров и учителей.

В действительности НЛП уже широко применяется для исследования того, как умственные стратегии, языковые паттерны и системы ценностей влияют на разнообразные виды деятельности, связанные с образованием и менеджментом. В их число входят коммуникативные навыки (Dilts, et al, 1980 McMaster & Grinder, 1981; Richardson & Margoulis, 1981 Laborde, 1982; Dilts, 1983; Yeager, 1985; Eicher, 1987; Smith 6 Hallbom, 1988), навыки продаж (Moine, 1981; Dilts, 1982, 1983 Bagley & Reese, 1987), навыки ведения переговоров (Dilts, 1979 Maron, 1979; Caster, 1988; Dilts, 1993, 1994), управление творчеством и инновациями (Dilts, Epstein & Dilts, 1991; Dilts & Bonissone, 1993), рекруитмент и отбор персонала (Bailey, 1984) и лидерство (Pile, 1988; Caster, 1988; Dilts, 1996).

НЛП обладает одновременно аналитическими и интерактивными инструментами, которые различаются в зависимости от уровня анализируемого поведения или отношений, — «ключи доступа», «раппорт», «позиция восприятия», «логические уровни», «паттерны метамодели», паттерны «Фокусов языка», «условия хорошей сформированного результата» и т. д., поскольку каждый из них «режет пирог» на куски особого размера, пригодного для особого типа взаимодействия. Благодаря многоуровневой структуре, представленной в НЛП, становится возможным придавать абстрактной понятийной информации о глобальных и культуральных паттернах и тенденциях такую форму, которую можно было бы связать с конкретным организационным инструментом, семинаром-тренингом или индивидуальными действиями и поведением.

Программирование позволяет построить практическую модель психологических элементов, необходимых для эффективного руководства, мышления и поведения.

Систему убеждений НЛП характеризует то, что, с одной стороны, мы все отличаемся друг от друга в физическом плане и в плане нашего жизненного опыта, но с другой стороны, у нас есть множество общих качеств, и на уровне процессов нам ничто не мешает поучиться чему-нибудь, скажем, у Альберта Эйнштейна. Ему потребовалась целая жизнь для создания психических программ, с помощью которых была сформулирована теория относительности; однако, поскольку программа уже создана, мы можем понять и научиться применять ее структуру без того, чтобы тратить на это целую жизнь. Точно так же программисту требуется гораздо больше времени на то, чтобы написать компьютерную программу, чем на то, чтобы перенести готовую программу на другой компьютер.

Таким образом, несмотря на то, что в НЛП много внимания уделяется определению и признанию индивидуальных различий и индивидуальных стилей мышления, здесь утверждается также, что мы можем учиться на опыте других людей, потому что между нашими нервными системами существует сходство по многим фундаментальным параметрам. Кроме того, для нас могут оказаться полезными программы других людей.

Вероятно, самым важным аспектом НЛП является его практичность. Понятия и тренинги НЛП делают акцент на интерактивных, экспериментальных контекстах обучения, позволяющих с готовностью воспринимать и понимать принципы и процессы. Более того, поскольку механизмы НЛП списаны с эффективных человеческих образцов, даже люди с небольшим или нулевым опытом нередко интуитивно осознают ценности и структуры, лежащие в основе этих механизмов.

Тренинги по НЛП используются во многих крупных корпорациях и организациях мира, включая «Фиат», IBM, American Express, Армию Соединенных Штатов, Государственную железную дорогу Италии, Apple Computer, Xerox, Merrill Lynch, Mercedes Bern, BMW и др.

«Эпистемология» НЛП

Эпистемологией называется дисциплина, которая занимается систематическим исследованием структур и процессов, лежащих в основе человеческих знаний. Термин «эпистемология» происходит от греческих слов epi«над» или «на», histanai«поместить», «установить» и logos«слово» или «причина», т. е. он означает «то, на чем мы основываем свои рассуждения». Таким образом, эпистемология представляет собой фундаментальную систему понятий и допущений, на которой человек основывает и генерирует все остальные знания. По определению Грегори Бейтсона: «Эпистемология есть история происхождения знания; иными словами, откуда вы знаете то, что вы знаете».

Эпистемология НЛП начинается с предположения «карта не есть территория» — каждый из нас осуществляет свои возможности через существующие в его голове модели, или «карты мира».

НЛП учит, что ни одна карта не является сколько-нибудь более истинной или реальной, чем другие, однако способность человека достигать успеха и развиваться является функцией обладания картой, которая предоставляет наиболее широкий спектр возможностей. В терминологии НЛП, мастер — не тот, кто уже знает ответы и решения, а тот, кто способен задать стоящие вопросы и направить процесс обучения, решения проблемы и творчества в нужном направлении, чтобы создать новые «карты мира», ведущие к новым ответам и возможностям.

Цель совершенствования навыков НЛП заключается в том, чтобы научиться моделировать, а также применять принципы и средства моделирования для развития гибкости на самых нижних уровнях нашей личности. Эпистемология подразумевает исследование скрытых предположений, лежащих в основе различных моделей личностной организации, — и тех, благодаря которым мы похожи друг на друга, и тех, которые обеспечивают нашу уникальность.

Применение эпистемологии связано с системой отличий и навыков, которую человек или организация используют для удовлетворения ценностей и достижения целей. Прикладная эпистемология отвечает на такие вопросы, как

«Как мы узнаем, что знаем что-либо или что обладаем операционной компетентностью?», «Как мы узнаем, что другие знают что-либо или обладают операционной компетентностью?» или «Посредством чего мы развиваем знания и операционную компетентность?».

Прикладная эпистемология также связана с системой ценностей и целей в рамках того или иного подхода. В частности, философия НЛП предполагает, что эффективные обучение и изменение требуют первоначального утверждения целей, оснований и процедур обоснования, необходимых для достижения конкретного желаемого состояния. Затем предоставляется широкий выбор стратегий и видов деятельности, позволяющих варьировать операции, применяемые для достижения целей.

Другой важный вопрос прикладной эпистемологии —

«Как ваши знания, навыки или открытия вписываются в то, что было известно до этого?». Какой бы блестящей ни была новая идея, она не будет воплощена на практике до тех пор, пока не придет в соответствие с имеющимися знаниями. Одна из наиболее важных задач прикладной эпистемологии и моделирования — предоставить людям возможность понимать те идеи, которые ставят под сомнение и преобразуют старые способы мышления. Это особенно сложно в тех случаях, когда люди продолжают думать «на старый лад». Философ Артур Шопенгауэр полагал, что все новые идеи проходят три стадии. На первой из них идея кажется нелепой, на второй встречает яростное сопротивление, а на третьей воспринимается как нечто Давно известное и самоочевидное.

…..

Роберт Дилтс. (Моделирование с помощью НЛП)

 

Нет комментариев