Blog Диалоги с Ричардом Бэндлером: Моменты просветления и Пограничные точки

ОФ:

Что ты думаешь о моментах просветления и об их важности, когда ты помогаешь людям меняться?

РБ:

Просветление может наступить по-разному и в разные моменты. Иногда мы должны их создать искусственно. Я имею в виду, что иногда при работе с шизофрениками я использовал огромные цветные голограммы дьявола, входящего в окно. Весь смысл в том, чтобы взять ту реальность, которую разделяет клиент, и усилить ее до точки, когда он уже не может больше ее выдержать. Он не собирается терпеть негативные эмоции. Нужно достичь такой точки, когда любые последующие шаги приведут к возврату в нормальную реальность или к изменению жизни.

Некоторые люди садятся в маленькие лодочки и плавают по океану, рискуя жизнью ради шанса на небольшую свободу. Иногда они погибают. Большинство людей не настолько смелы. Но если их погрузить в соответствующую ситуацию с соответствующим внутренним состоянием, они найдут в себе смелость. Я искренне верю в способности человека к большим изменениям и применению всех ресурсов в критических ситуациях.

ОФ:

Я думаю, что, учитывая все последние события в мире, теракты 11 сентября, войну с терроризмом и пр., мы все должны хоть раз испытать чувство просветления, будучи людьми. Что же мы можем сделать, чтобы с пользой использовать эти моменты?

РБ:

Мне кажется, что наша задача — настроить клиентов и учеников таким образом, чтобы они всеми фибрами своей души стремились бы к нужному направлению. Цепи свободы – это те страхи и сомнения, которые есть у людей. Я смотрю на то, что сейчас происходит в Штатах, и понимаю, что правительство старается всех напугать.

Все меры безопасности только укрепляют цепи страха вместо того, чтобы внушить уверенность в безопасности. Когда я последний раз летал на самолете, меня не смогли заставить чувствовать себя в безопасности. Я почувствовал себя, как в России в 38 году. Всех заранее подозревали. И дело даже не в самих мерах и не в досмотре моего портфеля. Дело в том, как они это делали. Они вели себя так, словно я потенциальный террорист. Нет бы сказать просто: «Господа, мы сейчас быстренько осмотрим вещи всех и найдем злодея, если он здесь есть». Они ведь могли, осматривая вещи, сказать что-то типа: «Интересно. Надо же. Все в порядке. Хорошего вам отпуска и мягкой посадки». Но вместо этого они сказали: «Встань за линию, иначе мы тебя пристрелим». Вы меня извините, но подобному не место в свободной стране.

Я внимательно наблюдаю за разными странами. За Мексикой, например. Она сейчас просто расцветает как страна. Да и Ирландия уделяет внимание ценностям свободы намного больше, потому что революция там была не так давно – с 1916г. прошло немного времени по масштабам истории. Люди еще не забыли, за что они сражались. Да и правительство еще не накопило столько оружия, чтобы всем угрожать. Но стоит отправиться путешествовать, как вы начинаете замечать, что на земле очень много мест, где у людей нет свободы. Осознание этого начинает оседать в их головах. Они начинают бояться. «На какой бы самолет я ни сел, его могут захватить или взорвать». Самое безопасное для полетов время было сразу после 11 сентября, потому что тогда стали очень внимательно относиться к тому, что кто-то проносит на борт.

После 11 сентября я ни разу не летал и ни разу не слышал, чтобы кто-нибудь сказал: «Мы проверили весь багаж и сделали все, что можно… этот полет абсолютно безопасен». И хотя это может показаться столь малым, на самом деле это очень много. Именно это я делаю со многими клиентами. «Я закончил. Я проверил у вас в голов все, что возможно. Мы с вами избавились от неприятных мыслей, и теперь все будет хорошо». Этого, конечно, недостаточно, чтобы избавиться от всего мусора в голове клиента, голову надо наполнить хорошими и полезными вещами. Иначе он снова наполнит ее еще чем-нибудь более плохим.

ОФ:

Т.е. людей надо подвести к моменту просветления, чтобы они достигли пограничной точки? Но что такое вообще пограничная точка для кого-то? Что ее создает? Другими словами, что должно произойти с кем-то, чтобы он переступил этот порог? Чтобы он стал сильно замотивированным изменить свою жизнь?

Он ответил с улыбкой.

РБ:

Это вечный порос. Для каких-то людей это смерть. Для каких-то людей развод. Некоторые просто доходят до порога, когда они больше не могут терпеть боль, которую сами себе и причиняют. Некоторых же надо толкнуть за это точку и заставить их понять, что все изменилось.

На самом деле этот механизм находится внутри самих людей. Это очень важный механизм, который позволяет людям ассоциироваться с одним и диссоциироваться от другого. Он заставляет их говорить: «это я» или «это не я». Этот механизм позволяет нам пережить очень тяжелые ситуации, такие, как смерть близкого человека.

Он помогает нам влюбиться и разлюбить. Он накапливает опыт, пока мы не приблизимся к порогу, к пограничной точке. Вопрос в том, что ему нужно провести X экспериментов за короткий период времени. В противном случае люди могут страдать годами.

И людей к этому порогу подводят не только терапевты. Достаточно кому- то просто переполнить чашу воспоминаний о том, как он, например, часто терял работу. Разум переполнится, и человек решит, что с него этого достаточно. Люди слишком часто говорят о верблюжьем горбе. И иногда действительно им надо стать верблюдом, чтобы это осознать. Иначе они будут тащить за собой весь этот бред годами.

Один из самых важных видов опыта человека – это когда он подступает к этому порогу и понимает, что с него хватит. «Больше никогда». Это меняет ваше внутреннее восприятие вещей, ваши мысли о них. Как только вы поймете этот механизм, вы легко сможете направлять вашу активность более полезным и эффективным способом. Однако многие люди все делают наполовину и остаются нерешительными. Они не доходят до порога или постоянно отодвигают его. Они ходят вокруг да около, но никак не могут подойти к точке, у которой они смогут сказать: «Пора с этой ерундой заканчивать. Я собираюсь сделать по-другому и узнать, что получится».

Лучше всех знают, как пользоваться этим моментом, великие музыканты и художники. Они могут не писать картины ежечасно. Так же не поступают и великие писатели, как, например, Роберт Антон Уилсон. Он как- то сказал мне, что заставляет себя писать по 2-3 часа в день, чтобы дисциплинировать себя. И совсем не важно, был ли он ранее дисциплинированным или нет.

Бывает момент, когда мы можем решить, что изменимся. Что мы станем другими. Если мы внимательно просмотрим то, что содержится у нас в голове, мы сможем отметить: вот этого мы не смогли сделать, вот этого мы не достигли из-за отсутствия дисциплины. И со временем наступает пограничная точка. Мы подходим к порогу. Я думаю, что, как и моменты просветления, такие моменты можно создавать искусственно, но они могут происходить и случайно.

Иногда с людьми случаются ужасные вещи, они опускаются все ниже и ниже, и только достигнув дна, они достигают порога. Но и тогда они могут продолжать ползать вокруг, бормоча всякую ерунду. Многие осознают свое правильное направление в жизни, но не могут на 100% отдаться этому направлению. Они постоянно концентрируются на плохом и создают негативные чувства. Когда же происходит что-то хорошее, их разум, создавая позитив, останавливается и сам помещает себя в точку, в которой он знает, что ему надо делать. Люди сами должны давать себе задания. Сами должны их проверять и оценивать. Они должны начать мыслить позитивно.

из книги Conversations with Richard Bandler:  Two NLP Masters Reveal the Secrets to Successful Living

by Richard Bandler, Owen Fitzpatrick

Нет комментариев