Blog Диалоги с Ричардом Бэндлером: Различные точки зрения и Смех

ОФ:

Ричард, твое убеждение в важности умения смотреть на ситуацию с разных точек зрения имеет смысл. Я абсолютно в этом уверен. Что ты думаешь о множестве точек зрения, о множестве перспектив? И об их влиянии на личную свободу?

РБ:

Конечно, это влияет на свободу. Вот простой пример. Вы вспоминаете себя и вашу девушку, которая бросила вас. Вам казалось, что жизнь кончена, Вселенная на грани исчезновения. Но через 25 лет вы может даже не вспомнить имени этой девушки.

В данном случае это вопрос времени. Иногда я предлагаю людям взлететь высоко над планетой и оценить сверху создавшуюся ситуации. Насколько она теперь кажется им значительной? Как правило, с такой перспективы все кажется незначительным. Иногда очень важно дистанцироваться от неприятного переживания, от ситуации. Даже если в воображении клиента эти образы большие и яркие, с громкими звуками, и кажется, что все это происходит сейчас, хотя произошло какое-то время назад, то достаточно изменить субмодальности внутри головы, и сразу же изменятся ощущения.

Например, изнасилование – это ужасный опыт. Но он становится еще ужасней, если переживать его каждый день. Как будто это продолжает происходить. Людям нужно отодвинуть случившееся в сторону и переместить в прошлое. Тогда это можно представить, как нечто, случившееся с кем-то другим, и можно продолжать жить нормальной жизнью. Уже плохо, что с кем-то произошло нечто ужасное, и особенно плохо, что это продолжает случаться с человеком изо дня в день. Я имею в виду, что насильник изнасиловал жертву всего лишь раз. А жертва продолжает себя насиловать тысячи раз.

Жертва может свалить все на то, что ее все-таки изнасиловали, но это ничего не меняет. Очень важно понять, что моя работа заключается как раз в том, чтобы помочь кому- то освободиться из этих цепей путем обучения клиента тому, как разорвать эти цепи. Либо это изменение их точки зрения, перспективы, либо гипноз с эффектами амнезии, либо накопление в них столько ярости, что, достигнув предела, они просто взрываются со словами: «Я больше никогда не буду об этом думать! И я не собираюсь больше тратить на это свою жизнь и силы!»

Я работал с женщиной, которую преследовали много лет. Преступник был очень умным и хитрым парнем, он оказался намного более смышленым, чем полиция. Он превратил жизнь этой женщины в сущий ад. Стоило ей открыть шкаф, как там оказывалась записка от него. Она уезжала в отпуск, никому не сообщая ни об отпуске, ни о пункте назначения, но войдя в номер в отеле, обнаруживала там нижнее белье и свои фотографии, на которых она была изображена в обнаженном виде. Она даже представить себе не могла, как он все это делает. Она жила в постоянном страхе, в ужасе. Во время работы с ней я продолжал культивировать в ней этот страх. Все события происходили с ней с определенными промежутками во времени. Я же свел их вместе, словно все они произошли в течение часа. Наконец вместо того, чтобы еще сильнее испугаться, она взорвалась в приступе ярости и злости. Она решила: что бы этот злодей ни делал и как бы ее ни преследовал, она обязательно найдет средства, чтобы свести его самого с ума. И она начала планировать свои действия, которые должны были довести его до сумасшествия.

Для начала она наняла актера, которому было 97 лет. Ей было меньше тридцати, и она наняла актера, чтобы разыграть сцену свидания с ним. Она также наняла сыщика, который должен был следить за ней в надежде засечь злодея, который ее преследовал. И, несмотря на то что полиция не смогла установить преступника, частный сыщик засек его. Я не знаю, сдал ли он его в полицию, но поскольку никто больше не беспокоил эту женщину, я предполагаю, что преступника арестовали.

Моя клиентка не могла ничего предпринять, пока она была испугана. И только после того, как решила, что с нее хватит, она начала действовать. Если ранее она в ужасе пряталась за закрытыми окнами, то теперь она якобы флиртовала с 97-илетним актерам перед раскрытыми настежь окнами. Она пользовалась всем возможным, чтобы достать обидчика. Она оставляла для него записки, зная, что он проникает в ее дом. Зная, что он прослушивает ее телефон, она в разговорах упоминала про него, как про «мелкое убогое ничтожество». Она говорила, что сочувствует ему, так как он, «вероятно, занимается мастурбацией двумя руками, потому что не может ей прямо позвонить и узнать, боится ли она его или нет».

ОФ:

Так как же ты помогаешь людям научиться смотреть на события и ситуации с разных перспектив, с разных точек зрения?

РБ:

Я всегда начинаю с юмора. Потому что когда человеку весело, когда он смеется, он обычно бывает намного более гибким в выработке разных точек зрения. Причем некоторым людям намного сложнее научиться смотреть с разных точек зрения, чем другим. Иногда встречаются люди, настолько сросшиеся со своей точкой зрения, со своим маленьким мирком, таким же пустым, как и их жизнь, что они категорически ничего не хотят менять. Господь дал нам разум, чтобы понять, что не стоит делать то, что у нас никогда не получается.

Я не раз работал с парами, которые относились друг к другу так плохо, что их практически ничто не могло бы заставить изменить свое поведение и вести себя, как влюбленные люди. И только когда они начали смеяться, поняв, как глупо они себя ведут, они смогли измениться. Я не раз заставлял людей смеяться над достаточно сложными и тяжелыми вещами, такими, как, например, религиозность.

У меня были клиенты, которые по любому поводу начинали цитировать Библию. Поэтому я стал так же, как они, цитировать Библию, причем намного чаще их, заставляя их размышлять над услышанным. Например, в Книге Бытия в одном месте сказано, что «Бог создал сначала животных, а затем человека», а в другом месте Книги сказано, что «сначала человека, а затем – животных». В Библии очень много противоречий и несостыковок. И в случае подобных клиентов это можно использовать, чтобы вызвать у них смех над глупостью из-за слепой веры и слепого цитирования.

Когда я упоминаю Библию, я всегда отмечаю, что люди должны понимать, что всерьез надо воспринимать только те религиозные тексты, которые позволяют жить лучше и чувствовать себя лучше. Все остальное же просто поиск обоснований своему плохому настроению и плохим ощущениям. Неважно, что вы используете для создания плохого настроения у себя и у других людей – религиозные тексты, политику, шизофрению или болезнь. В любом случае это всего лишь грубость по отношению к себе и к другим. Самое важное – это заставить людей изменить свою точку зрения на мир. И даже если они грубы и жестоки к себе и к окружающим, юмор может быть очень хорошим помощником.

ОФ:

И как же, по-твоему, смех помогает людям увидеть новые перспективы, новые точки зрения?

РБ:

Я могу быть еще большим лунатиком, чем они. Кода клиент начинает цитировать Библию и оправдывать цитатами избиение жены и детей, я ему говорю: «Это правильно. Нам надо избить всех». Я вывожу его из кабинета и говорю: «Давайте изобьем всех, кого мы видим. Хотя более правильно было бы не избить их, а распять на кресте, как Христа чтобы тогда они поняли, как они не правы. Давайте сначала пойдем на лесопилку и закажем кресты». Клиент скажет: «Минуточку. Вы уж слишком преувеличиваете», -что будет правдой, потому что мы с самого начала пытались к этому прийти.

Я обнаружил, что если я становлюсь более серьезным, чем они, дохожу до такого уровня, до которого они сами не дошли бы, есть очень большой шанс, что они уже встают на путь изменений. Иногда, погрузив человека в гипнотический транс, вы можете заставить его взглянуть на проблему с точки зрения другого человека. Иногда это происходит намного легче.

Конечно, многое зависит от того, как сильно человек застрял в своей проблеме. Многие люди принимают наркотики много лет. Причем, например, торазин и халафин – это наркотики, которые имеют период полураспада в 6 месяцев. Т.е. после приема они в течение полугода остаются в организме. И ведь наркотики не избавляют от проблем, они лишь создают иллюзию избавления. Именно поэтому их называют поддерживающими наркотиками.

Я стараюсь избавить их от наркотиков, а они говорят, что я хочу толкнуть их через край. Правда в том, что я не собираюсь их толкать, я собираюсь их крепко схватить и прыгнуть туда вместе с ними. И я добиваюсь в этих случаях успеха больше, чем другие. Хотя сейчас я, наверное, не стал бы делать некоторые вещи, которые делал в молодости. У меня просто энергии не хватит. Пусть этим займутся мои ученики. А нам можно отдохнуть. Нам же не надо делать вид, что мы собираемся распять каждого, кто считает себя Иисусом на кресте.

ОФ:

Но это весело.

РБ:

Наверное, ты прав. Каждому надо хоть раз сделать что-то подобное.

РБ:

Это намного лучше, чем шаблонный пример: «Я слышал, что вы когда-то были плотником». Это оказывает намного более сильное влияние. Даже удар. Когда ситуация наносит удар, это полезно. Я часто переводил людей в измененные состояния сознания и создавал условия для удара.

Я намного больше знал о том, как привязать человека к кресту и разжечь под ним костер, когда был моложе. Но отношение к проблеме осталось. Очень важно создать такое эмоциональное состояние, когда я могу привлечь внимание людей к самым важным вещам в жизни – к самой жизни. Это я и буду делать. Многие «нормальные» люди живут своей жизнью. Но окружающие могут не обращать на них внимания, считая их жизни слишком простыми и неважными. Например, иметь семью – это очень важно. Хотя многие считают это обычным явлением.

Юмор – это самый лучший катализатор чувств и хорошего настроения. Смех – это лучшая терапия. Это все знают. Об этом все говорят, но мало кто этому следует. Всем известно, что смех и веселье помогают учиться более результативно и эффективно. А теперь вопрос: как часто вы слышали смех в классе в любой школе?

Везде установлены правила, которые запрещают смех и веселье во время обучения, несмотря на то, что это помогает учиться более эффективно. Вот почему на моих семинарах, когда я учу людей, они всегда смеются и очень весело и с пользой проводят время. Они лучше запоминают и обучение более эффективно в этом случае. Вы можете себе представить группу играющих детей, которые не смеются? Представьте серьезного и погруженного в раздумье малыша, который играет с машинкой, ни разу не улыбнувшись. Они тогда ничему не научатся.

ОФ:

Учитывая все это, как мы сами можем выработать умение смотреть на вещи с юмором? Находить в проблеме смешное и смеяться над ситуацией, глядя на нее с другого ракурса? И как мы можем научить этому других?

РБ:

Прочти книгу Фрэнка Фарелли «Провокативная терапия». Это всегда будет полезно. Касательно комедиантов, например, очень часто бывает, что у них в жизни вообще нет чувства юмора. Прежде чем найти принцессу, приходится перецеловать тонну лягушек. И так во всем. Вы можете прослушать сотни юмористов, и только один из них окажется действительно человеком с чувством юмора. Они не будут смешными все время, и ожидать от них этого бессмысленно. И вы должны уметь распознать разницу между тем, что смешно, и тем, что не смешно, а не разницу между тем, что должно быть смешно, а что не смешно.

Многие люди не могут обрести чувство юмора, потому что они не «светятся». Они не смотрят на вещи и на ситуации с той точки зрения, которая помогает понять, какие это глупые и смешные ситуации. Они не могут выработать такую точку зрения. Не могут взглянуть с перспективы смеха. Они спрашивают себя: «Нравлюсь ли я людям?» и «Что в этом смешного?». Один парень из Индии спросил меня на семинаре: «Доктор Бэндлер, я изучал работы Грегори Бэйтсона и все время спрашиваю себя, нахожусь ли я в комплиментарной или в мета-комплиментарной позиции. А вам, похоже, это не важно». Я ответил: «Да. Совсем не важно. Находишься ли ты сейчас в мета-комплиментарной позиции?». Он ответил: «В данный момент нет». На что я сказал: «Вот именно. И я не спрашиваю, знаем ли мы это с тобой. Но если ты задаешь вопрос, то должен получить на него ответ».

«Я только спрашиваю: весело ли нам? – сказал я. – Так что не спрашивай меня завтра, будешь ли ты в мета-комплиментарной позиции или нет. Спроси: весело ли тебе?» На следующий день он улыбался, смеялся и получал огромное удовольствие от семинара. Хотя накануне он сидел очень серьезно и ни разу не улыбнулся, будучи погруженным в свои мысли. Выбор за вами – «осветить» человека или нет.

из книги Conversations with Richard Bandler:  Two NLP Masters Reveal the Secrets to Successful Living

by Richard Bandler, Owen Fitzpatrick

Нет комментариев